Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Сборник «Единый Талант»


­Кульков Виктор Константинович
(лит. псевдоним Пётр Лирэнский)
поэт, поэзии талант прозы
рожден 13.11.1984., г Судогда


1.11.2016 - 13.11.2016
Сборник «Единый Талант»

1. Обновление
2. Подводка
3. Сожаление
4. Одинокий рассвет
5. Интимная разминка
6. День рожденье и день смерти
7. Пьяница и трезвенник, умный и глупый.
8. Шрамы и тату
9. Солдатские щи и купеческий счёт
10. Утренняя дороженька
11. Блоки
12. Честность
13. Мимо
14. Вымирание
15. Уничтожение
16. Одинокая птица
17. Небесная ртуть
18. Ночной холодильник
19. Один плюс
20. Быль - не быль
21. Частушка
22. мгновения утраты

1. Обновление.
Природа старая кругом –
Повисли листья, плача тихо
К земле не много хрупким льдом
И падают – не слышно эха
От звука их – остался я
Один, ждав, смерти не минуймой,
Но жизнь ты яркая моя
Теки талантом всё, минуя.

2. Подводка.
А климат о севера данный
Холодный не праздничный день,
Я бросил отменную манну,
Уже не люблю словно тень.
Она продолжала затеи
А лодка плыла в океан,
Штурвал не смыкая – потери
Познал запоздалый туман.
Моряк испытал все лишенья,
Картошку от голода жрал
От волн он принял униженья
Корабль свой вытеснил жал.
На ноги сапожки защиты
В глазах не пролита слеза.
Ум, чувство – по телу все щиты,
Друг другу открыты глаза.
Давленье и температура
Я в армии жаль не служил,
Здоровье и нервные туры,
Я жизнь на гражданке прожил.
А сердце работу должает
Оружие слово Своё
ТТ – пистолет обновляет,
Война – я солдат о – её.
Друзья, а я мичман в подводке
Я вод глубины не боюсь,
Солдаты не гибнут у сводки,
А я в океан окунусь.
Друзья дороги подводка
От любви спасла моряка
Таланта поэзии сводка,
Чья праведна в жизни рука.
Про пищу забыл насовсем я,
Про воду Её полюбив
Четыре брони, только тремя
Под высь жизнь одну истощив.
Не голоден я, только ныне
Гроб красный поэта возьмёт.
Останется слов вся равнина
Без слов, смерти только помёт.
Моряк не вернулся из боя
Подлодка из Курска легла,
А я не служил и собою
Зачем жив – вечерняя мгла!

3. Сожаление.
К душе отношусь только строго,
А я лишь почти не дышу,
А девственность дышит у рога,
Её потерять не спешу.
У моря штурвал до могилы,
А жалко в войсках не служил,
С такою отменною силой
Я жизнь на гражданке прожил.

4. Одинокий рассвет.
А девственность наша святыня,
Не тает, как в снег в холода
Талантам тепло, словно дыня
В пустыне без женщин в года.
Мертвецки, а хочется секса,
Но можно его миновать,
Засунуть член в логово кекса
И так же, как в бабу кончать.
Любовь – это мозг, между ног
Инстинкт проливает свой свет,
Все женщины зло у берлог,
Мужской одинокий рассвет.

5. Интимная разминка.
Физически крепок я телом,
И духом устойчив – не зря
Работаю мозгом и делом,
Встаю, коль встанет заря.
Физически силен и крепок,
И девственен, слов не рушим,
Зимой я ведь в шапке, не кепке,
Мужик я, не барин и щи! Х-эм!
Я ем по утрам, и зарядку
В труде выполняю и баб
Я всех игнорирую, грядку
Без секса, вскопаю ухаб.
Инстинкт – про-дрочу и немного.
О, да удовольствие – лишь.
Зато я один и в берлоге
Мне люба ночная лишь тишь.

6. День рожденье и день смерти.
День не тает с рассвета прохладный,
Не исчерпан поэта ресурс.
Я остался один, ну и ладно
Чистый, девственный, мягок и рус.
В день рожденье 2016
Я мертвецки 13 ноября,
И трезв, и у двоен у шерсти
С чёрным кофе в свои 32.
Я пить не советую людям,
Любить не советую им,
Талант развивай и по будни,
Живи для себя, не гоним
Ветрами. И можно, и нужно,
Машина, и робот, и кровь,
А жизни убогой все ножны,
Убрать всю проклятья любовь.
Моргнуть не успеешь – могила,
А жизнь для себя проживи.
Там листья проплачут у ила,
А жизнь пока есть – ты живи!
А то не успеешь – в солдаты
От армии я откосил
Во имя таланта и даты,
Я жизнь на гражданке прожил.
Я должен был просто учиться,
Чтоб слова талант уберечь,
Чтоб я в Дагестане 2002 мучиться
От смерти в 18 не погиб речь.
Природа богаче и краше,
Оружие есть, коль война,
ТТ – пистолет и в парашу
Низвергну врага, коль она….
Не плохо, прожил, жизнь отменно
Талантом, вот годы уже,
А может, не станет и меня –
Закроют землёю в меже.

7. Пьяница и трезвенник, умный и глупый.
Пока алкаш пирует на вагоне
Без дела в гротеске страдальных слёз,
В тулупе плачется за счастьем в гоне,
Валяясь пьяным в лоне новых поз.
Его жена в слезах с детьми гражданка
Всё мужа ищет, сделал проще я
Всё для себя, лишь труд и на лежанке,
Я не провёл и ночи, и не дня.
Дал пил когда-то и курил, а ныне
Отменный трезвенник, спортсмен, купец,
Я зеркало смотрюсь, как небо на равнину,
Усеянную хлебом-золотом в конец.
Пусть водочку сосед мой поглощает,
Ему в займы и рубля не подам,
Лишь посмеюсь, земля так упрощает
Людей не нужных смерть не по годам.
А живу талантом и в малине,
Пусть зиму хладную трудом перепахал,
Без жён и кредитов, детей, в калине
Все руки пусть, я честен – не нахал.
Смекайте, люди, все и не герои,
Как я живу, и как живёте вы
С проблемами на заднице и геморроем,
Я без проблем в труде , зато в халве!

8. Шрамы и тату
Татуировки сделают шпана крутая,
В жизни полный нуль и ничего,
Служить не пробовали, корабли латая
В войсках морских, не просто ого-ого.
Я не служил, но я талант от слова,
И бронь моя от армии талант,
Чтоб себя жить, жизни всей оковы
Для лодырей из стали хиромант.
А что тату, блат мерзкий и не нужный,
Вот шрамы вены, резанные в кровь,
Вот это блат из крови нож из ножны
По венам, давшим по моим – любовь
Была к Одной. Мне не было так хуже,
Бывает только в жизни лишь трудней,
Когда живёшь, голодный и простужен
В расцвете молодости и с талантом дней.
Ношу я ныне свитер, не рубаху,
Меня шпана за шрам не оскорбит,
Когда сама зимой вся мёрзнет с страху
И с водки по помоям злит.
Зато я сыт и весь такой хороший
Искусством занят, весь в труде один,
А мне завидуют те пьяницы из рощи,
Когда меня гоняли целый день.
А я смеюсь – придурки вы женились
И вот на нищие зарплаты вы детей,
И злобных жён кормите и любитесь,
А я вас оказался дальновидней и умней!
Носите вы татуировки, как музеи
Свой носит скорбный, дряхлый эшафот,
А я живой и в райском мавзолее
Живу, плача прекрасный жизни грот.

9. Солдатские щи и купеческий счёт.
Зелёные и деревянные, златые денежки
Фартовые, красивые – купюр шальных бока,
А пусть всех женщин-гадин ноженьки
На две сменяю водки, коньяка
Бутылки, чем всех гадин ненасытных
Кормить за слабость в жизни уважать,
За нервы и нервозность мытых
Всех змей поганых в шубы одевать.
А лучше деньги сыплются пусть с неба
На счёт коммерческий на пенсию купца,
Чтоб в старости талант был сыт, одет и хлебом,
И с яблонь не валил любовный дым супца.
А лучше щи пустые приготовить
И самому на долгие года,
Таланту посвятив и творчество готовить
Чем женщинам отдать жизнь навсегда
Пустые щи с простым мужицким хлебом
И с девственностью жить лишь для себя,
Кому лишь как, а то с молитвой к небу,
А мыслью в космос праведный летя.

10. Утренняя дороженька
Бесконечная дороженька с рассвета,
Где конец пути мне не узнать,
Вся в делах и словах – вся планета –
Целый день в заботах не унять.
Мне улыбнётся солнышко с зарёю
А женщина улыбкой не гляди.
Мой путь один не лёгкий и с корою
Берёзовой, чтоб сок налить в пути.
В пути, котором ни одна зараза
Из женщин мне не запретить шагать,
До бесконечности идти и разом,
И одному под лучей солнца рать.
Ты не гляди, о, баба, мне соблазном
За изнасилование девственности вас
Я ненавижу слухом, жизнью, взглядом –
Моя одиночества священный, мощный час.
Улыбку солнца тихо принимаю,
Луны улыбку – ваш ехидный смех,
Поэт не замирая, отвергает,
Вы только лишь для родов и потех.
В Одну влюблён я был когда-то зверски,
Но чувствами своими овладел,
И даже к Ней я отношусь так мерзко,
Что жизнь не Ей, словам и лону дел!

11. Блоки
Под Кризис наступила блокада
Трудился, не пил, не гулял,
Пшеницы полны мои склады.
Силён я и трезв, и не вял.
От стужи подохла синица,
Но жив, я остался талант,
Родителей погибла птица,
Но жив, сын отменный атлант.
Блокада 2016
И Кризис – нам нечего жрать,
И хлеба голодны шестерни
Мы кровью лишь мажем, как жать
Прохладное солнце помажет.
От голоду только умрём –
Попадаем с холоду в межи
Под Кризис смертельным ремнём.

12. Честность
А воровать не хорошо,
Имущество не брать чужое,
И не ходи в кабак – грешно,
Ты дома выпей – о, святое.
Моё коль тронешь в добрый час,
Живьём в могилу закопаю,
Будь честен, а добра на нас
Всем хватит, и об этом знаю.
Будь просто честным человек
И женщин презирай жестоко
В жестокий наш, суровый век,
И одиночество у тока.
А коль талант – ты поступай
Правдиво и так справедливо.
У купчих не бери их пай,
Они работают не лживо.
Уважь купца и мужика,
За стол он пригласит, коль выпить,
Накормить, споит кулака
Не даст – закон в деле лепить.
А если надо и поможет,
Но честным будь ты человек,
А коль война купец быть может
Тебя спасёт в жестокий век.

13. Мимо
Я победил Тебя проклятая любовь
С Тобой хоть увидеться и больше,
В глаза поэту посмотри и кровь
Мою пролить, не стыдно баба дольше.
Меня ты станешь только в жизни ждать,
Слезу свою на щёчку лишь уронишь,
А Тебя уже не стану ждать
Святая Женщина, свою я нишу
В поэзии и прозе стук колёс
Нашёл, без рельсов едет слова поезд,
Тебя мне жалко Женщина до слёз,
Но я один – любви мне чужды гнёзда.
Не жди меня – со мною правды крест
И не грусти – одна осталась в жизни,
Я годы ждал свободы млечной вёрст,
Освобождён – поэта ждёт отчизна.
Тебя я вытерпел – свою любовь,
Теперь мне праведная слова воля,
Во мне течёт лишь девственная кровь,
Купеческая мужика вся доля.
Поиздевалась ветки лоз один
Я гну ольхи, берёз и лип родимых,
Ты не заметила рожденья день
Мой, мимо шла, иди и дальше мимо!

14. Вымирание
В Кризис город заткнул свои брюха порой
Люди спрятались хладно в палатки,
Только тысяча дел, яму смерти не рой,
И не пей, не кури лучше латки
В хлебом крепче вези, не женись для себя
Ты работай, служи – в своём доме живи,
Сочиняй и не пей всё купец для тебя
Капиталом своим в банке ты дорожи.
Пусть спивается люд, дети с голода мрут
Когда мать и отец пьют без дела кругом,
Не женись для себя ты живи в время смут,
И не пей крови ром, ром из крови лишь ром.
Листья с снеге дрожат я Тебя увидал
Деву ясную дня и Одну лишь у зал,
Но один только я, и Тебя избежал
В роще снежной у дня 0 одинок я и ал.
Пьют-гуляют всю ночь пусть мужья до утра
Поработаю в ночь просто тихо и я,
Но зато сыт, богат и талантлив ура,
Не женат и живу лишь один для себя.
Пусть гитары звенят забулдыги все пьют
А семьи в нужде при гулянии мрут
Только я посмеюсь ныне трезвенник дня
И уже не влюблюсь таланты льда и огня.
Город Судогда лишь в Кризис тихо уснул
Населенье вымерло тихо с голоду всё,
Ещё девственность в смерть жизнь повергла всю в нуль,
А талант лишь един и ликует лишь весь.

15. Уничтожение
А бабы – зло, убыток и ненастье,
Кто одинок, тот счастье лишь постиг,
Кто резал вены жизни у запястья
Кто выжил в крови и себя постриг.
Да в Ней скажу души во всём не чаю,
Но не позволю девственность украсть,
В последних время тихо замечаю,
А девственником лучше умирать.
А многие обет, нарушив, предав,
Талант свой погубили зря,
Не девственность, а мозг, талант, изведав,
О том горит небесная заря.
А женщина – шалава, только вскрою
Всю правду им не надо в жизни жить,
Мы умираем, девственность у рая,
А мне таланту в гробе только быть.
Настанет день меня, скорей не станет
Тебя я дева тихо отхватил –
Заря от зависти а кровью тянет,
Талант Тебя, о, стерва, победил.

16. Одинокая птица
Твои глаза прекрасные как небо
Ты взглянешь прямо –скоро умирать.
Мой дом лишь Твой, твоя заря у хлеба,
Ну я, а девственник зимою рать.
Снега по сердцу чистым, алым хлопком
С небес в Тебе лишь Девица летя,
Я поражён и исцелён так боком,
Мои таланта зрелые лета.
А я здоров, скрывать о том не смею,
Всё для Тебя, но жизнь мою ломать,
Тебе я женщина, а подойти не смею,
А мне в одиночестве коротать.
Один лишь раз Ты вспомни на разминке,
Я дом, себя, талант, да уберёг,
На смене я не шёл с поклоном к минке,
Умён и дальновидней рог.
Я в ноги кланяюсь, а лишь талантам,
Велосипед по снегу я прогнал,
Но не упал, шипы колёс атланта,
А я один талант всех слов у зал.
А мне хирург от Судогды наш Бусел
Иосиф Яковлевич – память, жизнь да спас
Поэту и писателю у русел
Реки словесности, а в трудный час.
До слёз мне больно, просто не скончался,
Таланта жизнью просто рисковал,
Я с Девицей, а нет не обвенчался,
И сделал правильно, остался жив и ал.
Змея, о женщина Тебя я ненавижу.
За безответную любовь и гроб всех слов,
Останусь, небо только вижу,
И голую ночь одиноких сов.

17. Небесная ртуть.
Если жизнь, а нравиться одна,
То влюбляться, я скажу, не стоит,
Одиночества прекрасная весна
Воздухом все лёгкие промоет
От любви проклятой и тогда
Брат вздохнёшь свободой полной грудью,
А любви вся нежная вода
В землю с снегом солнечною ртутью.

18. Ночной холодильник
Из-за вершин спустился месяц тусклый
На белом облаке в долину чуд,
Где маялись от зноя скалы,
Где маялся от жара люд.
Толпе бездарных градусов надутых
Он хладный градус странно в души вёл
От жара злых людишек скал опухлых,
Он холодком душистым обошёл.
Они увидели как будто в нём приветное.
Они услышали холодный белый шум,
Но не понятно им тогда заветное
Среди палящих и стервозных дум.
Заветное спокойствие, молчание
Им показалось зыбкою мечтой,
Он улыбнулся просто им отчаянно,
Ни слова не сказав, пустой.
Им не остыть, не развенчать кипенья
В потоки хлада, краски не унять
Соблазнов диких, женщин змеек пенья
Им на свободу нет не променять.
Из них ведь каждый свой талант природный
Уже в бездушной массе затерял.
Из них ведь каждая скала задорно
Лишь посмеялась, месяц и пропал.
Пропал в просторе утра, снова солнце
Их распалило до психозов спазм,
А месяц улыбнулся лишь в оконце
Небес, ни слова не сказав из плазм.

19. Один плюс
Не ел, не пил из-за чувства дурень
К милой совсем похудел дурак,
Лучше мясо, шашлык глупый олень
С водкой жрал, чем любить просто так,
Презирая баб на свете –
Обезьянок на планете.
Лучше б раньше по утру
В поле он встал родное,
Не страдая к ней «умру»,
А пахал зерно святое
Презирая баб на свете –
Обезьянок не планете.
Тот, кто раньше любил и чувства
Змеям, забывшись себя отдавал –
Растратил всю жизнь свою и искусство
Ради обезьянки на отвал.
Женщин надо презирать –
А за что их уважать?
Всех кикимор, проституток
Надо плетью угостить
И как стаю грязных уток
Солью в зады подстрелить
Не могли бы, чтоб сидеть
На мужском челне и рдеть.
Со мной талант и дурак влюбился
В Одну-Единственную, чуть свой капитал
Не схоронил с талантом, я бился
За жизнь, свободу, жить я не устал
А Ей рубля не подарил,
Так просто иногда звонил.
Не был с Не ю я в постели
Лишь в душе Её побыл,
Но талант меня от трели
Бабьей спас, что было сил!
Обезьяна – дева та,
Обезьянить – жить едва.
Столько бед я избежал по жизни
К Ней Одной я так не подошёл,
Бережёт меня, о, Судогда отчизна
Своего поэта и писателя, что дол
Девственный весною ранней солнце
Бережёт от засухи дождём,
Чтоб трава на нём росла от сердца,
А Её отверг я ночью-днём.
Да любовь несёт один убыток,
А разлука мигом стала в дар,
Я чешу свободный свой затылок,
А по Ней, да лучше перегар.
Презирая баб на свете –
Обезьянок на планете.
Не ел, не пил я тоже, да не давно
Одну лишь Женщину во всём любил,
Теперь я вкусно жру и молоко забавно
С икрою пью, и молод, полон сил.
Плюс один – живу без бабы
В одиночестве, что крабы.

20. Не быль и быль
Она мне обещала русской сказки
Прекрасной быть, подруга же Её
Сказала мне - «на голову от ласки
Она наделала трусики её»
А после ласок в тихой доброй ночи
Не той ориентации, ах, милая моя,
Я лишь скорбя, заплакал, слезы в очи,
А как могла, лишь верил только я
Моя Прекрасная, Святая злою, скверной
Меня хотела, лишив девственности посадить
За изнасилование, я не дурак и верный
Не переспал и девственен дурить.
Я Девицу свою избёг до смерти,
Её подруге лучшей поверил я,
Не подошёл, звоня, я к ведьме у двери,
Жизнь спасена таланта ведь моя.
Её орхидеями и розами от бога
Я не засыпал и не дам рубля
Жестокой, злой и скверной, только рога,
Что в Ней растут, расплавы в ад бурля.
Я сказки Ей, поэму Её жизни
Не посвящу, не гоже посвящать
Жестоким содержанкам, а отчизна
Меня от Ней лишь будет укрывать.

21. Частушка
Расступись гитара милая моя
Шесть лишь струн дадут фортуну слову,
А о Ней частушки лишь у дня,
Чтобы все смеялись без улова
Если Дева в одночасье
В возраст зрелый свой себе
Свои трусики на части
Смочит кровию в мольбе
А Она споёт не смело
«Я хотела девственника,
Но обделалась умело,
Подметя помёт веником.
«Я себя бросала в воду
И кричала, что хочу,
Но без члена в старость воду
Я проплача промолчу»
И споёт моя гитара милая
Мне Её любить, не подойти,
Облизнётся только лишь игривая,
Нижний мой цветок лишь в пути.
У меня встаёт, а к Ней огромный,
Только струнам ходу песне дам,
Кончу без Неё и скромно,
А себя Прекрасной не отдам.

22. Мгновения утраты
Говорю, а скоро гроб поэта
Ты сама приехать понесёшь,
Только бросила меня и это
При себе оставлю – иглы ёж.
Глупо быть – Твоих мне лживых ощущений
Не нужно – предала меня,
Я в слове, в чувствах, да скажу не гений,
Но я талант, Ты отвернулась ночь от дня.
Нырну в себе я отыщу весь смысл жизни
На шесть минут я в кому окунусь,
А на Твоей лишь совести поэта смерть, отчизна
Меня согреет землёй сосен лес.
Я головою бычьей опирался
И думал о Тебе, как плазм,
Тебя я не достоин и отжался,
Теперь и умирать лишь спазм.
Ты погляди – любимая – любуйся
Талант словесности умрёт лишь только Ты
А над о мною злостно посмеёшься,
Я без загадки чувство красоты.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 10.12.2021г. Виктор(Пётр) Кульков(Лирэнский)
Свидетельство о публикации: izba-2021-3211808

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская











1