Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Сборник "Сиротские песни России"


­Кульков Виктор Константинович
(лит. псевдоним Петр Лирэнский)
поэт, поэзии талант прозы
рожден 13.11.1984., г Судогда


2.02.2000 - 17.02.2000
Сборник "Сиротские песни России"

Играй гармонь трехрядная
Гармоника моя ,
Мехов - от горя - рядная,
Не глохни для меня.
Последнее отдавал - бойцам и безмощным,
Кто жить готов радо и красно,
Талант поэзии помогал немощным,
Сам последний кусок отдавал ясно
Перед жизни и неба мощами.


1. Коронная, сиротская
2. Иностранная
3. Мамка родная пропила
4. Под осинкою
5. Двумя бороздками
6. Бродяжка
7. Вокзальная
8. Беглец
9. Гармонь-сирота
10. Помню, рос
11. Беспризорная
12. Грустный сирота
13. Заряжка
14. Стук в окно
15. Святые спасители
16. Сытость и голод
17. Сироты-рыбачок
18. Плач о солнце сироты-труженника
19. Зимний путник
20. Могилка
21. Полет
22. Зимняя песня
23. Одна родина и земля
24. Приветная
25. Дайте, гармонь
26. Рабочее дитье начала ХХ века
27. Пой, гармонь
28. Тоска по родине и семье
29. Город есть такой
30. Путевая
31. Солдатская (Окаянный, голодный 1995)



1. Коронная, сиротская (мелодия "В землянке")
Над могилою тучи плывут,
Над плитою сидит сирота,
Смерть голодную тучи не ждут,
Только хмур опечаленный пруд.
Навалили на лес холода,
Не тревожит от сырости лист,
Нестрашны над землёй голода,
Пой же тенор, мой брат гармонист,
Эх, дорога, листва, да бурьян,
На дороге лежит сирота.
Он последние дни схоронил,
Он от голода пал у моста.
(повтор)
Жизнь мучимую лес погубил,
На обочине лёг сирота.
Что дорога о жизни ревёшь,
Не гудит, спит смирено листва,
Сытой доли никак не найдёшь
У дорог сиротина-глава.
Дни холодные смерть схоронит,
На мосту гробовой ляжет лист,
Пока голос могильный дрожит
Запевай сирота-гармонист!

2. "Иностранная"
посвящено сиротам и соотечественникам, погибшим, и вернувшимся домой, которых Нелюди-Злодеи продали в турецкое рабство.

—Я в детдоме одном родился,
В неизвестном селенье весной,
В восемь лет на асфальт подался,
А в двенадцать на труд заводской.
Там продали а Египет меня
На плантациях землю пахать,
Эх, сторонка родная моя,
По тебе мне придётся скучать.
По шестнадцать часов мучусь я,
Под палящим пахая огнём,
В ночь станки заводские, чиня,
Я пою под влияющим сном.
Откровенно сказать, тут братьёв
Бьют и мучают, на «части» сдают,
Тут херемы, дворцы и сады;
От виденья те стены ревут.
По степи я тоскую родной,
По бурьяну, гармони, домой
Доберусь, убегу ли, не знать,
Здесь не выжить рабом и дитёй.
Через Вену меня увезли,
Через море, а там и в Пески.
Жаль могила чужой мне земли.
Умирают рабы у «реки».
Эх, сторонка Россия моя
По тебе тосковать и любить,
Далеко похоронят меня,
Без тебя мне Россия не жить!

3. Мамка родная пропила
Крест шатается могилы,
Плачет в горе дождевом,
Мамка родная пропила
Сироту в соседний дом.
Целый день не евши братец,
При труде в слезах стоит,
Слёзы тучи, как крапива.
С голодухи всё болит.
По пирам в тени невзгоды
Братца палкой бьют в бока,
Собутыльники-уроды
Добавляют кулака.
Ночью просит брат-сиротка
Милость битый у дверей
Мамке-пьянице на водку
Христа ради у людей.
Эх, не пей, прошу родная
Мамка-Русь моя не пей.
Много тысяч голодает
У могил больных детей.
Скрыл туман слезё бесследно,
Туча хмурая густа.
С песней в голоде победно
Пал рабочий сирота.

4. Под осинкою
Не плачьте сиротинушки
Топите слезки в мареве,
Голодного детинушку
Бар выпорол на зареве.
Сиротское пристанище –
Теплынь и пуща листвена –
Летом – добротно нищее,
Зимой – совсем убийственно.
Но ничего! С начинкою
Еще поесть обиженный
Ковригу, да с лучинкою
Мальчишка кратко стриженый.
Не плачь ты под осинушкой,
Сплетутся лапти новые,
Одежка, как лучинушка,
Мамкой еда готовая.

5. Двумя бороздками
Зимний лес пустой и редкий
Снег пушистый уложил.
Из-за тучек месяц меткий
Сквозь деревья просветил.
Появились взору любы
Две бороздки от саней;
Что дорога в форме гроба
Пролегла вдали ровней.
Кто ль не шел морозной ночью
Средь осин по ней с моста:
Я – детдомовец рабочий,
Ты – крестьянский сирота
Шли и многие. Тропинку
Знаем точно наизусть,
Как и каждую осинку,
И березки каждой грусть.


6. Бродяжка
Под солнцем свободным, над чистой водою,
Над полем румяным всё ворон кружит,
Он к цели заветной, прелестной весною
Под солнечным светом свободно летит.
Но выстрел мгновенный, — нет веры и цели,
Упал в камыши он крылом, трепеща,
И чуть пошатнулись высокие ели,
Уходит стрелок по тропе, не спеша.
Уходит мальчишка тропою безвестной,
Голодным остался, он труп не нашёл,
Погибнет, замёрзнет он в ночь; неизвестно,
Как длинен и труден, раскинутый дол.
Разбита, его жизнь тяжёлою долей,
Как ворон стремился он в свете святом,
Но день оборвался тюремной неволей
Без жизни, без счастья за краденый корм.

7. Вокзальная
— Подайте люди милые
Слепому сироте,
Подайте голодающим
Калеке и певцу.

Лишенья с детства испытал,
Слезами клянчил по вокзалам,
Я малолетства воровал
И лазил по тугим карманам.

Кричу с повязкой на глаза,
Подайте люди голодранцу,
А щёку жжёт огнём слеза.
Зачем родила оборванца.

Бежал, укрыться бы, да вот
Поймали, сдали люд за шмотки,
Украл, попался, сел на год,
А там несладко за решёткой!

8. Беглец
Зимою в замёрзших полях
Мальчишка шёл жизнь, проклиная,
С пакетом худым на плечах,
От астмы больной, умирая.
Резина на тощих ногах,
Трико всё пошито в заплаты,
Дырявая шапка на нём,
Пошивка тюремной палаты.
Он с каторги в тьму убежал.
Сидел за печенье дни-ночи,
Нет, силы идти, он устал,
Присел, нет стоять уже мочи.
И тухлый кусок достаёт,
И ест, и водой запивает,
И что-то он мямлит-поёт,
И вскоре в снегу замерзает,
И тело крестом всё святым
Лежит, позабыв все обиды,
Метель, поднимая над ним,
Тут ветер поёт панихиды.

9. Гармонь-сирота
Выходи гармонь родная,
Песнь детдомовскую петь,
Заводись, слова седлая,
Эх, родная, так и спеть!
Горячо сидеть на камне,
Мне нестрашно голодать:
На работе в пилораме
Будут деньги выдавать.
До могилы я с тобою,
Ты со мною навсегда,
Неразлучны мы судьбою
Эх, гармошка-сирота!

10. Помню, рос
Помню, рос в детдоме я,
Голодал с братьями,
Эх, ты жизнь горька моя,
Слёзы за плечами.
Помню я родной завод,
Сменные работы,
Да голодный, тёмный год,
Падали сироты.
Покалечил труд меня,
С голоду стал вором,
Так на каторгу попал
В рудники Сибири.
Голод-холод, да зима,
В теле боль мучима,
Эх, пуста моя сума,
Жизнь бедна, ранима.
В интернате детство вёл,
А родился в поле,
По дорогам мёрзлым шёл
Я в сиротской доле.

11. Беспризорная
Горят леса зеленые
Невиданным огнём
И дети закалённые
Идут к дороге днём.
Огней лучи высокие,
На рану пуд сольцы,
Где матери далёкие,
Где родные отцы?
Гремят, под песнь скитаются,
Обхаживут поля,
До ночи тёмной молятся
У красных стен Кремля.
Махает знамя русское
В прохладной вышине,
Стоит чадо убогое
В открытой стороне.
На фермах наработались
В трактирах и теперь
Калеки, ждут здоровые
Подаст ли Дядя в Дверь?
Бытьём слезы воспитаны,
Два миллиона их,
Во всём везде испытаны
И будущее в них.
Зимой морозы стойкие
В гробы их унесут,
Но самые и бойкие
От голода сбегут.
Огнём лучи высокие
На рану пуд сольцы,
Где матери далёкие,
Где родные отцы?

12. Грустный сирота
Уже кончается весна,
Сады в зеленое одеты
И ты лишь только сирота
По-прежнему голодный летом.
Убитый горем мамку ждешь
В стенах облезлых утром где-то.
В слезах сияющих идешь
Очей, не радуясь рассвету.
Уж птицы рано голосят,
Деревья, садик и качели…
И первый хитрый взгляд лисят,
И первый луч для них под елью.
Не плачь, пройдет голодный лет.
Забудь сиротское ты горе.
И будет мамка, и обед,
Сготовленный ее руками.
Пойдем же в садик сирота,
Где бегают, играют дети,
И песни звонкие поют,
Где детство без забот проходит.
И тут ответил сирота: -
Куда ж пойду я? Мне с рассвета
Идти на пилы у моста,
В обед просить на хлеб по свету.
Нет мне веселья не дано
И светлой радости, и детства.
Я вижу только жизни дно
И порку барскую, и скотство.
Я с малых лет больной в труде.
Не суждено мне встретить лета,
Подобно малому дите.
Лишь безысходность жизни этой!
Другим пусть греет солнца луч,
Другим пусть травка зеленеет,
Другим пирог румян, пахуч,
А мне лишь голод-холод веет.
Такая доля сироте –
Не петь веселые мне песни.
С рукой просящей на мосте
Петь о нужде и бедах песни.

13. Запряжка
Скудна голодна лачужка
Обветшалого угла
В огороде – на крест чушка
В образ рваного пугала
С меньших сил везет тележку
Братец меньший на мосте,
Ноги с скрипом вперемешку
Прейди сила к сироте!
На нем ветхая одежка
Ситца грубого в грязи.
Медный взгляд его в окошко
Ноги – вези, не вези?
Мимо церкви он проходит,
А из глаз, как два ручья,
Крест святой рукою водит
Под березонькой-свечой.
Постоял и дальше ноги
С треском, высохших колес,
Еле-еле по дороге
Ближе к дому через лес.
Дай же силу в жизни этой
Сироте и хлеб, и борщ,
Мать, отца, что им воспеты
По утру медовых зорь.

14. Стук в окно
Постучал в окно мальчонка –
Христа ради дайте хлебца
В эти бедные ручонки
В заморожены до сердца.
Нету мамоньки родимой,
Нету папеньки, а нас
Семеро детей, а Дима
Восьмой брат – голодный час!
Наша хижина промозгла,
Как и мы все до костей.
Пуст сарай под срезки, угли
Жизнь без хлеба и вестей.
Мерзнем мы зловещей мглою,
Детям некуда пойти,
Мы – забыты, мы – изгои
На невиданном пути.
Вскоре мы поникнем тихо,
Как осенняя трава
И могилки наши лихо
Разнесет зимы молва.

15. Святые спасители
У окон сиротских интерната
Собрался сочувствующий народ
Слушать звонкий тенора раскаты
Слушать песни братства и свобод.
День второй певец не кормлен, только
По утру к работишке гоним
Плеткой барской, а народу сколько!
Будет сыт детдом сиротский с ним!
А певец с гармонью не смолкает
Звонит песней до полей-полян.
Вот в дверях детдомовцы мелькает
И ладошки тянут сквозь туман.

16. Сытость и голод
Ах, зеленая капуста
Посинела и свежа.
Животы сиротски пусты,
Как прокопана межа.
И земля совсем притихла
В огороде у забор.
Покраснели клены, лихи
И лугов соседний бор.
И легко сердечко бьется.
Урожай хорошо и сыт
Будет сирота, смеется
Над зимой, когда забыт.
Широко свекольно поле,
Жирно стадо, хлеб – все есть.
Голоду – намокши колья,
Сытости – поклон и честь.
Холодна трава у речки,
Оголен осинки куст,
Но тепла сиротка-печка
И не пуст теперь живот.

17. Сирота – рыбачек
Звезд теплынь, луна двурога
Упадет вот-вот в луга.
Рыбачек шел по дороге
В деревенские стога
По пути рыбак-сиротка
Огонек малой разжег
Подле речки, дачной сотки
Карасей в углях запек.
А над ним росистой склянкой
Плача, нива-мать звенит
Стряхивая серебрянки,
Чтоб сыночек был умыт.
Омут вял и тих речистый
Берег с икрами крутой
Сирота голодный, чистый
Есть, над свежей берестой.
Пролетел над спящим древом,
Просвистав, младой кулик,
Не задев листву и влево
На щемящий, братский клик.
Тишина кругом и поле
За рекой в тумане спит,
На обед немного соли,
Хлеба, и мальчишка сыт.
Полночь, в небе мокнут тучки,
Воздух влагою налит,
Гаснут сребристые лучки
В одеяле тучных плит.
Чуть вокруг похолодало
И взгрустнулось сироте –
Эх, сейчас б под одеяло
После чая на плите!

18. Плач о солнце сироты-труженика
Солнце спрячься за горою,
От работы отдохни,
Луч погаснет за тобою
И замученные дни.
Солнце облачком мохнатым
На часок закройся хоть.
Ты устал, о, наш вожатый,
Ты проделал долгий путь.
Что такое труд на лето?
Знаю я и знаешь ты.
Ах, работушка – с рассвета
И до поздней темноты.
Обогреть холмы вершины,
Рощи, землю и луга,
Рода всякого долины
И повсюду берега.
Обогреть леса деревни
Города – и все бегом,
Да и все, и всех кругом.
Ты приляг, как я на бревна.
Завтра и опять по новой
Порка барская с утра –
И спина в струе багровой –
Как текущая заря.
Пчелкой снова в улье вить,
Мед для барина сбирать,
Мишкой лес под кнут грузить,
В поле пахарем пахать,
Урожаи собирать.
Потом на мануфактуре
За двоих-троих пыхтеть
И обед со снятой шкурой
Барам приготовь под плеть.
А под вечер лечь холодным,
Пот и грязь росою смыв,
Не согретым и голодным
Сиротой, о всем забыв.
Ты согрело всех и птичек
В малом гнездышке лесном,
В норке рыженьких лисичек
Всех! И дело лишь за сном.
Догорят, румяны вишни
И зеленые сады.
Солнце, спи! Лишь я тут лишний
Без питья и без еды.
Лягу тихо на поленья,
Ноги листьями прикрыв,
По себя сожму колени,
Чтоб теплее было мне.

19. Зимний путник
По волнистой льет дороге
Свет серебреный луна,
Минус тридцать понемногу,
Слабый ветер, тишина
Ночью светлой, зимней стужей
Юный беженец идет,
Пояс с голоду – потуже,
Песнь печальную поет.
Про далекую сторонку,
Про родимые края,
Про сожженную избенку,
О сенях, где шла заря.
В песне милое – святое
Долго слышится, но вот
Обрывается родное
И не слышно больше нот.
Он упал на снег дороги,
Кровь по венам не бежит.
Руки – лед, замерзши ноги,
Сердце больше не стучит.
А кругом лишь глушь – не боле,
Ни села, ни хат – а снег
Километрами – на поле
И лучей сребристый бег.

20. Могилка
Далеко месяц раненный
Слезиться сквозь туман
И чем-то опечаленный,
Плывет среди полян.
Морозы переглянуться –
– Замерзшие стволы,
С ветвями полем тянуться –
– Сухи, белы, голы.
А под одним сиротушка,
Могила без креста
И вдаль ревет сторонушка
Неясна и пуста.

21. «Полет»
Где дали вечерние,
Лёгкие крылья,
Не грешные, синие,
Белые пыли?
Куда улетает над скалами братец?
Стрелою мечты на пути, рассекая,
Всё выше мчит, выше, всё силы, теряя,
Под солнцем горячим наверх улетает.
Рискнул, на поющие
Зовы пустился,
На ветры несущие,
Скрылся, забылся.
Где дали вечерние,
Жизнь не такая,
Мечты озарённые,
Доля святая?

22. «Зимняя песня»
— Бледнеют пасмурные дали
Сиротки-сиротки
Настали пасмурные дали
Листва над землею шумит,
А нас ожидает работка.
Сиротки-сиротки,
Поесть у нас главна заботка
И ветер гляди не гудит.
По прежнему доля-сиротка
Слеза на метели.
В снегах замерзает опушка,
Деревья замерзшие спят
И спит сирота на могиле
На камне холодном.
И вечно ребенком голодным
Миллионы дорожных ребят,
Немало рабочих сироток
Рабочих сироток
Из трудностей разных погибло
И в ямах они все лежат.
На «части» кого продавали,
Кого забивали.
Держися, нет сдачи сиротка,
Верь светлые дни победят.
Товарищ нас жизнь призывает,
Весна проливная.
О том же гармонь запевает,
О том же цветы говорят.
Идут холодящие ливни,
Идут на ладони,
Поют соловьи из просони
С крестом одиноких орлят.
Идут запоздалой дорогой,
Под небом-тревогой.
Сиротство с рукою просящей,
Болью щемящей.
Нам много пройти предстоит брат,
Товарищ, товарищ,
Все выдержим верь мой товарищ,
Откроет нам силу весна.

23. Одна родина и земля
В детдоме я вырос,
Скитался к дорогам,
В сугробах зимой ночевал.
В труды нанимался,
По ягоды шлялся
На хлеб в магазинах менял.
Люблю я Россию,
Поля и равнину,
Обочины долги дорог,
Луга заливные,
Леса круговые,
Приют, города и порог.
Нелёгкая юность
Прошла на заводе,
В детдом холодном труда.
А вырос, учился,
Работал, пел песни
Под вечер, сидя у пруда.
И где б не скитался,
И не жил бы в свете,
Одну я Россию люблю
Красивую, светлую,
Горькую, бедную,
Одну я Россию люблю!

24. Приветная (на мелодию старой песни "Темная ночь")
Эх, небеса,
Цели жизни одной небеса,
Света, жизни, полно в вас огня,
Полюбил вас с наукой сестрой.
Помню тебя:
Сироту у станка и гармонь,
И слезу, и могилу, ладонь
На восходе златистого дня.
Эх, наливай
В праздник в стаканы вина
За великий и русский народ,
Выше родной поднимай.
Ворон кружит
По камням могильным стучит,
Гробовую тревогу хранит,
Эх, товарищ нас небо хранит.
Эх, небеса,
Мне нестрашно погибнут за жизнь,
В тебя верю Цветение-Жизнь
На земле трудовой, огневой.

25. Дайте гармонь
Дайте медную гармонь
Сироте-мальчишке,
Планки медные мои
Сироте-воришке.
Эх, пойдём братья мои
В поле петь широко,
Веселится и плясать.
Солнышко далёко
Глядь, уходит из небес,
Расстается с красным,
Покидает родный лес,
День прошёл напрасно.
Дайте медную гармонь
Хоть под вечер тихий.
Я сыграю что-нибудь
Радостно и лихо.
К чёрту плакать и страдать,
Голодать и хныкать,
Эх, пойдёмте на завод
За гроши работать.
Петь о счастье вам хочу,
Петь о солнце-круге.
Знайте, я не замолчу
И спою о друге.
Дали только сироте
Кремневые планки,
Убежали в лес втроём
Быстренько сиротки.
Под невольный песни тон,
Под великий голос,
Под сиротскую гармонь,
Разрыдались братья.
Газировки ледяной,
Выпила тут тройка,
Голос-тембр спел сильной –
Сирота-мальчишка.

26. Рабочее дитье начала ХХ века
Солнце палённое утром заходит.
Братья идут на завод.
Первый станочек шумиху заводит,
В очи вливается пот.
Пыль машинная, астма хранимая,
Грохот, в цехах горячо.
В косточках, спинушке боль нестерпимая,
Стонет с нагрузки плечо.
Слёзы полилися, кто-то затянет
Песню и все запоют.
Завтра, сегодня знать кто-то не встанет,
Из цеха домой не придёт.
Горькая доля российским сиротам,
Горькие слёзы им лить,
Ходят в субботы к дорогам их роты
Милость святую просить.

27. Пой, гармонь
Гармошка пой могильная,
Сестра сиротских лет,
Прошу, не смолкни милая
И клавиши на нет.
Звезда горит страдальная,
По сердцу бьёт лучом,
Слёзой течёт прощальною
Над братьями огнём.
Дрожит листва багровая
Под слизистым дождём
И небо всё еловое
Спит нерушимым сном.
Гармонь пой нотой длиною
О голоде, о холоде.
Беда войны глубинная
Царит в печальном городе.
Двоих из цеха вынесли,
Погибли у станка
От техники, несчастие,
Как жизнь их коротка.
Тяжёлый крест шатается
От силы громовой.
На землю лечь пытается
Раскат дуг гробовой.
Гармошка пой тоскливая
О жизни сироты.
Эх, доля беспризорная
— Дороги и мосты!

28. Тоска по родине и семье
Где семья моя родна,
Где цветущая земля?
В детстве жить в семье мечтал,
Где тепло и сыт, и ал.
Шёл с братьями по путям,
По равнинам и степям.
Горевать мне суждено,
Братьям жить в стране темно.
Есть и радость, и руно,
Только русским не надо.
Посмотрю братьям в глаза,
А из них ручьём слеза.
Помню годы и места,
Где стоял я у моста.
Лес подпольный в ночь грузил,
А другой станки чинил.
Бил злодей меня в бока,
Доля детства не легка.
Голодал, на снеге спал,
Вот на славу захворал.
По траве-росе бежал,
Рад был жизни, не скучал,
Пел когда товарищ мой,
За струною, за струной.
Много горя испытал,
Но так счастья не достал.
Где сторонушка моя,
Хлеб, широкая земля.
Посмотрю братьям в глаза,
А из них ручьём слеза.

29. Город есть
Город есть, не город, а мечта,
Всем открыт в прозрачные врата
Путь вдоль серебристого моста.
Верь! Под небом будет сирота
Рай златой под белою звездой,
Сад, трава, омытая в росе
И еда в невиданной красе.
Слёз святых исполненные очи
Посветлеют, голодать нет мочи.
Жёлто-звёздный в темноте огонь,
Обожжёт чумазую ладонь.
Звёзды братец тем, кто свят,
Путь ведут, нуждающимся в град.
Пира роскошь, праздные столы,
Мрамором, покрытые полы.
Встретят там златые небеса,
Синь и сказочные чудеса.
Слёз святых исполненные очи
Засияют, холодно в полночи.

30. Путевая (на мелодию песни ВОВ "военный корреспондент")
— От Москвы до Волги,
Нет такой дороги
Где бы не скитался сирота
С голодом мучимым
С холодом-кручиной
Дети спят у каждого моста.

От Москвы до финнов
Нет такой равнины –
Где бы не скитался сирота.
Сумки да портфели,
Кеды – еле-еле
По дорогам ноженьки ведут

Эх, сиротка-доля,
Да широко поле
Пролегло под небом гробовым
Разные работы,
Рынки да заводы.
Посетили часом трудовым.

Сердце остывало,
Кровью запевало
Песню Жизни о тяжелых днях
Спать зимой на снеге,
Летом на дороге
Ну как тут не спеть то о слезах.

Эх, страна голодна,
Горька и холодна
Потекли весной млады ручьи.
Да, еще не знают,
Как, кто здесь сливает
В чистые, прозрачные ключи.

Выпьем за Россию,
Бедную стихию
Да не будет горя нищеты.
Ни дорог, скамейки,
Выпьем за семейку
Приютит что, жизнь Русь-сирота.

31. Голодный, окоянный 1995
«Солдатская» (на мелодию песни "Эх дороги")
Эх разруха,
Эх, голодная,
Али хлеба крохи,
Да холодные
— Эх, ты доля,
Эх, солдатская,
Эх, стройбат голодный,
Эх, тяжёлый труд.
Двое лета,
Суток пол: часов
Спину гнёт солдата
Плеть начальников.
Льётся грязь под сапогами
Слезами, плетями
И глядят на них слезами
Матерински глаза
Горька доля,
Холод, с смертью бой
Русского солдата,
Не придёт домой.
Дистрофия,
Язвы, да гастрит,
Дайте хлеб голодным,
Голодно, болит!
В сенях родных
Утро не встаёт,
У могилы сына
Мамка слёз льёт.
В высь тревожно
Птица не взлетит,
А в земле холодной,
Брат солдатский спит.
Плачет горькими ночами
И днями, слезами,
Фотокарточку глазами
Глядит его мать.
Эх, боль горе,
Службы трудовой,
Ветер рвёт в просторе,
Спит бурьян весной.
Падших, смелых
Вспомним бра -атья!
Эти годы службы
Позабыть нельзя!














Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 29.11.2021г. Виктор(Пётр) Кульков(Лирэнский)
Свидетельство о публикации: izba-2021-3204353

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская











1