Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Казаки и лесная ведьма. Падовская сказка. Ч.3


Казаки и лесная ведьма. Падовская сказка. Ч.3
­Долго ли, коротко ли шёл Евстигней по лесу, как увидал он пред собой ограду высокую из кольев тёсанных, и тянется та ограда в обе стороны, насколь глаз хватает, и не перескочить через неё, ни перелезть нет никакой возможности. Подумал Евстигней, да и пошёл вдоль, и шёл он долго, а меж тем ни ворот, ни калитки какой не увидал. Как есть брёвна одни! Что ж делать-то? Прошёл он ещё сколько, да из сил выбился и всякое терпение потерял! Плюнул, назад пошёл. Вот уже и солнышко на верхи деревьев взобралось - того и гляди, куды сорвётся, а Евстигней всё никак дороги не достигнет! "К Хопру пойду!" - решил он, и только было в лес сунулся, да сам истуканом застыл - деревя перед ним сплошняком стоят, ветвями с ветвями намертво сцепились, узлами сплелись! Совсем было осерчал Евстигней, ногой ограду пнул, да такое слово заковыристое загнул, что и сам посовестился - глядь, а калитка-то перед ним и отворилась!

Обрадовался Евстигней, вовнутрь поспешил, а калитка за ним сама захлопнулась!И тут же темь да тишь на Евстигнея напали такие, что не слыхать и не видать ничего!Кашлянул Евстигней, ногой топнул, носом пошмыгал - не слыхать! Только сердце в груди молотками стучит, да и то невесело! Вот постоял так немного Евстигней, поругался бессловесно в тишь, а глаза его меж тем к темноте-то попривыкли. И разобрал тут Естигней пред собою столб чёрный, высокий, а с ним рядышком ещё один. Пошёл тогда вперёд Евстигней, потихоньку да полегоньку, а столбов тех вокруг видимо-невидимо! И никаких тебе деревьев там, кустиков аль травы, и никакой живой души! А наверху - небо тёмное, да звёздочки меж тем посверкивают. Ну, и слава Богу! И на том спасибо, что хоть небушко есть, а темноты да столбов пугаться - не велика честь!

Вот так шёл Евстигней, да вскорести огонёк вдали увидал. Обрадовался да ходу прибавил и подошёл он к стене каменной. Потрогал руками - всё гладко да кругло. Хошь, часами стену щупай - башня энто, и двери в ней никто сделать не сподобился, и окошечка какого нет, а огонёк тот на самом верху дрожит, и кто его там знает, откуда он? А стена, как посмотреть, уступчатая. Вздохнул Евстигней бессловесно, беззвучно на ладони поплевал, вспомнил отца с матерью, братьев...и бестрей на стену полез!

Вот лезет он вверх, по сторонам не глядит - а чиво рот раззевать, когда темнота округ, а меж тем до огонька и добрался - из окошка он махонького шёл. Всё ж таки сделали окно, скажи пожалуйста! А и в остроге, поди, такого безобразия нет!Свет из окошка струится и звуки непонятные доносятся! Вот те раз!

Подтянулся на руках Евстигней и вовнутрь заглянул, да так и ахнул! Комнатка не комнатка, чулан не чулан, а всякой всячины там полным-полно : морды звериные по стенкам вперемежку с полками развешаны, на которых склянки разные стоят, а в тех склянках и булькает, и шипит, и дымится жижа разная ; под потолком цепи позвякивают да пучками змеи с мышами висят, друг об дружку перестукиваются; по углам палки, колья да багры навалены! Печка большая,а в ней огонёк трепещется, варево в котелке греет. А посерёдь комнаты стол стоит дубовый - четыре свечки по краям да шар стеклянный в дымочке сизом крутится, перекатывается!

"Эва! Так это ж ведьмино логово!" - догадался Евстигней.
И чего ж теперь делать-то? Назад бежать, да куда? Вниз ползти? Так лететь-то , право, полегче станет! Разве что как в сказках ведьму на хитрость взять - мол, покажь мне, как в печку садиться? Вот влип-то!

И вот пока наш казак так кумекал да раздумывал, дверка подле печки отворилась, и в комнатку сама ведьма зашла - точно ведьма, больше-то некому! Голова платом ажурным покрыта, а в руках лампадка зажжённая теплится. И вот подошла ведьма к склянкам, которые с места на места переставила, а которые и понюхала мимоходом, одну выбрала да в одёжу сунула и к столу подошла. Выкатился тут шар на серёдку стола и огнём белым осветился. И сняла тут ведьма платок, и увидал тут Евстигней и волосы чёрные, и ресницы пушистые, и носик тоненький, и щёчки нежные, и губки алые! Дивится Евстигней, а ведьма склонилась над шаром и забормотала чего-то.

"Заклинания шепчет, ведьма проклятая!" - догадался Евстигней.
А ведьма меж тем руку над шаром протянула, и закрутился шар на одном месте. Обрадовалась ведьма, улыбнулась, и на щёчках ямочки обозначились. Чует Евстигней, что нога с камня вниз поехала.Ухватился он за оконный выступ покрепче, подтянулся, и тут глянула ведьма на него испуганно, и цвет тёмный, рубиновый, вишни переспелой, что на губах вином играет, брызнул на него и до самого сердца достиг!Вздрогнул Евстигней, покачнулся,руками взмахнул, за воздух бессловесный ухватился да и в комнату, не помня себя, влетел!

Взвизгнула тут ведьма и за печку спряталась, а Евстигней палки да багры по сторонам пораскидал и на пол кулем свалился! Оно, конешно, больно, сразу всем телом об пол биться, да разлёживаться больно некогда - вскочил Евстигней на ноги, на ведьму глаза таращит, а та с-за печки его спрашивает:
- Ты кто же такой будешь и чего тебе здесь надобно?
- Казак я! - отвечает Евстигней, - Братьев своих ищу! В ПадЫ вот шёл да и заплутал маленько, а таперича и не знаю, как отседова выбираться!
- Ну, в это я поверю! - говорит ведьма, - Сюда, ежели и захотеть, дороги не найти, а вот когда нечаянно - то пожалуйста!

Тут подул с окошка ветерок и дымком потянуло. Охнула тут ведьма:
- Ты что, - кричит, - казак, никак поранился?
- Пустяки! - отвечает Евстигней, - Так, руку немного задело! Царапина!
А ведьма испугалась, с-за печки выскочила да платок Евстигнею суёт и просит:
- Скорей, казак, пережи, не то беда будет!
Смеётся Евстигней да отмахивается : ишшо чиво - у ведьмы что из рук брать? Живо окочуришься!.
- Прошу тебя, казак! - умоляет ведьма, глазами жжёт, - Ежели хоть капля крови под ноги упадёт, нам конец с тобою будет! Ну же, скорей!
И с платком своим напирает. Оттолкнул её Евстигней:
- Не подходи! - говорит, -Я сам!
И, себя не помня, схватил платок, руку обмотал и узлы зубами стянул. А по стенам меж тем гул пошёл, склянки на полках взодрожали, а шар на столе потух разом!Схватила тут ведьма лампадку со стола, кинулась к дверке и Евстигнею рукой машет:
- Скорей,казак! Ежели она нас здесь застанет, головы нам не сносить!
- Кто она-то? - спрашивает Евстигней.
- Я потом тебе всё обскажу, а теперь бежим! - кричит ведьма, - У меня уже ничего для неё не осталось! Ну, я прошу тебя!
Глянул Евстигней ведьме в глаза и всед за ней из комнатки вышел.
И попал он на лестницу кованую, что вверх птицей взлетала да вниз камнем падала,а ведьма как раз вниз и поспешает, да его поторапливает:
- Скорей же, казак! Скорей!

Глянул тут Евстигней на стены, а по ним дым клубами пополз, да не просто как, а за лесницу ухватиться норовит, за сапоги укусить! Что за чёрт? Кинулся вниз Евстигней, догнал ведьму,а та об стенку ладошкой ударила, и на том месте дверка распахнулась! Юркнула за неё ведьма, и Евстигней следом, и дверка самолично и захлопнулась!

И попал Евстигней в большую залу - мать честная, да так, вестимо, только бары знатные да купцы именитые живут : все стенки золотой парчой в ветвях серебрянных изукрашены, в канделябрах золотых свечки горят, по углам креслица с подушками да столики цветами-ягодами да чайничками - чашками фарфоровыми понатыканы, а рядом с ними этажерки резные с книжками да куклами стоят, а в дальнем углу кровать широкая стоит, шелками завешана, подле которой зеркало с ангелочками пузатыми на ножках виднеется да шкапчик узорчатый, дверки розан-мальвами усыпаны!

Дивится Евстигней, рот раскрымши, а ведьма из угла в угол мечется - то ставенки на окошке захлопнула, то с этажерок книжки по полу раскидала, то за креслица за каким надом заглянула да дверку шкапчика раззявила:
- Скорей, - говорит, - казак, в шкапчик мой полезай!
- Ну уж нет! - усмехнулся Евстигней, - Знаем мы штуки энти! Я-то здесь при чём? Я к тебе в полюбовники не набивался, чтоб по твоим шкапам лазать!
- Ох и дурень ты, казак! - фыркнула ведьма, и в глазах её огонь вспыхнул - лучину поднеси, и та загорится, - Тоже мне полюбовничек сыскался! Нужен ты мне больно! Я ж тебя, дурня, спасти, желаю, а зачем - и самой не известно! Только вот как ты своих братьев искать станешь, коли помрёшь? Полезай в шкапчик сейчас же, кому говорят, ну?

А по стенам меж тем гул пошёл да треск, пол под ногами зашатался, кровать заскрипела. Вскрикнула тут ведьма испуганно и взмолилась:
- Казак, миленький, прошу тебя, полезай в шкапчик!
Махнул рукой Евстигней и в шкапчик полез, а он, между прочим, женского барахла полный!Взгомоздился было Евстигней на куче платьев да юбок, да тут же в ней и утоп!А сверху меха в рожу лезут, кружева голову оплетают, батист-бархат дышать не даёт, с головой накрывает! Гнездился Евстигней, барахтался, да чуть было наружу не выскочил. Ведьма назад в шкапчик вещи запихивает, дверцу закрыть силится, не может! Щёлку узенькую оставила, да оно для казака и не плохо - хоть какой обзор да есть! Самыйугол кровати видать, к напримеру, вон и ведьма на него присела деликатным манером, спинку свою кошкой выгнула, нос в потолок задрала, а сама мелкой дрожью дрожит!
Хлопнула тут дверь страшным грохотом, и услыхал Евстигней голос скрипучий:
- Фу! Фу! Фу! Энто чем тут пахнет, а? Мущщиною что ли? Аль конём каким залётным? Иде же он? Я конину страсть как обожаю! Х-ррр! Чиво молчишь? Ты в гости што ль кого привела, а?
- Да какие тут гости? - отмахнулась ведьма, - Ни единой живой души округ! Хоть бы кто зашёл! - вздохнула она и глазки опустила.
- А ко мне наверх зачем хаживала? - скрипит голос.
"Вроде как баба!" - определил его Евстигней.
- Да так! - меж тем ведьма отвечает и плечиками ведёт, - Скушно здесь сидеть-то! А ты скажи мне, возвернулся Талалай с ярмарки?
- К вечеру обещался! - скрипит голос, - Нонеча оттудова двоих привезли. Х-ррр!Они, вишь, серьги свои признали да шум подняли! Ну, Талалай и велел их под замок посадить! А чуть погодя за ними ишшо один голубчик пожаловал...
- И что ж теперь с ними делать будут? - спрашивает ведьма, а сама на шкапчик косится.
- А чиво с ними? Посидят покаместь! - отвечает голос, - Талалай кумекает, ишшо к ним кто добавится, и завроде как при деньгах он! Убить их сразу поопасилис - мало ли, да видать, они никому ничиво и не сказывали! Робята говорят, с Дону они - казаки. Вот их на Дон по Хопру - то и сплавим, дай срок! Х-ррр! Х-ррр! Ну, а мне и тут выгода!
Слушает так Евстигней, а злоба в нём огнём полыхает, ужо было за дверку рукой ухватился, чтоб наружу вылезти да за горло нечисть хрипатую ухватить, но заприметила то ведьма, подскочила к шкапчику и крикнула :
-А, ну, поворотись! Я платье сменить желаю - прогуляться я надумала, не с тобой же сидеть, право!

Дрожит сама-то и Евстигнея глазами своими вишнёвыми поедом ест - мол, молчи и не трепыхайся!А пуговки на платьишке как семечки щёлкает...Скорёхонько платье на кроватку улетело, а вослед за ней и рубашка шёлковая! И принялась тут ведьма наряды над Евстигнеевой головой перелистывать!И-и-и, Царица небесная, спаси и сохрани! Сколь же претерпел казак, сколь пережил, пока кажную мурашку пересчитывал, рот раскрымши, а как дышать, и думать забыл вовсе!

А ведьма меж тем наряд себе нужный сыскала, на себя напялила да дверку шкапчика прикрыла.
- Поди вон, - говорит, - а я пасьянц разложить желаю!
- А прогулка твоя чиво ж? - усмехается голос.
- А ничиво! - ведьма на кровать плюхнулась,- Не твоего ума дело! Как пойду - тебе не скажу!
- Так ты мне другого чиво скажи! Х-ррр! - зарычал голос, - Ты со мною такие шутки и думать не моги, а то как бы вослед гостёночкам на Дон не отправиться! Не дури, Алёна! Хитра ты, да на всё моя воля будет!
- Хорошо же, - говорит ведьма Алёна, - Вот тебе мой сказ : как-то тятенька матушке колечко подарил - красивое такое, золотое, с камушком синим! И всем оно глянулось, а дядьке всех больше! А потом колечко пропало!
- И чиво? - спрашивает голос.
- А ничего! - зло отвечает ведьма Алёна, - Колечко это Луша теперь носит!
- А-а-а! - захихикал голос, захрипел - Х-ррр! Ну, прощай!

Затряслись тут стены, загудели, шкапчик зашатался, и Евстигней на пол вывалился. Сидит себе на туркестанском коврике, мех со рта достаёт, рюшки-бантики с ушей сымает! А ведьма Алёна стоит рядышком и серебряным смехом заливается!
- Зря, - говорит, - снимаешь, к лицу тебе!
Вскочил тут на резвы ножки Евстигней и за чёрную косу ухватился.
- А ну, ведьма Алёна, - говорит, а сам косу до полу тянет, - пока я тебе башку не снёс, сказывай зараз, как мне братьев сыскать?
И отшвырнул её от себя да так, что через кровать перескочила Алёна, об стенку ударилась, охнула!:
- Дурак! - шипит и плечикуо потирает, а у самой в глазах слёзы дрожат, обидно! - Я ж тебя от смерти сейчас спасла!
Хмыкнул Евстигней и шашку из ножен выхватил! Увидала это Алёна, замерла.
- Убьёшь меня? - спрашивает.
Кивнул Евстигней.

- Что ж! - говорит ведьма Алёна невесело, - Можно и так, а мне всё едино! Только как ты отсюда выбираться думаешь?
- Да уж как-нибудь выберусь, найду дорогу! - отвечает Евстигней, а сам к ней ближе подходит.
- А ты и взаправду дурак! - качает головой ведьма Алёна, - Вот гляди, ты руку поранил, и она на кровь прилетела, а я тебя упреждала! Разве я тебе соврала? А ежели ты меня убьёшь, она сызнова прилетит, и тогда никто твоих ратьев не спасёт!
Озлился Евстигней:
- Да чиво ты заладила "дурак" да "дурак"? Я тебя, умную, и придушить могу!Только вот трогать тебя уж больно противно! - говорит.
- Ах, вот как? - вспыхнули щёчки, заалели, - Ну, хорошо! Давай с тобой уговор держать : я тебя отсюда выведу к реке, а уж там ты меня и убьёшь!
Подумал Евстигней немного и согласился - выбора у него было немного!
- Добро! - кивает, - Веди меня отседова, ведьма!

Поднялась Алёна на ноги, чёрной косой махнула, ставеньки на окошке распахнула и лампадку в белы рученьки взяла. Заскрипела тут кровать, ходуном заходила, и оттуда котик белой масти на пол выскочил : потянулся, спинку дугой выгнул да когти о коврик поточил, а потом прыгнул за окошко и был таков! Дивится казак, а Алёна тем временем на лестницу вышла.

Шли они молча, а как в стенку лесенка уткнулась, ведьма Алёна по ней рукой наотмашь ударила - дверка-то и отворилась!
Присвиснул Евстигней, а ведьма головой тряхнула :
- Видишь, - говорит, - у меня всё запросто!
- Иди, - отвечает Евстигней, - Да смотри, без фокусов там, ага?
Вздохнула Алёна в ответ.
И вот идут они промеж чёрных стволбов, в тиши полнейшей, а Алёна вдруг и говорит:
- Ужель ты взаправду боишься меня, казак?
Подивился Евстигней - как же так? Сюда шёл, и шага не слыхом не слыхивал, а нонеча - нако!
- Бояться я не боюсь, - отвечает, - так, опасаюсь трошки!
Точно! Шагов не слыхать, а голос - пожалста!
- Пррравильно! - мурлычет ведьма Алёна, - А то превращу тебя в жабу, доскачешь до Хопра и будешь там поджидать, пока какая царевна сюда забредёт да тебя поцелует!
Молчит Евстигней, а Алёна опять за своё:
- Чего ж ты молчишь? Могу и в рыбку тебя превратить, а хочешь, в зайчика? В кого хочешь? А могу и памяти тебя лишить! Или сна, а?
- Хорош кривляться-то! - не стерпел Евстигней, - Сказочница!
- Так я ведьма или сказочница? - хохочет Алёна, - Ты, казак, определялся бы, а то не пойму я никак, кто ты - умный аль дурак?

" Жаль даже,что ведьма она! - думает Евстигней, - Где бы в каком другом месте такую встретить!"
- Чиво? - спохватился он, - Ты свою разговорную машинку прикрути, а не то!..
- А не то что? - сурьёзной стала ведьма Алёна, - Страшнее смерти смерти-то нет - чем же ты меня напугаешь? А то, что дурак ты - так уж выходит! Да вот смотри : это ж твои братья у Талалая сидят, так? А Талалай - он только с виду купец, а на деле - душегуб он! На руках его крови людской много! Для него человека убить - раз плюнуть, и для него всё едино - старик перед ним али дитё неразумное, безвинное! - помолчала ведьма Алёна, - Положим, доберёшься ты в дом талалаев - ты двор спервоначалу пройди : дозор у него глазастый, и ружья хорошие, да и на дворе молодчиков достанет - и с конюшни набегут, и с сараев, и это я ещё про собак не сказала! Псов своих Талалай сам боится - как их с цепи спускают, он в дому запирается, а в дому самом, с крыльца да у каждой двери по два сторожа караулят!Дорого ценит свою жизнь Талалай!

Молчит Евстигней, думу думает, а ведьма Алёна дальше медовым голоском шпарит:
- Вот откуда ты знаешь, в котором месте твоих братьев держат - может, в дому али в сарае каком, а? А у Талалая ишшо и погреба глубокие имеются!
Эх, умная! Ужель Евстигней об энтом не думал?
А скоро они к ограде подошли. Улыбнулась ведьма.
- Что, - говорит, - казак, теперь твой черёд двери открывать!
Глянул на неё Естигней да и ударил кулаком по ограде - так калитка и скрипнула!
-Видишь, - говорит Алёна, - Нонеча и ты колдун!

И вот вышли они в лес ночной и вздохнули : тянет с реки ветерок лёгкий, шуршат листвой дерева сонные, филин крылами хлопает совсем рядышком, мышка за дерево от него с писком бежит, конь вдалеке фыркает,и Хопёр недалече тёмной лентою блестит - переливается!

- А что энто за штука такая с калитками? - спрашивает Евстигней.
- А не знаю я! - отвечает ему ведьма Алёна, - Кто-то шибко умный их смастерил! И вообще, раньше я в колдовство и не верила! - рассмеялась она.
Спрятал Евстигней шашку и рядом с Алёной зашагал. Отвернулась Алёна, чтоб, значит, усмешки он не заметил.
- Ну, права ты! - говорит Евстигней, - Глупо, конешно, к Талалаю наобум соваться!Я-то пожил, за себя не страшусь, да только и мне жаль ни за что пропадать, а братьев ещё жальче! Андрий - он же мальчишка совсем, да и Антоний...А мужичок совсем не при чём! И как быть? Мы думали, сами справимся, а то на смех подымут, скажут : казаки!

Смолк Евстигней, как отрезало - только убить обещался, а тут как с другом каким! А Алёна ему и говорит:
- А давай, казак, вот что сделаем : я тебе подсоблю, а ты - мне! Дом талалаев я знаю, и человек у меня там верный! Талалай нынче с ярмарки заявится, и я тее клятву дать могу, что сегодня же, как стемнеет, твои братья на свободе будут! Но только ты взамен одну вещь достанешь, идёт?

Заглянул ей в глаза Евстигней:
- А почём я знаю, что не обманешь?
Поглядела и ему в глаза Алёна:
-А ты просто верь мне! - улыбается, - А я тебе верить буду, идёт?
И смутились оба, отвернулись друг от друга.
- А чиво я достать должен? - спрашивает Евстигней.
- Нож Талалая!

Ежели б Евстигнея в тот миг по голове чем ударили, и то б не так он удивился!
- Чиво?! - спрашивает.
- Мне нужен нож Талалая,- отвечает Алёна,- на нём кровь тятеньки моего!
- И где сыскать мне его? - спрашивает Евстигней.
- А здесь он, в лесу! Я дорогу тебе укажу! - говорит Алёна, а сама меж тем думает : ежели обманет он меня, я сама к Талаллаю пойду, и будь, что будет!
А меж тем Евстигней решил :
- Добро! Указывай дорогу!

И вот вывела Алёна Евстигнея на широкую дорогу и рукой махнула:
- Поедешь прямо, - говорит, - мимо купален барских да мимо пристани, доедешь до перепутья - на него шесть дорог выходят : та, что красноталом да ивняком обсажена - мельничная; та, что в соснах проложена - господская: ежели на ней кого простого поймают, то накажут; для простых смертных дорога меж осинок вьётся да в буераках тонет; которая берёзками дорога обсажена - та падОвская; которая клёнами да тополями украшена - усадебная; а та, по которой ты поедешь - мало кто её жалует, потому как она в гилые места - в Чёрный лес ведёт! А тебе же нужна дорога падОвская. Поедешь по ней в гору, в как достигнешь до калинова куста, то коня там оставь, да смотри, не привязывай! Прямо за калиновым кустом тропку увидишь, так и ступай по ней, как до алых берёзок не доберёшься. Так ты сквоз них прямо и иди, а как бкдет пред тобой море зелёное, травное, так ты в него иди - там тебя поджидать будут!

Усмехнулся в усы Евстигней :
- Лес чёрный, берёзки алые, море травное! Сказки одне! Ладно, на чём я туда доберусь? - спрашивает.
- А ты разве на своих ногах сюда заявился? - смеётся ведьма Алёна.

И услыхал тут Евстигней коня своего, и ушам не поверил! Глядь, а подле дуба стоит друг его верный! Кинулся тогда к своему коню Евстигней, ласкает его, за гриву треплет! Ружья, правда, не наблюдается, зато мешок с медяками на месте!
- Откуда конь твой взялся, не спрашивай - всё одно не отвечу! - говорит ведьма, .
Естигней уж на коня вскочил.
- Знаю, - говорит он знакомице своей, - что ведьма ты, ну, да ладно! Только как же мне нож тебе талалаев передать, и как я братьев своих увижу?
Взлянула Алёна на Хопёр - ранний он ишшо да ленивый, ото сна не отшедший.
- Братьев ты своих на мельнице будешь ждать,- отвечает, - дорогу знаешь, дорогу я тебе указала. Нож верному человеку передашь! Прощай! - руки на груди скрестила и отвернулась.

Свистнул Евстигней, пришпорил коня и поскакал вперёд! Листья, листья, листья - дни листья кругом : жёлтые, красные, бурые, и всё едино! Стучит Сирко копытами, листья в землю вбивает - только эхо по Хопру раздаётся! А вот и купальни барские - резные, лаками яркими покрытые, брёвнышко к брёвнышку! Мостки тут да лавочки, беседки да башенки - красота узорочная! Остановил вдруг Евстигней коня, назад поворотил и погнал во всю прыть!

Издалече ещё увидал - стоит Алёна на прежнем месте, не шелохнётся, словно в землю вросла ! Осадил подле неё коня Евстигней, чуть с седла не выскочил! Улыбнулась Алёна невесело, а сама на ездока и не глядит!
- Ты никак передумал, казак? - спрашивает, - Иль убить меня решился?
- Не то! - отвечает Евстигней, - Я спросить позабыл, зачем тебе нож талалаев?
- Не скажу я! - головой Алёна покачала, - Секрет это мой!
- Ну, и ладно, Алёна-сказочница, не сказывай, коль не хочешь, я не неволю! - усмехнулся, - А я тебе так свой секрет скажу, ага? Ну,ка! - склонился тут Евстигней, притянул к себе ведьму Алёну да и поцеловал крепко в уста алые, в уста сахарные! А потом оттолкнул от себя и коня назад повернул. Взвился конь, стрелой полетел, а Евстигней взглянул на Хопёр, а на бережку дальнем волки стоят - большие да серые, а один прочих темней! Опешил было Евстигней, да головой тряхнул - верно, почудилось!

фото : С.Бирюков






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 28.11.2021г. Марина Новикова-Шведт
Свидетельство о публикации: izba-2021-3204009

Рубрика произведения: Проза -> Сказка










1