Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Казаки и лесная ведьма. Падовская сказка. Ч.5


Казаки и лесная ведьма. Падовская сказка. Ч.5
­Сколь прошёл Евстигней - и ему неведомо, а никого по пути не встретил, окромя кошек разных. Устал, присел под деревцем дух перевести, а сам всё думки в голове думает : и на кой ляд Андрюха те серьги купил,будь они неладны? Вот не понесла б его нелёгкая к Талалаю, будто купцов других мало! И с Антохой толком не покумекали, горячку спороли, вот и попали - кто к Талалаю в лапы, а кто в логово кошачье!...Эх, кабы знать, живы ли братья?..Да вот ведьма энта ишшо! И зачем ей талалаев нож? Хм, сколько же душ энтим ножичком на тот свет переправили?Наверное, цельное войско собрать можно...И зачем только Талалай нож свой в лесу держит? Поди, не простой энтот нож, особенный...

Вот так сидел Евстигней на травке, носом клевал. да и не заметил, как придремал немного...Да чиво там - сон его сморил, да такой, что от храпу все кошки разбежались! И снились ему кони, горы злата да серебра, и ведьма Алёна - куды ж без неё? Вот стоит она перед Евстегнеем и спрашивает : "Хочешь, тайну тебе свою открою, казак?". А заместо волос у ней змеи чёрные - по плечам вьются, шипят, а в глазах огонь горит рубиновый, а на щёчках нежных ямочки обозначены, а ниже...и нет ничиво! Отмахивается от неё Евстигней, а она ещё пуще к нему подступает, за руки хватает и кричит : "Эй, казак, постой! Чё скажу-то!".

Продрал глаза Естигней, вскочил на ноги, а его девка в красном платье за руку трясёт и кричит, что есть мочи :
- Эй, казак, чиво скажу-то!
- Ты кто такая? - спрашивает девку Евстигней,- Чиво расшумелась? Руку-то пусти!
- Машей меня кличут, - отвечает девка, - Меня Алёнка послала, а ты ножик досталь аль нет?
- Нож я достал, - отвечает ей Естигней, - А тебе однако ж не дам!
- Энто почему же? - выпучила девка Маша на него глазищи синие.
- Алёне твоей отдам! - пообещал Евстигней.
Закричала тут Маша, ногами затопала :
- Энто откель ты такой самовольник взялся? У вас же уговор был! Ты свою работу сделал, так отдавай нож, как миленький!
- Да какой я тебе миленький? - смеётся Евстигней, - Да и чиво я обещал-то? Нож достать, а на работу я ни к кому не нанимался! Идём, покажешь мне, как до ведь...до Алёны твоей добраться! Где она от мня прячется?
Насупилась Маша, отвернулась.
- Ну, и оставайся! - пожал плечами Евстигней и пошёл по бережку.
- Куды ты? Ты дороги не знаешь! - шумнула ему вослед Маша.
- Найду! - отозвался Евстигней.

Вот идёт он, посвистывает, кошек задирает, камушки пинает, а скоро и Маша его догнала, пошла рядом.
- А ты откудова дорогу знаешь? - спрашивает.
- А чиво ж тут секретного? - смеётся Евстигней, - Ручей завсегда к речке бежит!Выйду на Хопёр, а там видать будет!
- Ишь ты! - дивится Маша, - Вона как! А речка куды бежит?
- Альбо к другой речке, альбо в море-океян. Ты мне, Маша, вот что скажи - живы ишшо мои братья? - спрашивает Евстигней.
- Завроде живы! Талалай до ночи велел годить - сказывают, четвёртого поджидает! Говорят, четвериком на Дон запрягать нынче! - отвечает Маша.
- Погодь, а ты откуда энто знаешь? - остановился Евстигней.
- Так у меня там крёсенькая прислужницей, да-авно уже! Нянька она Алёнкина, а Алёнка мне, почитай, как сестрица! - хвастается Маша.
- Так вон кто у вас за человека верного! - догадался Евстигней.
- Ага! - кивнула Маша, - Луша ключницей у Талалая была - она все ходы там знает!
- Ага! - кивнул Евстигней, - И где теперь мои братья?
- Они в каморе сидят, на дворе скотном - Талалай там часто людей запирает : ежели мучить станут - криков оттедова не слыхать! Талалай, бывает, и псов людьми кормит - нам Луша сказывала!

Нахмурился Евстигней.
- Да ты не горюй, казак!- говорит ему Маша, - Братьев твоих меленько побили спервоначалу и в камору кинули, Талалай-то ишшо не возвернулся, а он там мучитель главный, да ведьма, его полюбовница, что Алёнкой прикинулась! Энто они людей пытают, на куски рвут, а ведьма кровушку до последней капли выпивает! - вздохнула Маша, лицо руками закрыла, - Луша говорит, и не посчитает никто, сколь собаки талалаевы людей сожрали!
- А чиво ж народ молчит? - крикнул Евстигней.
- А чиво тут поделаешь? - повела Маша плечами, - У Талалая силищи знаешь сколько? Ого! Его денег на все рты хватит! Он станового с руки кормит, благочинному возы отправляет! Да он только свиснет - пол Падов сбежится и в ножки к нему упадёт!
- И Луша твоя ему служит! - усмехнулся Евстигней.
- А куды ей деваться? - Маша русую косу дёрнула да на спину перекинула, - Она с дому родительского с энтим душегубом сбежала, да-авно ишшо! Жениться он обещал, да опосля и раздумал. А потом новую полюбовницу себе завёл! А Луша чиво? Так и осталась, но она хорошая! - Маша в глаза Евстигнею заглянула, - Вот она ж виноватая, что братьев твоих сюда привезли, сама и из неволи их вызволить попросилась! Во как!
- Энто как же так вышло? - подивился Евстигней.
- Ну, - вздохнула Маша, - штоб серёжки те братец твой купил, она его..она ему…она с ним…ну, ж ты понял, ага? - вспызнули щёчки машины цветом маковым, - И деньги она у него вытащила, и сама нам с Алёнкой всё про рассказала! А ужо когда ты пришёл, решила Алёнка вас из беды вызволить, и всё придумала! Вишь, как оно хорошо сладилось? Понял?
- Понял, да не всё! - остановился Евстигней.
- Да ты не горюй, казак! - улыбнулась Маша, - Талалай - он пока вина не напьётся, к братьям твоим не подступится - он крови брезгует, когда тверёзый! А пока он напьётся да брюхо своё набьёт, а потом всех подарками зачнёт одарять да речи говорить - у него энто святое дело! Алёнка сказала, успеем!

Подумал Евстигней.
- А зачем Алёнке твоей нож душегуба энтого? - спрашивает.
- Так не его энто нож! - Маша рукой махнула, - Энто алёнкиного тятеньки нож - Талалай его выкрал да и убил тятиньку алёнкиного! Алёнка того сама не видала. а вот Луша помнит! Я ж говорю, Луша завсегда за нас...

И вот подошли они к Хопру - ручеёк в него быстрым потоком со стремнины падает : справа - берег отвесный, а как наверх взобраться - тут уж пни с корягами да трава в помощники! Евстигней спервоначалу первым полез, да опосля Маше подмогнул, а как оглянулся округ, смеха не сдержал : аккурат на елань с перепутьем они попали! Вот тебе и овраг, вот тебе и пещера секретная - в овраге она глубоком, в который хошь сверху сигай, а хошь от Хопра заходи - всё едино!
" А ведьма меня с обрыва отправила! - думает Евстигней, - Только ежели б я шею себе своротил и ножа не достал, энто как?".
Про крыс, змей да ворон казак даже и не вспомнил!

- Казак, идём же скорей! - зовёт его Маша и к падОвской дороге опрометью бежит.

Поспешает за ней Евстигней, а берёзки - хороводницы в платьицах своих алых уже зорьку вечернюю встречают! Вот тебе и нож талалаев! Выходит, цельный день в Евстигней в овражине той провёл, и не заметил!

Миновали меж тем они калинов куст да почти на самый верх дороги поднялись, совсем трошки до конца не дошли да в лес повернули, а петухов да коров услыхали - совсем рядышком, видать, ПадЫ-то!
- А конь мой? - спохватился Евстигней, - Где Сирко мой верный?
- Да на мельницу я его свела! - отвечает Маша, - Энто Алёнка так велела!Вот не противился бы да на мельнице братьев своих дожидался - и уехали б все вместе спокойнёхонько на Дон свой! Выдумал ишшо - самовольничать! Самовольство - вот как энто выходит! Сказано было тебе на мельницу идти, так и иди! - бурчит себе под нос, - Так-то много вас, самовольников! А разве оно хорошо, а ? Как велели тебе, так ты и делай! Раз подумали за тебя - чиво ж супротивиться? Чай, не дураки за тебя думали-то!

И в кусты с дороги юркнула, а там тропинка узкая меж дерев бежит, петляет, на насыпь земляную выскакивает, серпом заворачивает - смотри, не сорвись, лететь далёко придётся! Глянул Евстигней вниз - Господи, красотища-то какая! Лес пёстрый широким ковром до Хопра стелется, да ещё дальше, до самого небушка чистого, в котором пташки божии порхают, песнями звенят!
А Маша всё своё болтает без умолку, и пытать не надо - всё сама скажет : за ветки терновые хватается, попискивает, а рот ни на минутку не закроет!

И вот впереди камни-валуны показались, прямо под терновыми кустами, а на одном из них ведьма Алёна сидит. Платье на ней, как на барыне - ленты да кружева, а в волосах да на шее лебяжьей камушки драгоценные посверкивают! Опешил Евстигней, а Алёна и не глядит на него, усмехается:

- Что, - говорит, - Маша, не совладала ты с казаком, не смогла его на мельницу отправить?
- Не смогла, сестрица! - вздохнула Маша, - Вот упёрся он, и всё тут! И ножа, говорит, тебе не дам, и с тобою, хошь ты али не хошь, а пойду!
- Хорошо! - кивнула ведьма Алёна, - Ты сама ступай на мельницу, и возьми у Семёна коней! - и кошелёчек ей бархатный тянет, монетами полный, - Скажешь ему, что я прошу - он всё сделает! Да не по лесу, по дороге ступай, время у тебя ещё есть!

Взяла Маша кошелёк, кивнула и обратно по насыпи побежала, а Евстигней на валун присел, к ведьме поближе.

- Хороша у тебя сестрица! - говорит,- Бабке Трандычихе родня ближняя!
- Хороша! - кивнула Алёна, - А что болтушка -ну, так уж вышло, чего там...Ну, да ладно. казак! Скоро братьев твоих приведут, так ты нож талалаев мне отдай, тебе-то он вовсе ни к чему!
- Погоди, - говорит Евстигней, - Дай мне спервоначалу братьев своих увидать!

Молчит Алёна, отвернулась, а Евстигней не сдержался :
- Слухай, - за чуб себя дёрнул, - Ты почём знала, что я нож достану, ежели меня не через реку, а в овражину отправила? Забавней так выходит, ага? Так можа, я и не первый? А ежели б у меня ничиво не вышло, что бы тады с моими братьями стало? А котик беленький - энто ж у тебя в башне твоей он был...Я помню! Я башкой так вдарился, что со мной твой котик энтот по-нашенски гутарил, ага! И откель ты про нож энтот знаешь?
Рассмеялась тут ведьма Алёна - колокольчики так округ и зазвенели!
- Ох, и мало ты сказок читал, казак, сразу видать! - говорит,- А в сказках знаешь, какая мудрость? Сказка - ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок!
Потом вздохнула и стала печальной, - Про нож знать тебе и не нужно - достал и достал, мне отдай и разойдёмся с тобой...- поближе к Евстигнею подобралась, в глаза заглядывает,- Сам подумай, кто мы для вас? Чужие, и вся наша жизнь для вас странная. Уедете к себе на Дон, и поминай вас, как звали! Как и не было ничего! - улыбнулась горько,- Ты во-он тот камушек в сторонку сдвинь - лаз за ним. Братья твои там!

Кинулся Евстигней к камню, отворотил его в сторону, а под ним и в самом деле дыра чернеется - лаз, небольшой совсем, разве что для дитя, а как ждя взрослого - на карачах проползти, да и то волнительно.

- С талалаева двора лаз энтот! - говорит ведьма Алёна, - Его мой дед самолично два годочка рыл, потому как воров боялся. Хоронился ото всех, чтоб ни одна живая душа про лаз не знала, но со временем прознали люди...А чтоб братьев твоих вызволить, лучше и придумать нельзя! Как только Талалай за стол пировать усядется, Луша твоих братьев сюда через лаз поведёт. И пока Талалай будет подарки своим подельничкам за службу верную раздавать, мы успеть должны. А дальше...

- Энтим лазом давненько хаживали! - покачал головой Евстигней, - Кабы не завалило их...Проверить бы!
- Ну,уж будь, как будет! - пожала плечами ведьма Алёна плечами, - Можно испортить всё. Как бы хуже не сделать!
Разозлился Евстигней.
- А завсегда всё по-твоему выходит? - спрашивает, - Ты всё сама задумала, за всех всё решила, а люди и звери тебе служить должны?
- А чему ты недоволен? - нахмурила брови ведьма Алёна, - Всё ладно выходит, и ты благодарить меня должен...
- Я?! Тебя благодарить? А за что? За то, что не подох в овраге энтом чёртовом ?!
- Ну, не подох же! - крикнула Алёна - И потом, я бы этого не дозволила!
Ишь ты, не дозволила бы! Ведьма!
- А чиво б ты сделала? - смешно Евстигнею! - По кускам бы меня латала?
- Нет! - тряхнула ведьма Алёна головкой - чёрные кудри на плечики посыпались, - Я бы тебя живой водой!

Молчит Евстигней, в глаза Алёне глядит вишнёвые и слов не поберёт. Сел на камень, голову на руки уронил. Сказки всё!
Смутилась ведьма.
- Ты не веришь мне,- говорит, а сама бантики на рукавах пальчиками перебирает, теребит - волнуется.
- Не верю! - признался Евстигней, - Сказочница ты. Ведьма!
Присела рядышком Алёна.
- Вот уж странно! - улыбается, а у самой глаза лукавые!- Мужчины завсегда считают, что они женщин умней, а ничего ведь подобного нет! Вот погляди : во многих сказках царевны всё-всё сами делают, а иванушки потом полцарства получают!

И опять захохотала, ведьма проклятая!
- А ты себя, поди, самой умной считаешь, ага? - усмехнулся Евстигней.
- Ну, уж не глупее тебя!- дразнится ведьма Алёна, - Знаешь, сколько я книжек прочитала? Ты столько и в жизни своей не видал! У меня даже такие книжки есть ,
где весь наш мир, как он есть, нарисованый! Страны там разные и моря-океаны! И это так прекрасно! Воля б моя воля, я весь мир обошла бы! Что ты так на меня глядишь, казак? Я много чего знаю! Я даже знаю, какой есть человек изнутри - у меня картинки такие есть, вот!
- Я тоже энто знаю, безо всяких там картинок! - буркнул Евстигней.

Помолчали. А солнышко меж тем в одеялках атласных кутается, в подушках облачных пуховых на покой укладывается.
- Ну, и вот! - развела руками Алёна,- Видишь, и ты согласный, так с чего ты думаешь, что мужчина женщины умнее?
Осерчал Евстигней, пальцем в небо ткнул.
- Там кто? - спрашивает.
Пожала плечами Алёна:
- Небо там, - говорит.
- Кто?! - вскочил казак на ноги, - А кто весь мир сотворил : и небо, и землю, и лес энтот чёртов твой, тебя и меня? Кто?
- Бог? - оробела тут Алёна.
- То-то же! Бог!- кивнул Евстигней, - А Бог кто? Мужчина! Потому и главней казак бабы, и разговору энтому конец!

Захлопала тут ведьма Алёна ресницами смоляными и только было рот раззявила, чтоб учёность свою показать, как с лаза шум явственно послышался.Кинулась было Алёна к лазу, да Евстигней её за руку ухватил, за себя одёрнул, шашку верную с ножен выхватил и за кустом схоронился.

Видят они, как полезло с лаза чудище мохнатое да глазастое - воет, словно пёс, пыхтит и бусами трясёт!
- О-о-о! - говорит тут чудище человечьим голосом, - Энто ад какой-то, не иначе!
- Луша! - крикнула тут ведьма Алёна и Евстигнея оттолкнула, - Луша, милая!Скажи мне, у вас вышло всё, да?
Вылезла Луша на свет божий, юбки отряхнула, волосы пригладила, и увидал тут Евстигней бабу напомаженную да насурмлённую, а ежели б знал он, что именно энта баба в лавке талалаевой перед его младшим братцем серьги показывала - встретил бы её иначе да как положено!

А Луша покачнулась туды-сюды и на камень кулем свалилась. Усмехнулся Евстигней - весёлая Луша, хмельная!
- Ох-хо-хо! - отдувается Луша, - Ох, и денёк мне нонче выпал, я тебе кажу! От козла этого распроклятого, Талалая, нагоняй за здорово живёшь получила, так ишшо по энтому лазу на брюхе ползть, а там исдох кто-то! Ой! О-о-о! - Луша себя по коленкам хряснула, - А чиво там не выйдет-то, а? Кады Талалай с дружками за столы уселися, я казаков задами к лазу повела - нас только лошадя да псы цепные видали!..Ой, гля-кось, Алёнка, я всё платье себе порвала! Уф-ф-ф! Свечку-то я взяла, да толку с неё - темень в лазу кромешная да вонища, да ишшо казаки мне с заду подпирают! Фу-у-у! Умаялась я!

Кинулся к лазу Евстигней, а оттуда ужо Антоний выбирается - грязный, побитый, но живой! Глаза блестят, рот нараспашку - радуется! Обнялись братья!
- Стёха, брат! - смеётся Антоний, - Вот ужо не думал, что свидимся! Нас же хуже зверей каких держали - на цепя посадили, ни воды, ни хлеба, только вонища да темь египетская! Вот Луше спасибо - выручала нес! Ежели б не она, с голоду бы помёрли!

А тут и Андрий из лаза показался. Кинулся к младшему брату Евстигней, а тот хорохорится, кулаком в лаз грозит :
- Суки! - кричит, - Сзади наскочили, по башке дубинкой треснули и спеленали, как кошеня малого! У-у-у! Попадись мне где, вмиг зарублю!
- Ага! - кивает Антоний, - Шашки, нагайки, ножи - всё забрали, чем рубать-то?
А Евстигней к Луше обернулся :
- Спасибо тебе, - говорит, - за братьев за моих, что спасла!
- Да чиво там! - машет на него Луша, - Ежели б не парнишечка ваш, ничё б и не было! Ой, он как титьки мои увидал, так в уме напрочь повредился.Смешно-ой!

Захохотал тут Антоний на весь лес, Андрий в сторону отвернулся, а ведьма Алёна на Евстигнея вишнёвым глазом косит : мол, видели, как в уме от таких делов повреждаются! Ишь ты!
- Лушина наука, гришь? - Алёнке говорит, да так, чтоб другие не слыхали, - Ну, ничиво!Я-то покрепче Андрюхи - энтим меня не возьмёшь!
- Ой ли! Видали мы! - вздыхает ведьма, а сама от смеха чуть не давится!
- Ой, а ишшо-то один где! -всполошилась Луша, - Ишшо ж один красавчик был!

Кинулись все к лазу, а в нём мужичок сидит, выходить боится, плачет :
- Отпустите меня Христа ради, люди добрые!Я никому ничиво, вот те крест! Чем хочешь побожусь, а?
Рассмеялись, вытащили мужичка, а Алёна и говорит Евстигнею :

- Пора вам, а то, неровён час, хватится Талалай! Вот по этой тропинке ступайте - она вас как раз на мельницу и приведёт, а там Маша...Я тебя попросить хочу!Имени твоего не знаю, но вижу, что ты добрый человек, хороший. Вы возьмите Машу с собой до переправы - там дед Ефим, он поможет. Вы только скажите ему, что я так велела. Вот! - и Евстигнею мешочек бархатный в руки суёт, - Маше передай! Больше б дала, да теперь уже и не смогу! Скажи ей, пусть не забывает меня! - и отвернулась.

А Луша руками машет :
- Погодь, казаки! Вот и от меня Машке передай,- колечко с пальца стащила, - Да скажи, пущай не горится, что безродная - и батя у ней, и матерь есть : энто я её на свет народила от ирода проклятого, от Талалая!
-Ух, ты! - удивляется Антоний,- гля, казаки, сама разбойничья дочка нас выручала! А она, чиво ж, и не знает?
- Как то не знает? Знает! - вздохнула Луша,- Не верит она, что от Мишки Душегуба прижила я её. Он-то хотел её цыганам продать, всё кричал, что нагуленная...Да что там! Всё быльём поросло! А вы, казаки, Машку мне не забижайте, она девка хорошоая!
- Ну, быть тому! - порешил Евстигней, - Слово моё!

Прощаться стали : Луша охает да хохочет, Андрия поддеть норовит, а Евстигней ждёт, когда ж ведьма Алёна про нож талалаев хватится? Уж и Антоний с Андрей по тропинке в лес нырнули, уж и мужичок за ними рысью побежал, а Евстигней всё медлит - то сапог поправит, то шашку проверит - не заржавела ль? Ужо было и рот раскрыл, но тут Алёна сама к нему подошла, да так близко - ближе-то и не бывает!

- Помнишь, каак, как мы с тобой у реки простились? - говорит, а сама так смотрит, что до грудей своими вишнёвыми глазами достаёт!
- Помню, - отвечает казак, а у самого горло так сдавило - еле слово пропихнул!
Улыбнулась тут Алёна, потянулась на цыпочках и губками своими сладкими прямо обожгла... Схватил её Евстигней крепко, прижал к себе, и закружились деревья осенние, зашумели жёлтой листвой, качнулась земля-матушка и с-под ног поплыла, а небо звёздочки зажгло на крылах своих быстрых! И исчез в тумане злодей Талалай, умолк красавец Хопёр, и ещё дальше стал Дон Иванович! Ничегошеньки не осталось, только губы сладкие, руки горячие да сердца молодые!
Однём словом, сколь бы простояли так ведьма Алёна да казак Евстигней - одному Господу ведано, да только Луша грохнулась с камня - валуна оземь и застонала :

- Ох, грехи мои тяжкие! Ох, Талалай распроклятый! Ох, вино...и хошь - пьёшь, и не хошь - пьёшь! А как его не пить-то, кады одна только отрада и осталась! Подохнуть бы, так обратно без вина бо-о-язно!
Уткнулась Алёна Евстигнею в грудь.
- Ни к чему тебе помирать, мамка Луша! - говорит, - Ты поживи пока!
- Поживёшь тут с вами, как жа! - ворчит Луша, - Энто ты Талалаю такие слова скажи! Кажный день от его лап смертушку поджидаю! Тьфу!...Алёнка! - зашумела тут она, - Ну, чиво ты там встряла-то? Брось парнишку - нацелуешься ишшо, какие твои годы? Знаешь, сколь их потом будет? И-и-и! Я вот со счёта давно сбилась! - захохотала, - Энто только первой -то раз губы сладки, аки медок липовый, а потом - ишшо слаже! Идём, а то неровён час Талалай казаков хватится, да прискочит сюды с ведьмою своей, и будет тады всем! Мало не покажется!
Вздохнула Алёна, оттолкнула от себя Евстигнея да нож талалаев у него с-под пояса выхватила.
- Вот теперь уж точно прощай, казак! - говорит, - Не забывай меня, ежели сможешь, а забудешь - не велико горе! - и к Луше подошла.

- Вставай, мамка Луша, подымайся! - за руку тянет, - Нам с тобой поспешать надо!
Поглядел на Алёну Евстигней и за братьями вослед кинулся.

фото : С.Бирюков. Река Хопёр.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 28.11.2021г. Марина Новикова-Шведт
Свидетельство о публикации: izba-2021-3204003

Рубрика произведения: Проза -> Сказка










1