Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Казаки и лесная ведьма. Падовская сказка. Ч.6


Казаки и лесная ведьма. Падовская сказка. Ч.6
­Пробираются к мельнице по лесу казаки, ветки ломают да переговариваются по надобности. Не до подвигов тут, когда в чужой стороне да без оружия. Вышло уйти - уходи, не геройствуй!
"Чужие мы вам!" - вспомнились Евстигнею слова алёнкины, и всё так - всё вокруг другое : и люди, и лес, и Хопёр не своим кажется!
А лес падОвский лес и вовсе притих - и кустом не шелохнётся, и птичкой не пролетит. Небеса над головой потемнели, только звёздочки ярче стали, да месяц сверху глядит да дивится - энто что за казаки такие, словно тати в ночи бегут, ведьму лесную с ножом бросимши...
Прохладой, духом речным с Хопра тянет.

Вспомнил Андрий об шашке да нагайке:
- Спросит меня батя, как вертаемся : "И куды ты, стервец, своё оружие подевал?".
И чиво мне таперича?
- А ты правду ему кажи! - хохочет Антоний, - Мол, с-за бабы влетел! Как, мол, её без рубахи увидал, так и башка с плеч! Можа, он тебя и поймёт, ага? Как ты мыслишь, а, Стёха? Я вот думаю,что выпорет он тебя, Андрюха! Сымет он с тебя стружку -то!

Молчит Евстигней - под ноги себе не глядит и братьев не слушает : голова огнём горит, в грудях камень тяжёлый, а в ушах колокольчики звенят...
А Андрий злится:
- Бабы! Все ж беды от них! Чтоб я када женился - да ни в жисть!
- Чиво-о? - ох, и голос у Антония, прости Господи, чисто труба! - Ты слухай его, Стёха, он ужо и жениться не согласный! Как так? Ведь за ради неё все деньги за энти серьги отвалил, а таперича ты жениться не хочешь? Хм! Денег нет, серёжек нет, оружия нет, коней нет, так мы ишшо и на свадьбе не погуляем? Гад ты, Андрюза, опосля энтого!
Молчит Евстигней, а Антоний всё веселится:
- Стёха, а я знаю я, чиво Андрюха жениться-то раздумал! Энто ему тётка Луша всю обедню испортила, ага! А чиво? Ты мотри, Андрюха, как бы теперь тебя на тёток не завернуло!

Хохочет Антоний, хохочет Андрий, а мужичок позади стонет:
- Казаки, вы б не шумели так,а? Я-то чиво, вы беду накличите, а я ж покудова с вами...Уберёг Господь, почти убёгли! Ох, грехи наши тяжкие! Ох, прегрешения!

Не глядят на него братья. Антоний и говорит старшему брату:
- Слышь, Стёха, а где ты энту девку нашёл? Ишь, разодета как, словно барыня!
Открыл было рот Евстигней, чтобы правду сказать : "В лесу, мол, и нашёл ведьму энту", как Андрий вскричал:
- Вспомнил! Вспомнил, где я Алёну энту видал! Когда нас к Талалаю на двор привезли, она подошла к нам, да глядела на нас!Ну, и мужик её тоже видал! Точно! Энто же Алёна, Талалая дочь!

Встал Евстигней, как вкопанный! То не мельница стучит - погромыхивает - то голоса в голове его молоточками бьют :
- Энто он тятеньку моего убил…
- Ежели хоть капля крови на землю упадёт...
- Полюбовница та...Алёнкой прикинулась...
- Кровь из чаши пьёт...
- Талалай с ведьмою своей!..
- Талалаев нож...

- Стёха, ты чиво? - трясёт Антоний брата за плечо, - Айда!
- Ну, чиво там, казаки? - хнычет мужичок, - Идёте вы аль нет?
Поглядел на братьев Евстигней.
- Антоха! Андрюха! - говорит, - Вы дуйте до мельницы, трошки уж осталось, а я зараз! Я мигом!
- Ты чиво? - вытаращил глаза Антоний.
- Да не могу я так! - закричал Евстигней, - Разрази меня гром, не могу! Антоха, я догоню вас, а на мельнице - там Маша! Она хорошая, ей-Бо! Я мигом! - и, как вихорь, обратно побежал.

Да как побежал...помчался, на крылах полетел - до того легко ему сделалось, и земли под ногами не чует! Лишь бы успеть, а там..да вот и сосна, за которой лаз , да только откуда было тут горе взяться?
- Ох, овражины чёртовы! - заругался Евстигней, - Ямы одне кругом, будь они неладны! Лес не лес, а...

Плюнул Евстигней, наверх полез, да только как за землю сырую уцепишься? И корней, как на грех, никаких не чует по пальцами, комьями землю гребёт, обратно катится! Но добрался ж таки до самого верха, подтянулся - ну, так и есть : прямёхонько на лаз выскочил! Вот тебе, Евстигней Михалыч, и камешки, они же валуны, вот тебе и тёрен колючий, вот тебе и месяц яркий, а вот тебе и волки - два серых, а третий - прочих темней!

И стоят те волки прямо перед Евстигнеем - глаза огнём пышут, шерсть звёздами серебрится, а клыки ножами острыми сверкают! А тут и ещё два зверя морды свои из кустов выперли, и один из них молвит человечьим голосом :
- Слышь, Борей, - говорит, - В лазу люди!
- Борей,- говорит другой,- К елани бегите, а энтих нам и самим мало станет!

Молчит волк Борей, с казака глаз своих не сводит! Пересохло в горле у Евстигнея, но обратно ходу нет, и решился он...
- Борей! - говорит, - Мне Алёна нужна!
Зарычали тут волки, а Борей совсем близко к казаку подошёл.
- А зачем тебе Алёна понадобилась? - спрашивает, а у самого из ноздрей пар валит, и не поймёшь, то ли серчает он, то ли завсегда так.
А ответить чиво, особливо ежели и сам ответу не знаешь?
- Борей! - просит Естигней, - Помоги мне!
Наклонил голову волк Борей, задумался, а совсем рядышком филин ухнул,крылами захлопал. Обернулся к волкам Борей.
- Как люди появятся, - говорит, - уведите! Идём! - крикнул он Евстигнею и в лес прыгнул.

Евстигней - за ним! Летит волк Борей, и земли лапами не коснётся, однако ж тропки выбирает хоженные, жалеет казака!
Кричит Евстигней волку :
- Борей! Не жалей меня - айда напрямки!

Сверкнул глазами волк, фыркнул и меж деревьями хвостом вильнул. Сиганул вослед за ним Евстигней, ногой в пенёк угодил, через голову полетел, чуть шею себе не своротил! Вскочил на ноги и дальше за волком помчался - только ветер в ушах свистит, пни да коряги под ногами пролетают! Сколь шишек да ссадин Евстигней нахватал, и не перечесть - все его! Но вот выскочили они к Хопру, на елань заветную, которая шесть дорог в узел заплела.

И стоит на той елани Алёна, а волков округ неё собралось видимо-невидимо! Свет лунный на шкурах блестит - переливается, глаза звёзды горят. Увидали волки Борея, морды опустили и в стороны разошлись. Увидала Евстигнея Алёна, нахмурилась.

- Ты зачем сюда пришёл? - спрашивает, - Я думала, вы уже к переправе подъезжаете!
В глаза ей глядит Евстигней.
- Да чёрт с ним, с Талалаем энтим! - говорит, - Пойдём со мной!

Не ответила казаку Алёна, к волку поворотилась :
- Ты зачем привёл его, Борей? - спрашивает.
- Он помощи просил! - отвечает ей волк Борей, - А наши законы ты знаешь : ежели человек просит помощи, волк ПадОвского леса отказать не может!
Вздохнула Алёна, головой покачала :
- Нет, - говорит она казаку, - Не смогу я с тобой уйти! Сейчас сюда Талалай со своими разбойниками явиться. У меня с ним старые счёты, и если я уйду, я себе этого никогда не прощу! Уходи сам, ты-то не при чём!

- Добро! - тряхнул чубом Евстигней и к вожаку волчьей стаи поворотился :
- Плохую вы позицию выбрали, Борей! - говорит он, - Вас, как на ладони, отовсюда видать! Они ж по вам начнут с ружей палить, и всех выбьют! Гляди, чиво сделать надо : пущай часть из вас в лесу вдоль дороги схоронится, да за теми кустами ишшо сколько. Вперёд прочих кто лезет? Верно, самые смелые альбо угодливые. Вот мы их на себя и возьмём. А прочих пущай волки по двое отрезают, а ужо потом с тылу на елань заходят!
Заволновались волки :
-Дело человек говорит!
-Борей, послухай его!
-Да нельзя нам людей убивать! - покачал головой Борей, - За энто нам самим погибнуть придётся!
- Ну, тогда люди убьют вас! - Евстигней поглядел на волков, - Ну, не убивайте людей, а с лошадей их валите, в лес гоните!
Обрадовались волки, а Евстигней вздохнул с облегчением :
-Ишшо, Борей, хорошо энтих первых, что на нас пойдут, с ног свалить! Во-он промеж тех дерев верёвицу, - указал он рукой, - Тады мы и первых достойно встретим!

Повернулся к волкам Борей, зарычал, и побежали волки врассыпную, только с десяток на елани и осталось.
- Слухай, Борей, - говорит казак,- Оружием похвалиться я не могу - шашка вот у меня есть, нагайка да ишшо вот...ножичек имеется! - и выхватил с рук Алёны талалаев нож.
Взвизгнула тут Алёна, кинулась на казака, да куды ей!

- В смерть поиграться решила? - крикнул на неё Евстигней, - Ежели заварила энту кашу, так сядь в сторонку да помалкивай! Луша твоя где?
- В лесу осталась! - обидно стало Алёне , что кричат на неё, - Не захотела она Талалаю мстить, струсила!
Разозлился Евстигней, на Алёну взглянул - отшатнулась она!
- Всё верно Луша твоя сделала! - говорит, - А ты дура! Зараз сюды куча пьяных душегубов явится, а ты из себя героя ставишь! Сама, поди, всё выдумала, из сказок своих? А кто живым останется, тебе плевать! Сказочница! Ежели б ты Талалая убить задумала, то пошла б к нему и всадила ему в горло ножик энтот...Кто тебе Талалай - не отец, верно? Дядька?

Сжала кулаки Алёна, силиться не зареветь, а слёзы сами с глаз текут - никогда таких Евстигней не видал!
- Дядька, - говорит она, - Он отцу моему брат родный...он отца и зарезал и псам скормил, а я видела! И не поняла тогда, мне ж тогда и пяти годочков не было! Мне б сказать кому, а я испугалась...духу не хватило! - и не поняла Алёна, как же так вышло, что на мужском плече и плакать слаже? Да и сам Евстигней не понял...- Он за отца себя стал выдавать - похожи они были, как две капли воды! А меня Талалай всегда любил - всё дозволял, но только когда я поняла, что для себя он меня растил, я по голове его стукнула и в лес убежала, да к ведьме попала!

- Нам ведьма нужна, - сказал Борей, - Ведьма Чёрного леса - она взяла облик Алёны по уговору, хотя и права на то не имела! Мы просто заберём ведьму и уйдём, Талалай нам не нужен, но слишком много крови стало в нашем лесу!
Развернул к себе Алёну Евстигней:
- Почему ты мне спервоначалу всего не сказала? - спрашивает.
- Так ты ж меня убить грозился! - вздыхает Алёна, - Как же я скажу? Не помнишь?
- Помню! - кивнул Евстигней и сбрехал, - Так энто шутковал я, смелость твою проверял! Таперича вот вижу, что смелая, а потому ступай-ка ты отсель на мельницу...
- Вот сам и уходи! - надула губы Алёна, - Крови и грязи тут много...

- Ну, я и сам не ангел! - усмехнулся Евстигней, - Слухай, Борей, - говорит он волку, - уведи её!
- Рад бы, да не могу! - отозвался волк, - Ведьма облик Алёны взяла, и только Алёна заставит её вылезти!
- Как заставит? - спросил Евстигней.
- Алёна прольёт свою кровь! - ответил Борей.
- Как? - сызнова спросил Евстигней.
- Я укушу её! - зарычал Борей.
- Ьорей укусит и умрёт! - крикнула тут одна из волчиц.
- А она? - указал Евстигней на Алёну.
- А она с нами останется! - крикнула другая волчица.
Задумался Евстигней, голову опустил.
- Люди идут, Борей! - крикнул молодой волк.

И увидал тут Евстигней Машу и братьев своих - с мельничной дороги на перепутье они вышли и встали, волков завидя. Зарычали тут волки, но Евстигней вперёд шагнул:
- Борей, - говорит, - не трожьте, энто братья мои!
Отступили волки, а Антоний уж и нож вытащил, а Андрий уж и топориком замахнулся!

- Погодь, казаки! - крикнул Евстигней и вперёд пошёл.
- Это чиво тут, Стёха? - спрашивает Антоний.
- Энто, - подумал Евстигней да руками развёл, - Волки!
Антоний говорит младшему брату:
- Я понял, Андрюх, что волки, а ты?
- А волки чьи? - спрашивает Андрий, - Ведьмины?
Зарычали тут волки, услыхав про ведьму, ощетинились.
- Энто они про другую ведьму гутарят, Борей! - говорит Евстигней.

Расступились волки. Кинулась Маша к Алёне, а Евстигней братьев научает :
- Тут такое дело, браты, зараз сюды Талалай явится, так встретить его надобно!
Только так сказал он, как с горы крики послышались да огонь факельный пятнами вспыхнул. Поиграл Андрий топориком :
- Так ты, Стёха, хотел сам разбойников талалаевых порубать? Эк ты! Да я в жисть тебе энтого не простил бы! Я энтих гадов зубами порву! Они за всё ответят!
- Ага! - кивает Антоний, - Добрый ты брат опосля энтого! Маня нам всё обсказала да топорики с ножами достала! Чудо, а не девка!
- А ведьма зачем? - кивнул Андрий на Алёну, - Фокусы показывать станет?

Не успел ответить Евстигней - кони талалаевские всё ближе и ближе! Встали стеной братья, сестёр за спины спрятали.
- Ненавижу тебя, казак! - шипит Алёна Евстигнею.
- Дурочка ты! - смеётся Евстигней.
Увидали тут братья людей талалаевских - уж и свистят разбойнички, и кричат, и факелами машут, а как на елань въезжать стали - кубарем посыпались и кони, и всадники! Разлетелись факелы в разные стороны, и полыхнула трава огнём ярким!

- А я боялся, что тёмно будет! - говорит Антоний, - Мань, живы будем, пойдёшь за меня? - спрашивает.
Полыхнули щёки машины - надёжи на ночь уж нет, у сестры на груди лицо спряталась!
- Ну, нашёл час! - смеётся Евстигней.
- А чиво тут? - говорит Андрий, - А ежели я помру, она знать будет! Слышь, Мань, ежели я помру, то с именем твоим, ты уж знай!
- Я те помру! - грозится Маша, -Помрёт он!

Вскочили тут на ноги разбойнички, а им на подмогу и другие подоспели, а уж вослед за всеми и возок крытый, коврами персиянскими устланный : на козлах Ильич сидит, кнутом коней охаживает, а за ним и сам Талалай в рубахе турецкой - кинжалом размахивает, глаза страшные делает, бородой трясёт. А рядышком с ним Алёна сидит в платье царском...да не Алёна - ведьма то, что алёнкин облик приняла!
Как увидала ведьма волков, визжать перестала и под сиденье залезла.

Зарычали тут волки, охватили казаков в два кольца - одни волки в одну сторону друг за дружкой идут, а другие в другую сторону, и вот так шли они, пока Борей впереди всех оказался. Заухал тут филин, захлопал крылами, на сосну уселся и башкой завертел.

- Что? - кричит Талалай, - Далёко не ушли, казаки? Стреляй в них, робяты!

Грохнули тут выстрелы. Ощетинились волки, морды свои склонили, и летят в них пули быстрые, бьются о шерсть и со звоном на землю падают!
Увидали энто разойнички, испугались,а Талалай озлился ,топорик с-под пояса выхватил и в казаков метнул! Подпрыгнула тут волчица и топорик лапами отбила - отскочил в кусты топорик! И полетели в казаков ножи да топоры, и все их волки в разные стороны отбросили.
- Этак мы всё своё оружие растеряем! - смекнули разбойнички.

- Чёрт с вами, казаки! - кричит Талалай, - Уходите! Поезжайте домой, да науку мою помните! А не то худо вам придётся - едут за нами ишшо робятки мои, подмога крепкая, с псами лютыми! Волчат ваших в клочья порвут! Уезжайте к себе на Дон, покамест я добрый!

Молчат казаки.
И вышла тут вперёд Алёна.
- Что, Талалай, узнаёшь меня? - спрашивает.
Опешил Талалай, глядь под лавку, а ведьма глаза пучит и просит :
- Ты не верь ей! Энто же ведьма и есть! Разлучить она нас хочет!

Зарычал тут Талалай, а Алёнка своё гнёт:
- Давно ли ты, дядя Михайла, отцом моим стал? Давно ли бороду отрастил да в купцы подался? Давно ли дом брата своего, Григория, и всё добро его себе присвоил?

Дрогнул Талалай, лицом побелел и говорит своим разбойничкам :
- Не слухай её, робяты! Ведьма энто распроклятая! Под Алёнку, дочерь мою, заделалась - вона, спереди и не отличишь!
- Ведьма за твоей спиной сидит, Талалай! - крикнула Алёна, - А помнишь, как ты отца моего прирезал да псам скормил? Гляди, вот он нож этот, нож брата твоего Григория Талалая!

Поднял вверх Евстигней нож, который в пещере достал. Сверкнули на нём каменья дорогие. Задохнулся Талалай.

- Ты подохнешь, как пёс, Мишка-душегуб, и это говорю тебе я - Алёна, дочь Григория Талалая! - крикнула Алёна и руку вперёд протянула.

Подскочил тут волк Борей выше дерев, в самое небо, извернулся, зубы оскалил и вниз стрелой кинулся! Схватил тут Алёну Евстигней за руку и полоснул по ней ножом Талалая!И потекла на землю алая кровь...

Трижды ухнул филин, и рухнул на землю волк Борей!
И завыла тут ведьма, выскочила из возка, завертелась, закрутилась на одном месте, хлопнула выстрелом, грохнула молнией и ветром из платья выскочила! Взвилась она в небо звёздное, только украшения о землю звякнули!

Пораскрывали тут рты и казаки, и разбойнички, а ведьма обратно на землю с шумом хряпнулась, и увидали тут все старуху костлявую - страшную, беззубую да горбатую!Повернулась ведьма к Талалаю :
-И чиво ты уставился на меня, Талалай? - скрипит она, - Аль не мила я тебе, любый мой?
Признал тут Евстигней голос ведьмин - энто его он слыхал, в шкапчике Алёны сидючи! А ведьма захохотала тут страшно и в лес помчалась! Кинулись за ней волки лентою тёмною да быстрее ветра, а Талалай стал бороду руками драть:
- Убейте меня, робяты, сделайте божецкую милость!-хрипит,- С кем я жил! С кем жил! - глаза выпучил и из возка на землю повалился!

Заствистели тут казаки и на бандитов набросились!
И вспыхнул огнём ПадОвский лес, и заржали кони, заметались меж дерев, и грянул бой!
Хотела было Алёна до Талалая добраться, да удержала её Маша :
- Куда ты, глупая? - кричит, - Не бабье энто дело - в мужскую драку соваться!
А как увидала, что два разбойника на Антония медведями навалились - один позади, а другой спереди, так ухватила откуда-то палку тяжёлую и огрела одного разбойника , что было сил! Охнул разбойник и на землю повалился, а уж с другим казак и сам управился!
- Ох, и девка! - смеётся Антоний, - Мань, ну, я тебя намедни и не понял - т согласная за меня иттить, али как? - спрашивает.
Молчит Маша - у другого разбойника палкой с руки нож выбивает.
-За тебя пойтить? - усмехается, - Я ишшо подумаю! Ты гля, сколь женихов тута - любого бери! - а "женихи" от её ударов знай себе уворачиваются!

А Евстигней меж тем шашкой рубит разбойничков да к возку подбирается. Глядь, а в возке том Кутя от ратных подвигов хоронится!
Вытащил талалаева приказчика Евстигней и снёс ему голову, а с-под колёс Ильич с криком выскочил да лес дёру дал, через пламя перескакивая.
Не нашёл Евстигней Талалая. На возок заскочил, огляделся округ - не видать нигде Душегуба, но и Алёны он не увидел. Соскочил на землю Евстигней и на разбойника ближайшего кинулся...

А Алёна тем временем к дороге отошла, что в Чёрный лес вела. Горит ПадОвский лес, трещит ветками! Как же ей Талалая отыскать? Позабыла она, что нож талалаев Евстигней с собой забрал. Вот глядит она на побоище во все глаза, да поди тут разбери : кричат казаки, стонут разбойники, лошади ржут, дым клубами стелется!Опустилась тут на землю Алёна и зажмурилась - нету больше сил...А ежели они погибнут - и сестрица Маша, и Евстигней, и братья его? Прав был Евстигней - можно было и по-иному с обидчиком разобратся, а теперь крови ещё больше стало! Повсюду она - кровь, кровь, кровь!

Не заметила Алёна, как сзади к ней Талалай подобрался - он ещё с возка её высмотрел да бочком, кустами дымными, через траву горящую подошёл. Снял с себя Талалай пояс шёлковый да на шею Алёне удавкой накинул! Дёрнулась Алёна, руками за пояс ухватилась, крикнуть хотела, да куда там! И потащил её по дороге Талалай волоком, а она знай, как змея, извивается!

Но вот устал Талалай, остановку сделал, зашипел, слюной забрызгал :
- Что, дорогая моя племяннушка, - говорит, - казачков на меня навела, на меня, на сваво родного дядюшку? Хочешь, чтоб убили они меня, а самой все богатства к рукам прибрать? Ведьму энту мне подсунула! Ох, и хитра же ты, змея подколодная!

Задыхается Алёна, а Талалай ещё крепче пояс затягивает, глядит на Алёну глазами кровавыми, и не видит ничего округ, а меж тем по кустам треск пошёл - то волки серебрянными шкурами засверкали!

- Пожалел я тебя, а надо было твои кости псам скормить, как братца Гришку! - хрипит Талалай, - А всё сердце моё доброе - подвело оно меня! Пожалел я тебя,сиротинушку... А Гришка - он всё у меня отнял, а я только своё вернул! Своё, слышишь? Своё! Я-старший сын, я - наследник сваво тятеньки, я, а не он! А таперича ты меня по миру пустить решила? Я ж тебя, стерву, кормил-поил, в золото одевал, а ты вот как на доброту мою…

Но не кончил свою речь Талалай - оборвал её свист резкий. Вскинул голову Талалай, и тотчас промеж глаз ему нож вонзился - тот самый, которым он брата родного убил - талалаев нож! И побежала с-под ножа кровь алая - по носу хищному, по бороде чёрной, по одёжам богатым! Выпустил Талалай шёлковый поясок из рук своих и назад повалился. Захрипела тут Алёна, закашлялась. Подхватил её Евстигней на руки и повернул было к елани, но трёх шагов сделать не успел, как толкул его в спину ветер.

Поворотился Евстигней и видит - мчится на него ведьма лесная, диким криком кричит, страшным визгом визжит! Подлетела ведьма к Талалаю убитому, оторвала ему голову и в Хопёр её закинула, а потом пасть свою раззявила и принялась из тела кровь сосать!
А как выпила она всю кровушку Мишки Душегуба, вцепилась ему в плечи когтями огромными, вскочила верхом,взлетела ввысь и помчалась прочь! И кинулись за ней вослед волки по кустам да по дороге...
Глянул Евстигней на Алёну, а она лежит на его руках без памяти.

Ухнул тут филин и крылами захлопал, и через Хопёр в чащи свои дремучие полетел. И погас огонь в ПадОвском лесу,только ветки звёздочками алыми посверкивают да искрами пощёлкивают, да трава дымом чадит.

А по елани лесной кони бродят кони, пофыркают, хояев своих убитых ищут. Лежит Кутя без головушки - под возок она закатилась; лежит Пал Палыч без рук да без ног; тихо - смирно лежат разбойнички талалаевы - навсегда уж успокоились!
Оглядела их Маша и говорит казакам :
- Тут Ильича и Зюзи нету!
- Да удрали они поди! - Антоний на пенёк присел, - Вот таперича довольный я, только следовает оружие какое подсобрать, да коней увести!

А тут и Евстигней с Алёной подошли. Кинулась к сестрице Маша,обнялись, заплакали. Обнялись и братья, да только услыхали они новый шум - бегут к ним по дороге падОвской люди с кольями да вилами, а впереди Зюзя кричит :
- Скорей, родимые! Скорей, православные! - кричит он, - Встанем на защиту отца нашего и благодетеля Григорья Талалая от разбойников, что казаками вырядились, да от ведьмы, что дщерью его прикинулась! Ох, и щедр на благодарность отец наш родный Талалай - не поскупится! Веселей, робятушки, веселей, родимые!
Поднялись на ноги братья.
- Таких-то и рубить жалко, ага! - говорит Андрий.
- Да и не за что рубить их! - кивает Евстигней.
- Можа, напугаем трошки? - смеётся Антоний, - Мань, ты крутани палочкой!

Увидал тут Зюзя казаков, остановился, оглядел подельничков своих мёртвых, увидал Алёну, плюнул на Кутю безголового, перешагнул его, ручки на груди своей сложил молитвенно да заголосил на весь ПадОвский лес:
- Матушка вы наша, Алёна Григорьевна! Живой вас вижу, хвала Господу нашему - уберёг он вас, ангел вы небесный, от разбойников этих проклятых! Я ж всё сердце за вас в клочки порвал! Вижу вас живой, и взыграл во мне дух! Кто ж знать мог, что Мишка-Душегуб за тятеньку вашего себя выдавал? И ведь как похож был, подлец!Так похож, что даже меня провёл, даже я обманулся! А уж про ведьму чёртову я и подумать не мог...Сиротинушка вы наша, Алёна Григорьевна-а-а! К кому ж вам прибегнуть в минуты тяжкие, как не к людям вашим верным? - приумолк тут Зюзя, передохнул маленько и заголосил пуще прежнего, - Но Господь положил конец злодейству энтому - послал на вашу защиту героев храбрых! Очистили землю нашу казаки - надёжа наша и защита Отечества! - от нечестивых разбойников, и вас для нас спасли! На коленах благодарим их и Господа Бога нашего! - бухнулся тут Зюзя на землю, и другие люди на колена попадали, - И до конца дней наших будем за их здравие Господа Бога молить! Милостивица вы наша, Алёна Григорьевна! Мы, недостойные рабы ваши, слёзно просим вас вернутся дом ваш хозяйкою полноправной, и всем владеть, как душа ваша добрейшая пожелает! А мною вы можете располагать, как вам угодно, хоть на куски порежьте - не пикну!

Закивали тут люди, возок подтянули:
- Пожалуйте, - говорят, - Алёна Григорьевна! Садитесь на ковры турецкие, в подушечки лебяжьи! Дозвольте ножки ваши покрывальцем бархатным укрыть - холодно-с! - и в пояс кланяются.
Стоит Алёна еле живая. Обернулась к казкам.
- Спасибо вам! - говорит, а сама на Евстигнея только и глядит.
Молчит Евстигней, а чиво тут скажешь?
" Не молчи, казак! Говори же, казак!"
" Говорил я уже, да не слышала ты!"

Напрасно ждала Алёна, Талалая дочь! Задушили слёзы, закашлялась, и щёлкнула кнутом талалаева спесь!
- Что ж, - говорит, - так тому и быть! - и кошелёк барзатный, монетами полный, Евстигнею протягивает, - Бери, казак, заслужил!
Покачнулся Евстигней, глаза долу опустил.
- Не хочешь? - спрашивает Алёна, - Ну, тогда вот! - сняла перстень с пальца, в ладонь ему вложила, крепко-накрепко руками стиснула! Нет, не глядит на неё казак!
Отвернулась тут Алёна и к возку пошла.Окликнула было её Маша, да не взглянула на сестрицу Талалаева дочь, села в возок и в Пады со свитою своей укатила...

Побледнело ночное небо, звёздочки дымкой седой подёрнулись. Задышал Хопёр грудью полною, пробудился, и зашумели ивушки прибрежные. Встрепенулись малиновым звоном птицы вольные, застучала - захлюпала мельница и протянулась над лесом полоска яркая - то занимался день, провожая ночь.

Присел Естигней на крутой бережок. Знать, устал казак!
Окликнул его было младший брат, да средний упредил :
- Погоди! - говорит, - Дай ему в себя прийти. Тут вона чиво получается-то!
Зарычал Андрий :
- Надо было ведьме энтой башку снести!
Вздохнул Антоний, а Маша братьям улыбнулась приветливо :
- Казаки! - говорит, - Айдате ко мне! Покормлю я вас да одёжу почищу, а тот как такими в дальний путь ехать? Мужа али там родителев у меня и отродясь не было - не заругает никто, а вам передохнуть надобно!
Согласились братья, а за Евстигнеем решили попозже прийти. Коней себе добрых выбрали, оружия взяли да в ПадЫ отправились.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 28.11.2021г. Марина Новикова-Шведт
Свидетельство о публикации: izba-2021-3204000

Рубрика произведения: Проза -> Сказка











1