Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Поэма «Тоска»


­Кульков Виктор Константинович
(лит. псевдоним Петр Лирэнский)
поэт, поэзии талант прозы
рожден 13.11.1984., г. Судогда

1.03.2020 – 13.10.2020.
Поэма «Тоска»

1………….
вот с небес печалью белой
песня влажная спустилась –
в талых снегах тонки ели,
только грудь сильней забилась,
тишина у талой воды –
в сердце лишь горит невзгода,
в глади светлой небосвода
лишь покой, а непогода,
а земля в покой отпета,
как же холодно в груди
без неё, и без ответа,
не живи и не иди,
под печалью белой, милой
на кушетке засыпаю,
к небу белая могила,
а по ней я не рыдаю.
2………….
сердце – бедный мой кораблик
не возвратит себе счастья флаг,
погрузился я в тоскливый облик
над мёртвой землёй лог
из ветвей черных грузился
дерев хладных вился,
и не знает в гневе смутном
одна девица одно,
что дельфин лишь любит утром,
щебеча воды руно,
кровь сердечная чернеет,
марево рассветных ран –
белой грудкой леденеет,
оживая и ныряв в капкан
знать в волну воды, холода,
где не душит чувств немых тоска,
где под утром небосвода
сердцу плыть свободно, как река,
мне забвенье тихо сниться
о морской хладной шири,
смог от чувств освободиться –
не реви, а вдаль смотри.
3………….
жесты, взгляд, красивы губы,
власы чёрны – небосвод
влажных туч грозы, что любо
мне смотреть в глубину вод
глаз, на щёчки, что прогреты
красным заревом лучей –
улыбнулись может где-то,
для неё, а я ни чей –
я её люблю по жизни,
слёз огонь – края небес,
ведь она моя отчизна
и любви прекрасный лес.
нет ума, совсем влюбился,
не влюбился – полюбил,
в дремоте своей забился,
от любви совсем дебил.
нет чужой не надо яви,
неба совершена мгла,
не люблю, всех чувств возглавил
в ней священные дела.
мне по сути – с ней б общаться,
чувства к ней – выше любви,
небу просто придаваться,
если есть покой в крови.
4………….
колокольни звук отрадный,
голос твой наедине,
иль люблю тебя, и ладно,
просто верю, слышно мне
голос твой, подобный жизни
исцелил меня на слух
и его я как отчизну
слышу, ушами я сух,
у меня больные уши,
только голос твой пролёг
близкий – словно море суши
облил водицей далёк,
а в ушах сильнее мышца
сердца бьёт издалека,
наши ближе только лица,
ну а мне одна тоска.
деревенской колокольни
может в помощь звук придёт,
только вера, дружба сольно
наша верю не пройдёт,
ты учитель мой хоть женский,
голос звонок твой – тосклив,
я мужик лишь деревенский
искал дружбы, слово лив.
5………….
в правой лёгком боль тупая,
и она совсем ничья,
ей дорогу уступая,
тихо плачу у ручья,
растопил зимы я воды,
звёзды лишь под небосводом,
ты мой полнишь тихо слух,
стал я петь – приятный голос,
пред тобой совсем не сух,
хоть и не высокий колос
ночь мертва под белым снегом,
ну а я влюблён без неги.
жизнь мучительна, горька,
дрожь одна бежит по коже,
ты не женщина – река,
что бежит в природе тоже,
а меня тоска сковала,
снег могилой лёг лишь ало.
6……………
по одной вздыхаю деве,
а она лишь вдалеке,
как же больно в лёгком слева,
тоже в правом налегке,
к ней иду лесною тропкой,
в листьях спрятался совсем,
против водки – против стопки,
глянет – я её без тем,
она – только призрак смутный
в моей комнате встаёт,
я проплачу только мутно,
боль святая справа бьёт,
лишь в тебя я мог влюбится,
чуть не плачу до зари,
грудь имеет право биться,
чтобы жить – не говори.
7………….
листья звонкие далёко,
шум отрадный вдалеке,
плачет облако глубоко –
снег в Посадском сосняке,
шёл к сосне безвестной тропкой,
а дороги поворот,
по сосне дышал я робко
у древесных у ворот,
видел я могилок смутный
призрак – тихий бугорок,
кошки, захороненной мутно,
листьев вялых сей венок,
что хозяина от гроба
песней лёгкою спасла
кошка милая у рёбер
приложила мяу мгла,
жизнь, что с ветром улетает
дикий зверь последний стих
кошки поэт посвящает
в тьме у туч совсем ночных,
в гуще сосен зверь таится
призрак кошки исцелить,
болен кто, да помолится
и надеждой дальше жить.
8………….
а у тьмы конца не видно,
час за часом время всё,
мне слезливо и обидно,
ведь люблю одну её,
глаз, смыкая шёл отважно
я ребёнком к ней одной,
и взрослея, умирая,
она луна над о мной,
нет сплошных воспоминаний,
только горестный напев
чувств сплошных переживаний,
кончил я с собой – отпев,
в неизвестную влюбился,
в благотворную весну,
но девицы не добился,
мужику лежать ко сну,
ночь одна – тоска что было,
я в любви не виноват,
сердце вновь – опять забило,
а свободой – да стократ,
под её улыбкой страстной
в вешнем кож и забытье
не усну – талант прекрасный
лучше сочинять бытье,
я озябну, а смиренье,
здравье, девственность, талант,
силу даст – творить лишь рвенье,
подсознанье не предаст.
9………….
раздувает ветер чувство,
а любовь – моя весна,
а словесность, слов искусство
моя верная жена,
жизнь моя легла другою
девственной дорогой слов,
а не знаю я покоя
ото мглы небес, покров
лишь ее – по ней вздыхаю
деве милой, не страшна
смерть от ветра – задыхаюсь,
я люблю тебя весна,
деву милую – природу,
тает снег кругом, клубя,
сердце мучит непогода,
разгадать нельзя тебя.
10………….
ранний март, с рассветом глухо,
лишь однажды на ветру,
я влюбился влажно-сухо
в деву-весну по утру,
струйный рокот слабых лёгких,
боль тупая – может рак,
жить недолго в буднях тёплых,
но из жизни не иссяк,
а завеса дождевая
вызывает скорбный плач
и доспехи, одевая,
и весна казнит палач
мою девственность мужскую,
мой словесности талант,
но в борьбе один ликую
слов всех русских я атлант,
небосвод тоской окрашен,
сердце ранено весной,
боль в груди, и я погашен,
но пока еще живой,
в сердце пропасти больные,
солнце белым полотном
разлилось в тучах – шальные,
а куда бегут под сном,
нет я в женщину земную
не влюблён – в богиню да,
свет небес лишь над о мною
скорбно льётся навсегда,
неизвестная богиня,
дева вечной красоты,
только я поэт-разиня
умираю у мечты.
11………….
сердобольный я мужчина,
и земля моя легка,
чтобы сеять, жать без чина –
безымянная рука,
голос реет песней сильной
и воскресный мой наряд
беден, но в труде обильной
я сохой вспашу сто ряд,
голос мой щемит и греет
баритон поёт-поёт,
а рука моя сумеет,
а плодов лишь сытный взлёт,
сколько свежести да в силе
богатырской у славян,
я штангист и до могилы,
каратист – купца мой сан,
землю я с умом и мудро
с холодящей грудью лишь
пропашу, лишь солнце в утро
засветит, ночная тишь
уходя, волненьем сердце
колыхнёт и грудь моя
вновь забьётся, а не перцем –
пресным, красным, не тая,
если мог, мне дайте трактор,
горемыка я – спахал
землю, плодов я ректор,
я учёный – не нахал,
жизнь покуда тороплива,
свет в вершине голубой,
а пахать – вперед с приливом
свежих сил борьба с собой,
ритм лопаты – крепки руки,
не затейливо копать,
труд тяжёл от всякой скуки
избавляет и на пять.
12………….
а весна туманом
пылью снеговой
с неба тянет манны
в дождь серебряной,
всё мутнее дали
с глаз течёт слеза –
я люблю в печали
лишь её глаза,
тяжко мне в движенье
мысль мозгов – инсульт
у висков лишь жженье
и давленья культ,
широко ненастье
сердца рак и я,
все уходят страсти,
лишь душа моя
остаётся смело,
а душа есть – мозг,
я борюсь умело
от болезней розг,
мглы бескрайней силы,
в небе облака,
весна – до могилы,
жизнь – мои бока.
13………….
для чего я живу, в том тебе не признаюсь,
жизни путь мой таланта неясен и тал,
но тебя люблю, в том стихе я признаюсь,
и к тебе я влечением талым лишь ал,
осторожно движенье, вверх-вниз – безвозвратно,
а любви назначенье исполнить готов,
ты картины художника – рисовать стократно,
я готов тебя движеньем без слов,
из вне, изнутри нечего не зная
я пытаюсь тебе одной сказать люблю,
радость и боль, меня понимая,
а тебя совсем уже не ловлю,
кто дева, о мгла неизвестная телу,
в утомительной смуте вирус грядёт,
земную женщину я не любил в хомуте,
СПИД от тела скоро уйдёт,
мой путь девственности бесплоден и пуст,
но болезни смогу отодвинут,
я мастурбирую, прячась за зелёный куст,
памятник здоровью воздвигнут,
да прибуду в таланте – себя не продал,
а русское слово воздвиг на вершину,
со мною весна и вечерняя даль –
весна моя – облаков хмурых вся шина.
14………….
молчанье мысли – чувство в пике
к бессмертной деве навсегда,
у марта точные улики –
снега – лишь талые вода,
земли повода,
меня тоска не успокоит
в потёмках юности былой,
прикосновением прикроет
к щекам твоим глазами, стой
и мгла без другой,
в грёзе забылся я, не зная
тебя – бессмертие твоё,
слова мои, как все, при-зная
потаят может быть – и всё,
но ты весна-всё,
к тебе припасть я не решился,
ко звуку чистых облаков,
лишь страсть я высказал – влюбился
от запаха твоих духов
в чего, зачем оков,
мне тело смертное и сердце,
ведь ты бессмертная тоска,
весна бессмертная без солнца,
весна дождей, когда река
льётся от легка.
15………….
сегодня вечер – восемь марта,
прекрасный день и мгла свежа,
тоскливый город без азарта,
а небо – золота пряжа,
пыль золотая опустилась
поздравить женщин от небес,
кого они отвергли силой
всех онанистов, словно бес,
в золе закате туча светит,
я посветлел и распознал
одни-единственные ветки
осины милой, что узнал
пути начало – затоскую
с конечным страхом по тебе,
и умирая, я ликую,
любовь предстала вся мольбе,
и только шёпот многоликий
у девственности неба власть,
а я мужик одно мне дико
отрадно вытерпеть страсть-власть,
но я соблазну не подамся,
конечный страх – любить-реветь,
прощенья душу и не сдамся,
лишь обретая и терпеть.
16………….
иду я окрестностью милого города,
белизна небесных облаков-парусов
меня поражает слёзы от этого повода
текут из глаз под нос моих усов,
погода вечная в тумане свежа и дождлива,
она легла на поля и свежие рощи лесов,
а под солнцем еще плакуча, стыдлива
утром золотится от белых парусов,
а я иду, трогаясь в путь в дороге,
по тихой обочине шагом медленным,
немного тоске, покое, тревоге,
шагом по мокрому асфальту разменным,
горизонт усеян пыльной смутой,
как стена то белизна, то синева,
друга сменяют кривой круто,
то их перекрывает ранняя листва,
не обычно тёплый март я знаю
и внезапно так тепло прозрачно
в нём огромный рейд лучей, не зная,
от небесной мглы летит к земле удачно,
ах, явь окрестная, как будто чья-то сказка
сюда сошла с прекрасных женских уст
и уши балует всё ветра лаской,
и зеленью оброс уж дикий куст
17………….
а мне никак нельзя заснуть, холоден
лучится солнце в тёплой глубине,
я не влюблён, талантлив и свободен
и даже небо раз любилось мне,
сменяет полночь вновь рассвет туманный,
я победил и абсолютно всё,
тоской ум мой переполняет неба рана,
мне наплевать действительно на всё,
кругом лишь ложь, злых лиц в слезах дрожанье,
слежу за миром, как и двадцать лет назад,
когда я начал сочинять дыханьем
и в мартовской тоске всему я был не рад,
чему тут радоваться пошлым дням и ночам,
жизнь неизменна, как её конец,
свет утра ослепляет бодро очи,
а ночь слепит их сном и свой венец
звездой к мечте, как прежде возлагает,
вот почему с заплаканным лицом
я в марте просыпают и слагаю
стих о тоске с несбывшемся концом.
18………….
воскресло вновь тринадцатое марта,
у неба светило
вставало в облаке живом и без азарта –
для взоров мило,
талант в подъёме днём и ночью сильный
чувство свободы
поднял словесностью во всём обильной
в теплой непогоде,
я лишь мечтать мог о даре писательства
в поэзии пустоты,
но словесность внесла вмешательство,
бас слова красоты,
по утрам я стаю к облакам мирозданья,
вижу солнце незримо,
из глаз течёт свободы рыданье,
сердцу томимо,
давленьем в крови поднимается сильно,
о мгле, весне, любви,
когда мысль слова течёт обильно,
мозг головы в крови.
19………….
сегодня день унылый,
а мне милей впотьмах,
уже я жить не в силах,
нет силы подниматься, ах,
тепло в ладонях милых,
труда жесть, хлад, неба мгла,
и я поднялся до могилы
мужик рабочий без тепла,
а боль затмит и до могилы,
я должен двигаться вперёд –
талант и девственность сила,
ни с кем себя и чувство вод
нет не делить, тепла подобья
на небе нет – наука есть,
где математика лишь дробью,
а физики родная честь.
20………….
легко жизнь мчится, тяжесть мгновений,
любовь и талант – мгла
неба без числа ветров-вдохновений,
любая земная не могла,
и новый день не похож уродство вчерашний,
тихо смотрит на землю глаз,
хороша и черна огорода вся пашня,
я поднялся, жизнь – не сказ,
тоска и талант, и жизнь без возврата,
а все отвернулись от меня,
но жизнь моя даже в коронавирус богата,
и я иду талантом у дня,
мне все женщины отказали бездной,
но я девственник бескрайних дней,
женщины вы красивы и не бесполезны,
но от вас не стану бедней,
день и ночь мастурбация тихо,
тщетный взор, но свободен один,
а в ушах только космоса эхо,
мне не плохо лежать у осин,
вот у жизни случилась поганая драма,
у болезни теперь не видать и конца,
вирус смерти пришёл и бороться до самой
смерти с температурой без боли свинца,
я не болен, но скоро – пандемия
и до Судогды знаю дойдёт не спеша,
эта воздуха грёбанная пневмония,
до последнего жить, умирать и душа.
21………….
опять день на исходе сил,
любимой локоть
очами тихо проводил,
а в сердце лёгкость,
а небо гаснет на лету
зарёй священной,
которую во всё свету
люблю и не подменной,
я не крылатый – день один
поэзии у марта,
сегодня двадцать первый день,
и в мастурбатор без азарта,
и быть собой – доволен я,
разложены все карты,
чужда поэзия собой,
и девственность тоскливей,
как моря яростный прибой
один лишь раз в порыве,
сегодня двадцать первый речь
у слова день,
а день поэзии сберечь,
мужской член – хрень,
я на постели и без сил,
ведь бабы не дают,
зато из полимера ил
и фаллосу уют,
сегодня на исходе сил
небесная заря,
земных я женщин проводил,
любил тоской не зря.
22………….
сегодня восемнадцатое марта
прекрасный день,
а с неба свечей дождь идёт аорта
у солнца красная – тень,
а дождь заливает тень деревьев светом,
а ветер поёт отзвуками соловья,
у окон, как алтари, отсветы,
сегодня был рождён лишь словно я,
сегодня восемнадцатое марта,
талант был открыт,
сочинять праведно, правдиво без азарта
и литургией солнца омыт,
машины рассекают по дорогам,
а я иду пешком в печали день,
видны уж из снега чьи-то, лого,
у солнца литургическая тень
вода течёт, поёт как в церкви пастор
в глубь нагой земли,
ох, до чего ж тепел простор,
и кто-то шепнул, нет, не дремли.
23………….
сегодня день во всём отрадный –
по-летнему тепло,
в лазурном блеске дерев ладан
развеян – запекло,
а синева в душистых тканях
умножила лишь боль,
а я зашил бронями раны,
а солнце словно ноль
спустилось с дальних гор к рассвету,
по Судогде родной,
взор, освещая тихим светом,
я вдохновлен одной,
я исцелён лишь мглой невольно,
талант не остановить,
уже не так от чувства больно,
и даже не любить,
лишь создавать, творить, лелея,
весеннею красу,
и не о чём не сожалея,
роняя с глаз росу.
24………….
у русской речки есть трава,
она лишь горизонт скрывает,
деревьев смутная листва
весною воды прикрывает,
ах, непроглядная любовь
в круговороте вод исчезла –
чиста лишь девственная кровь
и облачком да не замёрзла,
немного льда, огня – тепло,
земля и смерть, есть нечто выше
вдали – подсознанье тепло,
мозг человека – талант ниша,
жизнь не кончается одна
у русских вод и русской речки,
реки-Судогды опять весна,
а снег древа лишь сняли с плечки (плеч),
течёт прохладная вода,
я рядом – март, полощет руки,
я окунусь, ведь никогда,
ведь ни купался в её скуки.
25………….
я в грёзах весь, уже не значит,
каратэ в полночной тиши
меня спасло, я слёз не прячу,
душа к душе и не спеши,
я в жизни только существую,
у прошлого есть забытье,
ноя свободой, лишь ликую,
а каратэ оно ничьё,
вдали луна, как красный пояс,
не чёрный – кровь лишь пролита,
в воде от крови тихо моясь,
борьбы искусство – лишь плита,
в моей груди воспоминанье
далёких лет – идти вперёд,
удар, движенье и желанье,
лишь побеждая чувства гнёт,
смиренье к небу – путь уж ясен
борьбы искусство – каратэ
я выбрал поэзии ясень
слов свобода язык у рта,
в моём лишь сердце – а движенье,
а жизнь не значит ничего,
есть красный – чёрный в продвиженье,
пройдёт лишь годы от всего,
пора из гроба подниматься,
творить и жить покуда сил,
борьбы с реалией не стеснятся,
я жив еще среди могил.
26………….
облака как белый лист бумаги,
я сочиняю очертанья неб,
природа полная зелёных листьев, влаги,
а вырастит ли летом чёрный хлеб,
я лишь печатаю, глядя в клавиатуру,
а пирамида слов – природа вся,
весна 2020 – пандемии туры
под лампой неба – хладная заря,
я слышу зов внутри непостижимый,
а вместо женщины я дерево обнял,
проплакал днём по ней неудержимо,
но я еще от вируса скажу не пал,
глаза расширенные смотрят неподвижно,
потенциал здоровья не исчерпан мой,
я победил любовь талантом неудержимо,
я счастлив средь Судогодских хвой.
27………….
а женщины всегда лишь оскорбляли
меня, хотя и нравились, но теперь,
я чувственному танцу весны ля-ля
предан листьям – ими украсил дома дверь,
на свете жизнь вся замирает разом,
пустеет мир и шириться простор
от пандемии вируса иль от заразы,
но я здоров еще у тихих гор,
букетик не собрал из роз душистых,
оставил розы я земле родной,
люблю я мглу и праведно, и чисто,
не женщин милых и любой скажу – не твой,
мой взгляд далёко видящий, невинный
весенней ночи слёзы придаёт,
а лужа слёз легла дорогой длинной,
она меня – я знаю не убьёт.
28………….
солнце вихрем закалило
камни тихо, дерева,
слёзы красные пролило –
в лунных тенях лишь молва,
не ворчат заборы псарней,
ночь утихла в звёзд огнях,
я запряг в колёсах сани
и поехал жить на днях,
стайка женщин – радость сердцу,
только сердца мой кувшин
к ним наполнен диким перцем
и шипами у вершин,
даже в праздник лихой Пасхи
фаллос длинный – я дрочу,
став одним, взяв неба сохи,
жизнь один весной влачу,
и до самого, до неба
солнце залитых дерев,
я мужик воды и хлеба,
проявил священный рёв,
завтра вешнее лишь утро,
загулялась вся луна,
солнце встанет перламутром –
озарённая волна,
до колонки водяной
я дошёл больной и сани
нагрузил хладной водой
и пошёл домой по рани,
луч в моих златой ладонях,
делать я пошёл забор
под ногами песок клонит
и еще смуглой весь бор,
нету женщины прекрасной
в моей жизни – нет, так нет,
одному не плохо весной
жить весенней далью лет.
29………….
я в грёзах весь, земля вся под ногами
вся потонула, сплю в дневной тиши,
упорно прячу слёзы и лугами
рассудок отрезвляю у души,
я существую, но живу и ладно,
а колбасе родной отдал я дань,
ни страсти нет, ни любви, дерев ладан
впиваю утром, поднимаясь в рань
простой мужик, оплошность чувств – не вышла,
я победил надменную любовь
к технологам – прекрасным дамам – вышло,
чиста от них вся девственная кровь,
и спит моё не тронутое сердце,
все женщины планет – всё в прах –
любовь я стёр – и слова красно солнце,
луна исчезла, победил я страх,
свободен я -путь долгим был к свободе,
ни чей я, грудь моя ни чья,
весна священная лишь в небосводе
со мной природа, вспоминая я.
30………….
летят ветра, кругом лишь ночь,
неведомое мчится в чувство,
привычное бросаю прочь,
и поднимаю жить одно искусство,
всё слышно, родственно – одна лишь мгла
единственная – грудь вся сердце,
боль от давленья отошла,
мечта, не тронутая перцем,
всё воедино – навсегда,
и ночь, и день – одни на свете,
сын, дочь – одни земли вода,
непокорённая планета,
я только в грёзах наяву,
немного пьян – не дали бабы,
помыслив, я люблю листву,
шагая чрез земли ухабы,
всё ничего и не похоже,
прошла ночь, девственна весна,
мужик я девственник и тоже,
всё отлетело ото сна.
31………….
теперь уж насовсем свободен от любовных
юнец я девственник, священный онанист
природой-матушкой и музыкой задорной,
которой ветер наполняет младой лист,
я часто юность в грёзах вспоминаю,
когда футбольный белый мяч летел
в ворота под оркестр ветра, тая
в руках моих, я падал, радовался и глядел,
теперь другая музыка средь листьев,
но погоняя мяч со всем один,
пусть он вращается, летя в осины, кисти,
сегодня ведь со мной апреля день,
а солнце мячиком, его жонглёр я дикий
в листве зелёной прячется, светив,
а я люблю его отсвет столикий,
я счастлив путь мячом свой окрестив.
32………….
у сердца только непогода,
в нём кровь прохладная течёт,
как солнце светит небосводом,
и стук, и счёт, и стёк счёт,
одна красавица под небом,
а мне покой и тишина,
не сыт я и водой, и хлебом,
а думе лишь одна весна,
скажи прекрасная безмолвно,
ты не оставила меня,
я говорю тебе любовно,
а просто словно солнце дня,
пришла заветная погода,
бесплодно, грозно лик тучи,
мои к тебе проходят годы,
молю вершина – не молчи.
33………….
вот конец уж марта скоро,
непонятный ветер дует,
навевая в ветки сору,
с листьями в полночь балует,
одинокий воздух томный,
я один – себе любовный,
неба мгла – ты тоже дева,
в тебе женственность тосклива,
ах, любовь без напева,
что энергией стыдлива,
про таинственные чувства
всё навеяно искусством,
и сердце болью не тревожит,
я без надежды проживу,
меня поэзия положит,
а лучше, что совсем умру,
уже не буду с душой нежной,
талант останется лишь прежний.
34………….
кротки, тихо, безмятежно
жизнь спокойная пройдёт,
не люблю тебя я нежно,
всё исчезло и пройдёт,
сердце бейся до победы,
смерть избавит от жизни беды,
осенью везде и всюду
я умру – взойдёт заря,
крест могилы под восходом,
прожил жизнь свою не зря,
избег поганых удовольствий,
красивых женщин, всяких бедствий.
35………….
кроток, нежен май повсюду,
птицы ласково поют,
возвещает солнце всюду
светом праведный уют,
вот и слушаю исчезло,
ночи страстное томленье,
на её гляжу я чело –
край небес – одно моленье,
мгла повсюду восходила,
а вчера горел закат,
а заря меня водила
утром, что любил стократ,
день и ночь – чередованье,
не потерян смысл чувств,
только я один в рыданье
средь незыблемых искусств.
36………….
у песни есть мотив старинный,
в нём слышен тихий смерти плач,
в сердце лишь тоски глубины,
любовь не больше, чем палач,
когда её из сил последних
я слышал, было то давно,
тебе живу я лишь победно,
талантом жить возвращено,
куда тянуть я жизнь не знаю,
вот май окончен – окрылён,
я счастлив и одно признаю,
что больше в жизни не влюблён.
37………….
весны конец в объятьях сна,
один я в час ночной,
она прекрасна и нежна,
и больше не одной,
листва, манящая её –
лишь грёзы и мечты,
на грани смерти и на всё
мне всё равно и ты,
мгла видно не взошла – меня
в полночной тишине
нет не сразила и у дня
лишь солнце в вышине.
38………….
в глазах, слеза мешая
искрится, я плачу один,
а ты мне мгла не чужая –
веснушка – прохладный день,
тоска покрывая огнем
разлита в зрелой груди,
о, муки – от жизни не согнем,
одиночество – впереди,
а с болью она взирает,
пав ручьём по щеке,
а сердце моё умирает
и кровь растворена в реке,
а ты мне подруга по утру
заря, осветлённая мглы,
слезу я священную утру,
еще ведь дни светлы.
39………….
склонился я, мечтая
и в полном забытье,
томлением я таю
и в крошечном бытье,
всё мнимо и напрасно,
не кем я не кем нелюбим,
пройдёт лишь жизнь безгласно,
а я весной раним,
я дни свои считаю,
ведь скоро мне покой,
с блаженством почитаю
свободы дикой ной.
40………….
не принёс ответа ветер,
дуют тёплые ветра,
скоро гроб – могильный метр,
погребенья вечера,
мгла поэта, убаюкав,
только музыка в тиши,
много в листьях диких звуков –
человеческой души,
а она меня отвергла,
лишь мелодия продлит
дох один сильнее тверди,
ну а сердце моё спит.
41………….
над могилой сгустились тени,
мне холоднее смотреть ввысь,
в ушах дикое шипенье,
уже никогда не проснись,
а ветры взвыли над глушью,
я пал у мглы ночной,
весна мне спутала душу,
могильной тишиной.
42………….
не знаю, что случилось со мной,
я невольно, дико смущён,
давно ли был мой покой,
не уж то и просто влюблён.
развеяли сумерки ночи,
луною простор освещён,
я прячусь в кустах и без мочи
не уж то и честно влюблён.
в закате прохлада струиться,
а майская ночь без тревог
в вечерних лучах лишь влюбиться
не уж то я честное мог.
над страшною высью девица
невиданной сердцу красы
луной над рекой серебриться,
лив слёзы небесной росы.
в кустах я сижу одиноко,
дрожа, а она поёт мне,
а сердце бьёт так глубоко,
кусты под луной все в огне.
листва загорелась вся светлым,
я видим – она полонит
юнца лишь тоской беззаветной,
и просто, играя глядит,
я знаю, а что-то случилось,
не спрятался в кустиках я,
погиб, только сердце молилось,
листва сожжена моя.
43………….
тот в июне дождик, сухо,
падаль чахнет на суку,
по лугам лесных всё глухо,
смерти я познал тоску,
сто влюблённостей унылых,
я прошёл, как дождь исчез,
и талантом жить я в силах,
и омыт в дожде небес,
занавеска дождевая
ближе к сердцу, чем любовь,
кровь уже не молодая –
ей не нужен уж улов,
вот поэма не влюблён я
в красу ясную весны,
не влюблён я в лето, зная,
я свободен – мои сны,
я узнал одну окраску,
что единственное-одно,
чувство есть во мне без маски –
слова русского руно,
сто страстей, любви порывы,
только девственность спасла,
онанизм, талант без срыва
горний свет, чья мгла светла,
нет друзей и даже мамка
отвернулась от меня,
но талант со мной и лямка
дней талантливых без сна,
свет небес – тоска-спасенье,
одиночество и ты
заалей весна под сени
светом утренним лета,
лёгок я – легка поэма
ураганом для страстей,
и не дне сознанья схема
логики и без мастей,
я за жил жизнью другою,
мне талант и всё дарит,
не даёт совсем покоя –
словом, буду плодовит.
44………….
пролетела невидимо птица
и следа, не оставив в выси,
не могу я уже, да влюбится
в безымянной тоске у оси
полу ржавого в свете зенита,
воздух чист и не больно дышать
на траве мне, лежу не убитый,
у себя в огороде мечтать,
её голос – небесной и мглистой
красоты что с ливнем поёт и звучит
песня времени, отражая в тенистой
сени ив, птица дальше летит,
не был в мглу я влюблён ошибался,
сердце – бедный кораблик плывёт,
в эту искренность я разрыдался,
ведь во мне еще сердце живёт,
сколько свежести в утре субботнем
и затейливо небо светит,
я лежу на траве беззаботно,
ведь июнем дохнуло – твердит
о тепле голос солнце бездумно,
холодна грудь таланта моя,
только ветки игриво и шумно
всё волнуются – только ведь зря,
всколыхнёт моё сердце тоскою,
не любовью, о, небо к тебе,
унесут меня крылья покоя
к зрелости смелой в мольбе,
не от мира крылатая мила,
что же станет в просторе с тобой
и со мной, жизнь меня вразумила
быть талантом и простой собой,
жизнь тороплива – быстры годы,
лишь небо молодо всегда,
а я один и у свободы
титан и в старости всегда,
таланта у мысли тяжёлое знанье,
дышать по утру не легко и без грёз,
когда теплота обжигает дыханье,
и веянье красных, холодных роз.
45………….
вечер, да туманный,
хорошо в тиши,
велосипед желанный –
педаль не спеши,
всё мутнее дали,
темень близко дня,
ветры помахали,
крыльями звеня,
одному тоскливо,
да, прошла весна,
лето лишь игриво
стало ото сна,
ох, легки движенья,
мысли не тяжки,
нет в груди уж жженья,
чувства – все легки,
не влюблён я знаю,
и свободен, ой,
талант принимаю,
разум с чувством мой.
46………….
закат всю Судогду темною дремой,
покрыл,
дома, как золотая ниток пряжа,
взмах крыл,
я, как всегда, бреду по переулкам,
в грудь боль,
красивый город – нищета в закоулках,
жизнь-соль,
зола и золота над Судогдой заката,
радость-час,
а я оплакиваю лишь утраты
сейчас,
давно уж начата моя дорога
и страх
лишь превращается в конец тревоги,
всё ах,
мой шепот и мольба в движенье
жена
с тобой прекрасное, о, женщина общенье,
нужна,
но в одиночестве обрёл я силу,
ночь-день,
не за буграми трав моя видна могила,
лишь тень.
47………….
всю ночь не могу я уснуть и угрюм,
луч луны на меня
небес озаряет холодных я дум
лишь полон огня,
что делать – полночь, вот уж близок рассвет
в смятенье тоска,
луны луч даёт окровавленный свет,
и дрожит рука,
в бессоннице сердце дрожит к красоте,
смиряя всю дрожь,
в небесную пропасть – глаза к высоте,
у звёзд лучей рожь,
день новый придёт, он мне холод сулит,
что было недавно- вчера,
луною красивой я только облит,
всё мечусь и дуют ветра,
вчера, только прошлое – ночи и дни,
как похожи они,
весна и лето – теплоты огни,
а голос листвы звени
под влажностью изумрудной воды рос,
свободу ночей я постиг,
один в ивняке к ветке прирос
и деревца обнял лик,
свободен от любви, веры и надежды,
не свободен от дара я,
снимая лжи, истины одежды,
одевая и жизнь моя.
48………….
светило по утру уныло
скорее лучами свети,
а сердце тревогой заныло,
хотя бы мне руки согрей,
в ладонях есть смысл светила,
луна не согрела меня,
а лишь посмеялась уныло,
ищи вдохновенья у дня,
боль в сердце одна до могилы,
мгла, чувство – не стану делить,
мне жить остаётся без милой,
и время честное длить.
49………….
последний день, когда живёшь,
нет солнца дня,
а жизнь короткая не вещь,
я у огня,
не синева перед мной,
лик туч святых,
в судьбе своей я только свой,
без понятых,
с далёких гор придёт заря,
но без меня,
в тебя влюбился я не зря,
ох, стан огня,
нить жизни ты оборвала,
твоей, вины
здесь нет, под небом чиста мгла
златой весны,
твои глаза так хороши
среди лесов,
они ведь только для души
и сердце без оков.
50………….
не знаю, сколько красоты в траве,
у клевера лишь солнышко скрывает
свои лучи в некошеной листве,
а сердце смертного лишь к небу отплывает,
на небеса один смотрю – на день вдали,
а чувство нет скажу совсем не ждали,
а смерть спасенье, только не вали
кресты священные у тучек дали.
51………….
в сентябре -луна,
любовь – лишь яды,
лишь глава больна
душой перед адом,
без приюта чувств,
я повержен в миг,
ведь трава без чувств
пожелтела лик
в смерти горькой век,
здесь предел тоски,
пал муж-человек,
жизни вопреки,
а идти зачем,
дебрями ума,
унывать без тем,
жизнь – лишь только тьма,
суицид один
для кого – лишь смог,
гроб динь-динь-динь,
у могил берлог.
52………….
пусть ветер будет ураганном,
не даст вдохнуть совсем уму,
я исцелю у крови раны,
и ценность жизни лишь пойму,
сознанье, а душа другою
субстанцией жила – убит
я мёртвый, стан о, мне покоя,
краса твоя животворит,
порывы ветра всё сильнее,
мне мысль о тебе страшна
святая мгла – в груди больнее,
я не поднимусь ото сна,
могилу пусть вздымает круто,
пыль жизни раненной крутя,
остались милые минуты,
от неба солнышком, светя.
53………….
в объятьях сна уж скоро осень
и час ночной
похолодел в Посадке сосен,
гроза одной,
не плоть, манящая у дали,
не призрак тонкий в синеве,
талант поэзии в печали
и прозы мой укрыт в листве,
свободен я и льнуть не стану,
тебя, скажу, не обниму,
меня к словесности лишь тянет,
и ты родная не к чему,
не вижу нежности во сне,
из светы-тьмы,
я соткан в жизни-тишине,
умрём все мы.
54………….
я дудку взял
и яблони от скуки
немного яблочек нарвал
на ветра звуки,
на дудке я без замысла и смысла
на ветра шум,
без музыки я проиграл и только мыслью
слеза без дум,
у жизни нет начала и конца,
без всяких нот сплошная песня,
она как яблонь без лица,
вы небеса и мглы чудесней.
55………….
сто влюблённостей страдальных
пережил, остался жив,
сколько было чувств всех дальних,
а талант остался, слив
выйду в огород я спелых
соберу, один талант
моё чувство слов всех смелых,
ну я один атлант,
а словесность всей России,
мне жена, сестра и мать,
ведь она моя стихия,
и её мне не придать.
56………….
из глаз вода искрится,
не больно мне уже,
тоска в грудь холодится,
трава гниёт в меже,
тоска великой тени
пришла за мной – мой срок
пришёл идти без лени
к словесности без рог,
рога свои острые
мечом я обрубил,
и стал сильней – тупые
я остро отрастил,
тоска во мне и с болью
но мне не больно уж,
деревья словно кроли
дрожат в зерцале луж,
любовь и мглу сумел
я ловко обмануть,
талант сберечь успел,
тоска мне в помощь – в грудь.
57………….
ветры запах не приносят,
пахнет смертью всё кругом,
бессознательное носят,
то ли ночью, то ли днём,
убаюкивая страхи,
льются песнею в тиши,
шепчет у хо что-то птаха
мне – в могилу не спеши,
поделись ты мирным слов,
поделись со мной поэт,
я лишь птица без улова
и насмешек наш обет,
вот моё дыханье длится,
стало легче так дышать,
песня лучше станет литься,
а ветрам пора рыдать.
58………….
над о мной сгустились тени,
холоднее мгла в выси,
поднимаюсь я без лени
у талантливой оси,
деньги и успех, удачи,
тридцать шесть почти уже,
а зачем они – иначе
можно жить – травой в меже,
чтобы ветер в тихой глуши,
колосок, да обвивал,
где в безлюдье жить, да лучше
и без зла – я всё сказал,
в тишине, глотая слёзы,
ненавижу этот мир,
он красив, как злые розы,
но без дарен, как сортир.
59………….
благо, благо, в деньгах счастье,
а тройное, да в платке –
в нём обернуто ненастье
слов поэта налегке,
в нём всю жизнь и слёзы смерти
я страданьем обернул,
кровь из вен узором ртути,
я реальность всю погнул,
вся реальность поначалу –
белоснежная овца,
только ветер лишь причалит,
хуже смерти у конца,
вот платочек чёрный смерти
берегу и не спешу,
тонок он, но прочней тверди,
но об этом не скажу.
60………….
тень листвы качает
ветер в мураве,
уху отвечает
в полевой траве,
может я в могилу
и без слёз – рудом
листья и стыдливо
будут над прудом
будут падать дико
в стонах ветерка,
смерть – спасенье с ликом
и тоска моя,
в этой жизни кроткой,
слёзы как вода,
лишь струей и робкой
сохнут – как всегда.
61…………
небо хладною волною,
вся природа, как во сне,
солнце светит под луною,
если б знала – больно мне,
а в тоске я безучастен,
жизнь прошла, почтив ладу,
день октябрьский ненастен,
с твоим именем иду,
тени, пятна – только небо,
чувство не обернуть вспять,
только это непонятно,
осень – сон, а ты опять.
62………….
не казни меня ты карой
всею небылью подряд,
я уже не молод -старый –
отошёл в почётный ряд.
а любовь, лишь только бредни,
на листе последним я
сочиняю стих победно,
сердце милое, томя,
вспомяни, коль мгла от неба,
память, эхо – тучек мех,
возвращён я к мощам хлеба –
со слезами тихий смех,
я устал, пора забыться,
а дни светлые – всегда,
я уже не смог влюбится,
но ты глаз моих вода.
63………….
зачем я здесь -всё скрыто в теле,
а мгла небес – один лишь миг,
я просыпаюсь еле-еле,
природу милую постиг,
к тебе иду я на минуту,
не властен над талантом я
над бессознательным и смута
лишь наступила – ты и я,
твоим пропитан карим взглядом,
а обращенье тихо мной,
меня не били нет прикладом,
но я избит тобой родной,
равнины, горы, скалы воды,
природа милая одна,
тебя нашёл у непогоды
без чувства красная весна,
к тебе за помощью стремиться
поэта девственна душа,
не смог в тебя я мгла влюбиться,
тоска проходит, не спеша,
проходят мысли мимолётно,
трава вся сгнила на полях,
к тебе мой почерк беззаботно,
о, небо, в плачевых углях.
64…………
иссякли мои соки,
кругом сплошная просинь,
мужик я одинокий,
со мной ненастье-осень,
бесцельны мои мысли,
мозг в октябре мой пуст,
верх погляжу – есть силы,
полёт листвы и куст,
не знают листья скорби,
а падая к зиме,
к тебе я только робок
мгла неба и к суме,
а лист падёт, не зная,
скончался тихий век,
а с глазок, утирая
слезу с прощальных ввек.
65………….
вот иду по захолустью,
лужи чёрные кругом,
дышит осень тёмной грустью
ночи, под ногами ком
земли родной, не чужому,
моя родная земля,
два шага идти до дому
после суток, не дремля,
мне смотреть тепло и ново
на свой дом из кирпича
силикатного – готово
молодецкого плеча,
я иду в тоске не новой,
а тоска – судьба моя,
все в тоске высоки хвои,
ну, а с ними в тоске я.
66………….
свет луны прощальный
стелет на окне
красотою дальней
в золотом огне
плачу я в покое,
но свободен я
от любви, не ноя,
лишь тоска моя,
ив хладные тени –
время лишь назад,
прошлого виденья
это рай и ад,
помню дни и ночи –
улыбались мне,
вот и день короче,
а луна в огне,
знаю я – могилка,
скоро смерть моя,
это тоже милка,
и земля, и я.
67………….
родной дом – покой, дремота
и защита лишь моя,
обо одна забота,
дом родной у бытия,
я невинен, безобиден –
память, слёзы и тоска,
к жизни тяжкой не ехиден,
ведь тверда моя рука,
тишина кругом и осень,
небосклон водою полн,
что застыл у крон, у сосен –
у зеленых вечных волн,
да, наверное, вот сбылось
не уму не воли нет,
не понять тоску у леса,
не понять осенний свет,
предан я навек забвенью,
мои карие глаза
смотрят под сосновой тенью
как проходит бирюза
неба, вот дожди и тучи,
грудь пронизана тоской,
а Посадка – лес дремучий,
заблудиться только -ой,
а зачем идти усилья,
прожил жизнь почти свою,
я открыл таланта крылья,
чтоб взлететь и на хвою,
подсознанье – словно птица,
гробовая лишь тоска,
был бы лучше я синицей,
и не плакала б доска,
умирать – увы придётся,
безысходность осознав,
а пока нога пройдётся
лесом диким без забав.
68………….
я ушёл в себя немного,
Стал частицей непогоды,
позабыли мощи ноги,
уж пошли старенья годы,
я внимаю слезам вешним,
гласу ветра неземного
и безрадостен у вишни
я глотаю боль святого,
сквозь ветви не улыбнулась,
силы лишь во мне сомкнулись,
солнце тянется к воде,
камни неба, ну а где,
боль годов ступить ни шагу
не пытаюсь в этот склон,
одиночество и благо,
хорошо, что не влюблён,
у трава тропа помята,
Судогодский край лесной,
жизнь моя совсем не смята,
лишь один талант со мной,
дух свободой опьянённый,
одному так хорошо
здесь дышать и не влюблённый,
сочинять и не грешно.
69………….
в раздумьях может монотонных
все мысли грустны и легки,
я жив пока, а клёнов тоны
листва упала у реки,
всплывая в зарослях – лохмотья
её вплывут куда – на свет
в опустошённый леса – тётя
берёза раздевает след,
а став на миг святою леди,
листочки – платье обронив,
а клёны ржавые из меди
ей голосят у жён – у ив,
а я в слезах лишь засыпаю,
октябрь день, тоска кругом,
неостановимо уповаю
к опадшим листьям – этот ром.
70………….
речка-Судогда волною,
а вода, лишь как во сне
тускло шепчет под луною
о тоске, щемящей мне,
безучастен я у травы,
жизнь моя идёт в ладу,
я избег любви отравы,
смерть тоски, спасенья жду,
тени ив, от света пятна
на волнах – зачем я жив,
что я смог, тор непонятно,
жизнь короткую, прожив.
71………….
у памяти есть страшная кара,
прошлое захватывает всё подряд,
я скоро буду мужик старый,
больнее будет жизнь утрат,
я осознав, природы бредни,
ведь осень с каждого листка,
я тополь к женщинам последний,
без них священная тоска,
что ж жизнь писателя-поэта
у памяти оборвалась,
поплакать осенью, не летом
с дождём от смеха – воды мазь,
последний лик небес светает,
тепло светило у крови,
я умираю, жизнь вся тает,
я мёртв, а просто без любви
меня природа похоронит
могила тихая моя,
талант никто всех слов не тронет,
земля, о русская моя.
72………….
колыбельная далеко
зазвучала вдалеке,
мне пройти так одиноко
в зеленом да сосняке,
я иду безвестной тропкой,
у сосёнки поворот,
выпив воды хладной стопку
жизнь моя не пропадёт,
я ни чей мой призрак смутный,
скоро ночь, уйду во тьму,
непонятно – поминутно,
почему и почему,
наяву гляжу на сосны,
иглы колют песней мне,
лишь тоска сшибает косны
косы острые во сне
молодых красавиц с ветром,
может мой последний стих,
я не верю эти метры
деревянные – я тих.
73………….
вот ночи конца не видно,
час за часом плачу я,
мне и грустно, и обидно –
слёзы льются, не тая,
пред тобой я стал ребёнком,
а немного, и взрослев,
поднят был мужик с пелёнок,
протянув тоски напев.
дерево в меня влюбилось,
веткой к груди уколов,
сердце к иве так забилось,
я попал в сосняк улов,
вправду – всё святая правда,
да я деревом пленён,
засыпаю, с улыбкой, падав,
не мужик, а русский клён.
74………….
холод в облаке лазури
гонит ветром ко земле,
грусть, покой в ветренной бури,
осень чувствуется я в мгле,
всё вокруг в оцепененье,
только я устал и вял,
над всем смеюсь в унынье,
я действительно устал,
крайность смерти неизбежна,
наконец-то осознал
ценность я таланта нежно,
она выше благ – бокал
ледяной воды, холодной
выпью – знаю без греха,
жизнь идёт чредой свободной
по течению стиха,
не терзают меня чувства,
и не гложут слёзы уж,
пожелтела клёнов листва
в отраженье тёмных луж,
я не мучусь в горьких строках,
наконец-то смерти жду,
как спасенья от потоков
жизни – скоро ль я паду.
75………….
ледяной, могильный холод
в кронах мечется дерев,
лес сосновых вечно молод,
даже осенью взревев,
я смотрю, а даль седая
всё зовёт, как связь
у меня с природой – знаю,
жизни-смерти где-то мазь,
всё к тоске идёт звериной,
жизнь, талант – ко смерти мы,
ощущаю чувств глубиной
я присутствие зимы,
я гляжу, а сам не знаю,
чтобы будет, что придёт,
только сильно унываю,
ведь тоска – ведь тот же лёд.
76………….
а жизнь настоящая лжива,
всё сущее лживо кругом,
везде воцарилась нажива,
всё люди и стали гумном,
а я в стороне лишь остался,
нейтралитет от всего и всего,
в тоске отыскал у леса
дней радость, ведь хвои его,
талант мой словесности денег
важней – наконец то дошло,
цветок засыхает – не берег
поляны, не холод, тепло,
рождено, то будет – бесценно,
не в ложи, в правде вся суть,
талант остаётся не тленным,
а деньги уходят в свой путь.
76………….
а листва видать смеётся
тоже ветром – звонкий шум,
солнца светом улыбнётся
в просвете зелёных дум,
мне смеяться, вот под вечер
как неловко, но смешно,
как листки ласкает ветер
аккуратно не грешно,
вот на сердце полегчало
и с тоской весь разговор
прозвучал ручьём печали
снега, тающего с гор.
77………….
черным был бы я котом,
да породистой породы,
на дворе лежал бы том,
где копчёной рыбки оды,
и воды холодной лады,
под хозяйскою рукой
я б мурлыкал и не надо
жизни в старости другой,
истина есть прописная,
человеком я рождён,
жизнь моя я только знаю
смертью я освобождён.
78………….
разноцветные картины,
октября пейзажа цвет,
у болот седые тины,
тишь и клёнов кровь в долинах,
сколько красок в солнца свет,
утро – светлые пейзажи
и могильную тоску
осветили они даже,
в сердце милые пейзажи,
осень прямо так в соку,
ох, осенние картины –
зелень, кровь и желтизна,
гамма красок и седины,
есть на что взглянуть в глубинах,
осень – тоже новизна.
79………….
я вновь усну, во сне тоска немая,
свершит в могилу плавный переход,
когда проснусь, уставший, ленью мая,
пойму теченье жизненных всех вод,
что в могилу в землю тихий ход,
сон отлетевший, тучкою погасшей,
где смертью-девицей я был заворожён,
с ней в гроб один, целованный, упавший,
я запахом цветов был обожжён,
их ароматом тонким приворожён,
не это причиняет телу раны,
не сон опасность со смертью таят,
а жизнь – её сплошные океаны
то зыбью, гладью человека тлят,
а то в него водою всей летят.
80………….
тумана растаяла дымка,
пуста бирюзовая гладь
у неба, гляжу я на снимки
осенние неба – неб ладь –
огромный небесный корабль
со всею виною поплыл –
в слезах и дожде дирижабль
в лазури пустынной застыл,
покапало – весь я в печали
и мутной тоской поглощён,
корабль отплывает вдали,
а неба лоскутик смущён,
краснеет, как юноша робкий
пред женщиной роковой,
со всем и во всём одинокий
от солнца порой огневой,
не знаю, а я не в убытке,
стихом, что красу описал
осеннюю неба с избытком
тоской – обветшалый овал.
81……………
стареет жизнь осенняя
и я старею с ней,
о может быть последняя –
осень, я мёртвый, эй,
тоской ум только тешиться
в безвыходной тиши,
осталось только спешиться
и умереть в глуши,
уйдя в лесок не слыханный
осенний навсегда,
травой благоуханною
накрыть свои года.
82………….
таланты словесности лживы,
правдивы – всё болью до слёз
пропитано, всё бережливо,
где правда, где ложь – всё всерьёз,
одно неизменчиво только,
тоски боль и чувств тишина,
о жить остается да сколько,
я мёртвый – ноябрь у сна,
во сне остановки, не зная,
какую-то боль, за-глуша,
зиму я уже не узнаю,
в постели своей, не дыша.
83………….
скорее б смерть – одно мгновенье,
у жизни только ход один,
могилы хладной дуновенье,
и красный гроб под метр в день,
не в тридцать пять, а в тридцать шесть
моё закончится скитанье,
причина к смерти то, что есть
и суицид – одно желанье,
я не теряю ничего
в земле бесчувственной из гноя,
свободен буду от всего
от жизни и её проблем, не ноя,
я много раз пытался в смерть
с собой покончить – не случалось,
но есть бесстрашие теперь,
я пожил, хватит – излучалась
по утру солнечная ласка,
под пылью золотой небес,
умру я в ноябре под краской
туч, озолоченных на лес,
скорее снег,
а света бег,
у мёртвых ввек,
прошёл мой век.
84………….
не бьюсь теперь за жизнь уже,
меня никто не любит в жизни,
все ненавидят дар в муже
и женщины невинность в жизни,
тоскую я по слову лишь
и по краям природы милой,
поэмы, где ночная тишь
во мне слагает дикой силой,
а что вся жизнь до тридцати
до жил и думать стал о смерти,
я должен в тридцать был уйти
из жизни прожил шесть у тверди,
теперь имею право я,
паря орлом под небесами
на смерть рассчитывать и я,
а дни и ночи в небе сами.
85………….
у жизни поворот один –
смертельная дорога,
о, наконец-то я один,
во мне талант, тоска, тревога,
земные жизни ветхи грани,
я счастлив – смерть не обмануть,
а гнал её, теперь у рани
рассвета кончить хочу путь.
86………….
стучится слива дикой веткой
в моё окно,
покрытая черною сеткой
из веток, но
еще один листочек желтый
несчастною судьбой
висит на кроне перетёртый
ветрами и тоской,
печалью прозябаю сиро,
глядя в окно,
как тот листочек – лира
окончена.
87………….
тоска, боль и страх,
три чувства не объяснимы,
крыла, где взмах,
и страшно, и ранимо,
но даль – всё она
без боли, без страха тосклива,
нет, не видна,
не чуется в неба разливах.
88………….
коль весной нахлынут мысли,
а зиму начнёшь тоске,
до осени все силы
в одиночества реке,
осень скажется рассветом,
безнадёжней жизни путь,
чувства все во мне, но светом
освещен таланта путь,
нет, не будет уж иного,
от таланта глохнет ночь,
поднимая сильно ноги
я к тоске иду невмочь,
да тоска – молчанье, холод,
но талант всего сильней,
нету хлеба – будет голод,
ну а с ним и смерть быстрей,
жить зачем в усталой бездне,
где реальность тяготит,
где все люди тратят в резнях
силы, жизнь, где ада кит.
89………….
иду я тропинкой навстречу тревога,
далеко ли холмик зелёный стоит,
к нему заросла вся бурьяном дорога,
но я продвигаюсь, в нём сила таит,
тропою взойду, доберусь ли к закату,
и там на колени, ревя упаду,
а ливень осень омоет у ската
меня, на совсем я в лесах пропаду,
уже непричастен я к роду людскому,
я жизнь меня понятна со всей стороны,
я предан могиле, а травка из кома,
в могиле мы все пред природой равны,
да, в жизни у зверей различные лица
по имени люди – жестоки, грязны
живут, доживают у зла вереницы,
а я не хочу жить у зла до весны,
а свой суицид я встречаю, как праздник,
и свой день рожденья достану ТТ,
скорей – застрелюсь, а могила мой вестник,
не буду я предан широкой мечте.
90………….
ох, глядя, на небеса всю гладь,
остался девственником-онанистом,
а если бог, но всё благодать,
когда дрочить с графином воды чистой,
я жажду видеть, просто не плутая
в безлюдном крае, сочиняя стих,
про птиц летящую на север стаю,
где ветер сух, морозен или тих,
не много выпил у деревьев с горя,
всё изумительно – в глазах греза
всех женщин голых, что купались в море,
а я в кустах, краснею, а гроза,
любовь, ее не помню и немало,
с в грёзах весь устало со вчера,
просыпаюсь, ища исток начало
таланта поддувают мне ветра,
я обнимаю, не срывая с холма розы,
их поливая пламенной слезой,
под ними мне лежат, иссякнут скоро слёзы,
в реальности и тоже под грозой.
91………….
я сломлен, высыхает жизни сила,
таланта блеск совсем в душе исчез,
в космосе меня планета приютила,
не улучён язык России от небес,
я сломлен удавлюсь и успокоюсь,
я одинок и сир – мой крест-судьба,
я без греха, за пьянство только каюсь,
а зла не совершал я никогда,
я ликвидирован – влачатся дни без смысла,
поленья ветхие – таланта скоро труп
сгорит, останутся лишь память-мысли,
над ними тысячи из лет зеленый дуб.
92………….
а повесть окончится в трупе,
а жизнь кончена моя
солдата российского в тулупе,
кем был я, совсем не любя,
мой голос пронзают дали,
остался юнцом пред тобой,
весной розы пылали,
но ты была весной,
чувство любви подобно мигу,
талант, энергия – чем жить,
я выиграл – создал слов книгу,
а в дни остаётся – творить,
мгла небесная – весна,
женственность недостижима,
скоро буду я у сна,
ведь жизнь гонима.
93………….
а в мире есть искусств приют,
моя подушка,
в дожде есть стих и песнь-уют,
одни лягушки,
во мне небесная луна,
лишь чёрный пояс,
а камышами оттенена,
от грехов моясь,
откуда я пришёл сюда
за мной ты следом,
ох, человек, но помню я
следы победы,
безмолвья, просто не дыша,
одна в помине,
лягушек квакает душа,
я жив доныне,
борьбы иссяк весь градиент,
за мир я и свободу,
я психиатра лишь клиент,
во мне таланты – воды.
94………….
октябрь, вспоминаю лето,
долину тёплую в цветах,
оркестр птиц, поющий где-то,
и ветра соло в тёплых тьмах,
уже без листьев в ивняке
всё та мелодия звучит,
но в одиноком венике
крон – соловей тужит,
он всё как с раненым крылом
пытается взлететь,
но без надежды пал за рвом
и змеям его есть,
о, песня смерти давних лет,
жизнь без улыбки лишь,
холоден без надежд рассвет,
морозна ночи тишь.
95………….
луна шагнула светом
в бесплотных тенях лишь
ветвей осин с приветом
растеньям в ночи тишь,
она в тоске шагает,
в тоске я крадусь,
с усталости шатаюсь,
до дома ль доберусь,
пахал я двое суток
и день – сон с ног несёт,
вздремнуть б совсем без шуток
совсем б – на целый год.
96………….
ни что уж не печалит,
прошла почти тоска,
всё воплотил и вдали
дотянется ль рука,
талант мутимой тенью
без боли лишь царит
во мне – творить не ленью,
трудом свободным сит,
просеивать колосья
хлебов – всех слов тугих,
где строки будут – лоси,
а текст поэмы – стих.
97………….
о, смерть, не убаюкав,
придёт ли и за мной,
возьмёт меня без звуков –
под солнцем иль луной,
мне всё равно – без гнёта
и без любви – мой крест
талант творить без пота,
в свободе много мест,
но лишь немногим дано
свободы суть познать,
а кто познал – не надо
жизнь в смысл познавать,
уже и нет возврата,
другим не буду я,
я не спешу куда-то
и жизнь ровна моя.
98………….
жизнь из канав поганых
и лжива, и темна,
из проблем не званых,
и головой стена
ее не пробиваема,
в могиле лучше сон,
о, лучше смерть желаема,
её по крестом трон,
небо красой бездонной
всё стало – хмуро так
во мгле седой и сонной,
лимит и жить иссяк,
а жизнь – в грязи канавы,
в могиле лучше спать,
без дум и без отравы,
лежать и не дышать,
ночь скоро будет шире –
смерть не минуема
и это радость в мире
мне не сгибаема.
99………….
под ровным светом травы
стоят – богат как хлеб,
иди мне у дубравы,
домой, где мой обед –
вода и каша, булка,
но я доволен всем,
еще в лесу прогулка
и осень вся без тем,
ох, ржавая пшеница,
твой тусклый русский цвет,
уже не воротится,
не встречу я рассвет.
100………….
в холодной ночи,
за столиком грустным,
у света свечи,
стишок лишь искусный,
спокойно лицо
моё, прилетела
за мной смерть в лицо
теперь поглядела,
бездушные розы,
холодны цветы,
засохшие слёзы
мои смерть ли ты,
не будет сон сниться,
не будет и дум,
лишь ветер таится
под косточки в шум.
………….



















































Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 26.11.2021г. Виктор(Пётр) Кульков(Лирэнский)
Свидетельство о публикации: izba-2021-3202273

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов











1