Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Операция


­Я долго боролся, в итоге пересилил себя и дал согласие поехать в космос с Пересильдом.
Меньше всего меня беспокоило, как звать Пересильда. Иными словами, я не утруждал свою память запоминанием новых имён. Он это или она, так же не имело для меня особого значения. Такую позицию я принял, главным образом потому, что не был уверен, способны ли Пересильды в принципе претендовать на какую-либо половую принадлежность.
Можно ещё понять, если бы со мной полетел великий учёный или прославленный политик, или же просто хороший человек, известный своей благотворительностью. А, что такое Пересильд? Это, извините, куда?
В дальний космос, скажете вы и будете правы. Но, в таком случае, причём здесь я, Евпат Коловоротов? Меня-то за что?
Пока Пересильд (временно будем считать, что это она) в полной невесомости делала сложнейшую операцию на сердце человеку, до старта не верившему в то, что земля круглая, я воспользовался всеобщей неразберихой и обойдя хирурга сзади, занялся не менее важным делом. Миссия невыполнима. Так назвали бы мои старания земные эксперты.
И вот, к чему это привело:
Когда, через месяц настал подходящий момент для снятия у больного швов, на поверхность неожиданно всплыли два факта, усвоить которые был способен, разве что мозг космонавта, лично знакомого с инопланетянами.
Во-первых, выяснилось, что пациента мы привезли на станцию с собой. Тогда он был в отличной форме и сердцем захворал уже здесь на орбите. Все знали, что на борту поселился посторонний. Все, кроме меня. О его проживании здесь молчала Пересильд, что-то недоговаривал оператор, и ещё один деятель по профессии режиссёр отводил в сторону глаза, когда я спрашивал:
— Чья пятая тарелка?
Во-вторых, Пересильд призналась, что теперь, по моей милости она беременна.
Значит Пересильд, все-таки она. Это меня отчасти воодушевило. По крайней мере, не был нарушен мой традиционный земной уклад. Однако вопрос о том, что с ней делать, лишь приобрёл дополнительную остроту, я бы сказал - астрономическую перчинку.
Может быть, пока она ещё способна самостоятельно пройти в иллюминатор, лёгким движением ноги вытолкнуть её в космос? Ведь кино про неё уже сняли, пусть летит навстречу другим звёздам, а значит к славе.
Не успели улечься страсти по Пересильду, как придавила меня ещё одна беда, на сей раз извне.
Американцы собрались отправить на землю ноту протеста, буквально усеянную жалобами о том, что возле российского модуля постоянно накурено и пахнет перегаром.
А что они хотели? У меня тут Пересильд беременная плавает, и обречённый сердечник дышит со свистом, через трубочку, как не в себя.
Упрямство, вот что больше всего мне не нравится в иностранных коллегах. Очень вредная черта. Только после того, как я полностью обесточил станцию они пришли извиняться. Я не злопамятный и скажу больше, в знак примирения двух великих держав, мы сыграли в карты на раздевание. Уж очень мне понравились их костюмы. С моей смекалкой, даже на земле в такой одежде будет, чем заняться. Как многие догадались, карты были, всего лишь предлогом для того, чтобы астронавты добровольно отдали мне свои вещи. Во время прощания они завернулись в послеоперационные простыни, щедро выданные мной, и показывая широкие белозубые улыбки, проследовали в американский модуль. На мгновение мне показалось, что в этих улыбках не было искренности, но догонять их ради такого пустяка, и устраивать очередной переполох я не стал. Пусть себе плывут.
Теперь, какое-то время космос может спать спокойно. Пора возвращаться домой.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 22.11.2021г. Александр Штейн
Свидетельство о публикации: izba-2021-3200090

Рубрика произведения: Проза -> Сатира
















1