Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

В добрый путь


      ­Василий, успешно закончил восьмилетку. Сначала он думал продолжать учебу, чтобы потом поступить в институт, но в последнее время, ему хотелось пойти на завод, на котором долгое время работал отец. Вася был уверен, что его выбор отец одобрил, если бы был жив. В училище парень получил специальность токаря.
      Когда Вася вошел в цех, на него это произвело небывалое впечатление. Со стороны, он множество раз видел эти огромные здания, но внутри был в первый раз. Он, как будто, вошел в храм и представил себя песчинкой в этом беспредельном пространстве. Цех был несколько пролетов в ширину, а в глубину - с пару футбольных полей. Ровными рядами стояли станки, еще какое-то оборудование, навалены кучи стружки. Василий почувствовал запах нагретого металла и масла. День был ясный. Солнечные лучи, отчетливо выявленные, поднявшейся пылью, или клубами пара, косо висели, протиснувшись сквозь мелкие переплеты окон. Под самой крышей, как гигантские самолеты, раскинув крылья, парили кран-балки. Что-то все время ритмично стукало. Периодическое гудение, какие-то звонки, были похожи на своеобразную музыку, которая сопровождала этот процесс жизни цеха. Потом, уже работая, Вася не раз думал о том, что цех похож на живое существо, которое днем шумит, пыхтит и напрягается, а к ночи затихает и, казалось, вздыхает во сне. Бывают ведь в жилых квартирах «домовые», может и здесь тоже есть хозяин «Цеховой»?
      Начальник первой бригады, в которую приняли Василия, Николай Петрович, был грузным человеком с широким красноватым лицом. Звали его все, просто Петрович. Он не то, чтобы, чем-то был похож на известного артиста Бориса Андреева, скорее, в представлении Васи, мастер ассоциировался с актером, внушая ту же надежность и уверенность.
      Бригадир повел Василия по цеху и показал его рабочее место. Это был уже не новый, но хорошо сохранившийся токарно-винторезный станок. Вася, помня навыки, которые получил в училище, с энтузиазмом принялся осваивать технику. Правильность затачивания резца было важно для того, чтобы быстро и качественно работать. Васе нравилось, то, как заготовка, под воздействием резца, превращается в точную деталь по заданным размерам. Процесс изготовления детали зачаровывал Васю. Придавало азарт то обстоятельство, что это происходило по его воле, это делал он сам, конечно с помощью его товарища – станка. Если бы не перерывы, Василий мог бы часами на прекращать свою работу.
      На соседнем участке трудилась другая бригада, в которой был энергичный и общительный мужичек. В первый же день, он подошел к Васе познакомиться, когда тот настраивал лимб салазок на суппорте. Как впоследствии оказалось, его звали Михеич. Он был крепкий, невысокого роста. Глаза Михеича постоянно находились в движении, как будто, он все время что-то придумывал. С ним пришел долговязый парень в кепке, Ленька по кличке «Шкив». Михеич сыпал шутки-прибаутки, он любил повторять фразу: «Не надо торопиться, особенно тогда, когда торопиться не обязательно». Поначалу Вася был рад Михеичу и его спутнику. Только потом Василий понял, зачем Михеич хотел познакомиться с ним. Тот увидел, что Вася - трудолюбивый. Его волновало, что Василий может выйти в передовики и со своей бригадой составлять конкуренцию второй бригаде.
      -Как жизнь молодая? – с интересом произнес Михеич.
      -Ничего, осваиваюсь.
      - Чтобы побыстрее освоиться, ты бы к нам поближе был. Приходи к нам в бригаду, чайку попьем, или еще чего-нибудь. Козла, опять же забьем, – открытая дружеская улыбка не сходила с лица Михеича.
      -Хорошо.
      Однажды, к рабочему месту Василия подошел бригадир и под гул станка знаками показал, что хочет поговорить. Вася остановил станок и снял пластиковые очки.
      -Послушай, я часто вижу тебя в компании Михеича.
      -Да так, я только в домино в перерыв хожу к ним играть, - произнес Вася.
      -Хочу тебя предупредить, что это плохие ребята, - настаивал Петрович.
      -Ничего я такого за ними не замечал.
      -Ну, как знаешь, хотел только тебя предупредить, - продолжал Петрович, -Хочешь стать кадровым рабочим, надо стараться делать свою работу хорошо и надо присматриваться, что вокруг тебя происходит. Я не говорю, что надо смотреть на Михеича, это плохой пример. Надо понять душу завода, тогда он тебя примет и будет считать своим. И не верь всему, что тебе говорят, думай своей головой.
      Спустя много лет, Василий, вспоминая этот разговор, размышлял: «У молодых, свои представления о жизни. Вечная проблема «отцов» и «детей». Но Петрович, в основном, был прав».
      Наступил обеденный перерыв. Михеич с Васей стояли в очереди в столовой и беседовали.
      -А вот тебе еще урок смотри, как Шкив «работает», - с восторгом прошептал Михеич.
      На раздаче Шкив стоял впереди. Выбрав момент, когда работница столовой отлучилась, он насадил на вилку котлету, тут же быстро начал ее жевать. Потом Шкив зацепил вилкой еще одну котлету и бросил в тарелку с супом, затем ложкой «утопил» ее. Когда женщина вернулась, Шкив, уже дожевав котлету, как ни в чем ни бывало, со скукой на лице двигал свой поднос к кассе.
      -Во, класс. Учись студент, - прошептал Михеич, обернувшись к Василию. Тот еще не пришел в себя от удивления. У него было двойственное впечатления: с одной стороны, он поразился ловкости трюка Шкива, с другой – в голове крутился вопрос, почему рабочие, которые стояли в очереди не реагировали, ведь, наверное, кто-нибудь все это видел? Михеич, заметив выражение лица Василия, больше ничего не сказал.
      В день первой зарплаты Василия, Михеич уверенно убедил Васю, что надо обязательно отметить, иначе нельзя. В бригаде Василия поздравили, но как-то быстро разошлись после работы по домам, один лишь Сенька, худощавый, небольшого роста парнишка поддержал идею Михеича. Так они вшестером, включая Шкива и еще трех человек из второй бригады вышли из проходной и направились в сторону питейного заведения. Михеич предусмотрительно отправил Сеньку вперед, занять очередь и не зря, так как в пивбаре набилось немало народа. Когда Василий и четверо его спутников зашли в зал пивной, Сенька уже стоял на подходе к полной женщине, которая наливала пиво в кружки и выдавала комплект закуски: тарелочку с селедкой и вареным яйцом. Пришлось занять два столика и разделиться по три человека, так как все кружки и тарелки на столик не вошли. Михеич, Вася и Ленька Шкив были за одним столиком. После смены в душном цеху, была жажда и первую кружку Василий выпил с удовольствием, а вот вторая уже «пошла» медленнее. Ленька же три кружки выпил почти залпом. «Вот это закалка!» - подумал Василий. Михеич поймал удивленный взгляд Василия:
      -Ты смотри Вася, как мы со Шкивом действуем, глядишь, и в люди выйдешь. Отпей и кружку под стол! – последовала команда вполголоса. Вася сначала замотал головой, когда увидел, как Михеич достает осторожно из-за пазухи бутылку водки. Но тот был неумолим. Вкус пива оказался менее приятным, но после второй кружки с «ершом», Ваське стало веселее.
      -Как в прошлый раз Шкив мастерски «пообедал» не доходя до кассы, а?! – не унимался Михеич.
      -Не, я это не одобряю, - неуверенно произнес Вася.
      -А че это ты не одобряешь? – заплетающимся языком и с угрозой в голосе протянул Шкив. Васе показалось, что сейчас он набросится на него с кулаками. Но тут вмешался Михеич:
      -Парни не ссорьтесь. А ты Вася кумекай, тебя одного-то, кто будет слушать и уважать, а вместе - мы сила. Погружаемся, - в очередной раз шептал Михеич, опуская под стол бутылку. Вася, глупо улыбаясь, думал: «А что, Шкив – то ловко это все сделал в столовой, действительно – мастер». В голове был туман. Как добрался до дома, Васька не помнил. На следующий день настигла расплата. Голова была, как пустой чан, в котором с болью отзывался каждый незначительный звук. Рабочая смена казалась длиннее и тяжелей, чем обычно.

      Василию нравилось работа. Поначалу было много брака, но теперь, почти
все детали получались красивые и точные. Васе нравилось, также сваливать стружку в люки на полу и наблюдать, как червячные валы в подпольных каналах крутятся и тянут стружку в большой канал в проходе и далее на свалку. Но однажды вся эта система остановилась.
      В разгар рабочего дня, Петрович пригласил Васю к себе в каморку мастера.
      -Василий, ты, конечно видел, что система по удалению стружки из цеха встала. Пока прочистим все каналы, найдем причину сбоев и запустим, пройдет несколько дней. Принято решение, новую стружку у станков токарям не убирать, иначе мы сорвем план. Убирать всю стружку в цехе надо в конце рабочего дня. И я хочу тебя попросить заняться этим. За три-четыре часа ты управишься, и, глядишь прибавка к зарплате будет.
      После смены цех опустел. Василий запасся метлой, шваброй для мелкой стружки, совковой лопатой и тележкой. Работа не хитрая, знай обходи станки и загружай стружку с пола в тележку и вози в контейнеры. Большие металлические контейнеры стояли в проходе. В конце работы, надо было краном с ручным управлением, перевезти контейнеры к выходу из цеха на свалку стружки. Стружка отливала всеми цветами радуги. Некоторые «хвосты» достигали метра полтора в длину. За пару дней, Василий уже неплохо освоил процесс уборки и работа шла быстрее. В один из вечеров, контейнеры были нагружены «с горкой» и Вася, привычными нажатиями кнопок на пульте управления, свисавшем на кабеле, подогнал кран-балку к контейнеру. Василий зацепил крюки крана за петли на боковых стенках контейнера и нажал кнопку «подъем». В этот момент один конец длинной стружки сорвался с «горки» вверху контейнера и обвился вокруг запястья правой руки Васи выше перчатки. Вася опешил и, от неожиданности, замер. Как так могло ловко получиться с одного раза? Если делать постановку такого трюка, наверняка понадобилось бы несколько десятков попыток, чтобы вышло то, что сейчас произошло сразу! Контейнер поднимался и «хвост», свисавший свободно, начал натягиваться. Вася попытался освободить запястье, но сделать это было трудно. Конец стружки, обвился вокруг руки и «намертво» зацепился за следующий виток. Петля из стружки тащила руку вверх и та уже начала подниматься, сначала на уровень плеча, потом головы. И это была рука, которой Василий должен был нажимать кнопки, придерживая левой рукой пульт управления. Правая рука уже не дотягивалась до пульта, а левой было трудно нажать тугую кнопку «стоп». У Василия мелькнула мысль, что еще немного и кран начнет поднимать его вместе с контейнером и что тогда будет? Хорошо, если «хвост» стружки слетит сам, а если нет? В цехе рабочих уже не было и помочь было некому. И тут, спасительная мысль пришла в голову Васи. Он, сильно сжав пульт левой рукой начал нажимать на красную кнопку носом. Кнопка была тугая. Рука с железной петлей уже была высоко над головой. Вася изо всех сил ударил пультом по носу или носом по кнопке. Как это было, он не запомнил, но безжалостный механизм остановился. Василий, сбросив с левой руки перчатку начал освобождать правую. Острая спираль стружки с зазубринами резала пальцы. Наконец удалось отцепить острие спирали и освободить руку. Запястье правой руки имело глубокую рану из которой сочилась кровь.
      В медпункте врач забинтовал руку Василия и сказал, чтобы тот немедленно шел домой.
      Потом Вася, вспоминая этот эпизод со стружкой, размышлял: «Кто это так шутит? Может Цеховой?». В связи с этим, Василий вспомнил, что, в прошлом году, однажды, проснувшись ночью, он почувствовал, что кто-то за ним наблюдает за спиной. Но повернуться он не мог, было ощущение, что тело его не слушается. Вася чувствовал вибрацию, он, как будто бы, попал в электрическое поле. После этого, нечасто, но такое «явление», повторялось. Когда семьей гостили у родственников в деревне, мать решила повести Васю в церковь, причаститься. Она была уверена, что это поможет избавиться от таких «явлений». Вася выучил несколько молитв и на следующий день, рано утром они с мамой пошли в храм. После службы, мать поведала, батюшке про ночные ощущения Васи. Священник был относительно молодым человеком, с жидкой бородкой и в рясе. Он согласился, что надо исповедаться, причаститься и добавил, что надо ходить почаще в храм.
      «Человеку дана жизнь и это Дар отца небесного. Надо каждый день, каждый час радоваться этому дару» - произнес батюшка: «Просто сесть на диван, или на нагретую солнышком травку и радоваться? Нет. Конечно, суета жизни, повседневные дела и заботы, неизбежно отвлекут от этого занятия и могут дать сильную встряску. Но, все-таки, надо стремиться, не пропустить, хотя бы минутку радости. Дни идут и кусочки отпадывают от тела этого Дара, как листья от дерева осенью. Тем, что мы наделяем смыслом свою жизнь, делает тело Дара полнокровней и полноценнее. Неизбежно, когда-нибудь, жизнь подойдет к концу и станет грустно и понятно, что вот уже близко… Пока не надо думать об этом. Надо радоваться, любить родных, что-то делать для них хорошее. Вообще что-то делать, трудиться. В этом есть смысл принятия того Дара, который мы получили». Вася прошел обряд причастия и после этого, ночные «явления» прекратились.

      Как-то раз Михеич подошел к станку Василия:
      -Пойдем с нами, там вещи привезли, может что «обломится».
      -Нет, не могу, надо срочно подготовить резцы, - Васе стало стыдно, что он отказывается под надуманным предлогом, но, в последнее время ему не хотелось общаться с этими ребятами.
      -Ну, работай, работай, шуруй, шуруй… - с натянутой улыбкой произнес Михеич, он понял настроение парня.
      На следующий день, на перекуре, Сенька подошел к Васе:
      -Я сегодня встретил Шкива, он мне рассказал анекдот из жизни, слышал?
      -Нет.
      -В административный корпус переезжал проектный отдел. Вещей у них полно и несколько тяжеленных сейфов. Ребята из второй бригады предложили им помощь. Михеич с начальником проектировщиков договорился об оплате. Тот недавно работать устроился и никого еще не знает. Так вот, этот пижон только им отдал свои деньги, они тут же разбежались в разные стороны, во хохма, а? Как будто, не знал, что платить надо после того, как закончили дело, во наивный.
      Вася слушал с неодобрением.
      -Но этим не закончилось, - продолжал Сенька: - Эти «лопухи» чертежники, свой длинный стол поднять по лестнице наверх не смогли, оставили в тамбуре и видимо, решили на следующий день разобрать. Так вот, наши ребята из второй бригады это дело подметили и поздно вечером «умыкнули» стол. Теперь стоит он в подсобке «козла» забивают на нем. Во, хохма?
      -Да никакая это не хохма, суки они.
      Сенька удивленно хлопал глазами.
      Несколько дней спустя, все узнали о краже стола и денег. Узнали и про то, что Михеичу и его ребятам начальник цеха сделал выговор лишил премии и предупредил, что в следующий раз отдаст под суд.
      Как-то, в конце смены, Василий, выключив станок, щеткой очищал его от стружки. Подошел Ленька-Шкив:
      -Слушай, Михеич зовет.
      -А что сам не пришел? –удивился Вася
      -Да, это… ему некогда было. Вот он меня и послал.
      Вася со Шкивом зашли в бытовку второй бригады. Михеич сидел в окружении нескольких ребят из его команды. Он улыбнулся:
      -Что то, ты паря, не заходишь, забыл нас?
      -Некогда, - хмуро ответил Вася.
      -Ты чё, в передовики собрался? Может и в партийные заделаешься?
      Вася молчал, соображая, к чему тот клонит.
      -Недавно, я сказал тебе, что мы «на дело» идем. Доверял я тебе, а ты стуканул?
      -Никому я ничего не говорил.
      -Ладно, впаривать нам. В общем так, подойдешь к начальнику цеха и скажешь, что это ты все придумал и нас надоумил, понял?
      -Никуда не пойду, я тут не причем, -вспыхнул Василий.
      -Ну смотри, паря, тебе ведь здесь жить с нами – произнес, сверкнув глазами Михеич.
      Однажды вечером, после уборки стружки, Василий зашел в бытовку, но вспомнив, что оставил рукавицы, решил вернуться. Он зашел в небольшое проходное помещение, ведущим в цех. Сквозь полумрак, Вася увидел, что выход ему перегородили три тени. Василий, опешив остановился, трое же двигались прямо на него. В ближнем из них он узнал Леньку. Тот с размаху попытался ударить в лицо, но Васька увернулся и схватив Шкива за спецовку обоими руками, резко рванул её в направлении движения соперника. Ленька, ударившись о стенку всем телом, упал и закричал от боли. Но радоваться было рано, вторая тень приближалась. Васька вспомнил, как года три назад, отец показывал ему приемы. Они несколько раз вдвоем уходили в парк и меняясь ролями, отрабатывали нападение и оборону. На этот раз Василий не стал дожидаться, он крепко схватил соперника за спецовку в районе плеч, сам, «уходя» в левую сторону, увлек за собой парня, тем заставив его перенести центр тяжести на одну ногу. Затем Вася быстро завел ногу за опорную нападавшего и всем своим телом резко толкнул его назад. Парень, как куль рухнул на бетонный пол, скорчившись от боли. Все это произошло в течении двух-трех секунд и явно нападавший был ошеломлен. «Надо же, что-то еще помню» - мелькнуло в голове Василия. И в этот момент он увидел, как у третьего что-то блеснуло в руке. Нож! Вася попятился назад. Двое первых еще валялись по сторонам и мычали от боли. Третий нападавший приближался. Вася уперся спиной о стену – дальше отступать было некуда. В этот ужасный момент Василий увидел нож в руке, занесенной «снизу». И, вдруг произошло что-то непонятное. Из цеха в открытую дверь раздался оглушающий рев паровозного гудка. Откуда здесь паровоз? И вблизи от цеха не было железнодорожных путей! Это удивило не только Ваську, но и нападавшего с ножом. Рев гудка продолжался за спиной парня и тот инстинктивно обернулся. Это был шанс и терять его было нельзя. Васька левой рукой «подпер» руку парня с ножом, а правой обхватил его предплечье сверху и зацепил руки «в замок». Парень, повернув голову, понял угрозу и попытался рукой с оружием достать Васю. Но Василий резко поднял свои руки в верх, тем самым завернув руку соперника за спину. Парень вскрикнул от боли, нож звякнул об пол. Тут в помещение вбежали трое рабочих. Они были в бытовке и услышали крики. Только после этого Вася отпустил руку вопившего парня. Когда гудок смолк, Василий не заметил. Как потом выяснилось, больше никто из присутствующих рабочих в цехе, никакого гудка не слышал. Только теперь до Васи дошло, что произошло и чем это могло закончиться. Силы покинули его. Он сел на корточки прислонившись к стене, руки дрожали. Рабочие подошли к нему, пытаясь выяснить, что произошло. Нападавшие, в этот момент, как будто растворились.
      Василий потом не раз задавался вопросом, что это был за гудок. Ну не могло же двоим померещиться. Единственная догадка была: «Цеховой перешел на мою сторону».
      Вася какое-то время еще работал, но потом решил уволиться с завода и поступать в институт. Василий удивил Петровича, когда принес заявление об уходе. Рассказал про случай с гудком, который спас ему жизнь и о своих размышлениях про «цехового». Петрович задумался:
      - Я знаю только, что здесь железнодорожная ветка когда-то давно проходила. Ну «цеховой» или нет, а душа у завода есть и благосклонность ее надо заслужить. Жаль, конечно, что уходишь, но держать не имею права. Парень ты толковый, выучишься, может к нам вернешься? Ну, в добрый путь!
      Выходя из кабинета мастера, Василий увидел стоящего поодаль Михеича.
      -Привет, Вася, - бросил, подходя Михеич и, как бы виновато, добавил, -Я был уверен, что это ты стуканул. Ребят послал проучить тебя, но они, дураки, перестарались. А оказалось, что это балбес Сенька стукач. Я ведь детдомовский, у меня своя жизнь. Ты, я вижу, другой. Ну, в общем, зла не держи, –произнес Михеич и, повернувшись, неуверенно зашагал. Василий в первый раз увидел его таким смущенным.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 21.11.2021г. Игорь Копылов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3199188

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
















1