Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мона Лиза


   ­Однажды друзья подарили мне книгу некоего Дональда Сассуна, одного из ведущих специалистов по исследованию творчества Да Винчи, «Леонардо и история Моны Лизы». Многостраничный том оснащен множеством разноплановых репродукций, призванных проиллюстрировать ту атмосферу, которая предшествовала появлению Джоконды, а затем сопровождала ее через века, и определила ее общемировое признание. К сожалению, под руку с признанием идет и глумление над произведением великого гения. Мона Лиза не только самое известное и почитаемое произведение искусства за всю историю человечества, но это еще и самый тиражируемый, цитируемый и пародируемый образ.      Спасибо автору за подробности сложной судьбы этой картины, претерпевшей и неоднократные смены владельцев, а, соответственно, и интерьеров, и историю дерзкого похищения и неожиданного возвращения, и выездные рауты по странам и континентам в качестве единственного экспоната «персональных» выставок. Но книга на мой взгляд, не содержит главного. В ней нет ничего о личных впечатлениях автора от полупрозрачной улыбки случайной девушки, покорившей весь мир.
   Не знаю, почему уважаемый автор замолчал свою собственную историю взаимоотношений с Моной Лизой, я молчать об этом, тем более, вспоминая о Париже, не могу. Так вот - о личном…
   Встреч было три. И каждый раз, возвращаясь в эти стены, я не находил того, что там оставил.


   Миллионы туристов, приезжающих в Париж, в списке мест, обязательных к ознакомлению, среди первых позиций размещают Лувр. Один из самых, если не самый известный и посещаемый музей мира. Путеводители по Лувру на всех основных языках планеты определяют три главных поинта экспозиции: Венера, Ника и Мона Лиза. В Лувре не сложно заблудиться, но невозможно не найти Джоконду. На каждом повороте, чуть ли не чаще, чем указатели на эвакуационный выход, висят таблички со стрелками в направления этого мирового шедевра. Как немыслимо, посетив Париж, не побывать в Лувре, так же невозможно себе представить, что найдется хоть один человек, кто оставил Мону Лизу за рамками своего маршрута по этим залам.
   Не стал исключением и я.
   В свой первый приезд в Париж, как и многие другие, мы с женой в составе организованной экскурсии с какого-то особого входа для групповых посетителей попали в этот храм искусства. Должен сказать, что хоть и имею некоторое отношение к миру прекрасного в силу полученного когда-то образования, живопись как таковая никогда не была для меня интересным и близким видом искусства. Да – Возрождение, да - Леонардо, да – гений, да – Мона Лиза… Растиражированная календарями и открытками, журналами и рекламными постерами эта улыбка, безусловно, вызывала интерес, но не более, чем в границах любопытства, от чего же тут весь мир сходит с ума? И вот экскурсовод в своем рассказе и маршруте подошел к Высокому Возрождению и к точке пересечения траекторий многих и многих…
   Считаю себя вполне адекватным и психически уравновешенным человеком. Никогда до этого дня мне не приходилось терять связь с окружающей действительностью. Более того, ума хватает понять, что не принадлежу к натурам, чувствующим особо тонко. И вот…
Куда дальше пошла экскурсия, и какие еще сокровища мирового искусства представлены в экспозиции, в тот день я так и не узнал. Время потекло мимо меня. Не знаю, сколько часов я не выходил из зала. Может три, может четыре. С женой встретился уже на улице. К тому моменту они с гидом после Лувра уже успели посетить какой-то особо почитаемый нашими туристами парфюмерный магазин и что-то там еще. А я все это время стоял перед Ней. Стоял, отходил, возвращался, всматривался, закрывал глаза, открывал… Вокруг текла людская река. Поблескивала фотовспышками, переговаривалась, шаркала ногами и наступала себе на пятки. Но я этого ничего не видел. Ничего, кроме Нее.
   Так что же случилось? Вопрос не из простых. И ответить, уж извините, не получится просто и коротко. Тем более, что с того дня прошло лет немало, и немало по этому поводу передумано и перечувствовано.
   Первое впечатление было почти мистическое. Ощущение сильнейшего энергетического потока, исходящего от картины, приковало и взгляд и сознание. Силе впечатления добавляла неожиданность происходящего. Откуда эта волна? Энергия великого мастера, сумевшего убедить в собственной гениальности своих современников и покоряющего потомков века спустя? Возможно. Тем более, что современников маэстро понять сложнее, чем нынешних почитателей. Ведь почти ни один из его инженерных проектов не был воплощен при жизни автора. Идеям, опередившим свое время, была уготована участь нереализованных концепций. Да и в художественном плане все было далеко неоднозначно. Мало кто из его заказчиков получил ожидаемое, многим приходилось довольствоваться копиями, благо что авторскими. Вот и с оригиналом Моны Лизы Да Винчи расстаться не смог. Покинув родную Италию, он привез на французскую землю и Джоконду, где она и получила прописку на последующие столетия.
   Есть такая формула: «Искусство это эстетическое освоение мира». Освоение, стало быть – познание. Можно определить многие выдающиеся памятники истории искусства как задаваемые художниками вопросы на пути этого познания и освоения. Так вот в те часы в противовес всему остальному великому в искусстве Мона Лиза легла на чашу весов, противоположную всем этим вопросам, и стала для меня одним всеобъемлющим ответом на любой из них и на все сразу.
   Озарение, просветление, открытие… Что еще? Слова напыщенные и поэтому, вроде бы, здесь неуместные, но с того дня я живу немного иначе. Когда тоскливо, тяжко или, проще говоря, хреново, стоит вернуться в тот день и в то место, вспомнить ту все понимающую и все принимающую улыбку, и масштаб восприятия происходящего меняется. Есть одна большая Вселенная с миллиардами миров и судеб, подчиненных единственному закону - закону, «что движет солнца и светила». И Она знает этот закон, знает о его единственности и истинности. И с высоты этого знания смотрит на нас со слегка ироничной улыбкой.
Когда я весьма сумбурно рассказал о своих впечатлениях жене, думаю, она поимела повод усомниться в моей вменяемости. Спасло брак только то, что нечто подобное она уже слышала ранее в одном из телеинтервью от весьма уважаемого ею человека, от Владимира Познера. Оказывается, я не одинок! Нас, как минимум, – двое! И каков товарищ по несчастью! Или по счастью?

   Вторая встреча состоялась несколько лет спустя.
   Когда стало ясно, что судьба благосклонно преподносит еще одну поездку в Париж, я погрузился в предвкушение встречи с Ней. С моей сокровенной и так и не разгаданной… Жена шутит: «Мой-то – снова в Лувр на свиданку к своей пассии!». Ну что ж, в каждой шутке есть доля, сами знаете чего…
   В этот год зал, облеченный честью представлять самое знаменитое произведение искусства, был закрыт на реконструкцию. Моне Лизе готовили новое, ее нынешнее, обрамление, оснащенное по последнему слову техники всеми мыслимыми и немыслимыми системами безопасности. И на это время Джоконду расположили в соседней галерее, практически в коридоре.
   К заветному месту по неширокому галерейному проходу выстроилась длинная очередь с явным преобладанием японских туристов. Выстояв положенное, наконец-то я снова рядом с Ней!
   Но чуда, ожидаемого так долго, не повторилось! Она не пошла на контакт.
   Сколько я не всматривался, сколько не настраивал самому не понятно какие струны внутреннего устройства на когда-то подхваченную и принятую волну, ничего не происходило. НИЧЕГО! Она молчала. Она, так много давшая и так многому научившая при первой встрече, на этот раз не обращала на меня никакого внимания! Неужели это все из-за мельтешащих японцев? Из-за их непрекращающихся и раздражающих вспышек? А ну, пошли прочь! Вы не видите, что мешаете? Тут важное! Тут очень личное! Это же – серьезно!
Японцы не вняли, да и были они явно не при чем.
   Может, дело во мне? Может, я как-то не так существовал эти годы вынужденной разлуки? Может, слишком редко вспоминал? Может, не оправдал того знания, что было мне снисходительно пожаловано высочайшей особой? О, горе мне, если так! Как мне быть дальше с осознанием того, что я отвергнут! Ей отвергнут!
   Я снова отходил и возвращался. Я не находил себе места в узости музейного коридора. Мне было тесно, больно и не по себе… И тут на меня снизошло. Я понял и с надеждой поднял глаза. Наши взгляды встретились и зацепились друг за друга. Показалось, что Она и рада и благодарна мне за то, что я понял. Именно это читалось в Ее улыбке.
   Все просто. Она же - Женщина! Причем, как это не прискорбно признавать, успевшая много пожить и ко многому привыкнуть. Каково будет вам, проведшим долгие годы в роскошных апартаментах одного из лучших дворцов Европы, оказаться на обозрении снующей толпы в каком-то коридорчике? Будто вас застали по пути из спальни в туалет. Ей там тоже было тесно и неуютно. Мы оба испытывали одно и то же, но Ей было неуютнее во сто крат. Ведь она же – женщина.
  - Ну как прошло? – спросила меня жена по возвращении в гостиничный номер.
  - Ей плохо. Но, кажется, я ей помог…
  Да, на этот раз - я ей. И от этого она стала еще ближе и как-то даже роднее.

   И была третья встреча, в ноябре 2010-го. Небесные хляби разверзлись и предали тем самым завершающему дню в Париже статус дня музейного.
   Наша небольшая группка, пройдя сплоченно египетские залы, далее рассредоточилась по собственным маршрутам. Я не спешил, я оттягивал момент, прогуливаясь неподалеку. Пусть все будет по писанному в путеводителе: сначала Венера, затем Ника, и только потом…
Она снова дома, в своем зале. Теперь у нее собственная, специально для нее сооруженная стена. Многослойное бронированное стекло защищает от злого умысла, но и лишает чистоты восприятия. Что поделать, издержки обеспечения необходимой безопасности. Толпу любопытствующих до великого искусства сдерживает ограждение с мощным поручнем на вид благородных пород дерева. По сторонам крутые секьюрити в безупречных костюмах. Все очень стильно и торжественно.
   Я постоял в стороне, не стал навязывать своего присутствия. Хотя, конечно, она не могла меня не заметить, но ей еще не наскучила эта игра в новую торжественность. Так к чему снижать градус, обозначаясь свидетелем нелучших времен? Пусть развлекается, она же, все таки, женщина…








Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 21.11.2021г. Александр Щедрин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3199154

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра
















1