Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

НумфарН ЯвлениЕ


НумфарН ЯвлениЕ
­­2021 © Бьёрн Олссен

Instagram: https://instagram.com/NumfarN
vk: https://vk.com/NumfarN
facebook: https://facebook.com/groups/NumfarN
website: https://NumfarN.ru
e-mail: NumfarN@yandex.ru

13 потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют;
14 и сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: «слухом услышите — и не уразумеете, и глазами смотреть будете — и не увидите,
15 ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их».
ЕвангелиеотМатфея 13 глава—Библия

Глава 1

Эти – двое

Конец мая 2013 года. Провинциальный городок с неоригинальным названием, но с одной особенностью ярко-оранжевыми фонарными столбами.
Этот городок мог похвастаться большим количеством деревьев, парков и даже несколькими пляжами. И хотя пляжи были всего-навсего на берегу небольшой речушки, тем, кто ни разу не видел моря, и этого казалось вполне достаточно. И как же невыносимо сидеть в эти, почти уже летние дни за осточертевшей жёсткой партой, на противно- скрипучем стуле… Но такова участь всех детей, кому уже «далеко» за семь лет. Вот и этим двоим предстоял ещё один день в душном кабинете. Но пока что они были в своих уютных кроватях, а мир тем временем уже приготовил для них кое-что необычное…
Раздался пронзительный и слегка противный звон будильника. Эзви угомонила его вежливым ударом по кнопке. Эта девочка всегда просыпалась «по звонку», в отличие от своего брата Крайна, который оттягивал подъём до последнего момента. Крайн терпеть не мог рано вставать.
– Кто решил, что все должны просыпаться ни свет ни заря? – забубнил он в очередной раз, когда Эзви толкнула его в бок. – Неужели никому не хочется спать? Разве я один такой? Когда проводилось это голосование, почему я в нём не участвовал?
Эзви обычно не реагировала на его нытьё, но сегодня у неё было довольно игривое настроение, и грех было не подшутить над братцем.
– Ты спал, когда все голосовали! Вставай уже, от твоего нытья ничего не изменится! – Эзви последний раз пихнула его в бок, чтобы наверняка…
– Вот стану президентом и запрещу все будильники в стране! – заявил Крайн, выползая из-под одеяла.
– То есть все страны будут просыпаться утром, а одна – днём?
– Да!
– И как, по-твоему, все будут работать? Наша страна не одна на этой планете.
– А зачем нам другие? Пусть себе встают в семь, а то и в пять утра. Нам-то что. Вон в Америке только ложатся спать, а у нас уже утро, и ничего, живём как- то!
Это был один из немногих случаев, когда Крайну пригодились знания по географии. Хотя какие там знания? Просто одна случайно запомнившаяся фраза учителя.
Эзви махнула на брата рукой и пошла умываться. Крайн любил поспорить, так что она давно научилась не попадать в эти сети бесполезной болтовни.
С кухни уже доносился запах морковного кекса, и это заставило Крайна зашевелиться. Уж слишком он любил это лакомство. Но сначала надо было заправить кровать, умыться, одеться, собрать рюкзак и так далее... Иначе мама просто не допустит егодо кекса. Да, мама у них была строгая, но в меру отходчивая.
Стиснув зубы и бубня себе под нос, Крайн начал натягивать школьные штаны. Эзви уже умылась, оделась и, пока брат собирался, решила приклеить самую высокую башню на своём замке из картонного королевства. Эзви сходила с ума по всяким историям про рыцарей, принцесс и средневековые королевства. И когда папа на день рождения подарил ей огромную коробку с этим картонным миром, она долго скакала от радости. И не важно, что ей уже исполнилось пятнадцать лет… Романтичность и умение по-детски радоваться она ещё не успела растерять. А вот Крайну было ещё только четырнадцать. И хотя Эзви не злоупотребляла своим старшинством, да и разница была смешная – чуть меньше года, Крайн всегда хотел быть «старшим братом».
Вообще, отношения этих ребят были необычайно тёплыми. Они по-настоящему любили друг друга и во всём всегда были вместе. Жаловаться друг на друга или – ещё хуже – драться – такогоони себе не позволяли, и даже мыслей об этом не было. Конечно, случались и разногласия, и ссоры, и обиды, но всегда всё решалось простым, тихим разговором. С раннего детства они ощущали какую- то необъяснимую связь. Если один из них болел, другой это чувствовал и душой, и телом.
Что касается родителей, то они гордились такой дружбой своих детей и даже, бывало, хвастались этим перед другими семьями. Но в таком положении вещей были и минусы. Например, маме часто приходилось вытаскивать из этих двоих тайны и секреты, которыми они делились только друг с другом…

Глава 2

Окно, которое открыли

Хотя календарь ещё отстаивал права весны, но по-летнему жаркое солнце уже побеждало.Даже по утрам было довольно душно. Отвлекшись от строительства своего замка, Эзви решила открыть окно, и как ни заурядно было это действие, но именно с него всё и началось…
К счастью, окна выходили на сосновый лес. Оттуда сразу же прилетел свежий, оживляющий ветер, и принёс он с собой одно существо.
Эзви сосредоточенно возилась со своей башней и даже не моргала, чтобы ровно приклеить её на картонный фундамент. Вдруг по картонным крышам пробежала тень. Эзви решила не отвлекаться. Мало ли что там может летать, это сейчас не столь важно. Но тень вернулась и, промелькнув, опять исчезла. Эзви уже стало интересно, но всё же она не оторвала взгляда от башни. И вот опять… На этот раз у Эзви включилась фантазия, ведь только вчера она читала книгу про дракона, который охранял одно, далеко не картонное, королевство. Ей захотелось посмотреть, кто там летает, но она не могла оторваться от процесса. И тут на крышу башни, которую она только что приклеила, приземлилось что-то с большими крыльями.
Сначала Эзви решила, что это птичка, но, приглядевшись повнимательней, обнаружила, что это бабочка – довольно крупная, с крыльями небесного цвета, и, что больше всего привлекло внимание Эзви, крылья были разрисованы узорами, символами и закорючками, которые источали золотистый свет. Без преувеличений, бабочка была сказочной красоты. Эзви никогда не видела таких даже на картинках.
Она присмотрелась к символам на этих огромных крыльях и вдруг почувствовала в груди необычное, усиливающееся с каждой секундой тепло.
– Иди сюда! – громким шёпотом позвала Эзви брата.
Тот нехотя оторвался от своего рюкзака, в который запихивал учебники, но, как только взор Крайна достиг замка Эзви, лицо его оживилось.
– Ого, это откуда такая?! – бросив рюкзак на кровать, он аккуратно приблизился к столу у окна.
– Не спугни! – зашипела на него Эзви.
– Да не спугну… – буркнул в ответ Крайн. Его тоже привлекли символы. – Что это у неё на крыльях? – спросил он, как будто сам себя.
– Не знаю, может, это какая-то волшебная бабочка? – замечталась Эзви.
– Ты всё ещё веришь в волшебство и свои сказки? – усмехнулся Крайн.
Эзви только фыркнула в ответ. Крылатый гость смирно сидел на картонной крыше, едва шевеля крыльями.
– Ты чувствуешь это? – Эзви приложила руку туда, где было её сердце.
Сначала Крайн не понял, о чём она, но вскоре закивал.
– Да, как-то тепло здесь. – Крайн тоже приложил руку к источнику тепла.
– Может, это и вправду… – Эзви не договорила, зная, что Крайн опять начнёт язвить и подшучивать.
Бабочка ещё некоторое время побыла с ними, позволив полюбоваться собой, и вдруг одним взмахом крыльев взмыла к потолку. Описав круг по комнате, она вылетела в окно.
– Круто! – оценил Крайн.
Бабочка улетела в сторону леса, и, когда её крылья пропали из вида, Эзви почувствовала, что тепло в её груди начало исчезать.
– Завтрак! – раздался из кухни мамин голос. Мысли о бабочке тут же вылетели из головы Крайна, и он поспешил на кухню. Эзви ещё секунду поразмышляла о происшедшем, но вкусный запах перебил эти мысли, и она пошла за братом.
В этом доме было правило: пока вся семья не соберётся за столом, никому есть и уж тем более бесцеремонно хватать еду не разрешалось (к счастью, это касалось только завтрака и ужина – в другое время можно было никого не ждать). Но Крайн уж слишком любил это лакомство и не смог устоять. Пока мамас кем-то говорила по телефону, он с ходу схватил кусок горячего морковного кекса. Однако, не успев откусить даже кусочка, получил от мамы полотенцем по макушке.
– Положи на место! – сердито бросила она и тут же сказала в трубку: – Да, мама, хорошо, мы подумаем… Эзви внимательно прислушалась к телефонному разговору. Они с Крайном постоянно общались с Родителями своего отца, а вот про маминых родителей толком ничего не знали. Мама предпочитала не рассказывать о них, а тут вдруг говорит с ними по телефону? Но не успела она задать вопрос, как на кухню зашёл отец.
– Опять ты в рабочей одежде за стол, – заворчала мама, оглядев его с ног до головы.
– Ой, да перестань ты, я только вчера постирал, – отмахнулся папа.
Видимо, он налил что-то не то в стиральную машину, а может, и то, но слишком много, потому что от его одежды так и разило цветочным ароматом.
Теперь вся семья была в сборе, Эзви позабыла свой вопрос, а Крайн наконец добрался до своего любимого кекса.
– Ну, как у вас дела в школе? К директору нас ещё не вызывают? – поинтересовалась мама.
– Нет. За что? – забеспокоился Крайн.
Он быстро стал перебирать в голове все свои шалости и проказы, пытаясь угадать, какая из них могла бы привести к такому последствию.
– Не знаю, может, есть за что? – На что мама намекала, было непонятно.
– Всё хорошо, мама, не переживай, – успокоила её Эзви.
– Ну смотрите… – Мама взглянула на отца, и они оба засмеялись.
Крайн понял, что она просто пошутила, и теперь мог расслабиться.
Родители Эзви и Крайна были тренерами по верховой езде. Довольно сложная работа. Учитывая тот момент, что, помимо основных обязанностей, им приходилось организовывать весь рабочий процесс на конюшне и частенько подменять своих коллег. Без юмора и шутливого взгляда на проблемы они бы давно свихнулись. А такое легкое отношение спасало и их нервы, и нервы окружающих. И так уж сложилось, что оно распространялось и на все остальные сферы их жизни. Поэтому на родительских собраниях они были не самыми желанными гостями. Когда учителя начинали трагично рассказывать о плохой успеваемости или, чуть не рыдая, о поломке учениками стула, среди всеобщего негодования раздавались мамин смех и папины шутки: «Значит, растут детки, а точнее, их попки! Предлагаю, чтобы попки похудели, их к нам на конюшню отправить, мы им там организуем фитнес!» После подобных высказываний весь класс, заполненный «заботливыми» родителями, смотрел на них с возмущением и непониманием, а они только ещё больше шутили и смеялись. Наверно, поэтому их никогда и не вызывали к директору.
– Ох, скоро же у вас каникулы! – вдруг осенило папу. Видимо, он совсем позабыл, что его дети учатся в школе. – Ну, что планируете делать летом?
Обычно летом Эзви и Крайн ездили в какой-нибудь лагерь, но все эти дурацкие конкурсы, вечера талантов и прочая нудная деятельность им уже стояли поперёк горла, а чем заниматься в городе – они не знали. Вернее, у Эзви-то был вариант: она могла помочь маме с папой на конюшне и даже заработать немного денег. А вот у Крайна с этим было сложнее. Ему когда-то тоже нравился конный спорт и работа с лошадьми, но теперь его интересы резко поменялись. Компьютеры, программирование и тому подобные вещи – вот что его теперь увлекало. Мама порой не знала, как оттащить его от монитора. Крайн даже забросил секцию единоборств, в которой занимался с раннего детства.
За завтраком семья не успела решить поднятый вопрос, и перенесли обсуждение на вечер. Но Эзви весь день думала не о летних планах: теперь её голова была заполнена размышлениями о той сказочной бабочке. Ведь не случайно она к ним прилетела…

Глава 3

Незнакомец

Школа Эзви и Крайна была в нескольких кварталах от их дома, и ездили они туда на велосипедах. Часто по пути к ним присоединялась одна довольно забавная девочка. Её звали Сью. Она учились с Эзви в одном классе и даже сидела с ней за одной партой. С этой девочкой в школе мало кто общался, и Эзви была её единственной подругой. Все считали Сью странной и даже какой-то ненормальной, но Эзви видела в ней просто хорошего человека. Да, возможно, с некоторыми особенностями, но эти особенности не причина, чтобы относиться к ней так, как позволяли себе остальные одноклассники. Да и сами Эзви и Крайн были в чём-то белыми воронами. У них всегда на все было своё личное мнение и многим учителям не нравилась подобная независимость, но и на это у Эзви и Крайна была своя точка зрения. Бывало, зададут Эзви написать сочинение, в котором нужно обличить и обвинить какого-нибудь литературного персонажа, а она как-то по-своему проанализирует ситуацию, да и оправдает преступника, а обвинителей, наоборот, сделает виноватыми. А с Крайном учителя вообще предпочитали не связываться и не вызывали его к доске, иначе он начинал спорить и доказывать своё, и это могло затянуться на весь урок.
Сегодня Сью, как всегда, ждала их у своего дома, и, как только Эзви и Крайн показались из-за поворота, замахала им рукой.
– Привет, Эзви! Привет, Крайн! – поприветствовала она, когда те подъехали ближе.
– Привет! Ты ничего не забыла? Где твой рюкзак? - заботливо поинтересовалась Эзви, заметив, что плечи подруги свободны от лямок.
– Ой, точно! Я его в коридоре оставила. Сейчас, подождите, я быстро! – спохватилась Сью и убежала за сумкой.
На небе ни облачка, и это значило, что день будет жарким. И тут Крайну пришла в голову отличная идея:
– Может, поедем на речку?
– Когда? – спросила Эзви.
– После школы, конечно. Как же мы пропустим эти великолепные, познавательные и очень важные для нашего будущего уроки! – размахивая руками, саркастично произнёс Крайн.
– Думаешь, мама отпустит нас?
– А если у папы спросим?
Мама была строже отца, а Крайн в этом году заработал много плохих оценок, так что…
– И потом всё равно получим от мамы за то, что не спросили её, – разумно заметила Эзви.
– Эх, тогда придётся звонить маме, но только после школы, сейчас она нам точно запретит, – нехотя согласился Крайн.
– Почему это «нам»? Может, только тебе?
– А ты поедешь без меня?
– Ну… нет…
– Ну вот… И звонить будешь ты, – добавил он.
– Это почему это?
– Ты хочешь поехать на речку или нет?! – После такого вопроса всё стало ясно без лишних объяснений.
– Всё, поехали! – скомандовала Сью, выбежав на улицу с большим, немного несуразным рюкзаком на плечах, который был увешан кучей всяких брелоков и висюлек. И зачем ей столько?
Всю дорогу до школы Эзви и Сью без умолку болтали. Вернее, в основном говорила Сью, а Эзви её слушала и изредка вставляла короткие фразы. Крайн ехал чуть впереди и не слушал их. Он уже предвкушал, как они будут сегодня купаться в прохладной речке! Правда, перед этим предстояло несколько часов просидеть за партой, но об этом и думать не хотелось. Добравшись до школы, они поставили велосипеды на велопарковку, и Крайн пошёл в свой класс, а Сью с Эзви – в свой.
Как ни старался Крайн ускорить время, оно тянулось от урока к уроку всё медленнее и медленнее. К полудню солнце решило превратить школу в духовку, и даже настежь открытые окна во всех кабинетах и коридорах не спасали от жары.
Наконец прозвенел звонок! Крайн пулей вылетел из класса, пронёсся как ураган по коридорам и лестницам и выкатился на улицу! Эзви была не так быстра, но вскоре и она появилась во дворе.
– Ну что, звони, – напомнил Крайн, когда она подошла к нему.
Эзви нехотя достала телефон. Мама ответила слишком быстро, так что она не успела в голове сформировать вопрос и, едва не заикаясь, стала импровизировать:
– Алло, мама, эт… это я… – И зачем она сказала, что это она, ведь и так понятно, кто это.
– Да, что такое?! – Мамин тон говорил об одном: ей сейчас не до них. Наверно, на работе опять какие- то проблемы…
Эзви растерялась. Но раз уж позвонили, придётся продолжать.
– Мама, можно мы поедем на речку? – выпалила Эзви.
– Езжайте, только на пляж возле конюшни. Всё, у меня дела, потом созвонимся! – Мама положила трубку.
– Фух, пронесло, – с облегчением выдохнул Крайн.
– А если бы она не разрешила? – поддразнила его Эзви.
– Ну тогда поплавал бы в ванной, – засмеялся Крайн.
Они решили сначала заехать домой, чтобы переодеться, оставить сумки и взять с собой что-нибудь пожевать. К счастью, половина морковного кекса ещё лежала в холодильнике, и Крайн взял себе и Эзви пару кусочков.
Пока они ехали на речку, Эзви снова вспомнила про бабочку, а после в её голове возник очень интересный вопрос. Мама никогда не говорила, на какой пляж им можно ехать. Почему же сегодня она их ограничила в выборе? Эзви сообщила о своём наблюдении Крайну, но тот не увидел в этом ничего подозрительного и только крутил со всей дури педали. Главное, что разрешили, а куда ехать – всё равно!
Пляж уже был переполнен, и Крайн с Эзви еле смогли отыскать себе свободное местечко поближе к воде. Крайн в пару движений скинул с себя всёдо трусов и с разбегу нырнул в воду. Эзви же так не торопилась. Она терпеть не могла заходить в воду, тем более быстро. И хотя на улице было уже под тридцать градусов, вода в реке была ещё довольно прохладная. Она выбрала самый безопасный участок, где никто на неё не будет брызгать, и потихоньку зашла в воду.
– Эзви, плыви сюда!
Крайн уже вовсю вжился в роль командира в одной из игр, у которой не было официального названия, да и правил тоже. Смысл один: брызгаться сильнее всех и забрать все надувные плавательные средства. Сейчас под его командованием было два надувных «телоносца» – матраса, один одноместный, а второй почти двухместный, но сейчас на нем помещалось шесть мальчишек. Он едва уже не превратился в «телоносец-подводку», но это никого не волновало.
Эзви решила на этот раз не помогать брату и вступила во «флотилию» его противников. Развернулось полномасштабное речное сражение. Эзви избрала роль диверсанта: хитрыми манёврами она проплывала под водой в тыл противника, стаскивала всех за ноги с матрасов, после чего вновь исчезала под водой. А вот Крайн использовал другую тактику. Он брал несколько самых крупных ребят, и они нагоняли сильнейшие волны с брызгами, тем самым заставляя соперников поворачиваться к ним спиной, а затем дело оставалось за малым – дёргай матрас и удирай. Конечно, Крайн мог поступать как его сестра, и, возможно, он был бы даже более успешен с её тактикой, но он всегда считал, что не стоит повторять за кем-то и во всём нужно отличаться от других, путь это даже и игра.
Так они плескались с полчаса. В конце концов игра забрала у Эзви все силы, и она решила выйти на берег погреться на солнце. Вскоре выполз и Крайн. После ухода сестры он с лёгкостью захватил всё, что могло держаться на плаву, и ему стало неинтересно. И вправду, какой интерес, когда владеешь всем?
Полежав пару минут и отдышавшись, он почувствовал сильнейший голод. Эзви уже уплетала свой кусок кекса, запивая молоком.
– Дай мне тоже, – попросил едва живой Крайн.
Эзви протянула ему кекс. Крайн даже не встал, а лёжа начал жадно откусывать большие куски.
Когда всё было съедено, и они успели обсохнуть на весеннем солнце, Эзви спросила:
– Ну что, поедем домой, или ты ещё будешь купаться?
– Не знаю, я так устал, что, наверно откажусь.
Крайн и в самом деле сильно утомился. Ещё бы… Это же первый его заплыв в этом году. Домой ехать он тоже не горел желанием, так что они решили ещё поваляться на пляже.
Когда плечи Крайна начало подпекать, он решил одеться. Эзви тем временем лежала на животе и разглядывала медленно покачивающиеся кроны деревьев с молодыми зелёненькими листочками. Она уже собралась вставать, как вдруг её внимание привлекло какое-то серое пятно среди деревьев.
Поначалу ей показалось, что это просто высохший поваленный ствол. Но секунду назад его там не было, откуда он появился так внезапно? Эзви прищурилась и пригляделась повнимательнее. Нет, это не дерево: определённо, это был человек. И тут она ощутила уже знакомое тепло в груди, но никакой бабочки нигде не заметила.
Голову этого, внезапно появившегося, незнакомца скрывал глубокий капюшон, а руки были спрятаны в карманах мешковатой серой кофты. Незнакомец стоял неподвижно, и, хотя Эзви не могла видеть его глаз, она совершенно точно ощущала на себе его взгляд. Почти оцепенев, Эзви тихо позвала:
– Крайн!
– Что?
– Кажется, за нами следят, только не поворачивайся, – предупредила она его, но…
– Кто?! – Крайн тут же повернулся к лесу.
Он тоже уже ощутил знакомое тепло и подумал, что Эзви говорит о бабочке. План Эзви был разрушен на корню.
– Кто следит? – переспросил Крайн.
Эзви возмущённо процедила сквозь зубы:
– Что ты орёшь? Вон там, за дорогой, в лесу стоит какой-то человек и, кажется, следит за нами.
Крайн посмотрел в ту же сторону и наконец увидел незнакомца.
В это самое мгновение с их ушами произошло что-то странное. Как будто в них залили воды, и теперь ни Эзви, ни Крайн не слышали привычных звуков, которые до этого момента наполняли пляж. Вместо этого они услышали шуршание, чьи-то неразборчивые голоса и отрывистый стук.
«Что с моими ушами, что происходит?» – подумал Крайн, трогая свои уши.
– Не знаю, с моими тоже что-то произошло… – ответила Эзви.
Крайн замер! Мелькнула мысль: «Как Эзви это услышала? Я ведь ничего не говорил вслух?»
– Как не говорил? А сейчас кто тогда говорит? – удивилась Эзви.
Крайн осторожно повернулся к ней и посмотрел на неё ошарашенными глазами. Всё так же, не произнеся ни слова вслух, он, не веря самому себя, подумал: «Я ничего не говорю, а только думаю, и ты слышишь мои мысли?!»
– Что за глупости… – Эзви осеклась.
В этот момент она уже смотрела на лицо брата. Она не сразу поняла, что слышит Крайна, но при этом он не шевелит губами, да и голос его звучал непривычно близко, как будто он говорил ей прямо на ухо. До сего момента Эзви говорила с ним «как полагалось» голосом, но тут до неё дошло! Она подумала:
«Ты меня слышишь?»
«Да!» – ответил мысленно Крайн.
Зрачки Эзви расширились, и её лицо стало даже более удивлённое, чем у брата.
«Что происходит, как это может быть?!»
«Не знаю…»
Крайн попробовал хлопнуть в ладоши, но при этом ни он, ни Эзви не услышали характерного звука. Как будто вокруг них образовался вакуум.
«Как думаешь, это из-за него с нами такое?..» – Эзви осторожно покосилась в сторону леса.
«Наверно… А он ведь тоже слышит наши с тобой мысли?» – с опаской предположил Крайн.
«Надеюсь, что нет…» Эзви испугалась.
«Может, пойдём отсюда?» – предложил Крайн. Теперь они оба ощутили острый страх и не знали, что им делать.
«Не подпускайте страх», – прозвучал чей-то незнакомый голос.
Они переглянулись. Совершенно точно – это сказал тот незнакомец! Они снова посмотрели на него, и незнакомец впервые пошевелился. Он медленно развернулся и так же медленно пошёл от дороги в глубь леса. Как только его силуэт исчез среди деревьев, уши Эзви и Крайна «очистились», и они снова услышали привычные звуки.
«Что это было?» – подумала Эзви.
Но теперь этот способ общения уже не работал, и Крайн её не услышал. Тогда она повторила вопрос вслух.
– Не знаю, но мне понравилось. Было бы круто слышать правильные ответы в мыслях наших отличниц на контрольных, – размечтался Крайн.
Но Эзви не одобрила такой несерьёзный настрой и стукнула брата по плечу.

Глава 4

Неприятные новости

Сегодня у Эзви должна была быть тренировка по верховой езде, поэтому они с Крайном решили поехать с пляжа сразу же на конюшню к отцу с матерью. Крайн мог вернуться домой, но что-то ему теперь не очень хотелось оставаться в одиночестве. Хоть он и держал себя храбрецом, всё же его напугала такая необычная встреча. Кто знает, может, этот человек будет поджидать его дома…
По дороге на конюшню они обсуждали происшедшее на пляже. Эзви было интересно, что означают слова: «Не подпускайте страх». Имел ли он в виду, что не нужно бояться его, или это было обо всех возможных страхах, или, может, это значило, что скоро что-то случится и этого не нужно бояться?.. Не придя к общему мнению, они доехали до конюшни, и Эзви пошла заниматься своими делами, готовиться к тренировке, а Крайн решил залезть в мамин рабочий компьютер и, пока все заняты делами, поубивать время в одной из игр, которые он тайком здесь установил и спрятал так, чтобы мама их не нашла и не удалила.
– Ну кто в здравом уме захочет истреблять себе подобных?! – каждый раз возмущалась мама, когда видела, как Крайн играет в какую-нибудь «стрелялку». Но это возмущение никак не влияло на него, и сейчас он тоже не собирался изменять своим желаниям. Крайн зашёл в тренерскую, плюхнулся в кресло, отрыл спрятанный ярлык и дважды клацнул по нему мышкой, и вдруг в этот самый миг он ощутил какое-то резкое опустошение. Вроде он только что радовался предстоящей виртуальной битве, а теперь не видел в этом смысла. Странное чувство… Такого с ним ещё никогда не было. В голове начали крутиться разные вопросы: «Зачем это делать?», «В чём смысл?», «Что это даст?» Он откинулся на спинку кресла и погрузился в раздумья. Такие вопросы он сам себе задавал очень редко, и то в ситуациях, когда не хотел что-то делать – ради поиска оправдания. Но теперь совсем другое.
Тут в тренерскую зашла мама. Она уже знала наверняка, что будет делать Крайн за компьютером, и с порога включила назойливую пластинку:
– Ну что, опять в свою фигню будешь играть?
Крайн ещё немного потупил в экран и, точно не найдя в себе ни капли желания и ни одной причины, чтобы заняться привычным делом, ответил:
– Нет, не хочется, лучше пойду погуляю.
– Ого, какие новости, да вы, сударь, взрослеете! Какая радость! На-ка вот, помоги мне. Бери это ведро и пошли за мной, – скомандовала мама.
Просто погулять не удалось, но Крайн был не против помочь маме.
Мама показала ему, что нужно сделать, а сама ушла вести тренировку на манеже. Крайна на конюшне все знали, и каждый проходящий мимо здоровался с ним. Некоторые удивлялись его столь неожиданному появлению здесь. А Крайн удивлялся, что столько времени прошло, а его помнят. Когда тренировка Эзви закончилась, они с Крайном ещё немного повозились на конюшне, после чего отправились домой, чтобы приготовить ужин к возвращению родителей.
Вечером вся семья собралась за столом, и по старой традиции каждый рассказывал о том, что произошло интересного за день. Вот только когда очередь дошла до Эзви с Крайном, образовалось неловкое молчание. Они договорились не рассказывать о том происшествии, которое случилось с ними на пляже. А все остальные события по сравнению с этим были такими обычными… Так что они оба задумчиво молчали, чем насторожили маму. Положение спас отец.
– Ну как водичка, тёплая? – с задором спросил он.
По нему было видно, что он и сам не прочь искупаться, да вот только времени на это нет. Оставалось только ждать конных походов, которые они с мамой проводят каждое лето. Там уж он накупается на год вперёд!
– Да, отличная, – ответил Крайн.
– Странные вы сегодня, может, что-то случилось или перекупались? – подозрительно спросила мама и потрогала лоб Крайна.
Да, маму не проведёшь, она всё чувствует, и хорошо, что только чувствует, а не умеет читать мысли.
– Нет, мама, просто устали, – ответила Эзви, пытаясь закончить этот разговор.
И вновь на помощь пришёл папа, вернувшись к тому вопросу, который они начали обсуждать за завтраком.
– Ну так что вы планируете делать летом?
– Гулять будем. – Крайн был не оригинален. Он и сам не представлял, чем займётся во время каникул.
– Да ты-то будешь гулять, конечно… От компьютера до туалета и обратно, – усмехнулась мама.
Эзви не знала, что ответить, так что просто молчала, уткнувшись в свою тарелку.
– Мы вот что подумали, – начал папа. – Вы уже взрослые, и мы хотим вас отправить в деревню к вашим бабушке с дедушкой.
– В какую ещё деревню?! – не понял Крайн.
Бабушка и дедушка, которых они знали, жили в одном с ними городе, и это были родители их отца. А вот Эзви тут же уловила связь с утренним маминым телефонным разговором, про который она хотела расспросить, да вот позабыла. Она знала, что родители мамы жили в деревне, но из-за каких-то разногласий, о которых мама не любила распространяться, бабушка к ним не приезжала и даже звонила крайне редко. А вот про дедушку она вообще ничего не знала. Знала, что он есть, и на этом всё...
– К моим родителям, – пояснила мама. – Вы их видели, но очень давно, когда были совсем маленькими, и уже, наверное, не помните.
– Они живут в деревне? – переспросил Крайн.
У него информации об этих родственниках было еще меньше, чем у Эзви. С другой стороны, как он мог про них что-то знать, если они не играли никакой роли в его жизни.
– Да, и им нужна ваша помощь, – ответила мама.
И вот тут-то Крайн взорвался от возмущения! Те, кто даже на его день рождения ни разу не приезжали, теперь нуждаются в его помощи?!
– Мы что, будем всё лето работать в деревне?! – агрессивно прошипел он.
Но, похоже, только его не устраивал такой расклад: Эзви сидела и молчала.
– Ну, во-первых, не работать, а помогать. Поверьте
это разные вещи. А во-вторых, это пригодится в жизни. Пока вы были детьми, мы вас растили и обеспечивали. Но скоро вы станете совсем взрослыми, и вам придётся научиться самим жить, работать, строить своё будущее, создавать семью, добиваться целей… Или вы думали, что детство не кончается? – ухмыльнулась мама.
– Но мы же и так вам помогаем на конюшне, – наконец вступила в бой Эзви.
Хотя Крайн уже давно ничего не делал на конюшне, и сегодняшний день стал исключением за последние пару лет, она всё же решила говорить за них двоих, а не только за себя – чтобы звучало внушительнее. Но это сработало в обратную сторону.
– Вот и хорошо, значит, вам будет нетрудно, так как у вас уже есть опыт. И кстати, твой дедушка, – мама посмотрела на Крайна, – мастер на все руки! Он занимается ремонтом тракторов и всяких машин. Так что ты у него многому сможешь научиться, и вы с ним найдёте общий язык.
– Но, мама, я хочу быть программистом, а не автомехаником! – заныл Крайн.
– Не ной. Ты ещё не пробовал. Может, тебе понравится.
– А почему они к нам не приезжали в гости? – поинтересовалась Эзви.
– У них хозяйство, и они не могут всё оставить и куда-то поехать. Именно поэтому мы и хотим вас отправить к ним в помощь, – сказал папа.
– И чем же мы им там можем помочь? Картошку сажать? – с новой волной возмущения выпалил Крайн.
– Не переживай, картошку уже посадили и без вас, так что будешь каждый кустик опрыскивать из пульверизатора и протирать салфеточкой от пыли, – засмеялась мама.
Её явно забавляли их унылые и расстроенные лица.
– Вы что, серьёзно?! – с отчаянием, чуть не рыдая, спросил Крайн.
– Да мама шутит, – успокоил его папа сквозь смех.
– И как это всё может пригодиться в жизни? – спросила Эзви, когда родители закончили смеяться.
– Мы же не планируем жить в деревне?
– Ну, во-первых (ох, как мама любила слова: «во- первых», «во-вторых», «в-десятых» – хлебом не корми, дай что-нибудь посчитать), – вы не знаете, что вас ждёт в жизни. Вы можете сколько угодно планировать, кем вы будете, когда и что будете делать, но есть то, что от вас не зависит, – это мир. Мир очень любит рушить все планы и ставить людей в такие обстоятельства, из которых сухими не выйти. Многие люди, которые сейчас сидят в тюрьме, находятся там не из-за совершённых ими преступлений, а из-за неумения или невозможности избежать той ситуации, которая превратила их в «преступников». Они, возможно, и не виновны, но та глупая и совершенно нелогичная система, которую придумали люди, ломает жизни, делая из честных – преступников и оправдывая настоящих злодеев. Так что всё может быть в этой жизни. Может, вам никогда и не придётся жить в деревне, а может, начнётся война… Поэтому лучше заранее научиться работать руками и быть способными прокормить себя и своих близких, чем жить в розовых очках и уповать на благосклонность судьбы. – Довод был убедительным, но на этом мама не закончила. – Во-вторых, не так важно умение копать и полоть грядки. Важен опыт владения собой, закалка характера. Да, нудная и скучная работа. Но она научит вас заставлять себя делать то, что нужно.
– Мы и так закаляем характер каждый день, когда ходим в школу, – пробубнил Крайн.
– Эх, школа… Вернуться бы туда, – замечтался папа. И пока он мечтал, мама продолжила:
– Школа – тренировка ваших мозгов. Не столь важно, чему вас там учат. Большая часть этих знаний вам никогда не пригодится. Но важны те нейронные связи и способности мозга, которые вы приобретаете, изучая всё это. Если вы не научитесь пользоваться своими мозгами – вы не сможете уйти далеко от уровня обезьян. Во время учёбы вы тренируете дисциплину. А это намного важнее знаний. Вы можете быть бесконечно умны, но если не способны заставить себя взять и начать целенаправленно заниматься чем-то необходимым, тогда грош цена вашим знаниям. Зачем знать, как построить дом, если вы не можете заставить себя каждый день класть кирпичи, мешать раствор, таскать доски…
И откуда мама столько знает о строительстве и кладке кирпичей?..
– Человек не машина, – подхватил папа, – вы не можете просто закачать в себя какие-то программы и начать выполнять их. Мы по-другому устроены и по-другому обучаемся – через действия. Так что не переживайте: вы там не перетрудитесь. К тому же бабушка с дедушкой вас очень любят, и поверьте, если бы наш с мамой начальник любил нас хоть вполовину того, как любят вас они, – мы бы были самым счастливыми тренерами на земле. Но когда от вас ждут только исполнения обязанностей и видят в вас только средство для зарабатывания денег – это совсем другое. Так что радуйтесь и наслаждайтесь тем, что у вас есть сейчас.
– Я выросла в деревне и нисколько не жалею об этом. Там так интересно, вы просто ещё не знаете! – на этой позитивной ноте мама закончила разговор.
Родителям немного удалось убедить своих детей, но всё же полного согласия не было. Эзви переживала гораздо меньше. Мама часто ей рассказывала про деревню, в которой провела детство, и про конюшню, на которой тренировалась. Эзви даже мечтала побывать там, и вот мечта сбывается, правда, не совсем так, как хотелось бы. А вот Крайну было трудно смириться с таким будущим. И это он ещё не знал, что всё лето проведёт без компьютера и интернета. Мама как-то рассказывала Эзви, что в деревне даже с электричеством бывают перебои, что уж говорить про другие современные блага цивилизации. Но пока Крайн об этом не знал, и хорошо…

Глава 5

Новые встречи

До каникул оставалось меньше недели. Но чем ближе были каникулы, тем сильнее Крайна распирало два чувства: радость по поводу завершения учебного года и тоска от предстоящего путешествия в какую-то глушь.
– Уж лучше бы этих каникул вообще не было, – сокрушался он каждый раз, когда Эзви упоминала о будущей поездке.
Но не только это теперь беспокоило их обоих. После того дня на пляже с ними начало происходить нечто странное. Раньше Крайн мог сидеть над одним стихотворением или правилом, которое нужно было вызубрить, несколько часов, и всё безрезультатно. Но теперь его память будто пробудилась, и он стал запоминать даже то, что учить было необязательно. А Эзви начали легко даваться задачи по математике, с которыми у неё вечно были проблемы, в отличие от брата. Тот их щёлкал как семечки. Очевидно, это было как-то связано с той встречей. Но кто мог точно ответить и объяснить? Что же касается того незнакомца… С ним история не закончилась, и вскоре Эзви и Крайна ждало продолжение.
Однажды вечером, когда все отправились спать, Эзви по своей ежевечерней традиции, лёжа на верхнем ярусе кровати, смотрела в окно на случайных прохожих, которые гуляли по дорожке за их окном. На тот момент они с братом уже перестали обсуждать случай на пляже, и даже незнакомец слегка подзабылся. С каждым днём им всё больше казалось, что это они сами себе напридумывали, или, может, их мозг переохладился в воде и сотворил с ними такую шутку. Но сегодня им было суждено «вспомнить всё». Среди тёмных зарослей леса за окном их комнаты неожиданно, как и тогда, появился человек. От одного взгляда на него Эзви передёрнуло. Вновь это ощущение в груди! Без сомнений, это был тот таинственный незнакомец, и теперь он стоял напротив их дома. Эзви вжалась в матрас.
– Крайн, он вернулся, – с ужасом прошептала она. Крайн повернулся к окну, и в тот же миг, когда его глаза разглядели силуэт на фоне тёмного леса, его уши вновь «заполнились водой». На этот раз голосов было больше. Крайн, наученный прошлым опытом, спросил мысленно:
«Что ему от нас нужно? Почему он следит за нами?»
«Как он узнал, где мы живём? Может, всё-таки скажем родителям?» – подумала Эзви.
«И что мы им скажем: “Мама, папа, за нами следят”? Тогда нас вообще на всё лето запрут дома», - возмутился Крайн.
«Он ведь слышит нас сейчас?» – то ли спросила, то ли констатировала Эзви.
«Тогда, может, спросим у него?» Крайн приподнялся на локтях и мысленно крикнул: «Эй ты! Ты кто?! Что тебе нужно от нас?!» – Молчание…
«А может, и не слышит…» – сделала вывод Эзви, но, как оказалось, поспешный.
«Слушайтесь родителей», – прозвучал уже знакомый голос.
Эзви подползла к краю кровати и, свесив голову, посмотрела на брата. Тот взглянул на неё. А когда они снова посмотрели туда, где был незнакомец, – там уже никого не было. Исчез… Просто ушёл, и всё…
«Нет, это просто не…» – попытался сказать мысленно Крайн.
– Ай, тьфу ты... – сообразил он, что его уже никто не слышит, и повторил вслух: – Это просто неуважительно! Почему он не говорит с нами нормально?! И к тому же указывает нам, что делать! – негодовал Крайн.
– Не знаю, но мне кажется, он не желает нам зла, – задумчиво произнесла Эзви.
– Откуда ты знаешь?
– Не знаю. Просто чувствую…
– А знаешь, что я чувствую, Эзви?! Нас ждут самые ужасные каникулы за всю жизнь! – опять заладил Крайн.
Эзви решила ничего не отвечать, иначе он не успокоится и будет ворчать всю ночь. Она повернулась лицом к стене и закрыла глаза, но ещё долго не могла заснуть. Вопросы крутились в её голове, и их было очень много, а ответов – ни одного.
Что может быть хуже, чем жить в непониманиии неведении? Кому расскажешь – не поверят… Как объяснить это волшебство, которое открывает им возможность слышать мысли друг друга? Подобные вещи могли делать волшебники в книгах, которые она читала. Но всю жизнь ей внушали, что ничего подобного в действительности не существует и любого рода волшебство – невозможно. Но им с Крайном это же не снится?!
На этом встречи не закончились. И на следующий день Эзви даже смогла получить ответ на один из своих вопросов, но всего лишь на один. Взамен ей пришлось впустить в свою голову ещё больше вопросов, чем было до этого. Да, такова цена знаний. Знающий много ответов сходит с ума от раздирающих его голову новых вопросов – парадокс.
В этот день после обычных уроков в обычной школе Эзви пошла в музыкальную школу. Она обучалась игре на фортепиано и гитаре, и сегодня было последнее занятие в этом учебном году. Всё было прекрасно! Светило солнышко, люди радовались приходу лета, и ощущалось переполняющее всё вокруг счастье! Правда, вчера, когда они с Крайном ехали домой из конюшни, Эзви проколола колесо велосипеда, а поломку обнаружили только сегодня утром, и ей пришлось идти пешком, но это было не в тягость.
Она шла по людной улице с широкой проезжей частью, по которой беспрерывно мчались машины.
Нужно сразу отметить, что Эзви была из тех людей, кто не способен остаться равнодушным и пройти мимо, если кто-то оказался в беде. Вот и теперь она не смогла не заметить, что на автобусной остановке, на противоположной от неё стороне дороги, сидел человек. Его внешность была слегка непрезентабельна, но Эзви больше взволновало, что он сидит как-то скрючившись, обхватив руками живот. На небольшом расстоянии от него стояло человек десять в ожидании своих автобусов. Никто не обращал на мужчину внимания, и никого не волновало – привычная ли эта для него поза и он просто отдыхает или ему плохо.
Эзви замедлила шаг и стала приглядываться к человеку. Она хотела перейти дорогу и поинтересоваться, не нужна ли ему помощь, но поток машин был слишком плотный. И тут мужчина резко подскочил со скамейки и рухнул на землю. Все стоящие на остановке отпрыгнули в разные стороны, как трусливые зайцы, напуганные выстрелом охотника. Они смотрели на несчастного, переглядываясь, и что-то ворковали. Никто не рискнул подойти к нему. Некоторые достали телефоны и начали куда-то звонить, но Эзви уже не обращала на это внимания. Она быстро огляделась по сторонам, перебежала первую половину дороги и остановилась на разделительной линии, так как машины, летевшие по встречной полосе, не планировали её пропускать. Она оказалась окружена. Перед ней и позади неё мчались автомобили, и ей ничего не оставалось, как стоять неподвижно, надеясь, что её не собьют.
Ситуация на остановке не менялась, лишь увеличилось число зевак. Эзви разозлилась и уже хотела закричать: «Что стоите?! Помогите человеку!» И тут ощутила, как в груди вновь начало нарастать тепло. Она знала, что это значит, и начала искать взглядом незнакомца. Было несложно разглядеть его среди толпы. Кто ещё в такую жаркую погоду будет ходить в кофте с капюшоном? Незнакомец спокойно шёл к той остановке, что стала центром всеобщего внимания. Эзви неотрывно следила за каждым его шагом, и, как только незнакомец подошёл к остановке, несколько из бесполезно стоящих там человек одновременно отошли в сторону. Выглядело это странно. Они ведь не могли видеть его спиной? Тем не менее незнакомец беспрепятственно смог пройти по образовавшемуся проходу и подойти к лежащему на земле. Он опустился на одно колено, вытащил руку из кармана и приложил её к тому месту, за которое держался бедолага. Эзви на мгновение увидела руку незнакомца, и ей показалось, что она источала золотистый свет. Эзви решила, что это просто блики от проезжавших машин… Но потом она вспомнила бабочку и её крылья. Точно! Такой же свет исходил от её крыльев!
Видимо, лежавший был без сознания, так как даже не шелохнулся с того момента, как упал. Незнакомец замер. Если бы Эзви не знала, что произошло до этого, она могла бы подумать, что это просто какая- то инсталляция, на которую глазеют зрители. Эзви никак не могла перебежать дорогу – поток машин не утихал. А ей так хотелось подойти к этому незнакомцу и сдёрнуть с него капюшон, чтобы увидеть его лицо... Около минуты ничего не происходило. Наконец незнакомец вышел из состояния неподвижности, встал с колена и начал удаляться тем же путём, каким и пришёл. Эзви понимала, что с каждым его шагом теряет возможность узнать, кто он. Она была готова бежать наперерез летящим машинам и даже попыталась сделать шаг вперёд, но инстинкт самосохранения и громкий гудок вернули её ногу обратно, на разделительную белую полосу.
– Эй! – крикнула Эзви в отчаянии.
Тем временем незнакомец свернул в переулок и исчез за углом.
Как назло, теперь машины резко закончились, и проход был открыт. Эзви рванула к тому переулкуи попыталась разглядеть незнакомца в толпе, но увы... Разочарованно и гневно она ударила воздух кулаком. Что же теперь делать? Где его искать? Эзви повернулась и посмотрела на остановку, где недавно лежал мужчина. Но теперь тот стоял и по виду был в полном здравии. Его взгляд выражал удивление.
– Что со мной было? Я не помню. Я сидел тут, и мне резко стало плохо, а дальше?.. – спрашивал он у окружающих.
Но все только пожимали плечами и мотали головой. И вот Эзви получила ответ на свой вопрос: незнакомец не желает им с Крайном зла, и не стоит его бояться. Ведь не может злой человек излечить кого-то. И зачем ему нужно было бы делать что-то подобное. И хотя это был не совсем ответ, а лишь её умозаключение из увиденного, но хоть что-то!
Теперь Эзви ощутила давление в голове от сотни новых вопросов…
Она поспешила домой, чтобы всё рассказать брату. Тот слушал её, почти не моргая и едва дыша, а после задумчиво сказал:
– Выходит, это и вправду не наши фантазии, и он какой-то маг?!
– Но как такое возможно? – всё ещё не могла поверить Эзви.
– Откуда же мне знать? – Крайн не понимал, почему сестра его об этом спрашивает, ведь это она верит во всякие чудеса.
– Помнишь ту бабочку?
– Да, помню.
– Вот у него рука светилась как крылья той бабочки.
– Круто! Нам нужно его найти!
– И как мы его найдём? – Эзви уже на себе испытала полный провал этой затеи и сомневалась, что у них получится хотя бы приблизиться к незнакомцу.
– Будем ждать. А когда он снова появится, сразу же пойдём к нему! – План Крайна был слишком прост и наивен, но ничего другого они придумать не смогли.
К сожалению или к счастью, до отъезда в деревню незнакомец больше не появлялся. Крайн даже предположил, что он прочитал их мысли о том, что они решили его найти, и поэтому теперь скрывается…

Глава 6

Начало путешествия

Каникулы начались! Эзви и Крайн готовились к своему первому в жизни самостоятельному путешествию. Им предстояло ехать в поезде целых тридцать семь часов строго на юг, одним, без сопровождения взрослых! Это очень радовало Крайна. Да что там радовало, он был просто в восторге! Мама с папой приготовили еду в дорогу и разложили по контейнерам, так что у Эзви с Крайном только и оставалось забот, что глазеть в окна своего вагона да играть в настольные игры. Эзви взяла с собой парочку книг, которые давно хотела прочитать, но и на сей раз ей было не суждено это сделать.
Длинный красно-синий поезд возвышался перед ними, когда они вчетвером поднялись из тоннеля на перрон. Приветливая проводница встретила их сияющей улыбкой и как-то подозрительно по- дружески поздоровалась с мамой. С чего бы это?
Мама с папой проводили их до «мест согласно купленным билетам» и дали последние наставления. Эзви и Крайн никогда не видели, чтобы мама плакала, но теперь они это наблюдали, и признаться, зрелище было не из приятных. Они не знали, как вести себя в такой ситуации. Разумеется, мама была взволнованна! Папа пытался её успокоить, хотя это ему не особо удавалось. Он всё сыпал шутками, но было заметно, что он и сам очень переживает.
– Провожающих просим покинуть вагон! – раздался голос проводницы.
Как позже узнала Эзви, проводница и их мама и вправду были знакомы. Дочь этой проводницы тренировалась на их конюшне. Конечно же, мама всё подстроила и попросила свою знакомую, чтобы та присмотрела за Эзви и Крайном. Хорошо, что они об этом сейчас не знали...
Мама с папой в десятый и последний раз обняли своих детей и пошли на выход.
Поезд тронулся, и от этого толчка на Эзви и Крайна резко накатило чувство тревоги, и радость сменилась грустью. Почему так? Они не понимали, ведь такого они ещё не испытывали. Эзви почувствовала, как слеза пробежала по щеке. Она поскорее смахнула её рукой. Мама и папа исчезли из вида. А как только высотные дома сменились деревьями и редкими частными постройками, настроение Эзви и Крайна тут же улучшилось. Теперь их вновь переполняла радость, и им хотелось прыгать и танцевать, но вокруг были взрослые, да и они теперь не дети, так что обошлись повизгивающим смехом и хлопаньем в ладоши.
Функция связи с родителями была возложена на Эзви, так как Крайн постоянно чудил со своим телефоном, и связаться с ним было делом непростым. Мама позвонила через десять минут после начала поездки и всё расспрашивала о разных мелочах, не желая прекращать разговор. Эзви пыталась её успокоить, и теперь казалось, что не она ребёнок, а мама.
– Не думал, что наша мама будет так переживать, – сказал Крайн, когда мама созвонилась с ними во второй раз – спустя час пути.
– Вот будут у тебя дети, посмотрим, как ты будешь беспокоиться, – пристыдила его Эзви.
– Какие дети?! Не будет у меня детей! – запротестовал Крайн.
– Ну да, ну да! – покивала головой Эзви.
– Что не веришь, да? Дети нужны вам!
– Кому нам? – не поняла Эзви.
– Вам – девочкам. Вы с детства возитесь со своими куклами и всё не наиграетесь. И потом заставляете нас тоже хотеть детей. – Эзви засмеялась от таких его рассуждений. – Вот и смейся, а я буду свободным и даже жениться не буду!
Обычно на такие заявления Эзви не отвечала, так как знала, что Крайна не переубедить, проще промолчать. Но сейчас им предстояла долгая дорога, и была хорошая возможность развлечься и побесить брата.
Их путь начался вечером, так что через несколько часов пассажиры начали укладываться спать. Эзви и Крайн поступили так же, а на следующее утро отправились знакомиться со сверстниками. Вагон был заполнен до отказа: все ехали отдыхать на море. Так что они быстро нашли себе компанию. Родители «дорожных» друзей поначалу не поверили, что двое подростков едут сами по себе, без сопровождения взрослых, и кто-то даже решил сообщить об этом проводнице. Та им всё объяснила, и вопросов больше не возникало.
День пролетел быстро: игры, болтовня, умеренное баловство – отличные способы скоротать время в поездке.
На следующее утро их разбудила проводница и предупредила, что через час их станция. Эзви и Крайн протёрли глаза и посмотрели в окно. Леса, поля и редкие дома – вот всё, что они увидели.
– Вот это глушь. Тут точно живут люди? – озабоченно почесал затылок Крайн, и его неблагодушное настроение снова вернулось.
Эзви ничего не ответила. Её такие виды не сильно напрягали, хоть и она ещё никогда не была в столь пустынной местности.
– Давай собираться, – предложила Эзви.
Собраться было не сложно, а вот сидеть и ждать, когда поезд приедет на их станцию, – это невыносимо. Но вот наконец состав начал тормозить. Остановка короткая: всего одна минута. Они выпрыгнули из вагона, и почти сразу же за ними захлопнулась дверь, и поезд устремился дальше, к морю. Утреннее солнце обожгло их непокрытые плечи и руки. Они стояли на бетонной платформе и не знали, куда им идти. Где же их бабушка с дедушкой? Неужели забыли встретить?
На перроне было несколько человек, но никто к ним не подходил.
– Ну и куда теперь? – протянул Крайн.
Эзви, как и он, оглядывая всё вокруг, зацепилась взглядом за стоящую вдали, на пригорке, высокую башню: снизу – каменная, а верх – деревянный.
– Вон, смотри! – воскликнул Крайн.
Он тоже смотрел в ту же сторону, только его внимание привлекла не башня, а повозка с запряжённой в неё лошадью. Какой-то дяденька, сидя на этой повозке, махал им рукой.
– Эзви, Крайн, это вы, мои дорогие?! – раздался голос слева.
Они повернулись и увидели женщину. И тут же засомневались, а была ли это их бабушка? Уж слишком молодо она выглядела. Бабушка подошла стремительными шагами и крепко обняла их.
– Здравствуйте! – поздоровалась Эзви и дёрнула Крайна за руку.
Тот опомнился и повторил за ней:
– Здравствуйте …
– Здравствуйте, мои родные! А я думаю, вы это или не вы. Помню вас ещё совсем крохами. Ну идёмте скорее, дед нас ждёт! – Она взяла у них пару сумок и повела их по едва различимой среди высокой травы тропинке прямо на склон, к той башне.
– А вот и мои наследники! – звонким голосом воскликнул дедушка, когда они подошли к повозке.
– Здравствуйте! – Эзви была всё так же вежлива.
Крайн же пробубнил что-то невнятное, отряхивая колени от пыли.
Дедушка тоже выглядел довольно молодо. Может, из-за того, что они жили в деревне, в окружении природы и чистого воздуха, они смогли так хорошо сохраниться? А может… может, и они не простые люди? Теперь уж всякое может быть, после недавних событий... Фантазия Эзви опять разыгралась.
– Это кто, Крайн? Вымахал-то как! Вот мы с тобой нынче дом поставим, а то наша избушка совсем обвалилась.
У Крайна чуть волосы дыбом не встали.
– Ка… как… какой ещё дом?! – зазаикался он.
– Большой такой, двухэтажный. Как там они сейчас называются по-ихнему, по-современному? – дедушка посмотрел на бабушку.
– Коттедж называется… Ты чего ребёнка пугаешь, он же тебе поверил! – отчитала его бабушка.
Хорошо, что это оказалась шутка, иначе Крайн прямо тут упал бы в обморок.
Эзви и Крайн забрались в обитую изнутри толстой, грубой тканью повозку, очень похожую на те, в которых на городских праздниках катают детей, и уселись в самый конец.
– Чего вы там спрятались? Идите сюда, тут интересней ехать! – позвал их дедушка, хлопая по обтянутой тканью доске.
Они послушно пробрались вперёд и сели между дедушкой и бабушкой. Дедушка тут же всунул Крайну в руки две длинные тканые ленты, которые шли от головы лошади.
– Держи вожжи. Будешь сегодня нашим кучером! Ты ведь умеешь управлять лошадью? – Он хлопнул Крайна по спине своей тяжёлой рукой, да так, что у того лопатку свело.
Крайну доводилось управлять подобной повозкой, вот только это было очень давно. Сейчас он был не уверен, сто справится с этим делом, но деваться было некуда…
Крайн слегка коснулся вожжами боков лошади и прищёлкнул языком. Лошадь послушно двинулась вперёд. Крайн тут же вспомнил, как это делается, и почувствовал уверенность.
– Хорошо, молодец, – похвалил его дедушка, – а теперь налево давай.
Впереди был перекрёсток. Крайн запереживал, что врежется в кого-нибудь, хотя никаких машин поблизости не было. Дедушка помог остановить лошадь, которая по привычке шла вперёд и не планировала останавливаться на этом перекрёстке.
– Так, смотри… Ты уже умеешь водить машину? – поинтересовался он.
– Да ты чего выдумываешь, забыл, сколько им лет? - засмеялась бабушка.
– А сколько? – Дедушка оглядел внуков.
– Мне пятнадцать, а Крайну четырнадцать, – ответила Эзви.
– И что же, вы ещё не ездите на машине? – удивился дедушка.
– Нет, конечно, кто нам разрешит? – ответил Крайн, а ведь он давно просил папу научить его водить машину.
– А у нас тут мальчишки с семи лет то на мотоциклах, то ещё на каких-то драндулетах летают, и ничего...
– Ой, старый, ты как с луны свалился. Они же в городе живут. Им твоё село если и снилось, то только в страшном сне!
После таких слов бабушки Крайн и Эзви не смогли сдержать смех. И хорошо, что дедушка не обиделся. Наверно, такое общение у них было нормой.
– Ох уж этот ваш город, и что все там забыли, рвутся туда как ненормальные, – заворчал дедушка, после чего объяснил, как нужно вести себя на перекрёстке.
Но простояв здесь столько времени, Крайн уже понял, что все эти правила тут не обязательны – машин-то нет!
Всю дорогу Эзви и Крайна расспрашивали о жизни в городе, о родителях, о школе и прочих скучных вещах. Отвечала в основном Эзви, так как Крайн был сосредоточен на дороге.
– Дедушка с бабушкой жили в красивом двухэтажном доме, который стоял чуть поодаль от всех остальных домов. Вокруг их усадьбы возвышался массивный забор. Даже скорее это был не забор, а стена!
– Ну вот и приехали! – сказал дедушка, похлопал Крайна по плечу и, спрыгнув с повозки, пошёл открывать ворота.
Ворота издали приятный для слуха скрип и распахнулись. За ними открылся просторный двор, в центре которого располагался красивый каменный колодец, а по краям стеной стояли различные постройки, похожие на маленькие павильончики с множеством дверей.
– Ну вот и приехали, – повторил дедушка, когда повозка остановилась возле колодца.
– Тут так красиво! Вы это всё сами построили? – искренне восхитилась Эзви.
– Ну почти. Этот дом ещё мой дед строил, – ответил дедушка.
– Сколько же ему лет? – спросил Крайн.
– У-у-у, кто бы знал, может, лет сто, – гордо ответил он.
– Да брось ты, сто лет, – ухмыльнулась бабушка.
– А сколько, по-твоему?
– Лет восемьдесят, может, и будет…
– Ну хоть и восемьдесят, всё равно старше всех нас! Но вы не бойтесь, он на вас не обрушится, этот дом и удар ракеты выдержит.
Они зашли в дом, и бабушка показала им комнату, приготовленную к их приезду. Комната была на втором этаже и очень смахивала на ту, что была у них дома, вот только вместо окна тут был выход на балкон, чему Эзви очень обрадовалась. С балкона открывался чудесный вид на поле, посередине которого протекала узенькая речушка.
Они даже не успели толком осмотреться, как бабушка заботливо спросила:
– А вы завтракали сегодня?
– Нет, – ответила Эзви.
Они даже и умыться забыли, а про завтрак и подавно из головы вылетело.
– Так что же вы молчите? А ну-ка идёмте скорее, буду вас откармливать деревенской едой! Вы такого ещё не пробовали.
Бабушка привела их на кухню. В первую очередь бросился в глаза большой стол на толстенных ножках, который стоял в самом центре. Наверняка дедушка сам его сделал. В магазине такие точно не продаются. Вдоль стен разместились всякие шкафчики с дверцами и тумбы, на которых стояли знакомые предметы: электрический чайник, соковыжималка, тостер и даже блендер! Здесь была и настоящая кирпичная печь, но она служила лишь частью интерьера. Еду же готовили на обычной электрической плите.
Дедушка тоже был не прочь подкрепиться и сел вместе с Эзви и Крайном на своё любимое место во главе стола.
– Ну что сел, тракторист ты мой, доставай скорее пирог, – скомандовала бабушка.
Тот послушно пошёл к плите, достал из духовки огромный, ещё горячий пирог, порезал его большими кусками и разложил по тарелкам.
– Может, тебе помочь, бабушка? – Эзви было неловко сидеть без дела. Дома она обычно помогала маме с готовкой.
– О нет, спасибо, моя дорогая, ты ешь давай. – Бабушка ласково погладила её по голове и опять забегала по кухне, доставая всякие кастрюли, баночки, горшочки.
Она всё предлагала и предлагала разные угощения, а Эзви с Крайном тем временем наелись так, что почувствовали, как их пупки начали растягиваться.
После завтрака было решено устроить для внуков экскурсию. Дедушка взял с собой Крайна и повёл по всем «павильончикам», рассказывая, что где лежит и чем тут можно заняться. Ну а Эзви пошла с бабушкой, которая показала ей теплицы, объяснила, где что растёт, познакомила со всеми зверушками: кроликами, козами, коровой, курами. Больше всего Эзви удивилась, когда увидела настоящего волка.
– Этого дед нашёл совсем маленьким волчонком, – рассказывала бабушка. – Его мать убили охотники, и он остался один. Дед случайно на него наткнулся, когда ходил на рыбалку, и с тех пор он живёт с нами. Эзви сначала побоялась даже подойти к волку, но бабушка подбодрила её, и вот она уже осмелилась его погладить.
– Какой он классный! – запищала Эзви, когда мокрый нос начал задорно обнюхивать её руки.
Волк оказался очень ласковым, и Эзви его больше не боялась.
Самое интересное бабушка оставила на конец.
– А это наша скромная конюшня.
Оказывается, у бабушки с дедушкой была не одна, а целых четыре лошади. Ту, что привезла их сюда в повозке, звали Зарка. Странное имя, но ей вроде шло. Ещё была кобыла с жеребёнком, имена которых Эзви сразу и не запомнила и даже выговорить не смогла. А вот к серому молодому жеребцу она привязалась с первого взгляда.
– Кто это? – спросила Эзви, трепетно протягивая руку, чтобы познакомиться с жеребцом.
– Это Скиф, – улыбаясь, ответила бабушка.
Высокий, с длинной серой гривой и горящими тёмными глазами, Скиф радостно поприветствовал Эзви громким ржанием и пару раз взмахнул головой.
– Откуда он у вас? – восторженно спросила Эзви.
– Ага, я знала, что он тебе понравится! Красавец, правда? Нам его год назад отдали с конюшни, на которой раньше занималась твоя мама.
– Вам его подарили?
– Ну можно и так сказать. Когда он у нас появился, мы с дедом сразу почувствовали, что это не случайно. Теперь-то понятно, кого он ждал.
– Вы думаете, он появился у вас из-за меня? – неуверенно спросила Эзви.
– Ну а для кого же ещё такой красавец? Конечно, для тебя! Мы его уже объездили, чтобы ты смогла на нём тренироваться.
– То есть?.. У меня теперь есть свой конь?! – Эзви не поверила тому, что сама только что сказала.
– Конечно, он твой. Не мне же на нём скакать.
Эзви бросилась обнимать бабушку.
– Спасибо вам большое! Это просто невероятно!
– Да ну что ты, Эзви, разве у тебя дома нет своей лошади? – слегка засмущалась бабушка.
– Нет, мама мне не разрешает её заводить. Говорит, что тогда я только и буду торчать на конюшне и запущу школу и остальные занятия с тренировками.
– Ох уж твоя мама. Непростая она была. Но мы её воспитали хорошим человеком. Ты не сердись на неё. Она по себе это всё знает. Когда у неё появилась лошадь, она-то как раз и поселилась на конюшне… Видимо, боится, что ты такая же станешь.
– А разве вы не могли ей запретить так часто ходить на конюшню?
– Ох, сколько мы раз её наказывали… Для неё конюшня была как магнит для иголки. Но, наверно, она поступала правильно, и теперь ей нравится её работа, и она счастлива. Вот так вот бывает. Родители думают, что всё знают, и стараются как лучше, а на самом деле…
– А что, если это и моя судьба и я нигде не смогу работать, кроме как с лошадьми?
– Всё может быть… Никто не знает, в чём наше предназначение. Счастлив тот, кто следует зову сердца и находит своё место в жизни. А есть те, кто мечутся, ищут всю жизнь и так и не находят своего призвания. Бедняги… – Бабушка с сожалением вздохнула. – Но не будем о грустном, ведь теперь у тебя хоть на несколько месяцев есть свой конь, и ты можешь пожить как твоя мама когда-то, – бодро сказала бабушка.
– А как же помогать вам по хозяйству?
– Да что тут, много работы, что ли? Дед всё своими системами заполонил. Теперь, чтобы полить растения в теплице, нужно просто открыть кран. Наших зверюшек тоже поить не надо: у всех стоят автопоилки. Нам лишь остаётся утром всех покормить, почистить, немного в огороде похлопотать, а после обеда гуляй, отдыхай! А вот что там дедушка напридумывал для Крайна, я не знаю, но, думаю, твой брат не будет скучать. Кстати, мама сказала, что Крайн перестал заниматься верховой ездой. Почему, не знаешь?
– Видимо, это не его… Неинтересно ему стало, – коротко ответила Эзви.
– Эх, жаль. Мама рассказывала, что у него такие способности, и вот как всё получается… – снова взгрустнула бабушка, но вскоре опять приободрилась. От таких перепадов её настроения у Эзви даже закружилась голова, а может, это от местной жары, к которой её организм ещё не привык. На улице и вправду пекло, как в печке.
На этом экскурсия закончилась, и они решили посмотреть, чем там заняты дедушка с Крайном. Те уже что-то мастерили. Бабушка с Эзви не стали им мешать и пошли заниматься делами по дому.
Весь день Эзви пробыла с бабушкой и ни на секунду не пожалела, что приехала в деревню. Крайн тоже изменил своё мнение. Вечером, когда все поужинали и разошлись по спальням, Крайн воодушевлённо рассказывал, что они там мастерили с дедушкой. Эзви понимала его через слово, но главное, что они теперь оба были рады тому, что оказались здесь, в деревне! Завтра Эзви планировала отправиться на конюшню, про которую мама так много рассказывала, и ей хотелось, чтобы поскорее наступило утро. Но осознание того, что у неё теперь есть своя, личная лошадь, не давало ей покоя! От переизбытка радости её глаза не хотели закрываться, так что они с Крайном проболтали до глубокой ночи.

Глава 7

Новые друзья

Рано утром, а точнее, очень ранним утром дедушка зашёл в комнату Эзви и Крайна. И прежде чем он начал вещать своим звонким голосом, они уже проснулись от громкого, сотрясающего весь дом стука его тяжёлых сапог.
– Подъём, сони! Солнце уже взошло!
– Сколько сейчас времени? – пробормотал Крайн.
– Уже почти шесть часов, мы с бабушкой уже корову подоили, а вы всё спите! Вставайте скорее и бегом пить парное молоко.
Спорить с ним по поводу времени подъёма было бессмысленно. Да они и не собирались. Мама их предупреждала, что вставать придётся рано, но они надеялись, что это будет хотя бы часов семь…
– Хорошо, сейчас встаём, – сказала Эзви.
Как и вчера, дедушка забрал с собой Крайна. Сегодня они куда-то уехали на тракторе, который вчера пытались завести, а Эзви осталась помогать бабушке.
– Бабушка, я не успеваю всё запомнить! – раздосадованно заявила Эзви, когда та рассказывала, чем кормить каждое животное.
– Не переживай, моя хорошая. Мы ведь вместе всё делаем, так что запомнишь со временем. Не всё сразу. Вот лошадей-то ты знаешь, как кормить?
– Да, на моей конюшне им утром дают овёс и сено, и вечером то же самое, и ещё мюсли запаривают.
– Ну вот видишь, кое-что ты уже знаешь. Так что бери вот это ведро, а вон там, в бочке, у нас овёс. Взрослым давай вот столько, а жеребёнку вот столько, – бабушка показала на отметки внутри ведра, – а я пока кроликам травы свежей принесу.
Эзви дала всем овса, после чего подошла к Скифу. Тот радостно жевал свой овёс, шевеля ушами, пофыркивая и почавкивая. Она приоткрыла дверь денника. Скиф оторвался от трапезы и сделал шаг к Эзви.
– Привет, – тихо произнесла Эзви и протянула к нему руку.
Скиф одобрительно обнюхал её и сделал ещё шаг. Эзви посмотрела ему в глаза и почувствовала, что он как будто хочет ей что-то сказать. Таких глаз она не видела ни у одной лошади. Обычно они осматривают человека, чтобы узнать, нет ли у того какого-нибудь лакомства, а потом начинают попрошайничать. Скиф смотрел иначе, как-то особенно.
Тут в конюшню зашла бабушка с охапкой свежескошенной травы.
– Ну что, познакомилась со Скифом поближе? – спросила она, раскидывая траву в клетке с кроликами.
– Да. Он такой хороший, – ответила Эзви. – Только он, наверно, ещё не знает, что я буду на нём тренироваться. Вдруг ему не понравится?
– Не переживай, он послушный. Деду его даже объезжать особо не пришлось. Он быстро привык к седлу и уздечке, и казалось, что его до нас кто-то объездил.
– Классно! А он не будет кидаться на других лошадей?
– Не будет. Скиф хоть и молодой, но очень умный и послушный. Я сама в своей жизни работала со многими лошадьми. Скиф, в сравнении с ними, особенный. Так что, думаю, проблем с этим не возникнет. Правда, если ты дашь ему волю, он проявит свой горячий характер! Как-то дед поехал на нём к речке – решил искупать его. То ли молодость у него заиграла, то ли детство вспомнил…
– Кто вспомнил, Скиф?
– Да нет! Дедушка твой вспомнил! – засмеялась она. – Скифу-то что вспоминать, он и так молодой. Вот и дал он ему волю, и Скиф понёсся по полю сломя голову, да так летел, что у дедушки чуть инфаркт не случился. Так и нырнул в воду вместе с ним.
Эзви представила эту картину и залилась звонким смехом.
После кормления и уборки у животных по плану были теплицы и огород. С растениями Эзви вообще никогда не работала, но бабушка быстро объяснила, что к чему. Монотонную работу они скрасили весёлой болтовнёй.
К двенадцати часам все хозяйственные дела были сделаны. Теперь Эзви была полностью свободна до самого вечера. Но сперва нужно было пообедать. Мужчины вернулись как раз к столу. Крайн был весь чумазый, уставший, но счастливый! Таким Эзви его давно не видела.
– Ну что, детишки, будете делать после обеда? – спросил дедушка.
– Я с тобой, дедушка! – ответил Крайн, не раздумывая.
– А ты не хочешь сходить с Эзви на конюшню или на речку? – предложила бабушка.
– Нет, с дедом интересней! Мы с ним сегодня поле пахали на тракторе, там ещё половина осталась, надо доделать, а на речку можно и вечером сходить, – заявил Крайн.
– Вот это я понимаю, ай да внук! – Дедушка по- свойски приложился своей тяжёлой рукой к спине Крайна, а тот, видать, уже привык к такому проявлению любви и даже не колыхнулся. – Значит, Крайн со мной, а ты, Эзви, на конюшню? – уточнил он.
– Да, я бы хотела сходить.
– И правильно, нечего дома сидеть. Пока молодые, надо активничать! Вон я вроде дед, а всё ещё молодой! – Дедушка выпрямился и гордо вздёрнул подбородок.
Все засмеялись над ним, но по-доброму.
– Тогда сегодня сходи на конюшню, познакомься там со всеми, а завтра можешь Скифа перевести туда, – предложила бабушка.
– А разве можно будет его там оставлять? – удивилась Эзви.
– Конечно, можно, а что его туда-сюда каждый день таскать? Пусть там стоит. Денник тебе точно дадут, не переживай, – заверил дедушка.
Эзви рассыпалась в благодарностях. Побыстрее закончив с обедом, она побежала в комнату, чтобы переодеться в «конюшенную» одежду. Бабушка собрала ей с собой еды и лакомства для лошадей и рассказала, как дойти. Эзви чмокнула её в щёку и побежала.
До конюшни было около трёх километров, и большую часть пути дорога шла в горку. Давно Эзви так не бегала! Миновав мост через речку, что была видна с балкона в их комнате, она заметила вдалеке машину. На всякий случай Эзви прижалась к обочине и понеслась дальше. Когда машина была уже совсем близко, Эзви глянула на неё и увидела за рулём девушку, а на соседнем сиденье – мальчика. Мальчик показал на Эзви пальцем, и девушка тоже повернула голову в её сторону. Эзви не поняла, почему они обратили на неё такое внимание, но тут же забыла об этом.
Склон становился всё круче и круче, и Эзви едва не рухнула на землю, когда наконец добежала до самой вершины. Оно того стоило! Отсюда открывался великолепный вид на долину. Там-то и стояла белоснежная конюшня, а рядом, в леваде, гуляли лошади. От этого вида к Эзви вернулись силы, и она побежала вниз по склону.
Подбежала к центральным воротам и остановилась. Странно, что на конюшне стояла такая пронзительная тишина. Лишь изредка доносилось фырканье лошадей да жужжание пары мух, которые назойливо крутились вокруг её головы. Похоже, людей здесь не было, но ворота были приоткрыты. Эзви решила зайти внутрь. И хотя она была воспитанной девочкой и никогда не заходила в незнакомые места, если её не приглашали, конюшня не то место, где следовало проявлять скромность. Да и стоять тут, ожидая милости судьбы и надеясь, что кто-то выйдет её встретить, было как-то скучновато.
Эзви проскользнула за ворота и обнаружила небольшой, квадратной формы, парк с подстриженным газоном, выложенными плиткой тропинками, скамейками и маленьким фонтанчиком в центре. Каменные колонны упирались в балконы с дугообразными арками и резными узорами. Всё это не было похоже на конюшню, скорее уж на какой-то дом богача из античных времён, но протяжное ржание лошади доказало обратное. Эзви проследовала на звук.
Пройдя по дорожке мимо фонтана, она пересекла парк и подошла к стене, где была дверь. Кажется, там- то и должны быть лошади. Эзви взялась за железную ручку в виде ветки с листьями. Потянула на себя – дверь не поддалась. Толкнула дверь от себя – заперто.
– Закрыто, – раздосадованно пробормотала Эзви и стукнула ручку снизу.
Ручка слегка подпрыгнула, за дверью что-то щёлкнуло. Эзви снова взялась за ручку и повторила своё движение, только спокойно: ручка поддалась, приподнялась вверх, и дверь открылась.
– Ах, вот как это работает! – Эзви зашла внутрь. Как она и ожидала, тут была сама конюшня: денники, сено, сёдла, мётлы, лопаты и, конечно же, лошади. Правда, большая часть денников были пусты. На каждой двери денника висела табличка с кличкой лошади и её родителей, породой и годом рождения. Эзви прошла по всему коридору, читая таблички. И вот она оказалась у денника, где стояла лошадь. Согласно табличке, её звали Серна. Эзви вытащила кусок моркови, которую дала ей бабушка в качестве лакомства для лошадей, и протянула руку через железные прутья. Серна, издав довольный визг, сметнула губами морковь себе в рот.
Эзви пошла дальше. Заглянула за дверь с табличкой «Амуничник»: сёдла, уздечки, попоны, вальтрапы, шкафчики. Ничего особенного. Дальше была дверь с надписью «Тренерская». Может, хотя бы тут кто- то есть? Эзви постучалась. Никто не ответил. Она попробовала открыть дверь, но как бы она ни крутила ручку – дверь не открывалась.
В конце коридора были ещё одни ворота. На этот раз трудностей с ручкой не возникло. Это был выход на крытый манеж. По всей площади манежа равномерно располагались разнообразные препятствия. Очевидно, тут занимались конкуром, и Эзви это порадовало: его она особенно любила. Больше здесь не было ничего интересного, и Эзви вернулась на конюшню.
Вскоре она нашла выход на ещё один манеж, только открытый. Эзви поднялась по ступенькам на балкон. Тут были кресла, столик и козырёк – отличная защита от солнца! Здесь Эзви и решила подождать, пока кто-нибудь появится. Она развалилась в одном из кресел, веки её быстро отяжелели, и она уснула.
Проснулась от чьего-то громкого голоса и поначалу даже не поняла, где находится. Перед ней, на манеже, уже вовсю шла тренировка, и откуда-то снизу доносились команды:
– Шире рысь! Вот так, хорошо! Заходим на кавалетти!
Эзви напряглась. Что она скажет, если спросят, как она тут оказалась? Она провалилась глубже в кресло, надеясь, что её никто не заметит. Но маскировка не сработала. Один из наездников даже помахал ей.
– Кому ты там машешь, Чейс? – раздался голос снизу.
– Там девочка, которая бежала по дороге.
Эзви узнала мальчика: это он ехал в той машине.
– Она проснулась? Эй, там есть кто живой?! Спускайся!
По всей видимости, это было адресовано Эзви. Деваться некуда… Эзви вылезла из кресла и медленно спустилась по ступенькам.
– Как тебя зовут? – дружелюбным тоном спросила девушка, как только Эзви появилась из-за перил.
Эзви скромно представилась.
– Приятно познакомиться. Я Гарида. – Девушка улыбнулась и протянула ей руку.
Эзви, слегка замешкавшись, пожала её.
– Вы тренер?
– Да, как догадалась? – Гарида засмеялась. – Кажется, я знаю, кто ты. Ты ведь приехала к бабушке с дедушкой? Да?
– Верно. – Эзви удивилась, откуда Гарида знает об этом.
– Твоя мама была моей близкой подругой. Она мне про тебя рассказывала и сказала, что вы скоро сюда приедете. А где твой брат? Его ведь зовут Крайн? Так?
– Да. Он помогает дедушке, поэтому не пошёл со мной.
– Понятно. А ты пришла просто посмотреть или тренироваться? – Гарида прищурилась.
– Я хотела узнать, можно ли мне тренироваться. Но когда пришла на конюшню, тут никого не было.
– Это хорошо, а то я подумала, что ты просто пришла поспать, – посмеялась Гарида. – Подожди меня, я сейчас проведу тренировку, и поговорим. Можешь пойти на конюшню, там сейчас ребята лошадей собирают, помоги им, заодно познакомишься, – подмигнула Гарида.
– Хорошо, пойду помогу, – кивнула Эзви и пошла на конюшню.
В проходе на развязках стояло несколько лошадей. Подойдя к той, что находилась ближе всех к выходу на манеж, она поздоровалась с мальчиком, который чистил эту лошадь.
– Привет, я Эзви, тебе чем-нибудь помочь? – спросила Эзви.
– Привет, Эзви, я Лейн. Ты новенькая? Будешь заниматься у нас?
Эзви сразу же понравился этот мягкий и располагающий голос. Она обошла лошадь, чтобы посмотреть на мальчика. Гладкие русые волосы с длинной чёлкой, густые брови, ямочки на щеках и изумрудно-зелёные глаза – она чуть не влюбилась в него с первого взгляда.
– Да, наверно… – ответила Эзви и опустила глаза, когда Лейн посмотрел на неё.
– Главное, что ты пришла, так что первый шаг сделан! Ты когда-нибудь чистила лошадь?
Эзви могла сказать, что занималась этим чуть ли не каждый день, но решила поскромничать:
– Да, было дело.
– Хорошо. Тогда вот тебе щётка, чисти эту сторону, а я ту. – Лейн нырнул под шеей лошади и принялся чистить другой бок.
– У вас сейчас будет тренировка? – спросила Эзви.
– Да. У нас сегодня прыжковая тренировка. Знаешь, что такое конкур?
Эзви было сложно сдержать смех, но всё же удалось. Она лишь угукнула в ответ.
– Это хорошо! А ты вообще ездила верхом?
– Да, немного умею, – не переставала скромничать Эзви. – А вы часто ездите на соревнования?
– Несколько раз в год. Но мы не особо любим куда-то выезжать. Иногда тут, у себя, устраиваем соревнования. А ты ведь тоже где-то выступала? – утвердительно спросил Лейн.
– Почему ты так думаешь?
– Ну не часто встретишь новичков в бриджах с потёртостями на внутренней части колен. Конечно, может, ты их и взяла у кого-нибудь, но это вряд ли. Да и чистишь ты уверенно, не как новичок.
Деваться некуда, её раскусили.
– Ну да, выступала несколько раз.
– Отлично! Значит, будем вместе ездить выступать, – обрадовался Лейн.
– Не знаю, как тренер решит, да и я тут только на лето.
– Жаль, я думал насовсем к нам. Кстати, ты уже познакомилась с Гаридой?
– Да, только что. Правда, она сейчас занята. Сказала подождать её.
– Понятно.
– А ты тут живёшь?
– Да, я родился тут, и мой отец тоже родом из этой деревни. Если что, обращайся: я тут всех знаю и всегда рад помочь.
– Спасибо, буду иметь в виду, – захихикала Эзви.
Пока они седлали лошадь Лейна, тренировка закончилась, и Гарида позвала Эзви к себе в кабинет. Они обсудили несколько вопросов по поводу занятий, и Эзви решила узнать насчёт Скифа. Гарида сразу же предложила поставить его в конюшню. О деньгах она даже не упомянула, но всё же Эзви спросила:
– А сколько это будет стоить?
Гарида, которая решила отпить чая из кружки, от такого вопроса чуть не поперхнулась.
– Какие деньги, ты о чём?! Я знаю твою маму и твоих деда с бабушкой! Они столько сделали для этой конюшни! Мы им, знаешь, скольким обязаны? Так что даже не думай об этом.
– Ну, может, я хотя бы чем-то смогу помогать на конюшне? – не отступала Эзви.
– Если хочешь, можешь помогать конюхам. Я тебя с ними потом познакомлю.
– Хорошо, договорились! – Эзви одобрительно кивнула.
– Ну вот и славно, – улыбнулась Гарида. – Так, тренировка у тебя завтра, в четыре часа. Приводи Скифа, будешь сразу на нём тренироваться.
– Хорошо, спасибо вам большое!
– Да пока не за что. Я пошла, а ты можешь потусоваться на конюшне. Думаю, занятие себе найдёшь. – Гарида подмигнула ей и вышла из кабинета.
Эзви решила посмотреть, как тут проходят тренировки. А в конце, когда лошадей отшагивали, перед тем как выйти с манежа, Гарида предложила ей сесть на кого-нибудь. Эзви, конечно, согласилась. Лейн уступил свою лошадь, а сам пошёл на конюшню. Эзви была счастлива, что в первый же день на этой легендарной маминой конюшне она оказалась в седле, и плевать, что она ехала обычным шагом!
Тренировки продолжались до самого вечера. А когда закончились, никто особо не спешил уходить: все чем-то были заняты, и даже Гарида вместе с учениками убирала амуницию, помогала сматывать бинты и таскать сено. Это было удивительно. Такой сплочённости и взаимопомощи Эзви нигде ещё не видела. На своей конюшне она знала нескольких таких неравнодушных ребят, которые оставались до последнего, так как дел с лошадьми всегда хватало. Но в большинстве своём к наездникам относились как к клиентам и гостям, а они, в свою очередь, смотрели на тренеров свысока и считали, что им все должны… Отвратительное зрелище, и Эзви это раздражало до глубины души. Но здесь всё было иначе!
За время этой конюшенной вечерней жизни Эзви успела поближе познакомиться с Чейcом и ещё двумя мальчиками: Зуором и Стейвом. Эти двое являли собой полную противоположность друг другу, как инь и ян, но при этом были лучшими друзьями. Зуор – коренастый, с короткими тёмными волосами и слегка задиристый, а Стейв, напротив, мягкий, спокойный, с длинными волосами и более женственными чертами лица. Как они находили общий язык – непонятно.
Зато было забавно смотреть, как они подшучивают друг над другом.
Работа на конюшне кипела до восьми часов. Потихоньку все уже начали расходиться по домам, и осталась только небольшая группа ребят. Когда вся работа была переделана, а лошади накормлены, Гарида собрала оставшихся в том самом «античном» парке. Провели небольшую планёрку: решили вопрос с расписанием, обсудили ближайшие соревнования, и кто поедет выступать и на каких лошадях. Эзви тоже была здесь. Она не хотела уходить с конюшни. Кажется, она стала той самой иголкой, а это место – магнитом!
– На этом всё. Всем спасибо, все молодцы! – завершила собрание Гарида.
– Кто купаться? – тут же прозвучало предложение от Зуора.
– Да, пойдёмте на речку! – поддержал Лейн и посмотрел на Эзви, взглядом приглашая её с ними.
Эзви была не против, и все остальные тоже согласились пойти искупаться после знойного дня.
– Так! Только смотрите мне, не утопите Эзви, ей завтра тренироваться! – шутливо пригрозила Гарида. Все посмотрели на Эзви. – Кстати, я вам не представила. Это Эзви. Она теперь будет тренироваться с нами, так что её не обижать.
– Да ну за кого ты нас принимаешь, мы никогда… – загримасничал Зуор.
– Вот тебя-то это больше всего и касается, Зуор, – подчеркнула Гарида.
Все засмеялись.
– Понял, да? За тобой следят! – подтолкнул его Стейв.
– Ой, ты бы молчал… – огрызнулся Зуор.
И хотя это выглядело довольно грубо, но все уже привыкли к такой манере общения этих двух.
– А вы пойдёте с нами? – спросила Гариду маленькая девочка. Кажется, её звали Вирел.
– Я бы с радостью, но мне нужно ещё кое-что сделать. Давайте в следующий раз, и устроим небольшой пикник? – предложила альтернативный вариант Гарида. Она встала и, попрощавшись со всеми, поспешила к выходу.
Ребята тоже решили уже двинуться к реке и, взяв свои сумки, пошли к выходу. Эзви хотела позвонить Крайну, чтобы позвать его с ними, но заговорилась с той маленькой девочкой и так и не позвонила.
Как она и предполагала, девочку звали Вирел. Ей было всего восемь лет, и она была самая младшая в этой компании. Эзви она очень понравилась.Её забавляло смотреть, как кудряшки-пружинки бегали по плечам девчушки каждый раз, когда она поворачивала голову. Разговор зашёл о том, кто как здесь оказался. Эзви сначала рассказала свою историю, а потом подошла очередь Вирел.
– Мы поселились здесь, когда мне было два года, – начала Вирел. – Мои родители долго путешествовали по миру, жили в разных странах, а потом приехали сюда и остались тут жить.
– Почему они решили остаться именно здесь? – спросила Эзви.
– Они рассказывали, что, когда родилась моя сестра, у неё с рождения была какая-то редкая, неизлечимая болезнь. Я даже не знаю названия, если честно.
Эзви заметила, что, когда Вирел сказала: «Моя сестра», она посмотрела в спину девочки, которая сейчас шла рядом с Лейном и держала его за руку.
– Постой, твоя сестра – вот она? – Эзви указала взглядом на ту девочку.
– Да, это она. Её зовут Арэн. Вы ещё не познакомились?
– Нет, не успели. Ну так что там было дальше? – заинтересованно спросила Эзви, косо поглядывая на длинноволосую брюнетку, которая шла с тем, кто там мило улыбался ей несколько часов назад.
– Они пытались её вылечить, но ничего не получалось, – продолжила Вирел. – Родители даже отправились куда-то в Тибет. Там-то они и встретились с одним странником, который сказал им ехать именно сюда. Странник рассказал о каких-то необычных людях и сказал, что только они смогут помочь.
Эзви остановилась. О каких таких «необычных» людях говорит Вирел? Перед её глазами появилась остановка, человек на земле и… Незнакомец… Если он тогда излечил того мужчину, то, возможно, и Арэн помог тоже он? Но Вирел говорит про «людей», а не об одном человеке? Значит, тот незнакомец не один такой? Значит, их много?!
– Ты чего, Эзви? – вывела её из раздумий Вирел.
– Да всё хорошо, просто вспомнила кое-что. И что, твои родители нашли тех «необычных» людей?
– Мама говорит, они появились внезапно, когда Арэн стало совсем плохо, и вылечили её, а потом сразу же ушли…
– И что, всё? Твои родители хотя бы поговорили с ними?
– Мама говорит, что они были не особо разговорчивы.
– А как они выглядели? Мама видела их лица? – настойчиво расспрашивала Эзви.
И тут Вирел заговорила как-то медленно и настороженно, словно пыталась что-то скрыть. Очень подозрительно, что именно после этого вопроса.
– Нет, они были в плащах с капюшонами.
– А руки? Твоя мама видела их руки?
Вирел сделала паузу и посмотрела в спину своей сестры. Потом, пару раз шевельнув скулами, произнесла:
– Да, видела. Они были какие-то необычные…
– Ты не шутишь? – Эзви обомлела.
– Ну мама так рассказывала… – всё более странным тоном говорила Вирел. – Можешь спросить об этом у Арэн. Она больше знает про них.
Эзви решила так и сделать. Похоже, Вирел больше не хотела это обсуждать, так что Эзви подыграла ей, и всё оставшееся время они проболтали на отвлечённые темы.
Когда подошли к реке, все тут же попрыгали в воду, и так странно и удачно сложилось, что Эзви и Арэн остались на берегу совсем одни. Эзви решила не тянуть и уже хотела подойти к Арэн, как вдруг та обратилась к ней:
– Привет. Мы с тобой ещё не знакомы. Я Арэн.
Эзви вежливо поздоровалась и представилась. Арэн была очень красива. Наверно, поэтому Эзви не пыталась заговорить с ней, когда помогала на конюшне. Она привыкла, что все красотки в её школе ведут себя вызывающе и так гордятся своей внешностью, что с ними просто неприятно разговаривать. Но Арэн оказалась совсем другой – простая, скромная, добрая, открытая и нисколечко не горделивая.
Арэн подошла к ней и села рядом на бревно, на котором расположилась Эзви.
– Лейн сказал, что ты к нам совсем недавно приехала?
– Да, только вчера.
– Ого! Тогда добро пожаловать в нашу скромную деревушку. Ты ведь гостишь у бабушки с дедушкой?
– Да, а ты их знаешь?
– Ох, твоих бабушку с дедушкой знают все! Они у тебя очень хорошие!
Но Эзви сейчас не хотела говорить об этом и ни о чём другом. Её мучил только один вопрос.
– Слушай, мне тут Вирел рассказала историю о том, как ты болела и как твои родители переехали сюда. И говорила, что тебя вылечили какие-то необычные люди… – Тут Эзви заметила, как чёрные брови Арэн начали сходиться к переносице, и её сказочной красоты лицо приобрело хмурый вид.
– Да, было такое, – тихо ответила Арэн.
Тут бы стоило прекратить этот разговор, но Эзви подошла слишком близко, чтобы отступать.
– А ты, может, помнишь, какие у этих людей были руки?
Арэн нахмурилась ещё сильнее, и сердце Эзви сжалось.
– Ты что-то знаешь о них? – строго спросила Арэн.
Эзви рассказала свою историю и обо всех встречах с незнакомцем. Арэн слушала очень внимательно, а когда Эзви закончила, погрузилась в глубокое раздумье. Эзви молча сидела и ждала, не решаясь сказать больше ни слова.
Наконец Арэн нарушила тишину: – Я вот что тебе скажу. Совершенно точно, эти встречи были не случайны. Но тебе стоит быть аккуратной и не рассказывать об этом всем подряд.
– О нет, я никому не рассказывала, ты первая, кому я об этом сказала. Просто я решила, что наши истории чем-то схожи.
– Это хорошо, вот и держи пока в секрете.
– Ладно, но всё же скажи, ты видела их руки? – уже шёпотом повторила вопрос Эзви.
– Да, они светились.
– Значит, мы видели одних и тех же людей?
– Выходит, что так. Но поверь, это всё не шутки. В некотором роде даже опасно. Поэтому советую тебе пока что просто ждать. Ты узнаешь всё, что тебе нужно, когда придёт время.
– А ты что-то знаешь про этих людей?
– Я знаю только то, что нужно и можно знать мне. Но тебе я не могу об этом рассказать, так как это будет неправильно и может навредить тебе.
– Но как это может навредить мне? – не унималась Эзви. Ей очень не нравилось, когда люди начинали говорить загадками.
– Ах, Эзви, поверь, я бы с радостью тебе всё рассказала. Но это не моя тайна. И я не имею право её разглашать без согласия тех, кому она принадлежит. Поэтому, прошу тебя, потерпи, а я что-нибудь придумаю, и, как будет возможность, мы вернёмся к этому разговору. Но пока что просто жди, договорились?
Ждать было самое нелюбимое занятие и для неё, и для Крайна. А в этой ситуации ждать просто невыносимо! Но Эзви ничего другого не оставалось.
– Договорились, – грустно ответила она.
– Не унывай, всё будет хорошо! – Арэн приобняла её.
– Да чего уж тут хорошего. Когда с тобой происходят такие непонятные вещи, а ты ничего не знаешь.
– Понимаю тебя, – посочувствовала Арэн. – Но знаешь… Тебе следует, наоборот, радоваться тому, что происходит. И хотя ты ещё не знаешь, что это, поверь – это начало кое-чего прекрасного!
– Откуда ты знаешь?
– Я знаю. Поверь мне.
Арэн ещё больше раззадорила Эзви – уж лучше бы она этого всего не говорила.
Тут из воды стали выходить мальчики, а за нимии Вирел. Зуор и Чейс занялись разведением костра, а остальные пошли собирать дрова и сухие ветки. Вскоре все собрались вокруг огня и, достав из сумок свои съестные припасы, организовали скромный ужин. Разговор шёл больше о лошадях, предстоящих соревнованиях, тренировках и снова о лошадях. А о чём ещё говорить конникам? К счастью, Эзви тоже могла поддержать беседу на подобные темы, и это хоть немного, но отвлекло от одолевавших её вопросов.
Солнце быстро скрылось за макушками деревьев, и наступили сумерки. Лейн, как самый старший из компании, рассудил, что пора по домам. Решили сначала проводить Эзви. И это было очень кстати, ведь она точно бы заблудилась одна.
Крайн, бабушка и дедушка уже ждали её за столом. И хотя она немного перекусила со своими новыми друзьями, но при виде запечённой курицы с картошкой у неё снова разгорелся аппетит.
Бабушка стала расспрашивать, как она провела день, с кем познакомилась. Эзви всё рассказала, чем порадовала и её, и дедушку.
– Значит, ты завтра переезжаешь жить на конюшню?
спросил дедушка.
– Почему переезжаю? – не поняла Эзви.
– Дед, ты опять за своё? Хватит уже детей дразнить! – вступилась бабушка.
– Да я просто спрашиваю. Ты её мать-то вспомни… Если Эзви завтра со Скифом уйдёт на конюшню, то вряд ли ты её уже увидишь. Больно ей нужны твои грядки! – звонко захохотал он.
– Конечно, я буду помогать бабушке! – возразила Эзви.
– Да не сердись, дорогая, дед, как всегда, шутит. Не нашутился в своё время. Ты ешь давай, ешь. – Бабушка погладила её по спине и хмуро посмотрела на деда. – Вот дождёшься ты у меня, я тебе твой трактор ночью разберу, и посмотрим, кто утром смеяться будет.
– Ой, да и разбирай на здоровье. Мы с Крайном ещё парочку соберём. Разбирать устанешь. Да, Крайн?
Дедушка схватил своей сильной рукой Крайна за плечо и потряс его, да так, что у того чуть вилка не вылетела из рук.
– Да, де-де-душ-ка-а! – завибрировал Крайн.
После ужина все отправились спать. Прежде чем уснуть, Эзви рассказала брату о разговоре с Вирел и Арэн. Но теперь Крайна уже не сильно волновали эти вопросы. Всё его внимание и интерес были сосредоточены на их работе с дедушкой. И вместо того чтобы наброситься на сестру с расспросами, Крайн стал воодушевлённо рассказывать, какая крутая мастерская у дедушки и сколько там всяких разных станков, инструментов и железяк, названия которых даже сложно выговорить, не то что запомнить. Эзви слушала его полный восторга рассказ, но думала о своём.

Глава 8

Жизнь в деревне

Эзви с нетерпением ждала обеда. Сегодня она пойдёт на конюшню со Скифом! Бабушка едва смогла заставить её поесть, после чего Эзви поспешила к жеребцу. Скиф, предвкушая, что сейчас будет что-то интересненькое, пока Эзви чистила его серые бока, пританцовывал на месте. А когда на его спину легло седло, так и вовсе чуть не запрыгал от радости. Эзви уже начала переживать, а не разбуянится ли он, когда они выйдут на улицу. К счастью, как и говорила бабушка, Скиф оказался послушный, и, как только Эзви села в седло, показал полную готовность выполнять все её указания. Под благословения бабушки Эзви и Скиф двинулись в путь.
Всю дорогу Эзви разговаривала сосвоим четвероногим другом. Рассказывала ему всё подряд. Возможно, со стороны это выглядело нелепо, но на самом деле Скиф внимательно слушал, шевеля ушами и периодически кивая головой. Эзви расслабилась и больше не переживала, что Скиф может начать проказничать. Рассказ бабушки о том, как дед ходил со Скифом на речку, она уже тоже позабыла, а зря… Когда они поднялись на гору, и Скиф увидел лошадей, гуляющих в леваде, он громко заржал и вскочил на дыбы! Эзви не ожидала такой реакции. Всё, что она успела сделать, это собрать повод и прижать ноги к седлу, чтобы не полететь вверх тормашками.Лошади в леваде дружно заржали и забегали, зовя Скифа к себе. Наверно, тут были его друзья, и он сильно соскучился по ним. Радость этой встречи опьянила его, и Скиф со всей своей молодой, взрывной силой пустился вниз по склону. Эзви вцепилась в гриву и прижалась к его шее. Хоть она была довольно опытной наездницей, но такой мощи она ещё не видела! За считаные секунды Скиф преодолел добрые полкилометра и резко затормозил у заграждения левады. Эзви чуть не перелетела через его голову. Натянув повод, она резко осадила Скифа, и тот тут же успокоился, чем вновь удивил Эзви. Обычно молодых лошадей не так-то просто угомонить, а Скиф так быстро всё понял…
На ржание и шум откуда-то выбежал Чейс. Он думал, что лошади сбежали или, ещё хуже, подрались.
– Привет, Эзви!
– Привет, Чейс! – Эзви спрыгнула на землю и повела Скифа в конюшню.
Чейс подбежал к ним, и Эзви с удивлением заметила, что он был босиком.
– Ты привела Скифа?!
– Как видишь.
– Это здорово! Значит, сегодня будешь тренироваться на нём?
– Наверное. А Гарида здесь?
– Нет, она скоро будет, а пока что на конюшне только я.
– Чейс, а где твоя обувь? – наконец осмелилась спросить Эзви.
– Да я её промочил. Но мне и босиком хорошо! Люблю ходить босиком.
– А почему ты тут один?
– Все ушли домой обедать, а я часто остаюсь здесь.
– А почему ты не ходишь домой?
– Да что там делать. Папа на работе…
– А мама?
– Мамы нет. Она ушла от нас с папой.
– Почему?
Эзви даже погрустнела, а вот Чейс был по- прежнему весел.
– Не знаю, да и не важно. Ушла и ушла. Мне и с папой хорошо. А вся остальная семья здесь, на конюшне! – Какой же Чейс жизнерадостный. Эзви это поражало. – Ладно, я пойду. Ты зови, если нужна будет помощь. – И он убежал.
– Хорошо, спасибо, – крикнула Эзви ему вслед. Вскоре пришли Лейн и Стейв, а потом и Арэн с Вирел. Наконец приехала и Гарида.
– Эзви, ты уже здесь? Скифа привела? – сразу же спросила она.
– Да, он здесь. – Эзви показала на конюшню.
– Хорошо! Седлай его и на тренировку. Давай скорее! Чтобы через семь минут была на манеже!
Эзви метнулась в амуничник. На входе она столкнулась с Зуором. Тот почему-то держал в руках седло и вальтрап Скифа. Может, она повесила их на чужое место, и Зуор взял их по ошибке?
– Бери уздечку и бинты. Я пока заседлаю, – отчеканил Зуор. – Ты его чистила?
– Что? А! Да! Но надо мягкой щёткой ещё раз пройтись.
Эзви даже не сразу поняла, что происходит, но, благодаря помощи Зуора, она уложилась в выделенное ей время и вышла на манеж.
– Где твой шлем? – спросила Гарида, когда Эзви уже сидела верхом на Скифе.
– Да не знаю, я обычно без шлема всегда… – Эзви оглядела всех, кто был на манеже, и заметила, что пара мальчиков тоже были без шлемов.
– Ты на мальчиков не смотри, у них с рождения головы пустые. Да, парни? – Все на манеже засмеялись. Эзви не знала, что ответить. – В маму пошла. Она тоже терпеть не могла ездить в шлеме. Ладно, вставай в смену. – И тренировка началась.
Эзви ездила на многих лошадях, но на подобной Скифу – никогда! Он просто парил над землёй и был настолько мягкий на рыси, что Эзви поначалу даже не могла поймать его такт. Впервые за долгое время она получила огромное удовольствие от тренировки.
– Ну как тебе Скиф? – спросила Гарида после тренировки, когда Эзви рассёдлывала жеребца.
– Всё отлично! Я не ожидала, что он будет таким послушным.
– Я и сама не ожидала. К нам его откуда-то привезли, когда он был ещё жеребёнком. Хозяин конюшни – это, кстати, папа Лейна – не хотел его продавать.
– Вы серьёзно? Папа Лейна – хозяин конюшни?
– Да, представь себе.
– Почему он мне не сказал?
– Лейн у нас такой. Скромный, ответственный. Совсем как его отец. Он не любит хвастаться.
– Да, он хороший, – согласилась Эзви.
– Только он уже занят, так что нет смысла тебе за ним бегать, – поддразнила её Гарида.
Эзви покраснела. Интересно, как она догадалась... Ей стало немного стыдно, и она попыталась исправить положение.
– Что вы, я и не думаю об этом.
– И правильно. Не спеши с этим. Твоё от тебя никуда не убежит, а будешь торопиться, можешь его и не встретить, – посоветовала Гарида. – На вторую тренировку силы остались?
– А можно ещё потренироваться? – обрадовалась Эзви.
– Да, вечером ещё будет возможность.
– Тогда конечно!
– Молодец. Вся в мать, – похвалила её Гарида и пошла по своим делам.
До второй тренировки Эзви решила помочь конюхам с чисткой денников. Они обрадовались такой помощнице и после работы пригласили её к себе попить чаю. Так она и пропила чай и проболтала с ними до второй тренировки. А после уже наступил вечер. Её новые друзья снова решили сходить на речку – Эзви пошла с ними, потом домой. Ужин, душ и в койку…
Так прошло полмесяца. Утром Эзви помогала бабушке, а после обеда и до позднего вечера пропадала на конюшне. Она очень сдружилась с Лейном, Арэн и всей, как любила называть их Гарида, «бандой». За пару недель они стали для неё больше чем друзья. Мама с папой часто звонили ей с братом и были безмерно рады, что их дети так счастливы и довольны жизнью в деревне.

Глава 9

Что ещё за Арзания?

Эзви неоднократно предлагала Крайну сходить с ней на конюшню. Ей очень хотелось познакомить его со своими друзьями, однако тот вечно находил какие-то причины, чтобы не идти. Но упорство и настойчивость Эзви были великой силой, и он наконец согласился. К большой радости дедушки, который уже давно был не прочь устроить себе выходной, но с неутомимой энергией Крайна никак не мог себе это позволить.
На конюшне Крайна встретили как долгожданного гостя.
– А чего это они так? – тихо спросил он у Эзви, когда они наконец остались одни.
– Я же говорила, тут не так, как у нас дома на конюшне, – ответила Эзви.
Крайну предложили потренироваться, но он отказался, а вот помочь в перетаскивании препятствий на манеже он был только рад. Как Эзви и предполагала, Крайн быстро сдружился с Зуором и Стейвом. Теперь «двоица» превратилась в «троицу» не разлей вода.
Сегодня вечером планировались традиционные купание в речке и посиделки у костра. Но на этот раз к ним должна была присоединиться Гарида, как она обещала в тот день, когда Эзви впервые пришла на конюшню. В связи с этим было решено закончить тренировочный день немного раньше обычного.
Гарида ездила на пикапе, так что вся компания спокойно поместилась в кабине и просторном кузове. Крайн, конечно, выбрал ехать в кузове.
На этот раз командовала пиром Гарида, и, прежде чем мальчики попрыгали в воду, она успела раздать им задания, чтобы не только девочки занимались готовкой еды.
– Ну, может, попозже приготовим? – взмолился Зуор.
– Потом, Зуор, вы выползете из воды и начнёте всё хватать, а не готовить. Я вас знаю. Так что нет, сначала потрудимся, а потом развлекайтесь. Или ты хочешь, чтобы я одна тут всё готовила? Так это без проблем. Но это потом может аукнуться на твоих стременах или даже на целом седле, – спокойно предупредила его Гарида.
Этот её угрожающий тон Зуор не любил больше всего. Хотя нет! Больше всего он не любил ездить верхом без стремян, а уж без седла – это было для него настоящей пыткой. Так что он послушно начал выкладывать продукты из пакета.
– Ну что, покупался? – принялся снова подшучивать над ним Стейв.
– Заткнись, Стейв, – огрызнулся Зуор.
Но Стейв только начал потешаться и пихнул Зуора локтем в бок.
– Я тебе сейчас майонезом измажу! – ещё больше разозлился Зуор.
– О, какой грозный майонезный воин! – набросился на Зуора и Лейн.
Зуора это всерьёз зацепило, и он уже начал откручивать крышку с упаковки майонеза, но тут общее внимание привлёк нарастающий шум двигателя на фоне громкой музыки.
Кто бы это мог быть? Вроде больше никого не ждали. Будет очень некстати, если приедет какая-нибудь шумная компания и испортит им весь вечер. Музыка становилась всё громче и громче, и наконец затрещали сухие ветки, и показались огромные фары.
– Это мой отец, я его пригласил присоединиться к нам, вы же не против? – спросил Лейн.
– Чего сразу-то не сказал? – проворчал Зуор.
– Да просто у тебя было такое лицо! – Лейн скривил физиономию, изображая Зуора, и у него получилось довольно паршиво.
Зуор всё-таки открыл майонез и брызнул им на Лейна, но тот успел увернуться и…
– Зуор, я сожгу твоё седло! – Гарида с майонезом на волосах кинулась на него, держа в руках пакет с палкой колбасы, которую она намеревалась достать до момента «нападения».
– Прости! Прости! Я не хотел, это всё Лейн! – завопил Зуор и под градом ударов колбасой в пакете бросился бежать.
От смеха Стейв и Крайн повалились на землю, а Эзви даже прослезилась и ощутила боль в животе.
Зуор зачем-то метнулся к воде. Наверное, хотел уплыть от Гариды, которая никак не отставала и нещадно колошматила его. Пакет оказался слишком прочным и всё никак не рвался. Наконец Зуор споткнулся, потерял равновесие и плюхнулся в воду. Пока все хохотали, на поляну выехала машина, и из неё вышел мужчина внушительных размеров.
– Что это у вас тут за страсти? – спросил он низким голосом.
– Эзви, Крайн, знакомьтесь. Это мой отец. Зовут Ромар. Папа, это Эзви, а вон там Крайн, – представил их Лейн.
– Приятно познакомиться, – кивнул Ромар.
Крайн вежливо поздоровался и переключил своё внимание на огромную машину, выглядывающую из-за широкой спины Ромара. Он еще никогда не видел подобных агрегатов и был восхищён: чёрная, с огромными фарами и брутальным металлическим бампером. А колёса! Эти чёрные монстры! Просто гроза бездорожья! На таких по городу точно не ездят.
– Вот это тачка! – восторженно произнёс Крайн и подошёл к пикапу, чтобы разглядеть его со всех сторон.
– Спасибо, дружок. Рад, что тебе нравится! – улыбнулся Ромар.
– Папа, ты привёз? – спросил Лейн.
– Да, она в машине, забирай!
Лейн пошёл к пикапу, и вместе с Крайном они запрыгнули в кузов.
– Ну, что у вас тут есть вкусненького? – спросил Ромар, глядя на гору продуктов.
– Мы ещё ничего не готовили, – ответила Арэн.
– Так чего ждём? За дело! – Ромар взял ведро с замаринованным мясом для шашлыка и понёс его к месту будущего костра.
Гарида наконец отомстила за себя и теперь могла спокойно готовить. Эзви резала помидоры и периодически поглядывала на Лейна и Крайна. Ей было интересно, с чем это они там возятся. Загудел компрессор. Что-то начало надуваться и потихоньку выпячиваться из-за бортов кузова.
– Лодка? Вы привезли лодку?! – воскликнула Эзви, когда увидела, как Лейн достал из машины пару вёсел.
– Да, а что такое, ты никогда не каталась на лодке? – удивился такой сильной радости Ромар.
– Каталась, но это было давно. Мне тогда очень понравилось! А куда мы поплывём?!
– А куда ты хочешь, туда и поплывём, – улыбнулся Ромар.
Эзви не терпелось поскорее закончить с помидорами – так сильно она хотела прокатиться на лодке.
– Ну что, кто первый? – спросил Ромар, когда все поели и каждый мог заниматься чем хотел.
Рука Эзви первой взмыла вверх.
– Так, хорошо, кто ещё?
К ней и Ромару присоединились ещё Крайн, Лейн и Арэн. Под командованием Ромара лодка была перенесена к реке и спущена на воду. Первым в неё запрыгнул Лейн и стал помогать всем остальным, поддерживая их за руки. Когда все были на борту, Ромар оттолкнулся от берега веслом. Отплыв на десяток метров, он выровнял лодку и дал возможность тихому течению нести их вдоль берегов.
Лодка приятно покачивалась, а солнце уже клонилось к закату и окрашивало деревья, стоящие стеной по обеим сторонам, в тёплые оранжево- красные тона. Вода поблёскивала, передавая этому моменту некую сказочную нотку. Эзви давно так не расслаблялась. Тишина, покой и умиротворение наполняли всё вокруг.
Первым эту тишину нарушил Ромар.
– Ну как вам? – поинтересовался он.
– Обалденно! – ответила Эзви. – Тут так тихо, хорошо…
– Это да. Согласен. Эх, поставить бы домик прямо тут, на берегу, и жить. Такая была бы идиллия, – размечтался Ромар.
– А вы всю жизнь живёте в этой деревне? – спросил Крайн.
– Да, мой дедушка сюда переехал. Они с отцом построили здесь конюшню.
– Это, наверно, круто, иметь свою конюшню?
– Да не то слово! – усмехнулся Ромар. А вместе с ним и Лейн. Видимо, они хорошо понимали друг друга. – Столько забот и проблем с конюшней, ты даже не представляешь. Но мне это по душе. Главное, что она хорошее дело делает: дети тренируются, воспитывают в себе характер и учатся трудиться – это многого стоит.
– Я бы тоже хотел открыть что-то своё, – сообщил Крайн.
– Например? – с интересом спросил Ромар.
– Ну, например, какую-нибудь мастерскую или лабораторию… Чтобы придумывать и изобретать всякие полезные механизмы и разные штуки. Строить и собирать машины. Вот такие, как ваша, например. Вы же её сами собрали?
– Ну не совсем сам, – улыбнулся Ромар. – Сначала купил простой пикап и постепенно начал его переделывать под себя. Вот и получился такой «зверь».
– Да! Он и вправду у вас крутой! – Крайн всё ещё был под впечатлением.
– Ну раз он тебе так приглянулся, надо будет как-нибудь тебе на нём прокатиться.
– Вы серьёзно?! Дадите мне сесть за руль? – не поверил своим ушам Крайн.
– А чего за ним сидеть. Им рулить надо и на педали жать. Вот только не знаю, дотянешься ли ты до педалей, – засмеялся Ромар.
Крайн потёр ладони от радости и затанцевал на сиденье. Лодка закачалась, и это разбудило Лейна, который слегка задремал, сидя на корме вместе с Арэн.
– Кстати, а вы - то едете в Арзанию с этой бандой? – внезапно спросил Ромар, кивнув на Лейна и Арэн. Вопрос был неожиданный и не совсем понятный.
– Что ещё за Арзания? – спросила Эзви.
– Пап, мы им ещё не рассказали, – оповестил Лейн.
– Так чего тянете, вам ведь скоро уезжать! – возмутился Ромар.
– Ну не скоро... Ещё две недели. Но раз уж ты сказал... – Лейн отклеился от мягкого надувного борта и подался вперёд. – Короче говоря, Арзания это такой спортивный лагерь, комплекс или даже университет. Его по-разному называют, но не в этом суть. Это такое место, где собрано много разных школ. Я не буду перечислять все, какие там есть…
– Почему? – перебил его Крайн.
– Что почему? – не понял Лейн.
– Почему не будешь?
– Ну их там много…
– А мы ведь никуда не спешим, – настаивал Крайн. Крайн не любил обобщений, ему всегда нужны были конкретные цифры и факты. Если ему дать задание, например, принести краски в школу, то, скорее всего, он не сдвинется с места, пока не узнает, сколько должно быть в палитре цветов, к какому времени их нужно принести и, самое главное, для чего они нужны.
– Ладно. Так… ну… с чего бы начать, – задумчиво почесал подбородок Лейн. – Начнём с основной школы. Это школа верховой езды. Она самая большая по площади, и там очень много лошадей. Ну прямо очень много!
– Сколько? – спросил Крайн.
– Ну, наверно, тысяча-то будет.
– Ого, серьёзно, так много? – Эзви слегка обалдела.
– Конечно. И это вне сезона, когда мало учеников. А летом туда приезжают со своими лошадьми, и это количество может возрасти и до двух тысяч и даже больше.
Эзви даже не могла представить, каких размеров должна быть конюшня, чтобы там поместилось столько лошадей!
– Ну, собственно, на конюшне занимаются верховой ездой и всеми видами конного спорта. Так, следующая у нас школа…
– Фехтования, – подсказала Арэн.
– О, да, вот ты и расскажи про неё, – передал он слово Арэн.
– Хорошо, так. Школа фехтования. Ну там обучают фехтованию на мечах, саблях, шпагах...
– А на самурайских мечах? Таких, изогнутых? – спросил Крайн.
– Тоже учат, но там это не особо популярно. В основном используются именно прямые мечи, какие были у средневековых рыцарей.
– А мечи настоящие? – спросила Эзви.
– Есть и деревянные, и железные, и мягкие – учебные. Всякие есть…
Арэн переглянулась с Лейном, и тот снова перехватил инициативу:
– Третья – школа стрельбы. Там обучают стрелять из лука, метать ножи и копья, – на этот раз Лейн был краток. – Очередь Арэн.
– Окей, четвёртая – школа единоборств. Кстати, Крайн, думаю, тебе там понравится. Ты ведь раньше занимался единоборствами?
– Да, было дело. – Крайн слегка удивился, что она об этом знает, и покосился на Эзви.
– Вот, там и бокс есть, и борьба... В общем, всё, что связано с драками.
– Пятая – школа скалолазания.
– Нет! Я хотела про неё рассказать! – воскликнула Арэн.
Лейн только рад был уступить, и Арэн продолжила:
– Так! Ну школа скалолазания. Думаю, из названия понятно, чему там учат. Кстати, в каждой школе есть жилой корпус, где живут ученики. Мы их называем просто домами. Вот, и в каждой школе эти дома разные. Например, я, Лейн и вся наша, как Ромар сказал, банда, мы живём в школе верховой езды, и у нас корпус, обшитый досками, такой красивенький. А вот у учеников, кто живёт в скалолазке, у них такие маленькие домики на деревьях, и мосты верёвочные натянуты между ними. Они прямо как лесные эльфы там живут! Ну очень красиво у них, я даже сама подумывала туда переехать, хотя бы на недельку.
Арэн рассказывала про эти домики с таким энтузиазмом, что Эзви и самой захотелось уже там побывать.
– Это куда вы, мадам, собрались? Не было добро на переезд, – изобразил возмущение Лейн.
– Да ладно тебе... Никуда я от вас не денусь. Просто помечтала, – успокоила его Арэн.
– Ну смотри мне, – шутливо погрозил пальцем Лейн. – Ладно. Шестая у нас школа… О, Крайн, тебе точно понравится! Школа технологий! – И вправду, даже от названия у Крайна пробудился интерес, и он придвинулся поближе. – Там что только не мастерят. Это целый городок мастерских. И всё, что ломается в Арзании, чинится в этой школе. Так что практики там навалом. Ты ведь вроде увлекаешься программированием?
– Ага! – кивнул Крайн. И на этот раз его уже не смутило, что о нём ещё что-то знают.
– Вот тебе точно туда надо. Там такому тоже учат!
Глаза Крайна засверкали!
– Седьмая – школа музыки, – продолжила Арэн. – Там учат играть практически на любых музыкальных инструментах, разве что органа нет. Петь тоже учат, и не тем песням, которые орут по радио. Там ребята разучивают такие фантастические вещи, которые просто надо слышать – это не описать словами. Твоя очередь, Лейн.
– Восьмая – школа выживания. Там учат жизни в дикой природе, вне цивилизации, без всяких привычных удобств. Выживанию в критических ситуациях и во всяких природных катаклизмах. Обучают медицине, травничеству, охоте… Учат строить укрытия, разводить огонь без спичек и зажигалок и даже как маскироваться, чтобы спрятаться от кого-нибудь. Это любимая секция Стейва. Он, бывает, как уйдёт со своей группой в леса, так мы его неделю можем не видеть.
– Девятая – школа истории. Вы в школе изучаете мировую историю? – спросила Арэн.
– Да, изучаем, – подтвердила Эзви.
– Вот в этой школе вы узнаете настоящую историю. И если вы хоть немного там поучитесь, вы узнаете такие вещи от которых у вас волосы встанут дыбом… В вашей школе о таком никто никогда не расскажет. Там изучают историю не по написанным кем-то учебникам, а по исторической документации. Разбирают экономику и политику. Способы управления государством. Тактику и стратегию ведения воин. Копают до самой сути всех исторических проблем. Короче, там не зубрят сухие даты и имена, а изучают историю с точки зрения применения прошлого опыта в нашей с вами жизни. А зная прошлое, можно научиться предугадывать будущее!
– Десятая – это школа иностранных языков, – продолжил Лейн. – Мне она нравится тем, что методики обучения очень эффективные. Я получаю удовольствие, изучая там языки. В обычной школе всё не так...
– Да я вообще терпеть не могу этот английский, – поддержал его Крайн.
– Ну вот. Поучишься в Арзании – будешь шпарить как коренной англичанин, – пообещал Лейн.
– Одиннадцатая – школа… – очередь Арэн. – Школа психологии. Там учат общению с людьми, понимать настроение и состояние человека по жестам, мимике и интонации. Ничего магического, но если овладеть некоторыми навыками, каким там обучают… Короче, советую! Двенадцатая… – продолжила Арэн. – Собственно, это простая школа… Школа-интернат. Там преподают те же предметы, которые изучают в обычных государственных школах.
– А зачем она там нужна? – ухмыльнулся Крайн.
– Ребята из детских домов, сироты, или просто те, кто захотел остаться на весь учебный год в Арзании, по утрам учатся там, а после уроков занимаются в других школах. Это очень удобно. В обычном городе пришлось бы ехать куда-то, тратить кучу времени, а тут до обеда отучился, и можно сразу идти заниматься в школу фехтования или ещё куда. Всё рядом, – объяснила Арэн.
– Это круто, мне уже хочется туда. – Интерес Крайна возрастал как снежный ком, катящийся с горы.
– Ну что, осталась последняя. – Тут Лейн почему- то осторожно посмотрел на Ромара. Казалось, что он сомневается, стоит ли рассказывать про неё.
Ромар одобрительно кивнул, и Лейн продолжил: – С этой школой не всё так просто. Это школа моряков. Там стоят судна – один двухмачтовый шкут, яхты, парусники, лодки... Есть даже драккар! Ученики их там чинят, строят, учатся управлять ими и всё такое... Туда мало кто идёт учиться. А если и идут, то потом как будто несколько отдаляются от всех остальных учеников в Арзании. Но все наши с ними отлично ладят.
Лейн точно что-то скрывал. Это было слышно и видно. Крайн уже хотел начать расспрашивать, но Эзви незаметно толкнула его ногой, и он закрыл свой любопытный рот. Ромар заметил это, и, предугадывая его вопрос, сказал:
– Они немного отличаются от всех остальных учеников. И по небезызвестным причинам.
– А чем отличаются? – не сдержался Крайн.
Лейн посмотрел на отца и развёл руками, мол: «Сам начал, сам и расхлёбывай».
– Отличаются хотя бы тем, что они в основном там все сироты. Поэтому у них своеобразный характер, мышление и не всегда привычные манеры общения и поведения. Но это не основная причина…
Тут брови Лейна взлетели на лоб, а щёки надулись от возмущения. Но Ромар не замолчал:
– Они знают некоторые вещи, которые сильно меняют людей. Но вам это сейчас знать не нужно, всё придёт со временем. А пока что я советую вам поехать вместе с этими бездельниками, – Ромар кивнул на Лейна и Арэн, – и постараться чему-нибудь там научиться.
Лейн отвёл глаза в сторону, как бы не желая больше участвовать в этом разговоре.
– Ну что, плывём обратно, а то там без нас всё мясо съедят! – Ромар всунул весло в руки Крайна, сел рядом и начал считать: – И раз, взяли! И два, взяли! И три…
Ромар зря переживал. Еды ещё хватало с избытком! Как всегда, просиделки продлились до позднего вечера. А когда Эзви и Крайн были уже дома, им позвонила мама. И тут Крайну приспичило спросить, можно ли им поехать в эту Арзанию. Было сложно объяснить родителям в двух словах, что это такое, да и как объяснить то, что ещё сам толком не знаешь? Так что они говорил об Арзании как о спортивном лагере. Последовала куча вопросов от мамы, на которые Крайн не знал ответа.
– Где находится этот лагерь? Какие документы туда нужно взять? Сколько стоит смена? – И самый важный вопрос: – Ты опять мне устроишь концерт, и тебя придётся забирать из этого лагеря через пару дней?!
– Нет, мама, не придётся. Я же говорю, он спортивный…
– Да знаю я твои спортивные лагеря. В прошлый раз тоже был спортивный, и что толку? Ты через неделю уже заныл, что хочешь домой.
Эзви тихо смеялась в ладошку, чтоб её не услышали.
– Но это совсем другое, – застонал Крайн.
– Ладно, посмотрим. А что насчёт того, что я спросила до этого?
– Я всё узнаю мама и завтра скажу, – ответила Эзви.
– Хорошо, тогда завтра и поговорим.
На следующий день Крайн и Эзви собрали всю нужную информацию и даже попросили Лейна, чтобы он позвонил их родителям и рассказал про Арзанию. После изложения всех условий мама задумалась.
– Как-то подозрительно, что такой лагерь и бесплатный… – засомневалась она.
– Если бы он был платный, туда смогли бы поехать только дети очень богатых родителей. К счастью, это не коммерческий проект и обеспечивается ресурсами не за счёт учащихся.
– Интересно было бы узнать, за чей счёт всё это «веселье».
– Я бы рад вам сказать, но эти личности предпочитают действовать анонимно.
– М-да, прямо какой-то секретный объект! – засмеялась мама, и это было хорошо. Если мама смеётся – значит, ответ, скорее всего, будет положительный.
Так и случилось. Ещё немного порасспрашивав, мама согласилась отпустить Эзви и Крайна в Арзанию. Это был поистине радостный момент и для них, и для Лейна, и для всех остальных друзей!
Дата выезда назначена, но теперь перед Эзви встала другая проблема: ей было стыдно уезжать, так как она должна была помогать бабушке с дедушкой, которые для неё уже так много сделали.
Но бабушка быстро переубедила её:
– Что ты! И думать забудь, и не расстраивайся! Мы с дедом столько лет справлялись, а теперь не справимся? Да перестань. Обязательно езжайте в Арзанию. Мы как-то рассказывали твоей маме про неё, но вы тогда уехали в какое-то другое место…
– Вы тоже знаете про Арзанию? – удивилась Эзви.
– Конечно. Про неё в нашей деревне уже все наслышаны. Правда, многие относятся к этому месту с опаской.
– Почему же?
– Да много всяких слухов ходит. Но мы в слухи не верим, и ты не слушай никого, и езжайте с друзьями. Кстати, дедушка уже нашёл коневоз, так что твой Скиф поедет с тобой.
Это была невероятная новость!
– Ура! Ура! – закричала Эзви и запрыгала на месте.

Полную версию книги вы можете приобрести на сайте: https://NumfarN.ru

Книга доступна в печатном, электронном и аудио формате!

2021
© БьёрнОлссен

Instagram: https://instagram.com/NumfarN
vk: https://vk.com/NumfarN
facebook: https://facebook.com/groups/NumfarN
website: https://NumfarN.ru
e-mail: NumfarN@yandex.ru






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 18.11.2021г. Бьёрн Олссен
Свидетельство о публикации: izba-2021-3197498

Метки: сражения, новый мир, школа, дружба, лето, лошади, замок, деревня, каникулы, секрет,
Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
















1