Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Из книги Эхо в Ладони


Из книги Эхо в Ладони
­­­

Из книги Эхо в Ладони

Сергей Тебердин
               

                ЭХО  В  ЛАДОНИ

                Хлопок  ладоней...
                А как звучит одна?..
                (Твой любимый коан)
               
                Вина отдельного человека остается на нем
                и она тем устойчивее, чем он отдельнее.
                Мартин Хайдеггер

                I stand amid the roar
                Of a surf-tormented shore,
                And I hold within my hand
                Grains of the golden sand…
                E.A. Poe

   

            

СОДЕРЖАНИЕ:

I  ВОЛНЫ ВРЕМЕНИ

(Из цикла "ОДИНОЧЕСТВО")

МОЛЧАНИЕ
ТВОИМ  ПЕРОМ
БЕГ  ВРЕМЕНИ
ВОЛНЫ  ВРЕМЕНИ
Я ЗАКРОЮ ГЛАЗА И УВИЖУ
ОБНИМИ  УХОДЯЩУЮ  ОСЕНЬ
НОВЫЙ  ГОД
ПЕСЕНКА
КНИГА  ПЕРЕМЕН
"ЯП-ПОНСКИЙ  БОГ"
КОНЕЦ ВОСТОЧНЫХ  СНОВ
ДАНТЕ
ОДИНОЧЕСТВО
МАРТОВСКИЕ  ВИДЫ
 
II  ЭХО В ЛАДОНИ

ВОЗВРАЩЕНИЕ
ИЗ  ПИСЕМ  К  ТЕБЕ
(…)
ЗВЁЗДНАЯ  ПЫЛЬ
МОРЕ  ВОЛНУЕТСЯ
РОЖДЕСТВЕНСКИЙ  ДАР ХРИСТА
ЛЕТАРГИЯ  ИЛИ  ЛИТУРГИЯ?
БЕЛЫЙ  КАМЕНЬ
ТЁМНАЯ  АЛЛЕЯ  ВОДОЛЕЯ
ЭХО  СМЕХА
ОРФИЧЕСКИЙ  СОН
ИЗ  ПРАХА И  ПЕПЛА
ЭХО  В  ЛАДОНИ
ЛЮБОВЬ

III  СОЛНЦЕ  ЛЮБВИ

(Из цикла "ПРОБУЖДЕНИЕ")

ИМЯ  ТВОЕ
МОЛИТВА
ГОСПОДИ,  БОЖЕ!..
СКРИП  И  СКРЕЖЕТ ЗУБОВ
РЕАНИМАЦИЯ  ИЛИ  РЕИНКАРНАЦИЯ?
ПЕРВЫЙ МИГ
БЛАГОДАРЮ  ТЕБЯ!
ПРИГЛАШЕНИЕ В  ПОТЕРЯННЫЙ  РАЙ
КРЕЩЕНИЕ
ЗЕМНОЕ  СЧАСТЬЕ
ВЕЛИКИЙ  ПОСТ
НЕВИДИМАЯ  БРАНЬ
НЕЗЕМНОЕ  СЧАСТЬЕ
СОЛНЦЕ  В  ВОДОЛЕЕ

+ + +

               I  ВОЛНЫ  ВРЕМЕНИ

                Время – вещь, о которой идет дело,
                наверное, все дело мысли.
                Мартин Хайдеггер
               
                В тебе, душа моя, измеряю я время…
                Впечатление от проходящего мимо
                остается в тебе, и его-то,               
                сейчас существующее, я измеряю,
                а не то, что прошло и его оставило…
                Теперь ясно становится для меня,
                что ни будущего, ни прошедшего не существует
                и что неточно выражаются о трех временах,
                когда говорят:  прошедшее, настоящее и будущее;         
                было бы точнее, кажется,  выражаться так:         
                настоящее прошедшего, настоящее будущего…
                Блаж. Августин
   
                О God! can I not grasp
                Them with a tighter clasp?
                О God! can I not save
                One from the pitiless wave?
                E.A. Poe

                (Из цикла "ОДИНОЧЕСТВО" )
               
                Такой вещи как человек, являющейся человеком
                благодаря самому себе  не существует.
                Мартин Хайдеггер

                Важный вопрос, который следует
                разрешить "на практике":
                можно ли быть счастливым и одиноким?               
                А. Камю

            МОЛЧАНИЕ

                Нет ничего нежнее переписки друзей,
                не желающих больше встречаться.
                М. Пруст
Итак:
осталась мера расстоянья...
В ней  циферблат,
как  чёрный звёздный круг, –
лишь  чёрный  диск:
гудок …
гудок…

Молчанье.               

Твой  обелиск –
из золота,
мой  друг…

 

     ТВОИМ  ПЕРОМ

                Я не хочу иметь точку зрения.
                Я хочу иметь зрение.
                М. Цветаева
Как птица, свободен твой стих!
Как ты,  улетает на волю…

Перо твоё в пальцах моих
сжимаю почти что до боли.

 БЕГ  ВРЕМЕНИ

                Но Бог сказал ему: безумный! –
                в сию ночь душу твою возьмут у тебя...
                Лк.12 : 20

...Найди колонку в словаре толковом:
не норка в той колонке, под конец, –

там, где про  мех для кисти колонковой...
Любая белка лучше, чем  песец.

Прости иронию. Хоть, может быть, она
уместна здесь, в "аркадии щасливой"...

Бег мышки в макраме, за кучками зерна, –
в сети, как в буриме компании игривой.

Пока тут кисть для творчества берётся,
курилка жив, и я, как тот дурак,

зарывшись в норку, в маки или в "Мак",
не слышал ходиков: "тик-так... тик-так...

тик-так "…

                ВОЛНЫ  ВРЕМЕНИ

                Время обнимать, и время
                уклоняться от объятий…               
                Екк. 3:5               

Я был счастлив, когда ты читала,
разделяя подушку  со мною,

приподнять  верхний край одеяла...
Но вот время настало иное.   
         
Не подумай, что в нём стало целью
позабыть Элиота иль Пруста.

Просто время – жить в келье, под елью.
Петь псалмы и листать Златоуста.

     Я  ЗАКРОЮ  ГЛАЗА  И  УВИЖУ

                Приятное зрелище –
                спокойное море,
                но еще приятнее –
                мирное состояние духа.
                Преп. Нил Синайский

Я закрою глаза и увижу
то пространство
под  куполом Времени,

где было всё...
Всё было там.
Без мысли о себе...
      
Вот – запах водорослей,
выброшенных штормом...
Вчерашним?..

Кажется, вчерашним...
Вот – берег,
отдыхающий от волн...

Вот –  белым мелом
на лазурно-синем
круженье чаек:

в клювах – те же крики,
извечные,
над полными сетями...

Тот же звон комара,
тот же взлёт паутинки...
Плеск волны...

промелькнув-
шая
муха...

Шорох наших шагов...
и шуршание листьев,

шебуршание
рассерженного ежа,

и тот луч, меж ресниц,
что о золоте прядей

спорит с ветром
и чёрным беретом.

 ОБНИМИ  УХОДЯЩУЮ  ОСЕНЬ

                Мы погибли бы,
                если бы не погибали.
                Плутарх

Приди, в одинокий свой вечер,
обнять уходящую осень –

за  дождика тихие речи,
чуть слышные жалобы сосен;

за ветра немое дыханье,
студящее шею и плечи;

за тихое содроганье
кустов, потерпевших увечье;

за  травы, склонённые тихо
над краем исхоженных просек...

Их тихо затопчут,  но все же,
как будто прощения просят...

        НОВЫЙ  ГОД

                Не быть любимым –
                это всего лишь неудача.
                Не любить –  вот несчастье.
                А. Камю

Представь себе поток машин,
несущийся почти бесшумно
за  стёклами, в пределах ночи...

Медленно
                падает снег...
Падает
             на  дома.
Падает
             на  мостовые.
На
         одиноких людей.
Падает
           на  мосты и
на
            развороченный лёд.

Вот и пришёл
                Новый Год.
Ель
           в Александровском  сквере.
Белая –
              в чёрном.
Чугун
          чернеет в ее ограде…

         

           ПЕСЕНКА

               Одичание – это процесс разобщения.
                Хосе Ортега-и-Гассет

Что дальше?..
Вот загадка
нам с детства –
"А и Б":

остаться ль при сере -
бряной трубе Пальмиры?
В оркестре "Muse & Co" –
Страдальцем от  ГБ,

то ль Иовом,
то ль, – собствен-
ным кумиром?

Жаль, отнял Бог
всю жажду выживать,
когда просил,
повинной головою,

взаимности,
насильно мил,
не ждать…
Была бы ты жива.

А там –
Господь с тобою.

КНИГА  ПЕРЕМЕН

                Наша жизнь –  одна бродячая тень,
                жалкий актер, который кичится
                какой-нибудь час на сцене,
                а там пропадает  без вести…               
                В. Шекспир

Душа моя!

Потерь нам не вернуть.
Пусть каждый миг взывает об ответе...

Не потому ль
наш путь, там, где не светит

рай в шалаше,
в котором Время – нуль...

Пусть жизнь  листает нас,
как "Книгу Перемен".

Принять ли их?..
Вот в чем, мой друг, проблема.

Судьба – не Бог. 
Не гну пред ней колен...

и не умру хористом Мельпомены.

Мне жаль потерь...
Не в том моя вина.

Твоя – не в том,
чтоб  превзойти счастливых.

Я, mea culpa, милая, – до дна
пил  горький  уксус на "кресте" ревнивых...

Я звал "любовью" боль от этих мук.
Стихи писал, чтоб выживать не молча,

и боль свою, как  песенку,  мой друг,
свести на нет...

и с этим всем –
покончить.
               

  "ЯП-ПОНСКИЙ  БОГ"

                В храме топчут
                иконы с ликом Христа.
                Цветут пионы.
                Масаока Сики.

В пещере пусто.
Только незабудки
на ложе нашем.

      * * *

Искра в траве :
нашла коса на камень.
Японский fog.

      * * *
         
Всю ночь до утра
ликовали  цикады.
Не мог сомкнуть век.

      * * *

Под утро сон был :
ты мне  стучишь  в окно.
Миндаль под ветром.

      * * *

Разбойник в саду
поздно выхватил меч свой.
Луч  луны  в зрачках.

(...)

Всю ночь, напролет,
"циковали  ликады".
Не мог проснуться.

      * * *

КОНЕЦ  ВОСТОЧНЫХ  СНОВ

Сон в руку – Танто.
Дракон уж в сердце вник, но
Seiko зазвонил.

В семнадцати слогах, –
как лет в семнадцать, друг мой, –
дыханью тесно.

Пусть краткость – это
сестра таланта.  Мне же
Бог не сестру дал.

                ДАНТЕ

                Тот страждет высшей мукой,
                Кто радостные помнит времена
                В несчастии.
                Данте Алигьери               

Глаза орлиные укрыты от свечи.   
Ладонь просвечена постами и лучами.
В глазницах впалых ты крестил слезами
свой  рой теней,  который  заключил

в ближайшем круге, – там  где плоть молчит,
но опыт духа в тяготах изгнанья,
как скрип  зубовный  слышен под стопами.
Мы там уже:  вне  рая  мирозданья.

О, Данте! Как ты пел возлюбленной в ночи...
В анданте ты наполнил  мир  стихами
и вывел к нам  кастальские ключи.

Терцины звучно к горлу подступают,
их звуки скрещены, как те лучи свечи.
И льётся лития. Скрипит паркет. Светает.

           ОДИНОЧЕСТВО

                Не хорошо быть  человеку одному...
                Быт. 2:18

Разойтись, чтобы  –  все по уму,
сублимируя чувства постами,

научиться  как  жить одному,
согревая  друг друга   сердцами…

Так слезами своими омыть,
словно воск с обожженной фаланги,

чтоб слова, и дела, и тела –
освятить, словно йоги на Ганге.

Я не верю, что твой рубикон
перейден, как для мери и чуди.

Ведь для нас "с глаз долой..." – не закон.
Это, друг мой, придумали люди.

Пусть телесно нас бес разлучил.
Но души разорвать он не может.

Буду ждать.  А пока научи
как терпеть одиночество, Боже.

   

       МАРТОВСКИЕ  ВИДЫ

                Если не знаешь, что сказать,
                говори по-французски.
                Л. Кэрролл               

Пусть канут в Лету все твои обиды:
и критика, и лесть,  et cetera...

Так в Сену канут мартовские виды:
плевки, окурки, льдины, снежура,

бутыль клошара с шалью иль с хламидой,
двух наших апельсинов кожура…

Так, всё  –  под мост?
Давай, на сей планиде,

прощать всегда!
Я думаю, пора.

            II Из цикла  "ЭХО  В  ЛАДОНИ"

                Душа может противиться греху,
                но не может без Бога победить
                или искоренить зло.
                Преп. Макарий Великий

               

         ВОЗВРАЩЕНИЕ

                Заговори, чтоб я тебя увидел.
                Сократ               

Звонок…  звонок…   звонок…
Разбужен  этим звоном.

Или  я сплю и это только снится:
подушка  с пеплом, с  тёплым телефоном,

и  звук дождя все  длится, длится,
длится...

(...)
               
Теченье  Времени замедлилось  вокруг.
Пространство внутрь  сжалось

и в нем дрожит одной ладони  звук –
то эхо голоса и все, что с ним осталось.

Прошедшее внутри  отражено.
Под  веками уже не  уместилось.

Благодарю  Тебя! Тобой  дано
пожить вне Времени...

Благодарю за милость !

                ИЗ  ПИСЕМ  К  ТЕБЕ
               

...ты не знаешь, какая грусть,
быть вдали от тебя, сейчас.

Ты не знаешь, как стыдно
быть просто «нормально»  здоровым

и при этом рассказывать о себе.
Что я мог рассказать?

Мог лишь слушать,
лишь слушать  твой голос...

Каждый звук его кутался
в отзвуки дальнего эха

разговоров чужих,
в треск и шорох разрядов эфира...

Это  – кровь, твоя кровь
в них толкалась там пульсом неровным.

Она билась  навстречу мне,
по  проводам наших вен,

в хромосомы
всех родственных клеток…

(...)               

В ржавой будке в ночи,
словно в рубке бессонный  маркони,

через всю эту изморозь,–
в белую снежную завязь,

в иней трубки я слал тебе
пар от живого дыханья.

(...)

...твоя чёрная лента
лежит предо мной на столе.

В круге лампы – конверт,
и вот этот листочек бумаги.

Если б только я мог! –
целовать твои плечи и руки...

Если б только я мог! –
склониться к открытым губам...

                ЗВЁЗДНАЯ  ПЫЛЬ

                ...ибо прах ты, и в землю отыдеши.
                Быт. 3:19               

Время зимних штормов, и снегов, и дождей, и  туманов.
И следов, уходящих в набухший прибрежный песок.         
      
Лишь закроешь  глаза над письмом из живого романа,
Время, громче прибоя, колотит в ладонь и висок.      
         
И сквозь шорох, сквозь шёпот, сквозь шелест дождя затяжного
тихий  голос, витавший, как бабочка в том дежа вю,
               
откликается эхом: очнувшись, я чувствую снова
твой уход в этот сон...

Но теперь этот сон  наяву.
            

           МОРЕ  ВОЛНУЕТСЯ

                Значит – в «Море волнуется»? В повесть,
                Завивающуюся жгутом,
                Где вступают в черед, не готовясь?
                Значит – в жизнь? Значит – в повесть о том,
                Как нечаян конец?
                Б. Пастернак
            
Все следы  ведут  в «Море волнуется»,
в нашу общую длинную повесть,

завивающуюся жгутом, –
от зачатья до смерти,  готовясь

в храм, – иль прям на погост,  чтоб  потом,
проясняя сознанье  на совесть, –

обрести, наконец,  Вечный   Дом...

Друг мой, знаешь, Творец звёздной бури
воплотил нас не для озорства, –
         
чтобы Кришна,  факир волоокий,
приходил в свой  акриловый  рай

и свирелью  вводил  в чакры гопи
Кундалини  ванильный банзай...
      
(...)

Бог пришел,  чтоб  природа-порода,
как в купелях простая вода,

освятилась у смертного сброда.

Даже  если  всех  ёлок звезда –
пентаграмма  на лбах и утробах!

Все равно! Вся  Святая Вода
здесь досталась крещёным народам...

Водолей!  Мы – Его!
Навсегда.

           РОЖДЕСТВЕНСКИЙ  ДАР  ХРИСТА

                Бог стал человеком,
                чтобы человек стал богом.      
                Св. Афанасий Великий            
               
– Две ладони, мой друг, –  только пепел от звёздного света.
Миллионы парсеков, веков ... Кто раздул в этом пепле огонь?

Кто тут держит его в этой плоти, дыханьем согретой?
Дай, согреть мне  в ладонях твою ледяную ладонь…            
 
Жизнь не знает конца... Эхо – все её шумы и звуки...
И тамтам, и хорал замирают: умирает родной  человек.
            
Выбор альфы  любви – это выбор омеги разлуки.
Пыль кружится веками...  и ложится на мраморе век.
               
Бледный, впалый висок...  Может жилка его голубая,
биться квантовым пульсом с далекой звездой в унисон?            
 
Караваны минут  тут в Историю мы снаряжаем.
Дар Волхвов это то, с чем придём ко Творцу на поклон.   
         
Тучи звезд по ночам. Днём  свет Солнца и пыльные бури.
Им там Кормчей Звездой послужила  Звезда  Рождества.

Бог Волхвов вразумил. Ну, а  ироды каинских фурий
до сих пор правят  миром, мой друг...

В этом – Каббала их старшинства.
Тут рептилии вписаны в Круг.

                ЛЕТАРГИЯ  ИЛИ  ЛИТУРГИЯ?

                Жизнь не в том, чтобы жить,
                а в том чтобы чувствовать, что живешь.
                В.О. Ключевский

– Может быть, твоя память все так же не ищет покоя...
В брызгах кремневых слёз остывает на илистом дне   
         
промелькнувшей  звездой, за смертельным, но ласковым зноем,
потеряла следы наши там,  в летаргическом, призрачном сне…      
      
В параллельных мирах мы с тобой, в календарном круженье.
Но круженье  – не цель! Цель, родная, – крещенье его..   
         
Литургический сон – только образ былого сравненья.
Сколько раз  ты бежала?.. От среды, от меня, от Него.

Я прошу: отзовись!  Шевельни мне  в ладонях – ладонью.
Дай мне знать, что ты слышишь, о чем я тебе говорю.

Поскорее очнись!  Всей моей перелитою  кровью
отзовись и проснись! Не сдавай нас вдвоём февралю...

                БЕЛЫЙ  КАМЕНЬ

                дам ему белый камень и на камне написанное новое имя,
                которого никто не знает, кроме того, кто получает
                Откр 3:13               

Тает тихое эхо в пространстве столетья былого...
Уплывает с туманом в провалы тех призрачных скал,

где песок и трава скрыли  контуры тела земного...
где  мой локоть  свой след на горячем песке оставлял.            
 
Те же волны, мой друг, тот же Хронос зовёт нас на бал.
Хор, послушный их ритму, как прежде, не знает покоя.   
         
Время камни собрать: те, что в море, упавшей звездою,
двух взаимных желаний посеяли бурю и шквал.
            
Эти чёрные волны тяжёлой солёной водою
надвигаются валом, как в тягостном, тягостном сне.   
         
Словно росчерк звезды проступает в откатах порою:
Белый Камень – тобою – волна обнажает на дне.   
            
Белый камень  в игре: помнишь детских ладоней касанье?
До предчувствия Бога, до всех отошедших богов.      
      
Кто его затаил, тот в душе затаил обожанье,
как в руке  этот слиток последних февральских снегов.

           ТЁМНАЯ  АЛЛЕЯ  ВОДОЛЕЯ

                Он есть камень, пренебрежённый  вами...
                и нет ни в ком ином спасения...
                Дн.4:11               

Не руда серебра. Горсть колючего  белого фирна.
Меру Времени – в капли свои перелей, Водолей.   
         
Раздвигается шире туманная лёгкая ширма...
Лапы сосен над морем колышут Театр Теней.

Эти скалы на сцене расставлены мощной рукою.
Понт Эвксинский вздыхает: и вал набегает на вал…
               
Толпы волн по-актёрски покорны тем скалам в конвое,
и две трети не рвутся пробиться в тот мраморный зал.
            
Сквозь туман Водолей, на корявые сосны прищурясь,
видит, как по их иглам беззвучно стекает февраль –   
         
вниз, на чернь серебра, где вчерашняя снежная буря
разбросала расцветший до времени дикий миндаль.      
      
В феврале тут весна. Только в кои-то грозные веки
из щетины морщин этих гор прорастёт "борода".         
      
Верх горы  в ночь седеет... и старые местные греки,
головами качая, пророчат друг другу:  "Бора"…      
      
Через день или два снег кружится  над чёрной водою.
Днём никто за постой и копейки им больше не даст.      
      
Как за царскую власть, что когда-то, такой же весною,
башлыки и бушлаты впечатала в грязь или в наст…
            
Как тогда, все аллеи пустеют под залпами смертного  боя.
В колоннаду ротонд  канонадой прибоя – вода.      
         
Зверь Борей кроет градом по крышам, по  плоти в реликтовой хвое...
и качая повешенных, воет – в аксельбантах  на всех проводах.
               
Мрак – в окладах пустых. Окна  в чёрных иконных киотах.
Звёздный бисер –  вновь жемчуг, рассыпанный в каждом дворе.

Водородной зимой  Водолея, считай овдовевшего  Лота,
Белый Камень под солью  застынет в её кожуре...

(...)

                ЭХО  СМЕХА

                Понять направление, в каком вещь
                уже движется сама по себе –
                значит, увидеть ее смысл.
                Мартин Хайдеггер
               
Вся дорога усыпана хвоей. В октябре – свежей, палой листвою...
Привела нас в разрушенный временем мраморный зал.      
      
Эхо смеха хранило нам тех, кто вечерней  порою,
проходил в своих масках, на призрачный бал-карнавал…         
      
По ступеням с проросшей сквозь хвою зелёной травою,
прикасаясь к перилам, ведущим к обрыву в тот зал,         
   
ты спускалась за мною в магический  рокот прибоя.
С ним над морем, на хвое, – крик чаек до нас долетал…
               
Это эхо конца  христианского тысячелетья –
эхо лета на лоне руин, средь реликтовых сосен и скал…               

Там мгновенья бежали,  как будто все двадцать столетий
Время билось, как волны, чтоб ропот людской  замолкал ...

                ОРФИЧЕСКИЙ  СОН

– Остаётся вот это: лишь отзвук от склепов былого.
Он, как соль и туман, оседает в расщелинах скал.   
            
Дым тимьяна с  полынью и с пылью дыханья морского
мне глазницы не выел,  хоть в горле давно оседал.   
         
Снова солнце сквозь волосы бьёт: вижу дымку сквозь рыжую  хвою...
В пепле космы шамана и пальцы с кривым чубуком.   

Он сопит и дымит, и шипит, и кружится, и воет.
Отплясав, обернулся: свернулся сибирским котом.
            
Спит, моргает от дыма и дышит, как дымчатый пепел.
Ни ладонью, ни лапой  не тронь его – так он похож.   
         
Сквозь усы шепелявит... Безумно спокоен и светел.
Только дунь в него ветер – и огненный  петел хорош.   
               
...Возвращение в тело: уснувшая плоть –  только бремя.
Локоть, ухо,  запястье... как  в чертополохе – ладонь.      
         
Выходя, оглянулся на сон: в нем ко мне возвратилось то время.
В нем я вижу тебя, "Раздувающей Утром Огонь"...

     ИЗ  ПРАХА  И  ПЕПЛА

– Каждый миг,   не сгорая,  горит.
Мир в дыму иль в прибрежном тумане...

Пей ли, пой ли,  но сердце болит...
Время лапою в патлах шаманить...

Лишь когда ты со мной,  как Лилит,
миг танцует, пылая  дотла.

За тобой  моя память летит,
словно феникс...

В ладони  –  зола...

                ЭХО  В  ЛАДОНИ

                Peccavimus; but rave not thus!
                and let a Sabbath song
                Go up to God so solemnly
                the dead may feel no wrong!
               
                E.A. Poe
               
– Помнишь, друг мой, о ласковом времени теплого плена?
Обо всем, что творила над нами морская гроза?

Как там ждали дождя кипарисы и лавры с вербеной,
сосны, вишни, оливы, миндаль и сухая лоза…
            
Приближаясь  вплотную, глотали, как волны, волненье...
Задыхались на дне одичалых цветущих садов…
            
Стук сердец в унисон – камертон для совместного пенья,
а наклон головы  – продолжение пенья без слов…

Помнишь шорох валов? Помнишь, заговор их полусонный
ворожил о забвенье в  волнениях нашей игры?   
            
Век за веком проходит, как  волны, под гомон придонный...
Так в закрытых глазницах творятся иные миры.      
         
Только если закроешь глаза, то, быть может, уснешь и увидишь
то пространство над волнами прошлого времени, где   
         
есть все то, что ты любишь и что до сих пор ненавидишь...
и все то, что в душе ты хранишь навсегда и везде.   
            
Слышишь вечный ноктюрн, под который когда-то качались
в танце звёзд, отражённых на чёрной понтийской воде?   
         
В галактическом свитке – спираль изумрудной скрижали.
Твой ноктюрн: "Nevermore". Мой рефрен: "Навсегда и Везде"…      
      
Наше пение – в центре Большого Волшебного Круга.
В нем овал черной бухты зеркально огни отражал.               

Пряди мокрых волос, подбородок, глазницы и губы
надвигались под шепот...  но вид их грозу предвещал.
            
Так, на круги своя, возвращалась к нам  буря – не ветер…
Эхо памяти все ещё бьётся в висок в унисон.   
         
Перед самым концом, затихая,  по-прежнему светит
то, что было с тобой... Значит это – не призрачный сон.   
         
Вспомним этот ноктюрн: это тихое пение – эхо...
Это эхо в ладони: я только добавил слова...      
 
Ты живёшь... ты жива... Ты жива там где плачем и смехом,
перед тем как он слышен,  полна  и  моя голова...

                ЛЮБОВЬ

                Бог есть любовь, и пребывающий в любви
                пребывает в Боге, и Бог в нем .
                1Ин. 4:16.               

Всюду –  Жизнь… Дух – в материи.  Дух – в  мирозданье.
Сколько звёзд отпылало, а свет их летит и летит…   
            
Фотовспышки мгновений влетают, как искры, в сознанье,
когда кровь остывает, но сердце  ещё не молчит.      
      
Вечной жизни ты ждёшь... или только могильного крова?
В миллиардах парсеков свой путь для тебя завершал   
         
пепел звёзд – колобок твоей плоти и родственной крови...
И его воскресенье  Господь для тебя предвещал.   
               
А пока во плоти – в миражах, а не в Отчих веленьях.
Все видения сложены в общий семейный альбом.   
         
Остывает Вселенная. Все остывает в движенье.
Но не остынет Любовь Его...

Ибо Любовь – это Он.

                *   *   *

                III

              СОЛНЦЕ  ЛЮБВИ

               

                Смерть и время царят на земле.
                Ты владыками их не зови.
                Все, кружась исчезает во мгле.
                Неподвижно лишь Солнце любви.
                В. Соловьёв

        (Из цикла "ПРОБУЖДЕНИЕ")

               

                Был Свет истинный, Который просвещает
                всякого человека, приходящего в мир.
                В мире был, и мир чрез Него начал быть,
                и мир Его не познал. В Нем была жизнь,
                и жизнь была свет человеков.
                И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.
                Ин.1:9,10,4,5

            ИМЯ  ТВОЕ

Вновь, как прежде, когда-то давно,
вспомнил колокол  Имя Одно.

Над  туманным заливом  Оно
снова  медленно,  медленно плыло –

далеко... далеко... далеко...

                МОЛИТВА

Авва Отче, прости нас!..  Мы  дети на этой планете.
Ищем счастья в познанье, среди вековых миражей...

Погружаемся в мир – в календарные мелкие сети,
забываем про смерть в суете наших призрачных дней.

Триединый в Любви – не аватар, не гуру-оракул.
Бог живых, а не мёртвых, как Сын Твой давно показал.

Смертность твари – Твой враг.  Он по мёртвому Лазарю плакал.
Его трупу  восстать – из могилы  сырой приказал.

Боже,  воля Твоя!  Против смерти – любовью дерзанье!
Лишь в бессмертной Любви всё творенье звучит в унисон.

Только древо Креста – Древо Жизни и  Древо Познанья:
Без Тебя все "познание" –  временный квантовый сон.
               
Эхо этого лета возникло до всех этих звуков.
Состраданье возникло до всех этих горестных слов.

Жизнь – синоним Любви в искушениях  долгой  разлукой.
Смерть – хожденье по мукам, над  пропастью грозных валов.
               
Дай нам веры зерно!..               

Ты все жалобы, Господи, слышишь.
Не горе приказать – сердце  спящее двинуть горе…

Боже,  вечную Жизнь Ты, с любовью, нам даруешь  свыше.
Что нам знанье о звёздах, о времени  и о судьбе?

Дар любви освяти в нас! О Господи, я  поневоле
вижу то, что прошло, но не смыла морская волна.

Кровь, пока солона,  бьётся волнами в жилах, до боли:
неужели  уже –  никогда, никогда, никогда...               

Я - о ней (...)

И о тех, чьи слова были зельем, вином или манной:
их глаза уж давно – лишь цветы из могильного рва.

Упокой со святыми: Бориса, Марину  и Анну,
Михаила  и Осипа, Эдгара, Райнера, Льва (...)
               
Миллиарды  глазниц здесь столетьями  взора не вперят
в землю, в море иль  выше – в небесную, звёздную твердь.

Мы не стали богами.  Мы – грешные люди и звери.
Без Тебя тут никто не сильнее, чем общая смерть...
               
Отче, в руки Твои провожаем  с надеждой друг друга.
За ограду с крестом, за могильный сосновый порог.

Здесь душа покидает капкан календарного круга.
У Тебя – Белый  Камень и вечнозелёный  венок.

ГОСПОДИ,  БОЖЕ!..

Господи, Боже!.. Не знаю,
что мне еще сказать.

Жизнь, тут, в итоге, –  больная
жена, сестра или мать.

Господи! Что остается
в конце земного пути?

Пока еще сердце бьется —
тихо шептать:  "Прости...".

СКРИП  И  СКРЕЖЕТ  ЗУБОВ

Скрип и скрежет зубов кабестана:
"Забери нас к Себе...  забери...".

С ревуном по утрам из тумана:
Забери нас к Себе… забери...".

РЕАНИМАЦИЯ,  А  НЕ  РЕИНКАРНАЦИЯ

Заплати мне хоть стоном за руку:
я сжимаю её до костей.

Ни обола Харону, ни – звука,
вылетая из клетки своей...

Обожжённое сердце под током
бьется раненной птицей в груди.

Возроди его в чистом потоке!
Белый голубь в крещенском истоке

ожидает тебя впереди...

(...)

     ПЕРВЫЙ  МИГ

Боже!..
Мне страшно поверить!
Поверить своим глазам.

Миг –
бесконечностью мерит
сердце, по этим слогам.

Пальцы
и веки, и губы...
слёзы на  впалых щеках,

лоб и виски... снова – губы.
Бог мой!  Ты дал это чудо!
Руки мои слишком грубы:

Жизнь  её – на руках...

(...)

     БЛАГОДАРЮ ТЕБЯ!

Господи!..

Имя  Твое
в памяти нашей бесценно!

Дни  летаргии  её –
выбор ухода со сцены.

Вижу,  как ясно, сквозь веки,
Светом  озарена.

Призраки Лхасы и Мекки –
тени  прошедшего сна...

(...)

ПРИГЛАШЕНИЕ  В  ПОТЕРЯННЫЙ  РАЙ

                Настоящий рай  –  потерянный рай.
                М. Пруст

Приглашение в Рай не на тризне,
на поминках Запретного Древа...

Мы не рвались к плодам Древа  Жизни
и не помнили матери Евы.

В генах падшей Природы   – наследство:
всех погостов вороний  грай…

Жизнь с Крещеньем  –  в слезах омовенье.
Возвращенье в потерянный Рай.

(...)

               КРЕЩЕНИЕ
               
                Уверяю тебя, – ответил Иисус,
                кто не родится от воды и Духа,
                тот не сможет войти в Царство Божие.
                (Ин.3:5)

Так мы пришли к Тебе вдвоём.
Забыв про участь одиночек...

Дни догорают  за мостом.
Трамвай выталкивает к ночи,

среди цепей, – в морозный дым
дыханья, с присвистом проклятья:

"Ты будешь трижды уязвим,
когда раздвинет мост объятья"…

Позёмка,  как  Лаокоон,
сжимает горло,  рёбра  клеток.

Предсмертный саван – Рубикон...
Беззвучно снег слетает с веток.

Мост на  Некрополь –  на погост.
На нём, до боли,  стало ясно,

что  Смерть узнали наперёд,
как осуждённые негласно...

Но  выбор – есть! И с ним в черёд –
залп всех созвездий по дороге!..

Пусть Водолей – Водоворот.
Младенец – в сердце!

Сердце – в Боге.

(...)

       ЗЕМНОЕ  СЧАСТЬЕ
               
                Кто переносит болезнь
                с терпением и благодарением,
                тому вменяется она вместо подвига
                или даже более.
                Преп. Серафим Саровский

– Все ищут "щастья". Это ли   не факт?
Зачем тогда о прошлом бить тревогу?

– Земное счастье может быть без Бога.
Но Бог нам дарит – вечное, как акт
любви к Нему... И ко врагам,  в итоге...

– Та жизнь – вне  Времени...
А здесь мы не смогли
не то чтобы врагам –
родным их зла не вспомнить...

– Не так-то просто Заповедь Любви
по первому желанию  исполнить…

Земная страсть, сближая до конца,
со временем  мелеет... и мы губим
свой страх потери милого лица
и  Божий страх, что мы  Его не любим...

А Заповеди  –  в тесноте Поста.
Тернистый Путь – не наш большак, дорога,
где вечный поиск Бога без Креста
есть вечный поиск Счастья...

Но – без Бога.

           ВЕЛИКИЙ  ПОСТ

                Бодрствуйте и молитесь,
                чтобы не впасть в искушение:
                дух бодр, плоть же немощна.
                Мф 26:41

Душа моя, что нам с тобой осталось,
вне суеты сует – весь день-деньской?..

Пост, покаяние; от долгих служб усталость;
уютный и молитвенный  покой?..

Быть сытым и ни в чем  не виноватым
труднее  нам, чем нищим чернецам.

Уже давно, на пиршестве  богатом,
был грозно,  не для красного словца,

глас  величайшего из всех мужей в пустыне:
“секира при корнях уже лежит”...

А ты, душа,  в мечтаниях поныне,
скитаешься всю жизнь, как Вечный Жид,

и копишь образы, как серебро и злато,
как память чьих-то подлинных удач.

Полна  гостей ума твоя палата;
беда, что ты стал тёпел – не горяч.

...Великий Пост. Очнись,  душа, чтоб свыше,
в час испытанья – тягостный, немой,

не дал тебе Господь сквозь сон услышать:
"И ты не мог  пободрствовать со Мной?"...

        НЕВИДИМАЯ  БРАНЬ

                Наша брань не против плоти и крови,
                но против...  мироправителей тьмы века сего,               
                против духов злобы поднебесных.
                (Еф.6:12).

Мы созваны для страшной брачной тризны.
Для добровольного несения креста.

Для воскресения, спасения и Жизни
вкушаем Евхаристию Христа.

Так прирастаем  мы,  убогие калеки,
к Лозе Его, божественно живой.

Хотя мы здесь, все грешны человеки,
проигрываем свой духовный бой...

Но в каждом сердце – поле нашей Битвы.
И каяться нам нужно вновь и вновь:

не охладела бы в груди у нас молитва,
не оскудела бы и в мире сем Любовь.

И в этом  суть: всегда любить друг друга.
Любить врагов, как это делал Он.

А ненависть – к своим грехам-недугам.
Борьба со злом – внутри...

В себе самом.

        НЕЗЕМНОЕ  СЧАСТЬЕ

                Дитя, бойся Бога и, кроме Него,
                не бойся ничего другого.
                Св. Иоанн Златоуст

"Простой ответ на длинный Google: ′Счастье′?"

Любовь и творчество, я думаю, мой свет.
Важней – свободы, денег, славы, власти,

здоровья, дружбы, секса, сигарет,
вина познания и всякой прочей страсти...

Но есть, мой друг,  мудрёнее ответ.

Порой он сильно действует на нервы
кому-то,  кто в "кармическом кругу"

застрял в борьбе за доллар или евро
и свято  верит  в деньги, в их пургу...

Никто не купит блеск  "Счастливых Капель"
в грибном дожде из давних детских лет...

Есть в жизни  Бог.  Бессмертие – в Агапе...
Причастия святой, Нетварный Свет.

Он – Дар  на вырост, за такую малость! –
открыть глаза: к Нему настроить слух...

Простить врагов, испытывая жалость,
любовь и благородный, кроткий дух...

Так, под  дождём, доверчиво, как дети,
идём к Нему, а не в рабы к Врагу.

Растём в Него – в Его Нетварном Свете!
Вот это – Счастье в замкнутом кругу...

  СОЛНЦЕ  В  ВОДОЛЕЕ

                Держи ум твой во аде
                и не отчаивайся.
                Преп. Силуан Афонский

Над скованной торосами  Невой,
где подо льдом  вода

течёт, ещё  живая, –
до края, с палевой,

чуть дымчатой каймой,
открылась чаша неба. Голубая...
               
О Господи! Дай нам,
колен не преклоняя

пред злобой дня
и звёздной пустотой,

хранить свой  ум  в аду –
ни в чем  не порывая,

с Твоею светлой,
чистой Красотой.

...Окно мансарды молча покидает,
луч Солнца, взятый тучей под конвой...

Но в Храм он,
как в чернильницу, макает

перо Жар-птицы –
отблеск  золотой.

       + + +







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 18.11.2021г. СЕРГЕЙ ТЕБЕРДИН
Свидетельство о публикации: izba-2021-3197456

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная
















1