Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Старый колодец


 
Так что же это было? Оправившись от потрясения, пошла на прием к психологу. Опытный специалист, он сумел объяснить, что произошло со мной. Впервые в жизни я услышала о ложных воспоминаниях. Оказывается, есть такое понятие. Человек может помнить то, чего никогда с ним не происходило. Вот так, все сложно, запутанно, но объяснимо! Теперь думаю: неужели мое прошлое, сохранившееся в глубинах памяти, не более чем кладовая искаженных представлений о мире и о себе? Иллюзорных представлений. Стоит разобраться.

                                                                                                                            Вина

Следует начать с вины. Сколько себя помню, это чувство всегда нестерпимым жаром опаляло душу. Вина научила меня нелюбви. Невозможность соответствовать ожиданиям родных людей только раздувала тревожную неприязнь к себе, умножала страдания. Мне казалась логичным, что я – нелюбимая дочь в семье, гадкий утенок в детских компаниях. Всегда непонятая и чужая. Или мне так казалось? Я думала о себе как об отверженной, на самом же деле, вероятно, бездумно и прямолинейно отвергала всех тех, кто был в той или иной степени расположен ко мне.

С чего все началось? С раннего детства. Помню его смутно. Из рассказов мамы и бабушки знаю, что отец ушел из семьи, когда мне едва исполнилось два года. Мама всегда говорила, что он не хотел ребенка. Студенческая семья, – какие дети! И ей было безумно тяжело воспитывать дочь одной без мужа. Хотя, постойте.… А бабушка? Разве она ей не помогала? Помогала и даже взяла большую часть забот на себя. Помню, в детстве мне до слез было жалко маму. Ведь ей пришлось столько страдать! Беспокойный младенец, отнимающий силу и время, а у нее разбитая личная жизнь и с трудом дающаяся учеба.
– Несчастье ты мое! – глядя на меня, любила повторять мама.
– Сама хотела это несчастье, теперь терпи, – отвечала ей бабушка.

Я, которая до шести месяцев никому не давала спать своим криком, была несчастьем не только для мамы, для всей семьи! Помнить, естественно, это не могу, но, думаю, что в результате рассказов родственников о трудностях с беспокойным ребенком и появилось мое чувство вины. Я считала себя главной причиной семейных бед: заброшенная учеба мамы, вечная ругань бабушки с дедушкой из-за меня. И до сих пор, даже став взрослой, не могу отделаться от гадкого чувства вины. Оно липкое и въедливое, как грязь.

Отец… Он никогда меня не любил. Пока я не стала совершеннолетней, только пару раз видела его. Бог ему судья. У него другая семья и он, по всей видимости, там счастлив.

                                                                                                                                   Дядя Гриша

Когда мне шел шестой год, в нашей семье появился новый человек. Дядя Гриша, Григорий Васильевич. Он был единственным, кто по-человечески ко мне относился. По крайней мере на игрушки денег не жалел и в отличие от матери часто гладил меня по голове.
– Хорошая девочка, красивенькая, глазки большие, голубенькие, как небушко, – говорил ласково и сажал к себе на колени.
Мама сердилась. Я тогда не понимала – почему? Сейчас думаю: она видела во мне подрастающую соперницу. Смешно? Наверное, да. Или ей просто самой хотелось стать маленькой девочкой, которую кто-нибудь посадил бы к себе на колени и утешил, погладив по голове? Возможно, тут было нечто другое, чего я в силу возраста не понимала, а она инстинктивно чувствовала и пыталась предотвратить? Не знаю. И не узнаю никогда.

Однажды я услышала, как мама и дядя Гриша ругаются. Подслушала и решила: конечно же, из-за меня!
– Почему ты все время шпыняешь ее, словно дочка тебе не родная?– говорил дядя Гриша.
Мама истерично рыдала, ее протяжные всхлипы больно ранили, словно молотком разбивали хрупкую детскую душу.
– Что прикажешь мне делать, если она постоянно грубит, врет и все делает наперекор!
– Пойми, Катя, Лера – ребенок! Нельзя с ней так.
– Это не дает ей право так ко мне относиться!
– Почему же со мной она ведет себя по-другому?
– Потому что авторитет твой дутый куплен игрушками!

Так я узнала новое для себя слово. Оказалось, что дядя Гриша вовсе не был добр ко мне. Он покупал авторитет. Как это, я плохо себе представляла. Скорее чувствовала что-то ужасное. Злой Авторитет, щелкая вставными зубами, похожими на те, что клал дедушка в стакан перед сном, стал являться во сне, он охотился за старым игрушечным зайцем с оторванной лапой. Этим зайцем была я.

                                                                                                                                        Сестра

У меня появилась сестра, маленькое и крикливое создание, похожее на лягушонка. Как же я возненавидела ее с тех самых минут, как только мама с кружевным кульком на руках появилась в дверях нашего дома. Было лето, на маме надето нарядное легкое платье: голубое, с белыми ромашками, мое любимое.
– Познакомься с сестричкой, – сказала мне бабушка и подтолкнула к кроватке, в которую был положен младенец.
– Какая она противная! Зачем ты только ее родила?!
Слов этих я не помню. Много позже бабушка рассказала, когда вспоминали этот отнюдь не радостный для меня день. А мама, которая присутствовала при разговоре, добавила:
– Ты самая настоящая эгоистка. Не может все внимание быть отдано только тебе!

Как она не понимала, моя мама, что дело не в эгоизме! Если бы она хоть раз сказала, что любит меня! Но нет. Вся любовь досталась моей сестре. И за это я всей душой возненавидела ее – свою соперницу.
Мама видела во мне няньку для сестры. Бабушка с дедушкой, после того как вышли на пенсию, уехали жить в деревню и поселились в старом, доставшемся по наследству от дедушкиной сестры доме. Дядя Гриша находился в постоянных командировках. Я была в полном распоряжении мамы, которая все время хотела спать и жаловалась на постоянную усталость. При малейшей возможности она вручала мне на попечение сестру. От нее я только и слышала: «Ты старшая, должна с младшей сестрой мне помогать». И я помогала. Куда было деваться? Качала коляску, меняла подгузники, играла в дочки-матери. До сих пор ненавижу эту детскую игру. Тогда я решила, что никогда не заведу собственных детей. И, что самое печальное, став взрослой, долго не могла решиться стать матерью. Настолько глубоко сидела во мне ненависть к младенцам, которых я, всех до единого, отождествляла со своей младшей сестрой.

Ах, если бы мама хоть однажды похвалила меня за старания! Сказала, что я ей дорога, и появление ребенка в доме никак не повлияло на ее отношение ко мне. Но нет! Мама ни разу, ни единым словом не дала понять, какая я молодец. Наоборот. Она отдавала всю любовь моей сестре. С меня же только требовала послушания. И я старалась. Пыталась завоевать хоть капельку ее любви. Но она, эта любовь, делилась между сестрой и дядей Гришей. Я же по-прежнему оставалась изгоем в семье.

                                                                                                                              Старый колодец.

Как только я окончила первый класс, нас с сестрой мама отправила на лето в деревню. Дедушка сильно болел, почти не выходил из дома, и все внимание бабушки было приковано к нему. Мне опять пришлось присматривать за сестрой. А так хотелось убежать на речку! Но было нельзя. Бабушка до оторопи боялась, что одна из нас непременно утонет. Так и говорила:
– Не дай-то бог еще утонете, что я вашей матери скажу?
Это «утонете» гвоздем вошло в мое сознание. Вначале мне захотелось утонуть самой. Но я быстро передумала. Затем мне пришло в голову, что должна утонуть моя сестра. Сколько бы моих проблем это решило! В своих фантазиях я уже нарисовала, как освобождаюсь от нелюбимой сестры. Было ли мне страшно думать о подобных вещах? Скажу честно – нет! Но путь на речку для нас был закрыт…

Здесь следует рассказать о старом заброшенном колодце в углу нашего сада. Колодцем не пользовались давно, он обмелел, вода потемнела и протухла; ни у кого даже мысли не возникало почистить его и снова начать пользоваться. Так и стоял он заброшенный и никому не нужный.
Этот колодец я открыла для себя, обследуя старый яблоневый сад. Бабушка все время твердила, что следовало бы избавиться от части старых деревьев, толку от них мало, а места занимают много. Когда я спросила ее о старом колодце, она замахала руками:
– Даже не думайте к нему приближаться. Не дай бог утонете, что я вашей матери скажу?

Опять это «утонете»! Откуда у бабушки появилась мысль, что мы должны утонуть? Тайну бабушкиных страхов приоткрыл дедушка. Показывая нам с сестрой старые фото, он указал на молодого человека в военной форме.
– Это старший брат вашей мамы.
– А где он?– спросила я дедушку.
– Умер, утонул, купаясь в речке.
Так вот откуда у бабушки появился страх перед утопленниками!

С тех пор, как дедушка рассказал о трагической судьбе старшего сына, я, несмотря на запрет бабушки, стала каждый день приходить к старому колодцу, всматривалась в темную воду и фантазировала. Вот рука незнакомца, скорее всего утонувшего маминого брата, появляется из воды, он пытается меня утащить, я кричу, вырываюсь и убегаю. Феи, драконы, рыцари… какие только сказочные существа не населяли в моей фантазии этот заброшенный колодец. Но был среди них тот, кого я боялась больше всего. Он не имел облика, но силой мысли воздействовал на меня. И однажды сказал, что я самая лучшая из принцесс. Только корону мою вероломно похитила ведьма в облике младшей сестры. И если я хочу вернуть свою власть, то должна избавиться от злой ведьмы.

Несколько дней я ходила под впечатлением от собственной фантазии. В голове созревал план мести сестре за нелюбовь ко мне мамы. И я решилась.
Нет, я не помню, как все произошло. Скорее, в памяти сохранились обрывки воспоминаний, как будто кто-то разбил лобовое стекло автомобиля, и оно, треснув, рассыпалось на мелкие кусочки. Вот из этих фрагментов и состояли мои воспоминания.
Я убила свою сестру, утопила, заманив ее к старому колодцу. И постаралась забыть об этом случае, как о кошмарном сне.

                                                                                                                             Спустя годы

Я выросла, по-прежнему не зная материнской любви. Мама недолго прожила с дядей Гришей. Мучительный развод, новый брак. Снова развод. Чего она хотела от мужчин? Подчинения? Потакания бесконечным капризам? Мне по-прежнему было жалко маму. Несчастная она. Так и не сумела органично выстроить свою личную жизнь. Тиранила всех подряд. Особенно меня. Как только я повзрослела, стала считать меня своей подругой. Причем единственной подругой, других у нее не было. Все тайны, даже самые сокровенные, доверялись мне. Дочери отводилась роль благодарного слушателя. И я слушала, крепко сжав губы от осознания своей зависимости от нее. Мне хотелось гулять, встречаться с мальчиками, а я слушала бесконечные жалобы на неблагодарных мужиков, которым надо от женщин только одно. Что оставалось делать? Во мне по-прежнему жила вина за сломанную судьбу мамы. Из-за меня она не может вступить в новый брак. Кому нужна женщина с ребенком? К тому же именно я стала виновницей гибели сестры. Вина моя удесятерилась. Я старалась быть хорошей, но мама не замечала моих стараний и постоянно предъявляла претензии: и неряха я, и толстая на фоне подтянутых одноклассниц, и руки не из того места растут.
Так шли годы. Вначале медленно, потом быстрее.
Моя бабушка умерла в довольно преклонном возрасте. Нас с мамой телеграммой вызвали в деревню.
– Посмотри, что можно взять из вещей на память, документы поищи, должно быть завещание на дом, – сказала мне мама после поминок и ушла на кухню заливать водкой постигшее ее горе.

Я стала осматривать дом, в котором не была долгих семь лет. Все было чужим, незнакомым. В комоде в коробке нашла документы. Завещание, свидетельство о смерти дедушки. Стоп. Свидетельство о смерти сестры, ее медицинская карта. Откуда она здесь? Никогда не задумывалась, почему документы не хранились у нас дома, находились у бабушки. Не важно. Что в них? Причина смерти: сочетанные травмы несовместимые с жизнью, ушиб головного мозга. Умерла 27 января. Ничего не понимаю.
– Мама, когда умерла Лана?
Она подняла на меня полные безграничной тоски глаза. Такие глаза бывают у бездомных собак, когда они – то ли с надеждой, то ли с просьбой – смотрят на тебя.
– А что?
– Ничего, просто я хочу знать, когда и отчего она умерла.
Она махнула рукой, словно просила ее не тревожить.
– Какая тебе разница?
– Я хочу знать.
– Еще одна хочет знать. Гришка хотел, теперь вот ты. Да, не уберегла я Ланочку! Выскочила она на дорогу, а тут эта машина…
– Мама, но ведь всю жизнь ты винила меня в смерти сестры!
– Если бы ты в тот день не напросилась с классом в театр, этого бы не случилось.
– Мама, но почему?
Она смахнула со щеки пьяную слезу.
– Еще обвини меня, скажи, что я одна во всем виновата!
– Мама, я всю жизнь винила себя в смерти сестры. Это ты мне внушила такую мысль?
– Дура, – выдохнула она, покачала головой и отвернулась к окну.
Я так и не поняла, к кому относились ее слова.

                                                                                                                                               Послесловие

Думаю, много думаю. И понимаю, что в памяти навсегда останется старый заброшенный колодец в дальнем углу отжившего свой век яблоневого сада. Чем он является для меня? Долго искала сравнение. Нашла. Возможно, старый колодец – это моя детская боль, мои комплексы и фантазии. Погружаюсь в свое прошлое, как в темную воду, что там вижу: отсутствие отца, нелюбовь матери, жгучая, как чилийский перец, ревность к сестре, бесконечное море детских обид, выдумок, причуд и много-много еще всего. Что до сих пор тащит якорем на дно, не дает в полной мере почувствовать себя счастливой. Правду говорят: все мы родом из детства. У каждого человека, задумывается ли он об этом или нет, имеется свой старый колодец на задворках воспоминаний.
Осознав это, теперь боюсь повторить ошибки своих родителей в отношении собственных детей. Единственное желание, которое во мне живет, поехать в деревню и разрушить до основания старый колодец, засыпав оставшуюся от него яму землей. Наверное, когда-нибудь так и сделаю.

­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 56
© 18.11.2021г. Наталья Ожгихина
Свидетельство о публикации: izba-2021-3197391

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
















1