Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Весёлая керамика


­Часть 1.

Заспорили однажды Лев и Медведь, кто из них важнее. Царь зверей говорит:
- Все должны подчиняться мне, потому как я самый главный и ношу золотую корону.
Хозяин тайги ему возражает:
- А я самый сильный. Захочу, прихлопну тебя одной лапой – лишь грива останется.
Будь звери настоящие, то вцепились бы друг в друга и устроили потасовку. Но они были художественной керамикой и работали в музее экспонатами. То есть стояли в витрине, притворяясь, что не обращают внимания на посетителей.
Когда-то давным-давно эти фигурки сформовали из глины, обожгли в горне, а после покрыли глазурью. Непрочность материала делала их ужасно хрупкими и ранимыми.
По этой причине Их Величества во время ссоры обошлись без лапоприкладства, довольствуясь одними свирепыми взглядами. Но неизвестно, чем бы кончилось дело в итоге, ни окажись в музее один маленький посетитель.
Между тем Лев заливался соловьём, рассказывая, какой он важный и ценный: «Я прославил своего создателя. Я его любимое детище, я - венец творенья».
Медведь и сам уже хотел похвастаться, да вдруг заметил светловолосого стройного мальчика – и смолчал.
Говорит тогда незнакомец: «Зовут меня Данилой. Я учусь гончарному делу и хочу стать настоящим мастером. Для этого надо мне попасть в Весёлую керамику. Это такая страна, где живут лучшие умельцы и то, что создано их руками.
Пойдёмте со мной. Мир посмотрите, себя покажете. Заодно узнаете, кто из вас чего стоит, и решите свой спор».
Обрадовались Лев с Медведем, закивали. Давно они мечтали о путешествиях и о таком товарище, как Данилка.
Убрал мальчик фигурки зверей в заплечный мешок и отправился в дорогу. Дошёл до быстрой реки. У берега лодка причалена. Отвязал её Данилка и понесло течение челнок с пассажирами навстречу удивительным приключениям.
***
Однажды плыл Данилка на лодочке по синему морю и увидел впереди скалу высокую. У подножия той скалы лежат кости человеческие, а на вершине - сидит полуптица-полуженщина да поёт кому-то.
Подобрался мальчик поближе и ахнул: вот-вот катастрофа случится. На всех парах мчится на скалу корабль. А бравый капитан зачарованно песню слушает и штурвал отпустил.
Страшно стало Данилке, а что делать – не знает. Тут загремели в его рюкзаке глиняные скульптурки, он и вытащил их наружу.
- Эх, будь на моей балалайке настоящие струны, - сердится Медведь, - сыграл бы я плясовую. Кто б тогда вой этой сирены слушал?!
Лев поддакивает:
- Ага! Ревёт белугой, хоть уши затыкай. Мне вот больше нравится, когда в рог дудят или в барабаны бьют.
Говорит маленький гончар:
- Спасибо, что надоумили. Будет вам другая музыка.
Достал он из кармана глиняную свистульку - и полилась нежная трель. Замолчала женщина-птица. Видно, голос потеряла от зависти. А капитан пришёл в себя и увёл корабль от рифа.
***
В следующий раз случилась с путешественниками другая история. Попали они на остров, где правила Укротительница Драконов. С помощью своих дрессированных ящеров держала эта ведьма народ в жутком страхе.
Поначалу-то ещё находились смельчаки, выходили на бой со злыми ворогами. Но очередной Горыныч, бывало, как загудит, как затопает – затрясётся земля, повалит из чудовищной пасти пламя и останется от добра молодца лишь горстка пепла. Вот так все храбрецы и повывелись.
Пожалел Данилка людей, решил помочь им. Да вот только как?
И опять загремели в заплечном мешке Лев с Медведем. Вынул их мальчик наружу, они и говорят:
- Эх! Будь мы всамделишные, напугали бы этих ящеров. Они со страху стали бы размером с мышей и спрятались в кувшине.
Засмеялся Данилка:
- Спасибо, друзья! И повеселили, и надоумили. Я не волшебник, только подмастерье. Но уж постараюсь чудо сотворить.
Нашёл мальчик подходящий комок глины, слепил фигурный сосуд. Увидела Укротительница Драконов работу, диву далась: Змей Горыныч получился, словно живой. Стала она просить: «О, великий чародей! Отдай мне его. В ответ я исполню любое твоё желание».
Данилка, недолго думая, обменял кувшин на остров. Ведьма тут же убралась куда подальше. И своих страшных питомцев с собой прихватила.
Жители острова устроили на радостях пир горой и весёлый карнавал. Но маленький гончар не остался на праздник. Он торопился в Весёлую керамику.
***
Однажды дорога привела Данилку в дремучий лес. Долго он брёл по нему. Уже и солнце закатилось за горизонт, уже и звёзды высыпали на небо, а чащобе всё конца и края нет.
Вдруг мелькнул вдали огонёк. Прибавил запоздалый путник шагу и вышел на опушку. А там кузня стоит. Постучался Данилка в дверь кованую, вышел хмурый хозяин. Попросился мальчик к нему на ночлег. Тот пустил, да взглянул не по-доброму.
Вот проснулся гость на рассвете, хочет встать - не может: руки, ноги закованы. Осмотрелся он и заметил: кузня-то необычная. По стенам лишь кандалы, наручники да замки пудовые висят. А ещё птичьи клетки повсюду: на полу, на лавках, на полках. Сидят в этих тюрьмах зяблики, щеглы, дрозды. Нахохлились и молчат, как рыбы.
«Недоброе место», - думает Данилка.
Тут вошла жена кузнеца. Спрашивает её мальчик: за что, мол, твой муж так обошёлся со мной? Хозяйка дома и рассказала ему, как славный мастер сущим извергом стал:
- Как-то прискакали к кузнецу всадники. Велели выковать сабли острые да стрелы калёные. Сделал муж работу на совесть, а после плату попросил. Захохотал главарь, вытащил клинок из ножен, говорит: «Вот тебе полный расчёт» - и пронзил сердце богатырское.
Только не одолела смерть кузнеца. Поднатужился он из последних сил, выковал себе железный мотор и вставил в грудную клетку. Однако с тех пор словно подменили человека. Стал он точно машина бездушная, а во всех путниках мерещатся ему разбойники.
Выслушал Данилка, призадумался, а потом и говорит кузнецу: «Разомкни мне оковы на руках да подай мой мешок заплечный. Хочу тебе подарок сделать».
А в рюкзаке Лев с Медведем на тех словах сразу завозились, загремели. Кузнец вынул их наружу, рассматривает и диву даётся: «Тонкая работа! Тут не просто ремесло, искусство подлинное!»
Растаяли скульптурки от похвалы сперва-то, а потом как зарычат на Данилку:
- Уж не нас ли ты кузнецу подарить хочешь?! Мы – музейные, а не твои! Да и хозяину больше певчие птахи по душе. Сделай ему, Данилка, соловушку или жаворонка.
Взял маленький гончар глину, помял в руках - да и вылепил птицу на гнезде. От настоящей не отличить.
Понял кузнец, что Данилка никакой не разбойник, а такой же труженик, как и он сам. Освободил хозяин пленника, вывел из леса, а сам домой вернулся. Только чувствует: будто железное сердце щемит внутри, покоя ему не даёт. Вынес кузнец клетки во двор и пташек на волю выпустил.
Как взмыли пернатые в небо, забыл добрый молодец про злобу людскую. Ожило его сердце и забилось по-прежнему.
***
Полсвета обошёл маленький гончар и его друзья. Наконец добрались они до тридесятого царства-государства, где жила сказочной красоты принцесса. Король с королевой так любили свою дочь, что выполняли все её прихоти. Даже самые глупые. Оттого выросла она капризной и своенравной.
Слух о её вздорном характере разлетелся по всему миру. Донёсся он и до одного чёрного мага. Тот даже руки потёр от удовольствия. Именно такая вредная особа и годилась ему в жёны.
Не откладывая дела в долгий ящик, злодей похитил девушку из дворца и спрятал её в своём неприступном замке. Однако отважные рыцари всё равно добирались-таки туда, надеясь спасти прекрасную пленницу.
Надоело колдуну держать оборону, взял он и превратил принцессу в белую кошечку. Сам же обернулся цветочной феей.
С тех пор заколдованная красавица сутками просиживала у окна, ожидая чудесного избавления. Но никто не спешил вызволять из заточения пушистую кошку с грустными изумрудными глазами. Тогда пленница догадалась нацарапать коготком записку о своей беде и бросила эти скрижали в форточку. Поднялся сильный ветер, подхватил письмо и унёс его за горы высокие, за долы широкие.
В ту пору Данилка был уже рядом с Весёлой керамикой. Вдруг видит: лежит на обочине записка какая-то. Поднял её Данилка и прочитал послание принцессы-кошки. Не раздумывая, свернул маленький гончар с пути, чтобы помочь невольнице колдуна. А тот, как только Данилка подошёл к башне, сразу его заприметил. «Какая лёгкая победа ждёт меня, - обрадовался колдун. – Это не рыцарь могучий, а юноша-подросток. Дунь на него - он и улетит за тридевять земель».
А вот спутники Данилки, Лев и Медведь, напугали чародея чуть не до смерти. Ведь он был в образе феи и по-женски побаивался хищных зверей. Когда же оборотень понял, что это всего лишь глиняные поделки, то в гневе бросил незваных гостей в подземелье.
Упал Данилка духом. «Ну, всё, - решил он, - никогда мне отсюда не выбраться».
Полез мальчик в карман за свистулькой, чтобы весёлым наигрышем тоску развеять, и вдруг нащупал там какую-то вещицу. «Да это кувшинчик-шептун!» – обрадовался он. Есть у гончаров поверье, что этот предмет может исполнить любое желание. Но только одно-единственное и самое заветное.
Наклонился мальчик к горлышку крошечного глиняного сосуда и что-то тихо произнёс. Тотчас дверь темницы распахнулась, а колдун провалился сквозь землю. Злые чары рассеялись, и белоснежная кошка вновь стала принцессой. Она подарила Данилке королевскую карету. В этом роскошном сверхскоростном экипаже маленький гончар с друзьями отправился в Весёлую керамику.

Часть 2.

Пока друзья в пути, есть у нас немного времени, чтобы рассказать о чудесном месте, куда так спешат Данилка, Лев и Медведь.
Сразу скажу: искать Весёлую керамику на карте – дело хлопотное. Уж очень велика она. Да к тому же разбросана по всему свету. Везде, где есть залежи подходящей глины, изготавливают из этого материала домашнюю утварь. А ещё - игрушки-свистульки. Вот они-то и дали название волшебной стране гончаров.
Больше всех поделками для забавы знамениты Дымково, Каргополь и Филимоново. За свою приметность. Керамику этих мест сразу отличишь по почерку. Такой он узнаваемый. А узнаваемый от того, что шлифовался временем да передавался из поколения в поколение.
Колесо истории в Весёлой керамике – гончарный круг. Разгонит его мастер до нужной скорости, начнёт из податливой глины сосуд вытягивать – и побежало время. И рождается под руками творца новая вселенная. Потом дело завершат огонь, вода и воздух. Недаром гончарное искусство окутано мифами и преданиями. Есть в нём что-то магическое. А тайны всегда приманчивы. Вот и Данилка с друзьями пришёл в Весёлую керамику, чтобы разгадать её секреты.
***
Путешествие наших знакомцев началось на Тульской земле, в деревне Филимоново.
Издавна мужчины здесь занимались гончарством, а женщины лепили из остатков глины игрушки. Поделки изображали барынь, всадников, зверушек. Кстати, фигурки домашних и диких животных служили ещё и оберегами. Например, олень обеспечивал счастливый брак, свинья с поросятами - достаток, а медведь - могущество и силу.
Филимоновскую работу узнаешь по удлинённым пропорциям и ядовитой окраске. Цвета – яркие, кричащие: жёлтый, красный, зелёный. Как на светофоре. Отвезут горшечники изготовленную посуду на базар, а рядом с ней свистульки выложат. Мимо такого товара не пройти. Он будто сигналит: «Внимание! Остановись!». А отдаст покупатель деньги за игрушку, путь открыт: «Иди с миром! Доброй тебе дороги!».
И не жаль человеку потраченных грошей. Свистулька-то вроде бы безделица, но то-то дети обрадуются подарку.
Есть в промысле свой сказочный пращур – дед Филимон, хранитель гончарного очага. Старичок похож на филина. Сидит неподвижно, лишь голову изредка туда-сюда поворачивает. Взгляд у него пронзительный. Это скорее леший или домовой, чем человек. Зато на все руки умелец, не зря же земляк Левши. И блоху подкуёт, и аглицкое ружьё усовершенствует, а уж игрушку сделать – так и вовсе без разговора.
Соберётся Филимон чай пить, сделает это не впопыхах, не в суете – основательно. Стол зелёной бархатной скатертью накроет. В центре поставит пузатый самовар. Он всей посуде царь-государь. А в чайнике уже заваривается травяной напиток. Вокруг самовара – угощение. На блюдце лимон желтеет, в вазочке рдеет малина. И тульский печатный пряник на месте. Куда же без него!
***
Клубы пара из заварочного чайника деда Филимона окутали гостей и унесли их в Дымковскую слободу. Находится она на окраине старинного города Вятка. Со времён царя Ивана III люди занимались здесь гончарством. А игрушки делали обычно в конце зимы, к языческому празднику в честь бога солнца Ярилы. Это по одной легенде так считается. Но имеется и другая. Если верить ей, то свистульки изготавливали ко дню памяти погибших в 1418 году дружинников из Вятки и Устюга. Соседи приняли друг друга в темноте за татар и устроили побоище. Мрачный повод скоро забылся, а торжество стало ежегодной весёлой ярмаркой. С плясками и свистом.
Дымковскую игрушку делают из местной красной глины, смешанной с речным песком. Расписывают её самым простым орнаментом: точки, круги, клетки, полосы. Подобные узоры даже ребёнок сумеет нарисовать. Дети и разукрашивали.
Традиционный дымковский колорит – праздничный, радостный. Кажется, уральские самоцветы отдали игрушкам свою драгоценную радугу. Изумрудный, сапфировый, рубиновый, золотой… Настоящая сокровищница.
Есть в местном промысле свои любимые образы. Например, индюк. Товарищам Данилки – Льву и Медведю он очень приглянулся.
Хвост у индюка веером, крылья нарядные. На голове – красный гребешок. Бородка в тон, но она ещё и золотой росой усыпана.
«Какая важная птица! – удивляется Медведь. – Сразу ясно, кто птичьего двора - хозяин».
- Кар-р! - возмутилась непонятно откуда взявшаяся Ворона.
Она начала сердито расхаживать по дубовому суку прямо над головой Данилки, который стоял в тенёчке под раскидистым деревом.
- Если поминать пернатых, то начинать надо с меня! Я родня Вещего Ворона. А он хоть и чёрен, но так умён, словно у него несколько голов.
- Га-га-га, - загоготали гуси. – Нам индюк не указ! У нас свой вожак имеется.
Утки тоже клювы раскрыли. И такой тут начался птичий переполох, что Данилка с друзьями поспешил перебраться в место поспокойнее. Одним словом, в Каргополь, на берега реки Онеги – в Архангельскую область.
***
Климат в Поморье суровый. Медведь-то в шубе, ему холод нипочём. А на Льве только грива. Зябко африканцу в этом «Вороньем поле» (так звучит Каргополь на северных диалектах русского языка). Ёжится царь зверей, даже про любовь к приключениям забыл. Но тут кстати музей рядом оказался.
Данилка говорит: «Надо зайти, так мы сразу двух зайцев убьём: и посмотрим, и обогреемся». Услышали это длинноухие экспонаты – и врассыпную. Ну, как и впрямь у маленького человека ружьё имеется? Пальнёт ещё по глупости! У зайца-то в отличие от кошки не девять жизней – одна. И прожить её лучше так, чтобы не было мучительно больно... Ну и подольше, понятно.
К счастью, посетители попались мирные, добродушные. «Отбой, полундра! – скомандовал косой, стоявший в дозоре. – Опасность миновала. Все по местам!».
Глиняные фигурки беляков да русаков тотчас вернулись на полки, делая вид, что никуда не отлучались.
Подмигнул им Данилка, а сам думает про музейные экспонаты: «Ай да керамика! Я такой ещё не встречал!».
Так оно и есть. В Каргополе гончарное искусство самобытное, как весь уклад жизни. Здесь почти Крайний Север. Дальше – Арктика, владения белого медведя. Лето в этих местах короткое, зима – долгая, погода неустойчивая, а люди – надёжные и весёлые. Игрушки, созданные их руками, такие же. Даже если это фантастические существа. Вот, например, Полкан – полуконь-получеловек. Защитник слабых и бедных. Борода у него окладистая, осанка – молодецкая. Кликнешь его: «Встань передо мной, как лист перед травой» - он и явится на помощь, из любой беды выручит.
А вот – Тяни-толкай, конь о двух головах. Одна – белая, другая – чёрная. Первая тянет к добру и свету, вторая толкает на злые, тёмные дела. Оседлает всадник этого коня да задумается: куда же путь держать? Так и останется на месте. Или того хуже - ошибётся с выбором. Грустная тогда сказка выйдет, совсем не в традициях Весёлой керамики. Хорошо, что Лев решил поменять тему:
- Кентавр и этот…как его? Шалтай-Болтай – будут моей королевской конницей. Я их с собой заберу.
– Как бы Полкан тебя самого в плен не захватил! – смеётся над ним Топтыгин. – Вот атакует, свяжет – и останешься здесь на веки вечные.
Пришла очередь и Данилке своё слово вставить. Но он решил просто свистнуть, как боцман на корабле. В ту же секунду оказались друзья в том самом месте, откуда начали путешествие - в музее.
Попрощался маленький гончар с Медведем и Львом да бегом домой, чтоб к обеду успеть. А после, разумеется, скорее сесть за работу. Как никак Данилка столько повидал в Весёлой керамике, столько на ус себе намотал, что теперь и самому хочется с мастерами потягаться.
А скульптурки Царя зверей и Хозяина тайги вновь в музейной витрине спор затеяли. Но уже не про своё величие и важность, а про маленького гончара.
- Смотри, Медведь, какого я из Данилки чудо-умельца воспитал! – хвастается Лев.
- Корону поправь, она у тебя набекрень. А это и на мозгах сказывается, - шутит над товарищем Медведь. – Кабы ни моя рассудительность и твёрдость, ничего бы из мальчика не вышло. Воспитывать-то надо примером!
Лев, конечно, не смолчал. И опять завязалась обычная перепалка. Да и пусть себе они спорят, раз им это нравится. А нам с вами пора прощаться с героями. Нас ведь, как и Данилку, ждут великие дела. И время не терпит.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 13
© 16.11.2021г. Ирина Эфт
Свидетельство о публикации: izba-2021-3196255

Рубрика произведения: Проза -> Детская литература
















1