Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Про полёвок, заповедник и ...техногенную пустыню!


Про полёвок, заповедник и ...техногенную пустыню!
­Друзья!

На Урале и в Среднем Приобье зимой на лесных опушках, по берегам обских проток часто вижу мелкие следы и маленькие норки-отдушины в глубоком снегу, сделанные полёвками. А когда по весне снег растает, то на влажной земле остаются затейливые  ходы грызунов и возле них перемолотые в труху остатки съеденной травы.
Из Википедии

"Зверёк небольших размеров; длина тела изменчива, 9—14 см. Масса обычно не превышает 45 г. Хвост составляет 30—40 % от длины тела — до 49 мм. Окраска меха на спине может варьировать от светло-бурой до темноватой серо-бурой иногда с примесью коричнево-ржавых тонов. Брюшко обычно светлее: грязно-серое, иногда с желтовато-охристым налётом. Хвост либо одноцветный, либо слабо двухцветный. Наиболее светло окрашены полёвки из средней полосы России. В кариотипе 46 хромосом.
Распространена в биоценозах и агроценозах лесной, лесостепной и степной зон материковой Европы от Атлантического побережья на западе до Монгольского Алтая на востоке. На севере граница ареала проходит по побережью Балтийского моря, южной Финляндии, южной Карелии, Среднему Уралу и Западной Сибири; на юге — по Балканам, побережью Чёрного моря, Крыму и северу Малой Азии. Водится также на Кавказе и в Закавказье, в Северном Казахстане, на юго-востоке Средней Азии, на территории Монголии. Встречается на Корейских островах.
На своём обширном ареале полёвка тяготеет преимущественно к полевым и луговым ценозам, а также к сельскохозяйственным землям, огородам, садам, паркам. Сплошных лесных массивов избегает, хотя и встречается на вырубках, полянах и опушках, в редколесьях, в приречных зарослях кустарников, лесополосах. Отдает предпочтение местам с хорошо развитым травяным покровом. В южной части своего ареала тяготеет к более влажным биотопам: пойменным лугам, балкам, речным долинам, хотя встречается и на сухих остепнённых участках, на закреплённых песках за пределами пустынь. В горах поднимается до субальпийских и альпийских лугов на высоте 1800-3000 м над уровнем моря. Избегает территорий, подверженных интенсивной антропогенной нагрузке и трансформации.
В тёплое время активна в основном в сумерках и ночью, зимой активность круглосуточная, но прерывистая. Живёт семейными поселениями, как правило, состоящими из 1—5 родственных самок и их потомства 3—4 поколений. Участки взрослых самцов занимают 1200—1500 м² и охватывают участки нескольких самок. В своих поселениях полёвки роют сложную систему нор и протаптывают сеть тропинок, которые зимой превращаются в подснежные ходы. Зверьки редко покидают тропинки, которые позволяют им быстрее передвигаться и легче ориентироваться. Глубина нор невелика, всего 20—30 см. Зверьки защищают свою территорию от пришлых особей своего и других видов полёвок (вплоть до убийства). В периоды высокой численности на полях зерновых и в других кормовых местах часто образуются колонии из нескольких семей.
Обыкновенную полёвку отличает территориальный консерватизм, но при необходимости во время уборки урожая и вспашки полей она может переселяться в другие биотопы, в том числе в скирды, стога, в овоще- и зернохранилища, иногда в жилые постройки человека. Зимой делает под снегом гнёзда, сплетённые из сухой травы.
Полёвка — типично травоядный грызун, в рацион которого входит широкий набор кормов. Характерна сезонная смена рациона. В тёплое время года отдаёт предпочтение зелёным частям злаков, сложноцветных и бобовых; изредка ест моллюсков, насекомых и их личинок. Зимой обгладывает кору кустарников и деревьев, в том числе ягодных и плодовых; поедает семена и подземные части растений. Делает пищевые запасы, достигающие 3 кг.
Размножается обыкновенная полевка в течение всего тёплого времени года — с марта—апреля по сентябрь—ноябрь. Зимой обычно наступает пауза, но в закрытых местах (стога, скирды, хозяйственные постройки) при наличии достаточного количества корма может продолжать размножаться. За один репродуктивный сезон самка может принести 2—4 выводка, максимум в средней полосе — 7, на юге ареала — до 10. Беременность длится 16—24 дня. В помёте в среднем 5 детёнышей, хотя их число может достигать 15; детёныши весят 1—3,1 г. Молодые полёвки становятся самостоятельными на 20 день жизни. Начинают размножаться на 2 месяце жизни. Иногда молодые самки беременеют уже на 13 день жизни и приносят первый выводок в 33 дня.
Средняя продолжительность жизни всего 4,5 месяца; к октябрю большинство полёвок умирает, молодые последних помётов зимуют и весной вступают в размножение. Полёвки являются одним из основных источников пищи для множества хищников — сов, пустельги, ласки, горностая, хорьков, лисиц, питаться полёвкой могут и кабаны.
Является одним из наиболее серьёзных вредителей сельского хозяйства, огородничества и садоводства, особенно в годы массового размножения. Вредит зерновым и прочим культурам на корню и в скирдах, обгрызает кору плодовых деревьев и кустарников. Является основным природным носителем возбудителей чумы в Закавказье, а также возбудителей туляремии, лептоспироза, сальмонеллёзов, токсоплазмоза и других опасных для человека заболеваний".https://ru.wikipedia.org/wiki/
...Недавно в СМИ прочёл про  осеннее нашествие лис в Кировграде, Свердловской области. Пишет одна из читательниц : "Это было в конце сентября, — рассказывает Эльвира. — Мы живём на Мира, 1, в пятиэтажном доме. За домом лесок, там мы гуляем обычно с собачкой. Это было днём: лиса пробежала из лесочка к гаражам (дорога из колонии примыкает к началу Сулёмской дороги), от гаражей — в лесок и оттуда на дорогу по Сулёмской. Обратили внимание, так как хвост был необычно пушист, а вот выглядела она не очень, худая и то ли облезлая, то ли мокрая, но очень шустрая. Я любитель за грибами ходить, и вот нынче возле горки  Острой была и видела норы (по телевизору часто смотрю передачи про дикую природу и животных), а когда пришла из леса и мужу сказала, что видела норы лисьи, он посмеялся. Может и правда, это лисьи норки были?..».
...Други!
Сулёмская дорога ведёт прямиком в Висимский заповедник,где природа ещё жива и полёвок много! Некоторые лисы про это, видимо, знают! А незнающие  кумушки кормятся у мусорных баков, городским отходами...
Больше кушать-то нечего: вокруг Кировграда- техногенная пустыня! (см.файл ниже).
Вл.Назаров
**************
1.ИССЛЕДОВАТЬ КОМПЛЕКСНО

...Студентка биофака из Томского государственного университета Марина Малькова провела нынче преддипломную практику вдалеке от родных мест, в Висимском заповеднике. Ей по душе пришлась суровая и прекрасная природа нашего таёжного Урала.
Здесь всё интересно и необычно для новичка. А Марина делает первые, не очень еще уверенные шаги в науке биологии, вовсе не сухой и скучной, как думают некоторые. На самом деле тайн, загадок, проблем нерешённых — на век хватит!
На изумрудном склоне Малого Сутука стоит простая бревенчатая избушка, две брезентовые палатки, чуть в стороне — лёгкая будка препараторской. В сенях избушки — склянки, ящики с приборами, решётчатые клетки-ловушки... Хозяева здесь— младший научный сотрудник Института экологии растений и животных Уральского научного центра АН СССР Константин Иванович Бердюгин, лаборант Вадим Федоров и она, Марина, будущий учёный-биолог. Да вот ещё один безотказный помощник жил с ними летом, десятилетний Максим (сын Бердюгина), четвероклассник свердловской средней школы № 137.
Мальчишка взахлёб рассказывал мне о своем чудесном житье-бытье под пологом заповедного леса, о ежедневных походах с Мариной к особой площадке, где на полутора гектарах среди травы и каменных россыпей в определённом порядке расставлены 150 клеток-ловушек. Каждую пойманную лесную или серую мышь-полёвку  нужно взвесить, пометить специальной меткой. На разных направлениях исследователи оставили красители. Но цвету краски на шёрстке и лапках зверька просто выяснить, откуда он пожаловал.
Для маленького Максима все это, конечно, пока развлечение. Марина же собрала  богатый материал   для дипломного проекта.Руководитель её практики Константин Иванович Бердюгин, и она вместе с ним занимаются важной для заповедника проблемой. Константин Иванович специализируется на изучении грызунов уже более десяти лет, опубликовал по своей теме немало научных статей. В заповеднике эта программа исследований только начинается, рассчитана она на пять лет. У непосвящённых, может быть, и вызовет удивление объект изучения. И совершенно напрасно: от маленькой полёвки в природе многое зависит.
Тема, о которой шла речь, одна из многих, требующих сегодня разработки учёными, сотрудниками Висимского заповедника, который служит им природной лабораторией. За последние годы на основе проведённых здесь исследований вышло в свет шесть тематических сборников, подготовлены почти две сотни научных публикаций, защищено около десяти диссертаций. Хорошие примеры, но всё же был в этой важной деятельности затяжной спад.
— Сегодня мы стараемся поправить положение, — рассказал мне заместитель директора по научной работе Висимского государственного заповедника Ю. Ф. Марин, — очень важно для нас наладить тесные контакты с сотрудниками Института экологии растений и животных УНЦ АН СССР. Конечно, и самим нужно активнее заняться исследованиями...

Научный штат заповедника пока весьма невелик: всего пять специалистов, среди них два старших научных сотрудника: зоолог-териолог А. Г. Маланин и ботаник Л. В. Марина, кандидат биологических наук. После десятилетнего перерыва возобновил работу в заповеднике лесовед В. М. Горячев из Института экологии, занимается исследованиями сотрудник Уральского университета В. П. Куликов.
Есть успехи, есть удачи, есть конкретные дела, но всё-таки
проводимой в Висимском заповеднике научной работе пока н« хватает строгой системности и комплексности. До сих пор изученность заповедной природы здесь неравномерна. Необходимо, например, изучить её водный баланс. Сегодня особенно важно, ведь Висим оказывается частично в зоне затопления будущего Сулёмского водохранилища. Ясно, что это очень сильно повлияет на заповедник. Сегодня насущно необходимы комплексные исследования. Провести их могут только люди компетентные. В штате же заповедника таких специалистов, как гидролог, гидробиолог, ихтиолог, гидрохимик, к сожалению, нет. Да и лаборантов тоже не хватает. Такие вот острые проблемы ждут решения.
В последнее время многое сделано для пополнения Летописи природы. В год выходят два объёмных тома с фактическим материалом. Увлечены этой работой научные сотрудники заповедника С. Г. Ливанов, Р. 3. Сибгатуллин, Л. Н. Магданова. Нет нужды объяснять, что собранный ими материал важно обобщить, проанализировать, ведь только тогда он принесет пользу. .
«Настало время, когда наши заповедники, как научные учреждения, должны занять чётко определённое место в решении насущных задач и проблем важнейшего народнохозяйственного значения, какими являются планирование среды обитания и рационального использования природных ресурсов...». Эта, выдержка взята мной из книги А. М. Краснитского «Проблемы заповедного дела» (Издательство «Лесная промышленность», 1983).
Итак, время требует поставить научную работу на новый, более высокий уровень. Думаю, уральским учёным, в том числе и молодым сотрудникам Висимского заповедника, это по плечу.

В. НАЗАРОВ, 
общественный инспектор по охране Висимского государственного заповедника.
Газета "На смену!"
1984 год

2.Как живётся в берлоге?

Эта прекрасна» фотография сделана в апреле месяце на Камчатке. Только что медведица вылезла из берлоги. Она худа и еще полусонна. Решает задачу: как себя повести? В тридцати шагах от неё — человек с фотокамерой, а рядом — крошечный медвежонок... Звери и человек разошлись подобру-поздорову. На память о встрече остался снимок: медведица после зимнего сна.
Сон у медведей долог. И давно занимает людей. Зимняя спячка — это уловка природы помочь животным пережить суровое время, время бескормицы и морозов. Мелкая теплокровная мелюзга — летучие мыши, ежи, суслики и сурки впадают на зимнее время в спячку. Это зиачит. что их организм живёт по режиму большой экономии: температура тела почти равняется температуре окружающей среды, сердцебиение сокращается в десятки раз, обмен веществ—в 20—ТОО раз;
Иначе живет зимою медведь. Его пребыванье в берлоге спячкой не называют. Это длительный сон, при котором жизнедеятельность замедляется незначительно — медведя можно спугнуть, поднять из берлоги. И, самое главное, во время зимнего сна у медведицы появляются малыши,  им нужно питанье, значит, организм матери должен функционировать так, чтобы дети были вдоволь накормлены и согреты.
Ко сну медведи готовятся загодя. И главное заключается в том, чтобы в осеннее время нагулять жира как можно больше. Медведи усиленно кормятся, поедая все, что встречается на пути, чередуя растительный корм с животным, предпочитая, однако, особо сытную пищу — на востоке идущую на нерест рыбу и кедровый орех. Примерно в три раза больше обычного съедают медведи пищи перед долгим пятимесячным сном, нагуливая более сорока килограммов жира. Ежели по болезни или недостатку кормов такого запаса не образуется, медведь в берлогу не ляжет. Он будет шататься в поисках пищи («шатун»), он потеряет всякую осторожность и станет опасным для всех, кого встретит в лесу. Такой медведь обречен. Его настигает пуля, или он гибнет от истощенья.
Иное дело, когда всё идет хорошо. Недели за две до того, как залечь, медведь к пище не прикасается, разве что ест волокнистые стебли и корни. Желудок и кишечник его очищаются, а на выходе образуется пробка — в течение всей зимы никаких выделений из тела зверя не происходит. Незадолго до первого снега в облюбованное для берлоги место (чаще всего под вывороченным деревом) медведь начинает носить «постель» — мох, еловые ветки. По чернотропу, понуждаемый холодом, медведь залегает. Но часто он дожидается первого снега, обходит берлогу кругами (нет ли опасности), потом, пятясь задом — тоже мера предосторожности,достигает берлоги. И снег скрывает его следы.
Спит медведь чутко, особенно в оттепель. Лет двадцать назад в новгородских лесах мы подходили к берлоге по затесям, сделанным на березах. Соблюдалась полнейшая тишина, и всё же медведь подпустил нас не ближе двадцати метров. В обозначенном месте мы увидели вспученный снег — рявкнув, зверь исчез в болотистом буреломе.
И всё же покидает берлогу медведь неохотно. Бывают случаи, выглянет (охотники говорят: «поздоровался») и снова в берлогу. Бывает, берлога подмокнет — нехотя, но квартиру медведь меняет. Всё это, однако, чрезвычайные происшествия. Чаще всего жильца ничто не тревожит, разве что мыши, выстригающие в медвежьей шубе дорожки — уносят в гнезда подстилку.
Переваливаясь с боку на бок, спят медведи пять месяцев. Температура у них немного снижается, дыханье становится редким. «Отопленье» громадного тела идет за счет жира. А медведиц с середины зимы еще начинают подсасывать медвежата. Их чаще — два, редко — три и четыре. Рождаются они маленькими, с рукавицу. В берлоге растут не быстро. И всё же материнских запасов до начала апреля, до выхода из берлоги хватает едва-едва. Похудевшая, но не утратившая здоровья, отряхивает медведица зимний сон. Аппетит в это время у нее зверский. Хватает клюкву, бруснику.
Но это всё бывает весной. Сейчас же, в январе, косолапые звери спят. Сосут ли в берлоге медведи лапу или это всего лишь старые байки? Считали, что байки. Однако специальные наблюдения показали: сосут! Но как объяснить эту сонную страсть у зверей? Кое-кто из зоологов полагает: кожа на лапе линяет и беспокоит медведя, есть, возможно, на ней и какой-то фермент... Но вот другое сужденье. Желудок и кишечник медведей во время сна заполнены слизью. Это поддерживает физиологическое равновесие в организме. Слизь давит на стенки желудка, создавая ощущение сытости— голод медведя не мучает. Но жидкость из слизи частично всасывается кишечником, запасы её должны пополняться. Откуда? Медведь ведь не ест и не пьет. Возможно, что лапа его как раз выручает — посасывание способствует выделению слюны, и таким образом поддерживается круговорот воды в организме.
Разными способами получены эти сведения: тщательным осмотром убитых медведей, а кое что дали и современные средства исследования. Усыпленным перед зимовкой медведям надевали ошейники-датчики с передающей радиостанцией. Залёгшим в берлоги медведям было и невдомёк, что сигналы о сонной их жизни принимаются спутником, а потом анализируются зоологами.
В. ПЕСКОВ.

Газета "Комсомольская правда"
1984 год
*******
ПРИЛОЖЕНИЕ

Здесь жить нельзя - Кировград

Так получилось, что символом экологической катастрофы в нашей стране стал челябинский город Карабаш. Медеплавильный комбинат в этом городе залил кислотой окрестности и убил все живое на огромной территории. "Марсианские пейзажи" Карабаша так удачно расположены, что видны всякому, просто проезжающему мимо города. Благодаря этому обстоятельству многочисленные фотографии неземных карабашских пейзажей заполнили весь Интернет. 

Но Карабаш отнюдь не уникален. Подобный город есть и в Свердловской области – всего в ста километрах на север от Екатеринбурга расположен Кировград – один из самых грязных городов России, который совершенно затерялся среди более известных городов-помоек. Карабаш известен не только в России, но и мире, а про Кировград даже у нас в области знают немногие. И фотографий Кировграда в Сети не найдешь. А ведь пейзажи там не менее "марсианские", чем в  Карабаше! И неповторимый кислотный аромат возле местного медеплавильного комбината точь-в-точь как в челябинском гадюшнике – долго там не погуляешь… 

Причина медийной неизвестности Кировграда вполне очевидна: в отличие от Карабаша, местная техногенная пустыня расположена в стороне от дорог. Если вы просто проезжаете через город, то все неземные красоты пройдут мимо вас. 

Как Кировградская техногенная пустыня, размеры которой примерно равны площади жилой части города, появилась среди наших уральских лесов, полей и рек?… 

… В небольшом селении Калата в начале 19 века появился серный завод, а в 1914 году стал коптить медеплавильный. В годы Гражданской войны он не функционировал, но с 1922 года завод вновь начинает активно загрязнять прилегающую территорию. Сначала рабочие плавили черновую медь, а позднее было открыто и сернокислотное производство. В 1935 году Калату переименовали в город Кировград - в честь убитого сталинского соратника С.М.Кирова. В 1957 году был образован Кировградский медеплавильный комбинат (КМК), в который вошли рудники, медеплавильное и химическое производства. После приватизации комбинат в начале 21 века перешел в собственность олигархов Михаила Черного и Искандара Махмудова (холдинг УГМК). Сейчас КМК является филиалом ОАО "Уралэлектромедь" под названием "Производство полиметаллов".

Техногенная пустыня возле комбината занимает сотни гектаров и состоит из отвалов шлака, твердых серосодержащих отходов (похожих на песок) и "хвостов". Не знаю почему, но жидкие отходы производства металлургических предприятий называют именно "хвостами". А хранилища, в которые их закачивают – хвостохранилищами. В Кировграде их два – одно из них длиной более полутора километров!  

В Кировграде техногенная пустыня пропитана серной кислотой. Когда-то здесь росли деревья, но они буквально сгорели в кислоте. И вот это странно. Дело в том, что Кировградский комбинат уже к 1975 году из-за недостатка медных руд полностью перешел на переработку вторичного медно-цинкового сырья (металлолома). Когда мы смотрим на выжженные холмы в Карабаше, то причина этого понятна: почти столетие сернистый газ (диоксид серы), который выделяется при плавке медной руды, просто выбрасывался в атмосферу. Только в 21 веке на "Карабашмеди" было построено сернокислотное производство, из-за чего количество выбрасываемого сернистого газа резко уменьшилось. Казалось бы, в Кировграде не имеют дела с рудой уже 40 лет, но почему серой пропитано все вокруг?... Точного ответа на этот вопрос я не нашел. 

Как следует из официальных данных, предприятие до сих выбрасывает в атмосферу диоксид серы (сернистый газ): уровень загрязнения данным соединением серы в первой половине 2016 г. характеризовался как "высокий". Достаточно ли этого для появления кислотного дождичка в наши дни или кировградцы окончательно лишились лицезреть это чудо природы? – Непонятно. Наши экологи выдают только цифры превышения ПДК по какому-либо показателю и не заботятся о переводе их на человеческий язык. 
Кислота отвечает за "марсианские" ландшафты, но опасность для здоровья представляет не только она, но и токсичные металлы, которые выбрасывает в атмосферу любой медеплавильный комбинат: свинец, мышьяк, цинк… 

Из токсичных металлов самый опасный для человека – свинец. Свинец токсичен, он резко усиливает действие других вредных веществ на организм человека, снижает иммунитет, приводит к задержке умственного развития у детей и воздействует на нервную систему ребенка. Поскольку свинец плохо выводится из организма и накапливается там, получение даже небольших доз свинца в течение длительного времени опасно для здоровья. Кировград – один из самых загрязненных свинцом городов в Свердловской области. Бывали времена, когда ежегодно десятки тонн свинца вырывались на свободу из печей Кировградского медеплавильного.

Помимо наличия токсичных металлов и серной кислоты, в Кировграде может быть еще одна серьезная проблема - диоксиновая. Диоксины считаются самыми опасными веществами для живых организмов – универсальными клеточными ядами. Они практически не разрушаются в окружающей среде. Диоксины попадают в организм человека через воздух, воду, продукты питания и концентрируются в жировых тканях. 

Если при переработке металлолома предприятие выжигает медь из кабелей с ПВХ-изоляцией, то это прямой путь к появлению диоксинов, образующихся при сжигании хлоросодержащих веществ. В одной из статей я прочел, что за многие десятки лет переработки металлолома в Кировграде на открытой площадке было сожжено немало подобного кабеля, а значит и диоксины в городе должны присутствовать. 

Медеплавильный комбинат – самый крупный загрязнитель в Кировграде, но не единственный. На состояние окружающей среды в городе серьезное влияние оказывают предприятия в соседних населенных пунктах. Угольная ГРЭС в Верхнем Тагиле находится всего в 10 километрах: Кировград накрывают не только выбросы из труб этого предприятия, но и зола с отвалов ГРЭС при сильном ветре. А с другой стороны Кировграда дымит цементный завод в поселке Цементный. До него чуть больше пяти километров. 

Учитывая такое количество стационарных загрязнителей, которые обложили Кировград, не приходится удивляться, что Кировградский городской округ в 2013 году оказался на втором месте в области по уровню первичных раковых заболеваний: 610 на 100 тыс. чел.
 
…Как и в обычной пустыне, где после обильного дождя начинают колоситься разнообразные кустарники, так и в Кировградской техногенной пустыне после снижения уровня кислотности появляется самый живучий растительный организм – береза. Береза не просто некое абстрактное олицетворение Родины, по которому льют горючие слезы российские эмигранты - она реальное олицетворение Жизни, которая пробьет себе дорогу даже среди ручейков откровенного яда, убивающего все живое.

Так что, рано или поздно, но флора вернется на эти пока еще практически мертвые земли. А вот фауне в лице человека никуда и возвращаться не надо – кировградцы живут совсем рядом с пустыней: частный сектор начинается менее, чем в километре от отвалов комбината. И на самих отвалах копошатся какие-то люди – куда не бросишь взгляд, везде что-то копают. Вероятно, ищут благородные металлы, которые содержались в медной руде.  

У въезда на отвалы комбината находится строение, в котором размещается нечто напоминающее шиномонтаж. Люди, которые там работают, сами выбрали свой жизненный путь - их не жалко. А вот прикованную цепью к будке собаку жалко до слез. Ее то за что мучают, заставляя дышать серой? Где Гринпис? Где местная зоозащита?… 

Мои фото Кировградской техногенной пустыни: https://fotki.yandex.ru/users/yuri-yazovskikh/albu... 







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 22
© 13.11.2021г. Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2021-3193675

Рубрика произведения: Проза -> Статья











1