Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Генерал армии Лященко Н.Г.


Генерал армии Лященко Н.Г.
­­­­­­­­­­­
Фото из интернета и архива автора

После окончания в 1967 году факультета усовершенствования врачей при Военно-медицинской академии им. С.М.Кирова меня назначили начальником неврологического отделения Алма-Атинского гарнизонного госпиталя (Туркестанский военный округ).
В связи с обострением отношений между СССР и Китаем - пограничный конфликт у озера Жаланашколь - на территории, ранее входившей в состав Туркестанского военного округа (ТуркВО), в августе 1969 года были созданы два военных округа: Туркестанский со штабом в Ташкенте и Среднеазиатский (САВО) со штабом в Алма-Ате. Командующим САВО назначили генерала армии Лященко Николая Григорьевича. До этого он командовал Туркестанским военным округом. Биографию Лященко, желающие могут найти на сайте people-archive.ru/character/nikolay-grigorevich-lyaschenko.
Читателям, которые захотят узнать о Лященко больше, чем сказано в официальной биографии, рекомендую прочитать на сайте voina.com.ru очень интересные интервью, которые Николай Григорьевич дал «Военно-Историческому Журналу» (1995) и газете «Красная Звезда» (2000).

...Моё знакомство с Лященко произошло осенью 1969 года при следующих обстоятельствах. Однажды Командующий округом заболел, и начальник медицинской службы округа полковник Гусаков приказал мне и главному терапевту полковнику Подопригора срочно выехать к нему домой. Квартиры у Лященко в Алма-Ате тогда ещё не было. В центре города на тихой улице имени Тулебаева только строился двухэтажный дом, в котором потом жили член Политбюро ЦК КПСС Д.М. Кунаев, Н.Г. Лященко, Член Военного Совета округа и члены кабинета министров Казахстана. Кстати, потом мне как-то довелось побывать в этом доме, но это уже другая история…

Командующий с семьёй временно жил в военном санатории «Алма-Атинский», недалеко от высокогорного катка «Медео». По дороге в санаторий Подопригора почему-то предупредил меня, чтобы я не вздумал что-то просить у Командующего. Хотя у меня даже мыслей обращаться в такой момент с какой-либо просьбой к больному не было.
Нас встретила супруга Лященко. Звали её Клавдия Митрофановна. Она хорошо знала Захара Яковлевича, поскольку он прибыл в Алма-Ату из Ташкентского окружного госпиталя, а меня увидела впервые. Мы познакомились. Мне Клавдия Митрофановна понравилась своей простотой и интеллигентностью. Какое впечатление произвел на неё я — не знаю. После того, как мы с Захаром Яковлевичем осмотрели Николая Григорьевича и приняли решение о наших дальнейших действиях, Клавдия Митрофановна предложила нам чай или кофе.

Николай Григорьевич тоже был очень простым и доступным человеком, несмотря на высокое воинское звание и занимаемую должность. Во время нашего осмотра он шутил и даже рассказал какой-то анекдот о врачах. Кстати, в конце 60-х годов дочь Николая Григорьевича - Алла Николаевна - работала рентгенологом в окружном госпитале САВО.

…Вскоре меня из госпиталя перевели и назначили начальником 17 военно-врачебной комиссии САВО. Кроме задач по контролю за лечебно-диагностической работой в военно-медицинских учреждениях округа, комиссия рассматривала письма и жалобы бывших военнослужащих, которые поступали не только непосредственно к нам, но и из ЦК КПСС, приемной Министра обороны. Если в этих инстанциях письма находились «на контроле» и требовался ответ за подписью Лященко, я с документами и проектом ответа посылал к нему врача Илью Филипповича Наумова. Он был хорошо знаком с Командующим. Наумов рассказывал, что Лященко, прочитав жалобу и наш проект ответа говорил ему:
— Илья, подсказывай и показывай, что и где я должен написать или расписаться.
Кто-то из офицеров штаба округа рассказывал, что когда Лященко спросили, трудно ли быть Командующим, он засмеявшись ответил:
— Командующим быть не трудно. Трудно им стать...

…Я хорошо знал военного журналиста, который записал рассказ Лященко о его жизни, службе, участии в гражданской войне в Испании в 1937—1938 годах, на фронтах Отечественной войны и помог ему издать книгу воспоминаний. Интересные мемуары Лященко «Годы в шинели» в 1973 году издали в Киргизии, но к большому сожалению с многочисленными ошибками. Корректор оказалась неграмотной, плохо знающей русский язык — ошибки были не только на каждой странице, но и во многих абзацах.
Вспомнил, как во время отдыха с женой на озере Иссык-Куль, рядом с нами на пляже сидела женщина. В одной руке она держала книгу «Годы в шинели», а в другой красный карандаш. Обращаясь к нам с Тамарой, она сказала, что давно не читала книг, где было бы так много орфографических и стилистических ошибок.

Через некоторое время я встретился с журналистом, помогавшим Лященко в написании книги, и рассказал ему как читатели отзываются о книге. Он ругал себя за то, что сам не смог отредактировать текст после набора и заключил договор с Киргизским издательством. Во втором издании книги все ошибки были исправлены.

...Вспомнил один эпизод, имеющий отношение к супруге Лященко. Начальник ЛОР отделения госпиталя подполковник Сутжанов М.Б. увлекался разведением кактусов. Рассказывали, что у него в квартире кактусов нет только в ванной и туалете. Он был членом городского общества любителей кактусов. Они часто собирались в каком-то клубе, обменивались семенами, отводками, покупали и продавали уникальные экземпляры. Сутжанов мог часами рассказывать разные истории про эти цветы.
Жена Командующего Клавдия Митрофановна каким-то образом узнала об этом увлечении Сутжанова и напросилась к нему в гости — посмотреть его коллекцию кактусов. Она тоже увлекалась разведением различных цветов. Сутжанов рассказывал, после того, как она увидела его кактусы – «заболела» ими. Вступила в общество, тратила огромные деньги, покупая какие-то особые, экзотические экземпляры. Командующий якобы по поводу увлечения супруги говорил: «Моя Клавдия сошла с ума. Собирает колючки…».

Николай Григорьевич никогда не отдыхал в санаториях Крыма и Кавказа. Предпочитал проводить отпуск в посёлке Тамга на озере Иссык-Куль в военном санатории, на территории которого у него был небольшой домик. Когда его спросили, почему он игнорирует Черное море, ответ был более чем оригинальным:
— Посмотрите на воду Иссык-Куля. Это — бирюза, дно видно. А Черное море — сплошная моча. Никогда не ездил туда и не поеду...

За время службы в Алма-Ате мы с женой и сыном студентом Алма-Атинского мединститута несколько раз отдыхали в военном санатории «Иссык-Кульский». Однажды я и сын приехали в санаторий, когда там отдыхал Командующий. Николай Григорьевич любил спорт и, несмотря на возраст, каждый день играл в теннис и волейбол. Мы с сыном играли в волейбольной команде против Командующего. Сын хорошо играл в нападении и однажды сильно ударил Командующего мячом в грудь или живот. Все игроки на площадке замерли. Сын извинился перед Николаем Григорьевичем, но тот не обиделся и сказал:
— Ничего страшного. Не обращайте внимания, продолжаем игру...

В интернете я нашел сведения об участии Лященко в Отечественной войне: «...На фронте Лященко оказался с первых дней: командир стрелкового полка, замкомдива на Южном фронте. В марте 1942 года там же возглавил 106-ю стрелковую дивизию. Она с боями отходила на восток, вплоть до Сталинграда. Комдиву пришлось выводить её из окружения семь раз! Одно из самых тяжелых окружений случилось в мае сорок второго, когда дивизия понесла большие потери. Но командир вывел оставшихся бойцов к своим. Тем не менее последовала длительная проверка органами НКВД. И хотя никакой вины за Николаем Григорьевичем следователи не нашли, его назначили с понижением... В ходе боев за деблокирование Северной столицы Николай Григорьевич вновь назначается командиром соединения. На этот раз - 73-й отдельной морской стрелковой бригады... Бригада вошла в число лучших соединений Ленинградского фронта. А её командир вскоре принял командование 90-й стрелковой дивизией, с которой он прошёл до конца войны. ...Мало кто знает, что за годы войны 90-я дивизия, которой командовал Н.Г.Лященко, шестнадцать раз отмечалась в приказах Верховного Главнокомандующего, а её командир дважды представлялся к званию Героя Советского Союза. Но по каким-то причинам ни первое, ни второе представление реализованы не были».

Справка автора: В интервью «Военно-историческому журналу» в 1995 году Лященко сказал: «На самом же деле всю войну меня держали как бы под контролем. Три раза представляли к званию Героя Советского Союза, а дали только недавно, в 1990-м. Наконец-то разобрались».
После окончания войны Лященко занимал ответственные должности в войсках. Ради службы в Средней Азии Николай Григорьевич отказался от поста командующего войсками Киевского военного округа и от не менее высокой должности начальника Главного управления кадров Минобороны. Он предпочел быть руководителем Туркестанского военного округа.
...Звание Героя Советского Союза присвоили ему в 1990 году за мужество и героизм, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны. В том году ему исполнилось 80 лет. Заслуги Н.Г.Лященко высоко оценены государством: пять орденов Ленина, Орден Октябрьской Революции, четыре ордена Красного Знамени, Ордена Суворова и Кутузова, Орден Отечественной войны I степени, три ордена Красной Звезды, Орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» II и III степени, Орден Жукова, Медали СССР, Государственный почётный знак особого отличия «Маршальская звезда».
Кроме перечисленных выше наград, Н.Г.Лященко имел двенадцать иностранных орденов и медалей. Он являлся почетным гражданином немецкого города Грейфсвальд, который был взят его дивизией без единого выстрела, польского города Цеханув и города Кировск в Ленинградской области.

Николай Григорьевич свободно говорил на всех основных среднеазиатских наречиях, что особенно импонировало местному населению. Все, кому приходилось общаться с этим удивительным человеком, отмечали щедрость его души и готовность всегда прийти на помощь.
С мая 1992 года Лященко находился в отставке. Жил в Москве. После увольнения из ВС активно участвовал в общественной жизни, много выступал в печати.
Супруга Лященко ушла из жизни в 1988 году, а дочь — в 1999 году.
Последний раз я видел Лященко в Главном военном госпитале имени Бурденко в конце 90-х годов. После смерти супруги и дочери он как-то быстро постарел, тяжело болел, плохо видел, с трудом ходил.
Скончался Николай Григорьевич Лященко в 2000 году на 91-м году жизни. Похоронен на Кунцевском кладбище.

13.04.2019­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 11.11.2021г. Анатолий Комаристов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3192535

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра



Добавить отзыв

0 / 500

Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  










1