Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Трёхглазая"


­Тысяча девятьсот восемьдесят девятый год, июнь, 21.00. Самолёт набирал высоту. Пассажиры шелестели газетами, скрипели креслами, хрустели леденцами – в общем, чувствовали себя почти как на Земле. Только девушка в зелёном сарафане в белый горошек не могла оторваться от иллюминатора. Она летела впервые, и в её миндалевидных серых глазах мелькали искры восторга вперемежку с лёгким испугом. Её густые светло-русые волосы рассыпались по плечам и слегка прикрывали пышную грудь. Лицо с прямым точёным носиком можно было назвать идеальным, если бы не одна деталь. Тёмно-коричневая родинка на левой щеке размером с двадцатикопеечную монету. Из-за неё добрые мальчишки-одноклассники когда-то дали ей прозвище – «Трёхглазая». На коленях у девушки лежала белая ветровка, очки в красной оправе и книга «Анжелика».
Таня Боровикова летела в гости к своему другу по переписке, Коле Колышкину. За шесть лет знакомства друзья не виделись ни разу. Подруги всё спрашивали, когда же будет свидание. Таня отшучивалась, но понимала, что они правы. Пора переходить на новый уровень отношений, а для этого надо как минимум встретиться. Однажды Коля написал: «Таня, мы знаем друг друга уже много лет, но только по письмам. Я очень хочу тебя увидеть. Давай встретимся. Ты сможешь ко мне приехать? Если нет, то приеду я. Что ты об этом думаешь?» Девушка обрадовалась такому предложению и после недолгих размышлений решила, что поедет к нему сама. Она никогда не была на Урале, а тут выпадает такая возможность. В одном селе с Колей жила и её бывшая одноклассница, Лариса, его двоюродная сестра. Это она когда-то дала Тане его адрес. «Остановлюсь у неё. Мы давно не виделись, – размышляла девушка. – А если Коля приедет ко мне, то начнутся лишние разговоры, сплетни – зачем мне это?»
Таня работала в школе учителем начальных классов. Поехать в середине года она не могла, поэтому отложила поездку на лето. Когда начался отпуск, девушка объявила о своём решении родителям. «Не боишься ехать одна в такую даль? – спросил отец. – Мало ли что может случиться?» Таня успокаивала его с улыбкой: «Пап, всё будет в порядке, не переживай!» Мама ничего не говорила. Она прекрасно знала упрямый характер дочки. Если решила, значит, поедет. Только сказала: «Смотри, Татьяна, аккуратнее с деньгами».
Самолёт приземлился в аэропорту в 00.00 по Москве, а по местному времени – в два часа ночи. Утром Тане предстояло добираться до железнодорожного вокзала, а оттуда на поезде ехать ещё километров триста. Но большую часть пути она уже преодолела, и поэтому настроение у неё было хорошее. Она вошла в зал ожидания и поискала взглядом свободные места. Выбрала лавку в центре, где больше людей и ярче лампа. Достала книгу, но читать долго не смогла – строчки расплывались. От долгого сидения ныли ноги и спина.
Девушка подложила под голову сумку и прилегла на лавку. Думала просто полежать с закрытыми глазами, но не заметила, как задремала. Сквозь сон она слышала тихие разговоры пассажиров, плач детей, голос диспетчера по радио, шаркающие шаги у самого уха. Несколько раз Таня просыпалась и переворачивалась на другой бок.

Когда она в очередной раз проснулась, зал уже заливало дневным светом. Часы показывали 07.40. Таня достала зеркальце, скептически оценила своё отражение и решила подкрасить ресницы. Только открыла коробочку с тушью, как откуда-то сверху раздался мужской голос:
– Здравствуйте!
Она подняла голову. Перед ней стояли два милиционера. Один сразу бросился в глаза – высокий и худой, как вешалка в сельской библиотеке. Лицо его напоминало Тане яйцо кукушки – такое же конопатое. Даже на его тонких губах виднелись рыжие крапинки. «Интересно, он весь такой?» – промелькнуло в голове у девушки. Из-под форменной фуражки торчали волосы ржавого цвета. Его спутник, более молодой и полноватый брюнет с карими глазами, держал в руках чёрную папку.
– Майор Шляпников, – козырнул рыжий милиционер и показал девушке развёрнутое удостоверение, – ваши документы.
Таня еле сдержала улыбку. Майор так интересно произносил звук «ш», как будто вместо нижних зубов ему вставили сито, и воздух свободно проскакивал, не позволял чётко произносить шипящие звуки. Она достала из бокового кармана дорожной сумки красную книжечку и протянула ему.
– Хм… так…Татьяна Ивановна, значит? Далеко вас занесло… а куда направляетесь? С какой целью? – листал паспорт милиционер, слюнявя указательный палец.
– К родственникам, в гости.
Шляпников повернулся к напарнику, отдал ему паспорт и спросил:
– Что скажешь, Вася?
Лейтенант посмотрел на фото, на девушку, а потом достал из папки слегка помятый листок. Они с майором ещё несколько минут рассматривали его.
– Это не она. Видите – у неё родинка, – ответил Василий вполголоса.
– Ну и что? Её и нарисовать можно, и приклеить, – возразил рыжий и уже громче обратился к Тане:
– Так, гражданка, пройдёмте с нами.
– Куда? – встревожилась девушка.
– Выясним кое-какие обстоятельства.
– Как же я пойду? Я на поезд опоздаю!
– Ничего, успеете, – спокойно ответил Шляпников, – а может, и ехать никуда не придётся.
– Что значит – не придётся?! Верните мне паспорт! – потребовала Татьяна.
– Да не волнуйтесь вы так, – ленивым голосом вмешался в разговор лейтенант, – сейчас мы вас по базе проверим, и поедете дальше.
Таня решила, что спорить бесполезно. Она молча взяла сумку и пошла за чернявым милиционером. Рыжий майор двинулся за ней.
Они прошли по диагонали через весь зал аэропорта. По пути на одной из колонн Таня заметила листок с фотороботом женщины, очень похожей на себя. Она даже приостановилась. Такие же крупные черты лица, форма губ, только без родинки на щеке. И заголовок: «Внимание! Розыск!»
«– Так вот оно что, – с ужасом подумала девушка, – они меня за преступницу приняли». Шляпников бросил на неё подозрительный взгляд и слегка подтолкнул в спину. Они вошли в приоткрытую дверь и очутились в душной прокуренной комнате. Посередине располагался тёмно-серый письменный стол с чёрным телефонным аппаратом, кучей затёртых папок с документами и круглой ребристой пепельницей из стекла, доверху наполненной окурками. На подоконнике стоял красный заварочный чайник с отбитым носиком и два грязных гранёных стакана. Рядом на клочке промасленной салфетки лежал кусок беляша. Над ним кружилась большая зелёная муха.
– Кыш, санитарка! – махнул рукой майор и с грохотом отодвинул от стола массивный стул.
У Тани запершило в горле от дыма. Она закашлялась и прикрыла нос рукавом ветровки. Василий распахнул форточку.
– Ты её давай, туда, – майор кивнул на дверь в углу. – Там воздух чище. Только вещи проверь сначала.
Василий рассеянно покопался в Таниной сумке. Заглянул даже в косметичку. Бегло пролистал любовный роман, но ничего подозрительного не нашёл. Задержанная хотела взять сумку с собой, но он возразил: нельзя. Василий открыл дверь, на которую указал майор, и девушка оказалась в тесной комнате, гораздо хуже предыдущей. Грязный деревянный пол, ободранная кушетка у стены с облупившейся штукатуркой. Под потолком – «лампочка Ильича», обвитая паутиной, и квадратное окошко с железной решёткой.
– Ждите здесь, – сказал лейтенант.
– Долго? – спросила девушка.
– Пока не установим вашу личность. По закону мы имеем право вас задержать на несколько часов, – ответил тот и закрыл за собой дверь.
Таня осталась в камере одна. «Вот ты и попалась, Трёхглазая, – подумала она. – Говорил же папа… Интересно, когда же они меня отпустят? Неужели снова придётся ночевать на вокзале? Или ещё хуже – здесь?»
Она обвела взглядом камеру, и ей стало не по себе. Веером всколыхнулось сердце, и к горлу подкатил шерстяной комок. Дыхание участилось. «Проклятая клаустрофобия!» – подумала девушка и кинулась к двери. Хотела барабанить в неё кулаками, но остановилась. Набрала в лёгкие как можно больше воздуха, задержала дыхание и медленно выдохнула. Потом ещё раз, и ещё. Походила по комнате и немного успокоилась. Села на кушетку и задумалась.
«Скучно… И заняться нечем…Вот бы почитать…» Она вскочила с места и постучала в дверь. Шаги приблизились, и голос лейтенанта спросил:
– Что случилось?
– А можно мне книгу?
– Не положено, - ответили с той стороны.
– Но вы же её проверили. Дайте, пожалуйста!
– Тут не изба-читальня! – гаркнул майора. – Сказано – нельзя!
Девушка скорчила недовольную рожицу. Постелила на кушетку ветровку и прилегла. «Надо же, – думала она, – кому рассказать – никто не поверит. Да и стоит ли вообще об этом говорить? Если директор школы узнает или родители? Хороша учительница, подумают». Веки её тяжелели…

– Эй, гражданка, – кто-то тряс Таню за плечо.
Она поспешно встала, и Василий вывел её из камеры.
Майор что-то писал за столом. Тут же лежал и паспорт. Девушка села напротив.
– Подождите немного, – проговорил майор, не поднимая головы. Мельком бросил лейтенанту:
– Иди, ещё раз сделай обход.
Василий взял чёрную папку и вышел из кабинета, щёлкнув дверью. Шляпников поставил точку и улыбнулся, обнажив прогалину в нижнем зубном ряду:
– Мы всё проверили. Вы не преступница. Извините за задержку, но это наша работа.
– А кого ищете? – поинтересовалась Таня.
– Да, есть тут одна мадам. Четыре квартиры в городе обокрала, – объяснял Шляпников, в упор разглядывая девушку.
– Я могу уйти? – приподнялась с места Таня.
Майор встал, взял паспорт и приблизился к ней.
– Вы свободны, хотя жаль отпускать такую красивую барышню.
Таня слегка покраснела. Хотела взять паспорт, но мужчина быстро положил его себе в карман и обхватил её за талию.
– Что вы делаете?! Отпустите! – воскликнула Таня вырываясь. Шляпников прижал её к себе и попытался поцеловать. От него несло сигаретами и крепким потом.
- Тихо, тихо… Куда ты торопишься? Давай отдохнём, чайку попьём…Или что-нибудь покрепче хочешь?
– Как не стыдно, вы же милиционер!
В ответ майор только ухмыльнулся и рывком повалил девушку на стол. Одной рукой он удерживал её запястья, а другой – пытался поднять подол сарафана. Таня в отчаянии задрыгала ногами и чуть не ударила мужчину в пах. Тот понял свою оплошность и быстро оказался между ног девушки, а свободной рукой попробовал стянуть с неё трусики. У него не получилось.
– Ну что ты сопротивляешься, дурочка? – шепелявил майор, тяжело дыша. Пот катился по красному как кирпич лицу. Он явно не ожидал такого отпора. Чуть ослабил хватку, и девушке удалось освободить левую руку. Боковым зрением она увидела на столе пепельницу, изловчилась, схватила её и изо всех сил ударила майора по голове. Тот охнул и упал на пол без сознания. Из раны на лбу струйкой потекла кровь.
Девушка уронила пепельницу, схватила сумку и метнулась к выходу. Дёрнула за ручку, но дверь не поддалась. «Что за чёрт», – с досадой подумала Таня. Она пыталась её открыть, но руки дрожали и ничего не получалось. Тут она вспомнила, что паспорт остался лежать в кармане у майора. Таня вернулась к распростёртому на полу Шляпникову. «Как же его забрать? А вдруг он очнётся и схватит меня?» Раздумывала несколько секунд, но потом решилась – сунула руку в карман кителя и достала паспорт. Спрятала его в сумку и снова оказалась возле выхода. Снаружи послышались шаги. Девушка замерла у стены. Кто-то дёрнул дверь, потом вставил ключ в замочную скважину и открыл её. Это вернулся Василий. Увидел на полу своего начальника, обсыпанного окурками и перепачканного кровью.
– Что тут происходит? Ты что сделала?! – набросился Василий на девушку.
– Я его ударила… Он напал на меня, – сквозь слёзы ответила Таня.
Василий шумно вздохнул, наклонился к майору и приложил руку к его шее. Девушка напряжённо ждала.
– Он живой?
– Да, слава богу.
– Я не хотела, правда.
Лейтенант немного смягчился и более спокойным тоном ответил:
– Да, знаю я. Это в его духе – к девкам приставать. Чем ударила?
– Пепельницей, – всхлипнула Таня.
Василий посмотрел на неё, потом на орудие защиты, которое валялось на полу и на несколько мгновений задумался. Вынул из кармана брюк носовой платок, протёр им пепельницу и поставил её на место. Таня смотрела на него и ничего не понимала.
– Что стоишь, уходи! Он сейчас очнётся, и ты точно нескоро домой попадёшь. И уезжай из города.
– Спасибо вам, – выдохнула Таня с благодарностью и выскользнула за дверь.
Она бежала без оглядки, лавируя между лавками, людьми и чемоданами. В голове была единственная мысль: только бы не упасть. Перевела дух уже на улице, когда оказалась на ближайшей остановке. Почти на ходу запрыгнула в автобус и плюхнулась на сидение возле окна. Всю дорогу оглядывалась, не гонится ли за ней милицейская машина. Через двадцать минут Таня уже стояла на привокзальной площади.
Железнодорожный вокзал немного уступал аэропорту по масштабу, но людей здесь было в несколько раза больше. Будто все жители города решили сегодня срочно уехать. Но Таня была рада затеряться в толпе. Она боялась, что её снова арестуют. Ведь ориентировки на преступницу расклеены повсюду. Девушка надела тёмные очки, стянула волосы в пучок – так она была меньше похожа на женщину-воровку – и вошла в здание вокзала. Огляделась – милиции не видно. Возле касс – длинные очереди, а Таня только сейчас ощутила сильнейший приступ голода. «Билет куплю потом», – подумала она и направилась в кафе. Там она быстро перекусила незамысловатой едой в виде пельмень и стакана чая с булочкой. Пока ела, думала, что же ей делать дальше. Возвращаться домой не хотелось. Столько времени и денег потрачено. Да и не привыкла она отступать. И мало ли, что сказал ей милиционер. Таня допила чай, купила в дорогу две шоколадки «Алёнка» и решительно вышла во двор.
У дверей вокзала она заметила цыганку средних лет в ярком цветастом платке и длинном черном платье. Та держала за руку кудрявого мальчика лет четырёх. Девушка хотела пройти мимо, но женщина встала у неё на пути:
– Милая, дай что-нибудь для малыша.
Таня замешкалась. Хотела сказать, что у неё ничего нет, но потом вспомнила и достала шоколадку. Мальчик почти выхватил её, разорвал обёртку и с жадностью откусил сразу две полоски. Девушка собралась идти дальше, но цыганка схватила её за локоть и проговорила вполголоса:
– Вижу, милая, печалишься. Дай денежку, бумажную, а я скажу, что тебя ждёт.
Таня не верила в гаданья, но подумала, что ведь не отстанет тётка. Извлекла из кошелька бумажный рубль и протянула цыганке. Та с довольным видом спрятала его за пазуху.
– Ну-ка, – она внимательно пригляделась к линиям ладони. – У тебя сейчас две дороги, но ты выбрала правильную… Ничего не бойся! И поторопись… Ох, поторопись, девонька…
Сказала – и растворилась в толпе.
Таня не успела спросить, почему надо спешить. Сквозь шум до неё долетели слова диспетчера. Он объявлял, что электричка до нужной ей станции отправляется с первого пути. Девушка метнулась за билетом, но кассирша махнула рукой:
– Отправляется, беги, а то не успеешь!
Таня пулей вылетела на перрон. Последний пассажир – старичок в серой широкополой шляпе – с трудом взбирался по ступенькам вагона. Девушка подбежала к нему и со словами «ну-ка, дедуля» подтолкнула его в спину и заскочила следом. В ту же минуту состав тронулся, а на перроне появились два милиционера. У одного из них – высокого и худого – под фуражкой белела марлевая повязка.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 35
© 07.11.2021г. Светлана Попова
Свидетельство о публикации: izba-2021-3190389

Метки: приключения, случай из жизни, милиция, дорожные приключения,
Рубрика произведения: Проза -> Другое











1