Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

01. РАРИТЕТ. 1979-1983


01. РАРИТЕТ. 1979-1983
­Привожу текст интересного документа, найденного не так давно в архиве «Зелёной кареты». Документ сей создан почти 12 лет тому назад, точнее - 29.06.83, и содержит массу подробностей и событий, повествующих о Первых Днях Клуба. При внимательном рассмотрении этого документа обнаружилось, что в текст этого РАРИТЕТА внесены твёрдой, не знающей жалости рукой, некоторые дополнения. Сей факт вопиёт о возмездии. Однако тут же выяснилось, что жёсткая рука корректора не коснулась Священного Текста, а лишь уточнила отдельные подробности, ускользнувшие от внимания автора. Эти подробности далее выделены курсивом. А более мелким шрифтом выделены примечания и кой-какие дополнения, дописанные уже в наши дни автором РАРИТЕТА. Документ сей приводится ниже с незначительными сокращениями, не искажающими общую канву повествования. Жаль, что Читатель не имеет возможности видеть его оригинал - великолепная обложка с замечательным рисунком, на котором летучая мышка обнимает гитару, и с трогательной надписью: «Дорогому КСП от областного спелеоклуба «Сумган».
Читатель! Скорей переворачивай страницу, ибо там, за поворотом..., там, там-та-рам, там-там, там.

ПЕРВОМУ ФЕСТИВАЛЮ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ В г. УСТЬ-КАМЕНОГОРСКЕ
от областного клуба спелеологов «СУМГАН»
Под нажимом неравнодушной общественности в архивах клуба «Сумган» были произведены основательные раскопки, результатом коих явилась уникальная находка некоего документа, составленного и подписанного 29 июня 1983 года супружеской четой Таней и Женей Зиниными, достойными представителями президентской династии Клуба Самодеятельной Песни (КСП), известного массам под названием «Зелёная карета». В связи с тем, что записки сии были занесены на бумагу собственноручно Е.Зининым, потребовались определённые трудозатраты на перевод текста на печатный (не путать с «цензурным»!) русский язык. Мы взяли на себя так же смелость осветить некоторые подробности, связанные с началом деятельности КСП, затерявшиеся в лабиринтах времени. Далее дословно приводим текст оного документа.

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КСП, написанная очевидцем

Вообще-то сейчас, по истечении 3-х лет со дня основания Клуба, становится всё больше и больше претендентов, которые видят себя сквозь этот пласт времени, стоящими у истоков его основания. Попробуем в этих записках передать все эти, зачастую противоречивые, версии рождения Клуба.
Согласно одной версии, где-то осенью был слёт туристов, после которого трое самодеятельных авторов выступили после основного (конкурсного) концерта и обозвали себя КСП. Они собрались у кого-то дома по случаю рождения у кого-то сына и стали разговаривать о том, что такое КСП и с чем его едят. Доподлинно известно, что одним из них был В. Красиков. Фамилии двух других стёрлись в архивах моей памяти, но она же, то есть память, подсказывает мне, что среди них был ещё П. Фетисов. Но ведь та же злодейка-память выносит на поверхность и такой факт, что это дело кончилось грандиозной пьянкой.
Далее события нарастают стремительно, как камнепад на 10 км в пос. Новая Согра (сл. читать – Старая Согра, прим. переводчика). А было вот что: все вдруг стали готовиться к зимнему (1980 г.) слёту туристов, и в плане подготовки к этому вечеру на квартире у Ю. Сидорова каждый божий вечер устраивались спевки. Были там Сидоровы, Капустян, Данченко, впоследствии на этой почве сменившая свою фамилию, Лужана, [Таня] Крылова, [Валентин] Сытник, [Володя] Шибаров. Кто-то из них даже заготовил примерный устав из примерно такого же количества слов, что здесь уже написаны до этого знака *, поделённого пополам. На одну из спевок пригласили никому не известного тогда молодого человека, который немного умел играть на гитаре. Фамилия его, кажется, была Зенин или Зилин, а имя точно не помню, то ли Валера, то ли Саша, но, в общем, не важно. (Простим Евгению Зинину его великодушную, по скромности, забывчивость! Прим. перев.) Его Сидоров узрел сначала на Сибинских озёрах, где он развлекал толпу туристов, приехавших на субботник, своими пьяными песнями и блатными аккордами, а потом тот же Сидоров увидал его (надо же!) в телевизоре, где он что-то лопотал (вот совпадение!) о каком-то КСП.
Об этом в дневнике у Т.Данченко записано буквально следующее:
«Появился Зинин. На него пришли посмотреть. Билетов правда не продавали.»
Ниже следует приписка: «Зря!», видимо принадлежащая перу тов. Зинина.
Прервём на время изложение документа, чтобы сообщить некоторые подробности первой версии, ускользнувшие от внимания автора.
Мысль о необходимости создания КСП, как и многие великие мысли современности, возникла в сознании масс одновременно в разных местах г. Усть-Каменогорска, что объясняется, видимо, созреванием к концу 1979 года необходимых к тому предпосылок, в частности наличием целого ряда самостоятельных авторов песен в самом городе и его окрестностях. Носители мысли стихийно объединялись в группировки, в которых данная мысль приобретала звучание вслух.
В частности, 2 сентября 1979 года такая группа, в числе которой присутствовали В. Володин и К. Серафимов, у которого именно в этот день появился на свет сын Алёшка (и факт этот взывал к тому, чтобы быть достойно отмеченным!), нанесла визит к М. Огородникову. Грандиозной пьянки тем не менее не получилось, так как у Огородникова оказалась лишь трёхлитровая банка домашнего вина, однако же преотличнейшего качества. Именно над этой банкой и прозвучали первые членораздельные положения о необходимости создания КСП в городе и о принципах его создания. По прошествии некоторого времени члены этой стихийной группировки с удивлением и радостью (весть принёс А. Капустян) узнали, что двое каких-то гавриков, совершенно неизвестных в туристической среде, бросили аналогичную мысль с экранов телевизоров. Было решено их выловить и с ними разобраться. С этой задачей, возможно сам не ведая того, прекрасно справился Ю. Сидоров.
Продолжим теперь изложение записок одного из тех телегавриков, усилиями, инициативе и целеустремлённости которого и обязано во многом движение самодеятельной песни и КСП в нашей области.

По другой версии Зинин, т.е. я, автор сей бумазеи, снюхался с тов. [Сергеем] Волковым, и по глупости своей решили они: «А пускай будет в городе КСП!»
Правда цели они при этом ставили разные: Волков имел в виду дискотеку, где как вы догадались, будут исполняться не только Элвис Пресли и Бони-Абб, но и Клячкин, Визбор и все остальные, а вот Зинин, так тот наоборот: − ему Клуб подавай!
Короче, решили они действовать. Но как? И ... дали концерт на 1 час в школе № 38. Школьники были вне себя от восторга, а мы видели в них нашу смену, наш будущий состав!
Как мы заблуждались! Ни один из наших слушателей до сих пор не пришёл в КСП. Но тогда мы были на крыльях удачи и решили это дело отметить в «Светлячке».
Как видите, и здесь дело кончилось обыкновенной пьянкой, и читающий сию писанину саркастически усмехнётся. Ан нет! Дело всё оказалось в том, что за наш столик уселись два дюжих молодца3, и мы стали пить вместе. И вот тут-то выяснилось, что эти парни работают на телестудии и им срочно (позарез) нужна свежая тема для передачи «Полчаса вместе с нами». Разумеется, мы тут же заключили джентльменское соглашение, и не прошло и двух недель, как мы с Волковым сидели под светом юпитеров и пялили глаза в телекамеры, придавая своим мордам интеллигентные (! – прим. перев.) лица, что у нас не совсем получалось, так как мне, лично, тёр воротник, накрахмаленный моей мамой, сидевшей в тот вечер у телевизора. Вот там-то и прозвучали слова о том, что неплохо бы (хорошо бы) создать такой Клуб, КСП, одним словом, и попросили телезрителей высказать по этому поводу свои мнения.
Короче, на спевку к Сидорову я уже пришёл известным киноартистом, тем паче, что за эти «полчаса вместе с нами», последним отвалили по 37 рублей гонорару. Деньги мне пришлись весьма кстати. Они ушли на пиво.

09.01.80 года Данченко, Капустян, Огородников, Володин и Красиков решили – пусть мы соберёмся и поговорим.
16.01.80 мы собрались у Огородникова на квартире.
Были – Володин, Огородниковы, Волков, Капустян, Зинин, Данченко.
Стали знакомиться, пели, и даже записывались. Я приволок исправленный и улучшенный Устав, Положение о членстве и программу-минимум (план работы) до июня 1980 г.
Программа была насыщенной и очень напряжённой. Там планировались выступления и по TV, и по радио, и на предприятиях, и в общежитиях. Где именно выступать, пока мы не знали, но на всякий случай назначили меня всем этим делом руководить, то есть президентом. (Сдаётся мне, что я помню этот момент, прим. перев.)

А уже 21.01.80 мы заседали в ЦДК.
И появился Чечин. Он страшно расстроился, узнав, что КСП это не КТП, где буква «Т» означает «туристской», но мы его быстро переубедили и стали петь вместе.
Где-то в феврале появился Серафимов с супругой и сыном. Он серьёзно очень исполнил несколько песен про пещеры. И вообще выглядел очень серьёзным. Впоследствии таковым и оказался.
Короче, решили мы тогда - задыхаемся! Надо выступать!

  • И не нашли ничего лучшего, чем выступить на TV 13.03.80. Мы сидели в парке возле телестудии, жгли дрова с гвоздями от ящиков и делали вид, что мы в лесу.
Были: Володин (Телефонный звонок);
Волков (ведущий);
Чечин (Кукушка, Весёлый дождь);
Зинин, Данченко (Зелёная карета);
Белкин (записывал);
Капустян(курил).

Много сил у нас отняла эпопея с названием [Клуба].
Капустян тогда петь не мог, так как сломал ногу.
Мы с Валькой [Володиным] спели на Чечина пародию (Кукарекушка), и тот сразу предложил назвать Клуб
ГР   И   П   П
у      с    о   е
п      п    п   сен
п      о    улярных
а      лнителей,

но этот номер у него не прошёл, и Таня предложила назвать «Зараза» и была [, кстати,] недалёка от истины. Тогда же появилась и эмблема Клуба: скрипичный ключ в виде гитары. [...] Знак этот был принят тогда общим голосованием, и мы очень радовались, что у нас такой хороший знак.
Придумала его Данченко, а воплотил в жизнь в виде 4-х значков Капустян. Один значок в качестве подхалимажа – президенту, другой, видимо из личных симпатий – Данченко, третий поехал в Москву [точнее в Новосибирск] с одним обормотом которого мы (КСП) выкормили, и который отплатил тем, что забыл нас, не хочу вспоминать его имени [а зря, ведь это был Слава Назарко, который через 10 лет всё-таки вспомнил нас, более того без него современная жизнь КСП сейчас была бы намного скучнее и дряньше, (15.09.94)], четвёртый, естественно - себе.
Тогда же Серафимов показал нам слайды и уникальные записи (это было у Огородникова). Всем было хорошо (кроме Т. Данченко, которая соскучилась и говорила: «Ну что такое, всё пещеры, да пещеры! Давайте петь!» - прим. перев.)

11.04.80 мы дали первый концерт на КШТ.
Огородников пел «Мне большего не надо»;
Красиков пел свои песни;
Володин пел «Телефонный звонок»;
Зинин с Данченкой «Разговор» и «Снегопад»;
Ложников с Пасиковой «Снеговика»;
Чечин имел большой успех,
А мы с Валькой Володиным его отобрали, спев «Кукарекушку».

Успех был потрясающий.
К этому времени мы имели5 комнату в общежитии УМЗ и Танзилю. Комнату нашёл Зинин, а Танзилю - Белякин, в то время ещё не бывший «штативом». Прилагаю подлинный протокол от 21.04.80.

«21.04.80. Впервые собрались на репетицию в собственной комнате в общежитии. Замечательная комната. Ребята собственноручно принесли стулья для будущих многолюдных заседаний КСП. Готова и эмблема клуба – отныне она есть и будет навсегда. Жаль, что мы ещё без названия, но, как утверждают альпинисты, у нас ещё всё впереди. Маэстро Красиков принёс новую песню. [...]»

27.04. мы выступали в общежитии.
Танзиля пела Мицкевича;
Я что-то тоже такое пел;
Данченко выступала в двойке с Огородниковым и пела «Дерева»;
Чечин и Красиков пели свои песни, а Красиков даже умудрялся показывать при этом свои слайды.

С этого момента начинаются лучшие времена КСП, когда на заседание приходило более 20 человек, все пели, не ругались, не разговаривали, слушали новые пластинки, приглашали гостей.
Венец всему этому – 6 мая, конкурс самодеятельной песни на УМЗ, где КСП выдал большую программу (на 1 час).
1 место – торт в виде гитары – взяли мы с Таней.
Специальный приз за песню «42 строки» взял Красиков.
Володин пел «Баксанскую».

Потом у Огородникова мы съели 1 приз, а грамоты есть не стали. А вот фотографии и 2 номера газеты «Сквозь терции» затеряла Танзиля, пока я был в армии.
18.05.80 мы выступали в том же составе в клубе «Слава» при ЦДК с той же программой, а 04.06.80 приехала Ольга Цой – лауреат II тура московского фестиваля КСП. От этого вечера у меня осталась замечательная по качеству плёнка с записью того вечера. Были: Оля Цой, Володин, Огородников, Чечин, Зинин, Танзиля, Капустян, Ложников, Симашко, Дьячко, Волков, Красиков, всего 26 человек.
Замечательный вечер. Один из лучших в истории КСП.
24 июля мы в 10:00подали заявление в ЗАГС, а в 12:00уже снимались на телевидении, где-то тоже около 30 человек, зрители сидели отдельно, артисты – отдельно. Хороший был фильм, жалко, что мы его не видели, так как он был 25-го, а в этот день Данченко стала Зининой, и с этого момента её фамилия (девичья) больше не упоминается.

А 27 06. я уехал в армию.
Вот и всё.
Теперь осталось вспомнить ещё 4 даты – 4 памятных вечера, которые удалось мне увидеть.
05.02.83 – вечер туристов в «Туристе».
09.02.83 – вечер в общежитии с участием муз. училища.
11.02.83 – авторский вечер В.Чечина.
13.03.83 – «Гастелло».
[...]
Был ещё вечер в общежитии института (УКПИ, прим. перев.), но ничего не помню, сам там не был (была жена).
Далее текст РАРИТЕТА сворачивает на выяснение сиюминутных проблем, которые ныне утратили актуальность. Тем не менее, Автор посчитал необходимым внести, точнее, дополнить Текст и предать огласке отдельные факты, существенно его дополняющие. Тем более, что Читателю в начале этой замечательной главы было обещано, что Автором уже написаны кое-какие страницы. Не буду разочаровывать пытливого Читателя, решившего дочитать эту скучную повесть до конца.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 19.10.2021г. Евгений Зинин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3177837

Рубрика произведения: Проза -> Новеллы











1