Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 18. Тьма сгущается...18+


Впрочем, номер, указанный большой желтой цифрой на капоте полицейского крузера, который подъехал к ним через несколько минут, оказался не восьмым, а девятым. Из него вышли два незнакомых Максу офицера и, обменявшись с Марко рукопожатиями, без особых усилий запихнули негромко поскуливающего Филипса на заднее сиденье.
Один из офицеров полез было за ним, чтобы пристегнуть его ремнем безопасности, но был остановлен Дэном, который положил ему руку на плечо и что-то сказал на ухо.
Тотчас же отстранившись, офицер неприятно ухмыльнулся и произнес, захлопнув дверь:
— Ну, с ветерком так с ветерком. Жду тебя в машине, шеф.
Подойдя к стоявшим чуть поодаль Максу и Марко, Дэн сказал, что поедет сейчас в департамент, и попросил отогнать свой «Эксплорер» к нему домой, оставив потом ключи в почтовом ящике, после чего вернулся обратно к крузеру, в котором как раз освободилось одно место: второй офицер оставался на заправке, чтобы дождаться эвакуатора, вызванного для машины Филипса.
После того, как Дэн загрузился в полицейский автомобиль, сидевший за рулем офицер включил сирену и с пробуксовкой колес сорвался с места, заставив не пристегнутого Филипса дернуться и довольно-таки ощутимо приложиться головой о стойку кузова.
Увидев взгляд охотника, которым тот проводил удаляющийся крузер, Марко негромко вздохнул и заговорил:
— Вы не подумайте, Макс, что все наши офицеры так обращаются с задержанными. Я не поддерживаю методы Дэна, и не раз ему об этом говорил. Но… Он мой друг и начальник, — он прочистил горло и продолжил: — Да и не сказать, что Филипс не заслужил такого обращения. Это та еще сволочь. После того, как он отправится за решетку, наш город вздохнет с облегчением. А возможно, и не только наш.
* * *
Дом Сидни, сестры мэра Нортона, располагался в самом начале Мэдисон-стрит — одной из центральных улиц города, которая под прямым углом отходила от Колониал-драйв. Не без труда найдя парковочное место в паре сотен футов вниз по улице, Макс и Марко оставили там «Понтиак» и неспешным шагом направились к дому.
Территорию вокруг дома ограждал невысокий, около трех футов в высоту, дощатый заборчик, покрашенный в темный, насыщенный красный цвет, хорошо гармонировавший с кирпичного цвета черепицей на крыше.
Подойдя к нему поближе, Макс протянул было руку к защелке, чтобы отпереть калитку, но тотчас же ее отдернул.
— Чувствуете? — произнес он с некоторым удивлением в голосе. — Вокруг дома растянут купол магической защиты. Ничего серьезного, впрочем, — продолжил он, прикрыв на мгновение глаза. — Так, отвадит диких животных, собьет с мысли человека, что задумал дурное… Но вот встретить в лице сестры Рэндалла коллегу-мага я, конечно, не ожидал. Даже странно, что он об этом не упомянул.
— Думаете, это ее рук дело? — спросил Марко. — Защиту ведь не обязательно ставила она. Сейчас любой человек может обратиться в специализированную фирму и заказать установку защиты по своим потребностям и финансовым возможностям.
— Верно, может, — хмыкнул в ответ на это Макс. — Но как бы я ни старался — я не могу себе представить лицензированного установщика, который может оставить после себя такую халтуру. А без лицензии в этой сфере не работают. Ну да ладно, — он перегнулся через калитку и отодвинул запиравший ее шпингалет. — Пока что к нашим делам это не относится.
Два раза постучав в изящный дверной молоточек, выполненный из латуни в виде головы Медузы Горгоны, Макс отступил на пару шагов назад и приготовился ждать, но буквально через десять секунд в глазке двери зажегся огонек, а еще через мгновение она широко отворилась. За дверью стояла высокая, статная женщина лет пятидесяти на вид, с длинными русыми волосами, убранными в несколько растрепанного вида косу, лошадиным лицом и тяжелым, мрачным взглядом глубоко посаженных серо-зеленых глаз.
— Добрый вечер, джентльмены, — заговорила она приятным низким голосом. — Чем я могу вам помочь?
— Добрый вечер, мисс Нортон, — произнес Макс, слегка приподнимая шляпу. — Меня зовут Макс Вербери, и вы, наверное, уже знаете, зачем я здесь.
— Конечно, — ответила Сидни, опираясь на дверной косяк. — Брат звонил мне вчера, предупреждал о вашем визите. А с вами мы уже встречались, мистер Мендоза, — продолжила она, повернув голову к Марко.
— Я помню, — одними уголками губ улыбнулся тот. — Однажды, прошлым летом, во время проливного дождя у вашей машины спустило колесо прямо напротив моего дома, и я помогал вам его менять.
— Да-да, — Сидни вернула ему улыбку, которая на вид показалась какой-то вымученной. — Рэндалл упоминал, что вас интересует как раз моя машина, но, боюсь, я ничем не смогу вам помочь. Вчера я с самого утра не очень хорошо себя чувствовала и поэтому после обеда решила немного поспать. Мой сон ничто не тревожило, и только когда после пробуждения я выглянула в окно, то обнаружила ее пропажу. Я тут же позвонила в полицию, ребята приехали буквально через несколько минут, обследовали чуть ли не половину улицы, но так ничего и не нашли. Но вы, наверное, это и так знаете.
— А где именно стояла машина перед тем, как ее угнали? — спросил Макс, оглядываясь по сторонам. — У вас тут довольно сложно с парковкой, как я заметил.
— Под тем деревом, — Сидни махнула рукой в сторону дуба, который рос возле тротуара, на противоположном конце участка. — В паре кварталов отсюда расположена церковь, у которой нет собственной парковки, и поэтому ее посетители оставляют свои машины на всех окрестных улицах. А так как в моем доме нет гаража или хотя бы подъездной дорожки — мне порой приходится парковаться прямо на газоне.
Сидни явно собиралась сказать что-то еще, но ее прервала донесшаяся откуда-то из глубин дома трель телефона. Извинившись перед мужчинами, она попросила подождать их несколько минут и скрылась внутри, прикрыв за собой дверь.
— Мбы́т бисэ́дэн тонэ́, — как только стихли ее шаги, Макс огляделся и чуть слышно прошипел слова уже знакомого Марко заглушающего заклинания, после чего бросил еще один взгляд на входную дверь и заговорил обычным, пусть и заметно напряженным голосом: — Не нравится мне это… Я не вижу здесь ничего подозрительного, но все мои чувства буквально кричат об опасности.
— Что касается подозрительного, — отозвался Марко. — Посмотрите внимательнее на то дерево, где стояла машина. Около минуты назад, когда вы общались с мисс Нортон, я заметил, что с него упал листок, но исчез, не долетев до земли около пяти футов. На зрение я вроде не жалуюсь, так что, думаю, здесь явно что-то нечисто.
— Давайте проверим, — оживившись, произнес Макс. — Пока Сидни не вернулась, — и, не теряя времени, сразу же полез во внутренний карман своего плаща, извлекая оттуда небольшой пузырек с каким-то серебристым порошком.
Не без труда открыв пробку, Макс поднес его ко рту и негромко что-то забормотал, отчего порошок тонкой струйкой стал вылетать из пузырька и собираться в небольшое облачко.
Когда секунд через десять в воздухе было уже около трети всего порошка, охотник замолчал, закрыл пузырек и, убрав его в карман, энергичным взмахом руки отправил облако в полет по направлению к дереву.
Первые три десятка футов, отделявшие их от дерева, облако порошка пролетело без каких-либо видимых изменений, но по мере приближения к нему оно начало дрожать, менять форму, а уже на подлете к дереву вдруг широко растянулось и повисло в воздухе, обволакивая силуэт невидимого автомобиля.
— Машина ведь здесь, — несколько напряженно отозвался Марко. — И как я понимаю, ее никто не угонял.
— Правильно понимаете, — кивнул в ответ Макс. — И мисс Нортон, кажется, прекрасно об этом знает.
— Возможно ли? — Марко изумленным взглядом посмотрел на охотника. — Возможно ли, что она и есть вампир?
— Сейчас проверим, — подобравшись, процедил тот сквозь зубы. — Что бы я ни делал — не вмешивайтесь. Не вмешивайтесь и со всем соглашайтесь.
Дождавшись напряженного кивка Марко, охотник снова махнул рукой, произнеся вполголоса «Э́ра фри́н!», отчего налетевший из ниоткуда порыв ветра разметал полупрозрачный силуэт машины и унес серебристые частицы, из которых он состоял, куда-то ввысь.
Как только Макс щелчком пальцев снял заглушающий купол, из-за двери послышались приближающиеся шаги, через пару мгновений снова явив перед ними Сидни.
— Еще раз прошу меня простить за то, что вам пришлось меня ждать, джентльмены, — произнесла она, выйдя за порог и прикрыв за собой дверь. — На чем мы остановились?
— На вон том дереве, под которым стояла машина, — Макс повернулся в сторону дуба, указывая на него, но вдруг закатил глаза, пошатнулся и начал заваливаться набок, в сторону женщины, которая инстинктивно выставила вперед руки в попытке поймать его.
Как только ладонь Сидни коснулась плеча охотника, тот встрепенулся и ухватился за нее, восстанавливая равновесие.
— Вам плохо, сэр? — несколько ошарашенно спросила она. — На вас лица нет. Пройдемте в дом, я налью вам бренди.
— Не нужно, спасибо, — ответил тот со смущением в голосе. — Сам не знаю, что это на меня нашло. Наверное, сказалось то, что я уже вторые сутки на ногах — в эту ночь я не смог заснуть даже на час. Ох, наверное, мне просто нужно немного отдохнуть. Офицер Мендоза, — повернулся он к Марко. — Наверное, лучше всего будет, если вы отвезете меня сейчас в отель, а с утра мы с новыми силами продолжим работу. Да и сами езжайте домой, выспитесь как следует. Деньки у нас выдались еще те.
— Будьте осторожны, сэр, — произнесла она, окидывая охотника нечитаемым взглядом. — У вас опасная работа, на ней всегда нужно быть готовым к разным неожиданностям. Берегите себя. Что касается машины — могу ли я еще чем-нибудь вам помочь?
— Наверное, нет, — замявшись на мгновение, ответил Макс. — Мне хотелось бы осмотреть место, где она стояла: мало ли, может, угонщик оставил там какие-то следы. Но лучше я займусь этим завтра — мне действительно нужно отдохнуть. Вы ведь не против?
— Конечно же, — кивнула она охотнику. — Езжайте в отель, выспитесь как следует, а завтра можете вернуться сюда в шесть часов вечера и осмотреть все, что вам нужно.
— Кстати, я тут заметил, что вокруг вашего участка растянута неплохая магическая защита, — Макс улыбнулся ей. — Даже странно, что она не остановила угонщика. Сами ставили?
— Какая такая защита? — Сидни непроизвольно дернулась и с удивлением уставилась на охотника. — О чем вы говорите?
— Разве вы не знаете? — Макс поднял бровь. — Я почувствовал ее еще на подходе к дому.
— Ничего не знаю ни о каких защитах, — с несколько растерянным видом произнесла она. — Я простой бухгалтер и не имею никакого отношения к магии. Но я живу в этом доме всего несколько лет. Возможно, она осталась от предыдущего владельца.
— Ох, в таком случае это может быть проблемой, — с беспокойством в голосе заявил Макс. — Офицер Мендоза завтра же вызовет специалистов из Департамента внутренней безопасности, которые проверят весь ваш дом на предмет различных магических «сюрпризов». И не спорьте! — поднял он палец, перебивая явно собиравшуюся что-то возразить Сидни. — Живя под магической защитой неизвестного происхождения, вы каждую минуту подвергаете свою жизнь опасности.
* * *
— Ну, так что? — с нетерпением спросил Марко, как только они вернулись обратно в машину и захлопнули за собой двери. — У вас получилось почувствовать магию проклятия? Это действительно наш вампир?
— Увы, — вздохнул Макс. — Я ведь говорил, я не малефик. Эмоциональный фон ее почти полностью совпадает с тем, что я почувствовал от вампира на озере, но следы проклятия отсутствуют. Это определенно она — эмоции с такой точностью скопировать невозможно, но проклятие, скорее всего, надежно сокрыто мощными амулетами. Мне через них не пробиться.
— И что нам делать? — Марко воткнул ключ в замок зажигания, и через секунду мощный четырехлитровый мотор «Понтиака» басовито заурчал. — Мы ведь не можем обвинять человека во всех этих убийствах на таком основании. Особенно если речь идет о родственнице мэра, — он замолчал на мгновение, вздохнул и продолжил: — Эх, если бы только можно было с помощью магии заставить принять ее свою истинную форму… Но я ведь правильно понимаю, что это невозможно?
— Неправильно, — ответил Макс. — Такая возможность существует. Только вот что толку? Видите ли, — пустился он в пояснения, поймав вопросительный взгляд полицейского. — Я знаю один ритуал, который можно было бы приспособить под нашу ситуацию и получить с его помощью вампира во всем своем великолепии для предъявления в любые органы власти, — криво усмехнулся он. — Но знаете, что-то мне подсказывает, что мисс Нортон вряд ли согласится оказать нам любезность и постоять полчаса в ритуальном круге, подвергаясь болезненной магической трансформации, вне зависимости от того, вампир она или нет.
— И поэтому…
— И поэтому мы с вами для начала отъедем на пару-тройку кварталов от ее дома, чтобы во-о-он тот опоссум, который выглядывает из-за колеса машины, стоящей футах в сорока позади нас, думая, что он спрятался, потерял нас из виду. Потом я наложу на машину несколько скрывающих заклинаний, и мы отправимся к вам домой.
— Мы устроим там засаду?
— Нет, — качнул головой Макс. — Скорее, ловушку. Видите ли, вчера утром, по дороге в Уотертаун, я перечитывал свои заметки и наткнулся на одну идею, которая нам может пригодиться. Вы ведь помните, что я оставил у вас дома некий магический конструкт, который должен нацепить метку на вампира, если тот вдруг туда заявится?
Дождавшись согласного хмыка полицейского, Макс продолжил:
— При создании этого конструкта в качестве рабочего тела был использован своего рода алхимический газ. А газ этот при контакте с определенными минералами выделяет вещества, которые действуют как магическое снотворное. Я обычно не использую таких минералов в работе, поэтому подумал, что это вряд ли когда-нибудь мне пригодится. Так что я задвинул эту информацию на дальнюю полку в своей памяти и благополучно о ней забыл. А когда мне на глаза попались записи об этом — я вспомнил, что перед поездкой сюда, среди прочего, я купил большой набор принадлежностей для ритуалов — просто на всякий случай. А в этом наборе есть несколько инструментов, сделанных из молдавита, который как раз и является одним из таких минералов.
— Интересно… — протянул Марко. — То есть вы думаете заманить вампира ко мне в дом и усыпить его там? Уверены, что это сработает?
— Процентов на девяносто, — хмыкнул Макс в ответ. — Единственное, что здесь может пойти не так — это мисс Нортон, которая вдруг внезапно отрастит себе мозги, прекратит заниматься ерундой и уедет первым же утренним автобусом в Нью-Йорк, сдаваться в федеральный госпиталь магической медицины имени Флеминга. Но насколько я могу судить по ее эмоциональному состоянию — надежды на такой исход мало, — Макс негромко прочистил горло и продолжил: — Поэтому я поселил в ней еще больше страха тем, что вы вызовете к ней проверку, которая обязательно ее раскроет, а также ложную уверенность в том, что ночь вы сегодня проведете один. Еще, для верности, с помощью этого касания я сумел сделать ей так называемую энергетическую инъекцию. Ничего серьезного, впрочем — за эти несколько секунд я успел сплести только простейший конструкт. Просто чтобы слегка подтолкнуть ее к более активным действиям: усилить тревожность, снизить критичность восприятия... Так что могу поставить десять баксов на то, что она окажется у вас дома еще до того, как успеет заняться заря нового дня.
— Звучит как план, — улыбнулся Марко уголками губ. — Но не лучше ли будет просто устроить там засаду?
— Может быть, и лучше, — произнес Макс, задумавшись на несколько секунд. — Но явно не безопаснее. Она ведь тоже маг, не забывайте это. Зачем рисковать обнаружением, ввязываться в магический бой на ровном месте? Пусть зайдет, вдохнет немного газа и приляжет отдохнуть на коврике в прихожей. А мы тем временем услышим оповещение от сигнализации, спокойно соберемся, доедем до вашего дома, застанем ее с поличным и захватим без какого-либо сопротивления.
— Ну а взятый с поличным прямо на месте преступления подозреваемый — это совсем не то же самое, что невинная женщина, которую бездоказательно обвиняют в страшных злодеяниях, — усмехнулся Марко в ответ. — Это даст нам определенную свободу действий.
* * *
Успешно установив ловушку, Макс и Марко вернулись в отель — где-то через час, когда уже стемнело. Прямо на входе их встречал взволнованный Джошуа.
— Слушайте, мистер Вербери, это дело начинает скверно пахнуть, — с места в карьер заговорил он. — Кажется, вампир знает, что вы здесь живете.
— Что случилось? — Макс в легком удивлении поднял бровь.
— Да вот, полюбуйтесь-ка, — Джошуа махнул рукой в сторону стойки ресепшена, на которой лежал небольшой белый конверт без каких-либо надписей. — Около получаса назад сюда влетел здоровенный ворон — размером с доброго гуся, черный как смоль и с глазами, горящими живым огнем. Влетел через закрытое окно, хочу заметить, — мужчина поднял палец. — И каким-то чудом его не разбил. Эта тварь облетела помещение по кругу, громко каркая, до полусмерти испугав пожилую пару из десятого номера, которая как раз выселялась из гостиницы, потом завис над моей стойкой, оглушительно прогромыхал: «Письмо для господина охотника!», сбросил конверт, который держал в лапах, после чего просто растаял в воздухе, как будто его здесь и не было!
— Ого, — присвистнул Макс. — Впечатляет. «Призыв Мунина» — это серьезные чары. Я в свое время не мог их освоить больше года. А когда у меня наконец получилось — наставник освободил меня от всех экзаменов на мощность потока. Сказал, что раз я смог призвать этого ворона, то у меня сил хватит на все, чему он может меня научить.
— Это не очень хорошо, — отозвался Марко. — Мне тоже знакомы эти чары.
— Верно, — кивнул Макс. — С тем, кто способен на такую магию, сталкиваться в бою не хотелось бы ни одному разумному человеку. Но сейчас меня больше интересует, не трогал ли Джошуа этот конверт руками. Хотя о чем это я… — фыркнул охотник. — Очевидно, он его не трогал. Иначе не стоял бы тут перед нами, возмущаясь наглостью одного магического пернатого.
— Я бы не смог его потрогать, даже если бы и захотел, — ответил Джошуа. — Вот, взгляните-ка, — с этими словами он приблизил руку к конверту, остановившись примерно в футе от него. — Это максимум, мистер Вербери. Ближе меня не пускает какая-то магия. Рука просто останавливается в воздухе и дальше не идет.
— Любопытно, — протянул Макс, прикрыв глаза на мгновение и вытянув руку в сторону стойки. — Да. Слабенький охранный оберег, который не дает коснуться магической вещи человеку, в котором нет магии. Работает просто, деактивируясь от контакта с магическим полем. Хм-м. Значит, она еще не до конца потеряла разум и постаралась в меру возможности обезопасить случайных людей от проклятия, которое там заложено.
— П-проклятие? — Джошуа явственно побледнел и опасливо отступил на несколько шагов прочь от стойки, на которой лежал конверт.
— Верно, — кивнул Макс. — Гораздо слабее, чем первое, впрочем. Силы у нее все же не безграничны. Но вы правы, — хмыкнул он. — Дело это пахнет все хуже. Призвать Мунина, чтобы подбросить мне проклятие, оставив его в общественном месте… Нужно с этим поскорее заканчивать.
С этими словами он широко махнул рукой, рявкнув: «Ври́ма э лье́вэ!», отчего прямо посреди помещения с оглушительным треском раскрылся овальный зев портала, высотою в человеческий рост, по ту сторону которого было видно звездное небо.
Еще один взмах руки охотника поднял порыв ветра, которым конверт, лежащий на стойке ресепшена, подняло в воздух и забросило прямо в портал, закрывшийся за ним с негромким шипением.
— Кстати, Джошуа, — заговорил Макс через несколько секунд. — Я хотел бы вас кое о чем спросить.
— Спрашивайте, мистер Вербери, — со вздохом ответил тот. — Буду рад вам помочь.
— Меня интересует один человек, некая мисс Сидни Нортон, — немного помедлив, произнес Макс. — Я ведь правильно понимаю, что она приходится вам родственницей?
— Тетя Сидни? — с легким недоумением в голосе ответил Джошуа. — Ну да. Она родная сестра моего отца. А в чем дело?
— Видите ли, — Макс замялся на мгновение, почесал затылок и заговорил снова. — Ладно. Я знаю вас, Джошуа, как честного и надежного человека, поэтому буду говорить прямо и надеюсь, что эта информация не уйдет дальше вас — по крайней мере, до конца моей охоты.
Дождавшись утвердительного кивка хозяина гостиницы, Макс негромко прочистил горло и продолжил:
— У меня есть все основания полагать, что под личиной вампира скрывается именно она.
Обалдевший от услышанного Джошуа схватился за голову, сделал несколько шагов назад и чуть не промахнулся мимо одного из кресел, стоявших в холле.
— К-как? Тетя Сидни? Вампир? Как такое вообще может быть? — севшим голосом пролепетал он. — Скажите, это ведь не шутка? Не ошибка?
— Увы, — ответил Макс. — Вероятность ошибки практически исключена.
— Ох… — Джошуа закрыл ладонями лицо. — Что с ней будет? Вы ведь ее убьете, верно?
— Она подверглась действию могущественного проклятия, — сказал Макс. — Его воздействие в чем-то можно сравнить с душевной болезнью, и поэтому я, по возможности, постараюсь отнестись к ней как к душевнобольному человеку, а не как к опасному чудовищу. Но вы ведь понимаете… Такие люди не всегда дают шанс им помочь.
— Постарайтесь, пожалуйста, — с мольбой в голосе проговорил Джошуа. — Тетя Сидни… Она хороший человек, пусть и не самый приятный.
— Можете рассказать о ней поподробнее? — Макс вынул из внутреннего кармана плаща блокнот и карандаш. — Какой у нее характер, чем она занимается, чем интересуется? Как относится к людям? Для меня может быть важна любая деталь.
— Ну, как я уже говорил, она — человек непростой, — Джошуа начал свой рассказ, с кряхтением поднимаясь с кресла. — У них с братьями — Рэнди и Уорреном — моим отцом, отношения не сложились с самого детства. Она гораздо старше их обоих, гораздо серьезнее. Да и ее тяжелый характер не способствовал взаимопониманию в семье.
— Тяжелый? Что именно вы имеете в виду? — спросил Макс.
— Видите ли, мистер Вербери, — немного замявшись, протянул Джошуа. — Она довольно умна. Я бы даже сказал, слишком умна для нашей семьи, — губы хозяина гостиницы тронула легкая улыбка. — Она была настоящим книжным червем, просто помешанной на учебе. Также она всегда была очень требовательной — и к себе, и к другим. Ну и следует отметить такую черту ее характера, как чрезмерно высокое самомнение. Для нее всегда было только два мнения — ее и неправильное. Даже если в конечном итоге оказывалась, что она не права — это не имело никакого значения… — он немного прокашлялся и продолжил: — Уоррен и Рэндалл же, в свою очередь, были не самыми спокойными и прилежными детьми. Как вы понимаете, это не могло не привести к конфликтам.
— Обычно с возрастом люди стараются наладить отношения с родственниками, вне зависимости от того, насколько сильно они конфликтовали в детстве, — заметил Макс. — Но, судя по всему, здесь не тот случай.
— Совершенно верно, — кивнул Джошуа. — Даже когда ребята выросли и стали относиться к ней гораздо спокойнее — характер Сидни в лучшую сторону не менялся никогда. С возрастом она стала настоящим мизантропом — так что желающих иметь с ней дело не находится даже в нашей семье.
— Ну, она показалась мне довольно милой в общении, — заметил Макс. — Если не учитывать, конечно же, ее маленький грязный секрет.
— Пусть вас это не обманывает, — фыркнул Джошуа. — Тетя Сидни всегда безупречно вежлива и очень обходительна. Но если ей что-нибудь в вас не понравится — она смешает вас с дерьмом одним взглядом, даже не открывая рот. И будьте уверены — если вы с ней проговорите больше десяти минут — ей обязательно что-нибудь не понравится.
— А чем она занимается? — спросил Макс. — В разговоре она упоминала, что является бухгалтером.
— Да, насколько я знаю, у нее есть небольшая бухгалтерская практика, — ответил Джошуа. — Впрочем, я понятия не имею, где она берет работу — с ней не сотрудничает ни одна из компаний в нашем городе. И даже мне она в свое время отказалась помогать.
Поймав вопросительный взгляд Макса, Джошуа пояснил:
— Когда я открывал эту гостиницу, то предлагал ей работать со мной. Ну, знаете, всегда лучше доверить денежные вопросы родственнику, чем человеку со стороны. Несмотря на все ее отрицательные качества, одного у нее не отнять — она жуткая перфекционистка, и если берется за что-то, то старается сделать это идеально.
— Также меня интересует вопрос магии, — продолжил Макс, черкнув несколько строк в своем блокноте. — Доподлинно известно, что вампир владеет магией, причем на достаточно высоком уровне. Знаете ли вы что-нибудь о магических способностях мисс Нортон?
— Хорошая шутка, мистер Вербери, — вымученно улыбнулся Джошуа. — Тетя Сидни и магия — это, наверное, две самых несовместимых в мире вещи. Но знаете, что… — он задумался на добрый десяток секунд. — Теперь, когда вы упомянули магию… Мне кажется, я могу припомнить один случай, который иначе как магией объяснить нельзя.
— Излагайте, Джошуа. Нам могут быть важны любые подробности.
— Возможно, я не должен был бы вам этого говорить… — несколько неуверенно начал тот. — Но Марко — мой друг, а вы, мистер Вербери… Я уверен, что вы сохраните это в тайне. В общем, около семи лет назад, когда я еще жил в Фоссхельме, у дяди Рэнди возникли серьезные проблемы с законом. Не буду вдаваться в подробности — скажу лишь, что там были замешаны федеральные контракты и проблемы с источниками их финансирования. Это грозило ему серьезным сроком, и мало что могло его спасти. Пока не вмешалась Сидни. Никто не знает, как она вообще об этом прознала — сами понимаете, Рэнди о своих проблемах на каждом углу не трубил. Насколько мне известно, в курсе этой ситуации во всем городе было только трое — сам Рэнди, шеф полиции и его помощник, какой-то инспектор с редкой фамилией.
— Инспектор Абельтон, — сказал Марко. — Такое звание в нашем департаменте есть только у него.
— Именно, — кивнул Джошуа. — Ну так вот, одним прекрасным вечером Сидни появилась на пороге дядюшкиного дома и сразу заявила, что знает о его проблемах и может их решить. Это, ясное дело, его обескуражило — она ни разу до того не была в его доме и, тем более, не предлагала никакой помощи. Причем все его расспросы она сразу пресекла на корню, сказав, что поможет только в том случае, если никто не будет ее ни о чем спрашивать. Ситуация у Рэнди была безвыходной, и ему не оставалось ничего, кроме как согласиться. Она попросила его расписаться на пустом листе бумаги и ушла, не сказав ни слова. Сразу после этого она пропала из города на две недели, а когда вернулась — Рэнди уже знал, что прокурор штата отправил дело на доследование в связи с пропажей вещественных доказательств — оригиналов самих контрактов, на которых, по какой-то невероятной случайности, еще не успели провести почерковедческую экспертизу. Федералы еще полгода рыли это дело, но люди в замешанных в нем компаниях успели подтереть следы — так что без основных доказательств все в конечном итоге развалилось, — Джошуа замолчал, негромко прочистил горло, перегнулся через стойку ресепшена, цапнул оттуда бутылку с водой, едва дотянувшись до нее кончиками пальцев и, сделав несколько жадных глотков из нее, продолжил: — Как я говорил, тетя Сидни запретила задавать вопросы о том, как она провернула это дело, поэтому тогда Рэнди решил, что она задействовала для этого какие-то связи. Но теперь, когда вы заговорили о магии… Я думаю, что она действительно могла быть в этом замешана.
— Что думаете, Макс? — с интересом спросил Марко. — Могла ли она что-то сделать с этими бумагами с помощью магии?
— Могла, — подтвердил тот, задумавшись ненадолго. — Что довольно удивительно. Я не ожидал такой магии от современного американца.
— Вам знакома такая магия? — с удивлением спросил Джошуа. — Вы знаете, как она могла это сделать?
— Верно, — кивнул охотник. — В прошлом году я выполнял заказ на куролиска для одного фермера в Австралии, и помимо денег в оплату за работу я получил очень старую китайскую книгу — сборник редких и запрещенных заклинаний. Я заказал ее перевод не так давно, и буквально за пару дней перед отъездом сюда переводчик прислал мне несколько десятков готовых страниц. Одно из заклинаний, описываемых там, как раз имеет подобное действие — оно соединяет магически всю бумагу в радиусе нескольких миль, на которой писал определенный человек. И тогда все, что происходит с тем листом бумаги, над которым творилась эта магия — автоматически происходит и с остальными.
— То есть если уничтожить один лист бумаги — остальные тоже будут уничтожены? — с некоторым удивлением в голосе спросил Джошуа.
— Совершенно верно, — ответил Макс. — Она очень умело приспособила это заклинание под такую необычную задачу.
— Значит изначально у него было какое-то другое назначение? — поинтересовался Марко.
— Как было указано в книге, это заклинание предполагалось использовать для помощи императорским чиновникам в размножении указов — но ввиду слишком большой сложности и энергоемкости распространения оно не получило, — Макс негромко прочистил горло и продолжил: — Когда я прочитал об этом, то даже прикинул, интереса ради, смог ли бы я сотворить такое заклинание. И, к собственному удивлению, понял, что нет. Оно требует слишком большой точности исполнения и твердого как сталь контроля — на уровне как минимум мастера ритуалов.
— Впечатляет, — присвистнул Марко. — Знаете, Макс, ваше желание вызвать сюда федералов или департамент внутренней безопасности с каждой минутой находит в моем сердце все больше отклика. Мне определенно не хотелось бы встречаться в бою с мастером ритуалов.
— Не дрейфьте, Марко, — хлопнул его по плечу охотник. — Мастер ритуалов — это совсем не обязательно еще и боевой маг. Мы справимся. Иначе быть не может.
— Надеюсь, — вздохнул в ответ полицейский. — Очень на это надеюсь.
— Пойдемте лучше наверх, в номер, — Макс поднял с пола свой чемоданчик. — Нужно как следует подкрепиться — для ужина уже самое время, а вот когда нам удастся позавтракать, я, честно говоря, не знаю.
— Закажем пиццу? — слегка вымученно улыбнулся Марко. — Ресторан «Неаполь» работает допоздна.
— Идет, — хмыкнул охотник. — Может быть, даже гавайскую. Ах, да, — повернулся он к хозяину гостиницы. — Спасибо вам, Джошуа. Вы нам очень помогли. Пока вопросов к вам больше нет, но имейте в виду вот что: если вы увидите этой ночью, как мы выходим из гостиницы — плотно закройте за нами двери и никого не впускайте до самого рассвета. Вашу тетушку в особенности. И ни в коем случае не снимайте амулет из клыка вендиго, который вы носите. Если что-то пойдет не так, он — единственное, что сможет спасти вам жизнь.
* * *
Около двух часов пополуночи необычного вида пресс-папье в виде вороньего черепа, вырезанного из какого-то голубоватого камня, которое лежало на столе в номере Макса, негромко завибрировало и засветилось тусклым аквамариновым светом. Несколько мгновений, и комнату озарила красная вспышка, а вокруг черепа начали клубиться потоки энергии, которые быстро соткались в некое подобие птичьего силуэта.
Силуэт подернулся легкой дымкой, поднялся на ноги, расправил свои призрачные крылья и взлетел в воздух, оглашая помещение громким криком, напоминавшим ор чайки.
Охотник, лежавший на кровати в соседней комнате, сонно заворочался и пробормотал раздраженным голосом:
— Ну вот, началось… И что стоило этой скотине влезть в ловушку хоть на ча-асик позже? Охотники ведь тоже спа-а-ать хотят.
Несколько раз потянувшись, он спустил ноги с кровати, цапнул телевокс с прикроватного столика и прохрипел в него:
— Эй, Марко! Доброе утро! Просыпайтесь, время ловить вампира.
В ответ из телевокса донеслась сдавленная ругань, а немного погодя — пожелание вампиру провалиться «al infierno»(1) и не беспокоить по ночам добрых людей.
— Вот мы ее туда и отправим, — фыркнул в ответ Макс. — Если только она даст нам повод. Поднимайте свою задницу с кровати и тащите ее сюда. Мы экипируемся подобающим образом, я подыщу вам какую-нибудь защиту, и будем выдвигаться к вам домой. Снотворного вампиру, по моим расчетам, должно хватить часов на пять, если не на семь — но тут никогда не знаешь наверняка.
Через две минуты в номер охотника ввалился отчаянно зевающий полицейский, на ходу натягивающий на себя куртку.
— Погодите одеваться, — произнес хозяин комнаты. — Примерьте-ка вот это, — предложил он, бросая Марко негромко звякнувший сверток.
— Что это такое? — с легким удивлением спросил тот, разворачивая что-то, отдаленно напоминающее кольчужную рубаху. — Броня средневекового рыцаря?
— Не совсем, — хмыкнул Макс. — Попробуйте ее надеть. На голое тело, — добавил он, остановив полицейского, попытавшегося натянуть этот странный предмет гардероба поверх джемпера.
— Интересные ощущения, — несколько озадаченно пробормотал секунд через десять Марко, облачившийся в рубаху и теперь с интересом ощупывающий себя. — Когда я держал ее в руках, она была на ощупь как обычный металл, но теперь, когда я ее надел, то вообще не чувствую ее на теле. Это какая-то магия?
— Это ваша защита от магии, — улыбнулся в ответ Макс. — Кольчуга, сплетенная из метеоритного серебра.
— Ох, — схватился за голову Марко. — Это сколько же она вам стоила? Миллион? Три? Пять?
— Нисколько, — хмыкнул Макс. — Это боевой трофей, добытый во время недавней охоты.
— И где же это такие трофеи можно добыть? — с недоверием в голосе осведомился Марко. — Подумать только, метеоритное серебро…
— В прошлом году меня нанял один британский инвестор, — заговорил Макс, снимая свой тренч с вешалки в шкафу. — Он купил старый заброшенный замок в Тюрингии, что на востоке Германии, и хотел, чтобы перед тем, как там можно будет начать какие-либо восстановительные работы, его обследовал охотник. Что весьма разумно, — усмехнулся он. — Это место пустовало еще со времен Второй Мировой, и за столько лет там могло поселиться что угодно.
— И не зря нанял, не так ли? — усмехнулся Марко.
— Верно, — кивнул Макс. — В одной из кладовых, на подземных этажах, оказалось логово вихта. Жуткая тварь, на самом деле, — поежился он слегка. — Я начал стрелять в него в упор, когда он еще спал, и мне потребовалась целая обойма — все двенадцать патронов, чтобы упокоить его навсегда.
— Кольчуга была среди его трофеев?
— Да, — хмыкнул Макс. — Как вы, верно, знаете, вихты любят тащить к себе в логово все металлическое и блестящее, обычно сосредотачиваясь на одном или нескольких типах предметов. Этот предпочитал средневековую броню и оружие — благо в замке недостатка в них не было.
— О да — улыбнулся Марко. — В детстве бабка мне рассказывала сказку о вихте, который очень любил ложки и таскал их в свой дом со всего княжества.
— Ну так вот, — продолжил Макс. — Эта кольчуга просто валялась на полу, недалеко от входа в его логово. Я когда увидел ее — чуть дар речи не потерял, но, к счастью, быстро сумел взять себя в руки и не подать виду. А когда хозяин предложил мне посмотреть, не заинтересует ли меня что из трофеев вихта — то, среди прочего, я выбрал и ее.
— И хозяин не был против? — удивленно спросил Марко. — Это ведь такая ценность!
— Вряд ли он знал, что это вообще такое — ответил Макс. — Но даже если бы и знал — то все равно не смог бы ничего возразить. По немецким законам, охотник, убивший чудовище, имеет право забрать себе его тушу, а также все то, что было найдено ценного в его логове, — он замолчал, негромко прочистил горло и продолжил. — Кстати, вихт, которого вы упомянули, имел вполне реальный прототип. Он был проклятым человеком, который жил в пятнадцатом веке, где-то в районе современного Милана. И полноценным вихтом он все-таки не был — просто выглядел очень похоже. Проклятия, как известно, не могут превращать людей в полноценных чудовищ — максимум передадут некоторые их свойства и качества, как в нашем случае. Но это не мешало ему долгие годы держать в страхе всю округу и быть причиной многочисленных человеческих жертв.
— И что с ним стало?
— Был расколдован простым охотником на чудовищ, который смог разгадать логику проклятия и сломить его с помощью логического противоречия, — хмыкнул Макс. — За давностью лет подробное описание этого действа не сохранилось, но, тем не менее, этот случай широко известен в наших кругах.
* * *
Через каких-то полчаса «Понтиак» с Максом за рулем уже подъезжал к дому полицейского по ночной Уотерфронт-драйв, что проходила по самому берегу озера.
Завернув за очередной поворот, они чуть не врезались в стоящий прямо посреди улицы бирюзовый «Форд Эскорт» с распахнутой водительской дверью.
Затормозив с визгом колес в каких-то шести футах от него, охотник громко выругался и выплюнул с раздражением: «Вот и нашлась пропажа у мисс Нортон. Она бы так парковаться научилась, как умеет скрывать машины под деревьями и свои клыки в ранах».
— Так спешила, что бросила машину посреди дороги, — хмыкнул Марко. — Даже странно, что здесь до сих пор не проехал ни один экипаж и не вызвал для нее эвакуатор. Надо будет попросить Дэна пересмотреть маршруты патрулирования.
— Не до этого сейчас, — немного напряженно бросил Макс. — Пусть она и спит — нам все равно нужно быть наготове. Заедем прямо к дому и посмотрим, что там творится. Только не забудьте перед входом надеть противогаз, если не хотите лечь спать рядом с ней.
Не без труда объехав «Форд» по обочине, он свернул на подъездную дорогу и с громким ревом мотора загнал «Понтиак» на холм, на котором стоял дом Марко.
— Нехорошо… — прошипел Макс, высунувшись из машины и напряженно вглядываясь в темные окна. — Входная дверь открыта, а это значит, что газ мог начать выветриваться быстрее, чем можно было предполагать. Ну да ладно. Оружие наизготовку и выдвигаемся. Я вхожу первым.
Но не успели они подойти к двери, как она рывком распахнулась, выпуская на улицу нечто.
Существо было высоким — никак не меньше восьми, а то и восьми с половиной футов. Его черная, лоснящаяся кожа туго обтягивала тонкое, если не сказать костлявое тело, а лицо взирало на мир темными провалами пустых глазниц.
Оно окинуло стоящих перед ним мужчин невидящим взглядом, после чего с шумом втянуло воздух в открывшееся ротовое отверстие и предупредительно рыкнуло.
Рот Макса перекосился в кривой ухмылке, и в его правой руке начали потрескивать разряды молний, а стоявший чуть позади Марко потянулся к поясу, где у него висела кобура с пистолетом.
Но реакция у чудовища оказалась быстрее, чем мог ожидать кто-либо из присутствующих. Оно издало оглушительный рев и резко взмахнуло длинной, диспропорционально тонкой рукой, которую венчали три скрюченных пальца с острыми когтями на конце.
Магическая ударная волна, вызванная этим взмахом, тотчас же врезалась в мужчин, сбивая их с ног и отбрасывая назад на добрых двадцать футов.
Кувыркнувшись в воздухе, Макс сумел приземлиться на ноги, уйдя в глубокий присед, что позволило ему не потерять равновесие.
Помедлив несколько мгновений, он шумно выдохнул и рывком поднялся во весь рост, одновременно выбрасывая вперед правую руку, с которой в сторону чудовища сорвался мощный разряд молнии.
Впрочем, разряд этот своей цели не достиг — еще одним взмахом руки чудовище изменило его траекторию, отправляя куда-то в небо.
Отбив еще один удар молнии, чудовище громко зашипело, сделав выпад в сторону Макса, в ответ на что он энергично встряхнул левой рукой, из ладони которой за каких-то пару мгновений вырос короткий одноручный меч причудливой формы, сотканный из переливающихся голубоватых потоков энергии.
Макс широко размахнулся, и меч, бывший до того около тридцати дюймов в длину, мгновенно удлинился до десяти футов, ударяя существо по плечу и оставляя на нем глубокую кровоточащую рану.
Чудовище отшатнулось, громко завыло и рвануло прочь, убегая в сторону города, прямо на ходу подергиваясь дымкой и буквально растворяясь в воздухе.
— О-ох, — послышался откуда-то сзади негромкий стон Марко. — Вот это я приложился… Да еще и ногу, кажется, сломал.
(1) Al infierno(исп.) – в ад.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 14.10.2021г. Дмитрий Тищенко
Свидетельство о публикации: izba-2021-3174809

Метки: альтернативная реальность, боевая фантастика, детектив, магия, мистика, мистический реализм, приключения, фантастика, чудовища, фентези,
Рубрика произведения: Проза -> Детектив
















1