Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Все умрут. Глава 7. Ненависть


Все умрут. Глава 7. Ненависть
      ­26 год от образования Эдринии. 3 месяц тепла
      Персонаж: Арес Блэквуд. 14 лет. Сын Инна Блэквуда
      Юве: Глефа телепортации
      Местность: Северная часть Эдринии. Давейт. Особняк Блэквудов

Вечерело. Арес уже около трёх часов сидел на самом большом дереве в окрестностях. Он прятался от своей сестры, которая при всей своей мощи и силе абсолютно не умела искать людей. Девушка даже не догадывалась о том, что её брат находился совсем рядом, всего-то в паре метров от большого дома. Блэквуд же эти две сотни минут не скучал, он наблюдал за людьми с высоты птичьего полёта. Ему казалось это интересным. Снизу деятельность людей казалось чем-то непостижимым, все снуют туда-сюда, копошатся. Однако сверху всё казалось совсем другим, куда более понятным.

Это дерево было любимым укрытием Ареса и каждый раз, когда он здесь прятался, то постоянно наблюдал за людьми внизу и уже мог с лёгкостью предсказать их любые дальнейшие действия.

Блэквуд посмотрел на небо и отыскал глазами солнце. Судя по его положению, сейчас около семи часов, то есть для слуг, готовящих постель его родителям и каким-то важным гостям, появляться ещё рано, а вот для конюхов самое время. Арес уставился на вход в дом, ожидая прихода Бэна и Гросса, двух конюхов, которые должны были заботиться о вечерней кормёжке лошадей. Вскоре эти двое появились, несколько позже, чем Блэквуд планировал, но всё же в пределах ожидаемого времени, вероятно, заболтались. Теперь время дворецкого…

Блэквуд чуть-чуть повернулся на ветке, и его взгляд упал в сторону тренировочного поля, дворецкий приходил именно с этой стороны примерно через пять минут после прибытия конюхов, однако, учитывая, что они немного задержались, тот вполне мог появится именно сейчас.

Впрочем, как только Арес окинул взглядом поле, то сразу же забыл о дворецком и припозднившихся конюхах. На поле он увидел свою сестру, гоняющую очередного учителя, какого-то там крутого фехтовальщика, впрочем, против сестры не продержавшегося и минуты.

«Надо же, она забыла обо мне», — немного удивился Арес. — «А ведь ей надо только голову поднять, и она меня увидит».

Блэквуд часто прятался от сестры, с определённого момента он наконец прекратил плясать под её дудку. Наказание за его поимку всегда было жестоким, психологически неприятным, и чаще всего изобретательным, с фантазией у Афины всё было в порядке. Но ловили парня редко. Арес нашёл два места, где Афина всё никак не могла его найти: это то дерево, на котором он сейчас сидел, и винный погреб.

Больше всех на свете Арес ненавидел сестру. Он ненавидел её сильнее, чем любил свою жизнь, ненавидел, желал уничтожить, хотел, чтобы она почувствовала всё то, что почувствовал он. Когда делать ему было нечего, парень фантазировал о том, как он кроваво и жестоко расправляется с Афиной. Когда он не наблюдал за людьми с дерева, то строил планы, планы обретения власти и убийства Афины Блэквуд.

Арес сам не понял, как стал тем, кем является на данный момент. Раньше при взгляде на кисточку он хотел её использовать, нарисовать какой-нибудь рисунок, теперь же он думал о том, как приятно будет этот кисточкой проткнуть глаз своей сестры. Долгое время он выполнял безумные требования Афины и всё больше и больше ужесточался. С десяти лет он её боялся, но через полтора года погиб отец, а он получил в свои руки невероятное оружие и страх сменился ненавистью, страшной ненавистью, осмысленной ненавистью. Наверное, именно тогда он переосмыслил свои приоритеты, впрочем, это могло произойти и постепенно.

Афина недавно достигла восемнадцати лет, совершеннолетия. В этом возрасте дети почти всегда отправляются в странствие, чтобы найти свой путь в жизни, это традиция. Но Блэквуд-старшая никуда не отправилась. Несмотря на то, что она уже могла покорять сердце Давейта и брать под командование любой отряд Эдрика Светлого, она по-прежнему оставалась в особняке Блэквуда. И Арес прекрасно понимал, почему.

После смерти Инна именно его дочь, а не жена, взяла власть в свои руки. Ванесса тогда скорбела, и ей было всё равно, поэтому против тогда ещё несовершеннолетней девушки выступили особо храбрые парни. Они не хотели прогибаться под девочкой, по крайней мере именно так они выразились. Всех недовольных Афина банально убила, и уже без каких-либо препятствий получила власть в свои руки. И свою власть девушка практически не использовала, она и до этого творила всё, что её душе было угодно, после смерти Инна ничего не изменилось. Афина же осталась для того, чтобы продолжать «опекать» своего брата, по какой-то причине та действительно беспокоилась о судьбе Ареса Блэквуда.

И дело было не в её добром характере, слова «добрый» и «Афина» вообще нельзя было ставить в одном предложении. Арес считал, что его сестра так старалась ради блага рода Блэквудов, которые существовали ещё до появления магии, то есть более пятисот лет. Возможно, не будь он наследником Блэквудов по мужской линии и будь его мать способа к деторождению, то он был бы мёртв.

Причин убить его было предостаточно, с определённого момента он даже не старался скрывать свою ненависть к сестре, а Афина, в свою очередь, не сдерживала и свою натуру. Убийств и пыток невинных было предостаточно, но Арес всегда оставался в добром здравии.

Два года назад, когда ещё был жив Инн, а Арес ещё не до конца был пожран ненавистью, приезжий торговец по секрету продал мальчику разноцветные рисовальные карандаши и прочие принадлежности для живописи. Когда об этом узнала Афина, она убила торговца и всю его семью, а Ареса заставила смотреть. За его следующую провинность, когда он всё же нажаловался родителем на сестру, его заставили убить старика, одного из пойманных сестрой крестьян. Потом молодую женщину, потом ребёнка. А потом Блэквуду стало просто всё равно. Человек, животное, обычная ткань… Лезвие всё режет одинаково. Он без особых трудностей убивал того, на кого ему показывала Афина, а затем с ненавистью и вызовом в глазах смотрел на сестру.

Афина была самым неадекватным и опасным человеком из всех когда-либо существовавших, но стала она такой не только из-за наследственности Блэквудов. В становлении её личности вмешались также специальное воспитание и безнаказанность, в становлении личности Ареса уже вмешалась сама Афина. Это было не его мнением, блондин услышал подобное, когда подслушал разговор служанок… Они, кстати, вскоре после этого пропали.

Блэквуд был полностью согласен с позицией слуг. Его родители тоже виноваты, так-то они те ещё сволочи. Ванесса, как и многие в это время, хотела детей, которые стали бы великими воинами, поэтому характеру Афины только радовалась, а Инн, тоже никогда ничего не предпринимавший, пока был жив, даже скорее гордился дочерью.

Возможно, если бы тот прожил ещё несколько лет, то мог гордиться и вторым своим ребёнком. Влияние Афины на Ареса не прошло даром. Подросток действительно перестал интересоваться любой деятельностью, кроме военной, он теперь действительно мог убить кого угодно, от пони до человека. И всё это абсолютно хладнокровно, поскольку за слёзы и проявление эмоций сестра его наказывала. Арес потихонечку становился именно тем злом, которым из него и старалась сделать сестра. Он прекрасно понимал, что становится подобием своей сестры, но ничуть из-за этого не переживал.

Какая вообще разница? Теперь у него появилась цель в жизни, ради которой он действительно должен будет стать воином. Он собирался убить свою сестру. Вряд ли кто-то в этом мире, кроме него, справится с этой задачей.

Все тренировки, практики, подготовки, раны, царапины, травмы не охлаждали пыл Ареса, он продолжал учиться, драться и практиковаться с обретённым Юве, благо слуг и разных тренеров у Блэквудов было полным полно (даже несмотря на то, что некоторые, а если быть точным, то большая их часть, были убиты Афиной). Арес собирался стать сильнее своей сестры.

То, что у Афины не было Юве, а у него было, придавало Аресу дополнительное рвение, он считал, что за счёт этого преимущества когда-нибудь сможет победить сестру, но та в очных тренировочных противостояниях по-прежнему побеждала меньше чем за пару секунд.

После смерти Инна Блэквуда Аресу досталось в наследство его Юве — Глефа телепортации. Парень не сомневался, что будь на то воля отца, то он бы выдал свой магический предмет именно Афине, та была гордостью семьи всё-таки. Но конкретно для этой Глефы существовала традиция, её нужно было передать по мужской линии. Так что Блэквуд стал обладателем своего невероятного оружия уже в двенадцать лет. Немного попрактиковавшись с Глефой, Арес здорово разочаровался, в детстве он обожал читать книги про рыцарей, который за счёт магии с лёгкостью сокрушали врагов. Его же Юве было слишком слабым.

Глефа телепортации имела два острых конца, из-за чего Арес постоянно резался, и обладала только одним магическим свойством — она позволяла перемещаться своему владельцу на короткую и среднюю дистанцию. Мгновенно, без каких-либо задержек и перезарядок. Однако было множество условий.

Первое условие — нельзя было телепортироваться при двух ранениях. Арес не понимал, чем именно обоснованно это правило, почему именно два ранения, а не одно или три… парень не понимал, но просто знал, как оно работает. Если порезать себе палец, то он сможет телепортироваться, однако если же порезать два пальца, то не сможет. При этом серьёзность повреждений вообще никак не влияет, отрубленная голова должна считаться за одну рану.

Второе условие — телепортироваться может только сам Владелец вместе с одеждой и инвентарём, но если в контакте с владельцем находится живое существо, то телепорт невозможен. По живому существу тоже никаких пояснений не было, бактерии существами не считались, а вот муравьи, которые один раз заползли в карман к парню, напротив. Так что пока Арес как следует не вытряхнул карманы, то телепортироваться не мог. По мнению подростка, его Глефа была абсолютно бесполезна для битвы, но при этом позволяла ему быстро преодолевать расстояние и перемещаться. Например, сейчас, он собирается спуститься с дерева всего за секунду, в то время как без Юве ему понадобилось бы полчаса.

Арес коснулся Глефы, закреплённой с помощью специального крепления, доставшегося ему также от отца, и переместился вниз. Сначала с подобными перемещениями у него были некоторые проблемы, однако потом он приноровился. Телепортироваться с помощью Юве стало для него настолько привычным делом, что иногда он даже без особой видимой причины сокращал расстояние, используя единственную способность Глефы. Подросток посмотрел в сторону поля, убедился в том, что Афина не заметила его, и направился на кухню, чтобы взять что-нибудь покушать.

После смерти отца он всё чаще и чаще начал действовать сам по себе. Ставшие традицией их семейные обеды почти всё время проходили без его участия, Арес не желал находится рядом с Афиной больше, чем того требовала необходимость.

Толстый бородатый повар по имени Шон, чью фамилию Арес так и не узнал, дал ему блюдо с бутербродам и освободил место на кухне, чтобы он мог сесть. Мужчина уже привык к тому, что Блэквуд желает есть отдельно от всех и уже в который раз выручал его.

— Вот ты где! — Афина зашла на кухню через ту же дверь, что и Арес. Вероятно, она всё же заметила его уход, поскольку ещё недавно она махала оружием.

Парень потянулся к своему Юве, чтобы сразу же телепортироваться подальше от неё, в сторону второй двери, Афина часто заставала его на кухне, так что он делал это уже не в первый раз. Однако сейчас девушка не побежала к Блэквуду, намереваясь схватить его за руку, а осталась стоять на месте.

— Даже не вздумай убегать! Поговорить надо! — злым голосом произнесла она.

Арес постарался изобразить на лице как можно более злобную гримасу и храбро посмотрел в лицо своей сестре. Блэквуд решил выслушать то, что собиралась сказать сестра. Это было безопасно, он был уверен, что успеет телепортироваться, если та внезапно прыгнет на него,

— Вот так и смотри! — на удивление Афине понравилось выражение лица своего брата. — Значит так, я уезжаю на Запад…

Сердце Ареса на мгновение остановилось. Воодушевление и счастье пробилось даже сквозь окутавшую его сердце ненависть и заполонило его нутро.

«Неужели всё?» — подумал он. — «Неужели теперь я избавлюсь от гнёта сестры и та наконец покинет родной дом?»

Впервые за последние несколько лет Арес был счастлив. Конечно, возвращаться к рисованию и отказываться от планов по убийству сестры он даже и не думал, но теперь он наконец-то может спокойно вздохнуть.

— Не радуйся так, — Афина прочувствовала настроение брата. — Я быстро, ты не успеешь нарадоваться. Несколько городов на Западе вместе с управлением восстали, король мобилизовал войска, а я вместе с его отрядом отправлюсь сражаться, буду убивать мятежников. Проявлю себя в бою и смогу выбрать Юве. Пока я не приду — мать станет главной, она же будет мне докладывать обо всём, так что если заметит тебя с карандашами, пощады не жди.

Со злобной гримасой на лице Арес продолжил пялиться на Афину.

— Вот так на всех и смотри, тебе идёт. Может, ещё вырастишь человеком, — Афина улыбнулась ему, кажется эта улыбка должна была означать примирение, и, отвернувшись, девушка направилась туда, откуда пришла.

Подросток некоторое время смотрел ей вслед.

Он в первый раз видел, как его сестра улыбается. Почему-то ему казалась, что та вообще не может улыбаться, однако это не так. Впрочем, это ничего не меняет. Он выполнит желание сестры — станет воином, которым его все хотят видеть. Но только для того, чтобы убить её.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 1
© 14.10.2021г. Иван Тасминский
Свидетельство о публикации: izba-2021-3174732

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
















1