Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Виноградная лоза России


Виноградная лоза России

­­­­­­          С голубоглазым, плечистым Серёгой мы дружим с детства, и вот поседели уже. В школьные годы мы повсюду бродили вместе. Я что-то всё время рассказывал ему, а он любил слушать… По окончании школы Серёга поехал учиться в Московское военно-пограничное училище. Через пять лет он мне с гордостью написал, что получил звёздочки лейтенанта и партбилет члена КПСС. А потом Серёга долго служил на Дальнем Востоке, майором стал. С выходом на пенсию он в наш город Казань вернулся, с семьёй. И вот мы снова живём рядом, в одном жилищном комплексе. Сейчас Серёга, расплываясь в улыбке, называет меня Бродягою или Сусаниным, потому что я геолог, ну и ещё другом ситным, когда говорю с ним о Боге.
          В первое время Серёга «закипал» при всяком упоминании о Боге. Но в детстве мы многое прощали друг другу. Вот и сейчас он, похоже, меня простил, поскольку теперь всё слушает.
          В конце этого лета мы встретились с ним случайно, у детской площадки нашего дома. И он мне сказал:
          – Знаешь… думать я стал, Бродяга… А может, Бог есть? Но ты мне ответь. Если Бог есть любовь, то почему дети невинные погибают?
          – Старец Николай Агафонов на это ответил так, – припоминая прочитанное, сказал я. – Почему невинные гибнут, это, действительно, непонятно, если нет веры в бессмертие. А если есть христианская вера, то всё понятно. Страдания невинных обретают высший смысл прощения и искупления. В плане вечности Бог каждую слезинку ребёнка утрёт. Всем Бог воздаст, по заслугам каждого, и если не в этой жизни, так в будущей.
          – А почему в жизни всё идёт кувырком?
          – Да потому, что разум человека без Благодати Божьей замыкается на земных вещах и впадает в безумие, – привёл я слова того же старца. – Много ли людей сейчас живёт духовно и имеет связь с Богом?… Вот поэтому всё у нас построено на разуме, но граничит с безумием. Человека почему-то всё больше заботят глубины космоса, чем глубины его бессмертной души. А ведь ещё задолго до появления космонавтики Бог дал людям знание, как преодолевать греховное притяжение, восходить к высотам Царства Небесного!
           Друг мой опустил глаза, да так и стоял.
           – Серёга, а давай в лес за грибами на твоей зелёной «Ниве» съездим! – предложил я ему. – На рынке Колхозном белые грибы появились. Привозят их из Марийки, и говорят, что они в ягеле пошли. А ещё в Марийских лесах чудные болота есть – белёсые, мшистые. Дёрн так под ногами и ходит! На кочках чистенькие подберезовики стоят. Белые грибы на холмах растут среди сосен. А молодых ельниках можно найти и рыжики. Лес Марийский огромен. Но у меня компас хороший есть. Ну что, уговорил я тебя на поездку? Съездим за грибами?
            Сергий посмотрел вокруг и с улыбкой сказал:
            – Ладно, съездим…Только ты смотри, Сусанин! Я ведь по лесу только вдоль контрольно-следовой полосы хаживал, а по дебрям да по болотам – только за собакой бегом, в тревожной группе.
            На следующее утро, сев рядом с Серёгой в его «Ниву», я поставил в углубление перед ним «Нерукотворный образ Спасителя» и сказал:
           – Вот тебе, Сергий, на именины! Береженого Бог бережет!
           А он и виду не подал, что что-то произошло… Тронулись. Взошло солнце. После недавних дождей трава и деревья вдоль шоссе ярко зеленели. Баранку Серёга крутил довольно уверенно. Он то и дело давил на газ, обгоняя длинномерные, обтянутые тентом фуры и заполненные «под завязку», грузно рокочущие грузовики.
           Сначала мы ехали молча. Нам ведь хорошо с ним, даже если мы и молчим. Потом Серёга, звучно, по-военному, произнёс:
           – Своим погранцам на плацу я так говорил: «Всеми славными победами и мирному голубому небу над головой Россия обязана героизму своих солдат!»
           Вот таким образом Серёга обычно вызывает меня на спор. Но спорить с ним с утра мне не хотелось, и потому я просто промолчал. Однако ум сам стал приводить доводы в мою пользу, и я их складывал, как бы в копилочку.
           Вскоре Серёга хмыкнул и уже с ощутимым нажимом произнёс:
           – А если б все, как вы в церквях, мямли были, то ничего бы от неё не осталось!
           – Ну, вот смотри, – не утерпев, сказал я. – Наш великий полководец, Александр Суворов, дал 69 сражений и во всех победил. А вот почему побеждал он – ты не знаешь! И этому не только молодёжь в суворовских училищах не учат, но и не говорят даже в академии генерального штаба!… В 18 веке своих солдат Александр Суворов как учил? А вот так: «Заряжаешь ружьё – молись! Идёшь в строю – будь с Богом и молись!» Вот они – истинные суворовцы! С такой армией Суворов побеждал любого, и вдесятеро превосходящего его врага, и с нею в свои 69 лет перешёл Альпы!
            Но к середине 19 века генералы Российской нашей армии были уже не те. И они рассуждали как ты! В Крымскую войну солдаты наши верили, что служат «Богу, Царю и Отечеству» и потому совершали много подвигов. А вот Командующий думал, что он самый умный и размышлял: «А есть ли Бог?»
В начале Крымской кампании, с благословения святых старцев, казачий эскорт доставил в Севастополь дорожную карету с чудотворной иконой Божьей Матери. В ней же ехали и два священника, чтобы на всех бастионах города молебны отслужить. Когда карета въехала на боевые позиции, то командир эскорта поскакал к командующему. А тот почему-то молебны не разрешил…
            Тогда казаки решили сами, на свой страх и риск, молебны на бастионах провести. Дёрнул кучер поводья лошадей, а карета не сдвинулась, да и стоит, как вкопанная. Тогда казаки двух быков на верёвках к ней подпрягли. Тянули они и дёргали карету, да так и не сдвинули. Затем они ещё много быков привели. И всё стадо это карету не сдвинуло…
            Потом предложил кто-то: – «А давайте по всем позициям мы икону на руках понесём!»
             Но и этого у них не вышло. Не смогли казаки икону на руки поднять… Тогда в Севастополе был отслужен всего один молебен – там, где карета стояла.
А когда казачий атаман бросил под ноги шапку и сказал: «Всё! Домой поехали!» – ездовой дёрнул половодья, и карета легко тронулась.
            В результате той войны враг сумел захватить все бастионы города кроме того, где был отслужен молебен.
            В начале 20 века, во время Японской кампании, произошла та же история, завершившаяся катастрофой.
            До сих пор военные историки вопрошают: «Как такое могло произойти»? И загибая пальцы, говорят, что у нас миноносцы были тихоходные, броня – слабая, снаряды – негодные и адмиралы – безынициативные. Да, по-видимому, это так. Но не это главное… Как известно, Голиаф был сражен камнем.
            В самом начале Японской войны, с благословения святых старцев, в Порт-Артур была доставлена чудотворная икона Богородицы. А наш командующий сказал: «Зря вы побеспокоили Госпожу Богородицу! Мы и сами справимся…»
           Потом была тяжелая Цусимская битва, подвиг крейсера «Варяг» и атаки наших казаков с шашками на самураев. Общее поражение было сокрушительным. И произошло оно не только потому, что командующий что-то не то сказал, а потому, что в те годы почти вся Россия отступила от Бога.
Серёга посмотрел на меня с укоризною и сказал:
          – В древности Русь вся была крещена! Ну и кому это во время монголо-татарского нашествия помогло?
          – Да, в конце 10 века Русь приняла от Византии неискаженную христианскую веру, – кивнул я и добавил: – Но она ещё две сотни лет была полуязыческой, и имела обрядовое православие. Сейчас так говорят: «Для того чтобы утвердить русский народ в вере, Бог попустил ему очистительные испытания». И вот в 13 веке с востока на Русь нахлынули монголо-татарские орды, а с запада – напали шведы и немцы. Только те русичи, кто имел веру, в основном и спасались.
           В 1240 году, в разгар монголо-татарского нашествия, с Балтики на Русь приплыли белокурые наследники викингов – скандинавы. Большое их войско на шведских кораблях дошло по реке Неве до устья Ижоры и там высадилось. На месте, лишённом леса, скандинавы разбили шатровый лагерь и стали строить крепость. Они были так уверены в своей силе, что послали князю Великого Новгорода свиток с вызовом на бой.
           В столь грозные времена молодой новгородский князь Александр мог рассчитывать только на себя. Он собрал столько воинов, сколько смог, и скрытно с малою дружиною подошёл к лагерю шведов. Сам князь Александр имел живую веру. Перед той битвою он сказал:
          – Не в силе Бог, а в правде!
Ранним утром к княжескому шатру прибежал дозорный (в летописи есть его имя) и, часто крестясь, сказал:
          – Княже! В устье Ижоры приплыл корабль! На нём русские воины великие, что в земле лежат, стоят с копьями… А впереди – князья Борис и Глеб, убиенные…
            Новгородский князь понял, что это было знамение, предвещающее ему Божью помощь. После этого он более не колебался. Помолившись в шатре, Александр повёл за собой дружину в бой.
            Когда с первыми лучами солнца конница князя Александра и его пешие ратники ворвались в неприятельский лагерь, они били направо и налево всех выбегающих из шатров. Все уцелевшие шведские воины собрались возле своих кораблей. Князь Александр видел, что противник куда сильнее его числом, но всё равно повёл дружину в бой. И там, на берегу, а то и прямо на кораблях, весь день шла сеча.
            Викинги – рубаки отменные. Но и у новгородцев были славные мастера ратного дела. Одни прекрасно владели мечами, другие – боевыми топорами, третьи били из луков без промаха. Дух наших воинов был столь силён, что они взбирались на неприятельские корабли, и, будучи сброшенными в воду не раз, влезали на них вновь. Сам князь Александр сразился с командующим шведского войска и нанёс ему рану копьём под глаз. Ближе к вечеру новгородцам удалось поджечь три вражеских корабля. Тогда шведы стали отталкиваться от берега шестами, и весь их флот вниз по течению унесло.
             Удивителен итог той битвы. Шведов было порублено без счёта, а потери Великого Новгорода – не более двадцати человек. И ещё вот что удивительно: побитые белокурые воины лежали не только там, где билась дружина князя, но и на другом берегу Невы, где ни одного русского воина не было…
В последующей битве на Чудском озере Новгородскому князю Александру, впоследствии причисленному к лику святых, должно быть, также дана была помощь Божия. А Бог может дать воинам и силу духа, и укрепить их физически, и укрыть таким покровом, что будет крепче любой брони! А там ещё и рыцари тевтонские под лёд провалились…
             Монголо-татары в ратном деле были искуснее русских воинов. И на поле Куликовом у ордынцев был почти двойной численный перевес. Но Бог укрепил наших воинов, и враг был разбит. У монголо-татар пали каждые девять воинов из десяти, а у русских – только один их трёх. На битву ту князя Дмитрия Донского благословил великий святой Сергий Радонежский, а он знал, что делал. И ещё в летописях сказано, что наши воины на поле Куликовом видели ангелов, бьющих ордынцев огненными мечами, а в самой гуще сечи – святого Николая Угодника, прекрасно владеющего мечом.
Прошло двадцать лет. Восточный правитель Тамерлан с армией в шестьсот тысяч опытных воинов в двух трёхдневных битвах разгромил Золотую Орду, разрушил мосты и сжег все её города. После этого он двинулся на Москву. Дать отпор столь грозному противнику Русь не могла. Как говорится сейчас, нашествие это было попущено Богом, чтобы проверить – стяжал ли народ русский живую веру за триста лет ига?
           И этот экзамен предки наши сдали. Вся Русь встала на колени и стала молить Богородицу о спасении. С огромным крестным ходом чудотворная Владимирская икона Божьей Матери была перенесена из Владимира в Москву. Люди, стоя на обочинах дороги, тянули к ней руки и кричали: «Матерь Божия, спаси нас!» Владимирская икона – этот прижизненный образ Богородицы, написанный самим евангелистом Лукой. И Бог с Горнего Неба услышал народ русский. Во сне Тамерлану явилась Богородица с несметным ангельским войском. Правитель испугался Матери Бога христиан, призвал мудрецов, внял их советам и увёл своих воинов восвояси.
            После всего сказанного Серёга крутил баранку молча, а потом негромко сказал:
            – Ладно. Тут бы серьёзных военных историков почитать…
            – Знаем мы военных историков. Они – атеисты. Я тебе это только что, на примере Японской войны показал, – тут же возразил я и добавил: – Божья помощь имеет признак. Те, кому она оказана – с малой силою побеждают. В древности случаев таких и у евреев, у византийцев, и у нас было много. Да взять хоть Великую Отечественную войну!
            – Ну, ты даёшь! – покачал головой Серёга, и довольно так произнёс: – Ври-ври, но знай меру! Это же наши деды с тобой Гитлеру наваляли! А тогда в Красной армии и в тылу – одни коммунисты были. Что скажешь, друг мой ситный?!
            – Сейчас скажу! Только тут по порядку всё изложить надо, – сразу ответил я. – Вот смотри… Русские святые – учителя Русской Православной Церкви – по духу своему больше всего похожи на древних святых Сирии и Ливана. А это значит, что дух христианский Русь переняла не от Византии, а непосредственно – от Святой Земли.
             В 8-9 веках, во времена святого Иоанна Дамаскина на Святой Земле было записано на греческом языке одно прелюбопытнейшее пророчество о падении Византии и третьем богоизбранном народе. Внешний вид и слог найденного документа свидетельствует о его подлинности.
             Суть пророчества такова: «Третий богоизбранный народ появится на севере через сотню-другую лет. Он будет стараться жить по заповедям Христовым, искать Царствия Божия и правды Его. За это его возлюбит Бог и приложит большие земельные просторы, богатство, могущество и славу.
             Тот великий народ не раз будет впадать в большие грехи, по немощи человеческой, и за это будет наказуем немалыми испытаниями… Но не до конца прогневается Господь… Кровь тысяч мучеников будет вопиять к небу о помиловании. В самом народе начнется протрезвление и возврат к Богу. Минет срок очищающего испытания и вновь в тех северных просторах засияет святое Православие. Тогда христианство явит себя во всей своей небесной красоте и полноте. Большинство народов мира станут христианами. На некоторое время во всей подлунной воцарится благоденственное и мирное христианское житие…
             Потом во всем мире будет упадок веры, придёт антихрист и наступит кончина мира».
В 20 веке, в Сирии, жил митрополит Илия (Карам). Он был по национальности араб, по-русски говорил совершенно и страшно любил Россию. Илия свято верил тому посланию, что в октябре 1917 года передала человечеству Богородица в португальском местечке Фатима, через трёх пастушков. В нём говорится, что «Европа отрекается грехом от Христа и отречётся… Европа отвернётся от Бога, и выгонит Бога со своей земли… Смотрите на Россию. Свет придёт с Востока!»
             Когда в 1941 году фашистская Германия напала на Россию, и её войска приближались к Москве, митрополит Илия затворился в каменном подземелье с Казанской иконой Божией Матери. Там он молился и кричал:
             – Русь погибает! Русь погибает!…
             – Россия будет спасена! – услышал он голос от иконы.
             Илия успокоился и приступил к прилежному молитвенному бдению.
На третьи или четвёртые сутки затвора перед митрополитом в огненном столпе явилась сама Богородица. В пересказах людей, слышавших самого Илию, сказанное Ею звучит так: «Ты избран другом России! Передай определение Божие российскому народу! По всей стране должны быть открыты храмы, а священники возвращены из тюрем и начать служить. Ленинград не сдавать! Вокруг него необходимо обнести чудотворную Казанскую икону Богородицы. Перед нею необходимо совершить молебен и в Москве. Потом она должна быть доставлена в войска, в Сталинград, и идти с ними до границ России. По окончанию войны тебе надлежит приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена».
              И митрополит Илия передал определение Божие Сталину через «Красный Крест». В этом послании Сталин увидел последнюю возможность спасения и ответил, что всё исполнит.
              Маршал Жуков, будучи командующим обороны Ленинграда, разрешил провести вокруг него крестный ход. В Ленинграде был чудотворный список Казанской иконы Божией Матери, перед которым молились царь Пётр I перед Полтавой и фельдмаршал Кутузов под Бородино. Священники вынесли эту икону из Владимирского собора и крестным ходом и вместе со стариками, женщинами и детьми обошли с нею вокруг города…
               Вскоре Ленинград оказался в блокадном кольце, но у него оставалась связь с «Большой землей» через Ладожское озеро. Дело в том, что враг так и не смог захватить юго-восточное побережье Ладоги. И вот почему.
               Именно там находится Северная лавра! В том самом месте в 1508 году святому Александру Свирскому являлась сама Пресвятая Троица в трёх Лицах, и повелела заложить монастырь. При основании каменного храма Покрова Пресвятой Богородицы произошло и явление самой Матери Божией с младенцем на руках. Она пообещала неотступно быть от сей обители… Но и святой Александр Свирский, получивший Благословение от самой Пресвятой Троицы и, в соответствии с ним – силу и власть, с тех пор неотступно пребывает там духом. В народе бытует мнение, что это именно Александр Свирский на земли свои врага не допустил.
               На правом берегу реки Свирь, имеющей ширину четыреста метров, три года стоял враг. Там к лету 1944 года финны построили мощный оборонительный рубеж – линию Маннергейма, с многочисленными железобетонными дотами и другими сооружениями. Исходя из данных, полученных разведкой, командование Красной армии понимало, что наступать здесь невозможно, но побеждать врага было нужно.
               Для того, чтобы засечь и подавить огневые точки противника, командование разработало ложную десантную операцию. Для неё красноармейцы соорудили тряпично-фанерную флотилию, с чучелами солдат, муляжами орудий и пулемётов. На передний край была подтянута и тяжелая артиллерия. Вести ложный десант в бой, а фактически на верную смерть, вызвались двенадцать молодых добровольцев. Их вооружили скорострельными ППШ.
Как только краснозвёздные самолёты отбомбились над передовыми позициями противника, все двенадцать добровольцев вошли в воду и повели тряпично-фанерную флотилию вперёд. Когда финны вылезли из своих блиндажей и увидели на реке десант, то открыли по нему сильный огонь. Вода возле лодок и плотов закипела, от чучел солдат полетела солома. Наши артиллеристы только того и ждали, и тотчас открыли по дотам противника прицельный огонь. И что поразительно, все двенадцать добровольцев реку Свирь переплыли без единой царапины. А так как на другом берегу прятаться было негде, они бросились в прибрежную траншею финнов и отбили её.
                Наше командование, наблюдавшее в бинокли и перископы за всем происходящим на поле боя, глазам своим не верило. Захват плацдарма план ложной десантной операции не предусматривал. Но, раз уж он был взят, на помощь десантникам был послан разведвзвод. Из-за хорошей работы нашей артиллерии стрельба с финских позиций поутихла, и разведчики на лодках смогли переплыть Свирь почти без потерь. На берегу финнов они поставили дымовые шашки. За этой дымовой завесой через реку переправился штурмовой отряд. А когда на том берегу дымовых шашек стало больше, то, на всех подручных средствах, вперёд пошли основные наши войска. Столь мощного лобового удара противник не ожидал. Заслышав раскатистые крики «Ура!!», финны стали оглядываться. Затем они дрогнули и побежали, да так резво, что это заставило Финляндию выйти из войны.
                Ну, кто, как не сам Александр Свирский, дал силу нашим войскам на трёхлетнее сдерживание врага и на блестящее проведение Свирской наступательной операции?
                За беспримерную смелость и героизм все двенадцать молодых добровольцев, первыми переплывших Свирь, от командования Красной армии получили звёзды Героев Советского Союза, а от Бога – и дух, и силу и покров, что позволило им до дня победы избежать ранений…
                 В Москве перед чудотворным списком Казанской иконы Богородицы духовенство провело молебен. На личном самолёте Сталина икону обнесли вокруг всего города.
                 И вот Красная армия получила помощь Божью. На Волоколамском шоссе наших войск не было, и ничто не мешало немцам войти в Москву. И вдруг температура в Подмосковье упала до -54 градусов… Немецкие танковые колонны, идущие к Москве, из-за замерзания топлива в баках встали. В немецких войсках началась паника. В это время к Москве подошли наши новые дивизии, сформированные в Сибири, и начали контрнаступление. Всюду на Волоколамском шоссе стояла брошенная техника…
              Никто из немецких генералов так и не смог объяснить впавшему в ярость Гитлеру, почему всё это произошло. Наши генералы также говорили неубедительно… Сам же Сталин прохаживался перед ними и попыхивал трубочкой…
               В 1942 году чудотворная Казанская икона Божией Матери была перевезена из Москвы в Сталинград. И поскольку она была в войсках, то лучшие немецкие дивизии так и не смогли их сбросить в Волгу, чтобы потом, в зимнее время, перейти её по льду.
               Сталинградскую наступательную операцию «Уран» разработал маршал Жуков. Современники называют его Георгием Победоносцем и говорят: «Где Жуков, там Победа!» Я думаю, что он – достойный ученик генералиссимуса Александра Суворова. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) подтвердил, что маршал Жуков возил с собою по всем фронтам Казанскую икону Божией Матери.
               К югу и к северу от Сталинграда вели бои союзники немцев – румыны. Нанося удары по их корпусам, командование Красной армии шло на риск, так как должного преимущества в живой силе и в технике у него не было. Однако через несколько дней боёв у румын началась паника, и они, бросив тяжелое вооружение, стали беспорядочно отступать. От такого сокрушительного разгрома румынская армия до конца войны не оправилась. В результате их бегства немецкая ударная группировка, находящаяся под Сталинградом, оказалась в глухом котле. Лишившись подвоза продовольствия и боеприпасов, через два месяца она сложила оружие.
                К весне 1945 года город Кенигсберг представлял собою мощнейший укрепрайон, имеющий три линии обороны, состоящие из железобетонных укреплений и до предела оснащенные боевой техникой. Всё оборонительные сооружения, построенные в городе и в его окрестностях, были соединены широкими подземными переходами.
                 Части Красной армии, окружившие Кенигсберг, уже долгое время вели наступательные операции и нуждались в пополнении и в отдыхе. Но из ставки пришёл приказ: «Город брать!»
                 Живой силы и артиллерии у обеих сторон было почти поровну. Танков у Красной армии было в пять раз больше, и ещё большее преимущество было по самолётам.
                  Вот скажи, Серёга, как военный, могли ли наши войска сходу взять Кенигсберг?
                  – Я думаю, что про эту группировку наше командование знало мало, – покручивая руль, сказал он и добавил: – В обычных полевых условиях для проведения успешной наступательной операции необходимо иметь численное превосходство три к одному. А в Кенигсберге нам надо было бы иметь, ну, пять-семь к одному, хотя бы в артиллерии. Иначе только людей положишь, а вперёд не продвинешься…
                 – А вот итог битвы, – продолжил я. – За три дня боёв Красная армия Кенигсберг взяла. Немцы, сидевшие в глубокоэшелонированной обороне, понесли потери в 11 раз большие, чем наши наступавшие войска. При этом противник потерял до двух третей личного состава пленными и до трети убитыми, а раненых у него нет.
                – Ну, это неверные данные, – протянул Серёга. – У тех, кто бежит в атаку, потери должны быть больше, чем у тех, кто сидит в укрытиях. Соотношение это может достигать и один к семи, но обычно – один к двум-трём. А раненых у обеих сторон должно быть больше, чем убитых.
                – Но это энциклопедические данные! – произнёс я. – Хотя известно уже, что там на самом деле произошло. Вот что говорят ветераны:
                «Вдруг приехал командующий фронтом и с ним грузовики со священниками в золотистых облачениях и с монахами-чернецами. Генерал приказал бойцам оставить шуточки, построиться и снять головные уборы. Одни священники держали в руках икону, а другие служили молебен. Потом все они затянули что-то торжественное, поднялись на бруствер окопов и так и пошли в полный рост. До этого с немецких позиций всё время раздавалась стрельба, а тут разом всё стихло… Когда в небо взвились разноцветные ракеты, то начался всеобщий штурм…
                  Потом на допросах пленные в один голос говорили: «Перед самым русским штурмом в небе появился огромный образ Мадонны». Он был виден всей немецкой армии. В тот миг у всех немецких солдат и отказало оружие. Увидев Мадонну, все они затрепетали от ужаса и попадали на колени. Многие поняли, Кто русским помогает. Вот почему в Кенигсберге немецкие солдаты оставляли оружие и массово сдавались в плен.
Исходя из соотношения убитых и раненых, можно предположить, что тем немцам, кто после явления Богородицы открыл огонь, стали возвращаться их же пули.
                 Когда после взятия Кенигсберга генералы Красной армии осматривали укрепрайон, они хватались за головы и говорили: «Как мы вообще смогли это взять?!» «Всё это взять невозможно!…»
                 Помощь Божию во время Великой Отечественной войны получали многие наши солдаты, кто молились. Ну, я же столько тебе рассказал! Ветераны войны говорят: «У нас, на передовой, неверующих не было…»
Поколение россиян, пережившее Великую Отечественную войну, сейчас называют святым. Они говорят: «Победил Жуков! И победил наш народ, с Помощью Божьей!»
                 После окончания второй мировой войны сирийский митрополит Илия приехал в Россию. Он привёз с собою подарок для Казанской иконы Богородицы. Его приняли и патриарх Алексий I, и ряд советских руководителей самого высокого ранга. О том, где был большой друг России – митрополит гор Ливанских, и что ему было показано, в прессе писали много. Но по существу той поездки стали говорить только сейчас. Один священник, бывший тогда семинаристом, в своей статье говорит так:
              – Здесь я услышал пророка. Настоящее огненное слово! Если бы это удалось записать на магнитофон, это было бы нечто потрясающее. Это было бы настоящей сенсацией!… Он говорил не просто красиво, а пронизывал всех и вся!
               Знаешь ли, Серёга, Россия наша – это страна Богородицы. Только в России, и более нигде, было явлено чудесным образом 260 Её чудотворных образов. Именно в России трудами величайшего святого Серафима Саровского Богородица устроила в Дивеево свой последний на Земле Четвёртый удел. Это женский монастырь, с виду он похож на Райский сад, а по размерам он как лавра. Никогда и нигде женских лавр не было. Только над землями России в небе, как знамение скорой помощи Божьей, появляется Её образ. Вот как это было над горою Почаевской.
                В начале 16 века на Русь вторглось большое войско турецких янычар. Сжигая всё, они дошли до горы Почаевской. Перед нею турки заполнили всё плато. Монахов в Почаевском монастыре было около сорока. Все они понимали, что их всё равно убьют, и непрестанно молились в своём храме, освящённом в честь Успения Богоматери. Когда стена турок уже подходила к монастырю, монахи пошли ей навстречу с пением «Взбранной Воеводе победительная…»
Тут над горою Почаевской возник огромный образ Божьей Матери. Все янычары натянули луки и выпустили в Богородицу огромный рой стрел. Где-то высоко в воздухе все эти стрелы развернулись, полетели вниз и каждая стрела сразила того янычара, который её выпустил. Прошло несколько мгновений, и всё войско турок повалилось, как скошенное. Турецкий паша, видевший это, уполз в страхе. Больше янычары к горе Почаевской не приближались.
                В древних московских летописях говорится, что Богородица много раз отгоняла от Москвы большие шайки монголо-татарских разбойников. Потом на путях их отхода москвичи находили страшно порубленных ордынских воинов. И это было странно, так как их никто не преследовал…
               Когда ордынцы окружили город Можайск, все его жители собрались в соборе, освящённом в честь святого Николая Угодника. Заполнив его и площадь перед  ним, они горячо молили Бога о спасении. И тогда в небе над Можайском появилась огромная фигура Николая Угодника, держащего в одной руке поднятый меч, а в другой их город с храмом. Должно быть, ордынцы знали, чем такое явление может кончиться, и сразу ушли.
                Одним только Небесным заступничеством объяснить можно, что три русских княжества не пострадали от ордынского нашествия. На их землях монголо-татарского ига не было.
                До Октябрьской революции город Будённовск носил название Святой Крест. Когда в 1995 году банда Шамиля Басаева захватила в нём полторы тысячи заложников, горожане увидели в небе Богородицу, стоящую в скорбной позе перед крестом. Бандиты сразу же стали спорить между собою, а потом оставили заложников и покинули город.
                 … Тем временем мы с Серёгою въехали по трассе в Марийский лес. С обеих сторон дорогу обступил могучий сосновый лес с зелёной хвоей на золотисто-коричневых стволах. На песчаной лесной дороге я указывал дальнейший путь.
Когда мы подъехали к Берёзовой роще, в самые лучшие грибные места, Серёга выключил двигатель, и, хлопнув ладонями по баранке, произнёс:
                – Ну, какие там Небеса?! Космонавты вон по небу летают, и нигде Бога не видели!
                – А они до Горнего Неба не долетают, – также с нажимом сказал я. – Наша с тобою Родина, а точнее, утерянное Отечество – это Горнее Небо. И Горнее Небо – это небо Святой Руси…
                 Одна женщина не давала святой Параскеве (Старобельской) прохода и всё время спрашивала: «Как там, на Небесах»? Тогда святая старица привела её в поле и, встав на колени, стала молиться Богу. И вдруг над ними разверзлось Небо. Та женщина, увидев Воинство Небесное, славящее Господа, в страхе упала ниц. «Что, боишься?» – поднимаясь, спросила её Параскева.
                  Дело в том, что святость Горнего Мира столь велика для природы падшего человека, что из-за священного трепета любая душа может расстаться с телом.
                  В 1936 году святую Параскеву арестовали за антисоветскую деятельность. Вскоре к ней в камеру пришёл военный и приказал: «Собирайтесь, выходите, я поведу вас в город. Поедете в Лисичанск, да там и будете жить до смерти». Подходят они к городу, а военный и говорит: «Посмотри вверх». Параскева подняла голову и увидела отверстое Горнее Небо, и как Георгий Победоносец поднимается на Него на белом коне. А военный, стоявший рядом, исчез…
                   Говоря образно, души святых и праведников – это созревший Божественный виноград. Любая такая душа – дороже всего мира. Каждая гроздь виноградная – это отдельный род. Души святых составляют Святую Русь. А Русь Святая – это виноградная лоза России.
                   Первый виноградник такого рода произрастал на землях Израиля до прихода Христа. Но на этой земле распяли Христа на кресте вместе с разбойниками, и виноград Израиля стал горек. Вторым Божественным виноградником была Византия. Но богатство и роскошь иссушили её живую веру, и виноградник тот весь, кроме маленького Афона, высох. Третий такой виноградник был посажен в древней Руси. Он также без должного ухода засыхает, но продолжает давать плод Богу. Собственно, ради виноградника своего Бог и защищает Россию. И если против неё поднимется весь мир, то и тогда Бог даст ей победу.
                   Пусть не смущает тебя, что не видно нигде сейчас праведников. Дело в том, что те души, что созревают, желают только соединения с Богом и потому они смиренны и более всего боятся впасть в гордость. Они молятся в закрытых комнатах и «ходят» только перед Богом. И если сам Бог захочет показать миру свои сокровища, то покажет, а если нет – то нет.
                   Казанская икона Богородицы – это материальный носитель Святого Духа и символ присутствия Богородицы в России. Она была явлена Свыше в конце 16 века, в годы смуты, у нас в Казани. Сплотившись вокруг Царицы Небесной, российский народ получил такую крепость духа, что сумел победить и свои собственные распри, и всех внешних врагов.
                    Когда евангелист Лука написал первую икону Матери Божьей, Она сама произнесла: «Благодать родшегося от меня Сына Божия и моя, и сила, да будет с этой иконой!» Богородица хочет, чтобы все люди обращались к Ней за заступничеством пред Богом. Она молится, чтобы каждому из нас Бог дал силы быть добрым и смиренным, чтобы мы все смогли соединиться со Христом.

                   Грибов в тот день мы с Серёгою набрали много. На сфагновых болотах насобирали небольших подберёзовиков, в сосновом бору – больших белых грибов, а в молодых ельниках – много мелких ярко-оранжевых рыжиков. Своей добычей мы были довольны, и настроенье у нас было хорошее.
Вырулив на трассу, Серёга меня спросил:
                 – Допустим, Бродяга, наш виноградник будет давать свой плод Богу до конца времён. А как ты сам думаешь, когда он настанет, конец? Тут многое говорят…
                 – Мне думается, Серёга, что мы недавно прошли над бездной, – вскоре ответил я. – Слава Богу, нашлись в России здравые люди. После распада Советского Союза чудотворный образ Богородицы был пронесён, на военно-транспортном самолёте, над всеми границами России. И над твоею погранзаставой, кстати, тоже.
                  Великий святой Серафим Саровский был настолько духовно чист, что прозревал будущее дальше всех святых. Суть его пророчества звучит так: «В России произойдёт революция, превышающая всякое человеческое воображение… После окончания очистительного искушения Господь даст ей лет пятнадцать на покаяние. Если Россия не покается, то гнев Божий изольется на неё ещё с большей силой…» Про те же пятнадцать лет говорили и другие святые. Сам Серафим верил, что Господь помилует Россию и приведет её путем страданий к великой славе. Благодатные Оптинские старцы, в преддверии Великой Октябрьской революции, говорили только о ближайших событиях и были пессимистичны. А один из святых, живших в наше время, даже сказал: «Россия будет переведена в соль». Но старица Сепфора поясняет: «Пророчества могут и не сбыться, и зависит это от того, будут ли люди молиться».
                  По сути, Великая Октябрьская социалистическая революция произвела перезагрузку веры в России. К моменту развала Советского Союза, когда окончился срок очистительных испытаний и начался отсчет тех самых пятнадцати покаянных лет – людей, имеющих живую веру, у нас практически не было. Для спасения России нужна была срочная евангелизация населения. Мне известно до десяти имён благодатных старцев и стариц, которые подвизались тогда. Большинство из них поднимали монастыри и принимали множество мирян. Так схиархимандрит Илий (Ноздрин) был духовником Оптиной пустыни и сейчас является духовником Святейшего Патриарха Кирилла. Архимандрит Кирилл (Павлов) был духовником Троице-Сергиевой лавры, схиархимандрит Иона (Игнатенко) – духовником Одесского Успенского монастыря, схиархимандрит Власий (Перегонцев) – духовником Пафнутьево-Боровского монастыря.
                  Как раз в те годы то в Москве, то в разных городах Московской области подвизался могучий седой старец – иеромонах Никита-целитель, ходивший в клобуке, в черной мантии, с наперсным крестом и с посохом. Всю жизнь свою он провёл в России. В городе Королёве, с шумом – подобным большому ветру, с пением – подобным церковному, в свете – белее дня и в благоухании – лучше росного ладана, к нему – как Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому и многим другим великим святым – приходила честнейшая херувим – Пресвятая Богородица. И это произошло день в день за год до его перехода в Вечность.
                  К Никите за исцелением приходило много людей, в основном неверующих. Приём каждого из посетителей он начинал так. Батюшка вставал сзади, накрывал его глаза своими большими руками и молча молил Бога, чтобы Он просветил духовно этого человека. Почти все посетители при этом сначала обозревали ад, а затем – Рай. Один из них рассказал, что после ада и Рая он видел прекрасное звёздное небо, где вспыхнула новая звезда. Эта звезда стала приближаться к нему, разгораясь всё ярче, и превратилась в сияющую икону Казанской Божьей Матери. С неё Богородица спросила его:
                 – Теперь ты всё понял?
                  Далее старец Никита говорил так:
                 – Причина всех болезней – это грех от нераскаянного разума и повреждённой души…. Сейчас я решу все твои проблемы!
                 Конечно, все посетители сомневались в этом, но старец Никита, действительно, всё решал. Однажды и ему, как в своё время Христу, принесли расслабленного. Старец исцелил его, и тот ушёл сам. Одним наложением рук Никита изгонял бесов. Выходя из людей, они оставляли выхлопы смрадного дыма, и поэтому старцу приходилось часто кадить. Свою келейницу, когда она была ещё неверующей, Никита излечил от слепоты. Старец исцелял все болезни и решал житейские вопросы. Все люди уходили от него и душевно, и телесно здоровыми. Большинство из них обретали Страх Божий и воцерковлялись. Так старец Никита «ковал» верующих, и поток молитвенный, идущий к Богу из сердца России, всё более возрастал.
                   Сам старец Никита стяжал четвертую, наивысшую ступень Иисусовой молитвы, которой достигают единицы и имеют ангелы. Когда он молился, никто из посетителей не мог войти в его дом. Благодать так обильно наполняла его жилище, что есть в нём совсем не хотелось. Старец с келейницей с трудом съедали один банан, который она нарезала, как колбасу. В жилище старца все ощущали, что сыты «под завязку». А если Никите за лечение давали деньги, то он их тут же кому-нибудь отдавал.
                    Однажды, обозревая с орбитальной космической станции поверхность Земли, космонавт Николай Севастьянов увидел очень необычное сиянье. И на другой, и на третий день там тоже было то же сияние, и нигде на Земле подобного больше не было. Когда разобрались с геопривязкой, то оказалось, что так сияет монастырь Оптина Пустынь. Журналисты тогда писали, что «в Оптине говорит Божий Дух».
                    И вот в монастыре Оптина Пустынь в 2003 году, то есть менее чем через двенадцать лет после окончания очистительных испытаний, произошло событие, говорящее о том, что дно духовного падения России пройдено. И, возможно, там было дано новое определение Божие для России.
                    В 1993 году в Оптиной Пустыни в пасхальную ночь сатанист убил трёх монахов. Первый из них был сражен на звоннице и слабеющими руками ударил в набат. Это был звонарь Ферапонт. Знавшие его говорят, что он имел дар молитвы и был так кроток, что, видя его, хотелось каяться.
                   Прошло десять лет – день в день. Раним холодным утром на стоянке Оптиной Пустыни, освещённой фонарями, припарковался автобус с паломниками из Тулы. Рядом с ним стали вставать другие автобусы. Монастырь ещё спал, и в темноте его не было видно.
                   И вот вскоре тульские паломники заметили, что от шлагбаума в их сторону идёт летящей походкой иеромонах в одном черном подряснике и с ликованием размахивает кадилом. Дым из его кадильницы шёл необычайно густо. Иеромонах прошёл мимо всех передних автобусов, а перед тульским остановился. При этом он стал кадить лобовое стекло их автобуса, а потом и переднюю дверь, судя по движению губ – с молитвою.
                   Организатор поездки, сидящая рядом с водителем, сказала:
                  – Володя, открой дверь, батюшка идёт! Включи освещение…
                  Передняя дверь открылась, и в салоне зажегся свет.
                  Батюшка вскочил на подножку автобуса и с радостью произнёс:
                  – Мир Вам!
                  Паломники молчали. И, как потом все они вспомнили, в тот миг им стало радостно и тепло.
                 – Как же ответить нужно? – спросил их батюшка и тут же ответил сам: – С миром принимаем!
                 – С миром… С миром принимаем!… – стали отвечать паломники из салона.
                 Иеромонах прошёл сразу же в середину автобуса и оттуда перекрестил всех. Радость у паломников стала ещё больше.
                 Всё время, пока иеромонах был в автобусе, он кадил.
                – Батюшка, мы же задохнемся, – жалобно произнесла паломница, сидевшая рядом. Но из его кадильницы шёл не чад, а какой-то неземной аромат. Она вдыхала и вдыхала его, и не могла им надышаться.
                 Всего в тульском автобусе иеромонах был минут двадцать. Он всё время что-то рассказывал, и ни разу не добавлял в кадильницу ладан. Несколько раз она ударялась о подлокотник, и тогда раздавался характерный звук.
                – Ладан не вылетел, – прошептала одна из паломниц.
                – Нет, вылетел! – заверила её другая.
                И, действительно, потом она нашла на полу ладан и собрала его в бумажный пакетик. При этом пальцы у неё несказанно заблагоухали. Тогда она подбежала к организатору поездки и спросила: «Чем пахнут пальцы?» А та понюхала и сказала, ну как ощутила: «Гравием…»
                Все паломники, сидевшие в салоне, поняли, что происходит что-то необыкновенное. Перед собой они видели красивое бородатое лицо монаха-аскета, со сплошною молитвою в глазах, с необыкновенно красивой каштановой бородой, и ниже её – золотой крест. Наглядеться на него было невозможно. Монах говорил спокойно и убеждённо, как очевидец, как будто каждое слово приходило к нему Свыше. Все слушали, затаив дыхание, и при этом крестились не раз. Сидящая рядом с батюшкой паломница не могла унять трепет, ведь от кадильницы и от него самого исходило неземное благоухание. Она и глаз на него поднять не могла. У другой женщины, сидевшей рядом, всё время текли слёзы.
                – Откуда вы, миленькие, приехали? – с большою любовью спросил он.
                – Из Тулы!… Из Тулы, – из разных концов салона зазвучало в ответ.
                – О, чада матушки Сепфоры! Очень хорошо, что именно сегодня, именно в этот день вы сюда к нам приехали! Те святые, к которым вы приехали, будут молиться за вас и за ваших сродников до скончания века, а на Страшном Суде Христовом предстанут вашими ходатаями… А кто знает матушку Сепфору?
                 Некоторые паломники подняли руки.
                – О, великая святая Сепфора! – продолжил он. – У Бога она уже прославлена. Её и здесь прославят.
                Тут Батюшка рассказал, как односельчане на глазах Сепфоры избивали её брата, и велели ей отречься от Христа. А когда она в последний раз сказала: «Нет», они его, как первомученика Стефана, камнями забили.
                – Брат матушки Сепфоры вошёл в Райские Обители, а сама она всю жизнь была гонима, – произнёс иеромонах. – Сейчас Сепфора стоит у Престола Божьего, молится за Россию и является покровительницей Тульских и Калужских земель. Молитесь ей!
                Позже паломники узнали, что матушка Сепфора подвизалась рядом с Оптиной, в маленьком домике, в Клыково. К ней под благословение приезжали оптинские монахи. Всех, кто приходил к ней, она тихонько постукивала палочкой по больным местам, и все боли уходили.
                С большой любовью и глубокой убеждённостью иеромонах произнёс:
                – Молитесь за патриарха Алексия! Он терпит много нападок и распят, как на кресте… Нет власти не от Бога. Молитесь за Путина и его команду. Так должно быть…
                 И вот, как мне кажется, самое важное:
                 – За глубокую веру был избран Богом народ еврейский. Нам глубину веры евреев никогда не познать… Народ русский Бог избрал за широкую добрую душу. Глубина веры по Моисею и широта православной души русской составляют крест. Как принесёт покаяние народ еврейский – тогда и будет полнота веры.
                  Если б вы только знали, какая у Матери Божьей любовь к своему Сыну и каждому человеку! Такой пламенной любви на Земле нет. Из-за любви Она сойдёт к нам, чтобы соединить с Ним. Сейчас Она молится горячими слезами, чтобы каждый из вас соединился со Христом…
                  Матерь Божия придёт на Землю в десять часов. Приход Её будет предварён трёхдневным постом. Не скажу когда. И тогда вся нечисть на Земле вмиг испарится, на Россию прольётся Свет, и она воскреснет и воссияет. Молитесь покаянно Пресвятой Богородице в десять часов вечера, по тому времени, по которому вы живёте. Все кто так молятся, будут под Её особым покровом. Россия ещё сыграет свою решающую роль в судьбе всего человечества!
                  Сейчас многие говорят о скором конце света. А вы не бойтесь! Не верьте этому! Конец света не скоро. Пройдут ещё роды родов, и жизнь на Земле будет продолжаться. Ещё будет очень хорошая жизнь.
                 Знайте, когда вы приезжаете поклониться святым мощам – вы обретаете себе молитвенников!
                 Когда тот необычный иеромонах уходил, то на ступенях автобуса он обернулся и с тихой радостью в глазах воскликнул:
                 – Христос воскресе!
                 – Воистину воскресе! – вразнобой ответили паломники.
                 И опять, после небольшой паузы:
                 – Христос воскресе!
                 – Воистину воскресе! – ответили все, но так же не в унисон.
                 И третий раз громче, и также радостно и спокойно:
                 – Хрис-тос вос-кре-се!
                И тогда паломники дружным хором ответили:
                – Вои-стину вос-кре-се!
                В тот миг, все кто был в салоне автобуса, ощутили такую великую радость и благодать, что и словами не передать.
                За уходящим батюшкой, продолжающим кадить, тульские паломники смотрели во все глаза. А он прошёл мимо всех других автобусов и больше никуда не входил. Одни потеряли его из виду перед шлагбаумом, другие – когда он поравнялся с ним, а третьи видели его и далее.
                В тульском автобусе стояла тишина. Одна из женщин тихонечко произнесла:
                – Что это было?!
                – Нас ангел святый посетил, – ответила другая.
                Необычайно яркое пасхальное чувство не покидало тульских паломников весь день, и, как все они утверждают, прочно вошло в их жизнь. Когда шлагбаум открылся, и они вошли в Оптину Пустынь, то увидели в церковной лавке большое фото трёх новомученников. И до каждого паломника тут дошло, что именно тот монах, что был на ней крайним справа – только что к ним в автобус приходил… Это был убиенный отец Ферапонт… И над каждым из трёх ликов была полукругом сделана надпись – Христос воскресе!
                 Потом от паломниц, ночевавших в монастыре, они услышали, что сначала отец Ферапонт в монастыре появился, и на могилах трёх новомучеников долго кадил. Неописуемая благодать там стояла… А потом размашисто-летящей походкой, продолжая кадить, он направился к шлагбауму.
                У проходящего мимо послушника-чернеца тульские паломницы спросили:
                – Братец, подскажи, пожалуйста. Вот в книге «Красная пасха» написано, что отец Ферапонт при жизни простым монахом был. А почему, когда он пришёл к нам в автобус, у него был наперсный крест?
                – Ну, если был наперсный крест, то это значит, что его рукоположили в священники там, на Небе, – со всей убеждённостью произнёс он и пошёл дальше.
                Должно быть, с месяц прошло после той нашей поездки с Серёгою за грибами. Встретились мы в центре Казани. Предложил он меня подвезти. Сели, тронулись. Смотрю, а «Нерукотворный образ Спасителя» так и стоит перед ним, где я его и поставил. Заметив мой взгляд, Сергей сказал:
               – Знаешь, Бродяга, образ Спасителя мне помогает… Как же раньше я «закипал», когда меня подрежут. Вот взял бы камень и запустил… А сейчас – как посмотрю на Спасителя, то гнев сразу и уходит. Легко так на душе делается, и думаю: «Да пусть себе едет, бедолага…»
                А вот вчера поздно вечером звонит мне Серёга и говорит:
               – Знаешь, Бродяга… а я ведь две иконы себе купил. Нерукотворный образ Спасителя, в гладком деревянном окладе, и в золоченом резном окладе – Казанскую икону Богородицы… Как Им молиться, я не знаю. Но от себя я сказал так…







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 13.10.2021г. Андрей Драгунов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3174356

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
















1