Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

­Пристрелить нельзя, а вот придушить можно…


­В те далёкие времена, когда наша социалистическая родина превращалась в родину капиталистическую, батюшка одного из церковных приходов, глядя как разворовывалось всё то, что было построено и создано при родине социалистической, точно также, как и отец Фёдор из «12 стульев», задался целью обзавестись собственным свечным заводиком, или же чем-то другим, что сделало бы его не только батюшкой, а батюшкой-собственником чего-нибудь такого, что могло бы радовать его глаз, и его церковную душу.

Учитывая то, что вокруг его прихода свечных заводиков не наблюдалось, а полей и пахотных земель было предостаточно, батюшка решил начать путь к ублажению своей души с фермерства, а свечной заводик отложить до лучших времён. И с этой идеей, святой отец и подался к районным властям. Где, окрестив огромным крестом председателя горисполкома, рассказал ему о своём желании, через пополнение церковной кассы, проложить духовный путь от их района к самому господу. А для этого ему нужен небольшой, гектаров так на сто пятьдесят двести, кусочек плодородной земли. На которой он, не корысти ради, а токмо, в перерывах между молитвами, церковными пениями, и вразумлением заблудших агнцев и чад, займётся выращиванием чего-нибудь такого, что потом можно было бы выгодно продать, а вырученные деньги пустить на строительство пути к его небесному руководству. Что, в случае реализации проекта, району не повредит.

В те времена, вся страна, начиная с властей и заканчивая бандитами, дружно, притом толпами, потянулась к вере и господу. Поэтому, председателя долго уговаривать не пришлось. Он, узнав об этой «священной миссии», тут же, разложил перед святым отцом карту района, и предложил ему определиться с полем, которое тот хотел бы использовать как финансовый источник для налаживания контактов с всевышним.
На что, святой отец, помолившись, осенив себя, председателя, и карту крестным знамением, тыкнул пальцем в то поле, которое находилось ближе всех к его церквушке.
Прекрасный выбор, просто прекрасный, поздравил батюшку председатель, преподнося тому рюмашку, привезённого недавно прямо из Парижа, французского коньячку.
Не корысти ради, произнёс святой отец, и одним махом опрокинул преподнесённое ему заграничное зелье.
После третьей рюмашки, председатель и святой отец, облобызавшись, и подписав договор аренды земли, расстались как родные братья. У батюшки теперь было поле, а у председателя знакомый представитель бога в ихнем районе, который, при необходимости, сможет и прошлые грехи отпустить, и индульгенцию на грехи будущие выдать.

На следующий день, батюшка, с плакатом «Очистимся от грехов и бескорыстным трудом проложим дорогу к Господу», уже свозил на теперь уже своё поле, почти всех верующих района. Чьими силами, за три четыре дня, исключительно на «добровольной и безвозмездной» основе, батюшкино поле было засеяно кукурузой.
Стотридцатикилограммовый, сорокапятилетний, с отвисшим животом и румяными щеками, батюшка, усердно крестил огромным медным крестом, бесплатно пашущих на поле прихожан, громко напутствуя их:
- Воздастся вам братья и сестры, воздастся…
Братья и сестры, в надежде на манну небесную, рыли землю под ногами не жалея сил. И через время, на арендованном батюшкином поле, взошла славная и сочная кукурузка. Новоиспечённый батюшка-фермер, радовался этому событию как безгрешное дитя. Но батюшкину радость серьёзно омрачало расположенное рядом с полем село. Батюшка знал привычки жителей этого села, любивших собирать урожай с этого, когда-то принадлежавшего колхозу, поля. Но теперь ведь поле уже было не колхозным, а батюшкиным. И святого отца не радовало разграбление его поля местными антихристами. Поэтому, святым отцом, для охраны будущего урожая, по углам поля, были расставлены отроки, которые должны были отваживать охочих до когда-то колхозного, а ныне церковного добра, неугомонных селян, рассказами о гиене огненной, в которой они будут гореть, ежели позарятся на святого отца, собственность…
Для пущей убедительности, на окраине села примыкающего к полю, батюшка, в большом шалаше, дополнительно, по совету председателя райисполкома, разместил ещё и местную братву…

Время шло. Кукурузка подрастала. Батюшка просил у неба большого урожая. Село готовило мешки.
А братва чистила обрезы и копила патроны…
Держатель поля и церковного прихода, почти каждое утро, на посланном богом «Мерседесе», наведывался к подрастающей кукурузке, дабы и себя возрадовать, а заодно и обсудить с братвою охранявшей поле, способы защиты урожая, от уже приготовившихся к ночным набегам, грешников.
Братва заверяла батюшку, что ни один качанчик не будет уронен. Батюшка же, с недоверием поглядывал на опохмелившихся с самого утра стражей…
- Ладно, смотрите мне, пуще глаза сторожите доверенное вам недостойным, детище мое.
И подняв рясу, собрался было уже сесть в новенький «Мерседес», как вдруг очи его округлились до размеров донышка гранёного стакана…
- Что это? Возопил святой отец, глядя в сторону кукурузного поля…
Братва, протерев глаза, обратила свой не совсем трезвый взор в ту сторону, куда был направлен перст «патрона». А там, из кукурузы выглядывала козья морда, которая, не обращая внимания ни на охрану, ни на владельца поля, бесцеремонно уплетала батюшкину кукурузу…
- Откуда взялась эта тварь, произнёс, синея от злобы, держатель прихода…?
- Да это коза одной бабульки из села, ответил бригадир братвы. Она паслась вон там на лужайке. Видать, верёвочка старенькая была, вот и перетёрлась. Вот козочка от шкворня и оторвалась. Ну и шалунишка, наверное по ошибке, забрела на ваше, святой отец, поле…
- Какая верёвочка? Какая шалунишка? Какая ошибка? Всё больше и больше багровея, заводился святой отец.
- Пристрелите эту тварь.
- Но как же так, кормилец. Ведь это же божья тварь, заступился за козу раздобревший от утреннего похмелья один из братков. Грех ведь стрелять козу из-за кочана кукурузы…
- Да, почесал за ухом святой отец, стрелять действительно грех. И на минуточку призадумался: да, грех… А как же быть…?
- Тогда вот что, радостно вскрикнул святой отец, стрелять не надо. Это действительно грех. А вы изловите эту тварь, и повесьте на ближайшей акации… Стрелять действительно нельзя, а вот придушить, можно…
Мясо, после разделки, отдайте матушке. А козью шкуру, прибейте к щиту, и поставьте на краю поля, дабы другим неповадно было воровать церковную кукурузу.
- Аминь…



19.03.2012









Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 12.10.2021г. Владимир Якимцов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3173811

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры
















1