Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

"Полоцкий стратилат." Часть 2


­­­­­­   ­Всё самое лучшее приходит случайно и случается спонтанно.
   Зайти внутрь Софийского собора в предыдущий день Леське не удалось -не успела до закрытия, поэтому она решила наверстать упущенное утром следующего дня.
   Конечно же она не знала, с чем столкнётся.
   Посетителей в музее(а Софийский собор ныне по большей части считается музеем) было не много. Дружно осмотрели внутреннее убранство, спустились в подвалы ⅩⅡ века-то немногое, скорее единственное, что осталось от первоначальной постройки. Прикоснуться к древней кладке, безусловно, дорогого стоит, однако есть то, что может рассказать больше и провести дальше.

Подвалы Софийского Собора, ⅩⅡ в. Фото из личного архива автора.

Подвалы Софийского Собора, ⅩⅡ в. Фото из личного архива автора.

   Таким проводником в соборе является его органный зал. Точнее, проводник здесь –музыка.
   А музыка вообще хороший проводник.
   -Не хотите посетить концерт? -предложила билетёрша. -Состоится в 13 часов.
   -Концерт…-неопределённо пожала плечами Леся. Классику она не очень любила -от неё всегда тянуло в сон, но тут неожиданно для себя согласилась. -Да давайте…
   До начала оставалось полчаса, и за это время, поедая пирожок с яблоком на лавочке у собора, Леся строила планы на следующий день.
   «Завтра еду в Оршу, -рассуждала она, -желательно бы попасть в Сяглово или Стаховку, но это как повезёт -транспорт… Но Орша -обязательно!»
   Пока искала в интернете расписание автобусов и электричек, пробило час.
   Несмотря на то, что посетителей было мало, концертный зал был почти полностью заполнен. Лесю смущало столпотворение. «Ну что я здесь забыла. Все равно ничего не найду, а тут и подавно.»
   «Ошибаешься.»

Внутреннее убранство Софийского Собора. Фото из личного архива автора.

Внутреннее убранство Софийского Собора. Фото из личного архива автора.

Внутреннее убранство Софийского Собора. Фото из личного архива автора.

   Она вздрогнула от неожиданности.
   «Со мной пообщаться не хочешь? Некрасиво. Ты у меня в гостях, всё-таки.»
   «Ну что ты, -смутившись опустила ресницы Леся, усаживаясь на скамью в зале. -Устала просто. Искать то, что давно погибло, знаешь ли, дело утомительное. Учёные ведь уже всё нашли. А я что? Я не историк, не учёный, я ведь даже до конца не понимаю, что ищу, зачем ищу. Получится ли…»
   Концерт набирал обороты, исполняли Баха «Токката и фуга ре минор».
   Леся, глубоко вздохнув, уставилась на носок своей босоножки. Странное чувство охватило её -распирало горло, хотелось закричать, заплакать -да что там заплакать! -в голос зареветь; ей казалось, что кроме неё в зале никого больше нет.
   Тысячелетний собор в тысячелетнем городе. Органный зал как ключ к порталу в безвременье, а музыка -всезнающий проводник.
   А кто тут недавно говорил, что классика вгоняет в сон?
   «Говори, что чувствуешь?»
   «Душу выворачивает…-Леся пыталась ничем не выдать своего состояния. -Вроде панической атаки…Но не страшно совсем. Я хочу разреветься…Что происходит? Люди кругом -увидят…»
   «Слёзы -не позор. А вот если руки опустишь, бросишь…»
   «Не опущу, нет! Я и его этим убью, и себя. Я просто запуталась…Устала и запуталась.»
   «Ты себя не обманывай. Ответь себе: зачем идёшь за ним?»
   «Я…»
   К горлу подкатил комок. Леся чувствовала -не отпустит.
   «Я его люблю.»
   В глазах смазалась и поплыла картинка. Девушка едва сдерживалась, но не вышло -слёзы предательски поползли по щекам, растворяясь солью на губах.
   «Прости меня, Полоцк…Он приходил сюда захватчиком. Он и его отец. А я пришла за ним. За НИМ. Потому что я люблю его. Он умер…за четыреста с лишним лет до моего рождения…Прости меня.»
   «Мне не за что держать на тебя обид. Любишь…Немногие женщины бегут по следам любимых мужчин спустя четыреста лет после их смерти. Очень немногие…Раз любишь-люби, бежишь, ищешь -значит, нужно зачем-то. Даже я не смогу тебе ответить. Пути любви человеческой неисповедимы.»
   «Благодарю…За то, что услышал меня, Полоцк.»
   Слёзы беззастенчиво катились по её щекам. То, о чём не могла рассказать никому, она открыла древнему городу. Городу -воину, князю Полоцку. И он её выслушал, не осудил, не прогнал.
   С кем ещё, кроме как с городом-воином говорить о воине?
   Нещадно накаливало железные крыши домов послеобеденное солнце; от жары попрятались даже вороны, только голуби, в вечном поиске еды оккупировали местные уличные кафешки. Леся шла на вокзал покупать билет до Орши.
   «Орша, это понятно. Но в Полоцке я ещё не всё видела. В Свято -Ефросиниевском я не была, а это наверняка ещё одна точка-уж Грозный точно туда ходил. Плюс Красный мост, да и в целом…Наполниться городом, его энергией…»
   «Идём. Я всё тебе покажу.»-город улыбается бликами в окнах.
   «Всё ты слышишь. Наедине с собой побыть не дашь.»-пряча в сумку уже купленный билет, улыбается в ответ Леська.
   «Наедине с собой? Или с ним?»-подшучивает Полоцк, и стайка голубей-попрошаек с громким хлопком взмывает ввысь.
   Леся смущённо заправляет за ухо выбившуюся прядь. Ей отчего-то хочется побыть одной…
   Присела на скамью в парке около природно-экологического музея. Наконец-то тень и прохлада! Ветерок даже появился. За спиной закачала ветвями плакучая ива, закивали разноцветными головками цветы около маленького самодельного прудика.

Ива у природно-экологического музея. Фото из личного архива автора.

   Полоцк…Город -князь, город -воин. Я ехала к тебе по следам человека, так недавно ставшего мне небезразличным, а нашла тебя, твою душу. Отныне ты не можешь быть для меня чужим. Полоцк. Феникс. В дыму пожаров, из пепла войн -вновь и вновь к солнцу, к небу; пусть безжалостные события и время перекроили твое лицо -ты остался собой -гордым, всегда держащим удар стратилатом.
   Город и человек, приходивший сюда более четырёхсот пятидесяти лет в военном походе, так недавно бывшие мне незнакомыми, но вдруг случайно -или нет -ставшие мне близкими, вы, оказывается, так похожи.
   Из сумки, как бы невзначай выглянул билет. «Ты же не только ради одного человека здесь. -прошептал город,- В Оршу ведь неспроста собралась.»
   «Да, -ответила Леся, -неспроста. Под Оршей в 1514 году был взят в плен его дед.»
   Город пристально на нее посмотрел.
   «Тогда тебе нужно выспаться, автобус уходит очень рано.»
   «Так и быть.»-сдалась Леся, глядя на часы.
   Следующим утром она уже сидела в автобусе, мчащим её в Оршу.
   Раннее утро, запотевшие окна автобуса. Мимо проносятся поля; вдоль дороги бесстрашно ходят важной неторопливой поступью аисты -своим черно-белым оперением и ярко-красными клювами напоминают картинки из журнала. Ещё ехать и ехать…
   «Битва под Оршей, битва под Оршей…Очень хочется попасть туда, где она проходила, очень, очень хочется. Так, Стаховка…Сяглово …-нахмурив брови изучала маршрут Леся. -Ну вот примерно где-то здесь всё и было. Что туда ходит, какие автобусы -Бог знает. Про Крапивну даже не думаю.»
   Автобус подпрыгнул на кочках.
   «А в целом, -продолжала она , -даже если я туда не попаду, то в любом случае попаду в Оршу. А это уже многого стоит. Кстати, что там можно посмотреть?»
   …Оршанский автовокзал. Самый обычный, каких сотни. Рядом продуктовый, машины снуют туда-сюда, люди с сумками спешат к автобусам. Доехали уже в одиннадцатом часу, солнце распалилось не на шутку. Леся, ориентируясь по навигатору, брела в сторону городища; как ни старалась она выбирать тенистые стороны улицы, всё напрасно: светило упорно её настигало.
   «Преследует.»-смеялась она про себя. Но преследовало её , отнюдь не только солнце, но и знакомое ощущение, что за ней пристально наблюдают. Наблюдает город. Маленькая аккуратная Орша. Хозяйка здешнего пространства, эдакая милая знатная дама с хитро прищуренными весёлыми глазами.
   «Наблюдаешь? -шутливо обратилась Леся. Она как раз дошла до моста через реку Оршицу. -Что расскажешь, поведаешь?»

Мост через Оршицу. Фото из личного архива автора.

   «А что желаешь услышать?» -ответила Орша, играючи перебирая Леськины волосы слабым ветерком.
   «Ты же наверняка догадываешься. –ответила девушка, облокотившись на перила моста. –Орша , Орша…»
   Город лукаво щурится, скрывая улыбку. «Нет, не догадываюсь. Давай для начала познакомимся получше. Пойдём.»
   Берёт Лесю за руку и ведёт через улицы, местный рынок, вдоль берегов Оршицы. Орша –ну прямо как истинная женщина –любит поболтать, любит покрасоваться. Гостье сразу всё самое лучшее показала! Себя во всей красе. И все драгоценности как подружке вывалила –любуйся!
   Красотка.

Вдоль Оршицы. Фото из личного архива автора.

Вдоль Оршицы. Фото из личного архива автора.

   «Гляди, -Орша приводит Леську на мост через какую-то небольшую речку. –Здесь начинается мое сердце.»
   «А что это за река?»
   «Это не река, это крепостной ров. А ты сейчас стоишь на мосту через него.»
   «Я в восторге!»

Мост через крепостной ров в Орше. Фото из личного архива автора.

   Девочки гуляют. И о мужчинах пока –ни слова! Хотя обе они, конечно же друг друга слышали…
   «О 1514-м могу рассказать в музее. Насчёт посещения сёл… Идея хорошая, но вот обратно оттуда добираться будет трудно. Хотя, воля твоя, конечно.» -Орша порывом ветра по-хозяйски поправила рюши на Леськиной блузке. –Ой, а вообще у меня тоже хорошо, так что оставайся.»
   «Попалась! А говорила «не догадываюсь». Лукавишь.» -Леся погрозила пальцем. –Да, собиралась я побывать в местах, где битва проходила, по земле, где Даниил Андреевич кровь проливал, пройтись. Музей- это круто, конечно, но хочу сама. Своими глазами увидеть, своими руками потрогать. Но раз с транспортом загвоздка… Ну что же. Жаль.»
   «Зря в музей не хочешь. Но воля твоя. Ты гостья, твоё слово закон.»-и город игриво сверкает куполами церкви Рождества Пресвятой Богородицы.
   Позже Леська пожалеет, что не пошла в музей, но сейчас у неё были другие цели и желания -ей нужен был живой город, его звуки и запахи, его воздух, его сине-зелёные глаза.
   «Пусть это будет одной из монеток, которые я здесь оставлю, чтобы вернуться, Орша.»
   «Хорошо.»
   Сердце, которое Орша так щедро раскрывает перед своими гостями, и сейчас демонстрирует во всей красе Леське -это древнее городище, на месте которого ныне стоит памятник и красуется табличка, где надпись на белорусском гласит: «Помник археалогii, гарадзiшча, ахоўвается дзяржавай».Совсем неподалёку протекает Днепр –всё такой же величественно-прекрасный , несмотря на то, что обмелел.
   «Боже мой, Орша… Как же у тебя здесь красиво.»
   «А то. Уж я знаю, что показывать.»
   «Как все мы -девочки. На показ всё самое лучшее.»

Виды Днепра. Фото из личного архива автора.

Виды Днепра со стороны городища. Фото из личного архива автора.

Оршанское городище. Фото из личного архива автора.

Оршанское городище. Фото из личного архива автора.

Р. Днепр. Фото из личного архива автора.

Оршанское городище.  Фото из личного архива автора.

   Орша заливисто хохочет, переливаясь солнечными бликами в водах Днепра. Красавица. Расторопная хозяйка с лукавым прищуром внимательных весёлых глаз. Такая же прозорливая как все древние города, но чисто по-женски мягкая, располагающая, с нежным вкрадчивым голосом. Ну как ей не довериться и не раскрыть все девичьи сердечные секреты?..
   «1067»-гордо говорит памятник оршанского городища. Леся поднялась туда. Вид отсюда… будто сам Бог писал. Ярко-синее небо и насыщенная летом сочная зелень –что листва, что трава, что кувшинки вдоль русла Днепра. Всё сверкает, шелестит, рассыпая под ноги красоту. «Чуден Днепр при тихой погоде.»-вспомнилось Леське. Пока она восторженно фотографировала пейзажи Днепра и городища, Орша резким порывом ветра недовольно отшвырнула в траву целлофановый пакет: «Опять намусорили, черти.»
   «Орша,- позвала Леся, направляясь в сторону иезуитского коллегиума. –А ведь странно… Я же сюда приехала совсем не по радостному поводу, и не просто достопримечательности поглазеть. Человек, ради которого, в общем-то, я здесь, в этих местах погиб. В плен попал в 1514 году. Ты тогда была нам чужим, вражьим городом. Быть может, израненные ноги Даниила Андреевича ступали по этой самой земле, где я сейчас стою.»
   Над головой со свистом пронеслись ласточки.
   « …но я не чувствую тебя чужой. Совсем не чувствую. Ответь, как так?»
   «Может быть ты мне просто понравилась.» -и Орша подмигнула Леське сквозь густую листву клёна солнечным зайчиком.
   Леся ничего не ответила и лишь внимательно рассматривала здание коллегиума. Орша, Орша. Живая, пульсирующая, радостная, кажется даже счастливая – а всегда ли она была такой? И всегда ли она такая? Орша…Чужая. Но такая своя…
   Но разве только потому, что я тебе понравилась?

Взгляд города.  Фото из личного архива автора.

   Время за доверительной болтовнёй с городом промчалось незаметно. Стрелки часов настойчиво напоминали, что пора бежать на электричку. Полуголодная, уставшая, но довольная Леся полубегом двигалась на вокзал.
   «Орша, благодарю тебя за гостеприимство, за щедрость. Я эту встречу не забуду. Но у меня здесь осталось незавершённое дело теперь. Будет повод вернуться.»
   Девушка с грустью окинула взглядом оршанский железнодорожный вокзал. Город ласково улыбнулся, легонько потрепав её волосы на прощание.
   «Возвращайся. Буду рада.»
   Леся зашла в вагон, и поезд умчал её в Полоцк…

Ж.д. вокзал в Орше. Фото из личного архива автора.

   Орша, Полоцк, Бельчица. Города серьёзные, с судьбой тяжёлой, сложной. Люди, чьи следы сюда привели –дед и внук: один принял здесь последний бой, сгинув в литовском плену, а другой обрёл первую славу, пройдя боевое крещение. По большому счёту для этих мест они –враги, захватчики, а я бесцеремонно пытаюсь разбудить о них память, вороша былые раны. Эти города должны невзлюбить меня за это, а они, напротив, услышали и приняли, более того –все богатства к ногам вывалили. Почему?
   Видимо потому что знают города древние, что значит любовь человеческая и на что она способна. И не скрыть её, не спрятать ни под какими масками.
   Дед и внук. Кажется, я вижу сквозь время ваши улыбки.
   Любовь способна расстелиться цветочным ковром под ногами, быть святыней, хранящей всё самое светлое, и стать спасением, убежищем и обителью для уставшей, измученной души.
   Такой как Спасо-Ефросиниевский монастырь.

Собор Воздвижения Креста Господня в Свято-Ефросиниевском монастыре, г. Полоцк.  Фото из личного архива автора.

Собор Воздвижения Креста Господня в Свято-Ефросиниевском монастыре, г. Полоцк. Фото из личного архива автора.

Колокольня Свято-Ефросиниевского монастыря. Фото из личного архива автора.

Безупречная чистота. Фото из личного архива автора.

Цветник на территории монастыря. Фото из личного архива автора.

Ворота монастыря. Фото из личного архива автора.

Фрески, найденные в Спасо-реображенской церкви. Фото из личного архива автора.

   Дивный в своей непорочной строгости, он живёт среди чайных роз, бегоний, елей и туй. Обитель чистоты. И если Собор Святой Софии это Хранитель души Полоцка, то Свято-Ефросиниевский монастырь-это его незыблемость, какая есть у каждого города. Практически не перестраиваемый за всё время своего существования, он единственный, в отличие от Софийского Собора и даже самого Полоцка, сохранил свой облик.
   День отражался раскалённым солнцем в позолоченных крестах; оно делало пространство ещё более безупречным, кристальным. Идеально синее небо и белоснежные строгие стены Собора Воздвижения Креста Господня на его фоне. Рядом Спасо-Преображенская церковь ⅩⅡ века, такая же белоснежно –золотая. Сейчас там проводятся реставрационные работы и археологические раскопки. Чудесно и… символично.
   Однако Леська совершила ошибку, помешавшую её контакту с этим святым местом. Она отправилась туда в абсолютно неподходящем для подобных визитов расположении духа. То ли переутомление от бесконечных перебежек с автобусов до электричек сказалось, а может просто перегрелась на солнце, но чувствовала она себя неважно, и монастырь посетила как бы «потому что надо». Опрометчиво. И позже она будет себя за это корить.
   Молча она рассматривала стены церквей, трогала их руками, делала снимки. Молча восхищалась этой непорочной красотой. Лесе было неловко за своё молчание, она осталась недовольна собой, но понимала, что в таком состоянии ей нечего здесь делать. Она не хотела обижать монастырь своей закрытостью и стать для него одной из тех, кто с пустыми глазами делает очередные фото для соцсетей. Лучше вовремя уйти, чем оставить после себя дурной след.
   Покидая монастырь, Леся обернулась. Он также молча проводил её взглядом. Молча… В этот раз никто не нарушил молчания.
   Но, видимо, на неё не обидятся. Почувствует она это позже, просматривая, уже будучи дома фотографии, от которых будет исходить благодатное тепло. Удивительно, но места, подобные Свято-Ефросиниевскому монастырю в Полоцке, имеющие потрясающую по своей силе энергетику, обладают невероятной способностью контактировать с человеком даже спустя время и независимо от расстояния. Они могут ответить на вопрос, дать подсказку, просто согреть и улыбнуться, а иногда даже попросить прощения. Только вот контакт такой они будут поддерживать с теми, кто им откроется, и кого они запомнят.
   Кто станет для них не чужим.
   А может быть, дело не только в энергии самих мест, но и тех, чьи следы тебя привели? Может, это они выступают как связующая нить между тобой, эпохой, городом и его чудесами?
   Леся возвращалась в гостиницу, по пути пересёкшись с ещё одной достопримечательностью - Красным мостом, названным так в честь кровопролитного боя за мост через Полоту в октябре 1812 года, в результате которого войска Наполеона были изгнаны из этих мест. «С того времени в память о погибших и пролитой крови этот мост стал называться Красным.»- прочла она на памятном знаке, установленном прямо сразу после моста. «Поразительно,- подумала девушка, -здесь так много знаменательных событий произошло, но мало кто об этом задумывается, и вообще знает.»

Красный мост. Фото из личного архива автора.

Памятный знак у Красного моста. Фото из личного архива автора.

   Чуть дальше моста она наткнулась на удивительной красоты здание, стилистики, называемой «сталинский ампир». Оно находилось в плачевном состоянии, было огорожено сигнальной лентой; сверху кое-где отвалилась лепнина и штукатурка, обнажая «скелет» из красного кирпича. Как бы стараясь укрыться от любопытных глаз в разлапистой кленовой листве, тем не менее, оно не могло остаться незамеченным, и, несмотря на своё положение, всё ещё восхищало величественной изысканностью форм. «Бывший дом офицеров. Возведён в 1939 году. Историко-культурная ценность.»-вещала неприметная серая табличка на стене. Леся с удивлением разглядывала постройку. Под колоннами на крыльце валялись расколотые куски фасадной отделки. Сыпется, рушится. Медленно гибнет, но с надеждой ждёт своего часа, который когда-нибудь пробьёт.

Бывший Дом офицеров в Полоцке. Фото из личного архива автора.

Он же. Фото из личного архива автора.

Он же. Фото из личного архива автора.

   Лето крепко сжимало жаркие объятия. Июль пёстрым шаром катился к горизонту. Ещё немного и он утонет в водах Двины. Завтра, послезавтра –и всё закончится. Так скоро… Так мало…
   Нужно больше, больше гулять, больше ходить по этим улицам, до головокружения вдыхая здешний воздух, и запоминать, запоминать, запоминать!
   Быть может, и меня запомнят?
   Оставшиеся пару дней Леся провела в Полоцке и с Полоцком, впитывая его атмосферу, его энергию. Мысль о скором расставании с городом, так неожиданно ставшим близким, наводила грусть.
   «Полоцк, ну что такое для тебя шесть дней? Это же ничтожно мало. Я теперь надышаться тобой не могу, а мне уже домой пора. Вернусь ли я к тебе? Однозначно. Да вот только, боюсь, не скоро…»
   Полоцк, будто разделяя её грусть, заволок небо серыми облаками, сквозь которые едва-едва пробивались тонкие солнечные нити.
   Последний вечер в Полоцке она провела на берегу, где соединялись Западная Двина и Полота. Ветер, искрящиеся воды рек… Всё как в тот самый вечер, когда город впервые открыл ей свою душу.
   «Не забуду. –Леська через силу пыталась улыбнуться, но душили подкатившие слёзы. –Прощаться не стану. Не люблю.»
   «Не нужно. –отозвался город, плавно перекатывая речные волны, касающиеся пальцев Лесиных ног. –Забери с собой кусочек меня. И прощаться не придётся.»
   Девушка наклонилась и увидела прямо у ног речные камушки –большие, маленькие, интересные и неприметные –те самые сокровища, которые город бросил перед ней в самом начале. Зайдя подальше в воду, она выбрала несколько штук и спрятала их в нагрудный карман джинсовки. Откинув кивком головы упавшие на лицо волосы, она опустила руки в торопливо бегущие воды Полоты.
   «Ты подарил мне несоизмеримо больше и драгоценнее всех драгоценностей на свете.»
   Позади раздались голоса: на уютный бережок спускалась семья с двумя маленькими ребятишками и лопоухой собакой, с разбегу залетевшей в воду.
   Леся, выжав прилипший к ногам подол платья, поспешила вернуться наверх.
   Вечер опустил занавески сумерек и зажёг фонари. Впереди последняя полоцкая ночь.
   Завтра домой.

Ж.д. вокзал в Полоцке. Фото из личного архива автора.

   …За окнами пасмурное утро, даже дождик накрапывает. Свежо. Леся зябнет и кутается в кофту, потягивая кофе на скамейке у вокзала. «Полоцк. Железнодорожный вокзал. Билетные кассы. +23 ℃.»
   Она молчит. Говорить не хочет -расставаться не любит.
   Гудят локомотивы, скрежещут колёсами вагоны. Город, конечно же, не спит –да и спит ли он когда-нибудь? Он тоже молчит.
   «Электропоезд Полоцк-Минск прибывает на первый путь.»
   «Ну, что же… Теперь до встречи.»
   «До встречи, Полоцк.»
   Еле сдерживая слёзы, зашла в вагон. Обернулась.
   «Вернусь. Обязательно вернусь.»

***
   Громогласно ознаменовала победу армия Московского царя Ивана Ⅳ, и среди них- юный воин, для которого эта победа одна из первых. Это его победа. Он горд, он счастлив. Он любит эту землю, этот воздух, это небо. Он любит эту жизнь и желает каждого её мгновения. Сняв шлем, он вытирает тыльной стороной руки пот со лба, заглаживает наверх спутанные густые волосы. А в глазах- огонь.
   И он не погас.
   Полоцкий стратилат поднимает меч. Теперь он ведёт за собой.








Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 11
© 11.10.2021г. Elena Samarina
Свидетельство о публикации: izba-2021-3172930

Метки: Басмановы, история, Полоцк, дорогафедорабасманова,
Рубрика произведения: Проза -> Очерк


Алла Суонинен       11.10.2021   15:28:45
Отзыв:   положительный
Елена, это чудесный рассказ и очень хорошие фотографии! Как Вам удалось соприкоснуться душой с Полоцком, это неоценимо; как я говорила, для меня, по личным причинам - вдвойне. Однако больше всего мне понравились живые зарисовки, такие, как последний абзац, как разговор с Полоцком на концерте, и Орша вышла такой прелестной кокеткой :))) Вообще мне эта часть понравилась даже больше первой; опыт набирается, умение, это прекрасно!
Elena Samarina       11.10.2021   15:40:34

Ох,спасибо,спасибо,спасибо!)))Да,первая часть писалась тяжелее, приходилось заново воскрешать в себе умение сочинять, складывать получившееся в более-менее грамотные строки, абзацы;сама напишу, прочитаю и думаю: «Что-то ерунда какая-то»,сотру,переиначу, потом опять сотру)))) Думала,вообще не получится. А здесь немного полегче уже было, да, видимо опыта немного набралась да и способности стали выходить на свет после долгого «заточения».
В любом случае ещё работать и работать)))
Алла Суонинен       11.10.2021   15:47:39

Главное. что эта работа - в радость. У меня летом такой период был, что не писалось, не чувствовалось, не шло ничего. Стала сказку записывать, условно названную "пуговицы Вяземского" :))) Это такое, когда ничего толкового написать не выходит, надо начать описывать мелочь какую-нибудь, пуговицу на кафтане, а там. глядишь, дела и пойдут... Выпускайте способности и желание творить на волю, чего их мариновать, пусть пользу делу приносят :)))!
Elena Samarina       11.10.2021   15:53:47

Вы так правы! Вот эти условные «пуговицы»-мелочи способны раскрутить на целый роман)))Да,да,да. Именно так. Зацепилась за такую пуговицу-и пошла,пошла косу заплетать из строк и мыслей. Так и работает творчество. А для этого нужно открывать себя миру,больше видеть,слышать,чувствовать,чтобы было из чего плести эту самую «косу»














1