Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Корпоратив


­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­Никогда не любил изнывать по поводу чего-либо: несбывшихся мечтаний, что все идет не по плану, что жизнь – гавно и так далее. Есть у меня один друг, Ростиславич, который косит под Виссарионыча: усы такие же носит, прищур хитрый глазом подделывает, говорит с такой же интонацией примерно, как его учитель. Зовут его вообще-то Андрей и фамилия такая у него старорежимная – Гончаров. Он всегда начинает ностальгировать, когда речь заходит о какой-нибудь несправедливости в обществе или к нему, в частности. И надо сказать, умело это делает, так что слушатели всегда напрочь забывают о проблемах и начисто переключаются под зомбические экзерсисы нашего Ростиславича. Он почти всегда начинал торжественно со слов: «А я вот что тебе (или вам) поведаю. И начинал рассказывать какую-нибудь притчу об «учителе». И я иногда думал, смотря в его застывшие с прищуром глаза: «Неужели существует переселение душ? Или психика у человека устроена таким образом, что обезопасить себя от этого до бредовости странного мира можно только единственным и таким артистичным образом?» Правда, хриплый прокуренный смех его был задорен, когда расслабляясь, он неожиданно начинал рассказывать какой-нибудь анекдот и нрав у него был добрый, а характер веселый. Он и сейчас любит общение с коллегами и корпоративы, но пьет всегда немного и только под хорошую закуску. Один раз перед Наступающим Новым годом "поведал" мне мой друг такую историю.

Работал он конструктором в одной конторе в начале двухтысячных. Дело было под Новый год и в офис к ним привезли живую елку. Ну, не знаю, кто так распорядился, то ли хозяин конторы, то ли его жена, но елку поставили в небольшом чуланчике, выходившем в черный ход нашего старого здания в центре Москвы где-то на Старой Басманной. Привезли шампанского, водки, закуски и все это загрузили в холодный чулан. Отмечать запланировали на следующий день и все бродили вечером по скучающему офису в ожидании праздника. Ростиславич, будучи тогда еще относительно молодым человеком, с присущим ему задором предложил двум своим сотрудникам начать отмечание заранее, так как дальше «изнывать» он уже не мог.
Решено было начать отмечание в курилке, на лестнице черного хода. Ростиславич, с присущей ему хитростью и изворотливостью проникнув в «пещеру», вытащил оттуда две бутылки Смирновки и колбасу. И все принялись за дело. Сначала выпили за Сталина, затем за конструкторов, ну и поехало дело… Товарищи его были люди семейные, ушли с работы рано, он и остался один на один со второй бутылкой и остатком колбасы.
Выйдя на улицу, забрел он в какой-то двор, а там студенты Бауманки веселятся на скамейке. Ну он человек общительный, быстро нашел с ними общий язык и влился своим напитком в общую компанию.
Когда студенты разбрелись по домам и общежитиям, он ходил по окрестным дворам и любовался старой московской архитектурой, надо отметить, преимущественно по нужде. Довольно поздно он обнаружил, что забрел в какой-то совсем незнакомый двор с большими сугробами и долго плутал, выбираясь из них. А когда выбрался на свет неширокой улицы, побрел в спешном порядке до метро, которое уже к тому времени закрылось.
Побродив еще какое-то количество времени, он вспомнил, что ключи от кладовки у него в кармане и с торжествующим видом, пройдя обратно до офиса и выйдя через черную дверь к заветному чулану, заметно приободрился.
«Ну теперь живу», - сказал он самому себе и открыв «золотым» ключиком дверь, вошел внутрь. При слабом освещении было заметно, что из чулана вытащили все, кроме колбасы, водки и костюма деда мороза. Спать в таком помещении – верная гибель даже с водкой и он, недолго думая, выпил с тоски граммов сто. Изо рта шел легкий пар и ватный красный халат, в который он облачился, все-таки согревал его. В холоде не спалось на голой плитке и он вышел во двор. Вдохнув полной грудью, огляделся, вышел на улицу и пошел, прогуливаясь по Басманной. Идти в идиотском наряде было как-то неловко и он свернул в переулок. Пройдя мимо какого-то длинного каменного здания, он увидел небольшой ресторанчик. Вспомнив, что у него остались какие-то деньги, он решил зайти погреться.
Ресторан оказался внушительных размеров. На первом этаже отмечали корпоратив. Чей-то вопль поприветствовал его и он сдался. Оглядевшись мутным взглядом, с появившимся предчувствием успеха предприятия, он вошел на середину залы. Надо сказать, что в то время, помимо пышных сталинских усов у него была густая шкиперская бородка, так что Ростиславич походил на этакого «интеллигентного» Деда Мороза. К нему вышел какой-то молодой человек во фраке:
- Ну где ты ходишь, пора начинать. Текст не забыл?
Ростиславич посмотрел за собой, обернулся и с истинным изумлением спросил:
- Это Вы мне?
- Тебе, кому же еще, ты же у нас Дед Мороз.
- Ну да, Дед Мороз это я.
- Ну и хорошо, тогда начинаем.
Подойдя к микрофону, молодой человек сладким голосом отчеканил:
- А сейчас, дамы и господа, слово предоставляется Деду Морозу. Ну-ка давайте дружно позовем дедушку!
Со всех углов пьяные голоса завыли:
- Дедушка Мороз, выходи!
Ростиславич, с гордо оттопыренной грудью вышел на сцену. Молодой человек все тем же сладко-игривым голосом запел:
- Здравствуй Дедушка Мороз, ты подарки нам принес?
Нагнувшись к Ростиславичу, прошипел:
- Мешок то при Вас?
- Какой мешок?
- Подарочный, блин. Где он?
- Да нет его, и не было.
- Вы в какую организацию пришли, блин?
Ростиславич смекнул, что сейчас будет жарко:
- При чем здесь организация? Я свободный Дед Мороз, где хочу, там и хожу.
- Так Вы не Свиридов?
- Нет.
- Вот блин, я попал, - застонал ведущий, - Ладно, розыгрыша не будет. Ну тогда скажите людям что-нибудь приятное, ой уже все равно что. Выручайте, наш Дед в пробке стоит. Потом с гонораром не обидим.
Выручать Ростиславич любил. Выйдя на середину залы, громовым голосом, а у него был хриплый баритон, запел так, что хрустальные люстры слегка качнулись:
- Мииир вашему дому, Дед Мороз к Вам пришел,- и добавил, - Настоящий! Из Лап... Лапландии, где много диких... оленей.
Помолчав, добавил:
- Извините друзья, подарков сегодня не будет.
- Тогда не настоящий, - донеслось из зала. Дружный хохот.
- Но, - и он поднял верх указательный палец, - сегодня я Вам кое-что важное буду вещать, а вы мне внемлите. Потому что не в подарках счастье, дамы и господа, а в том, что именно я и есть тот Настоящий Дед Мороз. Меня выбирали не вы, а я сам пришел сюда. От профсоюза работников Севера! И от лица генералиссимуса вещаю: не в подарках оно, это счастье!
- А в чем? – опять чей-то едкий голосок.
- Я даже сам не знаю… Видимо в том, что вы, как и я еще на свободе. Но! Свободны ли вы без вождя? Счастливы вы? Нет! У вас, наверное, есть все, кроме главного – смысла жизни. А в чем он? Ну? В чем?
Молчание.
- А в том друзья, что мы все ЗАВИСИМЫ! Но! Зависимость бывает разная, - сверкнув глазами продолжал он, - вот вы, наверное, от денег зависите, от начальства, от жен, мужей, - Это все –мирское, это не приносит человеку счастья. А счастье есть – в служении Родине и самоотверженности! Человек без Родины - не человек, дерьмо. Поэтому и безобразничать начинает, потому что Родины у него нет и любить нечего. А чем заменить это все? Нечем! Родина - не разменная монета, которую за взятки купить можно. Вот можно Виллу купить, дом в семь этажей, забором обнести пятиметровым... Но разве в этом говне уместится ваша РОДИНА? Нет! Родина - она без границ, она внутри вас, и мы от нее ЗАВИСИМ. Вот чему нас учил товарищ Сталин!
В зале раздались неровные голоса:
- Ты что нам тут, про Сталина пришел рассказывать?
- Давай подарки и к снегурочке!
Ростиславич слегка напрягся, но продолжил, немного пошатнувшись. Пары спиртного в душном помещении давали о себе знать, но он, насколько я его знал, никогда не пил до беспамятства:
- А еще не забывайте, что социализм был самой красивой мечтой и надеждой нашего народа, помните об этом. Вся гнусность капитализма в том, что он отнял у нас мечту. Это мечта давала нам жизнь, хлеб, все. Помните други мои это. А сейчас я хочу пожелать всем хорошего Нового года и… пошли все на … со своими подарками!
Сойдя со сцены, он уставился на графин водки, что стоял недалеко от него на столе. Подойдя к нему, он налил себе стоявшую рядом пустую фужеру, выпил, и, шатаясь, вышел во двор. Увидев припаркованный лимузин с полуоткрытым окном, он подошел к нему и пописал на колесо. Из окна показалась лысая голова и заорала «Отойди отсюда, паскуда!» Он захотел что-то ответить, оперся рукою о машину, но рука скользнула вниз, в открытое окно и вместо извинений из него нечаянно выплеснулось содержимое желудка.
Ночевал он уже в участке. После того как все во всем разобрались, на следующее утро, живого и невредимого, его отпустили. Когда он подписывал протокол со штрафом, младший лейтенант ему сказал:
- Хорошо ты вчера погудел. Еле дело замяли. Если бы не твой шеф, сидеть бы тебе братан в вытрезвителе и там бы праздник отметил. Знаешь, какую тут на тебя телегу накатали?
- Нет, откуда же мне знать. Я же пьяный был.
- Ладно, иди. Меньше знаешь, больше спишь.
Это потом ему шеф сказал:
- Хорошо Ростиславич, что ты у нас ценный работник, иначе… В общем покуражился ты там с одним замминистра. С ментами договорился, только вот ты теперь без премии будешь, не обессудь. Оштрафован. Я думаю, товарищ Сталин был бы не против.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 10.10.2021г. Роман Баринов
Свидетельство о публикации: izba-2021-3172608

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
















1