Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фатальный оптимизм Глава 2




                Фатальный оптимизм.

                                 Труднее с каждым днём остаться наяву
                                 с огромным кошельком, живым и наплаву.
 

                Не каждая цель была свята.
                И время — не каждому сводня.
                К чему я стремился когда-то —
                не нужно мне стало сегодня.



                * * *

      Что поманит - то и озадачит
      и не влиться с кошельком пустым.
      Раз теперь крутое время — значит
      мне придётся тоже стать крутым.

                * * *

      Мы все от гласности речисты
      и зря старались журналисты.
      Но если сложно удивить -
      легенду нужно сочинить.

                * * *

      Кто жил в крутых хоромах,
      а кто и под забором,
      кто выбит на паромах
      естественным отбором.
 
                * * *

      Все поют сегодня, как и ты поёшь:
      на одну зарплату тут не проживёшь.

                * * *

      Товарами забиты все прилавки,
      без дефицита и без прежней давки.
      И даст Россия — щедрая душа
      кому-то воз, кому-то — ни шиша.

                * * *

      В борьбу за «бабки» мы вступаем,
      где с видных тёплых мест таких
      мы конкурентов выживаем,
      считая, что умнее их.

                * * *

      «Ну кому сейчас легко?»
      Так сказать и прибедняться
      любят те, — кто далеко,
      и за кем — не нам гоняться.
 
                * * *

      Приказало счастье долго жить,
      так как без гроша в пути неблизком —
      нечего мне было предложить
      на бескрайнем рынке всероссийском.

                * * *

      Чтоб в наше время жить неплохо —
      не надо ждать или молиться.
      Как мне сказал один пройдоха:
      «Лишь надо с ближним поделиться!»

                * * *

      Ряды поэтов поредевши,
      могли от быта отключиться.
      Но тот поэт, кто заболевши,
      и вовсе не хотел лечиться.

                * * *

      После дня, порой шального,
      телевизор нам трубил:
      как синьор богатый снова
      сильно девушку любил.

                * * *

      Манили в юности моря.
      Другая жизнь была престижна.
      И годы тратил я зазря,
      но жил теперь скоропостижно.

                * * *

      Здесь время для дел и улова,
      где всюду виднеются дули.
      И нас не проймёт сила слова,
      а могут промять только пули.

                * * *

      Мы все тащили понемногу
      чего-нибудь и как-нибудь,
      везде ища свою дорогу,
      и не желая общий путь.

                * * *

      Всё перепуталось на свете
      и всё на ус мотали дети.
      Кто в школе, хоть и был нулём —
      стал ныне бизнес-королём.

                * * *

      Все мы сгинули в мире давно бы,
      обсуждая приказы в бою.
      И случись ка сегодня «Чернобыль» —
      ты пойдёшь на погибель свою?
 
                * * *

      Хотят закрыть дела былые
      у тех, чья совесть нечиста;
      простить им все афёры злые
      для жизни с чистого листа.

                * * *     

      Что хорошего нет детектива
      между нищими — ясно вполне.
      Так и спаянного коллектива
      не хватает повсюду в стране.
      Потому безработных толкучка,
      что везде происходит текучка.
 
                * * *

      Сменилось всё за эти годы,
      а мне занятный сон приснился:
      народ вернулся на заводы,
      в места, где раньше он трудился.
   
                * * *

      Концы и члены бывшего Союза
      хоть геморрой для нас, но не обуза.

                * * *

      Череда волосатых и лысых,
      самых разных собой рулевых —
      наведёт кандидатов на мысли -
      о причёсках подумать своих.

                * * *

      Не всех по таланту судили.
      Капуста давила искусство.
      А лучше бы все подходили
      к нему по велению чувства.

                * * *

      Там, где власти воровали —
      там одну шпану пугали,
      но к порядку призывали
      и всех нас остерегали.

                * * *

      Если верить нашим слухам —
      будем жить подобно мухам,
      что открыт уже и центр —
      продуктовый секонд-хэнд.

                * * *     

      Раньше шли на именины,
      свадьбы, проводы ,кутёж,
      а поминки да годины,
      как пришёл свинец и нож.

                * * *

      Честно прожить во Христе,
      слыв босяками сплошными, —
      стало смешно, ну а все
      так не хотят быть смешными.

                * * *

      Сильней сплотиться мы должны,
      чтоб друг за друга шли славяне.
      Но русские — не так дружны,
      как, например у нас армяне.

                * * *

      Веря в случай, бежал от судьбы я,
      только верил ещё и тому,
      что без денег таланты любые
      просто так не нужны никому.
 
                * * *

      Не проведёшь ту воровскую братию,
      где чётко знают все свои права,
      используя умело демократию,
      всегда находят нужные слова.

                * * *

      Дед, хоть матом крыл обильно,
      возмущался также сильно,
      если внук крутил катушки —
      непристойные частушки.

                * * *

      Возле Гамбурга ночного,
      Амстердама заводного —
      знает там любой моряк
      сексуальный их маяк.

                * * *     

      Едет в рясе и с крестом
      поп на джипе дорогом;
      снова девок он катает,
      знать, чего-то не хватает.
      Пузо с пейджером висят,
      но мобильники стоят.

                * * *

      Наш закон — пустой паром,
      он спасал немногих.
      А топили в основном
      нищих да убогих.
      И за кражу кур пока
      назначаются срока.

                * * *

      Мой знакомый, сев на нары,
      начал гнать свои базары,
      как по фильму для задора
      там сыграл доцента-вора.
      Был за что блатными он
      сразу насмерть задолблён.

                * * *

      В Прибалтике раньше на службе,
      всегда он был с местными в дружбе.
      Они же все, как своего,
      всегда принимали его.
      Сказал он им раз эпотажно:
      «Хоть русский я — это неважно,
      но с вами, у ваших дверей
      мне жалко, что я не еврей».

          ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА МЕТАЛЛ.

      За металл погиб он пошло,
      где включён был провод в сеть;
      не за золото, как в прошлом,
      сгинул — за простую медь.

           РАЗОЙДЯСЬ ПО УГЛАМ.

      Соседи разбежались смело,
      но проживём мы и без них;
      нам никакого нету дела
      до ихних дум и их самих.
      Хоть часть республик неумело
      лишь досадить всё нам хотела.

                ДОСУГ.

      Я в газете как-то вдруг
      прочитал раздел «Досуг»
      и статью на двух листах,
      что о доблестных ментах.
      Как они такой «Досуг»
      разгромили как-то вдруг.
      Мол, такой сплошной бордель
      вне закона был теперь.
      Да ещё, как той весной
      проституток целый рой
      собирал их воронок
      за один лишь вечерок.
      Тяжело теперь служить,
      не бандитов вам ловить.
      Но с шалав и с пьяных взять —
      можно свой досуг справлять.

             НА ЗЛОБУ ДНЯ.
   
      Порой представить невозможно,
      кто раньше был и кем кто стал.
      Теперь подняться только сложно,
      кто не успел, тот опоздал.

      Кто был учитель как-то прежде,
      кто раньше был шофёр простой,
      тот, став для бизнеса надеждой,
      теперь богатый и крутой.

      А этот был в науке асом
      и в сложной технике «рубил»;
      сейчас рубил на рынке мясо
      и потому семью кормил.

      У одного — Афган, как школа,
      но ныне он — бандитский босс.
      А вот инструктор комсомола,
      кто в террориста перерос.

      Кому же воля — только горе,
      характер чей был нестальным —
      мог стать бомжом и спиться вскоре,
      мог стать психически больным.

              ОТЦЫ И ДЕТИ.

      Когда-то дед окончил школу
      с медалью золотой,
      не пил тогда он кока-колу,
      а пил он квас простой.

      Не знал компьютеров в то время,
      но много книг читал.
      Теперь пришло другое племя,
      где каждый — виртуал.

      И сын его в какой-то мере
      наукой раньше жил;
      хотя в неё почти не верил
      и в бизнес отвалил.

      Внучок же, как в тумане ясном
      мог жить совсем без книг.
      И тот регресс во всём прекрасном
      к нему давно проник.

            НАЗАД, В БУДУЩЕЕ.

      1.

      Жили два учёных друга.
      Хоть не знала их округа,
      но один — в науке ас,
      а другой был техник-класс.

      Пашка — теоретик, тактик,
      а Петруха больше практик.
      Первый мыслил лишь башкой,
      ну, а делал всё второй.
 
      Петька лишь изобретатель,
      всех приборов начинатель.
      Продавец же был Пашок,
      он и денежный мешок.

      Как-то с НЛО пришельцы,
      суперклассные умельцы
      у окна Петра точь в точь
      вдруг зависли как-то в ночь.

      А потом к нему явились,
      с ним в объект переместились,
      где он понял, как они
      шли по времени одни.

      Быстро инопланетяне
      испарились, как в тумане,
      Петьке выдав свой секрет
      и внушив, что он не бред.

      Дома в спальне Пётр проснулся.
      Тот урок к нему вернулся,
      где сказали: «Ты, лети,
      ведь такие есть пути».

      Всё, чего в ту ночь запомнил -
      на тетрадке он исполнил,
      и чертёж машины той
      набросал своей рукой.

      А потом с Павлухой вместе
      и в одном варившись тесте,
      стал он аппарат мудрить,
      чтоб во времени парить.

      Как они его собрали,
      то и вскоре испытали;
      и на год назад ушли,
      где самих себя нашли.

      Испугались этой встречи,
      потеряв способность речи,
      но бежали поскорей
      из недавних прошлых дней.

      Чтоб с собой им не столкнуться
      и от страха не свихнуться -
      в глубь веков решили ход
      дать годов на восемьсот.

      Много штучек современных
      и по качеству отменных
      взяли для себя в багаж,
      для обмена и продаж.
 
      Чтобы стать ещё покруче,
      для страховки и на случай —
      захотели раздобыть,
      автомат себе купить.

      Тут один солдат из части
      был у наркоты во власти;
      им за «бабки» услужил
      и «калашник» предложил.

      2.

      Так ребята тайно ночью
      в прошлое ушли воочью,
      где мечтали всё сменить,
      вновь историю родить.

      Очутились в той эпохе
      наши славные пройдохи;
      аппарат в лесу зарыв,
      свой исполнили порыв.

      Побрели тропой из леса,
      словно два великих беса.
      Ведь народ при встрече их
      принимал за таковых.

      В древнем граде оказались,
      с местным князем повстречались,
      и сказали там ему:
      «Нет нам равных по уму.

      Мы — учёные, поэты
      и готовые ответы;
      каждый — врач и офицер,
      всюду спец и инженер.

      Мы — из будущего гости.
      Отнеситесь к нам без злости.
      С нами — двадцать первый век
      и оттуда был наш бег.

      Князь, тебе мы пригодимся
      и с любым врагом сразимся;
      если земли их возьмём —
      вашей крови не прольём.

      Есть у нас и ствол и книги
      и все Мекки или Риги
      распахнут врата, спеша,
      как пальнём из «калаша».

      А по книгам и с мозгами
      то оружие тюками
      мы наделать можем вам.
      Помогайте только нам».

      Отвечал им князь: «Покуда
      я не знал такого чуда,
      от дружины жду совет:
      мне казнить вас али нет?»

      А дружина скажет стойко:
      «Всё заманчиво лишь только.
      Но у нас закон таков —
      не щадить еретиков!»      

      Всё ж один нашёлся старец.
      Кверху он поднял свой палец.
      Все замолкли: ведь он тот,
      почитал кого народ.

      Он сказал: «Уймись ты, княже!
      Может,к лучшему всё даже.
      Ты проверку им устрой,
      там увидим — кто герой».

      Автомат собрал Петруха,
      да по уткам что есть духа
      дал огня им напоказ,
      и вся стая пала враз.

      Тут дружина обомлела
      и от страха аж присела;
      и как Петька дичь принёс,
      то задумалась всерьёз.

      Молвил старый бывший воин:
      «Даже я в боях такое
      и не видывал вовек,
      что не знал ни швед ни грек».

      Но другие испугались.
      Крики их в толпе раздались:
      «Этот — демон, тот — колдун,
      хоть и каждый очень юн».

      Только старец скажет мудро:
      «Нам и так сегодня трудно.
      С ними шанс хоть есть у нас —
      победить врагов сейчас.

      Нам бы огненные палки —
      мы разбили бы на Калке,
      подсекли бы на ходу
      всю проклятую орду».

      Тут сам князь сказал всем прямо:
      «Будет у меня два зама
      и советника крутых,
      пусть и очень молодых.

      Мы вас в войско принимаем,
      хлеба, зрелищ обещаем.
      Раз так палка горяча —
      вам не надо и меча».     

      А потом ещё добавил:
      «Величать их Пётр и Павел!»
      Так Петруха и Пашок
      повзрослели за денёк.

      «Ну, а нам ещё бы надо,
      чтобы бить любого гада
      пару палок для войны
      срочно сделать до весны».

      Все в работе закипели,
      помогали, как умели.
      Главным в ней наш Петька стал,
      он процессом управлял.

      Так по чертежам детали
      изготовили, собрали.
      Получился автомат,
      хоть и был он грубоват.

      Сделать и второй сумели,
      испытали также в деле.
      К ним патронов тыщи штук
      наклепали сотни рук.

      Петька - двигатель и практик,
      а Павлуха — только тактик.
      Но обоим вскоре бой
      выдержать пришлось с лихвой.

      Князь, бросая клич повсюду,
      призывал к честному люду —
      Русь святую защитить,
      землю-мать не посрамить.

      Как монголы к ним прорвались,
      то от смеха уссывались,
      ведь навстречу два мальца
      лишь с другого шли конца.

      Но с закрытыми глазами,      
      от души, очередями,
      два весёлых карася
      шли, их конницу кося.

      Наши так оруженосцы
      во главе, как крестоносцы,
      с автоматами в руках
      их мочили в пух и прах.      

      То враги не ожидали,
      быстро авангард теряли.
      Их остатки, дёру дав,
      страшный ужас испытав,

      оставляли поле брани,
      там, где властвовали ране;
      и скакали в степь долой,
      проиграв великий бой.

      Петьку с Пашкой князь к награде
      сам представил на параде.
      Так их слава поднялась
      и по всей Руси неслась.

      Новшеств им потом различных
      сделали они прилично.
      Вот к примеру — телефон
      был для князя проведён.

      Чтоб он мог всегда связаться,
      со своим двором общаться,
      всем приказы отдавать,
      не покинув и кровать.

      А потом — автомобили,
      планеры, дрезины были.
      Чтобы сделать то — они
      там старались, как могли.

      И в далёкое то время
      занесли прогресса семя,
      знания свои даря,
      думали, что всё не зря.

      Там кудесниками всюду
      лишь они казались люду.
      Князь им терем подарил,
      незаметно и женил.

      Красна девица порхала,
      на Петра она запала.
      Эта юная княжна
      ныне здесь его жена.

      Но у Павла же осталась,
      в нашем веке дожидалась
      и зазноба и любовь,
      о которой думал вновь.     

      Всё равно его женили
      и две свадьбы проводили.
      Так у Павла и Петра
      тут семья и детвора.

      А земля там расцветала,
      самой сильной даже стала.
      И за тыщу вёрст враги
      не совали к ней ноги.

      Ближе их у князя ныне
      уже не было в дружине.
      И завистники ребят
      погубить тогда решат.

      Как-то к ним пробрались ночью,
      зарубить чтоб их воочью.
      Но Петруха чутко спал
      и «калашник» свой достал.

      Пашка на ночь лез в кольчугу
      и храпел на всю округу.
      От такой боязни он
      был от гибели спасён.

      Но с такого инцидента
      они выждали момента,
      чтобы тайно улизнуть
      и домой скорей махнуть.

      Так вернулись в наше время,
      будто ногу вставив в стремя
      на машине на своей
      из далёких прошлых дней.

      Дома им наскучит вскоре,
      их потянет, словно в море,
      закалённых, словно сталь,
      уже в будущую даль.
 
      3.

      Так прошли они полвека.
      Там лишь след от человека.
      Мёртвый город. Тишь вокруг.
      Только слышен сердца стук.

      В виде бункеров все зданья,
      будто после испытанья,
      где не видно ни души,
      хоть ори и всё круши.

      Где дышать довольно сложно
      и погибнуть сразу можно.
      Чуя, что кругом беда —
      в дверь стучат они тогда.

      Час спустя им всё ж открыли,
      обстановку объяснили, —
      что живут все под землёй
      много лет с одной мечтой:

      «Нам хотелось бы вернуться
      или в прошлом вновь проснуться,
      ведь Земля заражена,
      в чём и всех людей вина.

      Ведь купили террористы,
      те исламские фашисты,
      бомбы ядерной заряд
      и взорвали всё подряд.

      С экологией к тому же
      на Земле всё было хуже.
      Задыхались мы и так,
      позабыли сотни благ.

      Ну и тут от взрывов этих
      миллионы — на том свете.
      Чтоб виновных наказать —
      невозможно доказать.

      Так и прячемся покуда,
      чтоб не стало больше худа.
      С демократией своей
      лишь страдали всё сильней».

      Петька скажет: «В наше время
      проросло уже то семя.
      Вам же — пожинать плоды:
      рыть в земле свои ходы.

      Вам бы Сталина неплохо,
      даже лучше — та эпоха.
      А покончить с этим злом
      только можем мы вдвоём.

      Вмиг сейчас назад слетаем,
      всем расскажем,что мы знаем,
      чтоб понять мог человек,
      что ему несёт наш век».      

      Те сказали им на это,
      что конец возможен света;
      можно то предупредить,
      но нельзя предотвратить.

      «Ничего у вас не выйдет,
      потому что власть не видит,
      что угроза всем несла
      и к чему нас привела.

      Долго жили мы негладко.
      Не было совсем порядка.
      Где бандитов и шпаны
      больше четверти страны.

      Стало мало мест пригодных,
      чистых, тёплых, плодородных.
      Но, чтоб не пропасть за грош -
      приспособились мы всё ж.

      Несмотря на эти взрывы
      стали только все ретивы;
      хоть трудились под землёй,
      но искали выход свой».

      Как пришлось тех лет коснуться —
      лишь мечта — назад вернуться
      обуяла пацанов,
      где понятно всё без слов.

      Было множество событий,
      разных в технике открытий.
      И ребятам их прогресс
      был уже, как мир чудес.

      Пашка много тут освоил,
      знания свои утроил.
      Ну, а Петька к ним попал —
      тяжело всё понимал.

      В этот раз всё шло иначе.
      Пашка Петьку озадачил.
      Ведь пришла его пора
      превзойти во всём Петра.

      Он компьютер идеально
      знал и мог вполне реально
      влезть куда угодно вмиг,
      ведь его давно постиг.

      Их секреты в файлах, схемах,
      достиженья в разных темах
      он однажды втихаря
      стырил просто говоря.
 
      Про машину временную,
      расчудесную такую,
      обещал всё рассказать
      и устройство показать.

      Но друзья домой спешили,
      тайно в ночь удрать решили,
      прихватить и их прогресс —
      мир невиданных чудес.

      Как-то подпоив охранку,
      дали дёру спозаранку,
      оседлали свой ковчег,
      чтоб покинуть их навек.

      4.

      И домой прибыв, как боги,
      от души они с дороги
      упились и в дым и в хлам,
      выпив по две тыщи грамм.

      Для беседы пригласили
      и на радостях поили
      двух попавшихся бомжей,
      в прошлом — бывших сторожей.

      А бомжи переглянулись,
      как машины той коснулись.
      Их привлёк цветной металл,
      где их звёздный час настал.

      А ребята в той машине,
      сто побед имея ныне,
      очень снять хотели баб,
      но пришлось упасть в ухаб.

      Кто-то из шпаны к тому же
      их неслабо отутюжил.
      И раздетых, в синяках
      пацанов нашли в кустах.

      Но они, когда очнулись —
      свой ковчег искать вернулись.
      Хоть округу всю прошли,
      а машины не нашли.

      Лишь обломки и обрывки
      после водки и наливки
      обнаружат от побед,
      что теперь как сон и бред.

      Всё растащено и скрыто.
      В этот раз их карта бита.
      Но есть память и мозги,
      чтобы выйти из тоски.

      Вновь собрать ковчег пытались,
      только зря тогда старались,
      ведь секрет его забыт,
      затуманен и размыт.

              Р.S.
            
      Время лечит все печали,
      да и парни не устали;
      хоть их время подвело —
      стали строить эНэЛО.


      2001 - 2003 г.









Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 10.10.2021г. Евгений Рукавишников
Свидетельство о публикации: izba-2021-3172540

Рубрика произведения: Поэзия -> Сатирические стихи
















1