Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фауст 21 века, ч.20


­­61. Клиника

Как и ожидалось, я оказался в клинике. Вся голова, грудная клетка и живот были перебинтованы. Одна нога в гипсе. Сбежались врачи, началась типичная больничная суета. Потом подбежала медсестра, сделала укольчик, и опять все померкло. Ночью я проснулся, мне мерещились крики больных, доносящиеся из подвала. Затем все затихло.
Через день я смог садиться на кровать, мне принесли блокнот, ручку и ноутбук. Ноутбук был чужой, почти никакой информации кроме каких-то игр.
Спросил у медсестры где мой мобильник и не приходил ли ко мне некто Александр, мой знакомый. Она сказала, что мобильного телефона у меня не было, мои вещи она занесет вечером. Что касается Александра, она сделала какой-то непонятный жест и скривила лицо, что да, он приходил. Хотел со мной переговорить. Я сказал ей, что жду его. Медсестра ответила, что свяжется с моим знакомым. На вопрос, что с девушкой - моей спутницей, медсестра ответила, что Алиса пока еще не пришла в себя, но ее состояние стабильно.
Я также попробовал спросить про девочку. Медсестра сильно удивилась.
- В «Грибоедове» не было никаких девочек. Правда, пока вы были в отключке, в нашем центре была девочка с сотрясением мозга и амнезией. Без документов. Она не имеет к вам никакого отношения. К ней приходил папа, затем она сбежала из клиники. Сейчас по этому поводу идет служебное расследование. Странно, что вы ее вспомнили. Вы же были без сознания.
- Она не говорила, как ее зовут?
- Нет, она ничего не помнила.
Шурик появился после обеда, лично зашел ко мне в палату. Поздоровался. Мужчина в очках, средних лет, одет в гражданское. Показал мне свою корочку.
- Шурик, зачем ты мне эту корочку показываешь? И почему так долго?
Шурик явно не понимал о чем идет речь.
- Вы Иван Васильевич Грозный, правильно?
- Все верно. Я очень рад, что ты меня узнал.
- Очень хорошо. Вы приходите в себя?
- Теперь, расскажи, что с Алисой, и как дела в офисе.
Шурик задумался на минуту.
- Алиса лежит в соседней палате. Ее состояние стабильное. Думаю, она выкарабкается. Но не скоро. Она была на грани смерти. В институте с ней сильно переборщили, она была вся обколота. Они готовились отрезать ей голову. Про ваш офис мне ничего не известно. Что за офис?
Я попросил у Шурика сигарет, открыл окно. Мы оба закурили.
- Александр, ты меня начинаешь пугать. Фауст 21 века, «Институт 1984», помнишь? Огромный черный кот Шредингера, гиперкуб, путешествия во времени, переходы через мужской туалет, Красная королева, Пилат. Разве ты этого не помнишь?
- Откуда это все? Что за бал маскарад? Какие еще путешествия во времени?
В этот раз Шурик заболел амнезией.
- Новый виртуальный мир, матрица, - разве ты не помнишь? Мы же его вместе создавали.
- Какая матрица?
Я достал листок, ручку и попытался ему объяснить.
- Смотри, видишь эту прямоугольную таблицу? По горизонтали семь, по вертикали десять. Числа записываются внутри, на пересечении вертикалей и горизонталей. Это и есть матрица. Понятно?
- Да, конечно, все понятно.
- Теперь смотри. В книге Апокалипсиса рассказывается о снятии покрова, разоблачении черной магии, трех лицах древнего зла, окутавших наш мир. Вот эти три лица. Дьявол, он же красный дракон, зверь из моря и зверь из бездны. У всех этих зверей семь голов и десять рогов. Они почти идентичны. Но у первого короны на семи головах. У второго короны на десяти рогах. А у третьего корон вообще нет. Потому что десять рогов короны так и не получили.
- И что дальше?
- Дальше? Даже ребенок поймет, что десять рогов не могут вырасти на семи головах. Это описание глобальной структуры зла в виде матрицы. Десять рогов – по вертикали. Семь глав – по горизонтали. И три ее ипостаси, различаемых по коронам. Это не простая матрица. Она объемная.
- И что же порождает эта структура?
- Она порождает Великий волшебный Вавилон, Великую блудницу, имя которой – Тайна.
- И что у вас есть доказательство, что эта матрица существует?
- Само собой. Это таблица, отражающая фундаментальную структуру вещества, материи. Того, из чего состоит весь наш мир. Это периодическая таблица Менделеева.
- Слушайте, Иван Васильевич, я не силен в математических матрицах, химии и науке. Расскажите лучше, что за «Институт 1984» и при чем здесь это ваш Фауст.
Возможно, что он тестирует меня. Я решил сделать последнюю попытку.
- В 90-ых годах мы с вами создали сильный искусственный интеллект. «Фауст 21 века» - это название нашей корпорации. Искусственный интеллект, условно названный Мефисто, с нашей помощью стал оцифровывать внешний мир, чтобы создать свой собственный виртуальный мир. Мы помогали ему с калибровкой, обучением и разработкой интерфейса «компьютер-человеческий мозг». Мир получился почти как настоящий, в том числе с временной осью. Так что в нашем мире можно было путешествовать во времени. Единственная проблема, Мефисто иногда путал настоящих и вымышленных персонажей, в том числе исторических. Для управления путешествиями во времени, мы создали программу. Кота Шредингера. И специальную комнату – Гиперкуб. Она выполняла роль оси Нового мира. Типа Темной башни. Управлением временем занялся целый институт «1984». Для него мы выкупили верхнюю часть здания МГУ. Под самим зданием мы прокопали глубокую шахту….
Здесь Шурик меня остановил.
- Иван Васильевич, подождите, я все понял. Меня срочно вызывает руководство. Но то, что вы рассказываете, чрезвычайно важно. Вы даже сами не представляете, как это важно для нас. Поэтому у меня к вам большая просьба. Сегодня вам принесут несколько больших тетрадей. Вы не могли бы детально расписать всю вашу историю? Я постараюсь создавать вам для этого все условия. Как только закончите, свяжитесь со мной, и мы еще раз все обстоятельно обсудим. Очень приятно было пообщаться.
Мы попрощались. В этом мире Шурик явно не был моим помощником. Вечером медсестра принесла мне старую папку японца-сенсея с Грибоедова, новые толстые тетради и набор самых разных ручек.
Мне нужно было разобраться в этой истории, поэтому я обстоятельно расписывал все, начиная с чертового корабля и заканчивая Атлантидой. Я надеялся, что Шурик поможет мне, все это заинтересует его руководство, и они помогут мне.
Кроме того, я надеялся, что Алиса придет в себя, и все встанет на свои места. Но она не приходила в сознание. А врачи к ней не пускали. От этого становилось тоскливо, приходилось заставлять себя работать дальше.
Так прошла неделя. Мне разрешили ходить в общую столовую на первом этаже. Огромный светлый зал с огромными окнами со множеством длинных столов и огромным экраном телевизора. Я не выдерживал длинных очередей и старался подходить к концу обеда и ужина, когда зал был пустой.
В один из дней я пришел не к концу обеда, как обычно, а через минут десять после начала. Блуждая по залу с подносом и пытаясь найти себе свободное место, я наткнулся на профессора Азамат Амангельдиевича, японца. Он сидел с перевязанной головой за столиком и, как ни в чем не бывало, уплетал за обе щеки свой борщ.
Чуть не уронив поднос, я рванул к его столику. Рядом с ним сидела Анна Григорьевна. Рядом с ней стоял один бидон. Как потом выяснилось, она забирала остатки обеденного супа себе в палату. За тем же столом, но спиной ко мне сидели Лев Николаевич вместе со своим цветком и Николай Васильевич. Все с перевязанными головами.
Я спокойно подошел к этой группе, поставил поднос, разложил тарелки.
- Приятного аппетита всем!
Японец поднял голову.
- И вам, Иван Васильевич, приятного аппетита.
Все поздоровались со мной и продолжили кушать дальше, как ни в чем не бывало.
- А где Ипполита?
- Гречанка? Она же умерла от рака еще как две недели назад, - ответила Аннушка.
Ничего не понимаю.
- А вы все разве не с Грибоедова?
Японец посмотрел на меня сочувствующим взглядом.
- Мы все с Грибоедова. В этом институте над нами проводили незаконные эксперименты по отработке интерфейса мозг-компьютер. Помните книжку про профессора Доуэля? Они делали тоже самое. Аресты, в том числе в министерствах и органах, продолжаются до сих пор. Расследование считает, что это только часть какой-то зловещей машины, целого спрута. Возрождение Аненербе. Они находили одиноких людей, подстраивали автоаварии, а пострадавших забирали к себе и оформляли как погибших. Сколько людей прошло через эти пытки и сколько погибло сейчас устанавливается. Возможно сотни. Вы и ваша девушка, Алиса, были почти при смерти. Вы были там с самого начала. Я не удивлюсь, если вы ничего не помните.
- А вы?
- С нами получше. Придется провести здесь некоторое время, но если все пойдет нормально, нас выпишут отсюда и переведут в другое место.
- Другое место?
- Да. Пока все члены этой банды не арестованы, вас могут ликвидировать почти сразу, как только вы покинете больницу. Там замешаны высокопоставленные лица, речь идет о могущественной международной организации.
- Вы думаете, мы кому-то еще нужны?
Левий поднял голову.
- Недавно к нам пыталась прорваться целая бригада вооруженных людей в черном. Наша охранники оказались профессионалами и перевели нас на другой этаж. Так и спасли от верной гибели. Всех нападавших ликвидировали. Это не шутка. Это крупный международный скандал. Это новый трансгуманизм, возрождение нацизма, только накаченного анаболиками. Телевизор, новости не смотрите?
- Нет, я не смотрю телевизор.
- Зря.
- Расскажите мне, что там было в этом «Грибоедове»?
Все нахмурились и уставились в тарелки. Японец объяснил, что никому не хотелось бы обсуждать это снова. Он показал на забинтованную голову. Но если есть желание, вечером он готов рассказать об экспериментах, которые над нами проводились.
Возвратившись в палату, я нашел старую толстую тетрадь Азике-сенсея. Какие-то мелкие арамейские каракули. Ничего непонятно. Да и неинтересно уже.
Вечером я вернул ее назад японцу.
- Что это?
- А разве это не ваше? Это вы мне передали.
- Нет, я не помню эту тетрадь. Но она вам не нужна?
- Если она вам ни о чем не говорит, то можете выкинуть ее в мусорку. Или подтереться ей. Просто это не мое, поэтому не могу сам это сделать. Или отдайте нашим следователям, может быть им будет интересно.
- Хорошо, я так и сделаю.
Этим вечером японец попытался рассказать про страшные эксперименты, которые проводили в «Грибоедове» с нашим мозгом. Они выстраивали интерфейс с мозгом, заем пытались отрезать головы, оставляя их в сознании, либо извлекать мозг, погружая его в какие-то жидкости. В середине рассказа я попросил его остановиться. Я не хотел этого знать.

62. Раздвоение

Поздно вечером Пилсудский сидел в своем офисе и отсутствующим взглядом смотрел на большой экран телевизора. Вчера из Вашингтона звонил его брат-близнец. Он сообщил, что дело с Грибоедовым вызывает большие волнения у руководства и его нужно заканчивать. Чем скорее, тем лучше. Сегодня поздно вечером может позвонить сам Хозяин.
Пилсудский посмотрел на часы. Александр задерживался, что заставляло Пилсудского сильно нервничать.
На экране известный астрофизик в коляске рассказывал что-то про черные дыры. Напротив сидела Аннушка, известная телеведущая с известного телеканала.
- С чем можно сравнить человека, который находится внутри компьютера? Представьте. Он живет в виртуальном мире, но иногда понимает, что что-то здесь не так. Он может попытаться найти внутри своего компьютера исходный код, или нащупать экран с внутренней стороны. Но это невозможно. Программист снаружи будет только улыбаться этим попыткам. С чем можно сравнить эту ситуацию? - спрашивал астрофизик.
- С черной дырой?
- Верно. Это описание черной дыры, уменьшенной модели нашей вселенной. Исходный код – это сингулярность. Экран – это горизонт событий. Такая сфера вокруг черной дыры. Это основа мира, последняя сфера, описанная Данте. Горизонт также состоит из пикселей и на нем сохраняется информация для того чтобы из нее выстраивать голограмму, то есть наш мир. Иллюзию, в которой мы живем. Ничто не может выйти через горизонт событий наружу, ничто не может сбежать из черной дыры. Даже свет. Вы не сможете выглянуть за пределы горизонта событий, подобно тому монаху с картины. Разве что, если сможете двигаться быстрее скорости света. Но тогда вы попадете в зазеркалье. Пройдя через горизонт событий, вы начнете двигаться в обратном временном направлении. В прошлое.
- А снаружи? Можно ли заглянуть вовнутрь черной дыры?
- О, это самый интересный вопрос для современных астрофизиков. Видите ли, рядом с черной дырой время замедляется, а на горизонте событий оно останавливается. Чем ближе источник света или радиосигналов будет подходить к горизонту событий, тем дольше будут доходить до вас сигналы от этого источника. Соответственно, если ваш друг-космонавт отправится к черной дыре, то чем ближе он будет подбираться к горизонту событий, тем медленнее будут казаться его движения. Он станет вялым, а его речь станет замедляться. Постепенно он зависнет прямо над горизонтом, заснет и станет тускнеть. Потом он станет прозрачным и совсем исчезнет из вида.
- Он растворится на горизонте событий?
- Не совсем. Видите ли, произойдет величайший парадокс, хорошо описанный в популярных научных книжках. Ваш друг-космонавт раздвоится. Для вас он погибнет на горизонте событий и навсегда растворится в безжалостной пасти черной дыры. Вся дальнейшая информация о нем будет утеряна. Но это для вас.
- А для себя?
- А для себя, он продолжит падать внутрь черной дыры. Если этого космонавта угораздило попасть в стационарную дыру, детально описанную еще Енохом, то сингулярность разорвет его на части. Но как выяснилось, большинство черных дыр вращаются с астрономической скоростью, образуя что-то наподобие бубликов.
- И если нырнуть прямо в дырку бублика, можно оказаться в кротовой норе и выйти в другом мире? Прямо как в фильме «Контакт»?
- Почти. Во-первых, не рекомендуется нырять в кротовую нору в скафандре и физическом теле. Вас все равно разорвет на части. Нужно снять скафандр и тело. Во-вторых, для стабильности кротовой норы необходимо немного темной энергии, нужна антигравитация. Проще говоря, нужен антигравитационный проводник, без него не получится. В-третьих, с той стороны кротовой норы кто-то должен вас ждать. Иначе ничего не получится.
- Но если не в физическом теле, то как?
- Ну, в этом нет ничего нового. Информацию, как известно, переносят электромагнитные волны, видимой частью которых является свет. Флэшка, на которую записывается вся информация о вас, называется ДНК, здесь тоже ничего нового. Эту аналогию придумал еще Ричард Докинз. Сейчас все знают, что жизнь – это информация, переносимая генами, которые записаны в ДНК. А раз есть информация, то значит должен быть способ перенести ее с одного носителя на другой.
- Значит, произойдет раздвоение? Для всех нас мой бедный друг-космонавт постепенно растворится рядом с горизонтом событий, после чего погибнет в ужасных мучениях, в адской мясорубке черной дыры. А для него самого все будет совершенно иначе? Он окажется в новом мире?
- Пожалуй, можно сказать и так.
Ученый улыбнулся лукавой улыбкой.
В дверь постучали. Наконец-то вернулся Александр с докладом по делу Грибоедова.
- Садись и рассказывай.

63. Оставленные

Александр был задумчив, сутулился. Хромая прошел к креслу, поставил свой портфель на пол, разложил на столе свою папочку.
Пилсудский закурил сигарету, затем хмуро посмотрел на Шурика.
- Что хромаешь?
- Вчера на футболе повернул.
- Что с офисом?
- Офис в здании МГУ полностью проверен, все документы и техника изъяты, так что переживать особо не о чем.
- О чем мы должны переживать?
- Дело в том, что… сегодня ночью офис сгорел.
- Как сгорел? Совсем сгорел?
- Наглухо, остались одни головешки.
- Но вы там все проверили? Портал, гиперкуб, хоть что-то нашли?
- Нет, ничего нет. Все проверили. Единственное….
Шурик стал копаться в портфеле. Затем достал какую-то большую кружку и подал ее своему начальнику. На кружке большими красными буквами было написано «Пилсудскому».
Пилсудский встал и что-то обдумывая подошел к окну, дернул рычаг его на себя. В кабинет ворвался прохладный вечерний воздух. На дне кружки была надпись мелкими буквами:
«Мы ушли в лучший мир и больше вас не побеспокоим. Не ищите нас».
- Что это значит?
- Не могу знать. Там была ваша фамилия, поэтому я был обязан передать ее вам.
- Ничего не понимаю. А на Арбате? Там что-то нашли?
- В сейфе разной валюты на пару сотен тысяч долларов. Еще какая-то помятая записка: «Лафа закончилась. Вернусь, когда не ждете. До свидания». Какая лафа? Кто вернется? Непонятно. Скорее всего забыли выкинуть. И больше ничего. Тайная комната обнаружена. Там была раздвижная стенка, приводилась в действие пультом от телевизора. Но внутри этой комнаты совершенно ничего не было.
- Надо полагать, эта квартирка тоже успешно сгорела?
- Нет, с ней все нормально.
- Отлично. Кота не нашли?
- Кота в офисе нашли, еще до пожара. Огромный черный жирный котяра. Но он был в таком ужасном психическом состоянии, что его пришлось усыпить. Вероятно, чем-то отравился.
- Ясно. Что с девушкой, она пришла в себя?
- К сожалению нет. Ее состояние резко ухудшилось. Врачи пожимают плечами. Я несколько раз пытал их, но они боятся что-либо прогнозировать. Вероятно, она вскоре умрет, просто они не признаются. Но это не все.
- Что еще? Ваши пострадавшие с Грибоедова отравились столовской гречкой и не могут продристаться?
Шурик посмотрел в пол.
- Разрешите закурить?
- Пепельницу только поставь.
Александр встал, достал из шкафа вторую пепельницу и поставил ее на стол. Затем закурил.
- Вчера утром состояние пострадавших также резко ухудшилось. Вечером их всех положили под аппараты искусственной вентиляции. Сегодня утром их пришлось ввести в состояние искусственной комы. У них у всех что-то непонятное с мозгом.
- Что ты имеешь ввиду?
- Деятельность их мозга замедлилась, как впрочем, и сердца. Такое чувство, что у их организма кончились батарейки. Я разговаривал с профессором, он говорит, что это последствия опытов и наркотиков, которые кололи в Грибоедове. У них что-то типа ломки. Не исключено, что они не выживут. Скоро их сердце и мозг полностью остановятся.
- Потрясающе. Все пациенты-свидетели в коме, а офис сгорел. Просто гениально. В компьютерах что-то нашли?
- Нет, ничего не нашли. Обыкновенная бухгалтерия, сделки с ценными бумагами, юридические документы. Все законно. Возможно, что служебная информация хранилась у них в ноутбуках. Но пока ничего не найдено.
- Дома у них смотрели?
- Их постоянное место жительства пока не определено. По непонятным причинам они жили в гостинице. Наши сейчас разбираются, как так случилось. Возможно, что хозяин гостиницы как-то с ними связан.
Ветер схватил занавески и кинул их в потолок. Где-то далеко вспыхнуло, затем грянул гром. Пилсудский закрыл окно и вернулся в свое кресло.
- Ладно. Что с этими рукописями сумасшедших? Ивана Грозного и японца, - как его там?
- Рукописи Ивана Грозного и профессора Хаттера я отксерил и отправил нашим экспертам в Вашингтон. Дело в том, что последняя была не совсем свежая, кроме того, на каком-то непонятном языке. Японец сказал, что ее когда-то очень давно подарил ему какой-то работник музея. Некоторое время она хранилась у Ивана Грозного, затем он вернул ее обратно, так как ничего в ней не понял.
- Понятно. Ты хотя бы читал эту писанину?
- Ивана? Нет, не читал. У меня много оперативной работы, мне некогда читать. Пусть этим займутся специалисты.
- Логично. Таким образом, что мы имеем. «Грибоедов» разогнали, но работники института путаются в показаниях. Ссылаются на своего руководителя профессора Владимира Ильича, как там его фамилия, по прозвищу «Пилат». Вместе с тем, этот чертов Пилат исчез, и пока не найден. Все подопытные в коме. Выживут ли они, неизвестно. Но, вероятно, не выживут. Офис этой банды сгорел. Черного кота усыпили. В компьютерах ничего нет. А на телевидении, что это было?
- Это были актеры. Мы установили их. Они до последнего думали, что это проплаченная рекламная акция. Мы разъяснили им ситуацию. Сейчас они в изоляторе, сильно напуганы.
- Короче, у нас почти ничего нет.
Шурик затушил сигарету.
- К сожалению, это так. Кроме письменных фантазий Ивана Грозного и непонятной музейной рукописи, у нас нет ничего. Кроме того, я попытался выслушать этого сумасшедшего. Его мозгу нанесен серьезный урон. Просто сказочный бред. Какая-то мешанина из Матрицы, Льюиса Кэррола, Апокалипсиса, Андерсена, Пушкина, Булгакова, Данте, Достоевского, Льва Толстого, Стругацких, Волшебника из изумрудного города, Головы профессора Доуэля, разных фильмов. Все смешалось в доме Облонских. Я думаю, что это ничем нам не поможет.
- Понятно. Это все?
- Все, товарищ генерал! Разрешите идти?
- Свободен. Если что-то всплывет, сразу звони, даже ночью. Держи меня в курсе.
Шурик встал, поправил пиджак и хромающей походкой покинул кабинет.
Раздался звонок. Пилсудский вздрогнул, схватил телефон и тут же вскочил.
- Да, князь. Я слушаю вас.
- Это очень хорошо, Пилсудский, что слушаешь. Твой человек вчера утром перекинул нам две рукописи. Одна на русском, другая на арамейском. Мои люди работали целых два дня, чтобы перевести и перепечатать это в вордовский формат. Файл сейчас тебе скинут. Ты вообще читал это? Вы когда-нибудь читаете то, что пытаетесь переслать. Или вы просто передасты?
- Никак нет. Сегодня не успели. У нас все закручивается. Головной офис института сгорел, все бывшие пациенты впали в кому. Черного кота усыпили. Профессор «Пилат» пока не обнаружен, мы объявили его в международный розыск. Алиса в коме. Врачи говорят, ее состояние безнадежно. Иван Грозный, японец и все остальные…
- Все понятно. Ничего другого я и не ждал. Надо полагать, что главаря этой банды, Влада, главного вампира, вы тоже не нашли?
- Так точно. Дело в том, что никакой банды, собственно говоря, и не было. Это были актеры, проплаченные институтом. Что касается руководящего состава корпорации, то мы на них скоро выйдем.
- Отлично. Тогда потрудитесь изучить файлы, которые сейчас получите, и объяснить мне, почему эти файлы совершенно идентичны.
- Как идентичны?
- До свидания.
В трубке послышались гудки.

***
На другом конце провода стоял человек в маске и в черном плаще. Он стоял в длинном зале с колоннами, повернувшись к ним спиной. Этот человек смотрел в огромное панорамное окно, на вечные звезды, сверкающие в неизведанных глубинах космоса.
Рядом на диване в неестественной позе лежала обнаженная женщина. Ее плащ свисал со стула неподалеку. Под диваном образовалась лужица крови. В метрах трех от нее, на боку валялась большая чаша, украшенная драгоценными камнями.
Никто не бежал, не суетился. Никто не спешил. В зале сохранялась мертвая тишина.
- Кругом одни идиоты, в особенности эти близнецы. Проработав со мной полжизни, этот чудак до сих пор не может обнаружить князя Мышкина. Скоро он сообщит мне, что меня не существует, а все это время он разговаривал с автоответчиком. Эти люди сведут меня с ума. Чего не попросишь, нигде ничего нет. Не обнаружено. Не найдено. А главное и не было никогда. Одного не понимаю. Как может программа покончить с собой…. Ведь она же не человек…

***
Пилсудский судорожно придвинулся к компьютеру, закурил, защелкал мышью. Там действительно были два совершенно идентичных файла.
Что это значит? Что в этом такого? Нужно было вернуть назад этого бездаря Шурика. Вообще, его следует уволить, но не сейчас. Это же надо так подставиться! Идиот.
Пилсудский начал тыкать мобильник. Абонент находится вне зоны доступа. Значит еще в здании.
Судорожно прокрутил вордовский файл. В глаза бросилось:
«- Прошу прощения. А вы кто?
- Я Александр, ваш помощник. Можно просто Шурик. Занимаю должность Технического директора в вашей компании. Вы меня не помните?».
Но этого не может быть. Он схватил кружку, еще раз прочитал надпись на дне.
«Мы ушли в лучший мир….».
Дико загремел телефон. От неожиданности Пилсудский выронил кружку, и она разлетелась на тысячи осколков.
- Твою же… Да, слушаю.
- Доктор Пилсудский? Это к вам звонят из больницы, по делу Грибоедова. Я главврач, у нас ЧП.
- Что теперь?
- Вчера состояние больных нашего отделения резко ухудшилось. Утром все пациенты были введены в искусственную кому. Около двух часов назад мы зафиксировали их смерть.
- Они все умерли?
- Это не все. Их всех перевезли в отдельную палату. После чего…
- После чего… Да, говорите.
- Они все исчезли. Испарились.
- Куда испарились?
- Мы не знаем. Медсестре плохо, она сейчас на успокоительных. Но она говорит, что они вдруг начали краснеть, тускнеть, превратились в туман, а затем и вовсе исчезли. Она пыталась позвать коллег, но те только смеялись. В общем, полный бред. Очевидно, что она в сговоре со злоумышленниками, которые выкрали тела. Нам срочно нужны оперативники, чтобы поймать этих негодяев по горячим следам. Вы можете выслать ваших людей?
- Да, конечно, сейчас направлю.
Пилсудский опустил телефон. Колени у него дрожали от слабости, ему было плохо.
Он еще раз набрал Александра, но телефон не отвечал. На КПП тоже никто не брал трубку. Пилсудский бросился к выходу по длинным коридорам здания. На выходе охранник с фамилией Комаров на бейджике обменивался с кем-то СМС-ками.
- Где он?
Охранник от неожиданности уронил телефон на пол.
- Товарищ генерал!
- Где хромой, который приходил ко мне с докладом?
- Александр Косарь?
- Да, да. Где он?
- Но он не хромал. Он спокойно вышел из здания. Подъехала машина, по-моему «Бентли» серебристого цвета. Из нее вышел какой-то японец, открыл ему дверь. Тот сел в машину, и она уехали.
Пилсудский достал из пачки «Наша марка» последнюю сигарету. Закурил.
- Слушай, Комаров, ты в Бога веришь?
- Никак нет, товарищ генерал, Бога нет. Это давно доказано.
- А в дьявола?
- Дьявола тоже нет.
- Понятно. Теперь у меня вообще ничего нет. И у тебя ничего нет. Так какого хрена ты тогда здесь делаешь?
Пилсудский покраснел от собственного крика. Эхо разнеслось по коридору. Комаров в ужасе упал на собственный стул.
- Охраняю.. Мои функциональные…
- Я говорю, не на этом стуле, а на этой земле. На хрена ты сюда приперся, если куда ни глянь, у тебя ничего нигде нет?
Пилсудский выкинул пустую пачку на стол охранника, развернулся и пошел к лифтам. Там он и скрылся в темноте коридора…






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 0
© 10.10.2021г. Илья Уверский
Свидетельство о публикации: izba-2021-3172140

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
















1