Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мухтар Назарбаев. Детектив. Демон зла. 2-я часть.


­Детектив.

Демон зла.

2-я часть.

        Но однажды с ним случилось то, что действительно можно назвать неожиданной случайностью. Именно та случайная встреча изменила Дмитрия в плоскости уверенности в себе. О таких случайностях ему и в голову никогда не приходили. Будто какие-то оковы, которые держали его в сером углу его поведенческого сознания, стали намного легче. Всё произошло просто. Дмитрии иногда по вечерам выбирался в кинотеатр. И в этот раз, он не спеша, шёл домой с вечернего сеанса. На улице было хорошо. Весенние вечера уже стояли тёплые. В квартале от дома он приостановился, чтобы закурить. Вдруг рядом появилась женщина. От неожиданности Дмитрии слегка вздрогнул. Женский голос дружелюбно сказал:
        - Ну, что ты пугаешься? Не бойся, я не ведьма. А не найдётся ли у тебя сигаретки для меня?

        Он немного оробел, но с готовностью быстро полез в карман и утвердительно ответил случайной незнакомке:
        - Да, конечно, найдётся.

       Она ловко вытянула сигарету из протянутой пачки и, видя неприкрытую робость парня, ещё смелее скомандовала:
      - А теперь, быстренько спичку!

      Он торопливо зажёг спичку, которая тут же погасла. Это не прошло без её замечания. Но говорила она не зло, а игриво:
     - Ну, что же ты? Хотя на вид видный и бравый мужик? Спичку даме поднести не получилось? Ну, это, наверное, ветерок нам помешал. Или просто застенчивый такой? А может, ты в чём другом с женщинами ловок? А-а?

        И голос у неё был мягкий, доверительный. Прикурив от второй зажжённой спички, она продолжила:
     - Спасибо! Я вижу, ты хороший парень. Раз в разговоре слаб, значит, в чём другом силён. Интересно, как у тебя это другое выглядит? Домой идешь?

        - Да!

        - С работы?

        - Нет, из кино.

       - А почему меня не пригласил в кино?

       Не зная, как ответить, он молчал. Наконец, он скорее попросил, нежели ответил:
       - Ну, ладно, я пойду?

      - Какой вечер! А ты домой… Даже мне не хочется идти к себе. Родители ждут? Или жена?

      - Да нет. Я не женат. Родителей тоже нет. Я просто один.

       Она с интересом подступила ближе к нему и заговорщицки тихо спросила:
       - Ты что, совсем один живёшь?

       - Да! А что?

     - Ну, ты вообще, настоящий мужчина! Да о чём я говорю? На тебя посмотришь, сразу видно дельного парня, самостоятельного мужчину. Сейчас таких, как ты настоящих, уже мало.

      Почувствовав её уважение к его самостоятельности, Дмитрии получил некоторый заряд уверенности. Теперь он стал смелее разглядывать свою собеседницу. А она продолжала:
      - Слушай, а мне сегодня нельзя домой. Вот, надо где-то до утра перекантоваться. Или просто убить время до утра.

       Она, молча, в упор смотрела на него, ожидая, что он сам предложит помощь. Но он только спросил:
       - А почему нельзя? Что там у тебя случилось дома?

       - Ничего ужасного у меня не случилось. У меня и дома то нет. Живу в общаге. С подругой в комнате. А нельзя мне туда сегодня вечером и ночью. Ну, нельзя и всё. Слушай, возьми меня сегодня к себе квартиранткой! А-а? Я заплачу.

         - Не надо ничего платить. Ладно, пошли!

       - Да ты вообще классный парень! Ну, раз приглашаешь, пошли. Ладно, тебе расскажу. К подруге приехал друг дальнобойщик. Ну, он до утра остаётся у неё. А как говорится «Третьи всегда лишний». Точнее в данном случае – третья, то я. Ну и она по дружеский попросила меня… А я что, не подруга? Конечно, пожалуйста.

      Странно, но Дмитрий двигаясь рядом с этой бойкой девушкой не чувствовал себя подавленным и никакая внутренняя пружинка не сжимала его. Как и в начале, инициативу в разговоре держала она. Девушка непринуждённо говорила, а ему только и оставалось что-либо подтвердить или пояснить. Дима чувствовал себя рядом с попутчицей даже как-то сравнительно легко. Уже потом, на следующий день он анализировал всё, что происходило с ним рядом с той девушкой. Ему даже казалось, что это был не он. Но смотря на реальность дня, он всё больше стал понимать, что он, благодаря вчерашнему вечеру и ночи изменился. Конечно, всё это изменение его внутреннего мира произошло благодаря новой знакомой. Она вселила ему некоторую уверенность. И, наверное, от этого собственная самооценка Дмитрия выросла.

        Путь до дома Димы был недалёк. Однако ему показалось, что они пришли как-то слишком быстро. Непринуждённый и лёгкий разговор девушки прямо таки увлёк Дмитрия, что ему показалось, будто привычный маршрут каким-то образом значительно сократился.

       В доме она расхваливала его: мол, молодец, какой кругом порядок. Предложила выпить за знакомство и за прекрасного хозяина дома, настоящего мужчину. Вся инициатива вновь исходила от неё. И в действительности Дмитрий старался поддерживать в доме тот порядок, который когда-то завела его мама и сама же поддерживала его. Вот и её сын приучен был к этому. Да и порядок в доме поддерживало чувство парня, будто его мама не умерла, а ушла недавно на работу и потом она вернётся сюда.

       За столом оказалось, что важных тостов гораздо больше, чем, кажется на первый взгляд. Света, так звали его неожиданную знакомую, оказалась удивительной выдумщицей. Захмелев, она ещё раз призналась, что живёт в общежитии строительного комбината в комнате с подругой, у которой там встреча с одним интересным мужчиной, и потому её присутствие там сегодня неуместно.

      При свете светильника Дмитрии разглядел, что Света казалась немного старше его и гораздо приятнее, чем казалась на улице. Он сдержанно слушал её нескончаемую болтовню. Видимо, спиртное делало её ещё более общительной. Без какого-либо перехода она по-хозяйски сказала:
         - А что это мы сидим? Пора ложиться спать. Давай, Димчик, где у тебя спальня?

         - Ну, ты, наверное, ляжешь здесь на диване, а я там. А если хочешь, можно наоборот.

     Она уже вошла в другую комнату, которая служила ему спальней. Дмитрии последовал за ней. Едва он вошёл в комнату, Света, затаившаяся за дверью, толкнула его на кровать, стараясь удержать его от резкого падения. Но в последний миг, сама, не удержавшись на ногах, смеясь, повалилась на него. Он лежал на спине, не зная, что предпринять. Она лежала на нём, улыбалась и в упор смотрела на него. Её лицо было рядом. Она приятно пахла. Подобные запахи, исходящие от женщин, Дмитрии иногда улавливал на улице. Особенно эти запахи волновали его в тесных и душных автобусах. Вот и сейчас подобный запах стал возбуждать его. К тому же, это усиливалось тем, что Света лежала на нём. Он не только дышал ею, он ощущал её. Это было неожиданным и настолько приятным, что, не желая потерять ощущения, он боялся шевельнуться. Мужское начало, будто не беря в расчёт застёгнутые брюки и лёгкую придавленность женским телом, предательский напрягшись, упёрлось в её тело. Она поцеловала его в губы. Он почувствовал, что тот самый дурманящий запах проник ему в рот. Ему захотелось самому вбирать его, откусывать и поглощать как вкусный пирог, которым никогда не насытишься. Уже не смущаясь своего напряжения, одной рукой притянул её голову ближе к себе и как смог постарался поцеловать её пахучие губы. В тот же момент он почувствовал, как её рука нежно, не торопливо, едва касаясь, стала поглаживать поверх его брюк, где заметно вырос мужской бугорок. Это настолько усилило возбуждение, что он чувствовал будто то, к чему она прикасалась, сейчас же вырвется из тугого плена и устремится вперёд в своём яростном напряжении. Бешеные удары сердца волнами гнали к горлу задыхающуюся, вырывающуюся наружу девственную страсть. Света умело вела его, как слепого по лабиринтам любовного рая. Сбросив одежды, они до утра занимались любовью. Они делали не долгие паузы, чтобы передохнуть от шторма любовной страсти, покурить и перекинуться словами в лёгком ни чему не обязывающем общении. Он, как голодный зверь, боясь упустить лакомые кусочки, страстно поглощал это ранее не ведомое ему чудо в женской плоти. Он это делал неловко, иногда получалось чуть грубо. Он не чувствовал усталости. Да и она, будто не уставала, а наоборот, будто с каждым разом она набиралась новых сил. Бесконечное наслаждение с паузами, будто для набора очередной порции воздуха и предвкушения новой порции наслаждения продолжалось. И чем больше он это делал, тем больше, казалось, прибавлялось у него сил. А она всякими ласковыми словами подбадривала его и удивлялась его силе. И только утром, она усталая, но довольная сказала ему улыбаясь:
          - Не ожидала. Ну, ты мужчина! Как лев! Знаешь, ты мне там немножко порвал.

          Как бы что-то, обдумывая, Дмитрии спросил:
         - А почему ты мне об этом не сказала в тот момент? Я бы прекратил.

         Стараясь показать, что она этому особого значения не придаёт, обнимая его, ответила:
        - Потому и не сказала. Я хотела, чтобы ты это не прекращал. И вообще, в горячих схватках без ран не обходится, - и она, рассмеявшись, вновь поцеловала его.

        Больше двух недель Дмитрии жил под впечатлением той потрясающей ночи. Он ходил по улицам рядом с общежитием строительного комбината в надежде встретить Свету. Он хотел, чтобы та ночь повторилась. Он не мог себе простить того, что не выяснил у неё её адреса, телефона. Он, как контуженный незабываемым впечатлением, напрочь упустил возможность договориться с ней о следующей их встрече.

       Теперь в его фантазиях картины пользования и насилия девушек были более зримыми и более жизнеподобными. После таких мысленных воображений он стал строить планы их осуществления. Особенно это усилилось после потери надежды встретить Свету, открывшую ему новые, более чувственные ощущения. В обществе женщин он по-прежнему робел. Но уже не на столько, как раньше. Он стал смелее. Он стал смотреть на них, как на предмет, носящий ключ от тайника величайших удовольствий.

        Однажды, к Наташе на работу пришёл парень. Он, в сравнении с Димой был красив, строен, высок. Дмитрии видел, как он обнимал её. Но больше его задело услышанное в свой адрес. Парень, стараясь перейти на шепот, обнимая девушку за плечи, спросил: «А это что за чудик?».

      В тот же вечер в воображении Дмитрии жестоко казнил Наташиного ухажёра. А саму Наташу, которая, сопротивляясь, кричала, он со злобой насиловал на глазах у сломленного красавчика.

         Дмитрии стал чувствовать, что в своих фантазиях не получает полного удовлетворения. Ему не хватало чувства реальности.

       Тот парень стал появляться на работе у Наташи чаще. Она ласково смотрела на него и, казалось, гордилась им. Наташа была красивой брюнеткой. Её большие выразительные глаза под изящной линией бровей, словно сияя лучами обаятельности, ещё больше освещали красивое лицо с лёгким румянцем. Её стройной фигуркой и такими же ногами восхищались даже женщины работавшие с ней. В их маленьком коллективе других молодых дам, не было. Она пользовалась этим и занимала на работе в отделе особое положение.

      Дмитрии стал продумывать нелепые, но, как ему казалось, осуществимые планы жестоких расправ с парнем Наташи. Что тот плохого сделал Дмитрию? В общем-то, ничего. Её Саша был, как бы из другого мира, он мог позволить себе то, чего никак не мог Дима. Тот стоял на недосягаемой для Димы высоте. Он видел, с какой лёгкостью Саша завоёвывает Наташу. Он видел, что она обожает этого удачника. Почему же тому всё, а ему ничего? Да будь у него хотя бы часть того, чем владеет этот парень… Хотя бы малость его красивой внешности и лёгкости манер. И он, Дмитрий был бы счастлив! Бесспорно, он занял бы его место рядом с ней. Но для Дмитрия это казалось невозможным. Он хотел властвовать над такими везунчиками, как Наташа и её парень. Но и этого ему не дано. Однако Светлана уже сделала Дмитрия немного другим. Да, верно, он изменился, он стал смелее, увереннее в себе. Он даже почувствовал в себе внутреннюю физическую силу. Конечно, до встречи со Светой он не ощущал себя крайним слабаком. Ещё с десятого класса Дима в домашних условиях старался по мере своих возможностей заниматься физическими упражнениями, чтобы хоть немного подтянуть себя. Не длительные упражнения он продолжал повторять дома и по сей день. Делал он это через день, как советовал это один тренер через страницы местной газеты. Но теперь в той мужской силе прибавилось что-то такое, которое как бы его внутреннюю энергию сбило в твёрдый собранный ком. Теперь, даже сжимая пальцы в твёрдый кулак, он ощущал, что мышцы по всей руке напрягаются сильнее и, кажется, даже объём мышц стал чуть больше. Да и сам кулак будто стал чуть больше и твёрже. Действительно, в Диме произошли заметные перемены.

       Дмитрия неотступно терзала мысль о том, чтобы любыми путями добиться некоторой власти хотя бы над одним из среды своих знакомых ему лиц. Он хотел бы стать для него невидимым судьёй, распоряжаться его судьбой, а то и жестоко наказывать его, даже беспричинно. Он понимал, что это почти невозможно. Однако Дмитрий не оставлял дерзких мыслей об этом.

        Он помнил тот день. Была пятница – последний день рабочей недели. Как обычно, в автобусе 31-го маршрута, он ехал с работы домой. По пути к дому он решил посетить рынок, чтобы купить что-либо съестное на выходные дни. Потому он решил проехать ещё одну остановку, чтобы выйти из автобуса поближе к городскому рынку. Ещё когда садился в автобус он заметил как в переднюю дверь того же автобуса вошла Наташа. Обычно, после работы она уходила в другую сторону, на свою остановку. Наташа тоже увидела его, улыбнулась. При выходе он оказался рядом. Она спросила:
          - Домой?

          Дмитрии так же коротко ответил:
          - Да. Но надо ещё на рынок зайти.

          Она улыбнулась ему и с лёгким удивлением добавила:
          - О-о, а мне тоже надо на рынок, и только потом домой.

        Подъехали к остановке «Рынок». Он вышел первым и, не решаясь подавать ей руку, смотрел на неё. Зато она, видя замешательство и желая скорее выручить его, быстро спрыгнула со ступеньки. Высокий каблук её туфельки подкосился и оторвался. От такой неожиданности Наташа только и успела сказать:
         - Ой!

         Она попыталась сделать шаг. Но это вызвало большое неудобство, а со стороны выглядело даже комично.
        - Ну вот, это всё из-за вас, Дима! Что же вы мне руку не подали? Вот теперь идите и сами за меня делайте покупки. А мне надо срочно что-нибудь делать со своей аварией. И Саши нет! Когда нужен, его обязательно нет.

          Дмитрии, остро чувствуя себя виновным, проговорил:
         - Извините! Я сейчас помогу вам сделать покупки. Я это умею. Только скажите, что нужно.

         - Ага-а! Вот и сознались. Значит, не я одна ломаю здесь каблук.

         - Да нет, я…

       - Виноват, виноват! Да я шучу, вы в случившемся совсем не виноваты, это я сама так неловко спрыгнула. Но ладно, а если серьёзно, то что-то надо делать. Во всяком случае, я надеюсь, Дима, на вашу помощь. Где же здесь по близости обувная мастерская!?

         Дмитрии с сожалением в голосе попытался пояснить девушке:
         - Наверное, мастерская закрыта. Уже поздно. Мастер, наверное, уже ушёл.

         Отстраняя свои сомнения, он решительно предложил:
        - Я живу здесь, рядом. Давайте, попробую починить ваш каблучок. А то, как же вам ходить так?

        Она стояла в задумчивости и что-то высматривала по сторонам. Наверное, будку срочного ремонта обуви.

    В своих фантазиях Дмитрии выдумывал различные поводы для приглашения Наташи к себе домой. Но такого случая, который представился сейчас, он не мог даже представить. Поэтому его предложение было как бы неожиданным, но, в то же время много раз пережитым. Дмитрии был уверен в том, что Наташа откажется идти к нему. Однако услышал другое:
    - Надо же, оказывается, чтобы попасть в гости нужно сломать каблук. Пойдёмте! Нет, постойте, Дима, а у вас есть необходимые инструменты? Может, всё-таки лучше отыскать мастерскую? А на рынок придётся ехать завтра с утра. Вот, как раз и Сашу возьму с собой, он поможет. Так что насчёт инструментов для починки каблука? А вы сумеете починить?

        - Инструменты есть. Мне приходилось чинить туфли маме. Так что такое дело для меня не новое. И дело это простое.

        Она сняла туфли, взяла их в руку и шутливо спросила:
        - Сэр, это ничего, что я рядом с вами босиком? И пускают ли к вам с грязными ногами?

        Дмитрии улыбнулся ей:
        - Пускают!

       Ему рядом с этой красивой девушкой теперь стало не так напряжённо, как на работе при виде её. Действительно, внутренняя неловкость Дмитрия исчезла. Странно, оказывается общение с этой красивой девушкой и не так уж и страшно. И в этот раз, как и со Светой, инициатива в разговорах была у Наташи. Скованность Дмитрия таяла с каждой минутой общения с Наташей. А потом они шли просто молча. И чем дальше, тем больше появлялось в нём уверенность. Странно, Дмитрии чувствовал себя так, будто очутился в своих ночных фантазиях, где творил с рядом идущей девушкой всё, о чём хотел. Такое чувство стало немного возбуждать его. Можно сказать, что почти с каждым шагом в нём крепла уверенность. В нём играл сладкий азарт, который, задевая подрагивающие внутренние струны, наполнял возбуждающееся сознание ожиданием предвкушения новых сумасшедших ощущении. Конечно, Наташа – это не Света. Тогда верховодила Света, а теперь… А теперь ему хотелось самому быть ведущим, а не ведомым.

         Он открыл калитку. Они пошли через небольшой садик, в глубине которого стоял дом. Только теперь она спросила:
         - Слушайте, Дима, а удобно мне так? Кто у вас дома?

         Он приостановился и уверенным твёрдым голосом, которого Наташа раньше не замечала, сказал:
         - Всё удобно! Главное, мы уже дома. Проходите!

        Она была удивлена. В выражении его лица, в том, как он говорил, Наташе открывался другой человек. Её коллега по работе был тот и уже совсем не тот. Наташа раздумывала: «Возможно, его делает другим домашнее окружение. Да, наверное. Это его двор, его дом и потому в родных стенах человек становится уверенным и более самостоятельным. Нет, на работе Дима совсем не такой». Наташа шла за ним по узкой садовой дорожке, выложенной старыми серыми плитками разной конфигурации. Меж плиток тесно тянулась к свету мелкая зелёная травка. Наташа по ходу движения продолжала размышлять: «Надо же, работаешь с человеком в одном отделе и не знаешь, какой он вне работы. А он оказывается, и не такой уж крайне робкий, каким кажется. А её Саша, как-то, стараясь незаметно разглядеть Диму, назвал его чмошником. Тогда она промолчала на это. Но теперь она не согласилась бы с таким определением. Интересно, есть ли у него девушка, какая она и как он ведёт себя с ней? Но я бы не смогла быть его подругой. Мне он не нравится. Ни в какое сравнение с Сашей он не идёт. Несмотря на это, кажется, с ним можно не только здороваться, но иногда просто общаться. А то держится обособленно, будто не наш. В общем…» Её мысли были оборваны тем, что он неожиданно остановился и обернулся. Рассматривая дорожку, рассуждая о нём, она не сразу среагировала на это и столкнулась с Дмитрием. Они стояли вплотную друг к другу. Он в упор смотрел ей в глаза, стараясь настойчиво выдержать её взгляд. Он испытывал себя. Отводить глаза пришлось ей. Казалось, произошёл обмен ролями. Она несколько сникла. Он же принял роль ведущего.

      Закрыв за собой дверь, Дмитрии провёл Наташу в гостиную. Расспрашивая о школьной и институтской жизни, он, не спеша, стал накрывать на стол. Видя эти нехитрые приготовления, Наташа опять спросила:
         - Дима, а всё-таки, с кем вы живёте?

         Он вторично уклонился от ответа, задав свой вопрос:
         - Ну, как, вам моё жилище?
         И, не дожидаясь ответа, продолжил:
        - Старый, ненавистный мне дом. Иногда я чувствую себя таким же старым. Но сегодня я в нём совсем другой. Это вы! Это из-за вас. Да, наконец-то.

        - А что наконец-то? – удивилась девушка.

        - Да нет, ничего. Это я так… В общем, хорошо, что вы здесь.

      - Дима, а зря я пошла с вами. Что же я делаю? На рынок не попала, каблук поломала и вот вас отвлекла от дел. Вам же тоже надо было идти на рынок, а я увела вас оттуда. Эгоистка! Да и чёрт с ним, с этим каблуком. Завтра отдам на починку. Так что, мне пора домой. Увидимся в понедельник.

      - Да ну, что вы, Наташа?! Я сейчас всё исправлю. Я же обещал … Вы уйдёте на каблуках, а не босиком. Дело то минутное. А пока мы чуточку перекусим здесь.

      Он всегда чувствовал в себе прилив сил и уверенности после употребления спиртного. Дмитрий выпивал, но чаще по пятницам после работы и в выходные вечера. Ему больше нравилось пить водку, но иногда употреблял недорогой коньяк. А коньяк он выпивал каждый день на ужин, но всего одну рюмку. Полагал, что рюмочка коньяка способна нагонять аппетит и способствует более быстрому и лёгкому ночному засыпанью.

       Только теперь она почувствовала ещё неясные ей опасения. Она смотрела на него. Он молчал. Его взгляд казался ей угрожающим. Он смотрел на неё уверенно, властно. И тем, что он не согласился с её доводами, настораживало её. Он уверенным взглядом как бы подчёркивал, что здесь власть принадлежит ему. Он наслаждался положением хозяина и некоторой подавленностью девушки.

      Наташа, посматривая на часы, встала с решением сейчас же покинуть его общество. Дмитрии подошёл к ней вплотную, глядя прямо в глаза, смотрел, будто своим взглядом проникал в неё. Она хотела отойти, отвести глаза, но никак не могла этого сделать. Будто невидимые нити приковали её глаза к его взгляду. Она чувствовала, что нужно заговорить о чём-нибудь, иначе потеряет остатки уверенности. Будто угадывая её мысли, он положил руку ей на плечо и, спокойно сказал:
         - Не бойтесь. Всё хорошо! Присядьте.

     Без каких-либо возражений она присела на стул и стала успокаиваться. А про себя подумала: «Надо же, испугалась. Да и чему удивляться? Он всегда был странным. И что это я его слушаюсь. Надо уходить, а я уселась».

       Дмитрии вышел в соседнюю комнату и скоро вернулся, держа в руке бутылку коньяка. Ловко вскрыл её и стал разливать в рюмки, говоря при этом:
       - Ну вот, Наташа, давайте за нашу встречу в моём доме.

       Она попыталась возразить:
       - Нет, нет, я не пью! Не надо. Да и пора мне.

      - Во-первых, мы ещё не починили каблук вашей туфельки. Как же вы пойдёте? Во-вторых, вы впервые у меня. Неужели не хотите уважить хозяина дома, у которого такая гостья.

      - Какая такая? Да и не гостья я. Так, по случаю это получилось.

      - Зато у меня об этом другое мнение.

      - Какое?

       Он, как бы, не услышав её вопроса, подал ей ёмкую рюмку, взял свою и сказал, приглашая выпить:
       - За ваше пребывание у меня! Ну и за… В общем, чтобы всё было хорошо.

     Дмитрии легко выпил. Она сделала глоток. Спешно заела ломтиком красного помидора и вновь поднялась, показывая тем самым, что уходит.

        - Вы опять спешите? – лениво спросил он, наливая в свою рюмку спиртное.

        - Да, мне пора.

        Он легко выпил содержимое полной рюмки и, не закусывая, смотря в стол тихо проговорил:
      - Ну, что ж, придётся срочно чинить ваш каблучок, - говоря это, он вновь налил себе в рюмку коньяк. Встал из-за стола и, не глядя на девушку, сказал:
        - За вас!

         - Дима, да вы в таком состоянии не сможете мне помочь с каблуком. Лучше я завтра отнесу в ремонт.

        - Не надо! Я в состоянии. Всё будет нормально. Пойдёмте! – он пошёл в соседнюю комнату. Она последовала за ним. Наташа подумала, что именно там в другой комнате находятся все необходимые для ремонта принадлежности. Ну не тащить же ему оттуда всё нужное в другую комнату, которая служила кухней и столовой. А потому она послушно последовала за Дмитрием.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 0
© 10.10.2021г. Мухтар Назарбаев
Свидетельство о публикации: izba-2021-3172116

Рубрика произведения: Проза -> Детектив
















1