Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 5. Традиции и новации в культуре


­

Глава 5.

Традиции и новации в культуре


Общество формируется не только живыми людьми,
его составляющими, но и всем тем, что оставили
после себя минувшие поколения.

Ежи Шацкий[1]

Понятие традиции. Виды традиций

Значительную роль в развитии культуры и в регуляции межкультурных отношений играют традиции. Они образуют основу культурного наследия, задают тот облик культуры, который является её лицом, репрезентантом в области межкультурной коммуникации. Общество развивается не только под влиянием ныне живущих людей, но и под воздействием всего того наследия, которое оставили предшествующие поколения. К. Ясперс пишет: «Традиция делает нас людьми. То, чем человек обладает наследственно, практически нерушимо; традиция же может быть полностью утеряна. Она … составляет историческую субстанцию человеческого бытия».[2] В традиции происходит накопление и систематизация культурно-исторического опыта, укоренение принятых ценностей, норм поведения, образов мышления в имманентный мир и повседневную жизнь человека. Функционирование традиции есть существенное условие для сохранения исторической связи поколений и исторической памяти как свойства человеческой природы вообще.
Традиция (от лат. traditioпередача) – элементы социального и культурного наследия, передающиеся от поколения к поколению и сохраняющиеся в определённых общностях в течение длительного времени. Традиция всегда связана с историческим опытом и его осмыслением современниками. «Традиция – это прошлое, видимое глазами людей, живущих в последующие периоды, прошлое, активно развиваемое и преобразуемое».[3]
Наиболее действенные и крепкие традиции носят религиозный характер. Так, немецкий философ-экзистенциалист Карл Ясперс писал: «Христианская церковь оказалась способной соединить даже самое противоречивое, вобрать в себя все идеалы, считавшиеся до той поры наиболее высокими, и надёжно хранить их в виде нерушимой традиции»[4]. Как правило, в обществе большинство людей рассматривают какой-либо институт в качестве традиции лишь тогда, когда признают его жизненную значимость в своей истории и убеждены в целесообразности его функционирования в будущем. Утрата традиций обычно связывается с кризисом культуры, даже с её смертью и с вырождением человеческой природы.
Русский философ Николай Александрович Бердяев считал, что культура характеризуется обращённостью к традициям. «Благородство всякой истинной культуры определяется тем, что культура есть культ предков, почитание могил и памятников… Культура всегда гордится древностью своего происхождения… Цивилизация дорожит своим недавним происхождением… она гордится изобретением сегодняшнего».[5] Цивилизация, в отличие от культуры, устремлена в будущее и заинтересована в нововведениях.
В условиях постоянного межкультурного взаимодействия значимость традиции обнаруживается с особенной остротой. Подчас именно традиции становятся мерилом духовной полезности и разумности той или иной инновации, какого-либо заимствования из соседней культуры. В некотором смысле традиции выполняют функцию своеобразного фильтра, благодаря которому в процессе межкультурного общения отсеивается и изживается всё вредное, порочное и принимается полезное, доброе.
Сохранение традиции не может ограничиваться исключительно самим культурным наследием, передаваемым из рода в род. Для сохранения традиции необходимы живые люди, стремящиеся к духовному росту, способные на основании норм нравственной чистоты, разумности отсеять вредное и принять душеполезное, содействующее общественному, правовому, техническому развитию общества. Чтобы лучше уяснить эту мысль, обратимся к понятию еврейская традиция. На иврите понятие еврейской традиции произносится как масорет Исраэль. Термин масорет происходит от глагола масарпередавать – имеется в виду то, что традиция передаётся из поколения в поколение. Также употребляется устойчивое словосочетание морешет Исраэль. Понятие морешет происходит от глагола йарашнаследовать. Стало быть, при употреблении словосочетания морешет Исраэль более правильным будет подразумевать еврейское наследие. В большинстве случаев, если необходимо подчеркнуть фундамент культуры иудаизма, основу для его последующего развития, которая уже есть и её невозможно вычеркнуть из сознания нации, также как невозможно изменить прошлое, то говорят о еврейском наследии (морешет Исраэль). Когда акцентируется внимание на преемственности между поколениями, которая поддерживается волевыми усилиями каждого последующего поколения, то употребляется выражение еврейская традиция (масарет Исраэль). Так и в любой культуре для преемственности социокультурного наследия необходимо общество, ценящее это наследие. Например, мало иметь картины В.И. Сурикова, И.К. Айвазовского, А.И. Куинджи, нужны ещё и люди, способные ценить эти творения, согласные на то, чтобы жертвовать часть своих материальных благ ради их сохранности. Для развития культуры недостаточно традиций бережного отношения к целомудрию, ответственности – необходимы ещё и люди, способные избегать амбиций, мишуры развлечений, за которыми стоят ублажение своего «я», тщеславие, гордыня и похоть. Традиция требует от человека кротости, смиренномудрия, чести и достоинства. Духовная чистота есть основа всякой разумной преемственности. Материальные блага здесь играют вспомогательную роль, ибо и храм Божий не на всякие деньги можно строить. Нередко считается, что вполне достаточно выделить материальные средства на сохранение какой-либо картины, на реставрацию иконы или на постройку храма. Однако неправедно заработанные деньги, как правило, оборачиваются горем, теребят людскую гордыню и в конечном счёте приведут не к истинному величию храма, а к личной материальной выгоде храмовых служителей, озлобленности и безверию их прихожан. Поэтому-то только в чистом, целомудренном сердце можно сохранить традиции, жертвенное отношение, исходя при этом не из соображений своего финансового избытка, тщеславия, а из любви к своей культуре, к своему ближнему.
Существуют позитивные традиции – способствующие развитию общества, и негативные – препятствующие развитию общества. Так, среди некоторых языческих племён (и среди сатанистов) существует традиция ритуального убийства, человеческого жертвоприношения. Такая негативная традиция является античеловеческой и должна искореняться жёсткими мерами. Подчас учёные сталкиваются с фактом изуверских традиций, связанных с каннибализмом. Причём в среде некоторых африканских племён считается нормальным съесть представителя иного племени, то есть не относящегося к их роду. Европейцы часто оказывались обескураженными подобным поступками некоторых африканцев. Так, когда посла ФРГ в одной из африканских стран съели, на ноту протеста из Бонна был получен ответ такого плана: дескать, если хотите, съешьте нашего посла – мы не возражаем (к сожалению, этот эпизод не из анекдота, а из реальной жизни). Приходится признать то, что и в XXI веке существуют такие дикие аморальные традиции. В принципе надо отметить, что если каннибалов в Африке называют дикарями, в которых не развита человеческая природа, то иная ситуация наблюдается в современном западноевропейском обществе, где каннибализм уже не в качестве традиции, а в качестве извращения подчас рекламируется гражданам. Например, в 2011 году в Голландии на телевизионном канале BNN участники «телешоу» съели мясо друг друга (до передачи им была сделана операция, в ходе которой у них было вырезано по небольшому кусочку мяса). Такое поведение гораздо страшнее дикарского каннибализма, поскольку дикари, не знавшие культурной традиции мировых религий, были лишены чётких знаний об этических нормах, а в описанном выше случае европейцы, в истории которых христианство занимает важное место, фактически предали и этические нормы, и человеческую природу. Некоторые современные европейцы, реально не должные быть приобщёнными к практике изуверских ритуалов (когда-то последние в далёком прошлом имели место), извратили саму человеческую природу, и дикарским порокам придали вид более страшный, опасный – рекламный, нормативный. В Библии такое положение дел охарактеризовано так: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит. Тогда говорит: «возвращусь в дом мой, откуда я вышел». И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным. Тогда идёт и берёт с собой семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Евангелие от Матфея 12 : 43-45).
Примером же позитивных традиций может стать гостеприимство, взаимопомощь. Такого рода позитивные традиции важны тем, что носят надындивидуальный характер. Так, если в определённом регионе путнику по традиции наливают кружку воды и дают немного еды, то даже самый скупой индивид должен подчиниться общепринятой традиции, что предрасположит его к нравственному оздоровлению. К слову, на Севере России, если автомобилист видит на обочине или дороге стоящую машину, то он обязательно должен остановиться и узнать, не нужна ли его помощь. Такие традиции не просто спасительны для человека, попавшего в беду – они консолидируют общество, содействуют выстраиванию доверительных, добросердечных отношений между людьми.
Так или иначе, всегда следует понимать, что традициями нельзя злоупотреблять или их игнорировать. Правильное отношение к традициям возможно только в чистой душе человека, видящего, где отказ в отношении чего-либо устоявшегося, по сути дела, разумен и справедлив, а где отказ от соблюдения традиции будет рассмотрен как высокомерие или заблуждение. В религиозных культурах стран Востока пренебрежение к традициям гостеприимства сродни вызову, брошенному в лицо хозяину дома. К примеру, в Йемене даже в том случае, когда человека похищают, берут в заложники, то он пользуется всеми привилегиями, которые даёт ему статус гостя. Однако за отказ выпить кишр (чай из шелухи кофейных зёрен) «горделивого» гостя могут убить.[6]
Выделяют также четыре типа традиций: навык, обычай, норма, идеология. Навык – это умение выполнять целенаправленное действие, доведённое в результате сознательного многократного его повторения до автоматизма. Обычай – стереотипный способ поведения, который из поколения в поколение воспроизводится в общности и является для его членов привычным. Норма (от лат. normaруководящее начало, правило, образец) – это утвердившийся в обществе порядок, образец поведения, решения задач. Норма часто закрепляется в законодательстве и имеет юридический характер. Идеология – система правовых, политических, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов и идей, в которых осознаётся и оценивается отношение людей к действительности.
Благодаря традиции в обществе сохраняются связи между поколениями, формы отношений с окружающим миром, пути психологической защиты в критические периоды. Вместе с тем традиции могут исчезнуть, оказаться преданными забвению. «Результатом доисторического становления является то, что наследуется биологически, что, следовательно, способно устоять во всех катастрофах истории. Исторические же приобретения тесно связаны с традицией, они передаются и поэтому могут быть утеряны».[7]
В ходе функционирования культуры многие социальные институты начинают восприниматься как традиционные или отождествляются с традиционализмом. Например, обращая внимание на приверженность к традициям в Португалии, Испании, исследователи, как правило, имеют в виду значительную роль церкви в этих государствах. Учёный Макс Радин (США), характеризуя такую ситуацию, пишет: «Институт становится традиционным тогда, когда припоминают, что он существовал в прошлом, и… определённое число лиц хотело бы, чтобы он существовал и впредь. Традиционным является не сам институт, а вера в его ценность».
По способу отношения к традициям выделяют новаторский тип и традиционный тип культур. Однако оба этих типа не имеют однозначной традиционной или новаторской окраски. К примеру, такие исламские страны, как Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман, активно влияющие на личную жизнь граждан, сохраняющие родоплеменные обряды и нормы, стараются оснастить свои промышленные предприятия, вооруженные силы самой современной техникой. В другом же случае стремление к соблюдению традиций (например в Великобритании) не помешало во многом утратить пути сохранения в массовом сознании таких человекообразующих традиционных ценностей, как целомудрие, благородство. Так, на дискотеках в Англии многие молодые люди принимают наркотические препараты, злоупотребляют спиртным… Даже в таких религиозных странах, как Испания и Италия, периодически проявляются тенденции к духовному регрессу и растлению. Так, 14 января 2006 года в материально благополучной Италии представительницы женского пола вышли на демонстрацию в Риме для того, чтобы поддержать идею легализации абортов и выразить протест против вмешательства католической церкви в этот вопрос, связанный с репродуктивностью человека.
Вместе с тем важно учесть то, что традиции дают культуре крепкий фундамент, без которого культура, стремящаяся к новшествам, утратит свою самостоятельность. Так, грубое насаждение американских ценностей в культуре России и восточноевропейских культурах пагубно сказывается на духовном здоровье наций данных регионов; по этой причине в отдельных случаях полезно и правомерно целенаправленное ограждение своей культуры от чего-то внешнего, противоречащего базовым этическим ценностям национальной культуры. Вместе с тем категоричное неприятие нового нередко приводит к закрепощению традиций, отмиранию социальных институтов, разрушению внутрисоциальных связей и стагнации (застою). Жёсткий, недопустимо-грубый консерватизм подчас препятствует культурной модернизации, которая в определённых условиях бывает крайне необходима. Поэтому-то так важно сохранять духовную чистоту, поскольку только в этом случае человек и народ в целом способны разглядеть границы между консерватизмом и закоснелостью, либерализмом и распущенностью, патриотизмом и шовинизмом, национализмом и нацизмом, интернационализмом и предательством.


Новации. Культурная модернизация
Новация (от лат. novatioобновление, изменение) – это нововведение, призванное улучшить качество жизни человека. Новация может иметь локальный характер, то есть затрагивать лишь одну из сторон общественного бытия или использоваться в отдельно взятом социальном институте; но также новация может принимать крупномасштабный, общекультурный характер и быть частью более широкого процесса – культурной модернизации. Некоторые исследователи противопоставляют понятие традиции понятиям прогресса и инноваций. Польский учёный Ежи Шацкий, характеризуя отношение учёных к традиции в XVIII веке, пишет: «Прогресс всегда совершается ценой традиции, упрочнение традиций – это обязательное ограничение возможностей прогресса».[8] Тем не менее в современном научном сообществе доминирует более взвешенный подход, согласно которому прогресс признаётся конструктивным, если не противоречит базовым этическим нормам и ценностям культуры, не подрывает фундаментальные традиции нации. Между традицией и прогрессом должна быть взаимосвязь и гармония, разумность и конструктивность которых зависят от духовного облика нации.
Говоря о перенимании, заимствовании норм, ценностей от одной культуры другой, следует подчеркнуть то, что для утверждения того или иного нововведения должны быть и внутренние условия культуры. Например, в африканском государстве Буркина-Фасо острую проблему нехватки воды правительство решило следующим способом: установкой водяных колонок в деревнях, рядом с которыми не было колодцев. Тем не менее жители долгое время не спешили воспользоваться таким нововведением. «Почему у новой колонки было пусто?... Почему женщины предпочитают ходить на дальние старые колодцы? Например, женщины из деревушки Уайен совершают ежедневно двадцатичетырёхкилометровый переход. Удалось выяснить одно. Колодец в буркинийской деревне – как живое существо... Всемогущего бога Венде можно дарами и жертвоприношениями уговорить дать плодородие земле и ниспослать богатые урожаи. Венде, и только ему решать: пройдут над деревней дожди или он засухой накажет жителей, прогневавших его. Новую колонку построили люди. Значит, они пошли против воли Венде. А если Венде намеревался пролить эту воду в другом месте?... Поэтому первое время селяне будто не замечали новых колонок...»[9]. По этой причине технический прогресс предполагает не только умение инициировать реализацию полезных проектов, но также способность коллектива отличать религиозность от суеверий и избавляться от последних. Разумеется, не всякую информацию, имеющую вид суеверия, следует игнорировать. Так, в Буркина-Фасо при укусах ядовитых насекомых прикладывают к месту укуса чёрный блинообразный камень. В данном случае речь идёт не о мистике, а о понятном процессе. Камень прикладывают к укушенному месту, и он абсорбирует яд. Потом его кладут в тёплую воду; когда камень прекратит выделять пузырьки, его помещают на два часа в тёплое молоко. Далее камень моют и сушат. Таким образом, его можно снова использовать. Стороннему наблюдателю такая процедура может показаться мистической, особенно если её будут сопровождать некими заклинаниями, но в действительности этот процесс логически объясним.
Культурная модернизация представляет собой своего рода обновление культуры, переосмысливание некоторых её традиций. По существу культурная модернизация есть реакция культуры на новые тенденции и требования. Они иногда складываются внутри самого общества, а внешние условия лишь стимулируют их проявление, как это было, например, в Европе в период Ренессанса. Однако чаще всего новые условия задаются в сфере межкультурных коммуникаций, при тесном взаимодействии с другими народами, играющими существенную роль на геополитической карте мира. Так, в XXI веке многие народы, подчас в ущерб своей культуре и своему духовному здоровью, приспосабливаются к тем требованиям, которые задаются западноевропейской цивилизацией. В ряде случаев культурная модернизация проистекает в качестве стремления общества преодолеть те вековые нравы, обычаи, которые препятствуют его развитию. Классическим примером такой модернизации является индустриализация (переход от феодальной культуры к капиталистической). В ХХ веке яркий пример культурной модернизации наблюдался в королевстве Непал. В 1951 году в этой горной стране был поднят вопрос о развитии образования, но кастовая система обусловила то, что доступ к образованию получали люди лишь из высших слоёв общества. Неудивительно, что в 1951 году только 2% населения Непала могли читать и писать. Чтобы установить в стране нормы демократии, понадобилось разработать программу по борьбе с неграмотностью. Для осуществления этой программы потребовалась культурная модернизация, в ходе которой старые кастовые традиции были частично изжиты.
Говоря о модернизации, надо принимать в расчёт то, что её осуществление возможно только при комплексном, часто радикальном подходе. Так, в Османской империи в XIX веке руководство страны уже ясно понимало катастрофичное отставание государства в развитии. Для активизации развития Турции правительство Порты (так часто называли Османскую империю) предприняло ряд реформ, которые охвачены временным периодом так называемого танзимата (от арабского слова танзимуложение, упорядочивание). Период танзимата начался в 1839 году и продлился до начала 1870-х годов. Предполагалось, что Османская империя, которую Николай I назвал «больным человеком Европы», сможет стать современным динамично развивающимся государством. Одним из первых законов в рамках танзимата был запрет для государственных чиновников на ношение чалмы – традиционного турецкого головного убора. Чалма в сознании турок ассоциировалась не просто с их государственной принадлежностью, но ещё и с исламом, поэтому отказ от чалмы проходил крайне болезненно и для многих граждан означал измену своим идеалам. Вместо чалмы правительство ввело в обиход фески – лёгкий головной убор в виде усечённого конуса с кисточкой, который носили арабы. Фески воспринимались с чувством враждебности, неприемлемости, но сила государственной власти оказалась таковой, что ей невозможно было перечить, и фески вытеснили чалму. Впрочем, проведенные реформы периода танзимата не охватывали в должной мере духовную, религиозную жизнь Турции, что не позволило ей войти в число ведущих стран.
В начале ХХ века в Турции прошла волна ещё более радикальных перемен, идеологом которых стал генерал Мустафа Кемаль Ататюрк (1881-1938 гг.). По его инициативе, Турция в 1923 году была провозглашена республикой, а сам Ататюрк – её президентом. Ататюрк провёл ряд мощных реформ, направленных на светское развитие Турции. Одной из сторон его реформ стало введение в повседневную жизнь граждан Турции европейского стиля одежды и запрет на ношение фесок – как своеобразного символа отставания страны. Тем не менее противники реформ Ататюрка, как и в случае с чалмой, восприняли отказ от фески агрессивно. Только сила президентской власти обеспечила положительное решение, касавшееся вопроса, связанного с отказом ношения фески и принятием шляпы, как одного из аксессуаров европейской культуры. Так или иначе, но в 20-х годах ХХ столетия модернизация Турции затронула все области жизнедеятельности турецкого общества, хотя, надо обратить внимание на то, что реформы проходили болезненно, часто с большими жертвами. Так, Мустафа Кемаль Ататюрк ввёл светскую систему образования, в связи с чем многих девушек в качестве учительниц отправляли в сельскую местность для организации работы школ. Однако зачастую, в силу старых традиций, девушек побивали камнями, наносили им физические и моральные травмы, калечили молодые судьбы. Часто Ататюрк сам подавал пример светского поведения. Например, приглашение дамы на танец, что сделал Ататюрк на одном из балов, для турецкого общества было совершенно новым, противоречащим правилам поведения (в сельской местности за подобное убивали и мужчину, и женщину). Заметим кстати, дикость традиций, доведённых религиозным фанатизмом и ханжеством до крайней степени проявления человеческой враждебности и неприязни, показана в романе турецкого писателя Решада Нури Гюнтекина «Птичка певчая». Фактически, благодаря воле М.К. Ататюрка, Турция стала динамично развивающимся светским государством, хотя в XXI веке её светские устои несколько поколеблены, и подчас наблюдается реставрация многих крайне жестоких исламских традиций.
В России в качестве примера культурной модернизации часто приводят реформы Петра I, который осуществлял эти реформы такими жестокими, подчас изуверскими методами, что народ прозвал его Антихристом. К концу XVII века действительно назрела необходимость в крупных реформах; очевидные шаги к осуществлению требовавшихся преобразований были предприняты ещё в годы правления Михаила Фёдоровича Романова (1613-1645 гг.) и Алексея Михайловича Романова (1645-1676 гг.). В качестве одного из многих положительных примеров из этих исторических вех-шагов вспомним, что первый русский военно-морской устав военно-морского флота датируется 1668 годом; в этом же году был построен первый военно-морской корабль России – фрегат «Орёл». Первые Романовы проводили реформы на основе любви к народу, уважения своей национальной культуры, однако, приходится заметить, недостаточно быстро и в ограниченных масштабах. Пётр I резко ускорил проведение реформ, но при этом ценой навязывания рабства и уничтожения русской культуры.[10] Поэтому реформы Петра I можно отнести к культурной модернизации лишь условно и с рядом оговорок.
Североамериканский социолог и политолог Самюэль Хантингтон (1927-2008) выделил девять характеристик модернизации:
1.Революционность, то есть радикальность изменений.
2.Комплексность, то есть модернизация охватывает не отдельные стороны общественного бытия, а жизнь общества в целом.
3.Системность, то есть изменения одной стороны социокультурного бытия приводят к изменениям других его сторон.
4.Глобальность, то есть изменения, происходящие в рамках модернизации одной культуры, характерны для перемен, происходящих в других культурах.
5.Протяжённость, то есть модернизация проистекает в историческом времени и охватывает жизнь минимум двух поколений.
6.Ступенчатость, то есть поэтапность осуществления модернизации.
7.Унифицированный характер, то есть нововведения, принимаемые в ходе модернизации, однородны и могут быть приняты во всех сферах человеческой жизнедеятельности.
8.Необратимость, то есть после осуществления модернизации невозможно возвратить общество к такому состоянию, в котором оно пребывало до начала модернизации.
9.Прогрессивность, то есть предполагается то, что модернизация приводит к развитию общества.
Данные характеристики культурной модернизации были сформулированы и предложены гражданином той страны, которая в начале XXI века возглавляет процесс глобализации и претендует на мировое господство, а потому не всегда могут разделяться гражданами иных государств. Одно дело, когда модернизация предполагает стремление нации выжить и приумножить свои достижения в постоянно меняющемся мире; другое дело, если модернизация является своеобразной данью тому государству, которое по военному праву сильнейшего навязывает свои жизненные стандарты.
В середине XX века в мире сформировалось два направления вероятной глобализации. Одно предлагалось СССР, в рамках которого сохранялось культурное разнообразие, но при едином политическом устройстве. Второе направление было задано США; в данном случае суть сводилась к установлению единой политической и экономической системы при нивелировке и фактическом уничтожении национальных культур. Взамен национальных культур обществу были предложены высокое материальное благополучие и комфортная жизнь, включающая в себя господство принципа удовольствия. В конце Второй мировой войны (в июле 1944 года) ведущими западноевропейскими странами были подписаны Бреттон-Вудские соглашения, в результате которых доллар США был признан основной международной валютой; именно в этой валюте стали определяться экономические возможности любого государства и проводиться международные экономические операции. Примечательно, что СССР, возглавляемый в то время И.В. Сталиным, не признал данных соглашений и тем самым избежал колониальной зависимости от США. Вместе с тем Советский Союз, который лежал в руинах после Великой Отечественной войны, мог с трудом соперничать с США, на территории которых не шло боевых действий, а золотой фонд европейских стран был, по сути дела, присвоен США. В 1971 году правительство Никсона отказалось обеспечивать доллар золотым запасом – это означало то, что оно отныне могло печатать столько валюты для проведения международных операций, сколько потребуется. Именно в системе, где США навязали мировому сообществу наиболее выигрышные для себя условия, США обеспечили себе мощный экономический подъём, позволяющий им в начале XXI века выделять экономических средств на содержание армии и флота больше, чем все страны мира вместе взятые. Таким образом, США, обеспечив себе военно-экономическое превосходство, возглавили процесс глобализации. Государства, не признающие диктата США, фактически оказывались в положении изгоев, а нередко подвергались и вооружённым интервенциям.
Итак, при анализе культурной модернизации один из основных вопросов состоит в том, по какой модели её осуществлять. Ряд прозападно настроенных учёных считает, что образцом для культурной модернизации является Западная Европа и США. Вместе с тем другие исследователи полагают, что англосаксонская система отнюдь не является единственной и универсальной моделью культурного развития. Действительно, каждый народ способен самостоятельно решить, какой образец развития для него наиболее приемлемый и соответствует его национальным особенностям.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1.Мальцев А. Модернизационная парадигма: теоретические подходы и исторический опыт // Мировая экономика и международные отношения. 2012 – № 4.
2.Панищев А.Л. Глобализация и культурная жизнь нации в России // Вопросы культурологии. – 2012. – № 11.
3.Петровский А.Д., Селиверстов Ю.П. По дорогам и тропам гвинейской саваны. – М.: Мысль, 1986.
4.Стинг М. Приключения в Океании. – М.: Правда, 1985.
5.Федотова В. Г. Модернизационный проект для России: население и территория // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. – 2003. – № 5.
6.Шацкий Е. Утопия и традиция. – М., 1990.

ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ:
1.Что такое традиция? Какие типы традиций можно выделить?
2.Какими принципами должен руководствоваться солдат-миротворец?
3.Как вы можете охарактеризовать такое явление современного общества, как глобализация?
4.Что могло стать причиной для индустриализации западноевропейского общества?
5.Когда в России была проведена индустриализация? Кто её инициировал? Какие факторы стали импульсом к индустриализации в России? Какие методы были использованы для индустриализации в России? Могли ли быть иные пути для индустриализации в России?
6.Какие элементы общественной организации стран Западной Европы современная Россия могла бы перенять в случае культурной модернизации?


[1]Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990. С. 285. [2] Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Республика, 1991. С. 245. [3]Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990. С. 298. [4] Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Республика, 1991. С. 82. [5] Бердяев Н. Философия свободы. М.: АСТ, 2002. С. 700. [6] Дмитриев Алексей. Йемен: от джамбии до «калаша» // Вокруг света. - 2004. - Август. С. 162. [7] Ясперс К. Смысл и назначение истории. – М.: Республика, 1991. С. 57. [8] Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990. С. 226. [9] Кондаков Сергей. Колодцы в пустыне // Вокруг света. № 12, 1986. – С. 10-11. [10] За годы правления Петра I население России сократилось на треть. Русский народ прозвал Петра I Антихристом по многим причинам, среди которых выделим несколько: 1) Реорганизация крепостного права по немецкому образцу, то есть не в смысле прикрепления крестьян к земле с фискальными задачами, а в значении личной собственности барина (по сути, крепостничество стало рабством). 2) Организация «шутовского собора», где насаждались разврат и сквернословие. В этих соборах должны были участвовать все приближённые царя. 3) Массовые казни стрельцов; причём приближённые царя были вовлечены как исполнители или наблюдатели мученических смертей. 4) Применение изуверских видов смертной казни. 5) Отречение Петром I от честной жены и введение в царский двор блудниц. 6) Стремление подчинить Православную Церковь самодержавной власти царя.  







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 74
© 09.10.2021г. Алексей Панищев
Свидетельство о публикации: izba-2021-3171387

Рубрика произведения: Проза -> Статья
















1