Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Суперпочва


­Долгожданный флаер вынырнул из далекой облачной гряды и стремительно пошел вниз. В двадцати метрах от земли он заложил красивый вираж и стал неторопливо опускаться на посадочную площадку. Увидев его, я вскочил с голубой пластиковой скамейки и, бросив в кибер-урну недоеденный стаканчик с мороженным, побежал к выходу из парка.
Выскочив из манящей тени деревьев на традцатиградусную московскую жару, я помчался по мягкой зеленой дорожке, которая привела меня на ровную бетонную площадку с металлическими ограждениями по краям. На нее и опустился флаер. Двери его распахнулись и оттуда вылез парень лет пятнадцати с черной кожаной сумкой через плечо.
- Свободен? – подбежав к нему спросил я.
- Флаер что ли? Свободен, - ответил тот, вытирая потный лоб, - Ну и жара! – проговорил он, глядя как я усаживаюсь в кресло.
- Да уж, - вздохнул я, - духота страшная.
Я начал пристегивать ремни безопасности, а парень, оглядевшись , спросил:
- Слушай, где здесь можно попить?
- Там, - я махнул рукой, - в парке есть автомат.
- Спасибо, - поблагодарил парень и зашагал по зеленой дорожке.
Я закрыл дверь, активировал флаер и на небольшой скорости повел его к городу. Набрав необходимую высоту, я задействовал автопилот, вынул мобильный видеофон и позвонил Косте.
- Привет, - сказал я, когда на экране появилось его лицо.
- А, Алик, здорово! – ответил он, быстро-быстро моргая своими синими глазами.
- Что с тобой? – я удивленно воззрился на него.
- Да так, ничего особенного, - ответил Костя, вытирая глаза рукавом белого халата, - реактив один нечаянно пролил. До того едкий, что аж глаза слезятся.
- Ты поосторожнее там, - предостерег я его, - а то опять что-нибудь получится. Как с этим вареньем.
- Не бойся, - улыбнулся биолог, - на этот раз не будет никакого риска.
- Да? Ты опять что-то придумал?
- Знаешь, в этот раз у меня действительно весьма интересное и полезное открытие, – серьезно сказал Костя.
- Полезное? Ты в прошлый раз тоже так говорил. Надеюсь это не улучшенный ультранерон?
- Нет, - засмеялся мой друг, - Теперь без глупостей.
- Ну, тогда что же?
- А ты где сейчас? Откуда вообще звонишь? – поинтересовался биолог.
- Я возвращаюсь с Космодрома 2, звоню из флаера. Проверку и погрузку киберов на Марс мы закончили. Теперь лечу домой. – ответил я, включая кондиционер.
- Значит, ты свободен?
- На сегодня да.
- Послушай, Алик, прилетай сюда, в лабораторию. Я тебе кое-что покажу, - Костя таинственно улыбнулся, щуря покрасневшие глаза.
- Что же именно? – я пристально вгляделся в экран видеофона.
- Прилетай, сам увидишь.
- Ну ладно, - ответил я, выключая автопилот, - минут через пятнадцать буду. Жди.
- Хорошо, - ответил Костя и экран погас.
Я сунул видеофон в футляр и повернул флаер в сторону Гоголевского бульвара, где находился БиоИнститут.
«Что он там опять затеял?» - мелькнуло в голове. У меня еще слишком свежо было воспоминание о последнем изобретении биолога «крутом» варенье, когда оно по милости Кости затопило половину Москвы. И вот теперь у него появилось какое-то новое открытие и поэтому понятно, что я полный тревожных предчувствий на максимальной скорости помчался на бульвар.
* * *

Зависнув над посадочной площадкой, я плавно опустил флаер на землю, выключил двигатель и раскрыв дверь вылез наружу. Поправив ремень и одернув рубашку, я зашагал по широкой зеленой аллее, которая вела прямо к двадцатиэтажному зданию БиоИнса. На секунду я остановился, прикуривая сигарету, а потом опять двинулся к стеклянной громаде. Войдя в прохладный вестибюль я, как обычно вскочил на бегущую дорожку и негромко скомандовал:
- Лаборатория «Эсперимент».
Легкая лента плавно скользнула вперед и вот не успел я оглянуться, как она уже замерла на семнадцатом этаже возле стеклянной двери. Я сошел с нее и дорожка умчалась обратно к выходу.
«Жаль, что она действует только в одну сторону» - подумал я и шагнул к прозрачной двери. Та плавно ушла в сторону. Я прошел небольшой коридор и оказался в лаборатории.
Первое что я увидел войдя туда был стоявший посреди помещения громадный зеленый пластиковый ящик, наполненный до краев рыхлым и влажным черноземом. Ящик был метров пять в длину и метра два в ширину при одном метре высоты. Вплотную к нему был придвинут блестящий позитронный стол на котором в беспорядке громоздились стеклянные колбы, пробирки и реторты. На самом краю стола стояла бумажная коробка, где валялись использованные одноразовые шприцы. Рядом была еще одна, в которой находились свешивая вниз тоненькие ветви несколько саженцев. Переведя взгляд в сторону, я обнаружил своего друга, столь внимательно глядевшего на дисплей компьютера, что даже не заметившего моего появления.
- Так-так-так, - громко произнес я, стряхивая на ладонь пепел сигареты, - что тут происходит?
- А, Алик, это ты, привет, - рассеянно ответил Костя, не поворачивая головы.
- Привет, привет, - сказал я, подходя к нему, - что это ты здесь опять устроил?
- Сейчас, Алик, погоди минутку, - биолог так сосредоточенно щелкал по клавиатуре, что я решил ему не мешать.
Глядя на монитор, я молча докуривал сигарету.
- Послушай, Алик, тут нельзя курить, - сказал Костя, почувствовав запах дыма.
- Ах, извини! – спохватился я, вертя в руках окурок и соображая обо что его затушить.
В конце-концов я засунул его во влажный чернозем и вернулся к Косте. На мониторе компьютера мелькали какие-то разноцветные нити и кружки и рассматривая их мой друг хмурился все больше и больше. Кажется, он был чем-то расстроен.
Но вот внезапно экран заполнили ровные голубые квадраты, распавшиеся затем на белые треугольники. Мой друг моментально оживился, принялся что-то насвистывать, а его пальцы с удвоенной быстротой забегали по клавиатуре. Я начал переживать, как бы она не развалилась на части от такой скорости. Белые маленькие треугольники слились в один большой, который моментально окрасился в красный цвет. И тут Костя поднял обе руки с пальцами зажатыми в кулак и завопил:
- Да! Это победа!
Вскочив с кресла, он в порыве хлопнул меня по плечу. Хлопнул от души так, что я аж покачнулся, и бросился к позитронному столу.
- Послушай, зачем такие эмоции? – изумленно пробормотал я, потирая горящее от удара плечо.
- Дружище, ты же ничего не понимаешь! – возбужденный голос Кости был наполнен огромной радостью, такая же радость блистала в его сияющих глазах, - Мне удалось! Все расчеты подтвердились! Это будет настоящий переворот в биологии!
- Что удалось? - спросил я, подходя к столу, - И вообще, что все это значит? – я указал на пластиковый ящик с землей и коробку с саженцами.
- Это и есть мое открытие, - ответил Костя, осторожно разливая по стеклянным пробиркам какую-то фиолетовую жидкость, - это суперпочва, - он кивнул на пластиковый ящик, - На ней может произрастать любое растение.
- Суперпочва? – переспросил я и поковырял пальцем чернозем в ящике.
Секунд пять с рассматривал его, а потом вынес окончательный диагноз:
- Земля как земля. И эту штуку ты хотел мне показать?
- Да, - ответил мой друг, бросая в наполненные жидкостью пробирки белые кристаллики.
- Ну и что ты собираешься делать с это «суперпочвой»? Кстати, почему она «супер»? Что в ней особенного?
- Во-первых, как я уже говорил, на ней может взойти любое растение, будь то наша яблоня, груша или какая-нибудь тропическая пальма, не нуждаясь в каких-либо специальных добавках или подкорке, - Костя начал помешивать стеклянной палочкой содержимое в пробирках, - И в этой почве она сможет расти независимо от климатических условий окружающей среды. То есть, будут ли вокруг бушевать морозы или стоять невыносимый зной, это не окажет никакого влияния на растение…
- Погоди, - перебил его я, - ты хочешь сказать, что в этой земле пальма вырастет и на Севере, а наша яблоня где-нибудь в тропиках?
- Именно, - кивнул биолог, набирая из колбы в шприц фиолетовую жидкость, - При этом, заметь, в открытом грунте, без всяких теплиц. Кроме того в этой почве будет содержаться один биологический компонент, иначе катализатор, ускоряющий рост растения.
- Вот как! – удивился я, - Значит, если посадить туда пальму, то когда же она достигнет полной зрелости?
- Через день. – спокойно ответил Костя.
- Как, через день? – не поверил я, - Этого не может быть! Невозможно!
Костя улыбнулся, но промолчал. Продолжая наполнять шприц, он взглянул на меня и поинтересовался:
- Не веришь?
- Конечно, не верю! – ответил я, - Ведь так не бывает. Сам признайся, что это розыгрыш, шутка.
- А ультранерон тоже был шуткой? – ехидно заметил биолог.
- Ультранерон? – я моментально насторожился, услышав это слово, - А при чем тут он? Это что, твоя почва с ним как-то связана?
- Нет, нет! – поспешно ответил Костя, - Я просто привел его как пример. Ты тогда тоже не верил мне, говорил, что ультранерон противоречит клеточной теории и у меня ничего не выйдет. Но ведь вышло…
- Да, вышло, - криво усмехнувшись проговорил я, - и, между прочим, далеко вышло.
- Варенье что ли? – взглянув на меня, спросил мой друг.
- Ну а что же еще?
- Да, но я сейчас не об этом, - промолвил Костя, разглядывая шприц на свет, - Я клоню к тому, что в тот раз я не шутил. Как и сейчас, впрочем. Поэтому поверь мне: любому растению достаточно дня, точнее восемнадцати часов, чтобы достичь полной зрелости. Как я тебе уже говорил, это происходит благодаря изобретенному мною катализатору. Я назвал его Ренессансом. Сейчас я введу его в почву и завтра ты воочию убедишься, что мои слова чистая правда.
Костя выдавил из шприца несколько капель фиолетовой жидкости, затем подошел к зеленому ящику и вонзил шприц в землю.
- Ну вот и все, - произнес он через пять секунд, отряхивая с иглы налипшие комья чернозема, - Теперь можно сажать твою пальму.
С этими словами он отложил шприц и осторожно вынул из коробки тоненький кустик…
Через полчаса, когда мы уже посадили в суперпочву саженцы бананового дерева, яблони и персика, а также привели в надлежащий вид лабораторию, Костя подошел к ящику и в последний раз проверил все ли в порядке. Оглядев его со всех сторон, он удовлетворенно хмыкнул, потер ладони и улыбнулся.
- Отлично! – сказал он мне, - Завтра в этом ящике вместо саженцев будут возвышаться настоящие деревья, полные сочных плодов. Так что приноси с собой корзину – нарвешь бананов.
- Не забуду, - усмехнулся я, - ну что, пошли?
- Пошли, - ответил Костя, доставая из кармана электронный ключ, чтобы закрыть лабораторию.
И мы пошли к выходу.

* * *

Остаток дня прошел чудесно. Первым делом мы с Костей заскочили перекусить в кафе «Космос», которое находилось недалеко, в переулке Сивцев вражек. Затем прямо из кафе мы вызвали флаер и через час оказались в Крыму, на побережье Черного моря. Мы вдоволь накупались в его ласковых теплых водах, позагорали под жарким июльским солнцем, а вечером, полюбовавшись на закат, оседлали быстроходный глайдер и помчались в Сочи. Там мы не спеша поужинали в самом модном на все побережье ресторане «Черноморский дельфин». Он находился внутри огромной подводной лодки. Как только столики заполнялись посетителями, подлодка погружалась в воду и начинала свой двухчасовой круиз по Черному морю.
Честно говоря, мы бы не смогли попасть туда, туристы занимают очередь за несколько часов, но нам повезло. В числе первых в очереди стоял мой друг Гера. Он и провел нас внутрь. В его обществе два часа, пока длилось путешествие, пролетели как две минуты. Мы только и делали, что восхищались прекрасными видами подводного мира и великолепными блюдами ресторана.
Выйдя на берег, мы попрощались с Герой, вызвали флаер и скоро были уже в Москве.
- Ну что, - спросил я, когда наш аппарат опустился на посадочную площадку, - будем прощаться?
- Ладно, - ответил Костя, пожимая мою руку, - Смотри не забудь завтра или, вернее, уже сегодня, - он посмотрел на часы, - я жду тебя в лаборатории.
- Ага, ты только скажи во сколько? – проговорил я. вылезая из флаера и поправляя сзади ремень.
- Так... давай прямо с утра, - мой друг почесал макушку, - Это будет как раз… да, они достигнут пика… максимально… - биолог задумался, потом покачал головой и продолжил, - В-общем, я жду тебя в девять. Ты сможешь забежать? Хотя бы на минутку?
- Ну, с утра… - я замялся, - утром у нас монтаж венерианских киберов марки «В»…
- Да я думаю ничего не случится, если ты чуть опоздаешь, - Костя махнул рукой, - Никуда они не денутся твои киберы.
- Ну хорошо, - согласился я, - утром заскочу. Посмотрю твою банановую пальму.
- Угу, только не пальму, а банановое дерево, - поправил Костя и кивнул мне, - Ладно, до встречи.
- Пока, - ответил я и опустил дверь кабины флаера.
Сойдя с посадочного поля, я обернулся и увидел, как тот легко оторвался от земли, плавно поднялся метра на три, повисел немного в воздухе и вдруг, стремительно рванувшись вверх, исчез в ночном небе. Я посмотрел ему вслед, вздохнул и отправился домой.

* * *

Световой будильник сработал ровно в восемь часов, отключая программу сновидений, которую я накануне с таким трудом составил на виртуальном стенде. И это случилось как всегда не вовремя – я не успел спасти красавицу Ивию от жуткого алтианского чудовища, выдумывать которое было сущим мучением.
С огорчением открыв глаза, я отлепил от висков импульсные электроды и поднялся с кровати.
«Нет, в следующий раз надо будет создать историю покороче, - подумал я, растеняя и разворачивая окна, - или пораньше ложиться спать.»
Я выключил кровать и пошел в ванную. Приняв душ и одевшись, я заглянул в кухню и вызвав линию доставки неторопливо позавтракал.
Выйдя из квартиры, я поднялся на нуль-лифте на крышу дома, где были посадочные площадки для флаеров и отыскав свободный отправился на Гоголевский бульвар, в БиоИнс, где меня уже ожидал Костя.
Войдя в лабораторию, я сразу же обратил внимание на давешний зеленый ящик с землей.
Вчера мы с Костей аккуратно высадили в него тоненькие хрупкие саженцы-кустики, а теперь в этом ящике, раздувшемся как бочка, возвышались, тесно переплетаясь ветвями и пригибаясь у самого потолка, огромные деревья сплошь усыпанные спелыми плодами. Они были настолько большими, что казалось, еще немного и ящик не выдержит, растрескается, и весь этот пестрый оазис погребет под собой лабораторию вместе с Костей, который печально стоял возле ящика.
- Невероятно! - прошептал я, не в силах оторвать взгляда от этого чуда и осторожно приближаясь к биологу, - Я до самого конца не верил… Да я и сейчас не верю. Это фокус какой-то?
Костя исподлобья посмотрел на меня, махнул рукой, отвернулся и вздохнул.
Меня удивило, что он такой понурый.
- Эй-эй, что-то случилось? – я сделал еще шаг и тут учуял какой-то странный запах. Он явно исходил от этого ящика, причем не от него самого, а от этих «древ», сплошь покрытых яблоками, бананами и персиками.
- Что это? – вновь вопросил я, теперь уже принюхиваясь, - Это суперпочва так пахнет? Так должно быть?
Вместо ответа Костя протянул руку, оторвал здоровенный персик и протянул мне.
- Попробуй.
- Он же не мытый.
- Все стерильно, - Костя криво усмехнулся и тут я заметил, как в его глазах блеснули злые слезинки, - Не отравишься, может, даже понравится. Пробуй же! - завопил он.
От неожиданности я куснул персик. В лицо шибанул едкий запах табака, рот обожгла не менее вонючая страшно пенящаяся темная жидкость, а глаза защипало так словно я умылся нашатырем. Лицо обдало жаром.
- Тьфу, зараза, что это? – я швырнул персик на пол и отплевываясь, вытирая слезящиеся глаза и натыкаясь на лабораторные столы, помчался к умывальнику.
- Это все ты! – крикнул мне вслед биолог, злорадно смеясь.
Кое – как умывшись и прополоскав рот, я вернулся в лабораторию. Костя мрачно сидел на стуле и вертел в руках здоровенный ядовито-желтый банан.
- Ну что, было вкусно? – увидев меня спросил он, - Сколько раз я тебя просил бросить курить или хотя бы не дымить в лаборатории. Так нет же… Такой эксперимент испортил…
- Так я-то при чем? Что я сделал? – растерянно спросил я.
- Да уж, сделал. Ты вчера засунул свой окурок в суперпочву? Можешь не отвечать, я сегодня по камере все увидел.
- Да что произошло-то?
- Что произошло… То и произошло, что когда ты засунул сигарету в землю, то частицы листьев табака в твоем окурке тоже стали прорастать и в ящике такой коктейль образовался… Мой «Ренессанс» перемешался с табаком и напитал деревья такой смесью, такой дрянью…
- Как это табак стал прорастать? Ведь листья в окурке были высушенные и измельченные.
- Но это все равно органика, так?
- Органика, но клетки в ней мертвые… Постой! Клетки мертвые, но могут делиться! Это что опять ультраненон? – я грозно наступал на Костю.
- Конечно, - ответил тот, побледнев, - Но это была другая его модификация, щадящая.
- Этот твой ультранерон позволяет размножаться мертвым клеткам, как живым, но процесс этот нельзя контролировать. Это и получилось тогда с вареньем. Это могло произойти и сейчас…
- Такого быть не могло. Ультранерон присутствовал в «Ренессенсе» в ничтожном количестве. Но этого оказалось достаточно, чтобы разбудить клетки листьев табака, которые начали стремительно размножаться и проникать в корни саженцев. Деревья и сами интенсивно прорастали и с удовольствием поглощали эти клетки, как подкормку. И в результате такого «симбиоза» получилось ЭТО! – биолог кивнул на «зеленый оазис».
- Да уж, история, - ошарашено пробормотал я, обходя пластиковый ящик, - Так вот откуда этот запах… Слушай, а что это все плоды такие вонючие?
- Хочешь попробовать? Не возражаю, - усмехнулся Костя, - Я, когда пришел утром в лабораторию, сразу почувствовал этот странный запах. Подошел к ящику и чуть не задохнулся. Там воняло раз в десять сильнее чем сейчас. Я запустил принудительную вентиляцию, потом раскрыл все окна. Когда немного посвежело, я подошел, сорвал банан, только хотел очистить, как он сам взорвался от спелости. А меня так окатило его вонючим соком, что я еле до умывальника добрался. Умылся, начал проверять расчеты, потом включил запись с камеры. Думаю, может что-нибудь не так сделал, добавил чего лишнего. И точно! Через полчаса гляжу и вижу, как ты свой окурок «добавил»…
- Блииин! Но я же не знал! Я тогда думал, так просто земля. Ты бы хоть предупредил.
Биолог вздохнул.
- Ну, прости, Костя, прости! Неужели ничего нельзя поправить? – мне было ужасно стыдно.
- Поправить? - Костя поднял голову и серьезно посмотрел на меня, - Поправить можно. И не этот огород, - от кивнул на ящик, - Это все равно все в утиль. Поправить стоит другое. Дай мне слово, что с этой минуты ты больше не куришь.
- Дак я же… А при чем здесь, - замямлил я, опустив глаза, - Я не буду больше курить в лаборатории. Никогда.
- Нет не так. – Костя встал со стула и подошел ко мне, - Ты вообще никогда не будешь курить. Нигде. Совсем. Дай слово. Это будет мне лучшей наградой за этот эксперимент, - Костя протянул мне руку.
Я поднял голову, взглянул в его голубые глаза, потом перевел взгляд на огромные чудо-деревья от которых все еще исходил табачный запах, посмотрел на валявшийся на полу попробованный мной тошнотворный персик и решительно пожал руку биолога.
- Даю! - твердо ответил я.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 08.10.2021г. Jean_Burna
Свидетельство о публикации: izba-2021-3170977

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
















1