Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мухтар Назарбаев. Детектив. Самоубийство. 4-я часть. Заключительная.


­Детектив.

Самоубийство.

4-я часть. Заключительная.

       В четвёртой палате травматологического отделения городской больницы на высоких кроватях лежали пятеро больных с различными физическими травмами. Каменев был единственным из них, который мог передвигаться с помощью костылей. Его больше угнетало не физическое состояние, а то, что был в неведении того, что случилось с его машиной. А точнее, он знал, что его москвич стоит на штрафной площадке. Его больше интересовал груз, который вёз в автомашине и пистолет, спрятанный за обшивкой двери. Конечно, металл уже обнаружен и установлено, что это за металл. Залезть под обшивку, они вряд ли догадаются. И странно то, что к нему до сих пор никто из милиции не прибыл для уточнения причин появления в его машине редких дорогостоящих брусочков. Это вселяло надежду, что всё пока идёт нормально. Сделать из больницы ноги тоже не мог. Только вчера врач разрешил ходить на костылях, предупредив не злоупотреблять этим. Какой там злоупотреблять! Не свалиться бы на этих ходулях и не поломать бы вторую ногу. И дружок его, что то не появляется, хотя уже дал ему знать, что находится здесь. Ох, как он ему сейчас нужен. Корешок обшмонал бы машину и заныкал бы металл, да и ствол тоже.

        Врач травматологического отделения, выслушав офицеров милиции, позволил им поговорить с Каменевым у него в кабинете.

      Дмитрий, настороженно отнёсся к вызову в кабинет врача. Не спеша, передвигаясь с помощью костылей, он ругал себя: «Сам накаркал! Дурак, надо было ехать быстро, но осторожно. Не перевернулся бы на повороте дороги, так сейчас был бы цел и никто ничего бы не знал. А то летел, хотел создать себе алиби, будто в городе не с утра, а с прошлого вечера. Допрыгался! А может, вызывают по другому поводу, и зря я так разволновался?».

        Постучавшись, Дмитрий приоткрыл дверь:
       - Вызывали?

        В кабинете находились двое незнакомых мужчин в накинутых поверх одежды белых халатах.

     - Извините! Я к врачу, подожду его в коридоре, - быстро сориентировавшись, Дмитрий уже собирался прикрыть дверь, как услышал возражение:

       - Нет, нет, заходите! Это мы вас вызывали. Вы Каменев Дмитрий Станиславович?

       - Да! А что?

       - Вы нам и нужны.

       - Кому это вам?

       - Проходите, присаживайтесь! Ведь вам некуда спешить? Вам помочь?

       - Нет, я сам.

        Каменев, управившись с костылями, присел на предложенный стул.

      - Мы из милиции! Я майор Лёвин Сергей Васильевич, а он майор Садыков Марат Мустафаевич, - представился мужчина европейской национальности и предъявил своё удостоверение.

        - Да удостоверение и не нужно, верю. А что случилось? Чем я-то в таком состоянии могу быть вам полезным?

        Лёвин, не удостоив его ответом на вопрос, утвердительно заявил:

      - Шестнадцатого декабря вечером вы, Каменев, были в гостях у капитана милиции Сосова Евгения Николаевича. В котором часу и с кем вы ушли от него.

      - Да какие там гости? Пришёл и тут же ушёл. Там у него собрались его коллеги. Они Республиканский праздник отмечали. Ну, я посмотрел: гости у него, поздоровался со всеми, перемолвился с ним немного, развернулся и ушёл. Вот и всё!

      - В котором часу Вы пришли к нему?

      - Нет, а собственно, что случилось? Кому, какое дело, где я был, да когда ушёл?

     - Об этом потом. А сейчас будьте добры ответить на наши вопросы. К тому же, будьте уверены, нас это интересует не ради праздного любопытства. Так в котором часу вы пришли к Сосову на квартиру?

        - Ну, точно не помню, я то не засекал время. Но, примерно часов в семь вечера.

        - А в котором часу ушли от него и с кем?

        - Ушёл один, минут через двадцать.

        - А что так быстро?

      - Ну, я же не знал, что он дома не один. Во-первых, мне надо было сюда ехать, во-вторых, у него собрались ребята со своими подружками, а я пришёл один, что мне было там делать. С некоторыми из его гостей я не был знаком. Я там был лишний. Ну, а в-третьих, я попал к нему домой случайно.

         - Однако нам известно, что вы к нему в гости сами напрашивались.

        - Да нет же, не напрашивался. Если б знал, что у него собираются парами, то и я бы пришёл со своей девушкой. А так я просто заглянул к нему, поздравил с праздником. Видя, что у него гости, ушёл.

         - А что же вы так, ушли, не попрощавшись хотя бы с хозяином квартиры?

        - Спешил, а он опять бы стал уговаривать остаться. Остался бы, пришлось бы выпить. А я за рулём, нельзя. Знаком с такими делами, так как раньше сам работал в ГАИ.

         - Спешили? А сами говорите, что если бы знал, то пришёл бы со своей девушкой. Как понять?

         - Ну, в таком случае отложил бы поездку на другие дни. Я ведь не знал.

         - Ну, вот, остались бы, так сейчас были бы не на костылях, а на своих ногах.

         - Знал бы, так бы и сделал.

         - А вас не удивляет, что мы завели с вами этот разговор?

         - Нет, не удивляет. Хотя да, удивляет!

         - А почему?

         - Ну, почему? Не знаю. Откуда мне знать?

         - О чём вы говорили с Мусаевым у Сосова?

         По лицу Каменева пробежала тень замешательства, заставив его опустить глаза. Было видно, что он торопливо обдумывает ответ. Что не прошло незамеченным. Майор Лёвин торопил с ответом:
          - Ну, так о чём?

          Каменев не мог больше молчать, а потому решил отрицать:
          - Я с ним вообще не разговаривал!

         - А нам известно, что вы с ним долго разговаривали на лестничной площадке. Так о чём говорили?

      - Ах да, был такой фактик. Я пошёл покурить. А тут тот парень тоже вышел. Тоже покурить. Ну, вот мы и курили с ним на лестничной площадке. О, точно, он представился Мусаевым. А вы у Мусаева сами чего не спросите? Он подтвердит то, что я сейчас сказал. Я вот вспомнил такой факт. Курили мы с ним. И разговор то с ним был простой. О празднике, о погоде, о том, что я сам работал раньше в милиции. О чём ещё говорить с незнакомым парнем на перекуре?

           - Спросим и у него, когда сможет говорить. А пока он в реанимации, говорить не может.

           - Так он живой?

           - А вам, откуда известно о ранений Мусаева?

           - Ну, откуда? Кто-то говорил. Говорили, что его уже нет в живых.

           - А кто?
           - Не помню!

       - Опять ничего не помните? Каменев, вы так, сами себя загоните в угол. Почему бы вам не рассказать всё по порядку и не пытаться ничего-либо скрыть. Нам известно больше, чем вы думаете.

        Майор Садыков, склонив голову над бумагами, вёл протокол опроса. Только изредка прерывал запись, чтобы бросить взгляд в сторону опрашиваемого.

       - Товарищ майор, да я ничего не скрываю, - с обидой в голосе оправдывался Каменев. Вы спрашиваете, а я отвечаю. Мне нечего скрывать. А вообще-то, я же говорю, что с одним парнем выходил на площадку у Женьки. Покурили, обменялись несколькими словами и всё. Я и забыл, что его фамилия Мусаев. Это вы сейчас назвали его, и я сразу вспомнил. А так я его не знаю.

          - После чего вы спешно покинули квартиру Сосова? – не отступал Лёвин.

          - Ничего неспешно, просто ушёл и всё.

          - Так вы же сами в начале говорили, что спешили. А теперь говорите, что спешки не было.

          - Нет, я спешил, но не убегал.

         - Вы перевернулись на своей автомашине?

         - Да!

         - А где сейчас находится ваша машина?

         - На штрафной площадке поста ГАИ.

        - Где эта площадка?

        - На въезде в город. А что?

      - Нет, ничего обычный рядовой вопрос. А теперь скажите, - Лёвин сделал паузу, внимательно всматриваясь в самые зрачки Каменева, спросил:
         - Зачем вам понадобился ювелир – дядя лейтенанта Мусаева?

      Было видно, что вопрос привёл Дмитрия Станиславовича в замешательство. Взгляд майора мешал думать. Дмитрий хотел быстро придумать что-нибудь в ответ. Но ничего не получалось. Не выдержав, он отвёл глаза в сторону и, будто вспоминая, попросил помощи:
          - Не помню! Но если надо я могу вспомнить. А зачем вам это нужно знать?

         - Вопросы задаём мы, а вам остаётся только отвечать, - напомнил о себе Садыков.

      - А-а, вспомнил! Я хотел узнать от квалифицированного мастера чьё золото лучше: турецкое, российское или израильское. А что тут такого?

        - Ну, одно дело, когда хотят знать именно это, а другое дело, когда хотят сбыть редкий металл сомнительного происхождения.

        - Я не понимаю вас, - Дмитрий постарался показать на лице удивление.

       - Чтобы вы нас лучше понимали, я вижу, придётся нам ещё раз встретиться, но чуть позже. А что это у вас на левой руке? – майор Лёвин указал пальцем на рану, нанесённую поверх левой руки на месте схождения большого и указательного пальцев. Он давно заметил на руке Каменева эту рану. Было видно, что она была получена в результате сноса кожи руки каким-то жёстким предметом. На этот счёт у Лёвина были свои предположения, выработанные практикой оперативной работы.

         - А-а, это? – Каменев, рассматривая заживающую рану продолговатой формы, ответил спокойно, - получил при аварии.

        - Понятно! Ну, выздоравливайте! Мы вас ещё проведаем здесь.

        - Спасибо! Заходите! Я могу идти?

        - Да, пожалуйста!

        Через минуту, другую в кабинет вошёл врач и сразу поинтересовался:
        - Ну, как, поговорили?

       - Да, спасибо! Скажите доктор, а у Каменева рана на левой руке была получена при аварии или она у него была раньше? - майор задал волновавший его вопрос.
       
         - На мягких тканях левой руки? – уточнил врач.

         - Да! Вот здесь, - Лёвин показал место на своей руке.

         - Нет, она у него была получена чуть раньше.

         - Это точно?

      - Понимаете ли, при попадании к нам, мы травмированного тщательно осматриваем и составляем историю болезни с указанием, так сказать, всех болячек. То есть тех, что получил больной, как в данном случае, при аварии и тех, что больной имел ранее. Рана на мягких тканях открытой части левой руки им была получена до аварии. Да ранка та не опасная, пустяковая. Стоит ли на такую ранку обращать внимание.

      - Да, согласен, пустяк. Но у меня на этот счёт свои соображения. А можете ли вы определить давность открытой травмы руки относительно времени автоаварии.

        - С большой точностью вряд ли. Но примерно за пять – десять часов до его аварии.

        - Спасибо, доктор! И ещё одна просьба к вам, - Лёвин сделал паузу.

        - Не говорите Каменеву о том, что мы интересовались о его ранке на левой руке. Это важно для нас.

        - Пожалуйста! Тем более, что она, эта царапина не представляет для нас интереса.

         Направляясь от лечебного корпуса к автостоянке, Сергей Васильевич поделился с Садыковым своими планами:
        - Нам сейчас же надо связаться с руководством местного ГАИ с целью производства по всем правилам осмотра автомашины Каменева.

        - Надеетесь найти там что-нибудь интересненькое?

        - Не надеюсь, но хочется.

        - Сергей Васильевич, а Каменев будто чего-то боится. Не находите?

        - Очень даже нахожу такое. Потому-то мне хочется, чтобы мы, как можно скорее проверили бы его машину.

      - Сергей Васильевич, вы очень заинтересовались его ранкой на руке. Я пытался разгадать, что вы увидели в этом, но никак не получается. Расскажите, какое это может иметь значение в нашем деле?

       - Обязательно расскажу, но не сейчас, - пообещал Лёвин.

      Возвратившись в свою палату, Дмитрий теперь не сомневался в том, что брусочки уже найдены в его машине и скоро об этом состоится предметный разговор. Надо было срочно, что-то предпринять.

        Рядом с красным москвичом стояли ещё две разбитые машины. Белая Ауди, с битыми стёклами и помятыми крыльями, отдавая холодом металла, сиротливо прижалась к высокому бордюру штрафной площадки поста ГАИ. Светло-серый Жигули с помятой крышей, без лобового стекла и спущенным колесом имел такой же брошенный вид, как и иномарка. В сравнении с соседними машинами красный москвич Каменева имел сравнительно товарный вид. Если бы не отсутствие на москвиче лобового стекла, то можно было бы подумать, что хозяин машины, припарковав её здесь, отошёл куда-то ненадолго.
       - Так, коллеги, срочно доставьте сюда понятых и старшего поста ГАИ. Произведём обыск машины с протоколом, - попросил Лёвин своих спутников.

        Вскоре и понятые, и старшина ГАИ присутствовали при досмотре салона аварийной автомашины.

       Под сидением водительского кресла был обнаружен свёрток. Всё говорило о том, что внутри серой тряпки находился тяжёлый предмет. Развернули. Там оказались три брусочка светлого металла. Сомнения не было, что это и был редкий металл, о котором рассказывал ювелир. Майор Лёвин держал в руке один из брусочков и размышлял про себя: «Ну, вот и подтверждение словам дяди Бауржана Мусаева. Красивый брусочек. Не явился ли он причиной ещё какой-либо трагедии, о которой нам ещё не известно. Кто знает, через чьи руки он…».

          - Товарищ майор, ну всё, нашли что искали, - прервал размышления Лёвина Садыков.

          - Нашли! Но это не всё, что я хотел бы найти, - ответил Сергей Васильевич, продолжая рассматривать светлый металл.

          - А что ещё?

          - Нет пули, нет гильзы. Куда Каменев спешил в ту ночь или к кому? Хотелось бы найти отгадки в этой машине.

         - Сергей Васильевич, вы и так раскрыли Каменева и его махинации с металлом.

        - По металлу ещё предстоит работать отделу по борьбе с экономическими преступлениями. Но ладно, продолжим осмотр машины. Мы же только начали. Хотите интересную историю?

           - Интересная история всегда интересна! Конечно, расскажите.

        - Так вот! Приходит солдату из дома посылка. Надо заметить, что в армии посылки солдаты и сержанты срочной службы вскрывают в присутствии офицера или прапорщика. Ну, это чтобы избежать случаев присыла солдатам запрещённых предметов. Запрещённое присылают, но лишь бы оно не попало в руки солдата или сержанта, то есть получателя посылки. Особенно спиртного. Возможно, сейчас в армии другие порядки, но раньше было именно так. Вскрывает солдат свою посылку при одном из офицеров роты или старшине роты. В этот раз так получилось, что других начальников на месте не оказалось. Пришлось самому командиру роты присутствовать при вскрытии одной из посылок солдата. Только солдат снял крышку, хвать бутылку коньяка, которая лежала на поверхности и преподносит командиру со словами: «Товарищ капитан, это вам от моих родителей к празднику!». А тот: «Ну, что вы я не могу!». А солдат настаивает: «Товарищ капитан, мои родители люди простые, не понимают этого. Они в письме очень просили преподнести вам этот коньяк. Пожалуйста, не обижайте моих стариков! Да и куда теперь девать эту бутылку?». Офицер, чувствуя некоторое неудобство, со словами благодарности принял дар. Солдат продолжает: «Товарищ капитан, давайте смотреть дальше, что там у меня в посылке!». А тому теперь ещё более неудобно. Как же, только что принял от солдата родительский подарок и продолжать просматривать, что там ещё положили в ящик посылки родители солдата? Некрасиво получится. Потому капитан спешно говорит: «Ну, что вы? Забирайте посылку и родителям обязательно отпишите моё спасибо». Солдат унёс посылку в казарму. А на дне посылки лежали две бутылки водки. Вот и друзья того солдата отметили ночью праздник.

         - Ну и хитрец солдат! – рассмеялся майор Садыков.

     - Но я вот к чему. Легко найденная вещь не должна ослеплять сыщика. Может надо заглянуть на самое дно, а вдруг там вещь ещё интересней первой. Да ещё не одна!

       Ещё десять минут поисков не дали каких-либо новых результатов. Лёвин, раскуривая новую сигарету, подошёл к водителю служебной автомашины и спросил:
         - Скажите, вот вы опытный водитель, куда могли бы в машине спрятать вещь, которую хотели бы скрыть от чужих глаз?

          - Смотря, какую вещь, - ответил вопросом на вопрос водитель.

          - Ну, скажем, записную книжку, пистолет или нож.

          - Под сидение, под чехлы, под обшивку. Даже в запасное колесо можно.

          - Спасибо! – майор приблизился к Садыкову и предложил:

          - Давайте рассуждать вместе.

        - Пожалуйста, - с готовностью отозвался Марат Мустафаевич.

        - Спешка, времени у Каменева нет. Полезу я прятать что-либо в запасное колесо?

        - Вряд ли?

        - Вот и я так думаю. А сидя в машине, спрятать под обшивку?

        - Это можно!

       Вскрыли обшивку внутренней части двери со стороны водительского кресла. Присутствовавшие, можно сказать остолбенели. В самом низу двери лежал прозрачный целлофановый пакет, внутри которого находился пистолет Макарова. Майор Лёвин резкой командой остановил сотрудника милиции вскрывшего обшивку:
      - Стоп! Ничего не трогать! – и тут же распорядился, - понятые, прошу подойти ближе и каждому посмотреть вот сюда за обшивку и ответить мне, что вы видите там. Садыков включайте свою видеокамеру и продолжайте снимать все, что сами видите и все наши действия, и слова каждого понятого.

           Каждый, заглянув за обшивку дверцы автомашины, вслух заявляли о том, где и что они видят.

        Садыков фиксировал на видеокамеру, а Лёвин комментировал видеосъёмку. Все действия и обнаруженные предметы были внесены в протокол осмотра. Все присутствовавшие расписались в заполненном документе. Производство видеосъёмки также было запротоколировано. На целлофановом пакете имелись рваные следы прорезей с незначительными следами крови и две маленькие дырочки на дне, а внутри находился пистолет системы Макарова с магазином в рукоятке и с семью патронами. Там же лежали две отстреленные гильзы.

       - Марат Мустафаевич, вы спрашивали о ране на руке Каменева? – Майор Лёвин решил, что настало подходящее время для ответа на ранее заданный вопрос.

          - Да, если можно?

       - Так вот, такая рана получается при выстреле из пистолета, если левую руку держать поверх правой. То есть левая рука оказывается несколько выше линии движения затвора пистолета при его выстреле. Тяжёлый затвор пистолета с огромной силой и скоростью отходит назад при производстве выстрела, выбрасывая отстрелянную гильзу и, так же быстро возвращается назад, досылая из магазина очередной патрон в патронник пистолета. В итоге это результат не опытного обращения с оружием. Человек, привыкший стрелять одной рукой, для устойчивости оружия, обычно не правильно накладывает вторую руку, из-за чего при выстреле затвором пистолета сносит кожу, а то и наносит большую рану от этого. Интересно и то, что на целлофановом пакете тёртые прорези, будто сделанные тем же затвором. Подтверждение тому следы крови на том же пакете.

         - Здорово! Вы прямо, как Шерлок Холмс!

       - Да какой там! Просто опыт и отдельные знания действия оружия. Теперь остаётся ждать результатов экспертизы гильз. Меня интересует, из какого пистолета выброшены эти гильзы.

        - Ну и супчик этот Каменев! Явно не законное хранение оружия, - сделал свой вывод майор Садыков.

        - Да! Но этого сейчас ему не предъявишь.

        - Почему?

     - А он скажет, что не знает, откуда взялось в его машине оружие. Знать, мол, не знаю и всё! Так что будем ждать результаты экспертиз гильз, крови на пакете, отпечатки на оружие.

     По ходатайству начальника Управления внутренних дел области областная прокуратура помогла организовать в кротчайшие сроки проведение соответствующих экспертиз оружия, пакета и гильз, обнаруженных в машине. Кровь принадлежала Каменеву. На пистолете обнаружены следы пальцев те же, что и на пакете. На целлофане отпечатались только два пальца, испачканные кровью. Одна гильза была выброшена из изъятого пистолета, а вторая из пистолета, принадлежавшего покойному лейтенанту Мусаеву. Предстояло сличить «пальчики» Каменева со снятыми отпечатками с пистолета и пакета. Возникли новые вопросы. Откуда у Каменева боевой пистолет? Кому этот пистолет принадлежал ранее? Как могла гильза из пистолета Мусаева попасть в пакет к Каменеву. Почему Каменев хранил эти гильзы? На все эти вопросы мог ответить Каменев. Конечно, его ответы в последующем предстояло ещё и проверить.

        В кабинет вошёл майор Садыков. Поздоровавшись с Левиным, он сразу перешёл к делу:
        - Сергей Васильевич, ну что, будем брать Каменева?

       - Рано! У нас нет полных доказательств его вины.

       - Как нет? А пистолет? Незаконное хранение оружия.

       - И всё!

       - А что ещё?

       - Хотите анекдот?

       - Конечно!

      - Бабушка пишет внуку в зону: «Очень по тебе соскучилась, да и картошку надо копать. Попросись на пару деньков, может, отпустят…» Внук пишет бабушке: «Просился, – не отпускают. Кто-нибудь другой поможет. Но не копайте глубоко, потому что я на огороде пистолет закопал». Бабушка в новом письме пишет внуку: «Приехали какие-то люди, выкопали всю картошку. Но пистолета не нашли…» Внук отвечает: «Чем мог – тем помог…».

         Майор Садыков, смеясь от души, заметил:
        - Надо же, черти придумают же анекдот. Говорят, что такие штучки придумывают на зоне.

       - И там тоже…

       - Сергей Васильевич, а может, Каменева всё-таки прижать фактом обнаруженного пистолета?

       - А он скажет, что пистолет нашёл на дороге, а рядом лежала гильза. Испробовал его за городом. Поранился когда производил выстрел. Вот и гильзу сохранил. Чтобы всё это сдать в милицию. И что дальше?

        - Так он же не заявил об оружии. Даже нам не сказал. Значит скрывал. Вот так!

       - А он на это ответит, что после аварии частично лишился памяти и о пистолете не помнит. Вот, мол, только что вспомнил, и то, потому что ему об этом напомнили мы. Ещё и благодарить начнёт за помощь в возврате памяти.

        - Да а, дела! Что делать будем?

       - Надо искать пулю, которая прошла через голову лейтенанта Мусаева. Сейчас опять поедем на место происшествия.

       На место выехали в составе группы, в которую включили и Балтабаеву Гулю. В её задачу входило наиболее точный показ нахождения Мусаева в момент выстрела. После чего строились вероятные траектории полета пули. Естественным препятствием для её полёта после выхода могла быть группа деревьев, расположенных на расстоянии двадцати метров от места происшествия. С помощью луп обследовали каждый сантиметр тополиных стволов. После обследования каждого углубления похожего на след пули она была найдена. Лёвин, уже потерявший надежду на положительный результат, ликовал в душе, он почувствовал прилив новых сил, будто долгожданная удача венком победителя окутала его аурой полного удовлетворения. Будто самую дорогую и хрупкую вещь он аккуратно уложил в пакетик извлечённую с величайшей осторожностью из ствола дерева пулю.

      Результат экспертизы надёжно утверждал, что пуля, извлечённая из ствола тополя, была выпущена из пистолета системы Макарова, калибра девять миллиметров, ранее извлечённого из автомашины марки «Москвич». Также поступили сведения, что данный пистолет не имел других следов его криминального применения.

        Благодаря работе специалистов экспертно-криминалистической службы раскрывались многие, а скорее все раскрывались и завершались уголовные дела. Лёвин в последующем запишет себе в блокнот следующие свои умозаключения: «Экспертно-криминалистическая служба – эта деятельность специалистов-профессионалов, которая однозначно и всегда приводит к истине. Экспертная криминалистика всегда говорит кратким голосом истины».

       Прокуратура поддержала решение милиции о заключении Каменева Дмитрия Станиславовича под стражу, как лица подозреваемого в совершении преступления и незаконном хранении оружия. Однако задержать его не удалось, так как он из больницы скрылся, и его настоящее местопребывание было не известно. Новая проблема затягивала дело. И было неизвестно, как всё это может обернуться в итоге.

       Из архива личных дел бывших сотрудников милиции была изъята фотография Дмитрия Каменева и размножена. Сотрудники уголовного розыска, патрули охраны общественного порядка имели на этот счёт соответствующую ориентировку.

      В нашей жизни случайности иногда играют существенную роль. Вот и в этот раз обычный звонок в милицию ни о чём невероятном не говорил. Женщина, отказавшаяся назваться, а тем более, сообщить свой адрес, просила угомонить шумных пьянчужек, которые мешали ребёнку спать. Она сообщила, что в квартире номер 23 97-го дома, что по улице Победы, какая-то пьянь, не смотря на позднее время, громко ругаясь матом, шумят.

       Ближайшая от названного адреса патрульная автомашина с нарядом милиции была направлена по указанному адресу. Дверь в квартиру открыли милиции не сразу. Это произошло только после угрозы её взлома. Однокомнатная квартира, давно не подвергавшаяся уборке, представляла собой убогое жилище неаккуратного мужчины. На кухонном столе в беспорядке были разложены остатки закуски, недопитая литровая бутылка водки. Было ощущение, будто сигаретный дым здесь никогда не выветривается. Один из обитателей квартиры был на костылях и в гипсовой повязке на ноге. Старший патруля по этому убедительному виду и сходству с фото ориентировкой сразу узнал разыскиваемого Каменева. Чтобы удостовериться в своих догадках старший сержант милиции, придавая своему голосу полную уверенность, спросил:
          - Каменев, а ты то, что здесь делаешь?

         Тот, стараясь показаться не столь пьяным, ответил вопросом:
         - Как что? Ужинаем! А где я ещё должен быть?

        - В больнице должен быть! Ну, всё поехали!

       - Куда?

    - С нами в больницу! Врач за тебя переживает. Вот сейчас доставим тебя к нему. А ты, - он обратился ко второму, - давай сюда свой паспорт.

        По всей видимости, второй был хозяином квартиры. Он, возмущаясь, протестовал:
       - А что мы сделали? Сидим, ужинаем, никому не мешаем и вдруг, на тебе, здрасьте, милиция. В чём дело?

       - Собирайтесь оба, поедете с нами.

       Попытка не подчинения, а также действия физического противостояния были легко сломлены нарядом милиции. Через полчаса оба были доставлены в дежурную часть районного отдела милиции.

       Каменеву было предъявлено обвинение в незаконном хранении боевого оружия, а также ему вменяли подозрение в причастности гибели лейтенанта Мусаева. Попытки Каменева объяснения своей невиновности в хранении оружия и непричастности к убийству офицера не увенчались успехом. Перед неотвратимыми доказательствами, подкрепляемыми показаниями капитана Сосова, старших лейтенантов Елемесова и Буркутбаева, Балтабаевой, Локтевой и Ли, Каменеву пришлось дать признательные показания. Вся картина ночного происшествия была полностью восстановлена.

    В тот вечер, Каменев, опасаясь, обещания лейтенанта Мусаева о выдаче своему другу из отдела борьбы с экономическими преступлениями сведении о попытках реализации Дмитрием редких дорогостоящих металлов, имеющих стратегическое значение, решил устранить источник опасности. И тем самым сохранить у себя редкий металл с последующей его выгодной реализацией. Решение об убийстве Мусаева твёрдо зрело в сознании Каменева. Но как это сделать он тогда ещё не знал. Дмитрий придерживался мысли приобщения к этому сложному делу своих подельщиков. Но в самый последний момент его осенила, как он тогда считал, блестящая идея. Такой план действия давал многократный выигрыш. Во-первых, совершает он задуманное в тот же вечер, значит, опережает Мусаева на несколько ходов. Во-вторых, такими действиями он значительно поднимает свой авторитет в среде своих подельщиков, то есть становится невероятно «крутым». В-третьих, его подельники поймут окончательно, что с ним, с Каменевым шутить или предавать его не стоит, так как это опасно для их жизней. В-четвёртых, всё произойдёт так, будто он сам себя застрелил. И всё тут, попробуй, докопайся… Дмитрий сказал Локтевой Светлане, подружке капитана Сосова, о том, что срочно уезжает в соседний город. Мол, прощаться со всеми не желает во избежание попыток уговорить остаться в кампании. А далее, покинув квартиру, он вышел из подъезда. Осмотрелся. Сел в свой Москвич и выехал в соседние дворы. Достал из-под обшивки пистолет. Вынул из ниши прозрачный целлофановый пакет и, вложив в него оружие, поспешил к знакомому подъезду, к тому, где проживал Сосов. Там он вывернул лампочку и выбросил подальше. Затем залез в кусты и стал поджидать Мусаева, который ещё при нём обидевшись на свою девушку, чуть не затеял с одним из гостей драку. Долго ждать не пришлось. Всё шло по плану. Лейтенант Мусаев вышел из подъезда, закурил сигарету и отошёл в сторону. Он стоял в двух-трёх метрах от кустов и смотрел на освещённые окна. Каменев ждал, когда Бауржан докурит свою сигарету. Он решил выстрелить в голову лейтенанта в упор. Зная, что у Мусаева под мышкой табельный пистолет, Дмитрий решил после своего выстрела немедля произвести выстрел в воздух из пистолета лейтенанта и вложить его в руку убитого. После чего срочно покинуть место происшествия и выехать в соседний город. По дороге придумать алиби не причастности к совершённому делу. Нужно было такое алиби, где фигурировали бы свидетели. Потому нужно было ехать на большой скорости, как бы опережая время. Труп есть, гильза рядом, выстрел произведён из пистолета Мусаева. Свидетели покажут, что тот был пьян, да ещё и в возбуждённом состоянии, ревность налицо. Тем более, все видели, как Мусаев хвастался своим пистолетом.

       Каменев приготовился стрелять из прозрачного целлофанового пакета. Это нужно было для того, чтобы в темноте не потерять свою гильзу. При выстреле из пакета выброшенная затвором гильза непременно останется в пакете. Горловину целлофанового пакета необходимо было придерживать второй рукой. С этой целью Дмитрий на правую руку наложил левую, тем самым, прижав пакет. Он уже был готов стрелять, как вдруг из подъезда вышла девушка. Она могла быть свидетельницей, что совершенно не устраивало Каменева. Дмитрий узнал в ней Гулю. Пришлось вновь выжидать. Каменеву казалось, что время тянулось неимоверно долго. Он находился рядом и слышал их разговор. Они разговаривали, не таясь и не подозревая, что за ними следит затаившийся рядом человек. Дмитрий боялся быть обнаруженным. Но этого не происходило. Видимо, они, увлечённые своими проблемами, ничего не слышали и никого не замечали. Парень выказывал ревность и обиду на девушку. А она уверяла его в обратном. Из-за кустов было видно, как Мусаев вновь вынул свой пистолет и снова стал им размахивать, словно угрожал какому-то не видимому противнику. Она убеждала его успокоиться и пыталась перехватить у него оружие. Парень пытался обнять девушку. Она не сопротивлялась этому. Он ей что-то сказал. Она, смеясь, опять попыталась перехватить его руку с пистолетом. Каменева осенила идея воспользоваться таким положением. Они опять ссорились. Он отошёл от девушки и тем самым оказался ближе к затаившемуся Каменеву. Дмитрий теперь не стал медлить, он выстрелил в голову парня и быстро присел за кустами. Левую руку обожгло. Спрятав в карман пакет с пистолетом, он стал напряжённо следить за происходящим. Девушка рванулась к лежавшему на земле парню, склонилась над ним, а затем вскочила на ноги. Через две-три секунды, он услышал вскрик девушки. Было видно, что она не знала, что делать, куда бежать. Наконец, побежала в сторону знакомого ей подъезда, где и скрылась. Как только девушка исчезла с поля зрения, Дмитрий, выскочил из-за своего укрытия, быстро найдя пистолет Мусаева, побежал к своей машине. Сделать выстрел на том же месте из пистолета лейтенанта, Каменев не решился. Он выехал в безлюдное место, где, вновь надев на пистолет пакет, произвёл выстрел в землю.

         Возвращаясь на место преступления, он обнаружил там скопление людей. Выждав когда труп, погрузив в машину, увезли, а часть людей разошлась, другая часть с неизвестными Каменеву лицами направилась в квартиру Сосова, преступник, подбросил на место происшествия пистолет и быстро скрылся.

      Возникал вопрос: «Почему Каменев не подбросил вместе с пистолетом отстреленную из него гильзу?». Майор Лёвин без труда раскрыл и этот вопрос. В спешке Каменев забыл вынуть из пакета свою гильзу. Пистолет выложил, а о гильзе забыл. В пакет после выстрела из пистолета лейтенанта Мусаева попадает вторая гильза. Теперь, отличить гильзы было невозможно. Потому они так и остались в пакете. А выбросить обе гильзы он решил, как можно дальше отъехав из города в совершенно безопасном месте. Сделать это Каменев просто не успел из-за аварии, которая случилась с ним не запланировано.

     Основные точки в деле были расставлены. Оставалось другим следователям разбираться с происхождением редких металлов, обнаруженных у Каменева в машине.

      Откуда взялся у Каменева пистолет? Ещё когда служил в ГАИ, он у одного водителя случайно обнаружил данный пистолет. Водитель, бывший прапорщик, ранее проходивший службу в горячем Таджикистане, испугавшись уголовной ответственности за не законное хранение боевого оружия, с радостью предложил его старшему лейтенанту милиции. Он рассказал офицеру, как нашёл пистолет на поле боя и что собирался сегодня, завтра сдать его в органы милиции. Каменев принял пистолет в дар и твёрдо пообещал об этом держать язык за зубами. Получив от прапорщика в ответ такое же обещание, они распрощались, как старые друзья.

      Так дело о самоубийстве лейтенанта Мусаева было завершено, как убийство. Преступник был разоблачён и понёс заслуженное наказание.

        Майор Лёвин вернулся в столицу. Письменно доложил по инстанции о результатах служебного расследования. Казалось бы, все точки расставлены по местам. Однако Лёвин ещё долго размышлял о причинах потери отдельными людьми своего человеческого облика. Да и можно ли понять то, как они хладнокровно лишают других жизни. В какой же момент происходит такой переход? Обычно, приобретённый или найденный предмет мы обнаруживаем у себя сразу. А вот о потере у себя какого-либо качества мы узнаём позже. Но возможно, продолжаем жить, не замечая такой потери. Также и потерю порядочности человек обнаруживает не сразу, а возможно, он так и не узнает об этом. Обычно, такую потерю первыми замечают другие. Наверное, это происходит, потому что человек перестаёт отличать плохое от хорошего. То есть, когда такое происходит, он уже перестаёт быть порядочным. Когда ты сомневаешься плохо это или хорошо – это есть начало потери порядочности, человеческого достоинства.

       Да и общество со своими болезнями играет не последнюю роль в потере человеком порядочности. Когда уродство в обществе становится нормой, оно начинает мстить её членам. И чем дольше живёт такое уродство в обществе, тем всё страшнее становится её месть.

       И надо помнить: то, что, как мы делаем, одновременно делает нас такими. Каким мы сделали наше общество, таким оно сделало нас.

      Те, кто говорят о гуманности по отношению к преступности, можно сказать, сами поступают антигуманно. Гуманность в большей степени гуманна, если она направлена в защиту добра, благородства. Это, можно сказать, высшая степень гуманности. Но если она направлена в защиту преступности, то это уже преступление.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 07.10.2021г. Мухтар Назарбаев
Свидетельство о публикации: izba-2021-3170643

Рубрика произведения: Проза -> Детектив
















1