Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Солнце трех миров. Часть 1, глава 16. Генерал-майор Васильев




­Орбитальное пространство Планеты №771/56 (местное название – Болхиа). Крейсер Военно-Космического флота СССР (в составе Федерации) «Виктор Ерофеев». 6 мая 2339 г.

Васильев, на пару с местным особистом, уже час беседовали по душам с пойманным в подземных катакомбах бывшей столицы высоким гостем. Во избежание неприятностей его, не теряя ни минуты, доставили на орбиту(логично было предположить, что противник захочет ликвидировать такого ценного носителя информации, и использует для этого внедренного «крота», кем бы он, мать его, ни был!) Здесь как-то спокойнее.

Флотский особист, целый капитан третьего ранга, Гонтарь Эдуардо Джулович, любезно пригласил поучаствовать командующего округом в допросе. Все-таки планетарщики захватили его, им первым и сливки снимать! Наполовину украинец, наполовину бразилец, плотный коренастый брюнет кофейного оттенка, чем-то напоминал своего «сухопутного» коллегу - Павла Андреевич Ковуна. Или американца Виллисона. Вообще, все особисты и секретчики всех времен и народов чем-то похожи друг на друга. Действуют-то они одними и теми же методами. Хотя, не совсем так, - тот же Ковун по сути контрразведчик, и как истовый патриот своего ведомства смотрел на добытчиков информации свысока. Его кумовство с разведчиком Виллисоном, скрепленное союзом их детей, было редчайшим исключением из правил. Такой же «ищейкой», как и кубанский любитель рыбалки, является и Гонтарь. Их задача – выискивать и хватать, а не исследовать и добывать. Но вот теперь им «выпала честь» позаниматься для разнообразия несвойственным для себя ремесло. Также Гонтарь пообещал помочь, чем может, в поимке внедренного на базу вражеского агента.

Вообще, еще лет пять назад Васильеву сказали, что он будет рассматривать представителя туземной военной аристократии из мира атомных бомб и уровня двигателей внутреннего сгорания, как равного соперника, он бы только рассмеялся. Увы, жизнь диктует свои законы!

Гонтарь услужливо хлопотал рядом, предоставив Васильеву фактическое право командовать допросом во флотской епархии. Хотя генерал «от инфантерии», как говаривали в стародавние времена, прекрасно понимал, что искренним добросердечием здесь, конечно, и не пахнет. Негласное традиционное соперничество между армией и флотом никто не отменял. Да и чванство флотских перед планетарными коллегами стало уже притчей во языцех. Но общие задачи есть общие задачи, и сотрудничать представители разных родов войск умели прекрасно.

А вот и «допрашиваемое лицо»... Угрюмый суховатый худой старичок с крючковатым носом, с седыми волосами, и злобным взглядом. Он был похож на крылатого хищника в клетке, пойманного во время очередного разбойничества. Ястреба. Или стервятника. Затянутого в черный мундир с нашивкой «дракона». Серебристые значки отличия, петлицы, и несколько блестящих орденов за истовую службу в наличии. Мундир, кстати, очень приличного качества для планеты, погибшей в ядерной войне. Генерал этот напоминал Васильеву какого-то злого канцлера или министра из старинной детской сказки. Черты лица его были, если можно так говорить о мужчине, изящными, утонченными. Только накрахмаленного паприка и красного камзола не хватает! Может, генерал тоже из каких-нибудь местных аристократ происходит?

А еще у него были подведены глаза черной тушью. Как у женщины. Васильев даже сначала подумал, что генерал из разряда «не таких, как все». Тут на этой гиблой планете каких только чудиков не встретишь! Но нет, как объяснили местные знатоки, это действительно местная мужская мода, характерная для обеспеченных и знаменитых персон, вполне себе нормальных и брутальных. Это доказывали сохранившиеся и дошедшие до рук земных исследователей журналы и другие периодические издания. Причем, право носить подобный знак «мужественности» было нужно еще заслужить, иначе засмеют, залошат! Сейчас, правда, кому это уже интересно....

Рядом с этим «канцлером» сын гомельского нанотехника Ян Васильев выглядел совсем неброско, простолюдно. Высокий, крупный, неуклюжий, по-крестьянски скроенный мужичина. Без изысков и модных причесок, с короткой армейской стрижкой почти под ноль и трехдневной серой щетиной на лице, в простой полевой армейской форме, с огромным шрамом в пол-лица, без орденов и регалий. Лишь огромные звезды на фальшпогонах выдавали в нем высшего офицера.

Вражеский военачальник не был зафиксирован или обездвижен, руки и ноги его были свободны. Но он, похоже, понимал, что деваться ему некуда. Да и два излучателя, парившие на уровне пары метров над ним, подсказывали, что лучше не шутить. А перед ним открывалась широкий панорамный вид звездного необъятья с золотистым диском родной планеты. Ну и конечно позади него работал штатный «генератор откровения». Так что лгать и противиться было невозможно.

Зал, в котором они находились, оказывал на любого гостя тяжёлое влияние. Темно-серые и чёрные блестящие переборки, приглушенный свет, черно а космоса в панорамном окне-иллюминаторе. Ни дать, ни взять, каюта тёмного Императора в старинной саге "Зведные войны"! Местный "инквизитор" находил такую обстановку самой комфортной и благоприятной для задушевных бесед. Из невидимых динамиков в стенах звучала тихая музыка, дополняющая атмосферу. "Остаток души" Самуэля Гиза, "Серое небо над руинами" Виктора Шэня, "Реквием по мечте" Вольфгана Амадея Моцарта, "Готическая сюита" Леона Боэльмана...

- Что со мной случилось? Где я нахожусь?! - посыпались вопросы от генерала-туземца. - Кто вы: пришельцы или ридданцы?

Голос у высокопоставленного любителя косметики был скрипучим, неприятным. Киберпереводчик дублировал его вопросы уже на русском языке. А физическая форма у начальника местной гвардии, кстати, была весьма неплохой. Особенно для человека, разменявшего седьмой десяток на планете, пережившей ядерную войну.

– Вы находитесь на орбите планеты, на борту межзвездного корабля Земной Федерации обитаемых миров, - ответил Гонтарь. - Назовите ваши имя, фамилию, звание…

– Я в космосе? Значит, все-таки пришельцы! - Лицо у болхианца исказилось не то от страха, не то от возмущения. - Но вы такие же болхиа, как и мы? Вы находитесь в союзе с ридданцами?! Я хочу сразу определить свой статус!

Не слабая воля была у вражеского генерала, если он, находясь под действием пси-излучения, подавляющего волю, пытается навязать бой, захватить инициативу. И дались ему эти ридданцы?!

- Вообще-то, вопросы здесь задаёте не вы, - недовольно проворчал Васильев, раздражённо глядя на наглеца. - Можете считать себя военнопленным.

– Но это сразу же некорректно, так как нам никто не объявлял войны из космоса, - стоял на своем генерал "драконов". - Ваши действия незаконны!

"Гвозди бы делать из этих людей!" - подумал Васильев. - "А генерал-то непростой орешек! Что интересно, юридически он прав. Вот только смешно слышать претензии к законности от представителя структуры, погрязшей в военных преступлениях по самые уши."

– Вы желаете их обжаловать? В каких организациях? - спросил Гонтарь не то в шутку, не то всерьёз.

– Данный случай беспрецедентный, так как нет никаких общих структур, которые могли бы являться посредниками между нами. Допускаю, что такие структуры могут существовать в космосе. Но как бы то ни было, я сразу хочу заявить о моем незаконном задержании, которое похоже на похищение!

Пора было показать, кто в доме хозяин! Генерал Васильев недовольно заерзал на стуле, бухнув по столу тяжёлым кулаком:

– Если между нами нет войны, то как вы можете объяснить то, что вы ведете военные действия против нас? Или то, что вы уничтожили мирную группу ученых-исследователей, прибывших тринадцать лет назад с целью помощи данной цивилизации?

– Мне не известно о данных событиях, тем более тринадцать лет назад, - не стушевался болхианец. - Соответственно, я могу предполагать, что вы лжете. Ваши действия незаконны, и я требую вернуть меня на родную планету!

– Ваши абстрактные размышления и требования можете оставить при себе, и осмысление своего статуса также. Отвечайте на вопрос! Ваше имя, фамилия, звание, должность? - Васильев не скрывал своего раздражения. Ещё не хватало, плясать под дудку этого ископаемого фашиста!

–Я простестую и требую связать меня с вашим командованием!

"Да что там, операторы пси-прибора взасос лижутся или дело делают?!" - выругался про себя командующий Абилонским военным округом. С трудом сдерживая себя, советский военачальник рявкнул:

– Вы с ним уже связались! Я, генерал-майор Земной Федерации обитаемых миров, командующий округом, включающим в себя несколько звездных систем! Можете жаловаться, сколько влезет!

- Оператор, увеличьте, пожалуйста, мощность, - спохватился особист.

– Я протестую! - захрипел болхианец, ощущая в своём сознании чужое телепатическое "щупальце".

– Да на здоровье! Повторить вопрос?

- Зутт Брахе Ид… Представитель Стального Совета, командующий силами Гвардии в Столичном Округе… - нехотя произнёс генерал, вытаращив глаза, - Я протестую! Вы воздействуете на мой разум! Вы подавляете мою волю! Вы не имеете права!

–Спасибо что сказали, а то мы ж не знаем! - злорадно сказал Васильев, - А что касается прав, то после тех методов, которые практикует ваша так называемая «гвардия» против собственного населения, ваше замечание звучит комично! Ваша чёрная форма делает вас похожей на другую структуру уже из нашей истории. Только те, вместо нашивок с драконом, использовали две молнии.

– Моя гвардия охраняет порядок и законность! - возмутился генерал Ид. - Я не знаю, по каким законам какой морали вы пытаетесь судить нас...Может, ваши миры процветают и могут себе позволить нравственное чистоплюйство, но у нас ситуация иная! Сейчас не то время, чтобы думать об эстетике! Страна находится в глубоком кризисе, и единственное, что сейчас может удержать ее от окончательного развала, - это стальная рука, жесткие методы! Ради сохранения стабильности приходится идти на поддержание порядка любой ценой!

- Стабильности?! Запугивая население террором и держа его в рабстве?

- Вы не знаете, какие тяжёлые времена пережила наша нация! - строго сказал болхианец. - Что есть население? Стадо вечно голодных, тупых, неорганизованных, трусливых животных! Мы бы давно перестали существовать, как единое целое, как великая нация, если бы позволили стаду и дальше идти по истории кто во что горазд. Мы объединили нацию, починили огромные пространства, богатейшие ресурсы! Мы создавали заводы, фабрики, фермы, ликвидировали преступность, голод и безработицу! Мы сделали народ счастливым, дали ему цель. Да, применяя насилие к врагам! А как иначе? Разве вы здесь находитесь не как захватчики, стремясь овладеть нашими ресурсами? Разве вы не наносите удары по нашим войскам? Разве не применяет чудовищное оружие, чтобы запугать и подавить волю к сопротивлению? Вы исповедуете ту же мораль, что же вас так удивляет?!

- Ну, это ваши выводы! - нахмурился Васильев. - Мы применяем оружие для защиты наших объектов, но мы не казним мирных людей, не выгоняем их на смерть и не сжигаем их в сараях, снимая это на камеру! И не делаем культа из порабощения.

- Но ведь вы тоже генерал?! - Брахе Ид поднялся в кресле, подавшись в сторону землян. - Вы ведь тоже командуете, отдаёте приказы, разве нет?!

- Приказ приказу рознь! В нашей армии служат свободные люди, а не рабы.

- И что же, они могут отказаться от выполнения вашего приказа?

- Если приказ преступный, то имеет полное право. Кстати, а в чем смысл ваших самоубийственных атак на наши базы? Вы разве не видите, что тем самым отправляете подчиненных на бессмысленную смерть? И, кстати, гвардия почти никогда участия в подобных акциях не принимает! Своих бережете?

- Ну, по поводу атак, это вопрос больше к армейскому командованию... - задумался на секунду "чёрный генерал". - Потому я никогда не одобрял отправку своих людей на ваши укрепления.

- Но призывали к этому других?!

- У меня был приказ от высшего командования! А потом армии нужен враг, с которым надо сражаться. Уцелевшие получат бесценный опыт, а колеблющиеся будут стерты с лица земли!

- То есть вам даже без разницы, сколько ваших собственных бойцов уцелеет?! - Васильев отказывался верить своим ушам. - А вообще без армии остаться не боитесь? Или вам главное списать больше людей? Какой смысл в таком бесцельном уничтожении собственных же солдат!?

Генерал пару мгновений помолчал, откидываясь на спинку кресла. На лице его была видна яростная борьба с самим собой, с принуждающим к откровенности излучением. Его мускулы были напряжены, на висках выступили фиолетовые жилки. Но сопротивляться специальному прибор было невозможно.

- Да какое мне дело до того, сколько выживет армейских ублюдков, а сколько погибнет?! Среди армейцев слишком много изменников, слишком много слабовольных и сомневающихся! И так понятно, что вы слишком могущественны, чтобы пытаться вас одолеть в открытом бою, но по каким-то причинам не хотите или не можете идти дальше. Значит, вас можно не бояться. Чем меньше останется армейских выскочек, тем проще моим подразделениям будет контролировать ситуацию!

Васильев просто отказывался воспринимать такую подлость:

- Так вы гоните солдат на нашу защиту только для того, чтобы укрепить свое влияние в регионе?! Это можно назвать только одним словом - измена! И вы мне что-то говорите о патриотизме, о нации?!

- Не мое! Партии! - Возгласы генерала Ида были похожи на карканье ворона. - Государство - это и есть партия, и чем крепче влияние партии, тем крепче государство.

- Я не пойму, генерал, вы действительно верите в то, что пропагандируете? - Васильев пристально посмотрел в глаза своему противнику, словно пытаясь прочитать его мысли. - Ваша страна практически уничтожена, а ваши бандиты, - именно так я их называю! – не защищают законность, а терроризируют местное население! Уничтожая население, и без того сильно пострадавшее в кошмаре мировой войны, вы уничтожаете саму страну! Неужели вы не понимаете, что страны без людей не существует? Когда все вымрут, кем вы будете править?

– Очень странно слышать от человека, занимающего высокий командный пост, да еще в космических масштабах, подобные упаднические и, прямо скажем, пацифистские речи! - Брахе Ид не отвёл глаз, он будто ответил на вызов земляника. - Тем более в военное время! Если бы вы были в моем аппарате, вы долго бы не продержались, это точно! Да, гвардия вычищает сомневающихся и нелояльных! Нам нужно любыми способами поддерживать законность и порядок, демонстрируя нерушимость государственной власти! Да, сейчас тяжелые времена, но потомки нам скажут спасибо за то что мы сохранили в тяжелые годы истинно верных государственной объединяющей идее людей, и пусть их будут единицы, они положат начало возрождению нации!

– Тогда объясните, в чем смысл вашей «черной лотереи», как ее называют. Это ваше сохранение нации?! - Васильев на миг отвлёкся от генерала гвардии, вчитываясь в сообщение, которое ему прислал особист Гонтарь. Брови его удивлённо поползли вверх, но он тут же овладел собой, опять стал привычно хмурым.

– Тяжелые времена, ресурсов на всех не хватает. Настоящие патриоты должны это понимать! - Начальник гвардии ожесточенно жестикулировал руками. - Без Партии, без мощной контролирующей структуры нет нации, как силы! Есть сброд, трусливый, тупой, алчный, пишущий доносы друг на друга! Дай им свободу, и они через неделю погрязнут в животных страстях и продадут страну за грош заокеанским плутократам! Так чего жалеть слабых и убогих? Без цементирующей силы, без вертикали они и так подохнут! Только Великая идея делает их существование более-менее осмысленным!

– А вы сами, - настоящий патриот? Как вы получили генеральские знаки отличия?

– Я доказал делом и многолетним трудом свою верность государству и Вождю, - заявил Брахе Ид. - В любых условиях я трудился не покладая рук на благо страны…

– Не занимайтесь агитацией! - прервал его Васильев, подняв ладонь вверх. - Я уже человек старый, на меня это не действует в любом случае. Я спрашиваю, за какие заслуги вы получили это звание? В каких операциях участвовали?

– Служба Отчизне не обязательно подразумевает участие в силовых операциях, - нахмурился болхианец, сцепив пальцы рук. Организационная работа требует гораздо больше ответственности!

– Я вас понял… - Васильев встал из-за стола, прошёлся вдоль панорамного иллюминатора. - Итак, ваша «гвардия» уничтожает сильных и еще здоровых людей. Детей! Женщин! Если бы выбраковывались только слабые и больные, это бы еще можно было объяснить необходимостью. В этом хотя бы видна пусть и садистская, варварская, бесчеловечная, но логика. Какая логика в уничтожении сильных, здоровых людей, которые могут работать и приносить пользу? Какая логика в уничтожении детей, как раз того самого «будущего нации», о котором вы говорите?! Что вообще останется от нации при таком раскладе?!

– Мы не имеем права быть слабыми и сентиментальными! В конце концов, вы мыслите устаевшими категориями, больше пригодными для мирных времен. Тяжёлые времена, слабый должен уступить место сильному, по закону природы. Я не могу оправдать каждое решение, вынесенное офицерами и комиссарами гвардии и партии, но, полагаю, что каждый должен заниматься своим делом. Верность, лояльность нашему делу сейчас стоят больше, чем практическая полезность, хотя я не исключаю, конечно, отдельных перегибов на местах, конечно… Слабые, сомневающиеся, потерявшие веру в святое дело могут принести больше вреда, чем пользы. Дети, - что же, закон одинаков для всех, и настоящий воин нации не должен колебаться и в подобном случае!

- Так их убивают по жребию! - вскрикнул Васильев. - Какой нахер отбор?! Слепой жребий!

- По-настоящему верные сыны Родины избавлены от участия в лотерее, - спокойно ответил "черный" генерал. - К тому же страх перед слепым жребием держит в подчинении колеблющихся и слабых.

– Есть мнение, что это единственные враги, с которыми может эффективно сражаться ваша гвардия! - презрительно заметил Васильев.

– Хорошо так рассуждать, когда владеешь энергетическим оружием! - прошипел генерал Ид с ненавистью. - Я бы посмотрел на исход боя, если бы вы сражались против нас без своих технических преимуществ!

Он напрягся в своём кресле, сжался, как пружина, будто хотел броситься на наглого генерала пришельцев. Васильев заметил это и развернулся к антагонисту, уперев руки в боки, - мол, милости просим!

– А по какому принципу происходит комплектование гвардии? - решил разрядить обстановку Эдуардо Гонтарь.

– По принципу территориальных батальонов. В старые времена требования к кандидатам были очень высокими: партийная принадлежность, положительная характеристика, благонадежность, физические параметры… Сейчас кадров катастрофически не хватает, и выбирать особо не приходится. Главным требованием является именно верность принципам нации. Всему остальному приходится учиться по ходу.

– Какова численность гвардейских частей на данный момент?

- Я отказываюсь отвечать на этот вопрос… От десяти до двенадцати мобильных подразделений общей численностью около пяти тысяч человек… - Ид изобразил на лице гримасу отвращения. - Учтите, это не я вам отвечаю, это ваша техника заставляет меня!

–Скажите, а где производится и ремонтируется боевая техника? И самое главное, где производится действующее атомное оружие?

– Еще до войны мы готовились к подобному повороту событий. Была создана целая сеть укрытых заводов и ремонтных мастерских в разных районах страны и области. Огромное количество техники осталось с прошлых войн на консервации. К тому же в распоряжении страны остались многие месторождения металлов.

– А металлургические комбинаты. А изготовление сплавов для брони?

– Один крупнейший остался. Он работает в режиме военного времени и укрыт должным образом.

– Атомное оружие?

– Обогатительный комбинат в центре страны. Точные координаты мне неизвестны.

– Производство очищенного топливо для реактивных двигателей?

– Минимум три предприятия продолжают работу в настоящее время.

Командующий гуэнехорской гвардией уже смирился со своей участью. Он отстранённо смотрел в сторону, не проявляя, казалось, никакого интереса к своей дальнейшей участи.

– Где размещается высшее руководство страны? - решил рубануть с плеча Васильев.

– Мне это неизвестно, - ответил гуэнехорский генерал.

– Вам неизвестно? - не поверил Васильев. - Не лукавьте, как может командующий целого рода войск не знать нахождения верховного главнокомандующего?!

– Это секретный комплекс из трех правительственных убежищ в горах. - опустил глаза Брахе Ид. - Мне неизвестно, где они сейчас конкретно. Существуют и другие комплексы, но уже в восточной части страны.

– Сколько человек входит в состав высшего руководства? -

– Трое. Плюс государственный совет – девять человек, уцелевшие высшие партийные работники и высшие генералы. И один «главный советник» со своим штабом.

– Кто он?

– Мне это неизвестно. Говорят, это кто-то из молодых партийцев, из бывшего кадрового резерва. Я даже не знаю, существует ли он, многие сомневаются в его существовании.

- Кто есть агент, внедренный на нашу базу?

- Мне это неизвестно, - словно эхо повторил Брахе Ид. - Но кто бы он ни был, надеюсь, он принесёт вам как можно больше горя и вреда!

– Спасибо за откровенность, - усмехнулся Васильев. - Хорошо, скоро вы будете введены в измененное состояние сознания и укажете нам координаты важнейших объектов, а также личности высших руководителей. Заместителей и советников, среди которых находится ваш сын, можете не указывать.

Брахе Ид тут же встрепенулся, как будто его током ударило:

- Причём здесь мой сын?!

- При том, что он входит в число партийных чиновников. - ответил Васильев. - И по мне он точно такой же преступник перед своим народом. Не надо пропаганды! - Он взмахом руки остановил протестующий поток речи из уст антагониста. - Вы говорите мне про скрепляющее влияние партии, про тупость и неорганизованность народа, а ведь вам проще и выгоднее, чтоб он и дальше оставался тупым и забитым. Ведь таким народом легко управлять! А партия не скрепляет народ, как вы изволили выразиться, а паразитирует на нем, выкачивая последние крупицы жизни в пользу высших начальников. Поэтому вам не столько важно наличие армии, сколько наличие репрессивного аппарата, чтобы народ, наконец, не прозрел и не сверг вас! Кстати, я поздравляю вас. У вас гениальный сын, в таком молодом возрасте, видимо, пробился на верха сам!

– Не надо ерничать! - вскрикнул Брахе Ид. - Я не знаю, есть ли у вас, пришельцев, дети, но, если есть, вы так же заботитесь о них. Вы ведь тоже генерал, если бы у вас был сын, разве вы бы не пожелали облегчить его судьбу? На моем месте вы поступили бы точно так же. Я думаю, мы способны понять друг друга.

Васильев помрачнел, ответил не сразу:

– Я в каком-то смысле был на вашем месте. Мой сын, командир десантно-штурмовой бригады, погиб в бою, вызвав огонь с крейсера на себя, когда их отделение попало в засаду инопланетных чудовищ. Он сражался не с женщинами и с детьми, а с такими монстрами, от одного вида которых у вас кровь бы застыла в жилах. Он не прятался в высоких кабинетах, именно потому что был воспитан как раз в духе устаревших, как вы выразились, концепций. И в таких же традициях воспитаны большинство наших граждан. Я сам участник нескольких войн с куда более серьезными противниками, чем вы можете себе представить. Вы видите эти шрамы? Двадцать процентов моего тела заменено механизмами или искусственными органами. И эти увечия получены не в сражении с больными голодными людьми, а с чудовищами, врагами рода человеческого. Потому что я служу своему народу, своей цивилизации, а вы – лишь своим личным интересам за счет своего народа. Разница между нами огромна, генерал!

События пятилетней давности вновь всплыли в памяти Яна Рудольфовича. Подразделение, которым командовал его старший сын, Владимир, старший лейтенант Вооруженных Сил Федерации, на одной далекой планете вступил в бой с превосходящими силами хвиланцев. В критической ситуации тридцатидвухлетний молодой офицер, последний оставшийся в живых, вызвал огонь на себя, забрав с собой немало врагов. Владимир Янович Васильевич был награждён званием Героя Советского союза посмертно. А жена генерала Васильевна, от горя постарев лет на двадцать за три дня, обвинила мужа, за то, что он увлек в свое время сына вслед за собой по военной дороге. И оставила его, испытывая к некогда самому близкому человеку чувство лютой ненависти.

– Вы пользуетесь техническим превосходством! - не унимался Ид. - Если бы у нас было такое же оружие, я бы показал вам мощь нашей нации!

– Вы знаете, а дело не только в техническом уровне, - спокойно ответил Васильев. - Даже если бы ваши гвардейцы были вооружены современным оружием, они бы и тогда не были серьезным противником для нас. Есть еще одна важная составляющая... Это мораль, нравственная сила бойца. Ваши бойцы сильны в нравственном отношении? Я мог бы предоставить вам десятки записей «подвигов» ваших подчиненных, - убийства, насилие, мародерство... Но все меняется, стоит им столкнуться с мало-мальски боеготовым противником.

- Оставьте ваши гуманистические теории! - брезгливо проворчал болхианец. - Мы оба знаем, что техника - основа всего!

- Вам нужны доказательства? - Васильев смотрел на противника с непонятной смесью брезгливости и сочувствия. - Пожалуйста! Всего лишь пару дней назад один из наших сотрудников, гражданская молодая женщина из вспомогательных войск, без скафандра, без полноценной защиты, не владеющая даже начальными тактическими навыками, даже на уровне вашего мира, вступила в бой с вашим полностью вооруженным и боеготовым взводом. Лицо в лицо, глаза в глаза! И полностью уничтожила его за минуту, стерла с лица земли! Обыкновенная женщина, обожающая больше всего побрякушки, платья и украшения, для которой даже ведро с водой, - уже большая тяжесть, уничтожила больше двадцати боеготовых вооруженных единиц, едва стрелка секундомера описала полный круг! Будь у нее больше опыта и боевой подготовки, - она и армейское подразделение вынесла бы «в одну калитку!»

- Потому что у неё было более мощное оружие, недоступно нам! - Генерал "драконов" сгорбился, сжался, будто хотел втянуть голову в плечи. Лицом он стал серым, как песок.

-Да! Вы правы! Именно, "недоступное вам!" - Васильев победно взирал на него с высоты собственного роста. Его голос звучал все громче, увереннее,. - И я вам даже скажу, как называется это оружие! Любовь, благородство, честь, сострадание, чувство долга.. ! И ещё много-много наименований! Потому что эта женщина, которая и не военная даже, а обычный гражданский пилот, ведомая состраданием и сочувствием, сочла за честь сражаться и умирать за жизни абсолютно незнакомых ей людей. И страдания этих людей стали для нее более неприемлемым условием, чем собственная смерть! Вот сила тех самых «устаревших ценностей», генерал! А ваши «герои» в черной форме умеют только грабить и насиловать, и не способны защитить даже самих себя. Ваши подчиненные уже давно разложились во всех смыслах, они забыли, что такое – служба Родине. Они служат только себе, грабя и насилуя мирное население. Вот итог вашей работы, если угодно, ваш приговор! И приговор вашему миро порядку!

На некоторое время воцарилось молчание. Видимо, противники и тратили много моральных сил. Потом болхианец тихо и даже робко взял слово:

– Хорошо, но неужели моя добрая воля к сотрудничеству не способна распространить свою гуманность и на меня, на моего сына?

- Ваше сотрудничество с нами – вынужденное. - недовольно буркнул Васильев. - И я, ради вашего же блага и блага вашего сына настоятельно рекомендую продолжать его! Я все сказал! Простите, товарищ капитан третьего ранга, вынужден покинуть вас, ждут неотложные дела там, внизу… Продолжайте без меня! Я думаю, вам есть, о чем поговорить...

... Сгорбившись, уставший Васильев шагал к шлюзовому отсеку, ведущего к шатлам. Ему нужно было вернуться на Болхиа ещё на пару дней. Было уже два часа ночи по Москве. Завтра,... нет, точнее уже сегодня, состоится военный совет в советском батальон по делу гражданки Жю Сет.

Васильев был недоволен. Пару минут назад у него состоялся интересный разговор с капитаном крейсера Шуваловым Петром Вановичем. Тот, помимо общих дел, хитро улыбнувшись, спросил, как здоровье "нашей ведьмы". И намекнул открытым текстом: уж если они, планетарщики, её, ведьму, списывают с базы на все четыре стороны, то Космофлоту такие кадры не помешают. Доказывал, что дама та в ранней молодости служила на флоте, а, следовательно, логично, что пришла пора ей вернуться в родную стихию. Он-де готов взять её на службу хоть сейчас, а уж с собственным кораблём, хоть сию секунду! Васильевич сказал, что ничего не обещает:

- Как совет командования решит!

А про себя командующий округа подумал, что хрен липовый флоту, а не Жю Сет, что на чужие кадры нечего рот раз зевать, и что, может статься, он графиню вообще никуда не отпустит, или заберёт в свой аппарат! А то флот уже щупальца к сотруднице базы тянет, федералы тоже здоровьем дамы интересовались, КГБ в лице Ковуна её ангажирует... А сухопутная планетарная армия потом только вакансии считает. Особенно чекисты и флот обойдутся! Пусть лучше графиня домой летит, цветочки сажать! Или уж ладно, пусть на этой драной Болхиа остаётся в составе планетарной группировки. Баба вроде правильная, с понятием... Если, конечно, товарищи за неё встанут, не окажутся вялыми бессловесными исполнителями воли генеральской. А то лучше и правда, пусть лучше домой летит, целее будет!

- Посмотрим, товарищ Жю Сет, как за тебя товарищи впрягаться станут - сказал невидимым оппонентам генерал. - А то ездить на тебе горазды все кому не лень, а ты и рада..! А уж я завтра строг буду, хуже диктатора Сталина!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 05.10.2021г. Сергей Безродный
Свидетельство о публикации: izba-2021-3169275

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
















1