Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ни кварцем единым!..


Ни кварцем единым!..
Друзья!

Сегодня к  знаменитой Неройке проложена настоящая автомобильная дорога. Она  уже хорошо знакома вездесущим туристам России!
"...Поверить было сложно: за  два часа из  Саранпауля доехали до базы. К нашему большому удивлению, на  территории базы, на  огромных расчищенных площадки для парковки, не увидели не одной машины и снегохода. Только сторож, который подъехал к нам.Он рассказал, что гости приехали позавчера вечером, и почему- то на следующий день, после нескольких часов нахождении, резко собрались и уехали.
"Видать они быстро развили туризм, и уехали" - подумали мы.
Мы тоже долго не задержались, так как чувствовали очень неловко. Как- никак база Неройка частная, семейная, монопольная, многоразово грантовая, с шлагбаумом и запрещающими знаками. Возможно, дорогу еще будут чистить, так как будто скоро туда привезут каких- то известнейших блогеров России. Они как- будто бы  напишут много хвалебных статьей и романсы, чтобы туризм развивать на базе Неройка.
Ну, да, ага...))
Помнится, 20 лет тому назад, когда начали развивать промышленность в горах на Приполярном Урале, власти  презентовали  чистый  кварцевый концентрат для наноиндустрии... Это будет самый современный завод в мире... Обеспечим 100%  мировой потребности, Америку оставим позади, ..  Будут созданы тысячи рабочих мест. И разные тря-ля-ля.
А мы уши развесили, слушали, а они лапшу навешивали, навешивали...
Первый раз я побывал у горы Неройка в конце 90-х. Несколько нас человек на Урале-вахтовке поехали туда по старой дороге. Тогда уже для Полярно-Уральской экспедиции были не лучшие времена. Их уже несколько лет как присоединили с Сосьвапромгеологии.
Страна перестала нуждаться в сырье предприятия, на котором работало 400 человек. Часть из них уволились и уехали, а часть занимались добычей коллекционных друз в Неройке и худо бедно жила.

А для ХМАО-Югры как раз наступили золотые времена. Цена на нефть неожиданно попёрла очень высоко, налоги в бюджет округа поступали миллиардами долларами.Приполярный Урал оказался одной из тех территорий, куда власти решили вложить часть из этих миллиардов. Ну, чтобы, как тогда трубили, округу в перспективе ”слезть с нефтяной иглы”.   ага ..  Кстати, до сих пор округ сидит на той игле.
Отказывая ПУЭ даже в мелких подачках из  бюджета до лучших времен и отобрав у нее лицензию на месторождения, округ начал строить стокилометровую  автодорогу к базе Неройка. И почти одновременно начали стройку двух заводов - для первичной переработки кварца в Усть Пуйве, и в дальнейшем в городе Нягань.
Назвали проект “Полярный Кварц”. События происходили так стремительно, что называя проект "Полярный", "специалисты" не успели уяснить, что дела- то происходит на  Приполярном Урале.
Планы у властей были бешеные. Ну, чтобы потом перегружать миллионы тонн переработанного кварца и другие полезные ископаемые из недр Урала на баржи, запасы которые сами в цифрах надули, у Саранпауля отгрохали грузовой причал.
Запасы богатства недр в Приполярном Урале надули так, что власти прикинули, что не успеют всё это вывезти по рекам.
И они начали еще строить ЖД -магистраль вдоль Уральских гор. Как тогда писали, "чтобы завалить заводы в городах Урала дешевым сырьем, в том числе жильным кварцем".
Программа называлась  Мегапроект "УП-УП".Правда, в сравнении с проектом "Полярный Кварц"  Мегапроект "УП-УП"  строили исключительно в кабинетах высоких начальников. При этом освоили сколько миллиардов вражеских "зеленых", но это уже гостайна. При том, как будто проект  "УП-УП"  на этой ЖД и... потерялся.

В те годы были времена денежные, но деньги как пришли, так и ушли. Плохо, что развалили работающее добывающее предприятие ПУЭ. Заводы в Усть Пуйве (два недели в году не считаем), в Нягане не заработали. Поезда мимо Саранпауля так и не проходили. Миллион тонн кварца и другие богатства недр Приполярного Урала "потолочного" происхождении никуда не вывозили.
Грузовой причал к электросетям даже не подключали. А недавно один из башенных кранов на грузовом причале устал стоять и упал. Точнее помогли упасть и пустили на металлолом.
А построенную гравийную дорогу до Неройке за два десятка лет так и никогда не чистили от снега, из-за отсутствия необходимости.
И вот.Недавно прошёл слух, что в Саранпауле пройдёт какое-то заседание на тему развития туризма. После ее участники и какие то важные чиновники поедут в Неройку, там несколько дней будут развивать туризм.(Кстати, в Неройку каждое лето из Ханты-Мансийска на нескольких вертолетах прямым рейсом прилетают на несколько дней чиновники развивать туризм).
Так как гости как будто очень высокого ранга, вот и для них почистили дорогу.Зная, что появилась такая редчайшая возможность, мы на двух машинах неделю назад поехали покататься. Решили, в случае чего, не заехать на территорию базы, чтобы не встречаться с важными господами.
Дорога к Неройке- это единственная в Ханты-Мансийском округе  "автомагистраль", ведущая к горам Урала. Так что, если у кого есть возможность и желание, поторопитесь, пока дорогу на Неройку не замело.У высоких гор, будь это Манарага, Сабля, Народная или Неройка, где  я, кстати, много раз побывал, всегда человек чувствует себя великолепно.
И классно, когда, сидя в машине, слушаешь прекрасную музыку (к несчастью, не знаю -чью музыку), беззаботно едешь в горы,  хочется, чтобы такая дорога не закончилась никогда и вела до самой вершины горы мира".https://markosyan-usik.livejournal.com/
...Критическая заметка эта появилась в Сети два с лишним года назад. Думаю, за это время мало что изменилось в тех заброшенных краях!
А ведь при всех  немощных "старцах" из ЦК КПСС стране вроде не угрожал дикий капитализм? Принесли заразу Горбачев и Ельцин!
Вот и мучаемся доселе! Впрочем, не состоявшийся одиозный проект "Урал Полярный- Урал промышленный" помог выжить- выстоять хрупкой Природе Севера! И, глядишь, будет он заменён на чисто туристический! А ещё неплохо было бы  тут организовать заповедники и заказники для краснокнижных животных и растений!

Вл.Назаров

************
В ГОРАХ
ЖИВУТ И ТРУДЯТСЯ СМЕЛЫЕ ЛЮДИ ИЗ ПОЛЯРНО-УРАЛЬСКОЙ ГЕОЛОГОРАЗВЕДОЧНОЙ ЭКСПЕДИЦИИ. О ДЕЛАХ И ПРОБЛЕМАХ ЭТОГО КОЛЛЕКТИВА РАССКАЗЫВАЕТСЯ НА ЭТОЙ СТРАНИЦЕ, ПОДГОТОВЛЕННОЙ ЖУРНАЛИСТОМ В. НАЗАРОВЫМ.

1. Неройка

...Все происходило, казалось, в чудесном стереоскопическом фильме. Мы остановились на высоком плоскогорье с театрально расставленными на нем стреловидными, резными башенками-елями, смахивающими на каких-то пришельцев-инопланетян.
Словно по заказу режиссера, повалил густой, липкий снег. Яркий свет автомобильных фар вырыл во мгле ночи живописный тоннель, все объёмное пространство которого заполняли крупные, как из ваты, пушистые  хлопья. Вертикально, будто нанизанные на множество невидимых нитей, беззвучно и меланхолично скользили  они к земле.
Где-то позади нас спали заледеневшие хребты Приполярного Урала, с восточных склонов которого и спускалась эта одинокая колонна автомобилей. Спала и Неройка...
В позапрошлую ночь, когда я добрался туда, показалась она мне маленькой и заброшенной, утонувшей в снегах. С передовым водителем Полярно-Уральской геологоразведочной экспедиции Геннадием Игнатьевичем Шаламовым мы выехали из Саранпауля в настоящий дождь, превратившийся в горах в плотный снегопад, занавесивший и дорогу, и сами горы. Зыбко и смутно маячили они по сторонам глубокого ущелья.
Встретила нас темнота, лишь кое-где светились желтые оконца да взбрехивали на редкость дружелюбные мохнатые псы. Послышались человеческие голоса и откуда-то из-за маленьких домиков вытянулись серые тени. Лица  подошедших на мгновение озарялись о папиросными затяжками.
— Где Прохоров?.. Кто уголь будет разгружать?—крикнул во тьму Шаламов, и ему ответило сразу несколько разрозненных голосов:
— Дома... Недавно ушел...
— Мы уж и не ждали вас сегодня!..
— Так что, людей подымать?..
Все водители срочно собирались в обратный путь: завтра предстоял новый рейс, ведь на дворе  была середина апреля, зимник мог со дня на день встать из-за разлившихся горных речек, раскисших болот. И тогда- до декабря!
Наутро, встретившись с хмурым и невыспавшимся начальником Неройской партии, я услышал от него неожиданно:
— Надоела эта нервотрепка — чуть ли не каждую ночь... Грузчиков не хватает, а буровики и проходчики не обязаны разгружать транспорт. Каждого вот уговариваешь, упрашиваешь...
Да и удивительно ли! Вымотались люди: ведь машины с углем и соляркой, стройматериалами и оборудованием, с продуктами и мебелью для новоселов шли всю зиму, шли, несмотря на морозы и бураны, снегопады и коварные наледи.
Знал, конечно, об этом и Дмитрий Александрович Золотарев, начальник экспедиции, которого мы ненароком разбудили в маленькой гостиничке в ту весеннюю снежную ночь.
— А, пресса!—сказал он так, будто корреспонденты появлялись тут чуть ли не каждый день.—Позвольте узнать о ваших творческих замыслах?..
И началось... Треп не треп, розыгрыш не розыгрыш! Особенно колкие стрелы в адрес журналистской братии посыпались от главного геолога Южной партии Игоря Ивановича Нехаенко, вопрошавшего, какой «сенсационный» заголовок я уже придумал к своему будущему материалу?
— В двух шагах от Европы... А? Чем плохо?—подначивал Нехаенко.
Живой, веселый, остроумный, злой на соленую шутку народ—геологоразведчики! И пока не подошла разгрузившаяся машина за начальством, байки не прекращались.
С Золотаревым и М. И. Филоненко, начальником ПТО экспедиции, уезжали домой Нехаенко, а с ним старший геофизик Южной партии Александр Быстров — в огромных пимах, с котомкой и торчащим из нее ружьем.
— На лыжах сюда пришли,— объяснил он,—- а теперь в Усть-Пуйве переночуем, попутных машин будем ждать...
Липкий снег валил без конца, и лыжи казались бесполезными.
--А ружьё-то зачем, охота ведь запрещена?
— Техника безопасности... Слышали: недавно охотника манси шатун задрал!
И еще не ведал я тогда, что в Саранпаульском Доме культуры вывешены лирические акварельные пейзажи поэта, музыканта Саши и его жены Галины. Поражали они тонким проникновением в природу и красоту гор: -«Утро», «Невеста» (Неройка), «Настроение», «Неройка. Весна». «После дождя». В них пели и ликовали тонкие краски и запахи Севера...

2. Штольня

Впрочем, не только Быстровы влюблены в Приполярный Урал. На той же выставке я увидел серию рисунков гуашью, выполненных работником экспедиции В.Гарифуллиным. Он—«южанин». От Неройки Южная партия далековата, дорога туда круче и отвеснее. Но в остальном все такое же: хмурые скалы, снежная белизна большую часть года, дикие пурги... И короткое, как сон, лето, когда нежной зеленью покрываются подножия гор и лишь курчавые шапки облаков на вершинах напоминают о том, что июль в Приполярье,пожалуй, единственный по-настоящему летний месяц.
Рисунки В. Гарифуллина помогли понять мне, что люди едут сюда не «за туманом и запахом тайги». Едут они работать! Самодеятельный художник стремится языком живописи рассказать о героическом труде геологоразведчиков в необычно суровых условиях. И в его произведениях красота природы и красота человеческой души как бы сливаются воедино, заставляя зрителя сердцем прочувствовать все запечатленное на цветных картинках. Штольня. Эстакада. Маленький электровозик с вагончиками. Вывозят в отвал пустую породу... Горняк в каске и робе управляет составом. А кругом заснеженные, безмолвные вершины... Картина называется «Проходчики Южной партии». Там живут его товарищи, первые его критики и зрители. Думается, как и акварельные пейзажи Саши и Галины Быстровых, рисунки В. Гарифуллина не оставили равнодушным никого.
И все же трудно составить даже по живописным произведениям впечатление о суровой природе Приполярья. Казалось: журналистская командировка будет чем-то вроде легкой увеселительной прогулки. Знай, черпай впечатления, записывай в блокнот...
...В действительности все оказалось гораздо проще и суровее. Подошел вездеход- танкетка, и мы влезли в его гремящее железное нутро. Сразу же начало подбрасывать на жестких скамейках, несколько раз хорошенько тряхнуло на ухабах, а потом они начались сплошняком — нырки и короткие подъемы, снова нырки... Когда наша взрыкивающая ядовито-зеленая амфибия подползла к верхнему поселку геологоразведчиков, то горы, словно в мощном бинокле, приблизились вплотную. Собственно говоря, на середине склона одной из них и находились мы.
— Высота? Тысяча метров над уровнем моря,— коротко обронил начальник партии Николай Георгиевич Прохоров. Как-то голо и пустынно было здесь, от неестественной белизны слепило глаза. Лишь темные пятна там и сям разбросанных строений нарушали ее. Ни деревца, ни улицы... «Будто в каменно-снежном плену!»—мелькает у меня.
В ламповой получаем аккумуляторы с лампочками-прожекторами, облачаемся в каски,брезентовые робы и сапоги. надеваем рукавицы. И вот полукруглый каменный коридор уводит царство Плутона.Тусклый электрический луч едва освещает неровные темные своды со светлыми прожилками каких-то минералов. Метаморфические сланцы, граниты... Трещины в горных породах с целым каскадом мутно-белых ледяных сосулек. Хлюпающая под ногами вода: чем дальше, тем больше ее становилось. Штольня разветвлялась, меняла направление...
— Круглый год температура около нуля!— крикнул Прохоров, и голос его показался слабым и беспомощным в стесненном до предела пространстве. В одном из ответвлений по скользкой лестнице поднялись на бревенчатые подмостки. И увидели в маленькой камере... богатства Плутона. Те, ради которых пришли сюда люди. Я не мог оторвать взгляда от тихо струившегося света, излучаемого минералами...
Нет, непросто достаются эти богатства. На пересменке бригад поразила меня масса претензий, которую выдвигали разведчики недр к руководству партии и экспедиции. Правда, часть неурядиц проистекала и от их собственной неорганизованности, и от капризов погоды. Так, в тот апрельский день сильная загазованность после отпалки пород долго не давала людям приступить к работе (при достаточном наличии вентиляционных рукавов). А когда ядовитое газовое облако, беспорядочно гоняемое вентиляцией по штольне, наконец-то рассеялось—выяснилось вдруг: не хватает давления сжатого воздуха в магистрали. Ледяные пробки закупорили трубы. Молчали отбойные молотки, замерли погрузочные машины...
— Четыре компрессора (два электрических и два дизельных) производят до 40 кубометров сжатого воздуха,— втолковывал позднее мне главный инженер ПУГРЭ Виктор Гаврилович Локинский,— это гораздо больше, чем им нужно. Другое дело с магистралями: на этот год из ста тонн труб нам дали только одиннадцать. И больше не обещают,... Но горняки сами же портят эти воздухопроводы: положено соединять их на стыках с помощью флянцев, а не сваркой. Кроме того, подсоединяют резиновые шланги с малым сечением...
Возможно... Но кому, как не самому Виктору Гавриловичу и навести бы во всем должный порядок? Чтобы меньше было вынужденных простоев... Кстати, имеющиеся дизельные компрессоры морально и физически устарели (ни они сами, ни запчасти к ним заводами уже не выпускаются). Выручают коллектив опытные мастера своего дела компрессорщики Вениамин Петрович Назаров, Вениамин Терентьевич Туренков. Но насколько прочен такой «резерв»?
Руководство экспедиции все надежды возлагает на электрические компрессоры.
— Включаем их,— говорит Н. Г. Прохоров,— в поселке сразу садится напряжение. Мала мощность электростанции...
В то же время новый дизель-генератор ДГА-315 стоит пока под... открытым небом. Для него нужен солидный фундамент, да и помещение уже мало.
По словам ремонтников, с 1979 года не получали ни одного болта, ни одной гайки к гидравлическим бульдозерам Т-130. То же самое с электровозами 4,5 АРП. Очень низкое качество стали буровой перфораторной для бурения шпуров, да и ту иногда вынуждены доставлять из Тюмени... самолетами.
Всесоюзное объединение, которому подчинена экспедиция, выделяет оборудование и материалы  нередко во второй половине года. И они остаются на тюменской базе до следующей навигации.Некоторые из заявок не удовлетворяются совсем, другие — менее чем наполовину...
И все же, несмотря на все трудности, коллектив ПУГРЭ справляется с планами и обязательствами, хотя задание первого квартала по проходке на Неройке еле-еле вытянули. Конечно, сказались трудные погодные условия минувшей зимы. Но наверняка до конца не использованы внутренние резервы, особенно в той части, что касается наведения всемерного порядка, организованности в коллективе. Не избавились пока здесь от прогульщиков, нарушителей.
— Да, в последнее время не все в порядке было в Неройской партии с трудовой и производственной дисциплиной.— согласился прп нашей беседе Д. А. Золотарев,— подраспустили там несколько людей...
Но ведь именно этого и не должно быть в свете последних требований ЦК КПСС о необходимости добиваться во всех звеньях народного хозяйства строжайшего порядка, дисциплины.

3. Горы и люди

...Снегопад так и не прекращался, хотя к полудню немного прояснилось, и белые громады гор хмуро проступили из мглы. Неройка жила своей обычной жизнью. Шли занятия в школе-трехлетке, в садике малыши пели, рассказывали стихи, рисовали своих пап и мам. Отличным обедом накормили нас в столовой...
Преобразился к лучшему за последнее время поселок геологоразведчиков: только в минувшем году план по строительству жилых зданий здесь был выполнен на 153 процента. В Южной партии построены три дома, детсад на 25 мест и т. д. Свой полувековой юбилей Полярно-Уральская экспедиция встречает,имея в  коллективе многие десятки передовиков производства. Людей смелых и сильных, способных на незаурядные дела. Характерно, что больше стало приезжать  молодых семей, а значит-надолго. Им обживать суровый край...

Комсомолка Женя Халява перебралась на Приполярный Урал издалека — из Белоруссии. Работает экономистом-нормировщиком. Муж Евгений — плотник. Получили однокомнатную квартиру. У них подрастает сын Сережа. Морозы и свирепые бураны переносят хорошо. И хоть печь отапливается дровами, а воду нужно носить из ручья — это не пугает молодых. Да и вода-то чистейшая, прямо нарзан (недаром вертолетчики увозят ее с собой в канистрах!). Воздух стерильный в горах, дети крепкими растут. Лыжи, футбол на снегу, летом — грибы, ягоды, рыбалка. В горных речках хариус, как темная молния...
И культурная жизнь в поселке не замирает. В смотре-конкурсе художественной самодеятельности, недавно прошедшем в Саранпаульском Доме культуры, успешно выступили ламповщица Галина Неброт, буровик Вячеслав Кунык, плотник и электрослесарь — братья Алексей и Александр Бадылюки и другие посланцы Неройки.
А вообще-то здесь живут и трудятся еще и геологи, геофизики, обогатители, дробильщики, пекарь, радиооператор — всего представители почти шестидесяти профессий и многих национальностей нашей страны: белорусы, русские, украинцы, татары, коми, ханты.
Почти ежегодно приезжают на работу молодые специалисты. Большинство остается. Недавно на партийном собрании Неройки принимали кандидатами в члены КПСС комсомолок геологов Евгению Шушканову и Елену Бернасовскую, обогатителя Нину Столбецкую...
...Много еще тайн уранит в себе Приполярный Урал. Открыть и поставить их на службу советскому народу — что может быть прекраснее и почетнее для молодого геологоразведчика! Открыть, несмотря на все трудности...

В.Назаров
Газета "Путь к коммунизму".
Неройка- Саранпауль- Берёзово
Март- май 1985 года.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 05.10.2021г. Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2021-3169138

Рубрика произведения: Проза -> Статья
















1