Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фауст 21 века, ч.13


­49. Фестиваль безнадежно тяжелого рока



Скоро полночь, - Босх постоянно смотрел на часы, - нужно ускоряться.

Мы снова нырнули в поезд метро.

- Нам нужна станция Поле мертвых туш.

В вагоне была лавка, но перед нами все расступались. Мы забились в угол, но никто не пытался нас теснить, вокруг образовалось пустое пространство. Я осмотрел пассажиров. Все были без одежды, грязные, с разодранными телами и лицами. У некоторых появились трупные пятна.

На станции давка только усилилась. Миллионы голых тел бесновались, толкались и пробивались в центр огромного поля. Их сдерживали солдаты в противогазах, которые периодически выхватывали самых активных из толпы, резали их на части, выкидывая в толпу руки, ноги или головы. Толпа хватала эти головы, восторженно кричала, перекидывала их друг другу. Хэви-металл звучал настолько громко, что мне пришлось обхватить голову руками, чтобы не оглохнуть навечно.

- Нам сюда, - Босх показал на огромную конструкцию, похожую на избушку на пневматических курьих ножках. Огромная белая кабина на длинных стальных ногах. Сверху спустилась лестница.

Кабина была почти прозрачной, позволяя обозревать все бескрайнее поле. Осмотревшись, я увидел, что посреди поля, возвышаясь над толпой стояло несколько огромных помостов со сценами, горящих огнями, взрывающихся брызгами искр и фейерверками. От них гремела адская музыка, запуская в толпу мощные ритмичные волны.

Мы сели за стол. Официант принес нам бургеры и пива, поставил это на стол. Я машинально схватил огромный бургер с сочным мясом. Босх повернулся в мою сторону.

- Не рекомендую. Здесь очень много наркоманов и никакого контроля качества мясной продукции. Я постоянно с ними ругаюсь, но эти мероприятия привлекают соответствующую публику, поэтому извините.

Я в ужасе положил бургер на место. Наша конструкция двинулась в гущу толпы, к самой середине бескрайнего поля. Некоторые попадали прямо под ноги нашего трансформера, но никто об этом не беспокоился.

Босх взял микрофон. 

- Уважаемые обреченные на вечные муки гости фестиваля "Монстры тяжелого рока"! Я приветствую вас! До двенадцати – ноль, ноль по часам Судного дня осталось совсем немного времени! Вы готовы зажечь эту ночь?

- Да-а-а-а. Загудела толпа. В нашу сторону с диким визгом полетели головы довольных гостей.

- Тогда приготовьтесь. Ждать осталось недолго.

- Га-а-а-а.

Я посмотрел на Босха.

- Чего ждать?

- Скоро сам все увидишь.

Мы подошли к одной из платформ. Луч света выхватил какого-то огромного человека в черном плаще, стоящего на сцене. Он скинул плащ и остался в черных кожаных штанах. Какофония стала нарастать. Пока не прогремел взрыв и сцена не взорвалась сотнями фейерверков, лазеров и прожекторов, уходящих в небо. Рок-певец несколько раз помотал головой с длинными волосами, затем гордо вытянулся и поднял кверху руку. Громко прокричал что-то в толпу. Толпа взорвалась визгами, стонами и криками. Я увидел, что в руке у исполнителя была только что отрубленная голова девушки. Я пытался всмотреться в ее широко раскрытые в ужасе глаза, но не смог различить лица. Ее обнаженное тело палач выкинул с помоста легким толчком ноги. Певец поцеловал ее в губы, раскрутил за волосы, и выкинул толпе. Музыка взревела вместе с толпой. 

Рок, техно, металл, вой сотни сирен смешались в одно целое. Сцена зажглась ярким светом и сзади солиста очутились трое музыкантов, осужденных на вечные муки. Пред каждым из них лежали девушки с огромными задами. На их ягодицах было что-то начертано. Вероятно, ноты. После этого началась бешенная вакханалия. 

На сцену с правого и левого флангов поднимался нескончаемый поток гостей фестиваля. Их встречали спецназовцы в шлемах, били их дубинками, стреляли, либо выпускали какой-то ядовитый газ. Самые ярые фанаты толкали друг друга, громко вопили, визжали и стонали. Каждый стремился поздороваться с солистом, тянул к нему руки. Бешено орал и визжал, пытаясь привлечь его внимание. Девушки, выпрыгивая из толпы, пытались показать свои груди. Иногда певец отзывался и легко касался чьей-то руки. Тогда счастливчика выкидывали назад в толпу. 

Но поток никогда не останавливался. Те, кто не удостаивались чести лично поздороваться с солистом, отправлялись за сцену, где стояла огромная мясорубка в форме птицы. Я не смог различить, что там происходило, и почему крики затухали сразу по достижению этой страшной закулисной части помоста. 

Я различил только, что к мясорубке примыкала закусочная с огромным неоновыми буквами «Мы – Адская кухня. Не желаете нас есть? – Тогда мы съедим вас». Рядом светилась другая реклама. «Плохо горите? Попробуйте водку «Данте». Прожжет до самого выхода». Из трубы повалил густой дым, завоняло чем-то омерзительным. Смесью жаренного, горелого, дерьма и разных специй. В закусочную выстроилась огромная очередь. Многие стоявшие в очереди не теряли времени даром и совокуплялись с близстоящими, создавая ритмичные движения под адскую музыку.

Затем на сцену вытащили какой-то адский станок. Вышли четыре огромных палача в птичьих колпаках. Палачи держали в руках разный инвентарь. Пилы, топоры, клещи. Я отвернулся.

- Что за чертовщина здесь происходит? – спросил я Босха.

Тот рассмеялся.

- Не переживай. Это же виртуальные личности. Все это игра, которую придумало само население этого огромного города. Здесь никто не погибает навечно. Это же виртуальный мир. Каждый проигравший просто переходит на уровень ниже, а его тело к началу нового уровня восстанавливается как новое. Там другая игра. Победивший же поднимается на уровень выше. Если не сожрете вы – сожрут вас. Все по-честному. В точности, в соответствии с верой этих людей. Некоторые везунчики даже доходят так далеко, что удостаиваются встречи с самим боссом, то есть люцифером. До этого уровня доходят не все, но я слышал, что это возможно. Здесь это очень большая честь. Представляешь, вечное общение с самим князем тьмы. В случае же полного проигрыша игрок переходит в самое начало игры, попадая в город.

- Какой город?

- Вон там, видишь силуэты? Скайлайн?

Всмотревшись, я увидел почти на горизонте силуэты огромных гордых небоскребов.

Босх снова взял микрофон и вышел к самому краю кабины. Кабина вспыхнула всеми цветами радуги.

- Дорогие гости нашего великого фестиваля! Вечные жертвы тяжелого рока, навечно потерявшие надежду. Внимание! То, чего вы все ждали, почти случилось. Я прошу прекратить ваши бесстыдные блудодеяния, само собой, ненадолго….

Толпа дружно засмеялась.

- … и расступиться. Наши гости почти здесь! Наше традиционное представление начинается. Сейчас Золушка потеряет свою одежду! Организуйте же проход! 

Толпа расступилась, образовав широкую улицу, уходящую в сторону города. 

Босх поднял руку.

- Я начинаю обратный отсчет. Десять, девять, восемь…

Толпа затихла. Я взглянул вверх и увидел в густом тумане огромные Часы судного дня. Они били подобно курантам. Была почти полночь.

Заиграла сказочная музыка. Я увидел, как в проходе побежала красивая девушка в бальном платье. Она визжала и махала руками, но толпа отталкивала ее. Ее лицо напоминало мне кого-то, но я не мог вспомнить кого. Она в ужасе смотрела в толпу и искала чьи-то глаза. Но безнадежно.

- Никто не переводил часы. Каждый мог видеть правильное время. Никакого обмана! Время – великий бог, судящий своим острым серпом. Хронос отделяющий самую плодовитую часть своего отца - Урана. Уран-235. 203бис50! Но наша Золушка забыла про это всем известное предупреждение! Что же… Куранты, слуги Реи, жены Хроноса, уже бьют последний отсчет!

В ста метрах от Золушки прожектор вырвал из тьмы огромную тыкву с алыми огненными глазами. Тыква хохотала страшным дьявольским смехом.

- Три, два, один… Да начнется Сатурналия, да начнется Новый год! Самый большой, самый великий и самый любимый ваш праздник!

Босх уткнулся лицом в ночное небо.

- Н-о-о-ль!

Небо вспыхнуло тысячей солнц. Страшный рокот огромного великана пронесся над полем. Вспышка на миг ослепила толпу. Так прошла минута.

Прозрев, я увидел, что актриса, игравшая Золушку, лишилась одежды и вспыхнула ярким пламенем. Ее представление почти закончилось. Чтобы прекратить ее муки палач с огромным топором отсек ей голову, которая укатилась в толпу. Вдалеке я увидел пылающий ярким огнем город. Небоскребы также лишились своих голов. Часть из них покорежило и согнуло, а часть рухнула на землю. Небо заволокла огромная черная туча, павшая вниз и поглотившая город. Пропал великий город, как будто бы и не было его никогда, как Андрия у Гоголя. Через десять минут я увидел огромную толпу, выходящую со стороны города и продвигающуюся в нашу сторону. 

Босх продолжил.

- Итак, новые гости уже прошли через камин и двигаются в нашу сторону! Чтобы пополнить нашу тусовку. Дорогие гости! Вы, конечно же, спросите, а что же мы будем пить? Ведь куранты уже пробили?

Наша избушка на курьих ножках быстро продвинулась в сторону огромной пирамиды, на вершине которой в свете прожектора я увидел обнаженную жрицу, в красном плаще, короне и с огромной чашей в руке. Она ждала нас.

В кабинку зашел палач в колпаке орла. В руках у него был огромный нож.

Я перевел удивленный взгляд на Босха и увидел ужас на его лице. Он уронил микрофон, схватился за сердце, подошел к столу и присел. Толпа недоуменно замолчала.

Вокруг началось бурное движение. На нас летела огромная стая ворон. К избушке подбежало около двадцати спецназавцев. В кабинку вбежали еще пять. Палача сразу же расстреляли, а его тело выкинули в толпу.

Босх ожил, посмотрел на меня, как на проштрафившегося ребенка.

- Иван Васильевич, вы что творите? Еще десять минут, и они бы отметили Новый год шампанским с вашей кровью. Как можно быть столь доверчивым? У вас голова на плечах есть? Кто же отправляется в ад без охраны? 

- А вы разве не Босх?

- Нет, я не Босх. Я князь тьмы, Мефистофель. Можете теперь посмеяться. Алиса убьет меня. Хорошо, что в будущем мы научились взламывать программы Нового мира. Немедленно убираемся отсюда.

Избушка на длинный ножках уже разворачивалась.

Босх снова взял микрофон.

- Уважаемые гости! В честь Нового года, все насилие и казни на сегодня заканчивается! Все палачи и рок-певцы могут быть свободны! По нашей программе до утра у нас только танцы. Кто-нибудь из 80-ых или 90-ых здесь есть? Не металлисты? Прошу срочно выйти на сцену, или я лично отправлю вас в 9-ый круг ада, к люциферу. Что касается металлистов, то дьявол уже ждет вас, можете возвращаться.

В течение десяти минут на сцену выбежали Фредди Меркьюри, Майкл Джексон, Битлы, Роллинг Стоунз, Модерн Токинг, Кобзон, группа Мираж, Дюна и АББА в полном составе. За ними уже бежали какие-то ребята спортивного сложения, высокая певица с маленьким толстым помощником, какая-то бабушка в парике с молодым парнем, голый подкаченный мужик с еще одной молодящейся бабушкой и многие другие, которых я вообще не знал. 

- Шампанское сегодня будет без крови. За это прошу прощения. Это моя недоработка. Прошу аккуратно подниматься на пирамиду Королевы, получить бокал шампанского и чокаться с ней по очереди. Прошу не толкаться и соблюдать порядок. Это в особенности касается Фриды. В три часа прошу всех желающих спуститься к ледяному озеру. Там вас ждет шоу «Танцы со звездами». Отдыхайте, веселитесь, совокупляйтесь и пусть эта ночь без насилия запомнится вам надолго. Вместо себя оставляю… Э-э. Так, молодой человек, сопровождающий бабушку. Да вы. Прошу вас принять эстафету. Можете оставить вашу бабушку, ничего с ней не случится, и подойти к Королеве. Дальше вы будете вести программу. 

Босх отбросил микрофон. Мы активно продвигались назад, к станции метро.

- А может, посмотрим? Стало даже интересно. 

- Вы издеваетесь? Сейчас сюда прибудет еще около пяти миллионов человек. Как выбираться будем?

На выходе нас пытались остановить несколько линий охраны. Но каждый, кто пытался это сделать, почему-то на мгновение впадал в ужас и переходил на нашу сторону. До лодки мы добрались с охраной более полусотни бойцов. 

По непонятным причинам все они нырнули в воду и скрылись в тумане. Куда и зачем они уплыли, Босх не пояснил. 

Еще полчаса и мы вышли на один из Московских перекрестков.

- Стойте, пожалуйста, здесь. Никуда не уходите. 

Затем Босх достал откуда-то баллончик с краской, ушел к ближайшему дому и стал рисовать на стене дома чье-то лицо с матершинными оппозиционными лозунгами, про то, что продали Россию, и что он ждет их всех в аду на очередном шоу. При этом готов организовать им личное сопровождение и место в первых рядах. Через пять минут подъехала патрульная машина и после пары ударов дубинками его упаковали.

Сразу после этого подъехали три черных джипа. Задняя дверь открылась. На этот раз М был в своем нормальном обличии. 



50. Пятая гипотеза



Все, что случилось, то случилось. Нужно было заканчивать эту комедию. Я предупредил своего помощника М, или, как он предпочитает, чтобы его называли, князя Мышкина, что пора возвращаться и чтобы он еще раз встретился с Пилсудским.

В последний день мы с Азаматом Амангельдиевичем поехали в «Юнону». Тот выгрузил целый багажник игрушек, книжек и игр, а самое главное несколько компьютеров последней модели. Я договорился с директором, чтобы Алису с Иваном отпустили с нами на полдня. Мы поехали в Макдональдс на Арбате.

Мне нужно было еще раз переговорить с Иваном. Я купил пацану мороженное. Мы вышли на улицу.

- Иван, ты умеешь хранить секреты?

- Конечно, умею. Почему вы спросили?

- А ты не будешь нервничать или хулиганить, если я открою тебе свою тайну?

- Иван Васильевич, говорите, не бойтесь. Меня ничем не испугаешь.

Я набралполную грудь воздуха.

- Хорошо. Я – это ты, только из будущего. Когда ты повзрослеешь и станешь взрослым. Азамат Амангельдиевич, Шурик и его люди будут присматривать и помогать вам с Алисой. Это хорошие люди. Но знай. Когда они сделают одно изобретение, а какое ты узнаешь в будущем, они станут другими. Они изменяться. Они захотят захватить весь мир.

Мальчик заулыбался, он думает, что я шучу.

- Весь мир?

- Полностью.

- А вы не преувеличиваете?

- Давай сыграем в эту игру. Ты вырастешь и проверишь.

- Давайте.

- И теперь самое главное. Зачем я тебе все эторассказываю. В будущем с Алисой случится беда. Запомни, если ты не поможешь ей, если оставишь ее, она погибнет. Никогда не рассказывай ей об этом. Договорились?

- Конечно!

- Ты не оставишь ее? Не обманешь меня?

- Клянусь!

Мы пожали руки.

- Прошу тебя, помни об этом. И никогда, никому не рассказывай эту тайну.

Мы вернулись в Макдональдс. Пока нас не было подошел Шурик. Они с профессором вместе развлекали Алису. Она громко смеялась.

Пришла пора прощаться. До нехорошей квартирки мы дошли пешком. Я дал последние указания, как пользоваться сейфом. Ключи я на всякий случай отдал профессору Хаттеру. Еще раз посидели на дорожку и стали прощаться. Не переношу детские слезы. Мне пришлось сто раз повторить, что мы еще сто раз увидимся, что я уезжаю ненадолго и скоро вернусь. И так далее.

Затем пацан застрял в туалете, пришлось прождать его минут десять-пятнадцать. А потом квартира затихла.

Мышкин стоял в своем черном костюме перед входом в «машину времени» и ждал, пока я докурю свою сигарету. Стена позади него растворилась в воздухе.

- О чем вы думаете?

- Мышкин, тебе Пилсудский оружие передал?

- Да, конечно.

М достал из кармана черный револьвер и положил передо мной на стол. Следом поставил маленькую коробочку. Я проверил барабан. Заряжен. Семь патронов. М ожидал, что я скажу что-то еще, но я ничего не сообщил, докурил сигарету, допил чай, и мы отправились назад в будущее.

В офисе нас встретила Алиса. Она бросилась на меня, крепко прижалась.

Михаил Аполлонович усмехнулся.

- С ним все нормально. Не стоит переживать. Но теперь нужно будет разобраться, кто взломал систему и устроил в блоке «Фестиваль» такой бардак.

Алиса обернулась в его сторону.

- Займитесь этим, пожалуйста. Это очень плохой прецедент. У нас скоро запуск. Представляете, что будет, если кто-то из наших клиентов попадет на этот фестиваль?

Михаил Аполлонович покинул офис. Мы остались одни.

Алиса закурила, скинула туфли, села на стол и невольно раздвинула ноги, блеснув тонкой полоской синей ткани. Затем сняла ее и улыбаясь стала вытаскивать что-то похожее на белую бумажку из самого потаенного своего места. У меня не было сил на эти эротические игры. Я отвернулся.

- Алиса, я очень устал. Ты можешь прийти ко мне вечером? Часов в шесть. Мне нужно немного выспаться. Слишком много всего, и слишком быстро. Я хотел бы поговорить с тобой. Это очень важно.

Алиса спрыгнула со стола, скомкала свою синюю тряпочку и бросила ее в меня. Я поймал на лету и положил в карман.

- Конечно. Я останусь на всю ночь, выспись хорошенько.



***

Ужасно болела голова. Я попросил шофера отвезти меня в центральную аптеку.

Опять эти огромные рекламные щиты. На одном из них я узнал самого себя. «Вначале было Слово. И Слово было у Бога. И Слово было Бог. Сингулярность уже здесь. Новый мир ждет вас», «Второе пришествие. Как и было предсказано».



***

К шести часам Алиса была наверху, на моей террасе. На ней было короткое, обтягивающее черное платье. Стол под пальмами был накрыт. Большая пыльная бутылка с темной, почти черной жидкостью. Два бокала. Французские пирожные. Из бассейна шел пар. Когда она вошла, я смотрел за горизонт, туда, где возвышались совершенно невредимые великаны-небоскребы.

- Ты отдохнул?

Я очнулся. Мы поцеловались. Я помог ей присесть в кресло напротив. Алиса сложила ногу на ногу. Под платьем по прежнему ничего не было. Она надкусила пирожное.

- Что это за вино?

- Не узнаешь?

- Нет.

- Это из личных запасов Пилата.

- Он тебе еще не надоел?

- Это вино не сравнится с тем, что мы пьем в наше время.

Я налил два полных бокала и плюхнулся в кресло.

Алиса отпила немного. Я удивленно смотрел на нее и ничего не мог понять.

- Иван, ты знаешь, что когда ты опять пропал с наших радаров, я чуть не сошла с ума. Ночью мне стало плохо, мы вызывали скорую. Кто был этот человек? Что он тебе сказал?

- Алиса, не думай об этом. Михаил Аполлонович скоро во всем разберется. Вероятно, нас кто-то хакнул. Возможно, что это как-то связано с «Легионом». С этим мы тоже разбираемся. Кстати, наши технари смогли научиться взламывать клиентов Нового мира?

- Да, есть небольшие сложности. Но это возможно. Не будем о работе. Только не сегодня.

Алиса закурила сигарету, встала с кресла, взяла свой бокал и направилась к самому краю крыши. Она оперлась о перила и смотрела туда же, куда совсем недавно всматривался я сам. Что она хотела там увидеть?

- Скажи, ты любишь меня? Если хочешь, я могу уйти. Я не буду тебе мешать.

Я выпил свой бокал и встал из-за стола.

- Нет, я хочу, чтобы ты осталась.

- Почему?

- Мы оба выросли в детском доме, ты помнишь детский дом?

- Конечно да, я помню каждую минуту.

- У таких как мы нет никого в мире. У нас нет семьи, родственников, нет никого, кто на самом деле заботился бы о нас. Кроме, конечно, нас.

Она продолжила за меня и засмеялась.

- Потому что у тебя есть я, а у меня есть ты. Мы с тобой всегда вместе.

- Сними свое платье.

- Помоги мне.

Я попытался расстегнуть застежку на спине, но ничего не вышло. Она как будто бы срослась вместе. Я дернул слишком сильно и порвал платье. Алиса сняла его, скомкала и выбросила вниз, к подножью высотки. Снизу раздавались взволнованные крики, кто-то кого-то звал. Где-то завыла сирена. Она выпила бокал залпом и выбросила его следом.

- Знаешь, я хотела бы бросить все это, как бокал, и сбежать куда-нибудь далеко, далеко. Где никого нет. У нас был бы маленький домик с венецианским окном. Не эта страшная башня. Рядом журчал бы ручей. Рос виноград. Сад с розами. Мы могли бы выращивать кроликов. По вечерам к нам приходили бы друзья. Мы могли бы играть на гитаре и читать при свечах…

- И кормить кроликов.

- И кормить кроликов…

- Но где, за той рекой?

- Да, именно там. Но ведь это невозможно? Этого никогда не случится?

Алиса стояла повернувшись ко мне спиной, совершенно обнаженная. Наверное, она плакала.Я судорожно сунул руку в карман и скомкал рецепт с надписью «цианистый калий», внутри которого оказался какой-то наперсток.

- Нужно просто верить… Прости меня.

Я достал револьвер и выстрелил ей в затылок. Она успела повернуться, посмотреть мне в глаза, попыталась схватиться за перила, промахнулась и рухнула вниз.



51. Пробуждение



Через несколько секунд в глазах потемнело, ноги подкосились, я медленно осел и растянулся на полу. Шум, крики, сирены внизу уходили куда-то далеко в другие края. Яд, растворенный мною в вине, подействовал. Подул холодный ветер и задул пламя свечи в голове. Свет выключился, я потерял сознание.

Очнулся я от затухающего шума самолетного двигателя. Открыл глаза. Я находился в челноке. Сработало! Мой план сработал! Все это время я находился в виртуальном мире. Пятая гипотеза подтвердилась! Босх был абсолютно прав. Его путешествие со мной не было напрасным. Если бы не он, я бы бесконечно петлял в Новом мире, нарезая бессмысленные круги. Как же я жаждал глотка свежего настоящего воздуха. Воздуха реального мира.

Крышка открылась. Михаил Аполлонович подал мне руку и помог выбраться. Алиса. Снова она. В коротком синем платьице. Бросилась мне на грудь, ощупала, цел ли я. И опять ушел князь Мышкин. Только не это.

Она снова села на стол, раздвинула ноги, сняла узкую синенькую тряпочку. Взялась доставать что-то из того же самого места. Нет, так невозможно. Я опять предложил встречу в шесть часов. Вновь сунул скомканные трусики в карман, направился на выход,но передумал.

В комнате никого не было. Я вернулся, достал револьвер и всадил в Алису сразу три пули. Положил тело в челнок. Теперь нужно ждать реакцию системы. Ждать пришлось недолго. Я не пил никакого яда, но ноги также подкосились, я рухнул на пол и отключился.

И снова звук затухающих двигателей самолета. Опять Михаил Аполлонович. Я в совершенно безвыходной ловушке. В результате я получил синюю тряпочку, в безысходной ярости направился на выход, когда заметил что-то странное в кармане своего пиджака. Тряпочек оказалось три штуки. Я развернул их. В каждой было по бумажке. На всех было написано: «Хочешь узнать, насколько глубока кроличья нора? Так давай же сделаем это как мартовские кролики. Прямо сейчас».

Кролики? Я покраснел. Достал револьвер. Осталось три патрона.

Я вернулся назад, закрыл дверь, с треском сорвал с Алисы короткое платье и повалил ее на стол. За следующие десять минут стол едва не сломался. Я только слышал крики ведьмы, оседлавшей свою жертву.

- Хей, давай, скорее, скорее, поднажми.

Мы несколько раз обогнули землю. После этого мы упали на диван и закурили.

Затем я достал три тряпочки и записки.

- Ты не подскажешь, что это?

Алиса начала смеяться, но смех ее тут же пропал, она присела и с удивлением рассматривала свое же белье.

- Что это за шутка? Что все это значит? Откуда у тебя три штуки?

- Я не знаю. Разве ты ничего не помнишь?

- А разве я должна что-то помнить?

Ее голос звучал искренне.

- А при чем здесь кролики? Что за шутка с кроликами?

- Я не знаю. Я посмотрела эротический фильм, там была эта шутка. Я ждала тебя, хотела сделать тебе сюрприз.

- Алиса, у меня для нас обоих плохие новости. Я не знаю, что мы там будем запускать к Новому году. Но мы уже в виртуальном мире. Этот мир не настоящий. Доказательство этого ты держишь у себя в руках.

- Мы три раза занимались любовью? Ты не поленился вернуться ко мне три раза?

- Да. Но мы с тобой не настоящие. Мы просто призраки реального мира.

Алиса вытащила сигарету из пепельницы и сильно затянулась.

- Но ведь мы же чувствовали. Я чувствовала все! Здесь, только что. Неужели, чтобы быть настоящим, чтобы быть живым, ты обязательно должен сидеть дома в кресле, в своих шортах и тапочках, читая реальную газету с запахом свежей печати? Ведь ты же мыслишь, и я могу мыслить, значит мы реально существуем! Это же Декарт! Что еще тебе нужно?

- Алиса, я не знаю. Но боюсь, что Декарт сильно ошибся. Его формула, я мыслю, значит существую, вероятно, ошибочна.

- К черту Декарта. Иван, скажи, ты любишь меня? Если ты считаешь, что я нереальна, я могу уйти. Я не буду тебе мешать.

- Алиса, успокойся, я хочу, чтобы ты осталась.

- Зачем?

- У таких как мы нет никого в мире. Кроме нас.

- Потому что у меня есть ты, а у тебя есть я?

- Знаешь, я хотел бы бросить все это и сбежать далеко-далеко. Где нас никто не найдет. Мы построим маленький домик с венецианским окном, рядом с ручьем и будем выращивать кроликов.

Алиса упала на диван, задрыгала ногами и стала хохотать как ведьма, на весь офис.

- Кроликов. Мы будем кормить кроликов!

Затем вдруг стала серьезной, резко соскочила, одела трусики, прикрылась разорванным платьем.

- Нам нужно закончить то, что начали. Только так мы поймем, как вырваться отсюда. Вечером я приду к тебе.

Она поцеловала меня в губы и блистая ягодицами вышла из офиса.

Я не хотел больше ни о чем думать. Нужно было вернуться домой и завалиться спать. Гори все синем пламенем.

Дома я обнаружил бутылку с недопитым отравленным вином. Долго смотрел на грязный бокал. Затем позвонил консьерж. Я открыл. Он занес разорванное платье Алисы.

- Сегодня был небольшой скандал. Жильцы дома говорят, что это платье упало с вашей террасы.

- Огромное спасибо, его сдуло ветром. Большое спасибо за беспокойство. Но в чем скандал?

- Сегодня утром внизу на асфальте откуда-то образовалась красная, я бы сказал кровавая лужа. Мы вызывали полицию. Те проводили опросы жильцов, изучали камеры наблюдения, но ничего не обнаружили. Пока разбирались, лужа куда-то исчезла. Все это очень странно. Странные времена пошли.

Консьерж грустно вздохнул. Я вручил ему стодолларовую бумажку, еще раз поблагодарил и закрыл дверь.

У меня в руках было ее платье. Без нее система сразу перезагружается. Она, как минимум, королева этого мира. Но не понимает этого. Либо продолжает играть со мной.

Я стал изучать молнию на платье. Молния была не настоящей. Застежка была совершенно цельной. Так я и заснул, в обнимку с ее платьем.







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 28.09.2021г. Илья Уверский
Свидетельство о публикации: izba-2021-3165191

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия
















1