Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Автобус над бездной18+


­­(блокбастер-эпопея)

Место действия: автобус, отъезжающий из исторического центра города Хрюкино. Завершается штурм автобуса. Толпа, избавляясь от раненых, слабых и неместных, влазит в автобус и размещается.
Автобус охает и отправляется.
Вокруг – неописуемый пейзаж. Рядом с памятником Ленину возвышается скульптурная группа «Гастарбайтеры убивают работодателя». Вереницы ларьков с шаурмой и чебуреками сливаются в непрерывную надпись «Шаурбеки». Вдали колышутся борщевики размером с пальму. Повсюду следы имперского величия и морального запустения.
Действующие лица: Водитель, народные массы (баба Клавдия Клавдиевна, баба Фрося Протопоповна, тётя Феодосия, дед Петя, прочие автобусяне и автобусянки). В транспортном средстве – несмолкаемый шум.

Клавдия Клавдиевна: … И вот, захожу я в собес, а там новый какой-то сидит в очках. Я ему: мне бы пенсию получить, а оно вдруг:
– Что такое «пенсия»?
Я чуть в пролёт лестницы не выпала. Хорошо, что первый этаж. Объясняю этому жуку колорадскому: так мол и так, я сорок лет на оборонном заводе проработала, ручки к кастрюлям приделывала. Попробуй, упырь, взять кастрюлю с горячим борщом без ручек! Нет, ты попробуй! Да ещё хитро нужно было приделывать: чтобы в одном месте сбоку нажать – они и отвалились. Сразу получается готовая каска, завод ведь оборонный. А с ручками какие каски? Враг ведь хватать за них будет! И красная краска в горошек была только для виду, под ней все кастрюли были защитного цвета.
Дед Петя: Ты тайны-то государственные не выбалтывай, старая!
Клавдия Клавдиевна: Да я что. Работала, в общем. Как все. И начальник такой строгий был, Геннадий Геннадьевич Долбоёбов, видный такой мужчина. Плановик от Бога. Очень следил за порядком, ручки у каждой кастрюли по два раза пересчитывал.
В общем, объяснила я всё этому еноту из собеса, а он и говорит:
– Постойте, значит, вы уже не работаете?
– Не работаю вот уже третий год.
– Но хотите получить деньги?
– Да, кровно заработанные.
– То есть вы не работаете, а деньги хотите получить?
– Так ведь я сорок лет отработала.
– Но деньги ведь тогда и получили.
– А сейчас что мне делать прикажешь, умник?
– На работу устройтесь.
– Как?!
– Поставьте цель и добивайтесь её. Верьте, что ваши мечты осуществятся. Возраст – не предел для амбиций. Постройте карьеру с нуля. Сделайте себя собой своей мечты. Станьте, этой, как его, сэлфмэйд вумэн. Язык сломаешь.
Тут я уже и не нашлась, что сказать. Хорошо, начальник этого упыря подошёл, послушал с полчаса, да и выдал пенсию. Извинился даже. Это, говорит, наш молодой специалист с экономическим образованием. Перспективный, в Гарварде отучился, а на стажировку в собес прислали. Не привык ещё к нашим реалиям, теоретические знания крепкие, но практики маловато.
Водитель: Бебекино. Следующая остановка – Мемекино.
Впереди начинается ремонт дороги. Автобус останавливается (на его крышу падают жёлтые листья).
Тётя Феодосия: Молодёжь эта… Последний стакан воды не подаст или отберёт.
Все (одновременно):
– Это ужас, а не молодёжь. Тоже ехал один сегодня с тряпкой на голове, наушники свои включил, я аж присела.
– Скамейку опрокинули и скакали на ней, как на козле!
– Задницу на подъезде нарисовали!
– Так фырчат мопедами своими по ночам, что обои отклеиваются!
– Картошку вытоптали копытами! А окучить не заставишь!
– Здороваются раз в году!
Водитель: Тише, гражданки! Новости дайте послушать! (прибавляет громкость на портативном телевизоре).
Население автобуса внимательно слушает новости:
–Государственная Дума рассмотрит сегодня законопроект о канонизации фракции «Единая Россия». Напомню, что ранее к лику блаженных были причислены руководитель фракции и его заместитель…
– …президент США Дональд Трамп появился на пресс-конференции с расстёгнутой ширинкой, из которой выглядывала коричневая рубашка. Эксперты уже увидели в этом угрозу обострения американо-корейских отношений… В пятнадцати городах США объявлен коричневый уровень опасности, жители Западного поебережья, простите, побережья, готовы к эвакуации. Агентство «Блумберг, тёща и сыновья» понизило рейтинг инвестиционной привлекательности Северной Кореи…
Автобус трогается.
Телевизор: Сенсация в Южной Америке. Жители Парагвая были разбужены шумом и подземными толчками. Оказалось, что из-под земли появился фундамент какого-то огромного здания (телевизор показывает картинку: из-под земли выпирает конструкция, похожая на дом вверх ногами. Торчат обрывки труб и прочие коммуникации).
Клавдия Клавдиевна (внимательно всматривается, потом объявляет): Это моя соседка сделала!
Все поражённо оборачиваются.
Дед Петя: Ты, мать, не выспалась, что ли? Вид уставший.
Клавдия Клавдиевна: Щас у тебя уставший будет! Слушайте, как дело было. Не спалось мне как-то ночью, и собака ещё так выла под окнами… Вышла я на балкон, смотрю – а это не собака, а соседка по телефону разговаривает…
Тётя Феодосия: И я что-то спать стала плохо. Особенно на работе.
Клавдия Клавдиевна: Да не перебивай! Соседка у меня не простая, а ведьма. Вещунья. Очень серьёзная женщина. Курс рубля определяет по облакам. Может порчу наслать эсэмэской. Над деревьями летает, сама видела.
С ней лучше не связываться, а они связались.
Все: Кто – они?
Клавдия Клавдиевна: Коммерсанты. Начали новый «Ашан» строить, прям рядом с ведьминым домом, вплотную. Подписи собрали у всех жильцов, что только так и нужно, а потом и к ней подкатились, как старосте. Она их делегацию раз с лестницы спустила, другой – не унимаются. Самый главный даже к ней приходил с кульком конфет. Скидку обещал сделать при покупке унитаза с торшером. А она ни в какую. Запрещаю, говорит, строительство! Только попробуйте, говорит!
Ну, они и попробовали. За день построили, да так близко к дому, что соседка не может ни окно открыть, ни мусор на улицу выбросить. Руками в стену упирается, не размахнуться.
В общем, довели бабушку, она как вышла, да и говорит: Чтоб вы провалились к чертям собачьим со своим магазином!
Бамс – и не стало магазина! И травой все заросло, будто и не было ничего. А провалился он – куда?
Все: Куда?
Клавдия Клавдиевна: В Южную Америку и провалился, сегодня в новостях показывали.
Тётя Феодосия: Не может быть!
Клавдия Клавдиевна: Ты умом подумай, если не дура. За моим домом что стоит?
Тётя Феодосия: Соседний дом.
Клавдия Клавдиевна: А за ним?
Тётя Феодосия: Котлован какой-то, за всем разве уследишь?
Клавдия Клавдиевна: В голове у тебя котлован! Там «Ашан» вчера стоял, новый совсем.
Все (задумываются).
Телевизор: А теперь – к местным новостям. Между населёнными пунктами Хрюково и Страусятина запущено 100 процентов автобусов…
Все:
–Врёшь ты всё! А еще диктор на радио! Какие сто процентов?! Один ведь у нас автобус ходит! Один на всех, мы за ценой не постоим! С ночи записываться нужно, чтобы стоять потом, как бараны, а те, кто помоложе, сидеть будут!
Дед Петя (глубокомысленно): А ведь правду сказали, не подкопаешься. Все автобусы запустили в количестве одного. Наверное, всю статистику с экономикой евреи придумали.
Все (хотят говорить, но Водитель машет руками, отвернувшись от дороги).
Телевизор:
– Компанией «Хрюкинские диваны» налажен выпуск ортопедических матрасов из борщевика. В связи с отсутствием внутреннего спроса на продукцию компании председатель совета директоров вылетел в Женеву для её продвижения на мировые рынки…
– Хрюкинский суд второй инстанции заочно конфисковал имущество бывшего мэра города Асмодея Прохвостова. Сам мэр, находящийся сейчас на отдыхе в Монте-Карло, объявлен в международный розыск…
Дед Петя: Слышали? Мэр-то наш, Асмодей Ильич! Жуликом оказался. Кто бы мог подумать? Все за него голосовали, ведь его по первому каналу показывали. Как могут жулика показывать по первому каналу? И ведь фамилия русская, не Шаурма какая-нибудь. Сам Малахов ему руку пожимал. В общем, обманули народ.
Неизвестный автобусянин: А за что разыскивают?
Дед Петя: За то самое.Восемь раз продал одну новостройку. И хотел ещё в девятый, но прокуратура вмешалась, не по закону, говорят. Типа, только чётное число раз можно продавать. Арестовали руководителя нашего, сначала держали под домашним арестом, на евойной вилле в Хрюкино-лакшери, прямо в оранжерее, а потом под залог отпустили. За незначительностью содеянного. Сказано где-то в Конституции или в Библии, что у нас рыночная экономика, так что продавай всем что хочешь. Мэр не виноват, что покупателей так много было. В общем, оправдался он, но исчез на всякий случай. Ищи его сейчас, как головастика в колодце.
Фрося Протопоповна: Всё зло от денег. От них мозги плавятся и никакого понятия не становится. Вот у меня тоже сосед есть. Богатый – страсть, гаишником был. До сержанта дослужился и в отставку вышел, отдыхает, скотина, на генеральской-то пенсии.
Все: На генеральской-то пенсии чего не пожить!
Фрося Протопоповна: Вот и я ему так говорила, пока он забор вокруг меня не построил. Так вот, устроился сосед припеваючи, пляски и девки каждый день, да шашлыки с банями. А мне что за радость? Изнемогла уже от такого соседства. Так он, упырь, до чего ещё додумался? Домашнего бегемота себе завёл. Всю капусту съел вместе с навозом и рубероидом.
Клавдия Клавдиевна: Сосед?
Фрося Протопоповна: Сама ты сосед! Бегемот! Свинья эта африканская!
Незнакомая автобусянка: Неужели настоящий?
Фрося Протопоповна: Нет, блин, самодельный! Слушай, как дело было. Сижу я как-то ночью в крыжовнике и кроссворд разгадываю.
Тётя Феодосия: Разгадала?
Фрося Протопоповна: Нет, темно было. Да я не об этом, не сбивай! О чём я? Так вот, сижу я и вдруг – чу!!! Слышу: шум какой-то приближается. Кто бы это мог ехать? Прислушиваюсь: едет машина какая-то незнакомая, тяжёлая, как кирпичом набита. Останавливается прямо напротив дырки в заборе. Гляжу – а это эвакуатор.
Я сразу спохватилась, в траву спряталась, выглядываю и думаю: зачем здесь эвакуатор? Неужто уже до велосипедов добрались? У меня ведь во дворе хороший немецкий велосипед стоит, который покойный дед с Первой мировой привёз.
Водитель: Мемекино. Переход на платформу «Долбодятел». Следующая остановка – «Свинохранилище».
Автобус трогается, но снова останавливается. Впереди продолжается ремонт дороги. Ломается бетономешалка, рабочие начинают вращать её руками. Некоторых засасывает внутрь, матерные возгласы усиливаются.
Клавдия Клавдиевна: Пусть ко мне сунутся с эвакуатором! Пусть только сунутся! Дед мой давно уже все проходы заминировал, ещё когда Хрущёва сняли. Как увидел лицо Брежнева в телевизоре, так и заминировал. И странно так… Раньше гостей много было, внуки с племянниками и крестниками, а потом – как отрубило, одни стали сидеть. Звонят изредка, приедем-приедем, да не едет никто.
Фрося Протопоповна: Да не перебивай, про деда своего Брежнева потом расскажешь! Так вот, приглядываюсь я, а темень ведь, все фонари давно вороны выклевали. И вижу, как сверху на платформе стоит что-то, большущее под покрывалом, да ещё изолентой замотанное. Я, натурально, успокоилась, думаю: это не за велосипедом. Это, никак, соседу моему неимущему машину очередную привезли. «Херари» какую-нибудь из Германии. Выползаю потихоньку, чтобы номер переписать на всякий случай, а там…
Водитель: Что?
Фрося Протопоповна: Как покрывало сдёрнули… Батюшки! Бегемота привезли на эвакуаторе! Оно слезло и так рявкнуло, что все деревенские собаки на яблони позалезали. А у кого-то смородина осыпалась или водка скисла. Не к добру, в общем. И с тех пор началось… Каждую ночь оно топает, словно сваи вбивает, жрёт что-то и чавкает на всю деревню.
А утром однажды, чуть свет, гляжу: забор раздвигается. Бегемот ест соседский газон, но это полбеды, так ведь забор ломает и кормой своей толстой уже на моём участке! А у меня там флоксы посажены! Я как увидела, сразу бросилась на него: «Ах ты, рыла косожопая! Брысь отсюда!». И хворостиной его, хворостиной, а оно как повернёт ко мне башку, а башка у него – как мой сарай! Пасть разинул – как лифт открылся! Я – дёру от него, прыгнула в погреб и вилы наружу выставила. Так и простояла три дня по пояс в картошке, пока чудище не утопало.
Все: Ну, ничего… Бывает. Ельцина пережили и бегемота переживём. Главное, чтобы не было войны.
Дед Петя: А будет, девочки!
Все: С кем?
Дед Петя: С Америкой.
Тётя Феодосия: Зачем нам она? Плыть, говорят, до неё три дня. Из-за санкций и так всё своё есть.
Дед Петя: Да Трамп там вынашивает…
Все: Что?
Дед Петя: Да тревожно как-то всё в геополитике. Встречались тут недавно Трамп с нашим Путиным. Сначала, само собой, по пиву. Потом повторили, а потом не пошло у них что-то. Вроде Трамп захотел Крым присоединить обратно. Или купить задёшево вместе с электоратом, там-то его народ не поддерживает.
Но Путин наш – парень не промах, говорит ему: ты хоть и Трамп, а дурак. Крым – наш. Не веришь – иди фильм посмотри. Или хоть рекламу какую. Ты мне ещё Аляску должен.
А Трамп видит, что в лоб не возьмёшь, хитро так посмотрел на него и эдак умно ему отвечает:… дую, понимаешь ли, спик инглиш еврибади? Хау ду ю ду?
А что Путин на это ответил – я не знаю, меня там не было.
Водитель: «Свинохранилище». Следующая остановка – совхоз «Красные облака».
Продолжается ремонт дороги. Рабочие аккуратно укладывают асфальт в глубокий снег.
Клавдия Клавдиевна: Не знаю, это политика всё. Нужно моему зятю позвонить. Он у меня военный. Голова из первосортной древесины. Как он скажет – так тому и быть. Ракетчик. В железнодорожных войсках служит, помощником локомотива.
Фрося Протопоповна: Вредят, вредят американцы. Мне недавно счёт прислали за горячую воду на три тыщи! А у меня ведь только колодец, водопровода нет. И звонят потом: у вас, мол, задолженность. Платите или все приборы в доме поотключаем. Ладно бы по телефону звонили, я бы не брала, так в дверь звонят! Эти… Коллекционеры.
Тётя Феодосия: Коллекторы.
Фрося Протопоповна: Тебе виднее, ты «Правду» выписываешь, грамотная потому что.
Тётя Феодосия: Перестала уже выписывать, газету купил кто-то и переименовал в «Правдивые сиськи». Срамота одна осталась. А жаль, хорошая газета была. Я её мелко-мелко резала и в грядки втаптывала, так ни один сорняк не мог вырасти. Но ты-то что с горячей водой решила?
Фрося Протопоповна: Ну что. Не стала я молчать, как дура. Патриарху написала.
Все: Ответил???
Фрося Протопоповна: Да. Благословил строительство второго колодца. Для горячей воды.
Водитель: Совхоз «Красные облака». Следующая остановка – деревня Великие Сморчки… Ничего, что долго стояли, сейчас срежем.
Автобус съезжает с дороги и срезает через водохранилище, быстро несясь по льду. Внезапно льдина откалывается, автобус начинает дрейфовать на ней. Становится тихо. Водитель засыпает.
Тётя Феодосия: Вот всё-таки могут у нас делать автобусы! Совсем не качает, ход такой плавный! Как на корабле плывём. И быстро как!
Автобус приближается к незамерзающему Мытищинскому водопаду.
В рёве и грохоте воды исчезают обрывки разговоров.
Автобус падает.
Или взлетает… Прочь от всех мелких и политических проблем.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 26.09.2021г. Андрей Гребенкин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3163753

Рубрика произведения: Проза -> Юмор











1