Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уездный сыщик.


                                                                                                                                          ­Мирослав Авсень
10.03/2018.
                                                                                                               Уездный Сыщик.

                                                                                                                     Глава 12.

                                                                                                              Дело о Мошенниках.

                                                                                                                      Х Х Х

Новогодние праздники прошли у Брусникиных просто замечательно. Было много гостей, развлечений и игр, всяких шалостей, а сама милая барышня резвилась и веселилась как сущий ребёнок, только что ещё стихов деду Морозу со стульчика не читала. Иван Силович, бывши непосредственно на встречи Нового года, всячески поощрял балагурства любимой девушки, и от души радовался на то, какая она счастливая, как озорно она прыгает и хлопает в ладоши, как звонко, словно серебряный колокольчик хохочет и смеётся при этом! Наблюдать милую Светлану в таком расположении духа, было для Бусова истинным наслаждением.
- Господи – тихо говорил он сам себе в такие минуты – всё сделаю, всё отдам только бы она радовалась и смеялась! Только бы почаще прыгала и резвилась, мне ничего больше не надо для себя, только бы она была радостной и счастливой!
Светочка и сыщика тоже втягивала в игры, и он ни мало не смущаясь, в них участвовал, правда не во всех. Игра в фанты, негласно была девушкой категорически запрещена во веки веков, да и сам следователь не горел желанием играть в неё без Светланы, о чём прямо и заявлял при необходимости. Слыша подобное, барышня торжествующе улыбалась, и говорила про себя что вот тут, она уже совсем победила! Он, без неё в эти дурацкие фанты играть не станет, а значит никого кроме неё целовать не будет. То-то вон подружки обиженно губы по надували, нечего тут, ишь вы, настрополились! Фанты им подавай! Идите вон с Олежеком хоть зацелуйтесь все, он никому не откажет, а на Ивана Силыча нечего тут облизываться ходить, самой надо! Ох и тяжка ты долюшка девичья! Вот жила и не знала что на мужчин, подобных Ивану, идёт охота такая, что только успевай поворачиваться. И ведь за всё надо бороться. Нет, она конечно и мысли не допускала о том, что он может её бросить, и уйти к какой-нибудь особе, нет, он для этого слишком взрослый. Но лучше перестраховаться. Она-то думала раньше что приедет к ней дивный витязь на коне, и увезёт её в свой терем или замок. Вот витязь появился, на коне, но правда пока без терема, но дело-то в том, что как только он появился, сразу же нашлось такое количество хотящих сразу на готовенькое женщин, что Светлана просто чуть не обалдела. Это она же ещё и драться за него должна чтоб не сманили?! Да-а-а… а в легендах ничего такого и не говорится даже. Впрочем тревожные мысли нежную красавицу скоро покинули, и она продолжала радоваться да веселится.
На следующий день, позволив себе всё же немного отоспаться, Бусов с Хворостовским пошли на службу, и потянулись хлопотливые дни праздничных, и после праздничных дел: драки, мордобои, семейные сцены и скандалы, выяснение отношений и ревность, да всякое другое прочее. В такие дни, у полиции традиционно находилось много работы и заботы, а посему случалось что Бусов, опять пропадал на службе сутками, а к Брусникиным заглядывал редко, да и то мельком. Светлана немножко досадовала на такие редкие встречи, но всё понимая, не капризничала попусту, а радовалась каждой минуте их встреч.
Но в один из выходных дней, Брусникины почти всем семейством ( дома остались только маменька и Пашка) вырвались на охоту, на которой Светлана не была уже больше года. В числе прочих уважаемых граждан города, на неё был приглашён и начальник сыскного отделения, Иван Силович Бусов с верным своим денщиком. Оба они появились верхами, в шапках, бурках, при оружии, так что присутствующие дамы не могли сдержать эмоций.
- Ой, Иван Силыч-то с Хворостовским какие красавцы, а?
- Загляденье просто!
- Им так эти бурки идут!
- Ой душечки, я прямо вся таю!
- Ну как тут нормальной женщине, на это можно смотреть равнодушно?
Светлана разумеется краем уха это слышала и не одобряла, но увидав всадников ближе, почувствовала что сердце, прямо сейчас испарится в самой груди её, Бусов и впрямь был сегодня хорош, она ни разу не видела его в бурке! Это одеяние, придавало ему необычайно лихой вид, а отросший чуб выбивавшийся из по шапки справа, делали его обладателя просто неотразимым в женских глазах. А если учесть что Бусов очень ровно держал осанку и постоянно бросал бодрые взгляды по сторонам, то Светочке с трудом удавалось держать себя в руках, и не поплыть от нахлынувших чувств. Однако сарматочка оказалась не одинока в своих переживаниях. Иван Силович когда подъехал ближе и увидал как была разодета его прелестница, не смог сдержаться, и восхищённо выдохнул.
- Вы сегодня прекрасны как никогда Светлана! – и было от чего так сказать господа! Светочка, явилась на охоту облачённая в коротенький полушубок из чернобурки, напоминавшую скорее казачью бекешку, красивую шапку из этой же лисы, и тёмные, плотно облегающие её стройные ножки, штаны-амазонки, да чёрные сапожки отороченные той же лисой. А пышные волосы убранные сзади в один большой хвост, придавали сарматочке такой соблазнительный вид в купе с оружием бывшим на ней, что сыщик прямо с седла добавил к уже сказанному.
- Ну не земная красота! Зевана прямо, богиня славянской охоты, царица лесов, не иначе! – и одним движением спрыгнул в низ. От этих его слов девушка так глубоко вздохнула, что едва не уронила с головы лисью шапку, блеснув из-под неё синевой глаз. Бусов лишь чуть приобнял Светлану за плечи, и мысленно пожелал провалиться всем окружающим их теперь охотникам, что не позволяли ему схватить и зацеловать красавицу до бесчувствия. Примерно такие же мысли бушевали сейчас в душе самой барышни, не прекращающей страстно глядеть на Ивана в бурке.
- Вам безумно идёт эта бурка, она вам так к лицу! – томно прошептала Светлана, поведя глазами.
- Подлецу, всё к лицу! – элегантно заметил Бусов, улыбаясь.
- Да ну вас Бусов, вечно вы со своими шуточками! – наигранно стушевалась барышня.
- Так серьёзность-то мне и на службе не всегда требуется! – резонно возразил Иван Силович, чуть отойдя от барышни, начав откровенно ею любоваться.
- Так, Иван Силыч, хватит тут паясничать, у нас в конце концов охота! – предавая голосу серьёзные нотки, попыталась навести порядок девушка. Но она сердечная, видать забыла с кем дело-то имеет.
- Так и мне охота Светлана Дмитриевна – тяжко вздохнул Бусов серьёзно глядя на девушку – так охота, что порой и сил ажник нету, во как припрёт-то!
Светочка от этого аж покраснела и закашлялась.
- Это вы про что сейчас так тут говорили-то, Иван Силыч? – стыдливо пряча глаза, зашептала барышня – На что это вообще намекаете?
- На ни на что я не намекаю, Светлана Дмитриевна! – упирая в неё совершенно честные в таких случаях глаза, сказал Бусов – Вы сказали «охота», и я говорю «и мне охота» мне вообще всегда охота! – мечтательно вздохнул сыщик, не сводя глаз с любимой.
- Да вы… - запнулась Светлана не зная как дальше сказать – да вы про что вообще сейчас тут говорите?
- Я про охоту, а вы про что изволите? – иронично переспросил Бусов, просто уже любуясь непонимающей, смущаться ей окончательно или нет, барышней. Бедная Светочка, окончательно уже запуталась в тонкостях словоохотливого диалога, и уже не могла толком сообразить того, что же имел в виду несносный сыщик, ехидненько тут ей намекая про некую «охоту».
- Так, всё! – окончательно решила она, взмахнув рукавичкой – хватит Иван Силыч запутывать меня вашей софистикой! И вообще, нету у вас ни стыда ни совести! - опуская глазки, тихо подытожила девушка.
- Да откуда ж им взяться-то, прекрасная Светлана? - растерянно воскликнул Бусов – Пока доехал галопом, по высыпались в худой карман и стыд и совесть!
Наконец дождались, и грянула-таки сама охота! Озверело лаяли гончие, трубили рога, хлопали выстрелы, ржали кони, орали-матерились люди, да над всем этим, парили в небе птицы. За пол дня что продолжался сам процесс загона и отстрела дичи, были убиты всего лишь один кабан, пара косуль, и три зайца. Загонщики правда вытравили из леса матёрого лося, сохатого великана-вожака, ревевшего низким, тревожным голосом, как бы упреждая об опасности своих, стрелки в разнобой грянули по лосю, но не попали. Бусов стоял за ёлочкой, ближе всех, и вскинув ружьё прицелился точно в голову, прямо у глаза, пару мгновений и лесному быку не жить бы, но лось неожиданно вскинув голову так протрубил, а потом повернув морду в сторону человека обдал Бусова взглядом, в котором Иван прочитал « Человек, не стреляй, останься человеком, не надо!» и отвёл ствол на пару пальцев в сторону, ба – бах!! Лось как таран пронёсся мимо, и проломив новую просеку в кустах, скрылся в лесу.
- Живи лесной царь! Нет нужды в твоей говядине, не пухнет город с голодухи-то! – тихо проговорил Иван, вешая ружьё за плечо. Подбежали другие охотники.
- Бусов, ну как же ты так-то? – спросил один седой полковник из офицерского собрания, с которым сыщик несколько даже приятельствовал – Он же рядом был! Ты и промазал? Глазам не верю!
- Да палец судорогой свело, господин полковник! – весело соврал Бусов – Рука-то ранена была, ну иногда вот подводит!
- Не судьба господа лосятинки отведать! – повернулся полковник к остальным.
Быстро развели костры, расставили раскладные столы и стулья, разложили на них яства и питие, да стали свежевать дичь. Отличился Хворостовский, заваливший кабана пулей за ухо.
- Хворостовский ещё с войны хорошо стреляет, прямо снайпер – похвалился Бусов перед товарищами, и добавил – моя школа!
Светлана ловко вскидывала ружьё и не боясь стреляла, но отсутствие практики сделали своё дело, она ни в кого не попала, как впрочем и папенька с Олегом. Всю прочую дичь, подстрелили опытные охотники. Барышня уговорила папеньку купить заячьи шкуры, ей очень захотелось новую шубку, и он согласился. Впрочем, Светлана приняла довольно активное участие в разделывании мяса на отдельном столе, и столь ловко работала ножом, что вызвала неподдельную похвалу Бусова, разделывающего мяса рядом с ней.
- А вы не боитесь вида крови Светлана, это хорошо, может пригодиться в жизни!
- Не боюсь, но надеюсь что не пригодиться мне это! – деловито ответила девушка отделяя мякоть от костей, и раскладывая её.
- Может хватит тут расчленением заниматься, пойдёмте может у костра посидим, со столиков чего ни будь стянем, а? – тихо предложил Бусов, разглядывая любимую с боку. Та перестав резать вытерла пальцы о рушник, повернула к сыщику свою деловую мордашку, и стрельнув глазками ответила.
- А пойдёмте!
Она загребла из сугроба снега, и тщательно почистила им руки чтобы не пахли, затем подышала на них, и хотела сунуть в рукавички, но Бусов надвинувшись на девушку всей своей буркой, совершенно закрыл её от посторонних взоров. Он молча взял её раскрасневшиеся ручки в свои, и нежные девичьи ладошки, совершенно исчезли в громадных драгунских лапищах почувствовав такой жар, что их хозяйку пробила лёгкая дрожь.
- Иван… боже… ну что вы делаете? – тихо спросила она, глубоко задышав, глядя сыщику в глаза.
- Грею вас! – ответил он, разминая её пальчики, и дыша на них всем жаром могучей, мужской груди, от чего девушка не переставая глубоко дышать, прикрыла глазки… Воспользовавшись этим, сыщик быстро глянув по сторонам и убедившись что свидетелей нету, смачно поцеловал свою желанную в приоткрытые губки. Светлана слегка вздрогнула, быстро открыла глаза, но рук не отдёрнула, да и не смогла бы, мужчина держал их крепко.
- Иван – испуганно но нежно залепетала барышня – ну что вы делаете? Ну тут же люди кругом! Ну увидят же!
- Да не увидят, они в стороне стоят, Света, любимая – зашептал Бусов, целуя её снова – ну я же не каменный, муку такую терпеть, видеть вас так близко, такую молоденькую, свеженькую, спеленькую, мягонькую, на морозце раскрасневшуюся, и не обнять не поцеловать?! Это не мыслимо! - и снова поцеловал. Светочка просто таяла, она уже никого не боялась, ни сплетен, ни пересудов. Рядом, стоял держа за руки и целуя её, любимый человек, чего ещё можно было ожидать, и чего опасаться? Однако Иван тоже был в себе и осторожен. Отпрянув от барышни, он ещё немного помассировал ей пальчики, от чего призналась барышня у неё мурашки по всему телу стадам побежали, а потом одел их в рукавички.
- Всё Светлана Дмитриевна, можно теперь идти к столам там уж вон и мясо жарится!
- Да , лучше пойти! – смущённо кивнула барышня, и шагнула первой, Иван за ней, невольно залюбовавшись стройными ножками в плотно облегающих штанах.
- Какая она у вас сзади красивая-то, а? Глаз не оторвать! – мечтательно заметил Бусов, медленно ступая следом
- Кто? – похолодев от смущения, замерла на месте Светлана, залившись краской и медленно повернувшись к нему.
- Что кто? – переспросил Бусов «серьёзно» глядя на хлопающую глазами барышню.
- Кто у меня красивая сзади? – окончательно зардевшись, возмущаясь переспросила Светочка, представив себе, ЧТО так привлекло внимание, нахального сыщика.
- Я вообще-то имел в виду вашу дивную шубку с таким пикантным разрезом, но – голос Бусова чуть понизился – ход ваших мыслей, мне тоже нравиться! – вкрадчиво закончил он. Со Светочкой, случилось нечто! Она так обомлела, что ей захотелось провалиться сквозь землю, но для начала, провалить туда, и как можно поглубже, самого господина полковника, вот!
- Ну знаете! – вспыхнула Светлана, совершенно не имея понятия что ещё можно сказать в таких случаях, развернулась, и торопливо зашагала дальше.
- Да что ж я такого сказал-то? Шубу сзади похвалил, с вырезом…
- Знаю я куда вы там пялились, бесстыдник! – сквозь прущий наружу смех, прошептала не оглядываясь Светочка.
- Ну и туда тоже конечно, там вообще всё в полном ажуре! - уверенно заметил Бусов. Красавица не успела повторно возмутиться, они уже подошли к столам, на которые подавали первые, прожаренные на углях, куски мяса. Положив себе на тарелку пару кусочков, и ещё кое-какой снеди, Светлана горделиво держа голову пошла к костру, но так при этом невольно ( или вольно) завиляла тем самым местом что почти не прикрывала коротенькая шубейка с вырезом, что Иван широчайше улыбнулся.
- Ну ажур просто полнейший!
Но барышня уже не оглянулась, а молча уселась на свободный стульчик у костра, возле которого уже галдела пара охотников. Бусов тоже с тарелкой, и бутылкой вина, сел рядом.
- Вы дадите мне покушать спокойно, или нет? – капризно осведомилась девушка, начиная лопать.
- Да кушайте на здоровье, что я у вас, отнимаю что ли? Я сам вот кушаю, никого не трогаю, вами любуюсь, и думу- думаю!
- Да? – приподняла одну бровь девушка, откусывая оленину –И о чём, позвольте узнать? Если это конечно не секрет?
- Не секрет абсолютно, о нас с вами! – буднично изрёк Бусов, глотнув вина прямо из горла.
- Любопытно – протянула барышня.
- Когда вы станете моей женой, мы с вами частенько будем куда – ни будь выбираться…
- А я вот возьму, и не буду вашей женой! – подняв уже обе брови, капризно посулила барышня, наслаждаясь кушаньем.
- Да куда вы радость моя денетесь-то? - философски вздохнул сыщик, иронично поглядывая на девушку, у которой при этих словах, удивлённо вытянулось лицо.
- Как это куда я денусь? Не выйду вот да и всё! – держа двумя пальчиками кусочек мяса, промурлыкала барышня. Бусов подал ей платочек чтоб утереться потом.
- Да я вас тогда арестую! – сообщил Иван.
- Вот как? И за что?
- По какой статье вы хотите сказать? - переспросил Бусов.
- Ну да…
- Э-э-э… дайте подумать – Иван напряг голову – так, есть! Персонально для прекраснейшей барышни города. Звучит следующим образом « За не выхождение замуж, за Ивана Бусова» во! Так, карается пожизненным пребыванием с ним под одной крышей, в качестве любимой жены, и нежной матери его будущих детей, трёх мальчишек и двух девчонок, ну это для начала! – таинственным голосом подытожил он, и поинтересовался – Ну, и как вам вид наказания?
Светлана не сдержавшись заулыбалась, но тут к костру подошла сразу целая компания из дам, господ и Хворостовского, который уже набив себе чрево разными прожаренными деликатесами, решил что раз все пошли к костру барина, то и он не будет лишним. Дамы тут же наперебой ( даже не стесняясь Светочки) стали опять хвалить боевые облачения Ивана. От всего этого, любимая надулась так, что казалось ещё мгновение, и она лопнет, но сыщик сам сбавил накал страстей.
- Да полноте вам, дамы! Я что, я вообще нынче не в ударе, Хворостовский мой вон, кабана-то как славно подстрелил, едим вот да похваливаем!
- Иван Силыч – обратился к нему один из охотников – да как же вы с такого расстояния, и в сохатого промазали? Какая гора мяса-то ушла!
- Так я говорил уже, палец указательный судорогой свело, раненая рука господа, с турецкой войны ещё даёт себя знать. Вот и промазал я, ушёл великан в свой лес! – ответил сыщик, при этом Светлана стала смотреть на него с каким-то особым интересом.
Много чего было рассказано у костра разного былого и не былого, но к счастью для сыщика, не он теперь стал центром этих историй. Каждый охотник или просто присутствующий, торопился рассказать что-то своё, не особо заботясь о достоверности. Иван Силович сделал глазами знак Светлане, и встав с места, тихонько вышел из круга, барышня пошла следом.
- Ныряйте под бурку! – кивнул Иван, но барышня отказалась.
- Ой нет Иван, не надо, а то вон пялятся кумушки-сплетницы, чушь всякую будут нести!
- Сплетни всё одно будут Светлана, так уж пускай под ними хоть основание будет, ныряйте! – он распахнул одну сторону бурки словно крыло, и девушка чуть подумав, взяла и нырнула. Будь что будет, тем более что отошли они достаточно далеко, но из глаз не скрывались.
- Ой как тут тепло, хорошо! – довольно воскликнув, девушка прижалась вся к Ивану.
- Моему озорному котёночку хорошо? – деловито осведомился хозяин тёплого местечка.
- Котёночку хорошо, уютно и приятно! – блаженно улыбаясь проговорила барышня.
- Вы такая у меня хорошенькая, чудесная и забавная, что держать вас вот эдак у сердца, это просто счастье! Держать и не отпускать никуда, ни кому не отдавать и не позволять обижать, вот как!
- Иван – тихим и серьёзным голосом, произнесла вдруг Светлана, поглядев на него снизу в верх – а почему вы не убили лося? Почему выпустили? Вы же нарочно промазали!
- Почём ты знаешь? – улыбнулся Иван.
- Я это почувствовала когда они про него стали спрашивать, а вы им отвечали. Ну, скажите мне?
- Почему отпустил-то? – вздохнувши повторил Иван – Просто Света, нужды в том не было, да и попросил он меня, глазами попросил!
- А вы что, понимаете язык зверей?
- Его я понял Светочка, его я понял, он чем-то похож на меня, любит волю, стихию, и свой лес… Убить его было бы нечестно по отношению к Природе-матери нашей, вот так. Ты довольна ответом?
-Угу! Вы всё так просто и доходчиво пояснили, что мне всё стало ясно. Вы молодец Иван, не душегуб , понапрасну кровь не прольёте, я вас таким, ещё больше наверно полюблю! - девушка ещё теснее прижалась к спутнику.
- Я очень рад Светлана, что вы такая понимающая – заметил Бусов, и переспросил как она сама стреляла, специально не попадала, или мазала?
- Нет Иван, я просто мазала, я стреляла, но не попадала, я наверное жестокая и немилосердная особа!
- Глупости ты говоришь моя девочка – тихо возразил Бусов – от твоей доброты, у меня крылья за спиной режутся, и хочется сделать весь мир счастливым! Вот что может сделать юная, красивая барышня, с грубым и чёрствым солдафоном, всего лишь тем, что она прекрасная и добрая. Нежность и красота, весёлость, озорство и непосредственность, вот главное оружие юных барышень, перед которыми мягчают порой даже самые грубые, солдатские сердца!
- Ну Иван Силыч, вы же на себя наговариваете – недоверчиво возразила ему девушка – вы очень хороший и добрый. Конечно есть в вас такое что-то, что меня сердит и восхищает одновременно, и эта ваша странная манера отвечать на мои вопросы так, что я уже боюсь вас дальше о чём-то спрашивать, а то вы так мне чего-то ляпните, что я и взаправду сквозь землю провалюсь!
- Не допустим! Ваш провал не возможен в принципе, но если он и произойдёт , то мы с Хворостовским, достанем вас даже из под земли, вам там совершенно нечем будет заняться!
- Вы так полагаете? – с шутливой задумчивостью спросила Светлана.
- Абсолютно в этом уверен, просто убеждён! Там, в провале, не будет ведь ни анатомии, ни алхимии, ни пирожков с пистолетами, ни мольбертов с этюдами, словом ничего такого, чем можно было бы поразить подземных жителей!
Светлана тоненько захихикала, шутка ей понравилась.
- Не переживайте Иван Силыч, я, всегда найду чем устроить небольшой тарарам! – деловито заявила она, прижимаясь ещё плотнее.
- Ну я даже нисколько в том не сомневаюсь, за это я вас ещё больше люблю! – проговорил Иван Силович.
- Боже, Иван, как же я рада что вы у меня появились, что можно вот так идти с вами просто, и ничего не бояться, ни о чём больше не думать… Вот это наверно и есть счастье, как вы полагаете?
- Я полагаю любимая, что вы абсолютно правы – тихо ответил Бусов глядя в даль – лично мне, ни чего больше не надо, ни карьеры, ни богатства, ни положения в обществе, всё это, в разумных и достаточных пределах, я себе уже заслужил. А вот вас Светлана, мне видать и впрямь бог послал, обладать вами, любить вас, быть рядом, жить в собственном доме и растить детей, ну разумному человеку и не нужно ни чего более! Ни столицы, ни заграницы я не хочу, хочу тут, в русской глубинке, на природе, среди простых людей, а вы Светочка?
- Я как муж решит! – довольно сообщила девушка, уклоняясь от прямого ответа – Как вы скажете Иван, так и будет, я везде буду с вами, во всём во всём!
- Весьма рад это слышать-улыбнулся Бусов, и незаметно повернул обратно, к кострам
- Ну а ваша душа чего бы хотела, мечта же своя у вас есть?
- Рядом с вами быть, ни чего больше мне не надо, ну может попутешествовать по державе нашей, побывать где-нибудь – робко заметила девушка.
- Ну это само- собой, это мы покатаемся! – улыбнулся Иван – я ради такого дела, даже карету заведу, потом.
- Ой как славно! – восхищённо вздохнула Светлана, счастливо глядя на Ивана – Всю жизнь мечтала свою карету заиметь!
- Будет, обещаю! А чего бы вы ещё желали?
- Ну Иван, у меня множество личных интересов, книги разные читать, журналы там интересные…
- Одобряю!
- Изучать чего – ни будь!
- Не возбраняется!
- Какое – ни будь лёгкое ремесло освоить для души…
- Поддерживаю…
- Ну пока всё…
- Дозволено к исполнению!
- Вы совсем ничего не будете мне запрещать?
- Буду!
- А что именно?
- То, что будет угрожать общественной безопасности, и покою граждан города! - придав голосу серьёзность, отшутился Иван.
- Да ну вас, вовсе я уж и не такая опасная девушка как вы полагаете! – промурлыкала барышня.
- Для меня очень Света, очень опасная… Ваша красота и привлекательность, ранили меня смертельно, и я пал как подкошенный… Без вас я теперь просто не смогу, не получится у меня Светочка без вас, Брусничка моя…
- Господи, Иван, ну вы же знаете что со мной происходит, когда вы меня Брусничкой называете! – дрожащим, чувственным голосом, произнесла девушка.
- Понятия не имею – соврал Бусов, но сказал что ему нравится когда барышня так смущается и волнуется. Та сразу отстранилась, вылезла из-под бурки, и слегка кашлянув проговорила поправляя завитки локонов на виске.
- Какой вы однако Иван, бестактный!
- Ну так вы тоже умеете, кровь зажигать! – не сводя глаз с этого жеста, тихо проговорил сыщик, и голодно улыбнувшись добавил – Рискуете вы Светочка, вот эдак локон-то близ меня поправлять, я ить и напасть могу!
Хохотнув, барышня отбежала в сторону, и снова игриво потеребила прелестный завиток, явно провоцируя.
- Ах ты ж! - Иван быстро слепил снежок, и метким броском угодил барышне в грудь. Вспыхнув, Светлана тоже бросила, но сыщик закрылся буркой.
- Так не честно! Снимите вашу шкурку! – сквозь смех воскликнула девушка, лепя очередной снежок.
- Честно- честно, проказница! Честно! Я вот вас сейчас как поймаю и такое с вами сотворю, ужас просто! - играя глазами пригрозил Бусов, метая другой снаряд, поразивший любимую в бедро, а затем расставив руки бросился вперёд – У-у-у я вас сейчас!
Озорно взвизгнув, барышня бросилась наутёк, лёгкая по сравнению с буркой одежда, помогала ей в этом, Бусов как ни старался, так восхитительной барышни и не догнал, хоть носился за ней меж ёлочек добрых четверть часа.
- Не догнали! Не догнали! – игриво хохотала распалившаяся девушка, остановившаяся чтобы отдышаться.
- Ничего, я потом как нибудь, улучу момент, подкрадусь не заметно, и нападу на вас!- выдохнув пригрозил полицейский, от которого шёл пар.
- Я буду очень осторожна! – кокетливо предупредила девушка, когда они уже шли к кострам.
- Ничего – ничего шалунья вы моя, разведка подкрадывается незаметно, когда – ни будь вы всё же потеряете бдительность, и тогда я вас ам, и слопаю!
- Нечего меня лопать! – игриво возразила барышня.
У костров, уже шёл делёж мяса, но досталось всем не очень помногу, лишь Хворостовский как самый ловкий, взял себе половинку задка кабаньей туши, так что мясом они с барином были обеспечены на долго. Хотел было взять и голову, но раздумал, знакомых чучельников у него не было, и кабанью голову, подарили уже голове городскому. На сём собственно говоря, охота и завершилась. Бусов попрощался со Светланой,кивнул на прощанье мужчинам, махнул рукой засиявшим от счастья женщинам, и лихо помчалися с денщиком домой. Девушка некоторое время смотрела во след уехавшим, уронила с ресничек несколько тяжёлых капель, и тихо прошептала.
- Любимый…
За оставшиеся январские дни, ничего эдакого не стряслось, а вот февраль подарил сыскной полиции одно весьма заковыристое дело.
К гостинице « Парадиз» подкатили на извозчике двое молодых мужчин, лет по тридцати, в дорогих шубах, и широких шляпах на головах. Они подошли к портье и поинтересовались.
- Скажи любезный, а что, супруги Девятовы из тридцатого нумера, у себя ли?
- Точно так-с, у себя-с, позавтракали у нас в буфете и снова поднялись.
Мужчины молча кивнули, и тоже поднялись.
- Стучи ты! – улыбнулся один, а второй, напустив на себя важность, торопливо постучал.
- Да, войдите! – донёсся резвый, женский голос. Визитёры толкнули дверь, и по одному вошли. Номер был двух комнатный, и очень хороший, можно сказать что почти люкс. Внутри его, в гостиной, которой служило смежное и проходное меж комнат помещение, в креслах за столиками сидело двое: господин лет пятидесяти, с брюшком, и яркая, с точёной как у богини фигурой дама, в модном платье с большим декольте и рукавами по локти, с пышными и широкими кружевами на конце. Густые чёрные волосы были аккуратно убраны сзади в модный узел с великолепным хвостом.
- Привет чесной компании! – развязано проговорил один из вошедших, скинуло на маленький диван шубу и шляпу, подошёл к женщине, склонился, и жадно вдруг поцеловал в губы, она так же жадно ответила. Седовласый в кресле никак на то не среагировал, а напротив, схватив со стола рюмку водки, устало стал смотреть в другую сторону. Целующиеся разомкнулись, мужчина довольно улыбаясь уселся рядом с дамой на соседнее кресло, товарищ его расположился в кресле напротив. Тот кто целовал, ехидно спросил у женщины.
- Ну и как моя любимая Лизонька наш Храпов тебе в роли мужа-то, справляется с твоим темпераментом?
- Пошляк вы Вольдемар! – мило улыбнулась Лизонька, и не ответив на вопрос, спросила уже сама – Вы где остановились с Никитой, в меблированных, как и договаривались?
- Точно так Лизавета Семённа, точно так-с, мы с братом, сняли в неплохих кстати комнатах, хороший двух коечный нумер, светлый и чистый, жить можно!
- Храпов, ты чё такой хмурый, дело жирное наклёвывается, веселее быть надо, ты ж теперь муж, хоть и водевильный! – весело поддел его Никита, сидевший рядом. Храпов поморщившись махнул рукой.
- Муторно чего-то на душе, предчувствие плохое! – хмуро бросил тот, наливая водки.
- Не надо вот её родимую с портвейном мешать, и мутить не будет!
- Моё дело! – отмахнулся Храпов, и поправляя фрак, чем-то ударил себя по груди, тем, что лежало во внутреннем кармане. Лизавета на секунду замерла, а затем недовольным тоном спросила.
- Ты опять эту дрянь с собой таскаешь Храпов? Сколь раз тебе говорить выбрось его к чёрту, доведёт тебя твой пистолет до беды, да и нас всех!
- Ой ладно, говорила она! – недовольно возразил «муж» - Сказано нужен мне он, спокойнее мне так! Да и не заряжен он, так, пугнуть при случае…
- Врёшь! – пристально поглядела на него дама, и резко протянула руку – Покажи!
Храпов кисло улыбнулся.
- Ну ладно, ладно, заряжен. Но всё одно, при мне он и останется, я без него тревожусь!
- Нет ребята, он нас погубит! – подняв в верх брови, заявила дама, на что Никита успокаивающе заметил.
- Да полно тебе Лизок! Пусть его ходит раз ему нравится, мож и вправду когда выручит нас!
- Никит! – вспыхнула Лизавета – мы, на минуточку, не грабители и не убийцы- налётчики, мы благородные мошенники, и я хочу, чтоб в случае ежели нас накроют, мне не пришлось бы идти по тяжкой статье, да ещё и вооружённом сопротивлении!
- Давай-ка о деле! – напомнил Храпов.
- Ну давай о деле! – вздохнув согласилась дама – Значит так ребята, наша цель – Струговы, точнее князь Владимир Иванович, и его драгоценности, коих по моим данным, у него на восемьдесят или сто тысяч, дома в сейфе! Да у его жены Елены Фёдоровны, личные украшения на пятьдесят – шестьдесят тысяч, сведения самые верные. Мой человек в доме служит, заслан как положено уже давно, и с самыми лестными рекомендациями, ну технику этого дела вы знаете, объяснять не нужно. Работаем по старой схеме, я охмуряю князя, вхожу в доверие, а Никита княгиню, она хороша ещё собой, и внутренне одинока, супруг ею мало интересуется, так что хлопот думаю будет не много.
- Сработаем в лучшем виде! – улыбнулся Никита, привлекательный брюнет с карими глазами.
- Я в тебе не сомневаюсь! – улыбнулась Лизавета – ну, Храпов и Вольдемар на подхвате.
- Как обычно – криво улыбнулся Храпов, тянясь к водке. Лизавета окинула его критичным взглядом и продолжила.
- Струговы, открыли с месяц назад большой, хороший салон в своём доме, и там собираются самые известные и не бедные люди города. Вообще-то ребята, Ладов, как ни один уездный город, славится обилием своих салонов, только за этот год их появилось пять, и закрылось четыре! Ну публике всегда хочется чего-то эдакого, и вот хозяева стараются, да. Но у Струговых, он пожалуй самый богатый и интересный, там на двух этажах целый мир! Танцы, буфет, игорная зала, музицырование, всё что душе угодно, работает по средам и субботам. Да, супруги часто ходят в ресторацию, открылась тут летом и довольно неплохая. Ходят и парой и по одному, так что там их и подловим. Следить начнём завтра, мой человек даст мне знать когда он или она, в ресторацию соберутся. Сработаем это дело, и вон из губернии. У меня на примете похожих ещё два дела, сделаем их и разбежимся, денег у каждого, коли с умом тратить, на две жизни!
- А ты сможешь жить другой жизнью, без риска? - улыбнувшись спросил Вольдемар.
- Ну когда – то надо начинать? – ответила Лизавета, и налила себе вина.
- Так, что по полиции здешней? – спросил Никита, а дама не отрываясь от бокала, указала ему на Храпова, мол это его епархия. Храпов, не меняя равнодушного выражения, лениво проговорил.
- А чего полиция? Полиция как полиция, капитан – исправник, тупой солдафон, полицмейстер живёт по принципу « лишь бы пронесло», хотя и не дурак. Околоточные, квартальные, частные, разные… Есть хваткие, есть ни то ни сё. Но, вот начальник сыскного тут, прошлой весной по собственному почину из соседней губернии перевёлся, вот этот да, хват! Вцепится ежели, не отпустит, здесь уж много громких дел было. Зыряновские бриллианты, наша изначальная цель, помните шум в газетах был? Так он и раскрутил за три дни, н-да-а, опасный псина легавая, и посулы не берёт, из драгун, вояка матёрый, рубака не из последних!
- Хм – фыркнула дама призадумавшись – как звать- величать?
- Бусов, Иван Силыч, уроженец сего места…
-Не слышала… Что, сильно стар и зануден? Подступы какие – нибудь к нему имеются?
- Не сильно стар, лет тридцать семь ему, собой видный, бабам говорят нравится! – равнодушно ответил «муж».
- Дамам, дамам, мужлан! – укоризненно поправила «супруга» Лизавета – Ежели он собой видный, то я им и займусь пожалуй! – призадумавшись сказала она.
- Дохлый номер! – лениво заметил Храпов.
- Отчего же? Или я не достаточно хороша? – игриво спросила Лизавета поводя станом.
- Да хороша то ты хороша - согласился Храпов – да токомо у сыщика этого, есть уже тута зазноба-то, молоденькая и юная красавица! Он говорят без ума от неё, и она ему взаимность дарит.
- Это ерунда! – отмахнулась Лизавета – Молоденькая дурочка не соперница для опытной и красивой женщины, этот сыщик будет мой, не устоит!
- А девочкой пожалуй я займусь - проговорил Вольдемар – юные барышни мне особо симпатичны, такие дурочки верят в любовь, романтику и воздушные замки!
- Ежели ты о двух головах, то займись! – хмыкнул Храпов.
- Ты что имеешь в виду?
- Бусов этот, никого к ней не подпускает, было тут уже несколько неприятных инцидентов, обижали девочку некоторые…
- И что?
- Они плохо кончили…
- Я, не боюсь, сколько мужей рогатых меня и убить грозились, и в тюрьму упрятать, всё без толку! – похвалился Вольдемар – Одни угрозы сменяли другие, а я вот он, живой и свободный…
- А знаешь Вольдемар, ты и впрямь пока остынь – задумчиво проговорила Лизавета – а вот когда я следователя захомутаю, опутаю, тогда уж и ты за барышню берись. Создадим такой водевиль, что они друг друга грызть станут, и будет уж сыщику не до нас, гнев юных барышень бывает страшен!
Вольдемар нечего не ответил, а лишь улыбнулся про себя.
- А кто отец у этой барышни-то? – снова справилась Лизавета.
- Директор мужского трёх классного училища, довольно известный и уважаемый в городе человек, из военных. Участвовал в компаниях с 1805 по 1812 года, с ним ещё живёт племянник, тоже из отставных военных. Дочь и сестру любят пуще жизни, и так же оберегают. Люди они не смотря на простоту и не богатство решительные, и в случае чего, ради девочки, могут пойти на крайние меры, примеры уже были! – так же равнодушно отрапортовал Храпов.
- А вы неплохо потрудились собирая сведения – похвалила его «жена» - браво!
- Да не особо и сложно! – отмахнулся Храпов.
- Значит окончательное решение такое – подытожила Лизавета – всё внимание на Струговых, на следователя этого, как его?...
-Бусов!
- …Бусова и его барышню, внимания пока не обращаем, может статься он и понять ничего толком не успеет, как мы всё обстряпаем, да и свалим отсюда. Мы вообще не должны себя ничем выдать, в день изъятия второй партии, мы как водиться исчезнем, так что господину сыщику и трудиться не придётся. У нас же на лбу не написано что мы мошенники?
- А может сразу в салон к ним заглянем, чего их по ресторациям-то ловить? – предложил Никита.
- Никитушка, мальчик, ты вчера родился что ли? – усмехнулась Лизавета – В салоне знакомиться с хозяевами сложно и муторно, мы познакомимся с ними именно в ресторации, и уже как знакомцы хозяев, я с мужем – она кивнула на Храпова – а ты с братом, станем там завсегдатаями. В будни дни, тебе Никитушка, под видом великого литератора, надо будет охмурять Елену Фёдоровну, и доахмурять её до такого состояния, что можно будет открыто сыграть с ней водевиль «Должник карточный, пятьдесят тысяч». А мне применить свои способности, захомутать князя, а уж как подобраться к драгоценностям, я решу по ходу дела, возможно придётся применить дурманящие капли, но это на крайний случай. Ты понял меня, поэт печального образа?
- Да понял я, понял!
- И смотри, не переиграй с чужими стихами, провинциальная публика тоже бывает весьма образована! - предупредила Лизавета, и спросила есть ли вопросы у молодых людей.
- Вопросов нет! – ответил за двоих Вольдемар.
- Тогда проваливайте, посетите пока ресторацию, по толкайтесь там, пообвыкнете, примелькайтесь одним словом!
- Неплохая идея кстати, да, а как мы узнаем этих князя с княгиней? – переспросил Вольдемар, у которого в голове, заваривалась уже своя каша.
- Сегодня после обеда, приходите сюда, поедем и я их вам покажу, по крайней мере тебе Никитушка, твою будущую любовницу!
- Сколько у нас времени на всё про всё?
- От знакомства со Струговыми и до изъятия второй партии, полтора месяца! – тихо ответила Лизавета.
- Нормально, справимся! – бросил Вольдемар и поднялся с кресла – пошли Никит, ресторация нас ждёт, не будем её обнадёживать!
Никита встал, и пошёл вслед за приятелем. Когда они покинули номер, Храпов мрачно спросил у дамы.
- Ты им полностью доверяешь?
- Полностью дорогой, я даже себе не доверяю! – элегантно ответила Лизавета, наливая себе вина, а другой рукой отрывая и отправляя в рот виноградинку.
- А ты не боишься «жена» – ехидно сострил «супруг» - что Никитушка, получив от княгини цацки, сгинет с ними в неизвестной стороне?
- Боюсь – спокойно ответила дама, и снова проглотила виноградинку – но на этот случай мы изъяли у него пачпорт, да и ты его подстрахуешь, разве нет?
- Разумеется! – улыбнулся Храпов – и для этого-то и пригодиться мой пистолет душа моя!
- Я, не ваша душа, Храпов – возразила дама – и ваш дурацкий пистолет вы пожалуйста оставьте, на дело хотя бы не берите, ну не нужно нам оружие, поймите!
- Да почему?! – взвился «супруг» - Им можно погоню отпугнуть, уйти!
- Лакеев да, и то не всех, а полицейские тебя просто пристрелят «при сопротивлении аресту» и вся недолга! – гневно выпалила дама – Такие простые вещи, и я должна объяснять!
- Ладно Лизка, я им мальчиков твоих пугать буду ежели напаскудить захотят – предупредил Храпов – ну это-то можно, нет?
- Ладно, чёрт с тобой Паша, пугай! Раз уж он с тобой, пущай хоть пользу приносит! – отмахнулась дама – Но не удумай его нигде более достать, пропадёшь!
- Пойду я лучше в своём заветном сундуке покопаюсь – вздохнул Храпов, и поднявшись отправился на свою половину.
- Иди, покопайся! – мрачно бросила Лизавета, и всерьёз занялась виноградом.

                                                                                                                                   Х Х Х

Пару дней спустя, в ресторацию, в сопровождении лакея, пожаловала княгиня Стругова Елена Фёдоровна, привлекательная с неплохой фигурой, обаятельная женщина тридцати восьми лет, но с грустными глазами. В ресторации хорошо топили, а посему княгиня, оставив шубу в гардеробной под присмотром лакея, сразу же заняла свободный столик, сделала заказ подскочившему половому, который тут же убежал его исполнять. Некоторые посетители сидели в верхней одежде, правда лёгкой, из чего можно было сделать вывод, что они приехали сюда в каретах. Княгиня нередко заходила в это место чтоб побыть среди людей, да и просто найти заметный повод уходить из дома, ибо в последнее время размолвки с мужем становились всё чаще, всё острее. Хотя они иногда и посещали ресторацию вместе, Елена чувствовала что как женщина, она уже почти не интересна своему супругу, они бывали близки теперь не чаще одного раза в месяц, а то и реже. Она очень старалась быть красивой, следила за собой, не опускала руки и не опускалась сама, всегда свежая, опрятная, чистая, пользовалась хорошими духами, словом делала всё чтоб понравится мужу, но выходило не очень. Княгиня не могла понять причины такого равнодушия, она по долгу разглядывала себя в зеркале « Ну что ему ещё надо? Ну разве я не хороша? Я покорна, не желчна, не истеричка, не кокотка, что ему надо ещё, Господи?» такие вопросы бедная Елена Фёдоровна задавала себе теперь всё чаще. Он любила мужа, не безумной любовью конечно, но любила, хотя и поженили их родители своей волей а не чувствами, двадцать один год назад. По своему, княжна сразу полюбила молодого супруга, а он хоть и не обижал, не унижал и не оскорблял демонстративно, но и не пылал к жене горячими чувствами молодого желания. Так они и жили сумев правда родить дочь и сына, кои выросши, отправились жить в столицу, постигать жизнь да искать свою долю.
Были разумеется у княгини тут в городе и друзья и подруги, но более всего, Елене хотелось ласки и тепла от мужа, холодность которого, переносилась уже с трудом...
Именно о таком порядке вещей, размышляла княгиня, лениво перебирая ложечкой десерт, когда рядом с её столиком, споткнулся на левую ногу молодой, интересный брюнет лет тридцати, в простом сером фраке и серых же брюках.
- Простите меня великодушно княгиня, я дико извиняюсь что доставил вам неудобства, прервав ваши размышления! – извинился брюнет, а Елена удивлённо подняла глаза.
- А мы разве с вами знакомы? Что-то не припомню – чуть растерянно, но с какой-то непонятной, тайной надеждой переспросила княгиня, с интересом глядя на мужчину.
- Нет Елена Фёдоровна, мы к моему сожалению не знакомы с вами, но я, не сочтите за бестактность, - мужчина приложил к груди руку – уже давно приметил вас, и никак не мог найти повода познакомится с вами!
- Приметили меня? – чуть оттаяв переспросила княгиня, пока ещё не решившись предложить мужчине присесть – В каком смысле?
- В смысле что по профессии я литератор, сюда приехал за вдохновением, но как назло пока ничего это вдохновение не навевало – мужчина начал нетерпеливо перетаптываться на месте – но с неделю назад, я как то увидел вас, печально бродившую по заснеженному парку, одну, такую привлекательную и красивую, и очень грустную… Меня сразу осенило, и пошли стихи. Да княгиня, ваш образ разбудил моё поэтическое вдохновение, я навёл справки, и вот счастливый случай, увидал вас, но заторопился, и вот…
- Да вы присаживайтесь – неожиданно для самой себя, сказала княгиня – простите, не знаю как вас?
- Ой, это вы простите – мужчина склонил голову – честь имею рекомендовать себя, Никита Ивановский, литератор! – и торопливо присел за столик.
- Чем же это я, так привлекла поэта? – с небольшой долей робости, но больше уже из интереса, спросила Елена Фёдоровна, которой вдруг так захотелось чтоб этот мужчина не исчез внезапно, а остался по дольше, что она ему немного даже улыбнулась.
- Сам не знаю Елена Фёдоровна, просто понимаете, вы очень красивая, взрослая женщина, вызвали во мне чувства, кои не могли уже вызвать даже юные барышни! Душа поэта их перестала воспринимать, они стали ей скучны после того, как она запечатлела ваш образ в заснеженном парке. Елена Фёдоровна, простите, но я откровенен, сил таить всё в себе и не сказать вам, у меня более нет! – мотнул головой Никита.
- Вы меня прямо смутили Никита! – чуть покраснела княгиня, которой вдруг стало как-то интереснее вокруг – мне никто никогда стихов не посвящал, и я не знала что это так приятно!
- Не посвящали? – изумился литератор – Да быть того не может! Вы… вы простите меня за мою прямоту, но вы и ваш образ, он же просится на страницы поэм!
- Да будет вам! – вздохнула княгиня, уже просто любуясь этим невесть откуда взявшимся брюнетом, который стал мил и интересен уже хотя бы тем, что говорит с ней искренне, как с женщиной.
- Нет-нет Елена, не принимайте это за лесть! – торопливо проговорил поэт – я говорю за себя, за свои страницы, за свои поэмы, у меня много начатых и не законченных, но теперь, я думаю что смогу это сделать, ибо вы, невольно стали моей новой Музой, и даже если теперь вы меня совершенно справедливо прогоните, я просто уйду, но вы всё равно останетесь в моей душе и сердце, и я рад что наконец сказал это вам, всё! – развёл руками литератор. Княгиня пару минут помолчала собираясь с мыслями, а затем с надеждой, уже глядя прямо на собеседника, тихо произнесла.
- Никита, вы, можете остаться если хотите, и я не сколько не сержусь на вас за вашу бесцеремонность, напротив, мне очень приятно что я как оказалось, могу вызывать у мужчин, подобные чувства!
- А разве кто-то дал вам повод думать иначе? – изумился Никита, влюблённо глядя на княгиню, и та торопливо отвела взор в сторону.
- Ах да, простите – смущённо забормотал поэт – я же слышал что у вас недопонимание с мужем… Неужели он так слеп, что не видит каким сокровищем он обладает в вашем лице?
- Да бог с вами Никита, какое сокровище? – смущённо пролепетала княгиня – Не нужна я ему…
- Я даже не знаю что сказать на это – вздохнул поклонник – игнорировать красивую жену, это по моему просто глупость, или преступление, не знаю даже! Вот, возьмите пожалуйста! – он вытащил из кармана сложенный в двое листок, и придвинул по столу – эти стихи посвящены вам, точнее образу женщины в вашем лице… нет-нет не тут, умоляю вас! – попросил поэт, видя что княгиня хотела развернуть творение – После где-нибудь, я боюсь что вам не понравится…
- Ну что вы – улыбнулась Елена, добродушно глядя на поэта – я вот напротив думаю что мне понравится!
- Ну Елена, ну не здесь, умоляю! – собеседник сделал жалостливое лицо, и княгиня довольно улыбнувшись, спрятала листок в сумочку.
- Хорошо Никита, я прочитаю это дома, не переживайте – успокоила его княгиня.
- Елена, не посчитайте за бестактность, я очень давно наблюдаю за вами, да, неделя для поэта это срок, особенно когда он полгода ничего не писал. Всё выходило дурно, вздор, патока, и летело в печку. А тут, увидав вас, я вдруг вспомнил что такое живая, природная красота не замазанная всем этим наносным блеском, красота, которая снова открыла плотину моего вдохновения, и я начал писать. Я хотел спросить или предложить… Елена, когда мы увидимся? Если вы конечно хотите, если же нет, то я, хоть мне это и будет горько, молча уйду в сторону, но посвящать вам строки не перестану. Ибо такой женщины как вы, живой и свежей, я верно уже не встречу!
Княгиню, начала бить мелкая, едва заметная дрожь от волнения, и нахлынувшего чувства. Её бросило в лёгкий жар, и она не отрываясь выпила пол бокала вина, то есть всё, что в бокале и было. Затем чуть прикрыв глаза, она тихо спросила.
- Вы… где остановились?
- Мы с братом, с Вольдемаром, остановились в меблированных комнатах Самарина, в девятнадцатом нумере. Мы не богаты, а посему приходится пока обходится так, но я надеюсь скоро стать известным!
Елена несколько секунд помолчала, а потом негромко произнесла.
- Сегодня до вечера, я пришлю вам туда записку, или даже письмо, и там я укажу где и когда мы с вами увидимся, и вы… сможете прочитать мне свои стихи, я с удовольствием послушаю их Никита, и будь что будет!..
- Елена – ошарашенно пролепетал поэт – вы право очень приятно меня поразили, я ожидал что вы погоните меня в зашей, а вы… Вы ответили на мои чувства?!
- Всё Никита, до вечера! – смущённо прошептала княгиня, умоляюще глядя на поэта, тот быстро встал.
- Извините за назойливость Елена, я ухожу, и буду ждать и надеется! – поклонившись, Никита быстро ушёл. А княгиня некоторое время ещё посидев и помучив себя размышлениями, приняла таки судьбоносное решение, и расплатившись, торопливо пошла в гардеробную, где лакей помог ей одеться, и она быстро как птица, покинула заведение.
Ближе к вечеру, в меблированные комнаты Самарина в нумер 19-ть, постучался мальчонка лет двенадцати.
- Письмо, господину Ивановскому! – громко крикнул он, и замер. Щёлкнула задвижка, и дверь открыл Никита.
- Давай – протянул он руку, а другой подавая мальчишке гривенник. Курьер отдал письмо, получил монету и исчез. Никита вернулся в номер. На соседней койке, в одежде, лежал Вольдемар, заложив руки за голову.
- Ну, чего там, уже? – хмуро спросил он, чуть повернув лицо.
- Погоди, сейчас глянем! – Никита ножом вскрыл конверт, и вслух прочитал – « Никита! Приходите как получите это послание в гостиницу « Парадиз» в нумер 14, я буду вас там ждать. Приносите что обещали, и будь что будет! Княгиня Е. С.» Ну всё, рыбка заглотила наживку с одной прикормки, теперь надо поводить некоторое время и подсекать.
- Она хоть красивая? – снова повернул голову Вольдемар.
- А ты знаешь, да! – кивнул сочинитель, опуская записку в карман, и подходя к столику с бумагами – Зрелая, стройная женщина в самом можно сказать соку, так что работа будет приятная!
Никита покопался в бумагах и выбрал с пол дюжины чужих виршей, ибо своих у гения вдохновения не водилось, по причине отсутствия таланту.
- Вот сим, и сражу даму! – потряс он листками – Тоскует она по мужским ласкам, это сразу видно, но, думаю что нынче же Вольдемарчик, я эту печаль-тоску ей развею! – усмехнулся Никита, начав наряжаться.
- Ты думаешь уже сегодня попользоваться клубничкой? – задумчиво спросил Вольдемар.
- Ну не стихи же ворованные, она меня читать себе зовёт, Вольдемар Аркадичь? - улыбаясь ответил соблазнитель.
- Ну да – согласился приятель – видать ей от одиночества-то и впрямь уже не вмоготу стало настолько, что она готова к первому встречному проходимцу вроде тебя, в койку сигануть! – оскалился глумливо Вольдемар и сел на кровати привалившись к стене.
- Ну на то и расчёт что одинокая! Вот кабы жили все супруги друг с другом по-людски то, то и нам мерзавцам да шаромыжникам, не на чем было б расти, грибницы для нас не было бы! – философски заключил Никита, застёгивая модный фрак, и подходя к вешалке с шубой.
- Да – вздохнул Вольдемар – коли было б так ты говоришь, то и я в мошенники не подался бы!
- Фатум Володя, фатум! - изрёк Никита поднимая палец.
- Иди к чёрту Никит, и это, аккуратней там, не переиграй, она не сопливая девчонка, не спались на виршах! – наставительно заметил Вольдемар встав с постели, и подходя к столику с вином и закуской.
- Не первый год замужем, пока! – Никита сделав ручкой вышел, а Вольдемар принялся пить да закусывать. Он сегодня не работал…

Х Х Х

Светочка Брусникина, побывав однажды в салоне у Струговых, буквально влюбилась в это заведение. На двух этажах царил праздник. Ну карточные игры её не особо интересовали, хотя барышня нет-нет да и присаживалась иногда за столик к любителям, где играли на символические ставки от гривенника до рублика, ради убития досуга. Барышне больше везло чем нет, но она никогда не позволяла себе втянуться с головой. Выиграв горсть- другую мелочи, девушка вставала из за стола, и произносила обычно следующее.
- Всё господа, я устала и хочу отдохнуть! – после чего красавица убегала гулять по другим залам и комнатам. В одном шли споры, в другом музицировали, в третьем литераторы читали стихи, в четвёртом мистики вызывали духов, и так далее и тому подобное. У мистиков девушке не понравилось, Светочка боялась привидений, а посему к ним она не захаживала более, а вот в других залах её уже стали узнавать да привечать. Её весёлость и жизнерадостность, буквально у всех вызывали симпатию. Она посещала салон то с неразлучными подружками, то с Олегом, а пару раз даже с Бусовым, буквально уговорив сыщика, глядя ему прямо в глаза своими небесными очами.
- Ну пожалуйста, Иван Силыч, ну поедемте!
В таких случаях Иван был просто бессилен, ибо отказать Светлане когда она глядела на него словно котёнок просящий молочка, он не мог физически.
- Пользуетесь вы Светлана Дмитриевна тем, что я отказать вам не могу, когда вы так на меня глядите! – с напускным недовольством бурчал Бусов, и строго предупреждал красавицу каждый раз, чтоб ТАКИМИ глазками, она на него больше не смотрела!
- Это каким-такими? – кокетливо мурлыкала барышня игриво стреляя взором, всё уже понимая.
- Какими, самим знаете! – хмурясь для вида, говаривал Иван – И вообще барышня, это вот запрещённый приём, глазками на меня эдак смотреть, не честно совсем, и не пяльтесь больше, не подействует!
- А вам когда вы зыркаете вашими разноцветными, значит честно, да? – деловито вопрошала девушка, делая строгий вид - Нет уж Иван Силыч, что имеем, будем применять!
Вообще –то, Светочка была страшно довольна в такие минуты! Ещё бы девушки, она же нашла второе слабое место сурового полковника, на которое в случае необходимости, можно было немножечко нажать, совсем- совсем чуть – чуть, ну самую малость, капельку!
Да девочки, Светочка сделала как она полагала, открытие века, заключавшееся в следующем: воздействовать на суровых, боевых мужчин, надлежит не желанием сравнятся с ними во всём, не привычкой перечить не соглашаясь при этом ни в чём, не упрямством и дурью, а тем, чем наградила матушка Природа весь женский пол, нежностью, красотой, привлекательностью, и обворожительностью, вот. Попробовала бы она заставить Ивана Силыча сделать чего-нибудь упрямством, упёртостью да капризами, ага, сейчас! Только злее бы стал да не уступчивее. А тут, глазками ему прямо в лицо поиграла, голосок по нежнее да по звонче сделала, и всё, сыщик готов к подаче прошений и просьб. Но только главное не пересолить, точнее не пересладить. Локон у виска игриво поправлять при нём надлежит очень осторожно, а то мало ли что? Вон он какой от этого сам не свой становится, прямо еле сдерживается. А то так можно и доиграться, что какая- ни будь неприличного вида особа подвернётся в этот момент под руку, и готово дело, не исправишь потом! Всю эту свою теорию, она подробно изложила подружкам, и Вера – Даша – Наташа, с ней полностью согласились, да пригрозили испытать это всё на своих ухажёрах, благо они у них заводились регулярно ( не подумайте чего плохого, это просто поклонники-воздыхатели)
Вот и в эту среду, улучив момент, Светлана в обед вызвала Бусова запиской в скверик, и когда он подошёл придерживая по обыкновению саблю левой рукой, она сверкнув глазками, заговорила.
- Иван, можно вас попросить о чём-то?
- Гм, стесняюсь спросить, о чём моя ясноглазая девочка, собирается меня попросить? – чуть улыбнулся сыщик, уже примерно догадываясь о чём пойдёт речь. Барышня робко опустила глазки, и залепетала.
- Ну понимаете, сегодня такой день и я…
- Да, среда сегодня, и Струговский салон отверзает врази свои! – огласил сыщик, умильно глядя на забавно стеснявшуюся девушку, нет, всё таки она чудо!
- Ну, да! – кивнула она, хлопая ресничками.
- И вам страшно хочется туда пойти? – сдвинув брови проговорил Иван, не отводя взора.
- Очень! – выдохнула чуть ли не молитвенно барышня, и даже чуть подалась вперёд.
- И вам не с кем туда пойти?
- Не совсем Иван Силыч, там подружки, Олег будут – робко стала перечислять Светочка, загибая пальцы – но вы… вы бы не могли пригласить меня? Вот…
- С превеликой радостью Светланка моя, за честь почту! – улыбнулся Бусов довольный тем, что его любимая радуется самым простым вещам, в коих он легко может ей услужить – Они начинают в пять, я заеду за вами в шесть, переоденусь… хотя нет, пустое это! – Бусов махнул рукой – пойду в мундире, чего мне там стеснятся?
- Правильно Иван Силыч, стесняться нечего! – согласилась Светлана, и тут же заботливо переспросила, а собирается ли он сегодня обедать, или как обычно на кусках да чаю?
- Да вот думал было… - начал сыщик.
- И вовсе вы не думаете о себе! – горячо возразила Светлана, широко раскрыв глаза – если бы думали, вы бы нормально питались, как все люди, а то ведь вы махнули на себя рукой и всё! – деловито заключила барышня.
- Да я вообще-то…
- И не возражайте мне! – категорически заявила красавица – вы же совсем режим питания забросили!
- Да вот собрался…
- И даже вот не оправдывайтесь мне тут! – строго воскликнула девушка, сурово глядя на безобразно запустившего свой режим следователя. Тот всё время силился ей что-то сказать, верно возражать собирается, конечно, что ж ещё-то?
- Да мне уж в принципе пора…
- И вы ещё собираетесь мне возражать? – деловито возмутилась барышня, приняв совсем уж категоричный вид.
- Да я вот просто сейчас уже хотел…
- Вот когда я стану вашей женой, я не позволю вам не обедать и сидеть на кусках, вы будете регулярно есть горячее! – было сделано заявление.
- Я вот прямо сейчас собрался…
- Что собрались? Чай с пряником? Ни в коем случае не позволю! – решительно пригрозила барышня.
- Мне пожрать сёдни дадут, нет? – сквозь смех, сурово вопросил сыщик, не мигая глядя на любимую.
- Чего? – коротко пискнула та, хлопнув глазками.
- В трактир пошли, я жрать хочу! – нетерпеливо заявил Бусов, аккуратно цепляя Светочку за локоть, разворачивая и практически уже волоча её за собой – Пол часа стою тут как истукан тьмутараканский ! Если вас моя нежность не остановить во время, то вы бы верно до завтра читали мне свою проповедь о горячей пище! Идём те уже, хватит этой алалы!
Вечером как и обещал. Бусов заехал за барышней на извозчике, на зимних санях, высоких и красивых. Она как всегда выглядела прелестно, взяв с собой задор, игривость, да хорошее настроение.
- Так, а Олег Иваныч где? – спросил Бусов, принимая барышню.
- А он с пол часа как отбыл, его там подружка заждалась! –улыбнувшись бросила девушка присаживаясь рядом.
- Подружка это хорошо! – заметил сыщик, и велел извозчику трогать.
- А Хворостовского вы сегодня не взяли с собою? – полюбопытствовала она, теснее прижимаясь к кавалеру.
- Куда ж без него? Там уже, захватил плацдарм и нас дожидается где-то! – усмехнувшись ответил сыщик.
- Я намерена сегодня веселиться и безобразничать! – тихо созналась барышня, на что суженый ей деловито заметил «Что Светочка всегда веселится и безобразничает!»
- Но сегодня, у меня особое настроение!
- Значит полиции надлежит быть на стороже! - хмыкнул Бусов. Наконец они приехали, разделись в гардеробной, и торжественно проследовали во внутрь. Решили сразу заглянуть туда где беседы, и оказалось не зря, хозяин салона, князь Владимир Иваныч, здоровый мужчина неполных пятидесяти лет, увидав Бусова, радостно шагнул к нему .
- Ба, Иван Силыч, добрый вечер! Светлана Дмитриевна! – Стругов приложился к её нежной ручке, и опять обратился к сыщику – Рад вас тут видеть, вы не частый гость в таких местах я слышал?
- Да уж, не получается часто, да и не охотник я до светских приёмов, но на ваш князь, я пожалуй буду наведываться почаще чем к другим! - улыбнулся следователь. Князь довольно засмеялся, и тут у них с боку вынырнула молодая, стройная брюнетка с точёной фигурой в весьма открытом платье, и с выразительными глазами. В одной руке она держала дорогущий, усыпанный мелкими камнями веер, а на другой, традиционно болталась сумочка-мешочек, тоже впрочем усыпанная.
- Позвольте вам представить Иван Силыч, моя недавняя знакомая, Елизавета Семёновна Девятова!
- Очень приятно! – щёлкнул каблуками сыщик прикладываясь к протянутой ручке с веером – Бусов, Иван Силыч, начальник здешнего сыскного отделения, а это моя спутница, Светлана Дмитриевна Брусникина, прошу любить и жаловать! – дамы смерив одна другую критическим взглядом, поприветствовали друг-друга натянутыми улыбками, не обменявшись ни словом, но в адрес сыщика, новая знакомая уже отсыпала первую партию комплиментов.
- О, я много лестного слышала о вас Иван Силыч – строя глазки начала Елизавета Семёновна – вы говорят тут всех преступников переловили в Ладове и окрестностях?
- Нет сударыня, не верно, на всех и двух жизней не хватит! Вы как здесь, проездом или остаться хотите?
- Проездом, у нас с мужем что-то вроде свадебного путешествия. Этот скучный тип где-то тут, в салоне, в карты играет, любимое его занятие!
- А чем занимаетесь если не секрет? - снова спросил Бусов, с интересом разглядывая даму.
- Елизавета Семёновна с мужем домовладельцы, у них пять, или сколько ты говорила? – машинально переспросил князь, поворачивая к спутнице своё покрытое влюблённостью лицо.
- Шесть князь, шесть домов в Московской губернии, многоквартирных и достойных, приносящих хороший доход! – улыбнулась Елизавета Семёновна, не сводя взгляда с сыщика и обмахиваясь веером.
- А где ж Елена Фёдоровна? Что-то я её тут не вижу? – Бусов перевёл взгляд на князя. Тот сконфуженно кашлянул, и наклонился к Бусову.
- Тут она, в литературной гостиной, где стихоплёты собираются, там у неё – князь совсем понизил голос – новое увлечение образовалось, поэт один!
- Ну вы я вижу тоже времени понапрасну не теряете, а, бог войны? - вкрадчиво подмигнул ему Бусов, на что Стругов распрямившись и поглядев на свою спутницу, произнёс.
- Да, мы артиллеристы народ плечистый!
- Да я вот гляжу, и среди отставных драгун, широкоплечие мужчины попадаются! – игриво заметила Девятова, оглядывая фигуру следователя. Надо сказать что Светочке, это новое знакомство совсем не понравилось, да! Эта самая Елизавета вообще и одета-то была вызывающе, одно декольте чего стоит, того и гляди, вывалится всё! И главное подошла прямо так бесцеремонно, представьте мол её! Подумаешь королева! И на Ивана прямо так нагло смотрит глазищами своими, и не повылазит ей! И про мужа упомянула, при любовнике! Князь тоже хорош, пассию открыто привечает. И вообще эта Елизавета, вульгарная особа « Ах Иван Силыч, вы всех преступников переловили!» Нет, тебе оставил, беги, хватай по больше! Стоит главное дело, и глаз с Бусова не сводит, словно он один пришёл, а не с молодой, очаровательной девушкой, наглость какая! И глазки бессовестные строит ни любовника не стыдясь, ни того что отставной драгун не один тут вообще, разуй глаза - то! А уж последнее заявление вообще на голову не натянешь, что это значит про широкоплечих мужчин то вот тут, а? Это уже чуть не впрямую есть не пристойное предложение! Эх жаль что она, Светочка, ну совсем не скандалистка, а то полетели бы сейчас от этой Елизаветы, клочки по закоулочкам! Ишь смотрит, куртизанка!
- Мы вас пока оставим, хочется найти и других знакомых! – сказал вдруг Иван, и чуть кивнув собеседникам, повёл Светлану в другой зал.
- Вульгарная особа! – буркнула Светлана едва они отошли – Мне совсем не понравилась!
- Да, а вот князь похоже влип по уши, хотя с его-то семейной жизнью и не мудрено! - заметил Иван, и видя что прекрасное создание в белом платьице надуло губки, совершенно серьёзно спросил.
- Светлана Дмитриевна, а где же братец ваш и подружки? Да и Хворостовский чего-то не находится, мерзавец!
- Понятия не имею! – продолжая хмурится ответила Светлана, на что сыщик как бы невзначай проговорил.
- А я-то хотел ваш квартет в буфет выгулять сводить, а они запропастились где-то… Может вас одну угостить? Больше достанется, а?
Барышня немножко подумала, и ответила что лучше найти девочек, а то придётся дважды ходить, да и не удобно это как-то.
- Ну любовь моя, ты у меня прямо стратег! – похвалил Бусов, на что барышня наконец повеселела, и улыбнувшись, всё же спросила его.
- Иван Силыч, а как вам эта Елизавета?
- Никак! – последовал ответ.
- Совсем?
-Совсем!
- Ну, она же красивая…
- И что?
- То есть вы согласны что она красивая?
- Согласен, признаю…
- И что?
- И ничего… Светочка, котёночек мой любимый, ты сразу мне поясни, какой ответ, ты хочешь от меня слышать? И я тебе такой и приведу, лады?-иронично нахмурясь, предложил Иван.
- Да нет Иван Силыч, извините, это на меня нашло что-то, просто она такая наглая, бесцеремонная, вот мне и не понравилось это всё! – чуть застенчиво проговорила барышня.
- Пойдёмте к литераторам, может кого из своих там отыщем, Хворостовский мой например страсть как поэзию любит, особенно слушать! – и Бусов повёл барышню к поэтам. В литературной гостиной стояло и сидело полторы дюжины слушателей и поэтов обоего пола. Слушатели располагались по кругу, а чтец выходил на середину, впрочем, некоторые декламировали с мест. Бусов и Светлана подошли тихонько, и не привлекая к себе внимания, стали чуть в стороне, но так, чтоб видеть всех. Немного послушали , и сыщик спросил в пол голоса.
- Ну и как вам, нравятся эти стихи?
- Пока не очень – так же тихо ответила девушка, и сыщик почувствовал что любимый ураганчик заскучал.
- Право Светлана Дмитриевна, тут мало толковых поэтов, но впрочем мы слышали не всех!
- Ой, Иван, смотрите – девушка показала глазами чуть влево – а вон и княгиня Стругова с любовником…
Бусов поглядел и правда, заметил Елену Фёдоровну в дорогом, модном платье, с веером в руке, стоявшую подле привлекательного, хорошо одетого манерного брюнета, на которого она как показалось следователю, глядела как на божество.
- Надо же, до чего доводит людей недопонимание в семье! Супруги устав друг от друга, появляются в обществе со своими любовниками, ну полный ажур!
- А по-моему, это полный кошмар а не ажур! – строго возразила Светочка, начав резво обмахиваться веером.
- Вы совершенно правы счастье моё! – заметил Иван, и предложил покинуть эту гостиную, тут мол скучно и своих нет – Держу пари что мы кого-то из них, встретим у буфета!
- Да, пойдёмте, мне тоже тут не нравится! – согласилась барышня и сопровождаемая сыщиком, покинула чертог гениев.
Бусов как в воду глядел. Около буфета паслась весёлая троица Вера- Даша – Наташа, которые увидав Светлану с Иваном, разом бросились к ним. Поздоровавшись и облобызавшись, знакомцы сразу завели разговор.
- А где ж ваши ухажёры, барышни? – лукаво спросил Бусов. Оказалось что Даша своего бросила вчера, Наташа поругалась сегодня ( отказался купить модную шляпку!) а Верочка своего просто отпустила на вольные хлеба поболтать с друзьями да поиграть в карты.
- Хворостовского не видали? – быстро спросил Иван Силович – Провалился куда –то!
- Ой, он вон в буфете, Француженку свою насыщает! – хихикнула Наташа.
- Девушки, постойте покамест тут, я должен его сыскать! – Бусов плавно отнял свою руку у Светланы, нежно поцеловал её, и нырнул в буфет. Там возле стойки, он денщика и увидел. Хворостовский с тоскливым видом отсчитывал деньги, а стоявшая подле Залежалова раскованно улыбалась и чего-то ему рассказывала.
- Хворостовский! – негромко позвал Иван, денщик радостно обернулся. Бусов махнул ему рукой, и он шепнув что-то даме, быстро подошёл к шефу.
- Ну ты куда со своей Лукрецыей провалился то? Час уже найти не могу! – озабоченно спросил Бусов. Денщик безнадёжно махнул рукой.
- Кочую из комнаты в комнату, с Француженкой, прилипла как репей к овечьему хвосту! Ну втравили вы меня барин в историю! – попенял в конце помощник.
- А что такое? – изумился барин.
- Да как же, Француженка-то эта, Залежалова, прям вцепилась в меня и всё! Я то думал ну месяц, ну два, а потом она не выдержит моего домашнего красноречия, но хрен там!
- Что, выдерживает?
- Да мало того, сама стала приобщатся к нашим перлам, нравится ей вишь ты матерный язык! – пояснил денщик – Не знаю вот теперь что и делать, как расстаться-то?
- Измени, пусть застукает тебя, по истерит да и выгонит! – посоветовал было Иван Силович, но в ответ услышал нечто.
- Уже было! Она ни мало не смутясь сказала что это очень современно, она дескать дама самых широких взглядов, и даже намекнула что не прочь покувыркаться и втроём!
- Да ну? – шутливо изумился Бусов – А ты что, неужели отказался от такой экзотики, Хворостовский, ты меня пугаешь!
- Да вам барин всё шутить бы, - кисло улыбнулся денщик – отказался конечно, что я, Нерон какой? Мало ли что ей потом в её причёску придёт? И вот как от неё отделаться, и не уразумею теперь!
-Сознайся ей в своём не королевском происхождении!-бросил последний козырь Иван, но куда там!
- Уже сознался! Она восхитилась и распалилась ещё больше, и сказала что всегда стояла за приобщение народных масс к аристократии!- горестно вздохнул Хворостовский.
- Не дрейфь драгун, что-нибудь придумаем! – оптимистично заметил Иван Силович, и предложил – Пошли сейчас по коньячку, а потом я скажу твоей красавице, что ангажирую тебя по делам службы на сегодня до конца вечера, а там видно будет. Да! – Иван хлопнул себя по лбу – там же вон очаровательный квартет в полном составе томится, жаждет мороженного с шоколадом и прочих изысканных удовольствий!
- Ну пошли тогда к стойке барин, да того, ангажируйте меня от неё на сегодня! – умоляюще попросил Хворостовский.
- Вперёд, на батареи! – жестом руки указал Иван, и первым шагнул к стойке. Там он быстро объяснил разлетевшейся было Серафиме Павловне, что её кавалер на сегодня срочно призван на службу, чего требуют интересы Отечества.
- Вы кого-то будете ловить? – через лорнет поинтересовалась Француженка, на что Бусов деловито ответил.
- Чего–нибудь, мы сегодня обязательно поймаем! – и заказал две рюмки коньяка. Проглотив их, коллеги быстро вышли, но очаровательного квартета за дверями не обнаружили, весь прелестный букет, куда-то убежал.
- А ладно, пусть порезвятся! - решил Иван, и предложил помощнику побродить да послушать, может полезного чего услышат?
Пока сыщик с денщиком соображали как последнему отделаться от Француженки, очаровательный квартет уже бегал по комнатам. Подружки сманили Светочку слегка по озорничать, Иван Силычу дескать чего-то с Хворостовским обсудить надо, а они пока порезвятся, тем более что тут где то Олег один-одинёшенек ходит, его тоже следовало найти. Барышни поднимая лёгкий ветерок, летали по залам и этажам, пока не забежали в музыкальную гостиную, где некий молодой человек, играл на пианино Моцарта. Девушки заслушались, заволновались, и в какой-то момент разделились. Светлана чтоб лучше разглядеть алмазное колье на одной даме, отошла в сторонку, и чуть пристроившись с боку спиной к стеночке, стала осторожно любоваться ювелирным чудом. Неожиданно, с лева появился высокий, светловолосый мужчина лет тридцати, в модном фраке, но с каким- то глумливым лицом, что сразу барышне не понравилось.
- Сударыня, вы я вижу одна, разрешите представиться…
- Не разрешаю – коротко ответила Светлана, и смерив его критическим взором, добавила – это во - первых, а во - вторых я не одна, в - третьих мне не скучно и угощать меня в буфете не надо, а в-четвёртых, идите почтеннейший своей дорогой!
- А в-пятых будет? – развязано улыбаясь спросил Вольдемар, решивший тайно, не ставя в известность Лизавету, соблазнить понравившуюся ему барышню.
- Будет вам и в-пятых, если не отстанете от меня! – тихо пообещала барышня, позабыв о колье, и захотев уже уйти, но волокита настырно заступил дорогу.
- За что ж такая немилость? Я ж только познакомиться хотел?
- Пойдите вон, и дайте мне пройти! – жёстко сказала девушка, недобро сверкнув глазами. Вольдемару от чего-то стало не уютно, и он по мимо воли отступил в сторону, а девушка спешно пошла туда, где в уголочке щебетали её подружки, в компании Верочкиного жениха, пехотного поручика. Нет, Светлана совсем не была ни ханжой, ни снобом, ни боже упаси пуританкой. Она, как человек общительный и весёлый, легко вообще-то сходилась с людьми, и могла нормально познакомится. Но тут, от этого человека, она ощутила целую волну неприятного, липкого, какого-то сиропного потока, что всегда отталкивающе на неё действовал. Дар, долгое время не находивший себе достаточного применения, в этот раз, буквально сразу забил тревогу, да так, что у Светланы даже испортилось настроение. Она отозвала подружек в сторону, и в страшной тайне поведала им о том, как только что, отшила неприятного типа, пытавшегося лезть к ней с любезностями. Подружки восхищённо ахнули.
- Вон он, в углу стоит, с глумливой рожей! – шёпотом сказала Светлана, глазками указав на застывшего в задумчивости Вольдемара.
- У, а он симпатичный – хлопая глазами прогудела вдруг Наташа, на что Светлана, недовольно фыркнула.
- Ну коли нравится, забирай, на стену повесишь, заместо мушкета!
Прочие девочки захихикали, а Наташа слегка обидевшись, буркнула.
- Да ладно уж вам, закатились! Я просто сказала, что он симпатичный!
- Смазливый и не более! – определила Даша, и о чём-то вспомнив, обратилась к Светлане – Брусничка, а мы же с тобой от буфета-то убежали, а нас небось там Бусов потерял!
- Ой, точно – спохватилась девушка, осторожно взяв себя пальчиками за щёки – отлучились мы не на долго, а уже больше часа прошло!
Квартет подхватив свои платьица, милым табунчиком побежал к буфету, в надежде найти Бусова там, но увы, сыщика на месте уже не оказалось. Однако, по горячим следам, девушки выяснили что Иван, вкупе с денщиком, были замечены в гостиной, где ведутся разные споры и беседы.
- Летим туда, и вытащим Бусова из этой ямы, а то любопытные балаболы ему там ни охнуть ни вздохнуть не дадут! – решила Светлана, и храбро пошла первой.
Оказалось – точно, Иван, Олег и Хворостовский, сидели в компании интеллектуалов, и чего-то слушали. Появление прекрасного квартета разрядило атмосферу спора, но барышни решительно объявили что похищают отсюда некоторых мужчин, и трое выше названных, с удовольствием похитились.
- В буфет красавицы! В буфет! - поэтически продекламировал Бусов, подавая Светлане руку, Олег ставши в центре, попал в приятное окружение трёх других девушек, а Хворостовский солидно шёл сзади.
В буфете, компания сразу заняла большой столик, но всё одно пришлось потеснится, семь человек как ни как! Мужчины заказали барышням так много всякой вкуснятины, что пришлось даже самим помогать им это доедать, так обильно был заставлен их столик! Налопались барышни в волю, и как тихонько выразилась Светочка, «даже до неприличия».
- Ничего неприличного что мой Светлячок накушался до сыта, нет! – прошептал ей на ушко Иван, на что барышня чуть, но возразила.
- Вы нарочно заказали всё самое вкусное чтоб мы налопались и полопались!
- Нет, этого быть, ни как не может – с напускной суровостью ответил Иван – если вы когда и полопаетесь, то только от смеха, и только на разноцветное конфети!
Светлана тоненько захихикала, образ сравнений ей понравился, рассыпаться на чудесное конфети, она была согласна! Олег, ( по секрету по большущему разумеется) узнал в это время от девочек историю, как его боевая сестрёнка, отбрила сегодня некоего ухажёра, который лез знакомится, но ей не понравился.
- А что за тип? – тихо спросил Олег.
- А мы не знаем его имени, Брусничка его сама не знает, она ж его вжжик, и быстро отбрила, но сказала что он противный! – так же таинственно, ответила ему Даша.
- Гм, даже интересно, давно никто уже к нашей Светочке амуры не подпускал! – улыбнулся Олег, и вдруг Верочка, сидевшая с другого бока, осторожно дёрнула Олега за рукав.
- Ой… Олег Иваныч, вот же он, вошёл в дверь!
- Кто? – Олег стал шарить глазами по дверному проёму.
- Тип, которого Светочка отбрила! – заговорщицки прошептала Верочка, шевеля бровями, ибо в буфет вальяжно вошёл Вольдемар, скользнул мельком по столику с компанией, и встретившись взором со Светланой, быстро отвернулся, подошёл к прилавку и стал что-то заказывать.
- Ты чего, Светлячок? – спросил Бусов, заметив как чуть спала с лица девушка – Увидела кого?
- Нет! – торопливо ответила барышня, и озорно улыбнулась – Показалось просто, лица-то уже примелькались сильно!
- Это бывает! – согласился Бусов.
Светочка облегчённо вздохнула. Зная горячность своего будущего мужа, она справедливо опасалась какого-нибудь инцидента. Олег от чего-то завертел головой по сторонам, и вдруг увидав кого-то, коротко извинившись и тихо бросив «Я сейчас», вылез из-за стола, и подойдя к невысокому белобрысому малому в коричневом фраке, о чём-то не долго с ним поговорил, дал ему каких-то денег, и вернулся. Белобрысый же, незаметно подойдя к Вольдемару, стал с ним рядом, и сделал вид что он не при чём. Но стоило Вольдемару пропустив пару рюмок и закусив зашагать к выходу, белобрысый незаметно пошёл за ним.
Светлана заметила все эти манипуляции, а Бусов, будучи не в курсе дела, ни на что внимания не обратил. Наконец посиделки закончились, и вся компания снова пошла гулять…
Не смотря на ряд мелких уколов, вечер Светлане в целом понравился, все свои были рядом, веселья и шуток насыпали хоть отбавляй, особенно старались Олег и Хворостовский. Иван Силович же на сегодня был отдыхающей стороной, даже уединиться с любимой барышней не получалось, все сновали туда и сюда, и приходилось постоянно торчать на виду. Но даже то, что они просто весь вечер находились рядом друг с другом, уже было превосходно. Когда он повёз Светлану домой, то в прихожей, где никого не было, Бусов всё же не удержался, и резко прижав девушку к себе, жадно принялся целовать, да так, что та чуть задыхаться не начала.
- Всё… хватит… безумный… довольно… а то умру от кружения… сердце разорвётся, Иван! – страстно шепча просила барышня, и он отстранился от раскрасневшейся Бруснички.
- Прости Светлячок, не сдержался… уж больно ты хороша, аж ум у меня за разум заходит, когда вот так тебя близко вижу! – чуть дрогнувшим голосом говорил Иван, держа её за плечи. Наконец он собрался с духом, и пожелав ей хороших сновидений, удалился, а девушка ещё добрых пять минут стояла в прихожей привалившись спиной к стене, и глубоко дыша всей грудью, приходила в себя, от безумно пьянящих, его поцелуев…
На следующий день, часов в одиннадцать, в дверь Брусникиных позвонили. Таисья пошла открывать, и вернулась неся в руках большую корзину красных роз.
- Барышня! – позвала горничная – Вам тут цветы красивые передали!
Светлана бывши по близости, резво прибежала, и увидав цветы ахнула.
- От Бусова, да?
- Ой не знаю барышня, мальчуган один принёс, сказал что от молодого барина какого-то! – пояснил Таисья.
- От барина? – задумчиво наморщила лоб девушка – Ну-ка глянем! – она осторожно пошарила рукой ища записку, и точно, достала небольшой белый конверт. Распечатала, прочитала, помрачнела, сунула письмо обратно, взяла корзину и пошла к выходу. Выйдя на порог, Светлана заметила на другой стороне улицы пролётку с извозчиком, но пассажир был скрыт поднятым верхом. Не говоря ни слова, барышня широко размахнувшись, лихо метнула корзину прочь, которая пару раз перекувырнувшись в воздухе, шлёпнулась на проезжую часть, рассыпав всё содержимое, напоминавшее теперь из далека, кровь на снегу. Поглядев по сторонам и демонстративно плюнув в пространство, Светлана зашла в дом. А из пролётки высунулся ошеломлённый Вольдемар, с минуту таращился на погубленные цветы, и приказал ухмыляющемуся в бороду извозчику, гнать отсюда побыстрее.
Олег, придя на обед чуть по раньше, едва сняв верхнюю одежду и усевшись за стол, удивлённо спросил как бы у всех.
- А чего это у нас на дороге, розы какие-то разорванные валяются, корзинка порожняя? Тут что, похороны министра были без меня?
- Олежек! – захихикала Светлана – Вечно ты ввернёшь чего- нибудь, нет, не похороны!
- Барышне корзинку с цветами ктой-то передал – деловито проговорила не выдержав Таисья – а она их с порога прямо на дорогу и пужанула, ох денег-то сколь пропало, страсть!
- Таисья, иди уже маменьку с Павлушей зови! – смеясь попросила девушка, и горничная ушла.
- Во как? Это кто ж тут нам цветы передавал? Сознавайся! – нарочито строго вопросил Олег.
- Да вчерашний ухажёр, имя которого я даже и узнавать у него не пожелала! – ответила Светлана, работая столовыми приборами – прислал он мне розы, и слащавую записочку, читать и то тоска зелёная, хоть бы новое эти ловеласы чего придумали что ли! Он ещё вчера мне не понравился, чем-то нехорошим от него повеяло, слащавой ложью какой-то! – добавила Светлана.
- Угу – хмуро прогудел Олег – не унялся значит Вольдемар…
- Кто?
- Он, его Вольдемар Липидов, или Лапидов зовут, мутненькая личность… Ну что же, придётся с ним лично потолковать!
- Олежек, ну вот только давай без этих ваших мужских шуток, а? - беспокойно заметила барышня, и добавила – Может и не надо вовсе, а?
- Да нет Светлячок, надо, непременно надо! – возразил брат – от Вольдемара до Альбертика, один шаг… К тому же я покуда хоть и жёстко, но предупрежу словесно!
- Ой, что-то я не в восторге от твоей идеи!
- А ты что желаешь, чтобы Бусов с ним потом поговорил? – хмыкнул Олег, но вот этой идеи, барышня испугалась просто необычайно.
- Ой нет! Только не это Олежек! Ивану вообще лучше про этот не знать, а то он же с горяча такого натворит, что просто кошмар случится!
- Да, Иван может, если в горячах - то… Тогда Вольдемару этому самому могут корзины с цветами понадобиться, в чётных количествах!
- Ой, Олежек, не пугай меня! – зашептала барышня.
- Тише, усё, маменька с Пашкой идут! – упредил Олег.
В тот же день, близ меблированных комнат Самарина, состоялся один весьма душевный разговор. Вольдемар облачённый в хорошую шубу и шляпу вышли из номера чтобы купить еды и вина. Но не успел он проделать и дюжины шагов, как буквально в спину ему раздалось грубое восклицание.
- Милейший, эй вы, господин Липидов? Вольдемар если не ошибаюсь?
Названный повернулся, и увидел рядом молодого дворянина в тёплой зимней шинели, и шерстяной фуражке. Дворянин был высок, кряжист, с правильными но суровыми чертами лица, и почему-то недобро глядящими глазами. Кулаки у него также выглядели внушительно.
- Да, я Липидов Вольдемар, а что собственно вам угодно? - не очень уверенно переспросил Вольдемар, соображая где он совсем недавно, мог видеть это лицо?
- Мне угодно объяснится с вами любезный – лицо шагнуло ближе – я, старший брат Светланы Брусникиной, которой вы вчера, пытались оказывать неприятные для неё знаки внимания. Вам было ясно указано что она не свободна, и принимать ваши ухаживания не намерена! Любой нормальный человек, понял бы всё сразу, но вы господин сердцеед, видать из другой колоды, краплёной. Сегодня днём вы опять набрались наглости, и прислали ей цветы с дурацкой запиской, которые она выкинула на дорогу. Ты чё от неё хочешь, умник, у?! – Олег грозно придвинулся ближе, и Вольдемар Липидов заподозрил уже не ладное, а именно то, что его могут теперь даже начать избивать!
- Я кажется задал вопрос? – глухо повторил Олег, сверля Липидова взором. Тот машинально отступил на пару шагов.
- Я, я собственно ничего дурного не хотел, я просто поухаживал за девушкой и всё…
- Даже после того как тебе дали понять что это лишнее? До тебя туго доходит приятель?
- Нет, я, я подумал что это обычное кокетство, как у всех, что нужно подарить цветы или что-то в этом роде… Я не хотел вашу сестру… обижать! – испуганно забормотал Липидов, ожидая удара в лицо или грудь.
- Ха, попробовал бы ты сие сделать! – нехорошо улыбнулся Олег – Я бы тебя тогда просто прирезал где-нибудь в подворотне, вот этим – он шевельнул пальцами, и из рукава показалось лезвие широкого боевого ножа ( Вольдемара пробил липкий пот, и он смертельно побледнел, колени мелко затряслись) а пока, я тебя в последний раз предупреждаю, подкатишь к моей сестре ещё хоть раз со своим подходцем, вторая встреча наша, будет для тебя более печальной… То что ты хотел, Липидов, я знаю… И не дай бог ты бы что-нибудь сделал, даже просто пальцем к ней притронулся, то с тобой, говорил бы уже не я, а другой человек, а он вовсе не такой добрый как я. Итак, ты меня понял?
- Да… я вас понял! - пролепетал Вольдемар, глядя одним глазом на рукав, где исчезло лезвие ножа.
- Что ты понял?
- Я больше не подойду к вашей сестре и не стану ей докучать!- тяжело дыша ответил Вольдемар.
- Вот и славно, я надеюсь что по этому вопросу, мы больше не увидимся, честь имею! – Олег развернулся, и не оборачиваясь ушёл. А Липидов, стремглав полетел к ближайшему трактиру, залить клокотавший страх, хорошей порцией водки. Оттуда, чуть навеселе, он всё же зашёл в продуктовую лавку, и купив еды, поехал домой на извозчике. В номер, он ворвался как ураган, Никита как раз одевался на очередное свидание с княгиней, ставшей с первой же встречи, его ненасытной и страстной любовницей.
- Ты чего это Вольдемар такой? Гонятся за тобой что ли? – хмыкнул Никита, повязывая галстук да путаясь в узлах.
- Можно и так сказать! – Липидов бухнул на стол кульки со снедью, и стал тяжело дыша раздеваться.
- О как, и кто? Очередной обманутый муж?
- Почти угадал! – Вольдемар прошёл и сел на стул – Меня сейчас, едва не убили… Ты эту девицу помнишь, ну вчера в салоне мы которую разглядывали-то, она тебе ещё тоже глянулась?
- Брусникину? Помню, сладкая ягодка, я бы с ней при ином раскладе, того...
- Вот и я вчера тоже решил, «тогокнуть!» - хмуро бросил Липидов, на что товарищ удивлённо спросил.
- Зачем? Тебе ж Лизавета сказала, шо пока не надо!
- Да ладно, сказали они! – почти крикнул Вольдемар, приглаживая себе волосы – Захотелось мне её и всё тут, хорошенькая чёрт! Ну и попытался познакомиться в литературной гостиной, куда там, да же имени моего узнать не пожелала, фыркнула и уплыла! Я потом её в буфете с целой компанией видел, легаш её полицейский, братец помешанный, и ещё какой-то тип, явно из уголовных…
- А сегодня то что? – с интересом спросил Никита, прекратив даже на время наряжаться, так ему хотелось услышать, куда влез Липидов.
- Сегодня Никит, я купил ей тридцать одну розу, отдал кучу денег, приехал, курьера послал, остался в пролётке, жду. Ну думаю, от роз-то любая женщина помягчеет, куда там на хер! Выкинула она их с порога, прямо на дорогу! Меня аж жаром всего обдало, так я на неё рассердился! А тут вот, менее часа назад, меня остановил её припадошный братец, и угрожая мне убийством, потребовал чтобы я более не пытался за его сестрицей ухаживать!
- Так таки и убийством? – улыбнулся Никита – Ой друг Вольдемар, ты похоже мне тут пули лить начинаешь!
- Какие пули?! – рявкнул Липидов, и аж подскочил – Ты бы видел какой этот псих ножик с собой в рукаве таскает, во – он показал руками размер, подходящий более римскому гладиусу – не меньше!
- Чё ты орёшь-то? Орёт он тут… ну и что ты, небось сказал что ты никого не боишься и будешь продолжать? – ехидно подковырнул его Никита.
- Да, вот прямо так и сказал, да! – состроив дурацкую гримасу передразнил приятеля Липидов – Разумеется сказал что не буду! Была охота с чокнутой семейкой дело иметь. Фу-у-у-х-х… до сих пор колотит, ты б его лицо видел, каменное, не проницаемое! Такой вот прирежет тебя, и ему ж ничего не будет, с таким-то женишком сестрицыным! Ох чёрт меня дёрнул, а?
- Ну ты ж не головой в начале думал, а им! – Никита указал глазами куда-то вниз – тебе говорили что этот вариант пока не нужен, но ты нахрапом полез, вот голову-то чуть и не оторвали!
- Никит, ты это, Лизавете пока про то не говори ничего, а то разверещится тут, не оберёшься потом, лады?
- Да не собираюсь я доносить, не моё это дело. Ты сам главное не засветись нигде по дурацки, а то не дай бог провалим дело, тогда конец!
- Не провалим! – отмахнулся Липидов, будучи уверенный что Лизавета ничего не узнает и не высмеет.
- Ты к княгине своей, да?
- Ага, к ней – ответил Никита надевая шубу.
- Ну и как она?
- Отлично кстати, мне даже нравится, страстная, сладкая женщина, податливая… В скором времени начну давить на чувства! – хмыкнув добавил обольститель.
- Не передави гляди! – уже чуть успокоившись, заметил Вольдемар.
- Кто бы это говорил? – ехидно сказал Никита, нахлобучивая цилиндр, и делая другу ручкой – Пока, ухажёр!
- Пошёл ты! – мрачно отозвался Вольдемар.
А чуть раньше того, Олег, немного подумав, решился всё же ввести Бусова в курс дела, справедливо пологая что тот всё равно всё узнает, так уж лучше пусть от него. Олег-то сумеет разъяснить всё толком, и дело будет что называется закрыто, ибо в противном случае, может выйти нехорошо. Он взял извозчика, и через пять минут, был уже в Управе. Попросив дежурного доложить о себе, он уже через пару минут входил в кабинет, где застал на месте всех трёх, его обитателей.
- Олег Иваныч, день добрый, какими судьбами к нам? – радостно прогудел Бусов, вставая из-за стола.
- Здравствуйте все, господа! – кивнул Олег Хворостовскому и Ефимову – Я к вам Иван Силыч, по сугубо личному вопросу, нам бы где с глазу на глаз поговорить! – Иван кивнул на дверь, и указал.
- Давайте выйдем, там наверняка есть место где мы сможем переговорить!
Оба вышли и уселись на стулья в дальнем углу. Олег во всех подробностях посвятил приятеля во вчерашнее дело Светланы с Вольдемаром, и в сегодняшнее с цветами. Над последним, Иван искренне посмеялся.
- Ай да Светочка, ай да молодчина! Вот это девушка! Безо всяких политесов и уговоров, р-раз, и летит всё на дорогу, доходчиво и без слов! Представляю себе рожу этого ****уна, когда его розы летели на мостовую! Почему ж она мне ни чего не сказала, вчера-то?
- А чего говорить-то, Иван Силыч? Мало ли она этих воздыхателей отшивала? Прогонит да забудет, дело такое. Просто этот она говорит, волну от него нехорошую почувствовала, фальшь слащавую.
- Ну соблазнители все слащавые, все лживые! – отвечал Иван, хотя в голове уже начинало кое-что наворачиваться.
- Возможно, но этот как ей кажется, особый случай!
- Вы говорили с этим Липидовым?
- Только пол часа как закончил разговор с ним! Беседовал очень круто, пришлось даже припугнуть. Он сказал что всё понял, и я ему пожалуй верю.
- Значит мне с ним беседовать не надо? – переспросил Бусов.
- Нет-нет, Светлана очень этого боится, опасаясь что вы в гневе что-то эдакое выкините!
- Ну если бы он её тронуть только посмел, тогда да – хмуро заметил сыщик – а так, довольно с него и вашего диалога! Но проверить на какой ветке сей фрукт вызрел, разумеется нужно. Где говорите вы он обретается, у Самарина?
- А в девятнадцатом нумере, делит его то ли с другом то ли с братом, неким Никитой Ивановским, литератором..
- Погодите, Олег Иваныч, это не тот ли Ивановский, что с недавних пор, у княгини Струговой, э-э, в фаворитах –то ходит?
- Точно так, я сам немного удивлён, а потом понял что дополняют они друг друга-то. Один сочинитель, и говорят весьма не дурно пишет.
- Вы читали сами-то? – тихо спросил Бусова.
- Нет, мнение знакомых литераторов передаю, они имели счастье усладить слух свой, его творением.
- Значит вот что, проверять будем всех, но аккуратно и негласно, что-то мне не нравятся эти два весёлых гуся… «Вольдемар!» - презрительно передразнил Бусов – по метрике-то небось Владимир, Володя, ан нет, по европейничать надо! Спасибо Олег что предупредил, сегодня же дам указание людям проверить и проследить этих двоих.
- Да не за что, Иван Силыч, вы только это, Светлане не рассказывайте что я вас упредил, а то она ещё разобидится, разволнуется, на придумает себе!
- Это она может – ласково улыбнулся Иван – мой ласковый и любимый ураганчик, может запросто закружить все щётки-веники по комнате! Её вообще в это дело посвящать не стоит, я всё тихо-мирно проверю, и вам потом сообщу.
- Договорились! – сказал Олег, и на сём они попрощались. Бусов вернулся в кабинет, где Хворостовский уже традиционно разливал свежий чай. Взяв свою чашку, сыщик молча прошёл за стол.
- Так ребятки, дельце у нас тут небольшое образовалось, а точнее может образоваться, надо кое-кого, вернейшим образом проверить. Ефимов, вы как чай попьёте, летите ясным соколом по Управе, и найдите наших унтеров, Сабельникова да Васильцева,и пусть они переодевшись, последят за Вольдемаром Липидовым, и Никитой Ивановским, живущих в меблированных у Самарина. Пусть узнают всю их подноготную, круг знакомств, привычки, места где бывают, словом всё-всё о них, понятно?
- Точно так, сей момент иду Иван Силыч! – Ефимов допил чай, подхватился, и быстро ушёл, а сыщик размышляя о чём-то, стал не спеша тянуть свой напиток.
- Какие-то подозрения на этих двух? – спросил Хворостовский.
- Скорее многолетняя привычка брат Митька, доводить всё до конца – так же задумчиво ответил сыщик – чуйка ежели угодно. Появились новые люди в городе, проявились, и я должен их проверить, да на всякий пожарный в картотечный реестрик занести, вдруг да пригодятся? К тому же, ощущениям милой барышни надо немного доверять.
- Вы сейчас про кого?- не понял помощник.
- Да Вольдемар этот вчера в салоне за Светланой приударить хотел, сарматочка наша его натиск отразила, но почувствовала в нём нехорошего человека, это если коротко. Он сегодня внове навязывался, цветы прислал, и полетели те цветочки вместе с корзиной прямо с порога, через дорогу… горячая девушка!
- Хм, да барин, проверить его не помешает, вдруг шаромыжник какой? А хотите я по своим каналам тоже справки наведу, мало ли? – предложил денщик.
- А наведи Хворостовский, наведи – согласился сыщик – я вот чуть погодя тоже агента своего за шиворот прихвачу, да припрягу к этому делу, пусть тоже покопается, мало ли что? Иногда ведь бываить, что и овца волка съедаить! – простовато проговорил Бусов.
- Пощупаем, понюхаем, поковыряемся! – кивнул Хворостовский.
… В доме князей Струговых, воцарилось некое равновесие. Хотя скандалов не было и ранее, за исключением совсем уж крайних случаев, но атмосфера тягомотины и уныния висела как густая паутина. Теперь же, когда супруги с недавних пор стали почивать в разных спальнях, что-то даже наладилось: лицо княгини приобрело весёлость, налилось свежим румянцем, глаза горели неким озорством, женщина перестала хмуриться, скучать и тосковать. Разумеется что князь знал причину подобной перемены в жене, но и мысли в себе не допускал устраивать ей сцену ревности, завела любовника и на здоровье, мрачности в доме поменьше хоть стало. Он и сам познакомился с невероятно красивой женщиной, и счастлив теперь иметь её в любовницах, так что тут они с супругой оказались на равных. В данный момент он зашёл в комнату жены, чтобы кое о чём её предупредить. Супруга стояла у зеркала и наводила красоту. « А она и впрямь похорошела" мелькнула у князя мысль.
- Елена, ты куда-то собираешься? – негромко спросил он, подходя ближе.
- Да, собираюсь, у меня визит в городе! – деловито ответила супруга примеряя серьги.
- К кому если не секрет?
- Не секрет, к одной знакомой, ты её не знаешь.
- К нам скоро гости должны быть, я думал принять их вместе – проговорил князь, заходя с боку. Супруга на миг замерла и повернула голову.
- Знаешь дорогой, у тебя эти гости, бывают через день, и если я буду всех их принимать, то на то чтобы самой оказаться где-либо принятой в качестве гостьи, просто не останется времени и сил. Так что извини Володя, но прими их сам, тем более что раньше, ты не особо задумывался о том чтобы я представляла в обществе твою жену, обходился без меня прекрасно, вот и теперь не пропадёшь!
- Да, но просто это новые люди, хотелось чтобы ты с ними познакомилась!
- А кто они? –повернулась княгиня в пол оборота.
- Супруги Девятовы, я знаком с ними около недели, очень приятные люди – буднично заметил князь наблюдая за супругой.
- А, эти, домовладельцы из Москвы? – иронично переспросила княгиня – Я их уже знаю, правда не лично, но представление имею!
- Ну раз ты не можешь остаться, то ладно, приму их, я – пожал плечами супруг, и переспросил – а ты надолго?
- Как получится Володя, мы собираемся потом поехать на званный вечер в один дом, на девичник, чтоб там уж отдохнуть от всех забот-хлопот. Может я у подружки и заночую, не знаю. Но ты не тушуйся, принимай гостей, и будь вежлив!
- В твоём голосе сквозит ирония, к чему бы это? – сам улыбнувшись, спросил князь.
- Да надоело знаешь таять да тосковать, вот и приходится ко всему относится иронично! – улыбнулась в ответ супруга, и наконец отойдя от зеркала, она направилась к двери, и позвала – Татьяна, пойди сюда!
На зов быстро прибежала горничная, миловидная женщина лет двадцати пяти, и барыня попросила её помочь надеть шубу. Князь решив что больше ему тут делать нечего, тихо вышел. Чета Девятовых появилась примерно через пол часа после того, как княгиня покинула особняк. Хозяин весьма радушно принял дорогих визитёров, и особенно вежливо обходился с госпожой Девятовой. После торжественного обеда, князь предложил гостям на выбор: поиграть в карты, погулять по зимнему саду, или осмотреть дом, в котором таилось не мало интересного. Елизавета Семёновна выразила желание осмотреть дом, ибо хотя она уже бывала тут в салонные вечера, но будучи занятой общением с посетителями, дома –то как такового и не видела.
- Разумеется вы мало что видели – улыбнулся Владимир Иванович – Что салон? Комнаты для посетителей и не более, но самое заветное, я показываю лишь близким людям!
- Держу пари князь, вы хотите показать нам коллекцию заморских диковинок, или морских редкостей! - озорно захохотала Елизавета, обмахиваясь веером.
- Да нет, не угадали! Я покажу вам коллекцию холодного и огнестрельного оружия, которую я собирал долгие годы! Коллекцию доспехов, а потом библиотеку, где я так же храню различные редкости, многие из коих вообще сохранились в единственном числе!
- Мы понятия не имели о ваших коллекциях! – искренне изумилась Елизавета, поглядев на мужа – в обществе о них от чего-то не говорили, даже по слухам!
- Это и не удивительно! Я сравнительно недавно перевёз их сюда из Ярославля, и ещё не успел толком показать, вы чуть ли не первые кто это увидит!
- Будем весьма польщены! – сладчайше улыбнулся господин Девятов.
- Тогда прошу, за мной на верх! – жестом указал князь, и гости пошли за ним по широкой, каменной лестнице. Коллекции князя Стругова, действительно впечатляли! Оружие многих стран и народов, заполняло две стены одного кабинета, а на двух других висели кольчуги, латы, панцири и прочие доспехи. Гости неподдельно залюбовались сими сокровищами! Кривые сабли и кинжалы, изогнутые мечи, прочие клинки причудливой формы, о многих из которых, князь рассказывал тут же.
Затем перешли в комнату с огнестрельным оружием, боже, что тут было! Пищали, пистоли, самопалы, мушкеты, винтовки и просто ружья, да ещё такие экзотические что просто диву даёшься! Господин Девятов как заворожённый глядел на эти диковинки, мужское начало просыпалось в нём всё явственней, страсть к оружию сидит в каждом представителе сильного пола…
Затем, князь торжественно объявил.
- А теперь друзья, я поведу вас в святая- святых, свою библиотеку, она же и личный рабочий кабинет.
- Это было бы весьма к стати, мы с Лизой большие ценители старинных рукописей, свитков, пергаментов фолиантов! – деловито вставил господин Девятов.
- Прошу за мной! – князь повёл парочку проходимцев туда, куда они и стремились, в свой кабинет. Это оказалось тоже довольно просторное и обширное помещение со стеллажами по трём сторонам стен, высящихся чуть не до потолка, а четвёртый тянулся посередине, так что всё книгохранилище, имело форму буквы Ш.
Елизавета сразу же приметила опытным взором основную цель посещения, массивный сейф в углу, за шкафчиком с бумагами, и не заметно показала сообщнику глазами «Вот он!» Девятов – Храпов лишь скользнул взором по железной коробке, и повернул голову к книгам. Часа полтора князь читал гостям лекцию о своей коллекции, и много чем их воистину удивил! Были представлены старинные русские грамоты и летописи, труды европейских и восточных мыслителей, и многое другое, о чём и подумать было даже не мыслимо.
- Да – подвела итог Елизавета глядя на своего любовника – историкам будущего князь, вы зададите большую работу, прямо-таки огромную!
- Ну ничего, я думаю они справятся с этим вполне успешно! – счастливо воскликнул князь, поймав взгляд любовницы. Господин Девятов извинился, и зачем-то отошёл к одному стеллажу. Елизавета шагнула к князю, и заговорщицки прошептала.
- Я буду у вас сегодня через два часа, ждите у чёрного входа!..
- Умоляю… приезжай скорее любимая… я весь горю от ожидания! – страшно прошептал князь.
- Имей терпение Володя… - улыбнулась Елизавета, и нарочито громко обратилась к мужу – Дорогой, а ведь нам уже пора, ты разве забыл что у тебя сегодня игра?
- Да-да дорогая, конечно, едем! – муж подошёл ближе – Простите князь, но нам и вправду время!
- Очень, очень жаль право, у меня признаться никогда не было столь терпеливых слушателей!
- Думаю, мы с вами, ещё увидимся! – пообещал Девятов на прощание. На улице, он довольно сообщил «жене».
- Сейф хитрый, скорее всего штучный, а поелику, тебе надо узнать его секрет!
- Я очень постараюсь дорогой, не обещаю что это случиться вдруг, но тропиночку к сейфу, я протопчу уже нынче – улыбнулась Лизавета, когда они спускались с порожек. Чуть пройдя поймали извозчика, и поехали в гостиницу, где дама переоделась в более привлекательное для мужского глаза платье, и спустя чуть более чем два часа, уже во всю мочь барахталась с князем в его величественных размеров постели…
Утомив друг друга обоюдными ласками, любовники отдыхали. Князь принёс постельный столик с вином и фруктами, и они лёжа в блаженной неге, пили, закусывали, и весело болтали обо всём на свете. Владимир Иванович казался необычайно счастлив! Он просто летал как в раю, такой сладостной любви в его жизни не было давно, уж с молодых-то лет точно! И страстной женщины подобной Лизоньке, (так звал он свою любовницу в минуты блаженства) у него тоже не появлялось продолжительное время, да что там, сроду не было! Так он думал… И теперь, на границе пятидесяти лет, он вдруг понял что влюбился по настоящему, так, как не влюблялся ещё никогда, совсем! Он буквально готов был носить любимую на руках сутками, и целовать, целовать, целовать!.. Он так замечтался, что не заметил что любимая, уже минут десять чего-то говорит.
- Володя, ну ты чего? Ты где это витаешь-то, дорогой? – озабоченно спросила Елизавета, толкнув его локтем. Тот вздрогнул, и спохватившись переспросил.
- Ты чего-то говорила, любимая?
- Здрасьте, я ваша тётя! Я уже четверть часа собираюсь тебе тайну открыть, а ты… спишь в хомуте! – весело заметила любовница, грызя сочную, спелую грушу.
- Я готов, открывай свою тайну! – сделав суровое лицо, кивнул головой князь. Елизавета докушала грушу, аккуратно положила хвостик на столик, вытерла рот и пальцы салфеткой, глубоко вздохнула, и заворожённо произнесла.
- Владимир, у меня есть тайна…
- Я весь внимание! – насторожился князь, повернув голову, а дама сделав ещё более таинственный вид, сказала.
- Я, являюсь обладательницей целого сокровища!
- Я кажется тоже! – прошептал князь, глядя на возлюбленную, но та улыбнувшись отмахнулась.
- Да нет Володя, я не об этом, я о всамделишном! Итак, ты первый кто про это узнает… Около года назад, мне в руки, совершенно случайно, попала старинная индийская статуэтка из глины, какой-то из ихних богинь. Статуэтка средних размеров, весом фунта три с половиной будет, красивая, расписная, глазурью покрытая, я такие вещи люблю, а муж не возражает, ему лишь бы в карты играть. Ну она некоторое время стояла у меня на туалетном столике, пока месяца три назад, на моих глазах, моя кошка Пушка, сиганула зачем-то зараза на стол, и опрокинув статую, расколотила её об пол. Я было заголосила глядя на черепки-то, но полезши под кровать за головой, там, Владимир – женщина понизила голос совсем до зловещего шёпота – я обнаружила огранённый алмаз, мало не с куриное яйцо, ну или малость поменьше. Я через третьих лиц интересовалась стоимостью таких камней, и мне сказали что ему цена, аж сто тысяч золотых рублей, представляешь? Вот Володя, ты первый кому я открыла эту тайну, муж ничего не знает, его дома не было!
- Да, сказочная история! – восхищённо ахнул князь.
- Ты не веришь мне что ли? – вспыхнула красавица.
- Что ты Лизонька – испуганно осёкся хозяин дома – нет, конечно я тебе верю, просто я так выразился, и не думай ты что я в твоих словах сомневаюсь. Алмаз при тебе что ли?
- Нет дорогой – таинственно прошептала женщина – он далеко отсюда, в одном доме, спрятан в надёжном месте, но – Лизонька подняла пальчик – я тебе это место, как-нибудь когда мы окончательно будем вместе, покажу, и ты увидишь мои сокровища, как я, увидела все твои, да? Ты согласен?
- Согласен, а ты что имела в виду когда говорила что мы окончательно будем вместе? – затаив дыхание спросил князь, глядя на прохиндейку с затаённой надеждой.
- Как что? – удивилась Елизавета, и с напускным романтизмом добавила – Нашу разумеется любовь Владимир. Ты открыл мне свою тайну сокровищ, я тебе свою, и между нами больше не стоят эти тайны, так ведь? – глядя ему в глаза таким взором, что князя с головы до ног, точно электричеством прожгло.
- Не совсем любимая, прости! – с пылом прошептал он так искренне глядя на женщину, что та даже чуть отпрянула.
- Что ты сейчас имел в виду «не совсем?» Ты хранишь какие-то секреты, да? Ежели это государственная тайна со шпионами –убийцами –масонами –якобинцами, либо тайными обществами, то не надо мне ничего открывать дорогой. Мы продадим мой алмаз, и этих денег нам хватит с тобой на всю оставшуюся жизнь!
- Ну чего ты себе напридумала-то, любимая? – усмехнулся князь, и озорно стрельнул глазами – Ну какие шпионы –масоны? Никаких государственных секретов я не храню, бог с тобой! Но так и быть, тебе открою свой последний, хотя для многих это уже и не секрет, но для тебя пока да!
- Гм, любопытно даже? – навострилась Елизавета.
- Да ты всё одно из слухов бы узнала, об этом и так говорят, странно что ты до сих пор не в курсе
- Не в курсе чего?
- Что я тоже обладатель немалых сокровищ!
- Как не в курсе? А нам ты чего показывал? Ружья, сабли, книги-брони? – изумлённо хлопала глазами Елизавета, глядя на любовника с неким непониманием. Тот отрицательно помотал головой.
- Нет моя любовь, это не то! Я говорю про натуральные сокровища, золото и бриллианты!
- Ну да? у тебя? И что, поди много? Больше чем у меня? - с недоверием переспросила дама, глядя почти детскими глазками. Князь не выдержав поцеловал её в губы, а потом ответил.
- Почти столько же, порядка ста тысяч!
- Гм – сказала красавица – держу пари что эти твои сокровища, лежат где-нибудь в Петербурге, под тремя замками в подземелье!
- Не угадала дорогая Лизонька, они здесь, в этом доме! – князь гордо поднял голову, а любовница озорно засмеялась, протянув раскрытую ладошку.
- Покажи где твои сокровища, Али-баба!
- Ах ты ещё и смеёшься коварная? – с напускной строгостью прогудел князь, и сурово глянув на любовницу проговорил – Сейчас я тебе их продемонстрирую! Но для начала скажи о сомневающаяся женщина, ты ничего такого не заметила в моём кабинете по мимо книг?
- А что я там должна была ещё заметить, о хвастающийся мужчина? – в тон ему ответила Елизавета, сделав таинственный вид.
- Большой сейф в углу! – шёпотом ответил князь.
- Сейф? – уныло переспросила дама.
- Сейф! – отчеканил князь.
- И только-то? – разочарованно протянула красавица – Я-то думала и впрямь секрет…
- Что значит «только-то?» - слегка обиделся князь – А в чём ожидала ты я их буду хранить, в мешке за плечами таскать?
- Не знаю, потайном шкафу, сундуке с секретом… А тут сейф, пфи!.. Да я их слышала есть воры такия, что враз всё открывают! – пояснила Елизавета свои сомнения, на что князь, нетерпеливо зашептал.
- А тут, в Ладове, нету таких умельцев, мы не столица, тут все на виду, ну почти… А потом, мой сейф, он штучной работы, мне по заказу наши тульские мастера делали между прочем, да-с сударыня! И он как раз и есть с секретом!
- Я даже знаю с каким! – озорно хихикнула дама, и взяв со стола кисть винограда, стала элегантно так, двумя пальчиками срывать по одной, и отправлять себе в рот – Три раза повернуть ключ на право, семь разов налево, восемь в верх, девять в низ, вот и весь ваш князь сюрприз! Хи-хи-хи-хи….- искренне затряслась от смеха Елизавета. Князь просто не знал где сидеть, он чуть задохнулся, хлопнул руками себе по ногам, и ретиво воскликнул.
- Ах вот ты как? Смеяться значит?
- Ой прости Володь, не могу! Секре-е-е-т, хи-хи-хи-хи!...
- Так, накидывай халат и пошли немедля! – грозно сдвинув брови приказал князь, и первым соскочив с постели, быстро накинул на себя одежду.
- Куда? – пропела любовница, но тоже вынырнула из под одеяла, и занырнула в халат княгини бывший тут же.
- В кабинет! – князь покопался в своём костюме висевшем на спинке стула, и извлёк из внутреннего кармана средних размеров зубчатый ключ с причудливой формой носа, в виде ёлочки расширявшейся к концу.
- Какой ключик не обычный! – пролепетала Елизавета, с интересом глядя на изделие – а коли потеряешь, чем открывать будешь, шпильками?
- Смейся – смейся, погоди вот, увидишь! – князь взял даму за руку, и буквально силой поволок её за собой, бормоча по дороге « Она ещё ехидничает, сейф ей не диво, сейчас глянем!» Войдя в незапертый кабинет, хозяин поволок спутницу к сейфу, и там только руку и отпустил.
- Вот ключ! – потряс он прибором перед носом мошенницы – Сейчас я его вставлю и ты увидишь…
- Ой, да я в этом всё одно ни черта не понимаю! – отмахнулась дама, не отрывая взора от манипуляций вельможного простака.
- Да тут и понимать особо нечего! – он вставил ключ, чуть надавил, затем повернул три раза в право, два влево, а левой рукой нащупав на двери небольшое колёсико с делениями, плавно опустил вниз на четыре.
- Всё, открывай! – князь отпрянул в сторону. Елизавета протянула было руку, но тут же отдёрнула её.
- Ага, «открывай!» Сам открывай, хитренький какой! Я потяну, а там штука какая-нибудь заморская внутри, кулак на складной руке как выскочит и мне в лоб, да?
- Какой же ты ещё ребёнок! – хмыкнул князь, и сам открыл тяжёлую дверь, отворившуюся совершенно без скрипа – вот! – он достал ларец средних размеров, и перенёс его на стол – Ларец не запирается, лишь прищёлкивается, вот! – Владимир Иванович приоткрыл щёлкнувшую крышку, и дама увидала груду разноцветных камней, и украшений из золота и серебра.
- Надо же как красиво! – восхитилась она, с изумлением глядя на сокровища – И это вот стоит сто тысяч?
- Почти!
- Здорово! А княгиня знает про них?
Князь весело расхохотался приобняв любовницу.
- Ну Лизонька, ну какая же ты у меня забавная и непосредственная? Как же она может не знать-то? Да у неё и свои есть, правда там тысяч на пятьдесят, не больше, но тем не менее украшения солидные!
- Ну и ладно, прячьте, вы меня убедили, тайна у вас хорошая! – нарочито переходя на «вы» сказала Елизавета. Князь всё убрал.
- Ключ то потерять не боишься, дорогой? – спросила она, когда они уже пришли обратно.
- Нет, не боюсь, у меня есть дубликат как ты уже догадалась! – наставительно ответил хозяин.
- Да, сейф у тебя и впрямь хорош, не то что у нас! А вот то колёсико с боку, если кто из озорства, или ты сам его прежде самого замка тронешь, тогда чего, не открыть? - таинственно прошептала Елизавета, глядя на князя детским взглядом. тот улыбнувшись ответил.
- Нет Лизонька, колёсико само не крутиться, оно блокировано механизмом поворота ключа, без того чтобы открыть дверь ключом, колёсико не шелохнётся, они страхуют друг друга, поняла?
Любовница состроила задумчивую физиономию, забубнив чего-то не членораздельное, коротко по жестикулировала рукой в право-влево, и в верх – вниз, а затем неопределённо отмахнулась ей.
- Ну в общих чертах всё ясно, но в тонкостях я не разбираюсь, да и не нужно мне, пустое это всё! Давай лучше пить вино и фрукты кушать, ибо я, намерена остаться у тебя до утра, ты рад?
- Очень, но вот супруга может вернуться, и что тогда? – неуверенно переспросил князь, на что любовница резонно заметила.
- Но у вас же разные теперь спальни, чего ты боишься-то?
- Ой… прости, это я машинально, по старой памяти, да конечно, она не будет скандалить.
- Тем более милый, что она со своим стихоплётом, занимается тем же самым, чем занимались тут мы! – хитро прошептала Елизавета.
- Да, ты снова права моя дорогая! – вздохнул князь, а дорогая попросила принести его другого вина, это дескать они уже пили.
- С удовольствием! - Владимир Иванович подошёл к небольшому буфету, и полез за новой бутылкой, а мошенница улучив момент, капнула ему в пустой бокал из перстня пару капель сильного снотворного, и отдёрнула руку, князь ничего не заметил. Едва выпили по одной, Лизонька тут же полезла с поцелуями и объятиями…
Через пол часа после начала бурных утех, князь уже громко храпел, а его любовница проворно принялась за дело. Соскочив с постели, она вытащила из кармана халата заветный ключ, и взяв свою увесистую сумочку ридикюль, достала из него средних размеров плоскую коробочку с неким легко мнущимся веществом, в котором она привычно и со знанием дела, сработала качественный слепок. После чего все предметы были возвращены на свои места.
- Надо же как тебе Лизонька повезло-то, аж не ожидала! – ласково пропела она, укладываясь под одеяло обратно, дрыхнуть болвану-любовнику, было ещё добрых два часа, и она тоже решила немного подремать, заслужила бестия…
Прошло три дня, наступил понедельник, и новая неделя начала свой разбег. За эти дни, произошли кое-какие события. Во-первых, Светочка немножко обиделась на Бусова за то,что на субботнем вечере в салоне у Струговых, он часто оставлял её одну, и куда-то убегал то с Хворостовским, то ещё с каким-то вовсе ей неизвестным типом, всякий раз шепча ей «Прости любимая, это по службе». Нет, когда Иван возвращался, она его конечно прощала, но когда убегал куда-то, обижалась снова. Они даже и поцеловаться то толком не смогли, так, зажухались где-то в укромном местечке пару раз, и всё. Нет, всё-таки местами, он зануда! Хорошо что хоть подружки и Олег тут же были, а то бы ей совсем тоскливо было блукать одной по комнатам. Хотя справедливости ради надо заметить что и сбегал-то Иван всего четыре раза, а потом и вовсе со Светланой не расставался, но она всё равно чуть-чуть, самую малость, решила на него обидеться, нечего оставлять влюблённую девушку четыре раза за вечер одну! Проводил правда хорошо, и в прихожей опять поцеловал так, что у неё чуть душа с телом не рассталась! Придя в себя она никого уже в прихожей не обнаружила, и опять, чисто символически, обиделась…
Но правда всё это продлилось сущие часы, а потом у девушки в душе и сердце всё наладилось, Иван всё же превосходно умеет совмещать службу и нежность!
Для самого Ивана Силовича эти три дня тоже выдались весьма продуктивными. Во первых, в течении субботы-воскресенья, его людям удалось выяснить кое-что любопытное из жизни Вольдемара и его брата Никиты. Первый был скорее на подхвате у второго, и пока ни в чём другом не замешан. Сам Никита крутил бурный роман с княгиней Струговой, муж которой, крутил роман с прибывшей в город московской домовладелицей Елизаветой Девятовой, муж которой, заядлый картёжник и по некоторым признакам шулер, глядел на шалости жены сквозь пальцы, крутил роман с карточной колодой. Но не это всё настораживало Ивана, нет. И его сотрудники, и осведомители Хворостовского, и лучший агент самого сыщика Лёша Уж, все в один голос твердили что чета Девятовых проживающая в гостинице «Парадиз», очень хорошо знакома с дуэтом Ивановский – Лапидов, из меблированных комнат Самарина. Открыто, они никак не показывают что знакомы друг с другом, но тайно знаются, и по видимому давно. Один раз за два дня Липидов и Ивановский были с визитом у Девятовых в гостинице, и один раз виделись с ними в трактире, но о чём они беседовали, установить не удалось, вели себя очень осторожно. В салоне же, ну Иван и сам это видел, ребята из меблированных и Девятовы не общались и не разговаривали, хотя в одном помещении порою и оказывались. Приказав всем занятым в деле не ослаблять наблюдения, сам Иван с Хворостовским и Ефимовым, засев в понедельник в тиши кабинета, стали держать совет.
- Ну господа, и кто что обо всём этом думает? – спросил Бусов. Ефимов почесав затылок, буднично изрёк.
- Дело нечисто дураку ясно! Просто так они знакомство скрывать не будут, это понятно!
- И возле Струговых они вьются не с проста – задумчиво начал Хворостовский – Никита княгиню окучивает, Елизавета говорят князя уж с ума свела, они с муженьком на минувшей неделе даже дома у него были, лицезрели его знаменитые коллекции!
- Что за коллекции, почему сразу не доложили? – хмуро спросил Бусов.
- Проверяли да уточняли Иван Силыч, а вот теперь докладываю! – нашёлся помощник, и коротко но подробно, рассказал шефу всё о княжеских раритетах.
- Гм, интересно, но мало вероятно – высказал мнение Иван Силович – все эти ценности хороши, но вряд ли они цель, больно громоздки. Да и хлопотно, что за корысть в доспехах да оружии? Интересно, да, но не настолько чтоб затевать такой маскарад!
- А если какие-то отдельные предметы коллекции? Ну может из библиотеки чего ценное заприметили, а? – предположил Ефимов, и Бусов согласно кивнул.
- Вот это Игорь Сергеич, уже ближе к делу, это возможно, но тогда они вынуждены будут нанять хороших воров, или они сами хорошие воры!
- Ну это мы отследим! – кивнул Хворостовский.
- Чем ещё мог заинтересовать скажем уже прямо, мошенников, ( уж очень всё на это смахивает) дом князей Струговых? Что ещё может там быть? – в слух подумал Бусов.
- Большие суммы денег, они же богатые люди! Хранят в сейфе пачки ассигнаций как в доме Поповых и всё, вот и цель – предположил Ефимов, начальник согласился и с этим.
- Да, это даже ближе к истине чем первая версия! Ещё что, Хворостовский, ну-ка?
- Ну меня есть ещё одна, слабенькая правда…
- Давай и слабую, подлечим еже ли что! – хмыкнул Иван.
- Сам князь из артиллеристов, и в прошлом имел доступ к секретным сведениям, касаемых перевооружения нашей армии, новейшими орудиями, но ещё до Отечественной войны, и лет пять после того, а потом ушёл в отставку.
- Запоздалое шпионство? – переспросил Бусов, и сам ответил – Да нет Митя, прав ты в одном, дохлая версия! Ещё чего есть про этого князя или княгиню?
Ефимов чего-то покумекал и проговорил.
- Сейчас только вспомнил, тут болтали как-то в пол голоса некоторые господа и дамы, что у князя и его жены, якобы имеются свои сокровища в доме, или по попросту драгоценности, ну как у Зыряновых было. Правда особо их никто не видел, хотя и утверждали что они есть! Я чего сразу-то не вспомнил, такие байки тут про многих ходят, ну город то не из бедных!
- Это надо выяснить – сухо сказал Иван Силович – всё узнать точно. Если окажется что у князей дома ларцы с несметными сокровищами, то всё примерно станет ясно, и нам останется только следить и выжидать. Так, эти вещи никто лучше воровских людей не ведает, а поелику летите-ка господа сыщики, по своим притонам, и озадачьте любимую агентуру, а я попробую выяснить что-то тут, например спрошу у полицмейстера, он вполне может такое знать.
Ефимов и Хворостовский быстро удалились, а Бусов не теряя времени пошёл к Горынину, и не посвящая его в саму суть ( ибо было рано) поинтересовался слухами о Струговских сокровищах. На это Василий Петрович не спрашивая на что оно сдалось, просто и душевно рассказал что сие не слухи, а чистая правда, и у супругов на двоих примерно на полтораста тысяч камней и золота, несколькими поколениями предков собранных. У князя правда заметно больше, он даже сейф особенный из Тулы себе выписал, по заказу сделанный, с секретом. Поблагодарив Горынина, Бусов вернулся в кабинет, коря себя за то, что сразу не пошёл к начальству, а заставил подчинённых без толку бегать по притонам, искать не потерянного. Но потом чуть рассудив, Иван решил что пусть будет, ибо теперь он был практически уверен что основная цель мошенников, это бриллианты князей Струговых.
Ближе к вечеру, помощники принесли подтвердившее его предположения. У князя по слухам и впрямь большие сокровища и держит он их дома.
- Ну вот господа – тихо проговорил Иван Силович, когда помощники закончили - похоже всё ясно. Сокровища им нужны, и ничего более. Метода стара как мир: любовница охмуряет мужа, любовник жену, затем создаётся ситуация когда камни и золото покидают своих владельцев, и перекочёвывают к мошенникам, так то вот!
- А как они про эти камни-то узнали если они приезжие? - поинтересовался Ефимов.
- Да ничего нового Игорь Сергеич, всё изобретено до нас, всё придумано – улыбнувшись заметил Бусов – мы с Хворостовским не раз с подобным сталкивались в прошлом. Делается это так: наводятся справки в богатых городах о состоятельных людях, это совсем не сложно, затем в нужный дом путём различных комбинаций засылается свой человек, который тайно всё выведывает и сообщает своим нанимателям. Так что шапку ставлю в заклад, что кто-то из прислуги, работает на мошенников. И операции такого рода, вдруг не делаются, порой на их подготовку уходит один-два года господин Ефимов, да, а вы как думали? Спешка тут не нужна абсолютно. Дело серьёзное, суеты не любит. Драгоценности могут быть изъяты как сразу у обоих супругов, ( но это вряд ли) так и по очереди у каждого, что вернее! – поднял палец сыщик – думаю что не позднее ближайших двух или трёх недель, они всё и обстряпают, но могут и раньше, так что ухо держать востро! Хворостовский, сейчас отдохни, а потом лети в гостиницу где Девятовы живут, и предупреди строжайше портье, чтоб в день когда супруги задумают съехать, он прислал бы срочно записку, сюда в Управу. Хоть наши за гостиницей и присматривают, но лучше подстраховаться. Тоже самое с меблированными комнатами Самарина. День когда они соберутся съехать, и будет днём последнего изъятия ценностей, скорее всего. Ибо сидеть в городе после кражи, бывает чревато, самих себя перехитрить можно, примеры случались. Вот так примерно это и делается, всё просто, без излишеств. Да, своего экипажа у них скорее всего нету, значит должны будут заранее нанять лошадей на станции уплатив вперёд, этого тоже нельзя будет проглядеть братцы! Ефимов, летите сейчас по закромам, и соберите мне всю нашу пожарную команду, будем припрягать их с их агентурой, ибо двум нашим унтерам одним за всеми не углядеть, да и за княжеской четой приглядывать надобно будет.
- Слушаюсь! – Ефимов встал, и быстро вышел
- Ну Хворостовский, впереди у нас начинается чреда весёлых и бодрых суток! – улыбнулся Иван, и достал из кармана два рубля – возьми, сунешь портье в гостинице и комнатах, чтоб им думалось лучше!
В тот же день вечером, когда Хворостовский вернулся с задания и отчитался что всё будет в порядке, и полицию секретно известят, Бусов собрал всю старую гвардию и сам-шестой, подробнейшим образом посвятил сотрудников в детали предстоящего дела. В ночную пору у гостиницы и комнат, будет достаточно и обычного поста городовых, полицейский патруль в таких местах подозрений не вызовет ни у кого, ему там и полагается быть. А вот за домом Струговых, придётся эту ночь понаблюдать Иванову и Кургузову, а завтра днём там поскучают Лебеденко с Ефимовым, всем естественно быть в гражданском неброском платье, лиц не брить, со щетиной на морде, человек не так заметен. А унтера что пойдут в ночь отдыхать, завтра днём последят за гостиницей и комнатами. Если у господ офицеров есть свободная мальчишеская агентура, не возбраняется привлечь к работе и её. ( Не жмитесь на пряники-то!) всё производить предельно тихо и скрытно, не во что не влазить а только наблюдать. Они же, Бусов и Хворостовский, будут работать непосредственно в домах и салонах, как это выйдет. В патрули к гостинице и комнатам, ставить самых надёжных и не болтливых городовых, предупредив всех, что за длинные языки будет серьёзный укорот. Погалдев ещё с четверть часа, офицеры разошлись куда кому надлежало, а Иван и Хворостовский поехали домой, ибо больше в Управе высиживать было нечего. До самой среды, особых происшествий не случилось, квартет мошенников слаженно работал, слежки за собой не чувствовал, да и вряд ли вообще её опасался здесь, в уездном городе. Полицейские агенты тоже работали слаженно, и зафиксировали свидания обоих супругов Струговых, со своими любовниками, в различных апартаментах, причём лица обеих женщин при этом, были стыдливо прикрыты вуалетками. Было так же подтверждено тесное общение Девятовых с Лапидовым и Ивановским, замечена их встреча в кабаке, но смысл разговора снова уловить пока не удавалось, воробьи видать были стреляные. Впрочем Бусова, это не сильно расстроило, он теперь окончательно во всём разобрался и понял. Полицмейстеру, заинтересовавшемуся куда сыщик берёт всё время лучших людей, Иван туманно намекнул что им, обнаружена подозрительная группа злоумышленников, коих надлежит выследить, и собравши достаточно улик, взять с поличным. Однако в виду особой секретности дела, он не может ничего Василию Петровичу открыть, ибо сам ни в чём точно не уверен. Посопев для солидности, Горынин кашлянул, и буркнув « По исполнению доложить», тихо ушёл к себе, а Бусов продолжил работу. Наконец наступила среда, первый день, когда салон Струговых принимал посетителей. Вечер обещал быть интересным.
А вот для Светочки эти дни с воскресенья по среду, выдались просто не выносимыми! Дело в том, что она вдруг стала подозревать что одна. Да, и нечего улыбаться! После чудесного расставания в субботу, когда Он поцеловал её в прихожей так, что она еле в себя пришла, пропал пропадом, канул как ключ в колодец, бульк, и нету! В воскресенье она ожидала что Бусов придёт к ней в выходной-то день, ( нарядилась в такое прелестное платьице, что чуть сама в себя не влюбилась) а он так и не появился! Девушка искренне расстроилась, и если бы не поддержка верного Олежки, она наверное заплакала бы. В понедельник, обидевшись на несносного сыщика, она ждала его уже в домашнем платье, правда тоже привлекательном и открытом там, где надлежит. Но он и в понедельник не появился, вы представляете? Она весь день до вечера не находила себе места. Ни записочки, ни курьера с известием, жив ли, нет ли, ей не известно! А зачем? Она и так хороша, без вестей обойдётся, предупреждать её о чём-то? Вот ещё, больно надо! А то что она соскучилась смертельно, противному сыщику совсем наплевать, ему вон ворюг ловить надо, а о любимой почти жене, и позабыть можно, не княгиня какая – нибудь! Оскорбившаяся Светочка впопыхах горестных стенаний как то даже позабыла что в былое время, Бусов случалось и неделями не появлялся, и ничего, небо наземь не упало. Но теперь же ей казалось что наступили совсем чёрные времена, двое суток ни слуху, ни духу! Посылала даже Олежку на разведку за ради бога, но вернувшись, он честно сказал что ни сыщика ни его людей на месте никого нету, и где они, никто толком не ведает, на каком-то важном задании. Ах так? Ну и пусть, пусть бегает, и она тогда пойдёт гулять! Выйдя на улицу, Светлана рассчитывала встретить Ивана где-нибудь по дороге, но не встретила. Правда одна польза от прогулки всё же была, барышня проветрилась, успокоилась, и вдруг поняла что Иван и вправду занят, и нечего дуться как маленькой. С этими мыслями она домой и вернулась. И всё же до самого сна она надеялась что Иван заглянет как иногда бывало, хоть на четверть часика, ей же право больше и не надо, просто чтоб обнял, приласкал, поцеловал потихонечку… Уснула она немножечко с грустинкой.
Но и вторник не принёс облегчения! Нет, ну это уже хамство девочки! Она, уже почти жена, знать не знает, ведать не ведает, где её почти муж, есть? И есть ли он вообще? А может случилось самое страшное? Может стряслось просто непоправимое? Может случилось нечто ужасное? Например, он сейчас… сейчас он в постели с какой-нибудь из этих голодных самок, что стаями вокруг вертятся, вдруг заманили-опоили?! Вдруг?! Ой, тогда это всё, тогда конец… А что говорит её предчувствие? Светочка быстро раскинула карты. Так, себя она увидела сразу рядом с ним, ура!!! Другие женщины на расстоянии, но интерес имеют… Ну и ладно, раз самого жуткого не произошло, то всё прочее пустяки! И слухов-то никаких не доходит, вот ведь обидно! Папенька за завтраком лишь обмолвился что Иван ловит кого-то, да и всё. Да, коротко и ясно, он ловит, а она не в себе и тоскует страшно! Боже, а как же в старину, да и теперь порой, женщины годами вон ждут своих мужей с войны или из похода? Нет, она, Светлана, не смогла бы так, и умерла бы прям сразу, на месте! Впрочем следовало бы себя чем-нибудь занять, но ничего почему-то не занимало… Брала в руки книгу, она не читалась, хотела порисовать цветными карандашами, ничего не выходило. Нет, если честно сказать то не выходил из головы образ Ивана, вот засел и всё тут! Снова пошла гулять, гуляла по саду, гуляла по улице, легчало конечно, но не очень. И лишь к вечеру, настроение девушки заметно поднялось: завтра же среда, а значит салон Струговых будет принимать посетителей, и она туда непременно пойдёт, да и подружки тоже там окажутся. И вот только пусть попробует Он не прийти туда, вот тогда, она рассердится всерьёз, и такое устроит, что и сама даже ещё не придумала! Поболтав после ужина с Олегом, барышня поиграла с озорной Марусей, что была верной ея спутницей все эти дни, потеребила её за лапки, и вкупе с мишкой, уложила спать с собой рядом. Кошка свернувшись клубочком вскоре уснула, а за ней уснула и её хозяйка.
С утра среды и до обеда, бедняжка Светлана, просто не находила себе места. Где есть вообще этот Буслв, а?! Он что, на Луну улетел, или куда он там делся-то? Он собирается вообще приглашать в салон свою почти любимую жену? Ой нет, свою любимую, почти жену? Девушка сидела как на иголках, выбегала несколько раз на улицу поглядеть не идёт ли по тротуару знакомая фигура в шинели и волчьей шапке с хвостом? Но фигура не шла. Светочка даже хотела заплакать от отчаяния, ну как так можно, а? Не написать за три дня ни строчки девушке, которая как безумная в тебя влюблена? Ну не по двадцать пять часов вы господин сыщик там работаете-то? Ну чем таким можно быть занятым, чтоб напрочь позабыть об умной, красивой, ласковой, нежной, любимой, хорошей, и весёлой девушке, а? Она вот этого, ну совсем не понимает! Страдания юной барышни, длились до обеда. Когда за столом собралась вся семья, папенька заметив что дочка грустная, справился о причине.
- Просто грустно! – буркнул милый ребёнок, и надул губки. Но папа конечно же всё понял.
- Света, ну не грусти уж так-то! Он и раньше случалось по три-четыре дня пропадал, служба у него такая, не дуйся, думаю сегодня и увидитесь!
- Увидимся – обиженно повторила дочка – где вот он есть? Неужели не понимает что я соскучилась уже?
- Да понимает он всё, занят просто сильно, не обижайся, Светочка! –ласково попросила мама, и дочка невольно улыбнулась. Едва успели основательно начать есть, в дверь позвонили, Таисья пошла открывать, а Светлана замерла. Горничная быстро вернулась, неся небольшой белый конверт.
- Письмо вам барышня! – протянула она, и девушка тут же цапнула его как кошка-мышку. Едва взглянула, и аж взвизгнула от радости.
- От него! Мамочки!
- Света! Осторожнее! – строго попросила мама, когда дочка двинув ножкой, чуть не опрокинула чайные приборы – Нельзя так бурно реагировать, вы же не три года не виделись!
- Кому и три дня как три года! – философски пояснила дочка, ловко распечатывая конверт столовым ножиком. Быстро прочитав послание, она победно подняла голову.
- Он приглашает меня сегодня в салон Строговых, и заедет за мной в шесть! Я должна буду ждать его в полной боевой готовности! – довольно сообщила Светлана, посветлев лицом и даже чуть помахав письмом.
- Свершилось! – торжественно продекламировал Олег, простерев руку с вилкой вперёд.
- А теперь сколько хочешь ехидничай, мне всё равно! – сияя солнечным лучиком, промурлыкала Светлана, и торопливо стала есть.
- Господи, как мало надо человеку для счастья! – тихо заметила маменька, глядя на радующуюся дочку.
К назначенному сроку, барышня была готова вполне, и не мудрено! Собираться на вечер, она начала без двадцати три, и к шести, совместными усилиями маменьки и Таисьи, всё было готово: дивное розовое платье с голубыми лентами и рюшами выглядело без подобно. Коротенькие рукава-крылышки, придавали оголённым и загорелым рукам девушки весьма привлекательный вид. А прибавить к этому глубокий вырез на груди, и штормовое головокружение суровому драгуну было обеспечено. Причёску барышня оставила как он любит, назади с узелком густой пышный хвост, и завитки на висках, секретное оружие красотки. Непослушные лёгкие пряди на лбу и висках, тоже остались, дополняя живость и игривость образа. Иван и вправду замер как зачарованный, едва войдя в дом и увидев любимую в подобном наряде.
- Прямо царевна! Ни дать ни взять царевна из русской сказки! - единым духом выпалил Бусов, любуясь счастливой от услышанного девушкой. Быстро набросив шубку и шапку, Светлана помахала ручкой семье, и уже через пару минут ехала в бричке с поднятым верхом.
- Иван Силыч, вы почему так долго не давали о себе знать? Я так соскучилась, что бог знает что себе уж на придумала! Ну где вы были? – страстно шептала ему барышня. Бусов немного удивился. Он то вполне был себе уверен что три дня, это немного, это нормально, и ранее так бывало, и даже больше.
- Да разве долго, Светлана? Обычно – ответил он, но в ответ услышал что вот и нет, не обычно, и вообще надо хотя бы записочки присылать, и как то о себе давать знать!
- Да заняты мы эти дни были, зайчонок, ну! – улыбнулся Бусов – Я и сейчас-то вот честно сказать на службе нахожусь, но по тебе так сильно соскучился, что и на неё рукой немного махнул, никуда она проклятущая не денется!
- Вот это верно – согласно кивнула девушка, и сказав что она про службу всё понимает, но просит только об одном, не пропадать в салоне так часто, и не оставлять её одну на долго, а то она соскучится и загрустит.
- Не допустим-с! – деловито поклялся Иван.

                                                                                                                                     Х Х Х

Салон как всегда гудел весельем и тайнами. Князь Владимир Иванович уже не таясь появлялся всюду со своей любовницей Елизаветой Девятовой, но это не вызывало особых толков и злоречений, если ты богат и знаменит да ещё и влиятелен, тебе прощается многое. Княгиня тоже в свою очередь не особо скрываясь, появлялась рядом с Никитой Ивановским, знаменитым поэтом, и представляла его как своего протеже. Все делали вид что верят, но на то и воспитание в людях, чтоб вести себя так, а не орать дурным ором как неотёсанная деревенщина что-то вроде «Глядите- глядите! Ленка со своим полюбовником ходють! Глядитя-а!»
Да, у госпожи Девятовой, на груди слева, красовался изумительный ювелирный предмет старинной работы, золотая брошь с рубиновой клубничкой, и изумрудными листиками. Красотень редкая, а если учесть что цена сей красотени аж полторы тысячи рублей, то подарок смело можно было считать более чем щедрым. Вот об этом украшении, споры кипели великие! Дамы завидовали напропалую, а их кавалеры лишь пожимали плечами, мол он князь и богат, ему можно любовницам такие вещи дарить! Светочка тоже восхитилась брошью, но лишь чисто машинально, и ничуть Елизавете не завидовала, а даже напротив, показала всё своё равнодушие, когда эта Девятова, оставив любовника, расплылась в улыбке увидав Ивана Силовича в его дивном, чёрном с синевой фраке, сидевшем на нём по фигуре. Подошедши, она заохала - заахала, мол какой он сегодня весь элегантный и красивый, да как ему всё идёт, и почему он так редко бывает в обществе, и не замечает других женщин, а вот они всё замечают, и всех!
Слушая всё это, Светочка медленно закипала. Нет, ну мало этой нахалке ( красивая правда, говорить нечего) что у законной жены, чужого мужа увела, так теперь у неё, у Светочки, её почти мужа заграбастать хочет?! Ну уж нет, теперь-то барышня и на сантиметр никуда не отойдёт, пусть не надеется, змеюка!
А «змеюка» тем временем совсем совесть потеряла, взяла да и намекнула в прямую, что мол тут скоро будут танцы в бальной зале, и не хотел бы он, составить компанию ей? Светочка замерла, но сыщик сказал что пока не горит желанием танцевать, и похвалив брошь, повёл посуровевшую барышню в буфет.
- Ты чего это надулась-то, лапуня моя? – тихо спросил он, склонившись к ушку девушки.
- Да вот, возмущаюсь! – деловито шмыгнув носом, ответила та.
- Чему?
- Наглости некоторых нахальных особ!
- Да, особ тут много! – согласился сыщик.
Барышня ещё хотела добавить про бесстыдство, но заметила что с правого фланга, надвигается ещё одна опасность, в виде рыжей заразы с лорнетом, уморившей трёх мужей, мадам графини- княгини – баронессы, Скважиной Евгении Андреевны. Месяц как о ней ничего не было слышно, и поговаривали что она гостила у кого-то из богатых помещиков, а вот теперь снова появилась. Светлана сразу поняла что их заметили, но сделав над собой усилие, приняла нейтральный вид.
- Добрый вечер друзья! – сладчайше улыбаясь, проговорила Скважина, протягивая руку сыщику. Тот слегка коснулся её, а Евгения уже поздоровалась со Светланой.
- Вечер добрый! – ответил сыщик, и спросил - Какими судьбами здесь?
- Вчера вернулась из гостей, и слышу что салон новый открыли, вы тут стали бывать, ну и я решила развеется! – ехидно улыбаясь, сверкнула лорнетом хищница.
- А мы вот со Светланой в буфет направляемся, по чревоугодничать знаете ли – начал было сыщик, но барышня неожиданно поддержала его
- И очень знаете ли спешим! – торопливо заявила она.
- Не смею задерживать, Иван Силыч, я вас ещё найду, не прощаюсь! – томно проговорила Скважина, и виляя задом ушла. Так, стоп дамы, стоп, алё! Что это значит вообще-то, а? Как понять найдёт-то она вот это вот, а?! Что, по грибы что ли пришла, или как? Так Светлана Дмитриевна, враги кругом, вечер обещает быть весёлым. Не, расслабляться нельзя ни на минуту, что вы! Бдить! Бдить! Бдить! Вона какие акулы на охоту-то вышли! Одной танцы подавай, другая найдёт потом чего-то, ага, сейчас! Я вам найду! Я так найду, что своих не узнаете!
Грозовые планы барышни были прерваны неожиданно и очень приятно, они с Бусовым буквально чуть не сходу налетели на развесёлую компанию состоявшую из трёх Светочкиных подружек, и Хворостовского с Олегом. Барышня Брусникина не успела толком и рта раскрыть, как девушки уже прямо выдернули её у сыщика из рук, и не обращая внимания на робкие попытки возразить, втянули в свой круг, и стали чего-то рассказывать. Иван воспользовавшись представившимся случаем шепнул Олегу чтоб он мужался, а сам в купе с Хворостовским, исчез из глаз в одно мгновение.
- Ну, что наши подшефные? – тихо спросил Бусов, когда они очутились в другой комнате, где что-то обсуждали и о чём-то спорили. Хворостовский так же тихо ответил.
- Все четверо тут, Лизавету с брошью уже видели?
- Видел, дорогая вещица, старинная, а прочие где?
- Сам Девятов в карты дуется, поэт с княгиней, прямо не отходит, а Вольдемар просто по этажам шныряет. С Девятовыми эти двое не общаются, делают вид что не знакомы, пока всё!
- По мимо тебя кто из наших здесь?
- Лебеденко и Ефимов, прочие на других местах! – тихо отрапортовал Хворостовский. Сыщик тихонько взял его за локоть и отвёл в сторону.
- Вот что брат Димитрий – негромко проговорил он – думаю что сегодняшний вечер, это пик их деятельности и терпения, и с завтрашнего дня операция начнёт медленно клониться к завершению. Неделя, от силы дней десять, и они будут подсекать рыбку, но могут и раньше, так что гляди и всем скажи, быть на стороже и глядеть в оба! Упустить нельзя.
- Да не упустим, не впервой! – заверил его Хворостовский.
- А пошли-ка подпрапорщик, мы с тобой в бальную залу сходим, а? – хитро подмигнув, предложил Бусов. Денщик чуть заметно кивнул.
- Пойдёмте, а вам там чего?
- Да только сейчас одна идейка коварная на ум пришла, дерзкая, незаконная, и противу общественная, можно даже сказать аморальная, ты как, не против?
- Это я-то? – искренне изумился денщик – Ежели аморально–незаконная, то я всегда за! Даже без возражений!
- Ну да Хворостовский, ты бы возразил непременно, ежели бы я пригласил тебя в хорал, петь псалмы дуэтом! – улыбнулся сыщик, глядя по сторонам.
- Нет, это нет, это увольте! – отшутился денщик идя рядом с барином.
Народу в бальной зале находилось не так много чтобы затеряться, но и не так мало чтобы торчать на виду, работать при желании, было вполне можно. Уже с пол часа как начались небольшие танцы, и Иван стал искать глазами Лизавету, но не нашёл, дамы в зале не было.
- Лизавету надо найти! – тихо бросил Бусов, а денщик бывальщицки хмыкнул.
- Чего ж вы сразу-то не сказали кого ищем? Они с князем в игральной зале, на картёжников глядят, я там был с четверть часа назад.
Быстро прошли туда, и точно, Елизавета стояла среди зрителей, а Владимир Иванович играл за столом в компании городских дворян, но Девятого среди них не было, он метал карты за соседним столом.
- Начинаем операцию – зловеще прошептал Бусов – заходи с права и закрывай нашу мошенницу, я как обычно иду в лоб, на пушки!
- Понял – прошелестел Хворостовский, и преспокойно стал рядом с Елизаветой, чуть прикрыв её одесную.
- Сопровождаете князя в игральном мире? - неожиданно спросил сыщик, склонившись на ухо к госпоже Девятовой, от чего та, не ожидавшая ничего такого, вздрогнула всем телом, и едва слышно ойкнула. Повернула голову, встретилась глазами с Иваном, который взял да и зыркнул так, что даму с головы до ног, прошибла горячая волна, и она даже покачнулась, но её галантно придержал Хворостовский.
- Спокойно, мадам…
- Ох… Иван Силыч, что-то со мной сегодня? Я какая-то неясная вся – искренне забормотала Девятова, потирая виски – то ли душно тут, то ли глаза ваши какие-то не понятные…
- Надышали! – коротко пояснил Иван, и тихо показал глазами – вон, присядьте, а то мало ли, в обморок хлопнитесь, не хорошо будет!
- Да-да! – торопливо согласилась дама, отходя от игрального стола к обычному столику с прохладительными напитками. Сев, она попила холодного лимонада, и решила немного отдышатся.
- Это вы Иван Силыч, прожгли меня своими глазами… позвольте –позвольте – она напрягла зрение вглядываясь в лицо сыщика – да они у вас… Боже, я только заметила, они же разноцветные, как у ведьмака! Вы опасны, Бусов – сладчайше улыбаясь и играя уже своими глазами, промурлыкала красавица.
- Сам себя порой боюсь я! – честно кивнул он.
- Вы тут по службе, или на отдыхе? – строя глазки, почти пропела Девятова, обмахиваясь веером.
- Ну вообще-то на отдыхе, - ответил сыщик – но мало ли что? Вдруг драка, или в карты вон кто передёрнет, так на сём мой отдых и закончится, буду вынужден принимать меры! – развёл руками Бусов.
- Мой Павел Игнатич, не шулерствует! – сразу же предупредила дама, откидываясь на спинку стула.
- Надеюсь на это и уповаю! – устало проговорил Иван, и переспросил не полегчало ли ей?
- Да знаете, как-то непонятно пока, голова чего-то кружиться, наверное шампанское бродит…
- Много пили?
- Три бокала…
- Это много для дамского организма, я вот например, совсем его не люблю! – заметил Бусов.
- Да вы вообще редкий тип мужчины! – Елизавета перестала обмахиваться, и чуть подалась вперёд – А вы не хотите проводить меня, в буфет?
- Увы, я не один! – коротко всплеснул руками сыщик – Боюсь моя спутница превратно всё поймёт, а разубедить её будет трудновато!
- А, эта та юная и очаровательная девушка? – чуть задумавшись переспросила Елизавета –Да, это дитя сейчас в таком волшебном возрасте, что темперамент право неуёмен, завидую!
- Мне? – улыбнулся сыщик.
- Нет, ей! – грустно вздохнула дама.
А тем временем, юное очарование, бегало по всем комнатам и обоим этажам в поиске своего полицейского. Вместе с ней, подхватив платьица, носились и подружки. Олег от такой беготни самоустранился. Светлану взяла досада. Сходили называться в буфет, поели вкусненького! А всё подружки, отвлекли, вздору всякого наговорили, сплетен, и прочей ерунды. Вот ей интересно блин было узнать, что корнет Сидоровский, спит с женой полковника Губанова, а полковник Губанов, тайно посещает опочивальню маменьки самого корнета! Ну интрига прямо, поменялись что называется, тьфу! Или что дочка аптекаря Зина, беременна от купца Брюхина, который собирается жениться на вдове богатого генерала. Ну вот надо всё это было ей, Светлане знать, а? Пока выслушивала всю эту муть, сыщик и свинтил вкупе с Хворостовским, да так ловко, что она и глаз поднять не успела. И сердце не на месте, вот где они оба есть? Чего доброго сидят где-нибудь с бабами, да выслушивают от них какие вишь они все красавцы оба!
- Это вы всё виноваты! – недовольно буркнула она подружкам – Отвлекли меня своими глупостями, а Иван Силыч и пропал!
- Да тут он где-то, поискать надо! – уверенно возразила Даша.
- Да где тут-то? всё уже облазили! – с вызовом заметила Светлана.
- Не всё, в игральной зале не были! – нашлась вдруг Верочка, но Светлана отмахнулась.
- Он не игрок в карты!
- Да там не только карты, там в смежных комнатах и бильярд есть!
- Да? – в сомнении наморщила лоб сарматочка – Ну тогда пошли туда!
Но едва очаровательные девушки чуть прошли, как навстречу им, из-за угла, буквально вывалились Бусов и Хворостовский.
- Ну и где вас носит? Мы вас всюду ищем, в буфет уже пора, или вы передумали? – с напускной строгостью сразу набросился Иван, не позволив своей любимой, напасть первой. Светочка так растерялась, что начала оправдываться.
- Да мы тут вот ходили… и вас тоже.. искали…
- Так, ладно, теперь вы слава богу не на этюде с мольбертами, нашлись сразу, идёмте наконец в буфет! – указал Бусов, и подав своей девушке руку, повёл всю компанию туда, откуда всегда приятно пахло.
Как всегда в таких случаях, девушек угостили на славу, себе взяв лишь вина, и лёгкие закуски. Едва начав лакомиться, Светлана почувствовала как её настроение улучшается с каждой проглоченной ложечкой, Иван снова рядом с ней, а всё прочее чепуха. Если совсем честно, то ей сейчас захотелось вкупе с Бусовым убежать ото всех, найти укромненькое местечко, и немножечко там по обниматься. Сладостные мечты прервало гневно- надрывное женское восклицание.
- Всё!!! И не надо меня успокаивать! Разбойничий притон какой-то! – мимо столика с девушками и полицейскими, как буря пронеслась заплаканная Елизавета Девятова, за ней неловко жестикулируя шёл муж, а следом и любовник, князь Стругов.
- Елизавета Семёновна! – растерянно звал князь, и вдруг заметил Бусова – Иван Силыч, как же вы кстати-то, а? Елизавета Семёновна, будьте так добры, подойдите сюда, тут как раз господин следователь находиться.
- Одну минутку! – нервно бросила дама, и стала пить вино из бокала, затем поставив бокал на прилавок, подошла – Иван Силыч, дорогой, помогите, такое несчастье! Такое несчастье! - она буквально бросилась сыщику на грудь , и к страшному возмущению Светочки, повисла на нём.
- Успокойтесь сударыня!- тихо попросил полицейский, и сударыню таки с себя снял – Изложите тихо и спокойно что у вас стряслось?
- Украли! – горько сказала Лизавета , блестя слезами – Украли мою брошку, подарок вот их сиятельства – она указала на князя – сняли прямо с меня, да так, что я прямо не почувствовала ничего, вот и… я не знаю что делать…о-о-й…
- А вы уверенны что её украли? – переспросил сыщик – Быть может потеряли просто? Случаи подобные не редки, теряют люди ценности!
- Украли! – упрямо и плаксиво повторила Елизавета - Сняли прямо с груди! – махнула рукой дама, и смахнув слезу, кокетливо- возмущённо добавила – И ведь не постеснялись же, нахалы, хамьё!
Рядом замерло было несколько зевак, но Бусов чинно и вежливо намекнул им что в слушателях и зрителях пострадавшая не нуждается, и зеваки тоскуя удалились.
- И что, вы абсолютно ничего не почувствовали? – сочувственно уточнил сыщик, внимательно глядя на то место, где была брошь. Дама стыдливо прошептала.
- Разумеется нет! Что ж я по вашему, стояла и терпела когда меня за грудь трогали?
От этаких бесцеремонностей, Светочка слегка смутилась, но мстительно подумала «Да, как же, сконфузишься ты от этого! Небось стояла и радовалась, думала что домогаются. Так те и надо, дура!»
- Извините конечно, но сложно представить что с вашей груди, можно что-то незаметно для вас стянуть!- деловито заметил сыщик, и не дав никому опомниться, спросил у князя.
- Владимир Иваныч, а скажите, застёжка у брошки простая была, или с секретом?
- Да какой там секрет! – махнул рукой их сиятельство – обычная, булавочного типа!
- Угу, простая значит! – проговорил сыщик, и обратился к пострадавшей – Елизавета Семёновна, ну тогда она и в самом деле могла разомкнуться, да и соскользнуть вниз по платью, по ходу движения вы этого и не заметили!
- Да какая разница? Её же нет! – горестно воскликнула дама – даже если так как вы сказали всё было, её кто-то подобрал и прикарманил, совести то от зависти ни у кого нету, подлючество одно! Кругом одни сволочи просто! Пялились, хвалили, и завидовали, да! А потом улучили момент, р-раз, и ваших нет! – трагично проговорила дама, и уже тише добавила – Вечер, совершенно испорчен!
- Елизавета Семёновна, вы конечно правы, хорошего мало, и вряд ли если её кто нашёл отдаст. Такие вещицы оседают либо в тайных коллекциях, либо у нечистых на руку дельцов! – не добавил оптимизма сыщик. Пытаясь успокоить даму, князь сказал что им надо поговорить, и предложил пройти с ним. Пострадавшая наградив Бусова нежным взглядом прошла с хозяином, а компания снова вернулась к мороженному и фруктам.
- Вот друзья мои, что иногда бывает! – вздохнул сыщик, беря и чекрыжа ножом грушу на две половинки, на что Светлана деловито заметила.
- Так ей и надо! Не будет выпендриваться со свой брошкой, дура!
- Ну с точки зрения владельца, приятного мало – заметил Хворостовский – вещица хорошая, жаль если пропадёт!
- Ой, а у меня тоже вот брошечка с камушками висит, может снять? – опасливо спросила Даша, указав на серебряную вещицу с мелкими бриллиантами.
- Да не стоит Даша, не преувеличивайте, ничего с ней не случится, поверьте! – улыбнулся сыщик.
- И в самом деле Даш, не блажи! – заметила Светлана, ловко работая ложечкой в мороженом.
- Я тоже брошки носила, и ничего страшного! – поддержала тему Верочка.
- Девушки, давайте лучше о хорошем побеседуем, ну их эти брошки! – предложил Иван Силович, и беседа сразу потекла в иное русло.
Господин Девятов проводив «жену» взглядом, вышел из буфета вслед за ней, и долго думал что это было, импровизация, или брошь в самом деле смыганули?
- Если спёрли цацку, это будет смешно! – равнодушно заметил Храпов – Девятов, оглядывая публику – пошли по шерсть, а вернулись стрижены…
Потолкавшись чуть тут, он прошёл на лестницу, и стал ждать там. Минут через десять, показалась Лизавета.
- Ну что? – тихо спросил «муж» когда она подошла ближе.
- Браслет подарил, золотой! – тихо ответила дама.
- А где ж он? – спросил сообщник, глядя на запястье.
- В сумочку положила – прошептала женщина.
- Зачем?
- А чтоб не спёрли! – возмущённо зашипела Лизавета – Нет, ну кругом одни сволочи, с груди снять, а?
- Так её и впрямь упёрли, ты не блефуешь? - подозрительно осведомился «супруг».
- Сама возмущена до нельзя! Упёрли! Нагло! Цинично! - резко ответила «жена».
- Ну знать не одни мы тут ловкачи-то! – усмехнулся Девятов – Храпов.
- Обидно до слёз, из рук ушла! – тихо проговорила женщина, и они не торопясь пошли дальше.
Весь остальной вечер прошёл без происшествий, Иван с Хворостовским сопроводили прелестный квартет в бальную залу, и там немного поразмялись, в процессе чего Бусову и Светлане удалось незаметно улизнуть, найти себе уютное местечко, и в волю нацеловаться. Вечер завершился просто чудесно, Светлана на громадной волне хорошего настроения очутилась дома, покружила на радостях Марусю, и уселась дополнять свои «Записки».
Дома, Бусов с Хворостовским после лёгкого ужина, сели в комнате у сыщика, подвести итоги дня.
- Ну брат Хворостовский, что думаешь о ситуации? – тихо спросил сыщик, скрестив руки на груди, и ещё не переодевшись из фрака в домашнее.
- Я думаю что в ближайшие дни мошенники пойдут таки на дело!
- Почему так подумал?
- Ну потому что брошка пропала, и это даму расстроило, вон как глазки- то заблистали- забегали, огорчилась! А посему, может неосознанно всё ускорить, опасаясь того что полиция нечаянно влезет в дело разыскивая брошку например.
- Да, ты прав, Лизонька расстроилась, не долго брошкой то любовалась, обидно-с! – сочувственно заметил Бусов, и полез во внутренний карман – Забавная Митя вещица, взгляни-ка! – он протянул слегка изумлённому денщику пропавшую брошь, игравшую колючими искорками огней.
- Так это вы её, изъяли ? – сделикатничал денщик, разглядывая сокровище.
- Натурально я, а кто же по твоему, не Светочка же? Это тебе не пирожные из буфета тырить, н-да! – деловито заметил сыщик.
- Да когда ж вы успели то?
- А когда в игральной зале подошли к ней, и ей это, плохо стало – расцвёл улыбкой полицейский.
- Ну вы мастак, уважаю! - сказал денщик, возвращая вещицу, которая тут же исчезла во внутреннем кармане шефа.
- Так профессия обязывает! – прокомментировал Бусов – Чему-то нас с тобой в секретной полиции в Москве учили же три года, а? Да и руку надо тренировать…
- А как же вы брошь сняли с груди что она и не почувствовала ни чего?
- Нежностью и лаской, обаянием и добротой, искренностью чувств и теплотой, всем этим ежели умеючи применить, можно победить любую женщину! Только не надо её дико хватать за брошки и кулоны, это уже хамство! – патетически изрёк Иван.
- Да, хорошо что барышня Брусникина вас не слышала и не знает что это вы брошке, приделали ножки! – засмеялся Хворостовский.
- Да уж! – с наигранной суровостью кивнул сыщик – тогда бы мне пришлось туго! Мой любимый ураганчик, превратился бы в прелестный тайфунчик!
- На сегодня ничего больше нет? – тихо спросил Хворостовский, устало потирая лицо.
- Да нет Митя, устал? – понимающе спросил Иван.
- Да, притомился малость, пойду тогда если нет ничего…
- Давай, я тоже сейчас посижу часочек, да лягу!
- Спокойной вам…
- И тебе не ворочатся…
Хворостовский ушёл, а Бусов сел за стол, и около часа что-то задумчиво писал, затем потушив лампу, лёг спать.
На следующий день в гостинице «Парадиз» в номере мошенников, шёл военный совет. Присутствовали все. Лизавета как всегда председательствовала. Она была немного не в духе, потеря брошки ещё давала себя знать. Выпив вина, компаньоны разговорились.
- Ну как княгиня твоя, не созрела? – хмуро спросила она Ивановского. Тот довольно улыбнулся.
- Горячая женщина! Даже жаль будет обувать такую душевную любовницу-то, но, думаю что она от меня без ума!
- Вот и отлично – бросила Лизавета – безумных лечить надлежит! Так господа, предлагаю ускорить операцию!
- С чего бы это? Не рановато ли? – засомневался Вольдемар, лаская пальцами бокал с вином.
- Боюсь угадать, но похоже у нас появились соперники, брошь у меня вчера так ловко свиснули, что я даже и подумать ничего не успела и не почувствовала! Да и чутьё мне говорит что пора исчезать! – пояснила дама.
- Что, этот легаш чего-то подозревает? – тихо спросил Вольдемар.
- Да нет! – лениво отмахнулась Лизавета – Бусов этот весь в своей юной любовнице погряз, как шмель в меду, жужжит, крылышками трепещет, а вылезти уже не может! Девочка хорошая, умная, держит его крепко – с тихой завистью сказала женщина.
- Да сыщик этот на свою Светлану дохнуть боится – буркнул Липидов – я тут справлялся у людей, он говорят ненормальный делается, когда её кто-то заденет, и ли ухаживать начинает, одно слово, ядром контуженый!
- С чего это ты так невзлюбил то его? По-моему вполне себе нормальный мужчина! – возразила Лизавета, на что собеседник, недовольно изрёк.
- Ага, этот «нормальный», по весне человека за неё на две части разрубил одним ударом, саблей! Что–то он там сказал про неё не то!
- В бою! – коротко вставил Храпов не меняя унылого выражения лица.
- Чего в бою? – не понял Никита.
- Бусов, человека саблей разделил пополам от макушки до задницы, в бою, я тоже про то слыхал! – и он коротко посвятил сообщников в подробности стычки у Лесного дома. Лизавета пришла в затаённое восхищение. Помолчав с минуту, она как-то задумчиво спросила у Липидова
- А ты Володя, ты смог бы ради меня, вот так, не раздумывая сколько их там, в сабли пойти?
- Мне прямо теперь отправляться прикажете? – ядовито съязвил Вольдемар – Сабли только нету, ножик столовый подойдёт? – он элегантно поднял столовый прибор.
- Грубо, но ты ответил – разочарованно произнесла дама, и спохватилась – так, мы малость отвлеклись, Никита, дружочек, сегодня ты тоже с ней видишься, да?
- Ну да, в два часа. Как всегда здесь же, в 14-ом нумере, она надолго его сняла!
- Значит сегодня ты будешь нежен и страстен как никогда, прямо вулкан страсти, замотаешь её до обморочного состояния, чтобы еле жива была!
- Надо- сделаем, а зачем?
- А затем что завтра, ты будешь играть перед ней водевиль « Благородный должник» да смотри не переслади, она хоть и дура последняя, но не девочка, может и насторожиться!
- Не первый раз мадам, всё сыграем в лучшем виде, дамы и девицы обрыдаются от умиления!
- Выгорит у Никиты или нет – хмуро продолжила Лизавета – на субботу готовьтесь господа, будем брать княжеские ценности. План дома вы все хорошо изучили, где кабинет, знаете, а дальше - удача смелых любит!
- А ежели с комбинацией сейфа что-то не так? - негромко спросил Храпов.
- Тогда обойдёмся княгиниными ценностями, других вариантов уже нет! - спокойно ответила дама – Но я думаю что всё обойдётся, он мне в порыве страсти, тут несколько раз всё по этот сейф рассказал, отрапортовал как перед командующим, болван! Всё выложил… Ключ от сейфа получился отличный, точь в точь!
- И стоил отлично! –заметил Вольдемар.
- Жадность, всегда губила нашего брата, не жмись Вова, а то отощаешь! – усмехнулась дама.
- А от кабинета ключ есть? - спросил Никита.
- Есть – уныло ответил Храпов – я вчера забрал у мастера, молодец Лизка, хорошо ногами работаешь! – ухмыльнулся «муж»
- Мужлан – критично вздохнула Лизавета, и поглядела на Вольдемара – ты, сегодня лети на станцию, и закажи на субботу хороших лошадей, да денег не жалей, сунь смотрителю сверх меры, не обедняем!
- Могла бы и не повторять, всё как и везде! – прогудел Вольдемар.
- Ну, господа жулики и проходимцы, за сим всё, быть готовыми и ждать. В субботу вечером, исчезаем! – подытожила атаманша.
А на следующий день, Бусову доложили о том, что Липидов ездил на станцию, и на поздний вечер субботы, заказал пару отличных лошадей и бричку, за приличное вознаграждение.
- Вот господа! – довольно сказал он Хворостовскому и Ефимову ( прочие находились на задании) всё как я и предполагал, как и должно было быть! Значит расклад ребята, следующий. В субботу, то есть завтра, в пять вечера, на станцию отправить переодетыми трёх надёжных городовых с младшим унтером, в засаду. Станционному смотрителю ничего не говорить, на всякий случай. Упредить ещё раз портье в гостинице и комнатах, глядеть в оба! Будем брать с поличным в любом случае. Думаю что дело, будет весёлым…
Чуть погодя, к Струговым с визитом, пришёл Никита Ивановский в очень подавленном и удручённом состоянии. Князя как раз не было дома, отлучился он надолго, и княгиня с радостью повела гостя прямо в свою комнату.
- Никитушка, ты что, так соскучился что решил прямо сюда прийти? – с надеждой спросила счастливая пока ещё в своём неведении женщина, любовно глядя на гостя.
- Лена, давай присядем! – тихо попросил он, и первым сел на стул, обдав любовницу каким-то тоскливым, и мутным взглядом. Елена быстро уловила этот взгляд, и тревожно переспросила.
- Никитушка, любимый, у тебя стряслось чего-то? Просто у тебя такое лицо, что меня мороз по коже продрал, ты чего такой, а? Не молчи пожалуйста!
- Лена, любимая – упавшим голосом начал мошенник, тихо хлопнув ладонью по боковине стула – я пришёл проститься с тобой, мы возможно больше не увидимся!..
- Что?! – буквально крикнула испуганным голосом княгиня вскакивая с места - Что ты говоришь, Никита?!- тяжело дыша повторила она, не в силах двинуться с места, глаза её моментально набухли слезами, а губы затряслись: перспектива казалось забытого одиночества,вновь страшным молотом, ударила ей в лицо.
- Мы более не сможем с тобой видеться! – угрюмо но чётко вновь сказал Никита, глядя прямо ей в глаза.
- Почему? – роняя тяжёлые слёзы с красивых ресниц, упавшим голосом переспросила княгиня – Ты что, нашёл другую, по моложе, да? .. – голос её совсем начал дрожать.
- Нет Лена, ну не то, не то… Не нужна мне после тебя никакая молодая ( княгиня слегка воспаряла) я уже говорил что юные дурочки меня не интересуют, я, полюбил тебя, но – голос Никиты стал горьким – волей нелепых и чудовищных обстоятельств, мы с тобой расстаёмся, и похоже навсегда… Вот это я и пришёл тебе сказать! Ну, мне пожалуй пора – гость сделал попытку встать, но княгиня буквально выкрикнула со своего места.
- Нет! Ты не можешь так уйти ничего мне не объяснив! Это жестоко! Я хочу знать причину! Коли ты не к другой уходишь, что нас ещё может тогда разлучить?
- Может ты и права Лена, хорошо, я скажу! – Ивановский откинулся на спинку, поправил волосы, и проговорил – Я скоро, на днях, сяду в яму…
- В яму? В какую ещё яму? – не поняла княгиня от волнения сразу.
- В долговую, сиречь в тюрьму! – нервозно пояснил Никита, и помрачнел ещё больше.
- Но постой… ты же никогда не говорил мне о своих долгах! – напомнила княгиня, пытаясь что-то сообразить. Ивановский кисло усмехнулся.
- В том-то и нелепость любимая, что их не было у меня до вчерашнего дня, долгов то этих проклятых!
- А как ж ты их наделать успел?
-Я в карты проигрался, по крупному..
-И кому? И сколько ты проиграл? – напряглась Елена.
- Девятову, Павлу Игнатичу, мужу любовницы твоего супруга – тяжело вздохнув, ответил Никита – вечером встретились там в одной компании, ну и пошла игра по крупному. И ведь Лена – страдальчески выдал аферист – вначале то мне повалило, я тридцать семь тысяч выиграл! – Никита махнул рукой – Мне бы дураку остановиться, уйти, хватит, но, азарт! Азарт сгубил! Девятов этот так, на вид гриб-грибом, а затягивать умеет, шулер-сволочь! Короче я проиграл, и должен ему теперь, страшно сказать сколько Лена…
- И сколько? – княгиня любовно глядела на него.
- Кхм… ну, пятьдесят тысяч… И срок платежа уже завтра, он ждать не желает, на днях они уматывают в столицу. Всё Лена, теперь ты знаешь всё – трагически выдохнул Никита – вот как меня на уду-то поддели, а? Хотел было в отчаянии застрелиться ( княгиня вспыхнув побледнела) но потом понял что это глупо, да и тебя жаль стало, вот… Ты Лена, ты, навещай меня там, хоть вот раз в месяц приходи, и довольно с меня, - тяжело заговорил вдруг Никита, сорвавшись с места – ты просто приходи ко мне в тюрьму-то, мне хоть видеть тебя, и то благо! Лена моя… любимая! – он быстро шагнул к ней, она бросилась к нему, и они жарко обнялись.
- Никитушка, родной, погоди, не падай духом, ну мы придумаем что- ни будь! – страстно шептала она, целуя его, и получая поцелуи в ответ.
- Лена, любимая… что ты говоришь-то?! – Никита сам оттолкнулся от княгини, и стал ходить по комнате – Что мы с тобой придумаем? Сбежим? Как в пошлом водевиле? И сколько пробегаем? Нет, один я может и подался бы в бега, но тебя подводить под эту долю я не желаю! Да и деньги уже завтра нужны, Лена! И взять их негде! И занять не-у-ко-го!! Не даст столько никто! Нет мне спасенья, нет! – Ивановский устало опустился на диванчик, и свесил голову.
- Есть! – победно выдохнула Елена, глядя на любовника счастливыми глазами.
- Что есть? – поднял тот голову, и с недоверием поглядел на женщину.
- Я, я сейчас милый, погоди! – она метнулась к шкафчику, пошарила где-то ключ, и торопливо отперев его, полезла куда-то в глубину, что-то отодвигая. Затем осторожно, словно до краёв наполненный сосуд, достала и принесла резной лакированный ларец. Аккуратно поставила на стол и открыла. Камни всех цветов и оттенков заиграли огнями, жаром запылало золото. Елена сбивчиво объяснила, сияя добрыми своими глазами, что это драгоценности её семьи и рода, собиравшиеся не одно столетие, и есть даже совсем редкие, из 13-го века!
- Бери их Никита, спасай свою жизнь и свободу! – улыбаясь от счастья, блаженно проговорила Елена. Но Ивановский как бы закрываясь от ларца рукой, отшатнулся назад.
- Нет Лена, я это не возьму, нет, убери!
- Почему, глупый? – рассмеялась княгиня – Тут же верных пятьдесят тысяч, даже больше!
- Да, но – заикнулся Никита, умоляюще глядя на любовницу – я же не смогу и за всю жизнь тебе их отдать! Этот негодяй возьмёт их и всё, они уйдут с концами, нет-нет, я не могу!
- Никитушка! – ласково пропела княгиня подходя ближе – Мой благородный, мой чистый человек! Ну нельзя же быть таким глупым! Если даю я, значит бе-ри!
- Ты понимаешь что не увидишь их больше никогда если я их возьму? - сурово вдруг спросил он – И все твои предки останутся ни с чем, и дети твои тоже! Это как? Мне как с этим жить когда всё вскроется?
- Об этом сейчас не думай! – строго заметила княгиня – У детей всё в порядке, и деньги в банке есть, не обедняют они. А вот я не смогу более без тебя, без твоих стихов, вот о чём ты думай, обо мне! Ну?
- Ну ладно Елена! – вздохнул Никита подходя к ларцу – Если ради тебя, то я возьму, делать нечего… Наверное расписку надо?
- С ума ты сошёл? Какую расписку? - изумилась княгиня – Я же не взаймы, я на нашу с тобой жизнь их отдаю, спасай свою, и сим спасёшь мою! – счастливо улыбнулась простодушная женщина.
- Да, но это нельзя так нести! – хмуро сказал он – Меня с ним в участок заберут…
Княгиня принесла ему обёрточной бумаги, и они смеясь и подшучивая аккуратно обернули ларец, и перевязали бечёвкой.
- Готово! – Никита покачал его в руках, затем подошёл к княгине, и нежно поцеловал в губы – любимая, спасительница-а…
- Ты теперь куда? – тихо спросила она.
- Домой, в комнаты…
- А мы… когда опять увидимся? – робко, с надеждой спросила Елена.
- В воскресенье, в полдень, я у тебя в гостинице! – улыбнулся Ивановский
- А завтра, нет?
- Нет родная, завтра с этим решить надо! – он чуть тряхнул свёрток – Там и другое разное есть.. Но в салон мы с братом заглянем непременно, так сказать блеснём!
- Я очень буду ждать, Никитушка! - почти крикнула на прощание княгиня, когда он уходил, и потом вспомнила что забыла взять с любимого слово, что он никогда более не будет играть в карты на деньги.
- Ладно, завтра в салоне возьму! – смахнув слезу счастья, проговорила княгиня
Ивановский вышел на улицу, огляделся по сторонам, и перейдя дорогу, сел в пролётку, где его, кутаясь в шубу, уже ждал Храпов.
- Ну, любовник, как всё прошло? – хмуро спросил он, когда они тронулись.
- Просто блеск! – устало улыбнулся Ивановский – Театр одного актёра завершил гастроли, и сворачивает антрепризы. Жаль что зритель был один, и без аплодисментов…
- Поверила сразу?
- Обижаешь Паша, купилася за так, за дырявый за пятак! – тихо рассмеялся Никита – Ты бы видел этот глупый вид счастливой дуры, водевиль просто! Долго уговаривала чтоб я взял предкино злато-серебро, и каменья драгоценные – понизил голос Ивановский, чтоб извозчик не услышал. .
- И не жалко её? – буркнул Паша, искоса глядя на собеседника. Тот равнодушно помотал головой.
- Не-а! Меня тоже не пожалеет никто. К тому же я её так осчастливил, что ей будет что вспомнить в грядущей старости…
- Да Ивановский, ты редкий негодяй! – улыбнувшись, похвалил его Храпов, а тот оскалившись, немного добавил.
- Именно что негодяй, а то как бы мы на жизнь-то зарабатывали, коли б порядочными-то были?
- Это верно! – согласился Храпов.
Субботнее утро, началось на квартире у Бусова, с особой подготовки. В Управу он не торопился, там было всё в порядке, а вот предстоящая операция по поимке мошенников, дала себя знать с неожиданной стороны. Уже после завтрака, сидя в комнате барина, оба сыщика прикидывали всё ли они учли и предусмотрели? Но не прошло и пяти минут, как Иван хлопнул себя по лбу, и возгласил.
- Светочка!
- Точно! – согласился Хворостовский.
- Да Митя, основную-то угрозу всей операции мы и забыли! – взмахнув рукой посетовал Бусов – Её же надлежит как-то вывести из игры, и обезвредить!
- А может просто дома оставить, с родителями? – предложил денщик.
- Ты что Хворостовский, сдурел совсем? – изумился Бусов – Тоже смерти моей захотел? Убийца…
- А что такое?
- Ты представляешь что со мной будет, ежели её оставить дома, а самим пойти на теоретически праздничный вечер? – с напускным страхом спросил Иван.
- Да, пожалуй – опасливо согласился помощник – гнев юной барышни, будет опаснее десяти тысяч янычар!
- Во-во! И не думай что я один буду отдуваться, я вообще всё на тебя свалю! – пригрозил шеф.
- Ой нет, не надо! – испугался подшефный, - Я тоже жить хочу!
- Тогда надо думать – пробормотал Иван, и через пол часа придумал. Сел чего-то писать, строчил ещё четверть часа, и потом протянул Хворостовскому.
- Прочесть и всё исполнить!
Денщик прочитал, и довольно протянул.
- А ведь это выход барин, гениально просто, коварно до простоты!
- Ты, гениальный, бери сразу с собой пару книг, вон тех – барин указал пальцем – Лети в кондитерскую Ремнёва сначала, и как хочешь, но пол дюжины этих, именно этих пирожных мне добудь! Хоть сам их там пеки вместе с кондитером…
- Так – кивнул денщик.
- Ну а далее всё по списку, скачешь в « Парадиз», бронируешь хороший номер на сутки, и втолковываешь портье от моего имени – Иван сделал на это слово ударение – чтоб ужин по списку, был накрыт не позднее половины восьмого вечера! И если они хоть что-то напортачат, то скажи от меня, что полковник Бусов, их в мелкий табак сотрёт. Ключ пусть будет у портье наготове, я с дамой прибуду к назначенному сроку, всё ясно? – спросил сыщик, отсчитывая необходимую сумму денег.
- Мне всё, лечу исполнять!
- Давай, а я прежде Управы, загляну к Брусникиным, надо барышню под настроить на особый лад!
Светлана страшно обрадовалась визиту сыщика, хотя он и сказал что буквально на пол часа, но ей было довольно и того, что он уже тут. Бусов объяснил очаровательнице что сегодня он заедет за ней по раньше, в пять вечера, и она уже должна быть во все оружии.
- Я буду! – ошарашенно прошептала девушка, когда они остались одни в гостиной, мужчины были на службе, а маменька ушла к себе.
- Я очень рад! - ответил сыщик, и сладко поцеловал любимую, та лишь слабо пискнула.
- А почему сегодня в пять, а не в шесть? – прикрыв глазки от удовольствия, шёпотом спросила она.
- Так нужно сегодня, день такой! – улыбнувшись ответил Бусов, а барышня, витая в облаках от его поцелуев, ничего более пока не спрашивала, ей было не до вопросов…
День до вечера шёл медленно. Хворостовский появился в Управе весёлый и довольный, сказав что всё исполнил как надо, и в кондитерской, и в гостинице всё в полном порядке.
- Портье уверил меня что к назначенному вами времени в нумере будет всё вами заказанное! Да, номер-люкс, сороковой! – таинственно сообщил денщик.
- Браво Хворостовский, молодец, выношу тебе благодарность! Денег-то хватило?
- Даже остались!
- Возьми себе на леденцы.
- Слушаюсь!
Часа в три, Бусов собрал основную группу в кабинете за планом дома. Он пояснил что все входы- выходы будут перекрыты городовыми, как только мошенники окажутся всеми в особняке. Затем, они шестеро и двое унтеров переодетых слугами, начнут отслеживать каждое движение шайки. Да, около семи, Бусову придётся не на долго, порядка полу часа, отъехать по безотлагательному делу, касающемуся успеха всей операции. Чтобы преступники не начали действовать раньше, их надлежит как бы играючи, не выпускать из поля зрения: шутить, играть в карты, угощать за свой счёт в буфете, флиртовать с Елизаветой можно всем кто захочет, но не всеми сразу, это моветон. А он сам, попробует сделать так, чтобы до девяти вечера, мошенники ничего не смогли бы предпринять, и не улизнули б. В крайнем случае, разрешается действовать по обстановке. В случае конфуза, сводить всё в шутку, извиниться и прикрыться безобидным розыгрышем. Да, брать мошенников только на выходе, в прихожей, у лестнице ведущей от входа на верх. Если они будут уходить парами или по одному, тем лучше, так их и брать. Там кстати рядом гардеробная, место удобное. Едва они входят в прихожую, как проход обратно в дом незаметно перекрывается. Кому где находиться, решиться на месте, главное не запутаться самим.
- Сабельников и Васильцев в виде слуг, будут близ прихожей, подшефных в лица они уже знают, так что не упустят. Лакеев предупредить в последний момент, помогут если что. Так, нам господа быть внимательными и много не пить. Условный знак «вижу объект», левой рукой приглаживать волосы с боку. Как только станет ясно что сокровища ими у князя изъяты, и они собираются на выход, знак такой: левой рукой стряхивать пыль с правого плеча, всем ясно, не запутаетесь надеюсь, сено – солома? – улыбнулся Бусов.
- Да нет Иван Силыч, всё нормально, доходчиво и ясно, не запутаемся – улыбнулся Лебеденко – левый висок « вижу объект», собрались дать дёру «правое плечо» Всё ясно, не спутаем!
- Ну тогда как говориться, присядем на дорожку, и приступим по молясь!

                                                                                                                                              Х Х Х

Светлана была на пике счастья! Уже целый час она с Бусовым гуляла по салону, общалась со знакомыми, ( девочки должны были уже вот-вот быть) и Иван ни на шаг от неё не отходил. Правда она стала замечать тут переодетых полицейских, тех кого часто видела с Иваном и знала в лица. А посему она заподозрила что сыщик не на отдыхе как все нормальные люди, а чего-то тут ищет, или вернее кого-то ловит. Хотя выражение «как все нормальные люди» к её следователю не подходило, и она это хорошо понимала. С каждой новой минутой, любопытство усиливалось, не выдержав, она на прямую спросила Ивана, кого он тут выискивает, и не надо от неё ничего скрывать, ибо она уже всё чувствует, и в конце было добавлено нежным голоском « Ну пожалуйста!»
- Ну хорошо Светлана Дмитриевна – со вздохом сдался сыщик – скажу, но чур больше не приставать с этим, ладно?
- Хорошо! – сразу и с жаром кивнула барышня, с интересом глядя на спутника.
- Я, точнее мы, выслеживаем тут группу опасных заговорщиков, коих надеемся в течении вечера и задержать!
- Ой как интересно! – сразу загорелась Светлана – Я ни разу ещё не видела как вы преступников хватаете!
- Да ничего интересного Светлана Дмитриевна не будет, ни драк ни шпаг, рутинное кручение лопаток, и битие в морду-с, если рыпаться кто начнёт, пойдёмте в игральную заглянем!
- Ой, а мне вот очень интересно будет! – деланно возразила Светочка, представив себе как это например будет: Дих! Бам! Бджюх! Трах! Бах! Ох! И прочие звуки.
За одним из игральных столов, Светлана приметила группу знакомых, играющих на мелочь, и они сразу же уговорили барышню присоединиться к ним, на что Бусов шепнул ей в ушко.
- Обчисти их всех, шулер мой!
- Обчищу! – лукаво мурлыкнул «шулер»,
Иван увидел как Хворостовский пригладил себе левый висок, и чуть заметно показал глазом… Елизавета Девятова уже ходила рядом с князем, но заметного волнения на лице, толком скрыть не смогла. Бусов быстро подошёл к ним, поздоровался, и сразу же справился у дамы, как долго они с мужем намерены тут сегодня быть?
- Ну возможно что сегодня, мы и покинем салон чуточку раньше чем обычно, возникли кое-какие хлопоты, а что? – улыбнулась Елизавета.
- Да просто я уже напал на след вашей брошки! – улыбнулся сыщик. Лица у князя и дамы, вытянулись одновременно.
- Возможно ли это? – спросили они оба разом, и засмеялись.
- Засветилась, и где-то часов в девять, начале десятого, у меня будут о ней самые точные сведения! – тихо пообещал Иван – Вы к этому-то времени не уедете?
- Нет Иван Силыч, к этому нет, даже рады будем задержаться если что! – заверила его дама, и негромко спросила – А что, и вор тут?
- Возможно, но я не уверен, всё разъясниться к девяти! – пообещал сыщик.
- Мы будем ждать – кивнул князь, и повёл свою даму дальше. Побродив по залам ещё где-то с пол часа, Бусов выяснил что все четверо мошенников тут, его люди не выпускают их из поля зрения, и готовы ко всему. Иван Силович глянул на часы, стрелка неумолима ползла к семи, пора было выводить из игры любимую барышню. Найдя Хворостовского и что-то ему шепнув, сыщик быстро зашагал в игральную залу.
Гул в зале нарастал. Светлана сидела в середине одного из столов, и вся была центр внимания, настолько весело и азартно, блестели её глазки в игре. Пара студентов мешая друг другу, всё пытались обратить на себя её внимание, но барышня Брусникина отмахивалась от них как от назойливых ос, и целиком погрузилась в игру. Наконец она довольно и как то даже по детски закричала « Выиграла! Выиграла! Уррра!» и весело захлопала в ладошки. Девушка мигом сгребла со стола горку мелочи ( свой выигрыш) и аккуратненько ссыпала себе в кошелёчек.
- Всё господа, я устала и хочу отдохнуть! – Светлана деловито встала из-за стола, и вальяжно стала прогуливаться по зале, как вдруг заметила у камина Бусова с бокалом красного вина, и помахивая сумочкой, подошла к нему.
- Ну что Иван Силыч, нашли уже душегубов среди гостей? – барышня обвела левой ручкой помещение.
- Да – буднично кивнул Иван – злодеи тут!
Глаза у Светочки загорелись охотничьим азартом.
- Вы их прямо теперь хватать будете? – приглушённо осведомилась девушка.
- Это уж как выйдет! – неопределённо заметил Иван, с интересом рассматривая свою прелесть. Как же она бывает хороша в такие моменты! Внезапно, в её лице что-то изменилось, и блеснув льдинками недоверия вылетевшими из глаз, девушка решительно заметила.
- Вы даже не думайте отстранить меня от этого, и только попробуйте схватить меня как тогда у Поповых, и уволочь, какая бестактность, я…
- И в мыслях не было! – поднимая на Светочку свои честные в таких случаях глаза, неожиданно перебил сыщик, ставя свой бокал на каминную полку, и делая бесстрастное лицо – Напротив, я хотел просить вас остаться тут, и быть моими ушами и глазами!
- Правда? – ахнула девушка, мигом позабыв свои претензии и возмущения в адрес несносного сыщика – Вы хотите моей помощи?
- Разумеется, - не моргнув глазом сказал он – только вы можете своим обаянием, отвлечь внимание преступников, и помочь мне схватить их, когда они менее всего будут этого ожидать!
- Согласна! – страстно прошептала барышня, не сводя глаз с полицейского: нет, ну какой же он право милый и обаятельный, добрый и хороший, понимающий и душевный, совсем не печенег, и даже… любимый ещё больше!
- Но – Бусов понизил голос до зловещего шёпота – мне надлежит теперь же отлучиться, и оставить вас без своего прикрытия, очень нужно!
- Ничего! – махнула ладошкой девушка – Я же не полезу их прямо задерживать, тем более что вы мне их не указали! Да и мужчин тут много, меня защитят!
- Да, несомненно, дом полон рыцарей! – согласился Бусов, провожая взором совсем пожилого господина, а затем взяв девушку под локоток, добавил – Я теперь же уезжаю, и мне надо сказать вам два слова, но не тут, здесь и у стен есть уши! Вы не проводите меня до пролётки?
- Конечно- конечно! – с жаром согласилась девушка, буквально прилипая теперь к предмету своего обожания, и опасаясь как бы он не передумал сказать её эти два слова… В гардеробной он неторопливо надел шинель и шапку, а вот девушка от волнения запуталась с шубкой.
- Светлана Дмитриевна! – ласково заметил сыщик - Да не одевайтесь вы так основательно, там разговора-то, на три минуты, просто накиньте её на плечи, я помогу! – он набросил шубку ей на плечи, и подал шапочку. Такая галантность, окончательно притупили в барышне всякую бдительность, она проворно влезла в широкие сапожки вместе с туфельками, и сказала что готова.
- Идёмте скорее, а то по вам соскучатся!- улыбнулся сыщик, подавая ей руку.
- Не успеют! – смеясь отмахнулась девушка, лакей открыл им дверь, и они вышли. Уже было довольно темно, но масляные фонари горели хорошо, и значительно освещали ту часть сада, где на дорожке стояла полицейская пролётка, подле которой, торопливо чего-то хлопотал Хворостовский.
- Вот что я скажу вам, милейшая Светлана – начал сыщик шагая к экипажу, и не отпуская руки девушки – через некоторое время, я и мои люди, проведут здесь захват преступников, может быть небольшая стрельба, а посему Светлана – заканчивая мысль понизил голос сыщик, глядя на совершенно завороженную предстоящей баталией барышню – вам решительно нельзя здесь больше оставаться, подвергая опасности свою драгоценную для меня жизнь, и я увожу вас в безопасное место!
- Что?! – не поверив ушам своим, деревянным голосом тихо охнула девушка, ещё не до конца понимая размеры постигшей её «катастрофы» - Как вы сказали?! – едва слышно повторила она, расширив и без того выразительные свои голубые глаза – Вы… вы опять?!- с трудом выдохнула она от гнева и закипающего возмущения, но уже могучие руки оторвав её от земли, ловко усадили в пролётку, денщик хлестнул лошадку, и та резво понесла прекрасную ведунью прочь от такого страшно интересного дела, как захват опасной шайки…
Всю дорогу Светочка трепыхалась и вырывалась, шептала что между ними всё кончено, и что такой лжец, печенег и обольститель, такой интриган и коварный человек, не смел бы и думать теперь лезть к ней с поцелуями и клятвами! Она ни единому слову такого вруна больше не поверит в жизни, и даже вообще!! Что таилось за этим «и даже вообще!!», пояснено не было. От гнева, барышня перемешала все подлежащие и сказуемые, а с ними падежи. Попалась даже пара нехороших слов, на кои она сама не обратила внимания, но ехидно заметила « господину- ищейке» что он напрасно рассчитывает запереть её в родительском доме, она де не из таковских!
- А мы Светлана Дмитриевна домой к вам и не едем! – деловито сообщил сыщик, бушевавшей возлюбленной.
- А… куда? – на минуту растерялась барышня, глядя в бесстрастное лицо похитителя. «У-у-у проклятущий, прибила бы!»
- В гостиницу мы едем, в сороковой нумер-люкс, на втором этаже! – деловито сообщил следователь.
- Это зачем в гостиницу? Не хочу!- капризно задёргалась барышня, пытаясь всё-таки сообразить что происходит?
- Да потому что из дому от маменьки, вы и впрямь чего доброго убежите! – усмехнувшись пояснил Бусов.
- А-а-а!- задохнулась Светочка ещё больше, но вырываться сил уже не было, и она прибегла к последнему средству, горько и надрывно заплакала от обиды так, чтобы противный следователь видел что это из-за него, и пусть ему станет непременно стыдно!
Но Бусову, от чего-то стыдно совершенно не стало, мало того, подкатив к гостинице, он также не особо церемонясь, сцапал барышню, и отволок сей хлюпающий слезами свёрток в забронированный номер, аккуратно поставил в прихожей, запер дверь на ключ, который сунул себе в карман и пожелав милой девушке хороших сновидений, подозвал портье, дал ему рубль, чтоб тот ни при каких условиях женщину не выпускал до его, сыщика прихода, и получив на то искреннее согласие, подкреплённое в случае не выполнения условий «бить морду», отбыл по служебным делам. Его неугомонная и шебутная Светочка, была теперь в безопасности.
Едва за ней захлопнулась дверь, барышня быстро развернувшись, стала истово колотить и ломится вон, требуя немедленной свободы, но голос портье произнеся лишь « Не велено вас выпущать до приезда господина Бусова» замолк и более не доносился. Девушка ещё немного по выламывала дверь, отбила кулачки, и в самых расстроенных чувствах, побрела в комнаты. Открыв двери, она невольно замерла. Чудный, и великолепный маленький уют, предстал её взору! Хорошая постель в углу с ночным столиком, зеркалом, канделябром и всеми приборами что полагаются юным барышням. Ширма у стены за кроватью, стол посреди комнаты накрытый чем-то таким вкусным, что запах заманивал сразу же. И везде горят свечи… И даже две книжки на полочки, на сказку похоже!
- Ах мерзавец… мошенник! Всё значит заранее придумал и ко времени подгадал? - невольно восхитилась Светочка, проходя вперёд, и снимая верхнюю одежду. Сначала решила поглядеть что за яства оставил коварный человек, а уж потом можно подумать и о возмездии. Ужин, и впрямь оказался лучшим! Тут и наваристый густой суп с курочкой, и рыба, и нежное мясо, икорка, а чай такой ароматный, что прямо от одного дыхания можно было одуреть! И самое главное… о нет! Её любимые пирожные, целых пол дюжины, лакомство, перед которым Светочка, никогда не могла устоять. Да и фрукты в вазе, виноград и прочее…
- Искуситель! – страдальчески прошептала она, и не удержавшись, начала таки ужин с них и чая, да и фруктов. Вот хоть всё это и вкусно, но пусть он не думает что эта выходка, сойдёт ему с рук, так же легко как и первая! Поцелуями да признаниями не отделается… Так, а чем он тогда отделается? Что-то она не то думает, она должна метать молнии и гневаться на такого вероломного типа, а она лопает пирожные с чаем, и думает о том какой же он всё таки… милый. Нет, не милый, а нахальный! Вероломный! Коварный! И… такой уставший и серьёзный. Собрался теперь там без неё, брать преступников. Сам же ей говорил что может быть большая стрельба! Или не большая? Стоп! О Господи… Светлана отложила недоеденное пирожное и вскочила со стула. « Он там, теперь рискует жизнью, возможно под пулями, а меня как всегда спрятал чтобы не пострадала… Ну что за человек? Ну мучитель же просто! Ну почему все мужчины такие?» Она нервно заходила по комнате. Чувства с различных сторон влетали в её душу как молнии, одно: он её снова надул, и запер тут как маленькую ( не прощу!) Другое: он рискует собой хватая убийц, и сам может быть ранен, или даже убит ( не переживу!) Ну и что прикажете делать со всем этим бедной, доверчивой девушке девятнадцати лет от роду, когда она в такой чудовищной ситуации? Остаётся только один выход, только один… докушать, и лечь спать!
- А ничего с ним дуболомом не случиться! – решила барышня, и принялась неторопливо доканчивать ужин. Вернувшись в салон, и справившись всё ли тут в порядке, и получив утвердительный ответ, Бусов найдя укромное место, быстро набросал Брусникиным короткое письмо.

« Дмитрий Михайлович и Катерина Петровна!
В салоне Струговых, буду задерживать опасных преступников. Дабы не усугубить дело, Светочку отвёз в гостиницу в номер-люкс, и запер там до утра. Не волнуйтесь, теперь все в безопасности. Завтра днём, привезу её обратно.
Всегда ваш, Иван Бусов».

Аккуратно свернул, вложил в наскоро сварганенный из другого листа пакетик, надписал адрес, и выйдя на улицу, окликнул знакомого городового.
- Лукьянов, ко мне!
- Я здесь ваше высокоблагородие!
- Живо, доставить по адресу и вручить!
- Слушаюсь!
А в самом салоне жизнь бурлила и кипела, гости развлекались и шутили, произошёл маленький скандал, из буфета кого-то повели, где-то упала в обморок дама, рыдал в пух проигравшийся помещик, словом жизнь шла своим чередом. Ближе к девяти как и обещал, Бусов посвятил госпожу Елизавету в то, что брошка тут, в особняке, и к утру злодей будет схвачен, на что Девятова, многозначно заметила.
- Ну, до утра всякое может произойти!
- Это так! – согласился Бусов, и извинившись, оставил даму. Ещё через пол часа, Хворостовский тихо шепнул начальнику.
- Барин, кажись началось, Девятов князя на разговор отозвал, Елизавета улизнула, Лапидов и Ивановский тоже отделались от своих половин, лестницы на верх под наблюдением!
- Значит начинается – проговорил Бусов вглядываясь через плечо денщика куда-то вперёд – всем приготовиться, Сабельникова и Васильцева немедленно в прихожую, к лакеям!
- Ясно! – Хворостовский быстро исчез, а Иван неторопливо подошёл к Ефимову, лениво стоявшему у лестничных перил.
- Дама проследовала – тихо доложил он – ого, а вон и кавалеры – Бусов чуть повернул голову и увидел как Липидов с Ивановским, весело чего-то обсуждая, подошли к лестнице, и не обращая ни на кого внимания, неторопливо стали подниматься.
- Не дольше чем через пол часа, они должны быть обратно, стой тут, и как появятся, сопроводишь!- приказал Бусов.
- Сделаем! –тихо сказал Ефимов, а сыщик отошедши заметил как появились Лебеденко, Иванов и Хворостовский. Иван Силыч подойдя к ним узнал что унтера уже на месте, а Кургузов пасёт Девятова, о чём-то оживлённо беседовавшего с князем.
- Отлично, быть всем тут, и как подшефные появятся, сразу идти к выходу, ты и Лебеденко со мной в прихожей у гардеробной, Иванов ждёт Кургузова и остаётся с этой стороны у входа, отсекает возможную ретираду, всё, расходимся и наблюдаем!
Хворостовский кивнул и растворился, Иван медленно пошёл поближе к выходу, и стал там так, чтобы видеть лестницу. Неожиданно появившемуся Олегу, Иван вкратце пояснил где и почему Светлана, и попросил его подстраховать себя на случай появления подружек барышни, чтоб не облепили его в неподходящий момент. Олег сказал что они как раз её и ищут, ибо волнуются. Сыщик посоветовал сказать им что их товарку, срочно вызвали в министерство кондитерских изделий ( Олег довольно заулыбался) и увести их подальше, ибо скоро тут будет кое-что серьёзное.
- Понял – тихо сказал будущий родственник и без лишних вопросов отошёл. Девичье трио не появилось, и это было на руку, а к тому же наконец по лестнице стали спускаться и ожидаемые подшефные. Первой шла Елизавета, сумочка которой заметно потяжелела, это было видно опытному глазу, а за ней, как бы ни при чём, шествовали комнатные братья. Ефимов демонстративно стряхнул что-то с правого плеча, и неспешно двинулся следом.
Бусов отряхнул своё, и быстро прошёл в прихожую. Слуги – унтера уже сидели там нам лавочке с лакеем.
- Они идут! – коротко бросил Иван, и спешно поднявшись по деревянной лестнице, там затаился. Васильцев и Сабельнков сунули руки за отвороты кафтанов, взводя курки пистолетов, лакей, рослый малый, стал у выхода на улицу. Посетителей входило-выходило очень мало и они не мешали. Скорым шагом зашли Лебеденко и Хворостовский, занявшие позицию у гардеробной. Первыми, весело вошли Лапидов и Ивановский, и сразу двинулись к гардеробной.
- Господа, а где гардеробщик? – спросил Никита.
- В отставку ушёл – тихо ответил Хворостовский, и также не громко добавил – полиция, вы арестованы, к лавке, живо! – в руках денщика блеснул маленький дорожный пистолет, такой же глядел на мошенников и в руке Лебеденко.
- Тихо, и не дёргаться, пошли! – братья- мошенники не издав ни звука отошли, и с трясущимися руками уселись на лавку. Едва Хворостовский с напарником развернулись чтобы шагнуть на место, вошли чинно держась под руки, супруги Девятовы, причём Елизавета увидав братьев-разбойников,с прокисшими мордами, искренне удивилась.
- Господа хорошие, а вы чего тут сидите-то?
- Ба, Елизавета Семёновна! – радостно раздалось сверху, и дама увидела легко спускающегося по ступеням Бусова, который замер, дойдя до середины – Чего они сидят-то? Да они того-с, арестованы за кражу драгоценностей князя Стругова, вы кстати тоже, Хворостовский, прими у дамы сумочку, ей тяжело!
Хворостовский одним движением вырвал у смертельно побледневшей женщины тяжко звякнувшую сумочку, и отвлёкся на какие-то пару секунд. Вольдемар вдруг с воплем « Не хочу-у-у!» сорвался с лавочки, и обречённо ринулся к двери, но Сабельников в один прыжок настиг его, и треснув рукоятью пистолета по горбу, повалил завопившего от боли Липидова на пол. В тот же миг, воспользовавшись замешательством, Храпов -Девятов, совершил последнюю в своей жизни глупость. Он быстро выхватив из внутреннего кармана пистолет, пальнул вперёд, целясь Бусову в грудь. Иван всё же смог заметить опасность, и успел хоть и не совсем, но отклониться в сторону, пуля пробила левую руку выше локтя и застряла в стене. Истошно закричала Елизавета, которую Лебеденко буквально швырнул на пол, а Хворостовский, сплоховавший на какое-то мгновение, матерно рыкнув, в упор выстрелил в Храпова, и тот всплеснув руками, всем телом обрушился на небольшой круглый столик с посудой, едва не опрокинув его, с хрустом передавив все чашки…
На выстрелы мгновенно влетели с пистолетами в руках Иванов с Кургузовым, да стали набиваться зеваки. Морщась от жгучей боли, спустился Иван, держа пальцами сочащуюся кровью рану.
- Водку неси и перевязку чистую, живо! – рявкнул Хворостовский на лакея, и того в один миг сдуло с места.
- Господа! – громко обратился Иван Силович к ошалевшим зевакам – Прошу не набиваться! Полицией были задержаны четверо опасных преступников, похитивших драгоценности князя Стругова. Выйдите все лишние, живо!
Полицейские, где вежливо, где настойчиво, стали выпроваживать зевак вон, среди коих мелькнули три изумлённые мордашки Светочкиных подружек ( ну, будет теперь разговоров!) Выпроводив всех, Иванов и Кургузов заняли пост снаружи, имея разрешение пропустить только пострадавших супругов. Прибежал лакей с медицинскими принадлежностями. Денщик помог барину снять фрак ( испорченный теперь навсегда) аккуратно разорвал рукав, и смочив рану водкой, быстро и мастерски стал перевязывать.
- Прости Иван Силыч, моя вина, не обыскал его суку сразу! – бормотал денщик, бинтуя барину руку.
- Ладно тебе Хворостовский, - чуть кривясь от боли проговорил Бусов – со всеми бывает, не казнись, рана-то пустая!
- Ага, не казнись, боюсь теперь и представить что со иной Светлана Дмитриевна сделает! – хмыкнув посетовал подпрапорщик, заканчивая дело.
- А мы ей не скажем! – заговорщицки шепнул сыщик. Пока шла госпитальная «операция», полицейские делали дело: убрали без церемоний труп со стола, смахнули осколки, и вытащив на середину, стали складывать изъятые у мошенников вещи: драгоценности разделённые на три кучи, ( для удобства они их временно поделили) и два ключа лежали отдельно, а часы, и прочие личные вещи мошенников, отдельно.
- Двух понятых сюда, и хозяев зовите, чего они там делают где? - недовольно воскликнул Бусов – У них стрельба в доме, а они не чешутся!
Один из полицейских быстро вышел, и тут же вошло двое мужчин, с интересом глядя на происходящее.
- Сходи-ка братец, вина красного принеси, да бокал! – попросил сыщик лакея, и тот ушёл.
Повесив раненую руку на импровизированную перевязь, он с помощью денщика влез здоровой рукой в рукав фрака, и накинув его на себя, стал выглядеть весьма своеобразно.
- Я сразу почувствовала что вы опасны Бусов – устало произнесла Елизавета поднимая голову – как только увидела вас, ваши глаза… Только жаль не поняла насколько вы опасны, провинциальный сыщик!..
- Вельми польщён! – равнодушно вздохнул Бусов.
- Как же вы на нас вышли – то? - глядя на полицейского с какой-то озабоченностью, спросила атаманша.
- Да всё просто сударыня, Вольдемар ваш, весьма настойчиво за моей невестой приударить попытался, я решил повинуясь чутью и практике, проверить что он и кто он, ну а дальше всё само и побежало. Господин великий случай! – пояснил сыщик, чуть улыбнувшись.
- Я ж тебе запретила это делать – морщась как от боли, презрительно проговорила женщина, так же глядя на смутившегося Липидова, но тот молчал – один дурак клубничку юную захотел, другой старый осёл пистолетиком дурацким помахать, ну и что тут слабой женщине можно ожидать окромя провала?..
Громко топая, буквально запыхавшись, вбежали супруги Струговы, и увидев своих возлюбленных, каждый из них машинально воскликнул шагнув вперёд.
- Лиза!
- Никита!
- Нельзя! – встал рывком со стула Бусов – Нельзя к арестованным!
- Господин Бусов, объясните бога ради что тут происходит-то вообще? – ошарашенно спросил князь, - Нам тут доложили, разбойники, стрельба, вы ранены? А Девятов… Господи, он убит, кто его?
Бусов не ответил, а стал рассказывать.
- У вас в доме орудовала шайка мошенников, вот они, почти все в наличии, за исключением того кто почил в бозе. Они втершись в доверие выманили у вас княгиня, и украли у вас князь, ваши драгоценности. Елизавета Семёновна, где драгоценности княгини?
- В гостинице, в платяном сундуке в потайном ящичке, синем с белыми лилиями! – грустно ответила мошенница. Бусов приказал Ефимову с двумя городовыми лететь тот час же в гостиницу, и все сундуки что есть в номере, припереть сюда и управиться в пол часа. Ефимов быстро вышел, а Бусов указав Владимиру Ивановичу на столик с уликами, спросил.
- Вы узнаёте ваши драгоценности, тут все?
- Да – деревянным голосом ответил князь шагнув ближе – как будто все…
- Не все! – холодно усмехнувшись, заметила Елизавета, и отстегнув с запястья золотой браслет, протянула полицейскому – Вот теперь всё…
- Не совсем – Бусов полез здоровой рукой во внутренний карман фрака, и достал «потерянную» брошь – вот теперь всё! – сказал он, кладя её сверху.
- Откуда вы её взяли? – хмуро спросил князь, вертя в руках воровские ключи.
- Это уже неважно, она же снова у вас? – Бусов хитро глянул на Девятову, и та вдруг что-то сообразив, вытаращила глаза.
- Вы?! – ошеломлённо спросила она, затем криво улыбнувшись покачала головой, и несколько раз хлопнула в ладоши – Браво сыщик, не ожидала!
Иван ничего не ответил, лакей принёс вино и бокал. Извинившись, Бусов выпил один, и ему сразу полегчало. Он сказал князю о ключах всё что было необходимо, и снова попенял его светлости на доверчивость и неосмотрительность. Владимир Иванович трагически поглядел на Елизавету, которая насмешливо проговорила.
- Ну, что глядишь-то, дорогой? Да мошенница, да обманула… Только умоляю без трагедийных восклицаний из разряда « Как ты могла?!» тошнит уже… Как ты, первой встречной все тайны сейфа выложил, так она и смогла! Правда хороший был водевиль, а, дорогой?- и подмигнула.
Князь молча отвёл взор и хотел что-то спросить у Бусова, но тут подала голос до толе молчавшая княгиня. И звучал он очень разбито и растерянно.
- Это сон… это какой-то страшный сон… Кошмар в котором я нахожусь… Я, я значит была нужна только за тем, чтоб завладеть моими ценностями?!.. А моя душа, моя открытая душа и сердце, они значит никому, абсолютно никому тут, в этом доме и городе не нужны?!...
Князь хотел было её успокоить, но она оттолкнула его рукой, и как в бреду заговорила что это он виноват в том, что она, замученная его равнодушием и холодностью, бросилась в объятия первого встречного проходимца. Она поверила что может быть кому –то интересна как женщина, просто как женщина… На этих словах Елена покачнулась, и закатив глаза упала в глубокий обморок, на руки мужа.
- Да господа – устало выдохнул Бусов – ночь формальностей нам предстоит тяжёлая!
Работа с бумагами на месте, затянулась далеко за полночь. Гости выходившие через прихожую, становились невольными тому свидетелями. Труп отправили к Музыкалову, а живых мошенников в Управу, на первые ночные допросы, что надлежало теперь провести сыщику со товарищи. Нет нужды описывать их подробно, они мало чем отличались от прочих. Скажем лишь только, что Елизавета Девятова, в миру оказалась Глафирой Петровой, со стажем мошенницы почти в двадцать лет, а имя Елизавета было что-то вроде рабочего псевдонима наряду с другими, Екатерина, Лариса, Елена, и прочие… Комнатные братья выступали тут под истинными именами, и лишь фамилии у них были иные, Кузин и Парапаев. Покойный Храпов так и был Павлом Храповым. Работали они вместе лет семь, и исключительно по богатым уездным городам.
Закончив с ними уже под утро, Бусов выставив из-за стола свой стул, подмёл пол, бросил на него шинель, и осторожно укладываясь на правый бок, сказал Хворостовскому.
- Хворостовский, на два часа я умер!
- Скоропостижно?
- Разумеется…
- Соболезную!
- Пошёл вон!
- Слушаюсь!
Но Иван проспал до половины девятого, встал слегка отдохнувшим, отругал крутящегося с чаем Хворостовского что не разбудил его, и попросил помочь продеть в рукав раненую руку, денщик помог. Иван набросил шинель, надел шапку, и сказал что поехал выпускать на волю любимую птичку.
Барышня Брусникина спала неважно, всё время ворочалась и часто просыпалась. Её разрывало между любовью и возмущением на коварного сыщика, так цинично и бессовестно обманувшим её, пусть и с хорошими намерениями. Наконец она решила что когда он появиться, устроить ему головомойку. Светочка поднялась в девять утра, умылась и хорошо позавтракала. Затем отвесила все окна запустив в номер свет, и сразу стало солнечно и приятно. Не успела она толком порадоваться, как в замке заскрежетал ключ.
- Ага, пришёл голубчик, ну сейчас ты получишь! – Светочка скрестив руки на груди, стала лицом к окну, решив встретить его спиной, пусть сразу поймёт что ему будет трёпка, что на него сердятся, да! Дверь отворилась, и послышались тяжёлые, уверенные шаги, а затем знакомый голос устало но нежно произнёс.
- С добрым утром моя хорошая, как спалось? Я за тобой…
- Знаете что я о вас думаю? – с напускной строгостью начала девушка, резко повернувшись, но увидев Бусова, застыла словно ледяная. Перед ней стоял её Иван, с каким-то мертвенно- бледным лицом, провалившимися глазами, с синими под ними кругами. В правой руке он держал корзину пахучих цветов, а левая… Господи, она только теперь разглядела что левая висела на перевязи, ибо была ранена!
- Ванечка… любимы мой… что с тобой? – всхлипнув бросилась к нему девушка, но не налетела вся сразу, а лишь стала гладить раненую руку. Поставив корзину, Бусов крепко обнял её здоровой рукой, и тоже стал гладить по волосам и спине.
- Ну не плачь, Светочка моя… пострелять пришлось немножко, вот и задели слегка, не надо плакать!
- Господи, а я тут сижу и как дура злюсь на вас, а вы чуть… чуть не погибли-и-и! – Светочка заревела во всю, и сыщику с большим трудом удалось успокоить сей водопад, он ласково попросил её собираться, захватить книжки и цветы, ибо пора ей домой.
- Да милый, я быстро! – утерев слёзы, заметалась барышня, никоим образом уже не помышлявшая того, чтобы ругать его, дурой, она уж точно не была!
Когда они приехали, в доме Брусникиных при виде Ивана с простреленной рукой, поднялся небольшой переполох. Мужчины сразу справились не опасная ли рана, маменька обняв дочку зашептала ей что её Иван золотой человек, вон как беду чует, её от злой доли уберёг, а сам рану получил, и не злиться на него лишний раз доченьке, ему де виднее от чего её похитить надобно! Дочура со всем согласилась, но услышав что Ивану пора ехать на перевязку, категорически заявила что он никуда не поедет, она просто запрещает и не пустит, и перевязку сделает сама, и сыщик сдался, милый ураганчик умел быть убедительным. Быстро притащив свою заветную корзину, Светочка проделала всё в четверть часа столь ловко и главное приятно, что на её строгое предупреждение непременно прийти за этим завтра же, сыщик согласно кивнул.
- Я приду любимая к тебе, хоть на каждый день перевязывай!- отшутился Иван, и на завтра вправду пришёл, не обманул, а через сути рука и вовсе почти не болела, словно и ранена не была.
- Кудесница ты моя любимая! – шептал Иван, целуя свою ненаглядную. Из-за ранения, он получил несколько дней отдыха, проведя их все со Светланой. Февраль догорал, но впереди, был хоть уже и весенний, но очень коварный месяц, март..

17.03/2018.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
.

-






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 3
© 14.09.2021г. Мирослав Авсень
Свидетельство о публикации: izba-2021-3156298

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1