Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уездный сыщик.


­                                                                                                                   Мирослав Авсень
21.02/2018.
                                                                                                                     Уездный Сыщик.

                                                                                                                          Глава 9.

                                                                                                                  Дело Похитителей.


                                                                                                                             Х Х Х

В салоне княгини Куревской, играли в карты. Вернее там находился всего один карточный стол, другие гости салона просто вели светские беседы, пили-закусывали, в пол голоса рассказывали неприличные анекдоты, а в углу тихонько играло пианино, это дочь хозяйки, 16-ти летняя красавица Лидочка, услаждала не совсем тонкий слух поклонников, утончённой игрой.
Но внимание некоторых особо именитых завсегдатаев, было приковано всё же к карточному столу, где уже начинали закипать не шуточные страсти. Играли в «Очко». Игроков было четверо, посреди стола горкой высилось несколько пачек ассигнаций, лежало серебро и золото, пара дорогих перстней, и чьи-то золотые часы. Более всех, не везло помещику Мандаринову, 27-ми летнему господину в жёлтом фраке. Лицо его и без того полное, от волнения казалось лопнет, так оно сочилось потом, который он поминутно вытирал шёлковым платком, отфыркивался и брал карты трясущимися пальцами. Его вихрастые, накрученные жёлтого цвета волосы, трепыхались как осенние листья на ветру, и вообще весь облик его говорил что Мандаринов, весьма неустойчивый да нервный человек. Постепенно, игроков осталось двое, сам Мандаринов, и его противник, 46-ти летний игрок, завсегдатай всех салонов и раутов, владелец многоквартирного дома, Анатолий Андреич Щусев, подтянутый, щеголеватого вида дворянин с длинными и ловкими пальцами, и абсолютно белым, не проницаемым лицом.
-Ну-с – насмешливо спросил он Мандаринова- Севастьян Палыч, желаете отыграться, или всё уже спустили-с?
Мандаринов горделиво покосился на соперника.
-Вовсе нет-с, играю!
-На что-с? На кону вот тут 20-ть тысяч!- ласково улыбнулся Щусев, на что Мандаринов лихорадочно бросил.
-Я напишу вам вексель!
-Ну что ж, извольте!- Щусев щёлкнул пальцами, и один из лакеев, стоявший на готове с папкой и медной готовальней в руке, быстро подошёл к столу.
-Вот вам готовальня, там перо и чернила, а вот извольте видеть, гербовой лист для векселей, строчите!- предложил Щусев, Мандаринов успокоился, вытянул из папки один лист, готовальню услужливо ему открыл лакей, и Севастьян Палыч, неглубоко макнув перо в миниатюрную чернильницу, широко и размашисто написал Щусеву вексель на 20 тысяч рублей.
-Чудненько!- сказал Щусев, элегантно принимая лист.
-Играю сразу на всё!- почти крикнул Мандаринов, да так, что несколько человек оглянулись.
-Хотите ва-банк пойти, Мандаринов?-улыбнулся Щусев.
-Да, рискну!- кивнул помещик, и зрителей сразу прибавилось.
-Ну извольте!-кивнул Анатолий Андреич. Раздали карты, и игра пошла. Мандаринов вытянул карты три раза, вспотел, и едва слышно проговорил «Ещё»… Ему подкинули, он трясущейся рукой взял карту, потянул её по столу на себя, затем ногтем поддел неловко, и перевернул…
-Перебор… -едва выговорил он, и без сильно бросил карты на стол. Ему тут же услужливо поднесли полную рюмку коньяку, выпил одним махом. Щусев вскрыл свои карты.
-Девятнадцать господа!- лениво объявил он, и жестом подозвал другого лакея, стоявшего с большим ларцом в руках. Тот подошёл, поставил его на стол, и встал рядом. Щусев достал из кармана жилетки маленький ключик, и отперев ларец, стал складывать в него свой выигрыш. Деньги и ценности влезли, а вексель он аккуратно положил в папку и отдал её лакею.
-Я, я расплачусь, вы… вы не думайте!- проговорил Мандаринов преданно глядя на Щусева, запирающего обратно ларец.
-А я и не думаю, конечно расплатитесь, куда ж вы милейший денетесь?- абсолютно спокойно согласился Анатолий Андреевич, пряча ключик в кармашек, и передавая ларец лакею- Сроку вам на всё про всё, месяц…
-Как месяц?!- испуганно вскочил Мандаринов, округлив и без того выпученные глаза- дайте по крайней мере хоть два!
-Месяц любезный, месяц, и то из уважения к вашему покойному батюшке!- равнодушно отрезал Щусев.
-Да где ж я вам за месяц 20-ть тысяч-то возьму?- пролепетал чуть не плача Мандаринов, умоляюще глядя на кредитора- сжальтесь хоть по христиански…
-Я читал нагорную проповедь, там нигде не сказано что я должен прощать тех, кто сдуру просадил мне в «Очко» 20-ть тысяч, не заметил я знаете ли там сего пассажа…- ухмыльнувшись заметил Щусев. На Мандаринова было жалко смотреть, лицо его обвисло как сдувшийся бычий пузырь.
-Но, как мне изыскать столько средств за один месяц-то?- растерянно возопил Севастьян Палыч, таращась на всех подряд.
-У вас ведь имение, третий раз похоже заложено уже?- прищуриваясь поинтересовался Анатолий Андреич, собираясь уже уходить.
-Да- упавшим голосом ответил Мандаринов, надеясь непонятно на что.
-И по всему видать, проценты по закладной ещё не уплачены?- усмехнулся Щусев, должник ничего не ответил- Ясно –вздохнул Анатолий Андреич- в долгах, аки пёс в репьях, а за стол полезли… Ну так любезный, у нас нынче 16-е августа, значит 16-го сентября будьте любезны представить мне 20-ть тысяч хоть в ассигнациях, хоть в бриллиантах, у меня не орден францисканцев, и не благотворительное сестричество, отсрочки не будет, честь имею господа!»- Щусев в сопровождении лакеев покинул салон. Мандаринов отошёл от ненавистного уже стола, и мешком опустился на стул, шевеля чего-то губами. К нему никто с утешением не подошёл, в такие минуты человеку лучше какое-то время побыть одному.
За карточным столом уже сидела другая компания, но играли уже чисто символически, по рублику. Хозяйка салона, княгиня Куревская, Наталья Андреевна, слегка полноватая но не дурная собой дама 34-х лет стоя в кругу знакомых, азартно вдруг поинтересовалась.
-А верно ли говорят господа, что последнее дело нашего Бусова, было о каких-то людоедах, что заманивали и убивали молодых крестьянок?
-Не совсем так Наталья Андревна- поправил её один из дворян- негодяи, муж с женой, и верно, заманивали несчастных, а затем опоив, запирали в подземелье, где истязали, и от их мук, предавались сладострастию… гм, да-с!
-Фу, мерзость какая, тьфу!- брезгливо поморщилась княгиня, уже и не рада бывши что спросила о сём.
-Да, четверых замучили до смерти, а двоих наши сыщики выручили!- сказал тот же дворянин.
-А что ж с извергами-то, на каторге?- жалобно спросила другая дама, обмахиваясь веером.
-Почти!- хлебнув вина из бокала, вставил некий пехотный офицер- Ведьма в бучиле захлебнулась убегая от полицейского, а пасечника, наш Иван Силыч, в горячах на месте-то и порешил, когда изувеченных узниц из каземата на свет вынесли, говорят пытали их здорово, вот Бусов и осерчал!
-Ужасы какие, и это в нашем уезде-то?!
-А что там за история была с гигантским псом?- томно спросила другая дама, пришедшая с юной дочкой.
-А-а- протянул довольно тот же офицер- это доложу я вам господа был великолепный удар. Представьте себе картину, злодеи уличены свидетелем, девочкой из деревни. Ведьма, спускает с цепи волкодава ростом с хорошего телка, и травит на сыщиков. Времени, секунды. Бусов выхватывает клинок, и почти не сходя с места, одним ударом, разрубает пса на двое, ещё в полёте! Рычащая голова с передними лапами да ещё живыми глазами и пеной на клыках, падает направо, а задница, пардон дамы, налево, и всё!
-Ужас какой!- воскликнула какая-то молодая женщина, и добавила- Ну и служба у Иван Силыча, просто кошмар!
-Да уж, сыск вести, не задом трясти!- ввернул кто-то из помещиков, сопровождаемый хихиканьем женщин. Салон продолжил гудеть сплетнями и версиями, и никто уж более не обращал внимание на бледного помещика Мандаринова, который просидев на стуле боле получаса, молча вышел вон.
Барышня Брусникина летала от счастья на всех небесах какие только были, он, её Иван, признался ей в любви! Причём сделал это не витиевато и напыщенно как пишут в дурацких романах, а просто и коротко, с волнением в голосе, и чувствами в сердце. Он, любит её! Любит! Любит! Люби-ит!! И даже готов взять в жёны, это уже победа! Её победа! Теперь уж можно не бояться ни кого и ни чего, да. Вот только родных надо как-то подготовить. Ну папенька и Олег особливо как-то в подготовке и не нуждаются, выслушают спокойно, да порадуются, а вот маменька может разохаться да разахаться так, что хоть святых вон выноси, с ней такое вполне может быть. И вообще, надо сначала посвятить в это дело Олежку, он старый товарищ, и всегда сможет понять и выслушать. Сутки Светлана терпела, собиралась с мыслями, сутки родители удивлённо взирали на сияющего золотым червонцем ребёнка, и не могли понять причин этой радости. Но по истечении этих суток, барышня всё же не стерпела. Утром поймав Олега, она под благовидным предлогом затащила его к себе в логово, и выдохнула прямо ему в лицо единым духом.
-Он сознался Олежек! Он признался во всём!
-Та-а-к- деловито протянул братец предчувствуя весёлое дело, а потому состроил серьёзную рожу- это кто ж там и в чём, нашему Светлячку сознался-то? В похищении плюшек из буфета? И кто сей злодей? Пантелей отличился, дворник наш?
-Да нет, ну хватит, Олежек. Ну я же серьёзно!- стараясь привести брата к порядку, проговорила барышня, а затем заговорщицки добавила- Бусов сознался во всём!
-Так это он?-дрогнувшим голосом, трагически переспросил Олег, напуская печальный вид.
-Что он?- слегка запнулась Светлана, это, всю идиллию и погубило.
-Плюшки из буфета унёс- вздохнул Олег- чёрным ходом наверно вынес, аспид…
-Да какие плюшки?- возмутилась Светочка, поняв что Олег продолжает валять дурака- ты опять начинаешь? – подбоченилась девушка подступая ближе. Олег инстинктивно соскочил со стула, и приготовился к обороне.
-Ну ты мне сама сейчас сказала, что Бусов сознался тебе во всём!- повторил Олег, и продолжил- Ну я и подумал что это сыщик наш с голодухи плюшки унёс!
-Я тебя сейчас, чем-нибудь пришибу!- раскрасневшись пригрозила барышня, и оглядевшись по сторонам, схватила со стола длинную школьную линейку, с которой стала решительно подступать к брату.
-Сдаюсь и готов выслушать воинственную сарматочку!- покаянно пробормотал Олег. Светлана победно вскинув голову, указала линейкой на стул.
-На место, сел быстро!- Олег повиновался. Светлана сразу сменила воинственный пыл на восторженный, но линейки из рук не выпустила.
-Намедни, Иван Силыч признался мне в любви, ты представляешь?
-Чего это на него нашло?- сделав вид что удивлён, спросил Олег. Лицо Светланы слегка растерялось.
-Что значит «нашло?» Олежек, что мне по твоему, нельзя объясниться в любви?
-Да можно конечно Светлячок, - сразу же на всякий случай согласился брат- но уж как-то внезапно он всё это сказал, сознался ты говоришь?
-Угу, сознался!- радостно подтвердила девушка, блаженно улыбаясь.
-Под пытками?
Блаженная улыбка сразу же соскочила с милейшего личика, а Светлана, нахмурившись заметила.
-Нет, пыток пока не было, но могут кое-кому быть!
-Молчу-молчу! Но ведь не с бухты-барахты он взял и брякнул тебе «Я вас люблю» ведь ты хитрюга наверняка к этому руку приложила?
-Ну, немножечко!- уклончиво ответила Светлана, лукаво улыбаясь. Олег тут же прикрыл один глаз.
-Сознавайтесь барышня, чем вы опоили или очаровали сыщика, что он открыл вам свою страшную тайну, о которой все давно знают?
-Я.. ну просто задала ему вопрос, как он ко мне относиться, и что собирается делать дальше!- и девушка во всех подробностях описала ему признание Ивана Силовича. Олег искренне улыбнулся.
-Молодец он всё-таки у тебя! Не завилял, не затянул, всё как есть выдал… А до мая месяца я думаю ты и в самом деле подождать сможешь, раз у него там хлопоты какие-то есть, лучше переждать. Главное Светлячок, это теперь определённость есть!
-Олежек, а маме с папой сказать?- тихо спросила Светлана. Брат пожал плечам.
-Надо подумать. Оно конечно надо бы, но неофициально, а по секрету, и каждому в отдельности.
-Я подумаю как это лучше сделать!- задумчиво проговорила Светлана, и вновь повторила какая она счастливая.
-А уж сыщик-то наш, в двойне теперь счастлив!- сказал Олег.
-Да? А почему в двойне?
-Ну как, он же сознался сам, под тяжестью улик…
-Олежек, не выводи меня…
-А ты не выводись моё солнышко! Сознался сыщик сам, облегчил душу, ну и чудесно! –свободно вздохнул Олег- Значит внезапное разоблачение ему не грозит, и жуткое объяснение с твоей маменькой тоже.
-Ну с этой стороны, да!- согласилась Светлана.
-Вот!- поднял палец в верх Олег- А поелику всё свершилось чистосердечно, то он и ты можете теперь действовать более свободно! Нет Светлячок, ты и в самом деле наше сокровище, ни одна, я убеждён в этом, ни одна девушка окромя тебя, не смогла бы заставить Бусова открыть карты! Это гениальный ход сестрёнка, ты прелесть! Он будет счастливым тебе мужем!
-Да!- с чувством согласилась Светлана, взмахнув линейкой словно дирижёрской палочкой- Он непременно будет со мной счастлив!
-Да кто бы сомневался? – искренне уже согласился Олег, любуясь счастьем сестры- С таким чудом как ты у нас, любой нормальный мужчина счастлив будет – затем чуть прикинув, снисходительно добавил- ненормальный впрочем тоже!
Светочка увлечённая думами, подковырки не заметила, и продолжая жестикулировать, говорила.
-Теперь бы мне только от счастья не умереть, а то я прямо не своя вся!
-Не позволим мы тебе этих глупостей!- и тут же тихо предостерёг- ты Светлячок только подружкам пока про это не говори, а то через полчаса весь город знать будет!
-Да это само-собой!- горячо согласилась девушка подсаживаясь рядышком- Им вообще пока лучше о сём не знать, а то сглазят чего дорого, да и вообще..- уклончиво заметила барышня поведя соболиными бровями- тут вот надо думать как маменьке об этом сказать.
-Да прямо взять и сказать, поделиться эдак по женски, а уж она найдёт способ как сообщить об этом мужу!- предложил брат, и счастливица немного подумав, согласилась. Весь день до самого обеда, Светлана ходила по дому и собиралась с мыслями. За обедом она услышала от папы новую историю о том, что намедни, в одном из салонов, некий помещик Мандаринов, за один присест, просадил в карты аж 20-ть тысяч, это не считая того,что продул перед тем, и теперь в бешенных долгах.
-Ужас какой!- равнодушно вздохнула маменька, абсолютно не сменив приятного выражения лица- Хорошо что у нас в семье нету картёжников!
Светлана хотела было поддакнуть, но отчего-то не стала, она внезапно почувствовала что родители собираются ей что-то сказать, она уже ловила их многозначительные переглядывания, и какое-то даже робкое поведение маменьки. «Хм, и что бы это могло значить?» неуверенно подумала Светлана, но голос мамы прервал её размышления.
-Светочка, мы с папой хотим тебе что-то сказать, или вернее сообщить…
-Приятное надеюсь?-улыбнулась дочка.
-Очень!- кивнул папа.
-Светочка, все уже в курсе, теперь вот сообщаем тебе –ласково продолжила мама- у тебя и у Павлуши, в будущем году, по весне, ну думаю где-то в мае, родиться братик или сестричка, ты рада?
Светочка удивлённо пискнула, положила ложку, встала, и бросившись к маме, ласково обняла её за шею, и поцеловала в щёку.
-Мамочка, да это здорово! Вы с папой прямо молодцы!
-Мы очень старались!- горделиво заметил папенька, озорно подмигнув жене.
-Митенька!- вспыхнула от смущения Катерина Петровна- Ну что ты про такое, и при ребёнке?
-Мама!- строго отреагировал ребёнок- я уже не ребёнок, а давно симпатичная девушка, вот! И мне надо с тобой о чём-то поговорить!
-Это о чём же?-хитро улыбнулась маменька.
-Ну, по секретничать!- намекнула дочка.
-Ну хорошо, отобедаем, и по секретничаем!
Едва трапеза завершилась, мама с дочкой торопливо уединились в гостевой комнате среди роскошной мебели, подаренных сервизов, и шкафчика с книгами. Присели на удобный диван с гнутыми ножками, и маменька нетерпеливо спросила.
-Ну Светлана, и чего ж ты там мне хотела такое рассказать?
-Я, мам, хотела поделиться с тобой радостью!- начала Светлана, и добавила что её радость, не такая как у маменьки (У Катерины Петровны отлегло от сердца) но тоже заслуживает внимания.
-Я тебя слушаю, дитя моё.
И дитя её, вкратце, но не упуская важных деталей, поведало маме о признаниях сыщика, и его заверениях насчёт мая месяца. По мере того как волнуясь и запинаясь Светлана передавала матери весь монолог следователя, та расцветала на глазах, и едва дочь завершив рассказ спросила у маменьки «Ну что?», облегчённо проговорила.
-Слава богу, наконец-то! А мы уж с отцом немного переживать начали, чего-то Иван Силыч всё тянет, смелости не хватает что ли?
-Он, он сказал маменька, что главное для двоих, это вовремя объясниться!- с жаром добавила дочка, и мама с ней согласилась, обняв свою кровиночку и поцеловав в щёчку.
-Рыбонька ты моя золотая, какой у нас май-то насыщенный будет, столько хлопот!- хохотнула Катерина Петровна, и поглядела на счастливицу-дочку- Ну теперь-то вы хоть можете не прятаться по углам да паркам, и слухи не страшны больше… Светочка- мама понизила голос до шёпота- а вы уже целовались?
Слегка вспыхнув, дочка застенчиво опустила глазки.
-Ну это… мам.. чуть-чуть совсем… - соврала она, пылая как мак. Мама негромко рассмеялась.
-Да будет врать-то. «Чуть-чуть!». Ты вон давно такая сияющая ходишь, как солнышко! Там уже видно и не чуть-чуть, а до головокружения доходило, а? Признавайся маме!
-Ну нет, всё не так – окончательно смутилась Светлана, не зная куда деть глаза, выдававшие её с головой, но мама снова обняв дочку прижала её к себе, и стала успокаивать.
-Да глупенькая моя, чего ж ты стесняешься? В поцелуях ничего стыдного нет, мы ж не ханжи какие из закрытых семейств! Юность да молодость на то и даны людям, чтоб быть жаркими да сладкими, а иначе жить вообще не за чем, из детства прыгать сразу в старость? Не для того человек на свет-то рождается!
-Угу – уткнувшись в мамино плечо буркнула девушка- а папе ты скажешь сама?
-Да дочка, я сама, тут нужна женская деликатность!..
Однако, деликатность не понадобилась. К небольшому разочарованию Катерины Петровны, супруг её уже более суток как был в курсе далеко идущих планов будущего зятя. Услышав сие, хозяйка дома обомлела, и спросила, откуда Митя это знает? Митя, оказалось узнал это от Вани, который вчерась по утру, пришёл к тому в училище, в кабинет, и чистосердечно всё выложил, чем несказанно обрадовал господина директора, и они на радостях, даже коньяку вместе выпили. На возмущённый вопрос супруги почему он ей ничего не сказал, папенька ответил что собирался, на сём дело в сущности и кончилось. Дочка, узнав от мамы что отец (Вот ужас!) узнал всё раньше, и женская деликатность даже не пригодилась, лишь улыбнулась и заметила, что тогда дескать совсем всё в порядке. Больше эта тема в семье пока не обсуждалась, все деликатно делали вид, что ничего не произошло.

                                                                                                                        Х Х Х

Для сыщика, конец лета и начало осени выдались горячими в прямом и переносном смысле этого слова. Несколько дней после разговора со Светланой в сквере, у него не было особых дел. По мелким жалобам да заявлениям он посещал то дома, то салоны, но в один из дней появившись на службе в мундире и при сабле ( гражданское платье приходило в себя после чистки) он с беспокойством узнал что в 15-ти верстах от города, в поместье одного барина по фамилии Жеребяев, вспыхнул вооружённый мужицкий бунт, и уже часа полтора назад, как туда была послана верхами партия солдат из внутренней стражи с офицером, да капитан-исправником. Чертыхнувшись, Иван быстро приказал подать к подъезду пролётку, но ни одной свободной, как назло не было. Тогда Бусов спешно приказал седлать коней, и вчетвером с Хворостовским, Ефимовым и Лебеденко, во весь дух ринулся туда, надеясь предотвратить кровопролитие, но не успел…
Бунт был подавлен ценой жизни трёх солдат и четверых мужиков, над которыми дико голосили жёны, да по мимо прочего, в самом начале, были убиты восставшими приказчик и лакей помещика. Сам владелец разграбленной усадьбы оказался цел, хоть и напуган, представ пред очи полковника Бусова взявшего командование и ответственность на себя, в панталонах да халате, чудом спасшись от гнева мужиков в чём был. Антон Савелич, так звали помещика, оказался мужчиной с выдающимся вперёд волосатым животом, и густыми бакенбардами. Он пучил глаза, громко орал, и требовал перевешать всех злодеев.
-Разберёмся любезный!- хмуро пообещал сыщик, и дело завертелось. Все кто участвовал в бунте были согнаны в один большой амбар, и там заперты под крепким караулом, правда жёнам разрешено было приносить им еду. Двое суток Иван Силович сиднем просидел в деревне, и вот что показало следствие. Через старосту, и тех из крестьян что осмелились, сыщик узнал что причина восстания стара как мир. Помещик мало того что затиранил мужиков барщиной ( вместо положенных трёх дней по закону, гонял по пять- шесть) так ещё учинил невиданный разгул разврата, тягая к себе в покои да баню молодых баб, да незамужних девок. Крестьяне уж и попу жаловались, и в суд в город подавали, и капитан-исправнику, да только дохлое это оказалось дело! Поп ответствовал что «Господь велел терпеть, и почитать начальников, а раз барин над ними поставлен, то надо молиться, чтоб господь его вразумил, да на покаяние наставил». В суде на них вообще толком внимания не обратили, хотя жалобу составленную всем миром и взяли. Капитан-исправник же, и вовсе сказал просителям что они сами воры, и повелел челобитчиков выпороть, да на пять дней посадить в холодную. Притянули капитан-исправника, и тот сказал в своё оправдание, что просто не поверил крестьянам, больно много мол воров среди них водиться, и всех не проверишь. Ладно. Но последней каплей стало то, что барин, потянул на разврат совсем маленьких девочек, троих 11-ти и 12-ти летних девчушек, что были схвачены и доставлены ему тем приказчиком и лакеем, которые были убиты в начале бунта. Одна из них, 11-ти летняя Ксения, вырвавшись после насилия, ( негодяи были изрядно пьяны) прибежала в одной изодранной рубашонке,вся в крови, домой к отцу местному дьяку. Он, увидав такое злодейство, в набат и ударил. Сам дьяк, ничего уже не боясь, написал всё как есть, и поклялся перед любым судом ответить и показать как всё было. Самое трудное, оказалось как всегда в таких случаях, это снять показания с жертв насилия, особенно с детей. Но в конце концов, с помощью уговоров, и посулов решить всё по совести, разобрались и с этим. Иван Силович приказал арестовать помещика и связать его. Тот в начале начал буйствовать и орать что они не знают кто он такой, а его знает весь уезд, но. Арест производил подпрапорщик Хворостовский с двумя солдатами, видевший перед тем лица изнасилованных девочек, а посему, на вопли пузатого поганца, сын кузнеца от души двинул Жеребяеву под дых, от чего тот согнулся пополам, и даже обмочился. После того, господин помещик более не буянил, что-то в лице Хворостовского, ему совсем не понравилось. Попутно с этим, Ефимов и Лебеденко, выяснили через старосту, кто непосредственно участвовал в убийствах. Чтоб не затягивать дело, мужикам предложено было сдаться добровольно, прочим же пообещали лишь по десятку плетей для протокола, да небольшие штрафы. Часов через пять, из амбара понуро вышли шестеро разновозрастных крестьян, отцы да мужья тягаемых барином баб и девок.
-Мы это… двух поганцев тех забили, ну и солдат тоже!- сказали крестьяне, тяжко глядя перед собой. Следователь сразу понял что солдат они взяли на себя до кучи, теперь уж всё одно каторга, но проверять ничего не стал.
-С плетьми не дюже усердствуйте!- тихо напомнил он солдатскому унтеру, и тот молча кивнул. Пока возле амбара свистели плети да шла экзекуция ( это было уже на рассвете третьих суток) Иван Силович приказал готовиться к отъезду в город, а пока привести к нему арестованного помещика, да развязать ему руки. Привели. Жеребяев был бледен как смерть, и не знал чего уже ожидать, сыщик указал на толстую стопку листов на столе.
-Вот смотри сюда вы****ок, тут, свидетельские показания на тебя. Такое здесь изложено, что в старое время, тебя бы на плахе сказнили, а теперь только Сибирь… Но- следователь резко поднял палец в верх- до неё тебе ещё дожить надо ( помещик покрылся липким потом) напишешь своей рукой чистосердечное признание во всём, доживёшь. Нет – голос Бусова стал зловещим - я тебя в городе, в одну камеру с теми шестью мужиками посажу, что тут за бунт арестованы. И что они там ночью с тобой делать будут, догадываешься?
Жеребяев понял что следователь-то не шутит, и стуча зубами от страха, согласился во всём признаться. На обратном пути, тихо покачиваясь в седле рядом с денщиком, Иван Силович мрачно спросил у него.
-Скажи брат Хворостовский, от чего так мерзко порой у нас, а?
Хворостовский лишь тяжко вздохнул.
-Порядку должного нету на земле, то пан лютует, то холоп панует!
-Ишь ты - криво улыбнулся следователь - ладно сказал, сам что ль придумал-то?
-Да вот, только само сейчас придумалось!
-Хорошо сказано Митя, запомню..
Перед тем как покинуть село, Иван отозвал старосту в сторону, и сказал что размер штрафов в казну, установят пусть сами, на сходе. Барское же добро что мужики из усадьбы порастаскали, надобно вернуть, так для суда вернее будет.
Уже в городе, когда дело завертелось более широко, к нему притянули и уездного предводителя дворянства Мурдаева, в обязанности которого по закону входило пресекать подобный помещичий произвол. В тюрьму он не попал, хотя случаи подобные были, однако места лишился, и штраф в казну заплатил солидный. В последующие дни, уездная, и даже губернские газеты, широко осветили дело помещика Жеребяева, не упуская ни каких подробностей, чем взорвали и шокировали не только уездную, но и губернскую общественности. Некоторые отказывались в это верить, ибо даже представить себе подобного не могли, а большая часть просто негодовала на то, что позволяют себе порой некоторые провинциальные помещики, мнящие себя вольными польскими панами старого времени.
-Ну это господа уже чёрт знает что вообще такое! – говаривали в своём кругу иные дворяне- Нет, ну когда там некто от одиночества, либо по прихоти себе любовницу из дворни заведёт, или пардон двух, это хоть и не поощряется, но коли по обоюдному согласию, то вполне понимаемо, все мы люди, и подвержены слабостям! Но тут, упасть так низко чтобы детей насиловать, это уже просто за гранью зла господа!
-Да неужели это так и есть как в газетах-то пишут?- возмущённо воскликнула некая дама с грустным лицом.
-В газетах сударыня ещё сгладили, а наяву там поговаривают такая гнусь открылась, что вам о том и не знать лучше!- мрачно ответил разгневанный дворянин.
-Да- вздохнув замечал третий- а мы потом удивляемся откуда пугачёвщина берётся…
Уже ближе к концу августа, дело завершилось тем, что Жеребяева лишили дворянства сломав над головой шпагу, да закатали на каторгу на 12-ть лет. Говорят по этапу, он пошёл в одной партии со своими бывшими крепостными…
Сразу по завершении дела мерзкого помещика, Иван Силович наконец навестил семейство Брусникиных, где его не видели уже больше недели, и черезвычайно были рады принять. Светлана выглядела как всегда обворожительно, ибо теперь она старалась всегда так одеваться, изучив уже вкус своего суженного, и зная что его в ней волнует. В гости он пришёл неся большущий торт в коробке, и две охапки цветов, маменьке и дочери. В начале, разговор зашёл было о последнем деле следователя, но Иван Силович постарался максимально сократить эту историю, в чём ему сильно помог будущий тесть. Он культурно намекнул супруге, что подобные истории, не для женских ушей.
-Да Катерина Петровна, вам со Светланой, думаю хватило и газетных подробностей, а от того, что мы там выяснили в реалии, мой добрый денщик пил два дня, да и я с трудом сдержался чтоб не прикончить того насильника на месте!- грустно заметил Бусов.
-Да мам, лучше не надо таких подробностей! –опасливо согласилась Светлана, и маменька спохватившись, с ней согласилась. После застольных бесед, Иван пригласил Светлану на прогулку, и оба долго бродили сначала по саду, потом ушли в городской парк.
Через пару дней наступил сентябрь, оказавшийся не только тёплым, но порой и жарким месяцем. Бусов привёз на квартиру несколько возов сена для коней в зиму, много овса и других припасов, и конечно же навозил дров, кривых, не пилёных стволов леса, которые предстояло ещё перепилить, да поколоть. Выбрав свободный от тягомотины день, Иван, Хворостовский, и дворник Прокоп, занялись заготовкой дров. Денщик с дворником пилили их на козле двуручной пилой, а Бусов, облачённый в старые военные штаны заправленные в стоптанные сапоги, да белую нижнюю рубаху, орудовал тяжеленным колуном, разбрасывая вокруг себя поленья. Часа через два, старому драгуну стало жарко, рубаха вымокла и стала прилипать к телу. Иван снял её и насухо вытер с себя весь пот, показав миру могучую атлетическую грудь, и крепкий торс. Мышцы на руках тоже бугрились и казалось играли. Подвязав волосы куском бечёвки, Бусов, довольно потянувшись, стал продолжать работу. В окна соседних домов мигом по вылазил женский пол, во все глаза таращившись на атлетическую фигуру следователя. И юные доченьки, и не совсем юные старшие сёстры, и даже совсем не юные их маменьки, облепили стёкла домов как мухи, шушукаясь и обсуждая чего-то промеж себя. В одной из квартир, произошёл даже эль-скандаль. Дочка, 18-ти лет, читала книгу у окна на столике, и по началу не обращала особого внимания на мужчин казнивших дрова, но нет-нет, да и бросала взоры на орудующего огромным ( небось пудов 10-ть весит!) топором, сыщика. «М-м, какой однако темпераментный мужчина этот Бусов?» Но когда сыщику стало жарко, барышня начисто забыла про роман, влипла в окно, и томно кусая губы, стала наблюдать. «Аполлон, чисто Аполлон! Надо непременно рассказать девочкам, какой он красавец!» Эротические размышления юной мечтательницы, были прерваны громким вопрошающим гласом маменьки.
-Так, это куда ты там так смотришь?
Дочка отпрянула от окна созерцания, и прикрыла его спиной.
-Никуда маменька, просто!
-А ну-ка!-маман отодвинула смутившееся дитя прочь, и глянула –А-а-а… Да как же тебе не стыдно пялиться-то на такое, а? – возмущённо воскликнула маменька, наступая на дочку- А ну-ка убирайся отсюда с глаз вон, живо!
-Ага!- ехидно дерзнуло дитя, подбирая платье- Я уйду, а вы маменька сами станете на Бусова таращиться, да?
-Да как ты смеешь, дрянь такая?- гневно крикнула уличённая в намерениях маман, замахиваясь веером- Марш к себе!
-И пожалуйста, таращитесь, я вот папеньке всё расскажу!- мстительно пригрозила дочка, выбегая от разгневанной маменьки в другую, смежную комнату, чтоб любоваться могучим торсом соседа, уже оттуда. А маман и в самом деле подошла к окну, и заняв захваченные позиции, стала буквально поедать сыщика глазами, предвкушая какие подробности она расскажет сегодня в салоне товаркам. Из окон квартиры самого следователя, за ним впрочем тоже наблюдали: Татьяна Тихоновна с грустью вспоминая погубленную молодость, да Катерина с тайной надеждой и томлением. А Иван, работая топором, даже не подозревал что над его головой, уже собралась маленькая грозовая тучка, с громом и молнией…
Сентябрьские денёчки бежали по началу тихо, не предвещая никаких катаклизмов, но в один из дней, в ресторации, произошёл как бы предвещая нечто, прелюбопытный инцидент. За столиками сидело много посетителей, и особо выделялась группа дворян из четырёх человек, они были навеселе и забавлялись анекдотами. В дверь заглянули две дамы, мать и дочь Светлячковы, а попросту говоря, подруга Светланы Даша, и её матушка Софья Сергеевна, дородная и по своему даже привлекательная женщина, 46-ти лет. Они увидели свободный столик рядом с весёлой компанией, и поспешили занять его, заказав мороженое и лимонад. Заказ принесли довольно быстро, и дамы принялись лакомится, причём Софья Сергеевна чего-то сказав дочке улыбнулась, а Даша смущённо хохотнув, тут же прикрыла рот ладошкой. Тут то и случилась неприятность. Один из компании господ, среднего роста, упитанный франт в малиновом фраке и белых брюках, повернулся к Светлячковым, и что-то быстро им проговорил, но слова потонули в общем гуле. Однако лица дам сразу потеряли весёлость, Даша вспыхнула, а потом побледнела, и у неё затряслись губы, а на глазах навернулись слёзы.
-Извольте заткнуться негодяй!- уже отчётливо потребовала Софья Сергеевна, повернув голову к компании. Однако малиновый фрак, с глумливым лицом, презрительно протянул.
-Да ладно вам маман представляться-то, все уже знают что доченька-то ваша, того-сь!-и посмотрел на своих друзей, но те, слегка оцепенев, от чего-то не засмеялись Даша, брызнула слезами уже не стесняясь. Это случилось буквально в течении десяти секунд. Ответить Софья Сергеевна не успела. В повисшей тишине, вдруг раздался резкий, ледяной голос.
-Я не знаю, мне расскажи, любезный!- из-за спины тучного и лохматого стряпчего чиновника, вдруг поднялась крепко сбитая фигура следователя Бусова с медным лицом и не мигающими глазами, от взора которых, малиновому фраку сделалось нехорошо. Иван сидел тут с поверенным одного дворянина, по небольшому делу о наследовании старинных книг, и обсуждал весь ход, но прервал его. Иван Силыч не отрывая взгляда, быстро подошёл к компании, взял малинового за лацкан, и чуть приподняв, легонько толкнул в грудь. Впрочем, это сыщик решил что толкнул легонько, но малиновый, от этого налетел на стул задом, опрокинул его, и сам чуть не растянулся, со страхом глядя на надвигающийся финал. Публика перестала есть и пить, и даже половые замерли в ожидании развязки, и она не замедлила случиться. Иван, двумя пальцами, как клещами схватил охнувшего недоумка за хрустнувший при этом локоть, и рывком дёрнул на себя.
-На два слова любезный!
И оттащил его к окну, где столика не было.
-Часы есть? -внезапно спросил Иван, отпустив локоть.
-Что-с?...-трясясь как в лихорадке, переспросил потерявший храбрость франт.
-Я спрашиваю часы есть?- ледяным голосом повторил Иван, разглядывая пациента.
-Есть…
-Доставай!
Малиновый полез в карман, и достал золотые часы на цепочке.
-Сколько на них?-полюбопытствовал Иван.
Трясущийся щёлкнул крышкой, и глянул.
-Б… без 17-ти час пополудни…
-Пополудни, угу- Иван слегка изменил тон- так вот любезный, если без 15-ти, ты, не подойдёшь, не станешь на колени, да и не попросишь у женщин извинений, то я, выведу тебя на улицу за угол, и застрелю – Иван сунул руку во внутренний карман, и щёлкнул курком пистолета. Малиновый побледнел как бумага.
-У тебя минута осталась, пошёл!-легонько толкнул его Бусов, и франтик на ватных ногах поспешил к столику Светлячковых, следователь не вынимая руки за ним. Подойдя к женщинам, малиновый чуть не плача, опираясь на стул опустился под удивлённый вздох публики на колени, и давясь от страха, забормотал какие-то корявые извинения.
-Дашенька, вы его извиняете?- тихо спросил Бусов, с интересом глядя на изумлённую девушку, кивнувшую «Да-да»..
-Да пусть уже проваливает, подонок!- жёстко ответила Софья Сергеевна, презрительно глядя на недавнего оскорбителя.
-Пшёл вон отсюда!- тихо, сквозь зубы сказал Иван, и малиновый кое-как встав, поспешно покинул ресторацию, посетители загудели и опять принялись за еду.
-Не бойтесь девушки- улыбнувшись проговорил Иван- он вас больше в жизни не обидит, кушайте дальше!
Но Светлячковы оставив деньги на столе, решительно встали.
-Спасибо вам большое Иван Силыч, вы единственный кто заступился за мою Дашеньку!- блеснув слезами, расчувствовалась Софья Сергеевна, а сама Даша так теперь смотрела на Бусова, что тому даже немного стало неловко. В глазах Светочкиной подружки, заиграли сейчас все краски мира, и такая благодарность, которая в иной ситуации, могла бы перерасти и в нечто большее.
-Но сейчас нам лучше уйти, настроение испорчено, и девочке надо домой, извините уж нас!
-Да бог с вами, вы на экипаже?
-Нет, на извозчике…
-Я вас провожу!- предложил Бусов.
- Пойдём Дашенька!- решительно, да так чтоб все слышали, поговорила Софья Сергеевна- нам сегодня нечего тут сидеть. Что поделаешь, если во всей ресторации, нашёлся всего один мужчина!
Задохнувшаяся от восторга Даша, последовала за маменькой. На улице, сыщик поймал им лихача, поцеловал обеим ручки и хотел уже было уйти, но тут Даша не выдержала, поднялась на носочки, и чмокнув сыщика в уголок рта, быстро юркнула в пролётку. Светлячковы уехали. А Бусов постоял с минутку, подумал что хорошо что сего поцелуя не увидела его Светочка, а не то был бы тут сейчас тарарам и фейерверк с громом. Затем он вернулся к скучающему чиновнику, и продолжил рутину с бумагами. А людская молва уже понесла по городу слушок, о драматическом происшествии в ресторации. В тот же день к вечеру, до Светочки стали доходить тревожные вести. Во - первых, сидя в кафе-кондитерской, куда девушка забежала перекусить, она невольно подслушала разговор двух женщин, которые обсуждали… обсуждали которые… Ужас-то какой! Они обсуждали торс, грудь и мышцы Иван Силыча!! Ой… всё… с ней сейчас будет что-то ужасное… ой… нет, ужасного уже пожалуй ничего не будет , куда уж ужасней-то?! Так, они восхищаются его мускулатурой, широкими плечищами, загаром, обилием шрамов и как его кожа от пота блестит?! Ну конец, всё…
Сердечко у бедной барышни колотилось так, что она стала опасаться как бы оно не выскочило и не запрыгало по столам мячиком!
Вот как жить теперь? Так, стоп, один вопрос девушки, как они узнали-то? Она, и то пока таких подробностей не ведает, да. А эти блудницы вавилонские откуда всё это видели? Ну Иван Силыч, ну попадитесь только, ну… Что? Как он горячо топором орудует? И это так возбуждает? Так, она не поняла, кого он там топором возбуждает-то? Дрова что ль, или их? Тьфу, половые психопатки! Иван дрова на улице колол голый по пояс, дуры чёртовы, так бы и говорили, нечего тут порядочных девушек, до апоплексического удара доводить!
Барышня оставила деньги, и стремглав ринулась домой, где её уже ожидали три подружки. Едва она появилась, они наперебой защебетали что у них для неё потрясающие новости!
-Если вы про торс с дровами и топором с мускулами, то об этом я уже слышала, в кафе!- поспешно отрезала Светлана, чем подружек и смутила. Но не до конца. Даша хитро подмигнула и переспросила.
-А про ресторацию в обед, слышала?
-Нет, а что там ещё?- похолодела Светоча, растерянно стреляя глазками по подружкам.
-А вот что!- и Даша, в торжественной манере, рассказала взволнованной товарке о том, как горячо и решительно за них с маменькой, заступился сегодня Иван Силыч, и проводил до извозчика, и ручки им поцеловал, и она, Даша, только из чувства благодарности, чмокнула его в щёку.
-Да уж ты-то не утерпишь, только повод дай!- обидчиво буркнула Светлана, глядя на довольную подружку, лыбиться ещё!
-Светочка, ну не ревнуй, ты что? Мы же так с маменькой ему благодарны были, что просто не знали как выразить свою благодарность!
-Да разумеется целовать лезть, простым спасибо, зачем ограничиваться-то?- пожала плечами Светлана, на что подружки дружно рассмеялись.
-Ой Светочка! Ты такая забавная становишься когда ревнуешь, аж страсть!
-Что? Вам забавно? Ну я вам задам сейчас!- Светлана схватила одну из подушек, и принялась гонять девочек по комнате. Те, весело повизгивая вначале просто убегали, а затем сами вооружившись маленькими подушечками, стали отбиваться, и в конечном итоге, общими усилиями, Светочку всё же победили. Потом внизу в гостиной пили чай, в присутствии Олега, родители с дядюшкой Горчицыным пили его в столовой, чтоб не мешать молодёжи. Девочки впрочем сославшись на занятость вскоре ушли, и брат с сестрой остались одни. И тут Светлана поведала Олегу обо всех женских пошлостях, бусовских соседок.
-Нет, это вообще ни в какие ворота уже не лезет!- возмущённо жестикулируя, говорила Светлана, расхаживая по помещению- Пялиться в окна, когда человек работает, а? Да чтоб им там по вылазило всем! Небось аж вместе с рамами на улицу вывалились от бесстыдства! Нет Олежек, это просто бордель какой-то! Да ещё и по городу это обсуждать? Нельзя человеку уже и рубашки снять, дуры какие-то!
-Да мать – протянул многозначительно Олег – попала ты в жир ногами! Хорошо ещё что они в бане за ним не подглядывали, а то такое обсуждение по салонам началось бы, шо Музыкалов в своей анатомичке обзавидуеться!
-Олежек!!- залилась Светочка не просто краской, а какими-то багровыми тонами, глазки чуть не вылезли из орбит, губы даже задрожали от смущения- Что ты говоришь-то вообще? Очумел что ли? Да я.. я.. я совсем тебе больше ничего не скажу, вот!- Светлана, не зная просто где ей стоять, надула губки, и сделав вид что обиделась, стала возле стола, обхватив себя руками за плечи.
-Молодые люди, что тут за шум?- в гостиную аккуратно зашёл дядюшка Горчицын, убедившийся что подружки племянницы уже ушли, и он может с ней пообщаться.
-Да вот, Светочка бушует!- буднично ответил Олег, грызя печенье, и запевая чаем.
-А причина какая?- спросил дядя поправляя очки.
- Влюбилась!- не меняя выражения ответил Олег, на что Светлана вытянув от неожиданности лицо, резко повернулась всем корпусам к родственникам.
-И в кого?- радостно осведомился Матвей Петрович, глядя на племянницу,которая заморгав, силилась что-то сказать.
-В сыщика нашего, Иван Силыча!- бросил Олег.
-Что? Кто влюбился? – возмущённо воскликнула наконец барышня, растерянно глядя по сторонам, ища чего-нибудь, что можно было бы запустить в несносного брата.
-Ну не я же!- деловито развёл руками Олег, чем окончательно возмутил любимую сестрёнку.
-Тьфу на тебя, дурак такой! Не слушай его, дядь!- Светлана замахнулась на Олега большим бубликом, но не бросила, а с ним в руке подошла и села рядом с дядюшкой, уткнувшись ему носом в плечо- У-у, дядь, скажи ему, чего он?
-Светочка, дитя моё!- расцвёл дядюшка чмокнув племянницу в лоб- Этого не надо стесняться, это чудесное чувство, ты редкой красоты девушка, и тебе давно пора влюбиться! А Иван Силыч, ну что же, я близко с ним не знаком, но судя по слухам, он очень достойный человек, и если у вас всё с ним сложиться, думаю вы будете оба счастливы!
-Да? Ты правда так думаешь?- Светлана уже ни на кого не сердясь, подняла голову.
-Ну разумеется!- решительно ответил дядя, и добавил ещё увереннее – Такие союзы если уж заключаются, то не могут быть несчастливыми!
Дальнейший вечер в доме Брусникиных прошёл уже без мелодрам, тем более что как выяснилось, родители уговорили дядюшку Горчицына пожить у них какое-то время, и он с радостью согласился. У барышни Светланы появился хоть и временный, но надёжный союзник.
Новое дело свалилось на Ивана Бусова совершенно внезапно, точнее, само оно оказалось таковым. Он сидел в своём кабинете, и работал с одним малозначительным делом, о краже столового серебра в доме некоего мещанина. Следствие уже шло к развязке, и оставалось только связав концы с концами, арестовать похитителя. Внезапно в приёмной, раздались громкие голоса, и один из них, женский, показался Ивану знакомым. Вошёл дежурный унтер и коротко пояснил.
-Ваше высокоблагородие, там просительница к вам, в слезах вся, говорят дочку у них украли!
-Проси живее!- Иван быстро отложил дело о серебре в сторону, и почувствовал что будет что-то необычное. В кабинет, словно водяной вал, влетела заплаканная Софья Сергеевна Светлячкова, и утирая слёзы платком, трагически почти прокричала.
- Иван Силыч, умоляю-у-у! Помогите! Дашеньку похитили изверги-и-и!- Ефимов в изумлении замер, а Хворостовский быстро налив воды, подошёл и протянул женщине.
-Попейте сударыня, вам лучше станет!- дама приняла стакан, стуча зубами отпила половину и поставила на стол. Иван подождал, и когда Софья Сергеевна чуть успокоилась, спросил.
-Софья Сергеевна, теперь прошу вас тише, без слёз и волнений, а то я ничего не смогу понять, ну, рассказывайте!
-Сутки уже как Дашенька пропала, даже простите больше, сутки вчера вечером были – дрожащим голосом начала мама- мы когда она ночевать-то не пришла, по началу думали что у кого-то из подружек осталась, они иногда так делают, - чуть улыбнулась Светлячкова – но обычно, пишут записки чтоб мы не волновались. Хотя, Иван Силыч, пару раз помню было когда Даша забывала это делать, молоденькая, чего уж там! Ну вот и в этот раз мы тоже так подумали. Но утром её нету, в полдень нету, что делать-то? Мы с сыном Глебом, он старший у нас, по друзьям- знакомым, нету её нигде, и не была… Девочки сказали что как от Брусникиных вечером вышли, домой пешком пошли, и всё, больше её не видели…
-А почему вы думаете что Дашу похитили? – тихо спросил Иван, уже размышляя над услышанным.
-А я не сказала?- ахнула Софья Сергеевна, и торопливо полезла в сумочку-мешочек.
-Не волнуйтесь и не спешите!- попросил сыщик.
-Вот- женщина протянула дрогнувшей рукой, сложенный в четверо листок – сегодня утром под дверь сунули!
-Без конверта?- спросил Иван, разворачивая письмо.
-Да, конверта не было!- потухшим голосом ответила просительница. Иван развернул. На листе, ровным, широким почерком, было выведено ниже следующее послание.
Господа Светлячковы!
Если вы хотите увидеть вашу дочь Дашу живой и невредимой, через три дня, приготовьте наличными 20.000 рублей для её выкупа. Знак того что деньги вами собраны, будет таким. Вы, выставите в окне 1-го этажа, букет красных цветов. Сделать это надо будет не позднее полудня. Потом вам снова придёт письмо, в котором сказано кто и куда принесёт деньги. В полицию не сообщайте, это чревато последствиями, вы можете никогда не увидеть вашу дочь.
Похитители.

- Так, судя по почерку, и качеству бумаги, это писал человек из общества, не рвань кабацкая и не дорожный тать тут сработал!- предположил Иван Силович, слегка потряс листом, затем понюхал его.
-Софья Сергевна, а как вы не испугались в полицию-то обратиться, они же грозят, да и небось следили за вами? Страшно поди вам?
-Мы в семье это обсуждали – рассказала женщина – и муж предложил обмануть негодяев, та одежда что на мне, это не моё, это сестры, да и шляпка на мне с вуалью. Я к ней в своём платье приехала, а у неё переоделась, и чёрным ходом вышла, поймала извозчика, и сюда.
-Прямо как в романе!- подал голос Ефимов.
-Вы Софья Сергевна правильно всё сделали, сбили их со следа и запутали- заметил Бусов, и спросил далее, что насчёт денег они думают?
-Беда у нас с этим –чуть не плача заговорила женщина – вы верно знаете, у нас есть магазин мужского и женского платья. Он, даёт в год 10-12 тысяч, но в год! На руках у нас, в месте с тем что есть в банке, тысяч пять, не больше, ну ещё семейные драгоценности тысячи на четыре потянут, и всё, больше нет у нас ни шиша!
-У друзей, знакомых занять?
-Муж уж как с сыном из банка вернуться, побегут конечно по всем, но соберут ли? Не уверена, у нас особо деньжистых приятелей нету, да к тому же сами понимаете, у всех свои хлопоты, да заботы. Но попытаться надо…
-Да, вы Софья Сергевна деньги пока собирайте, суетитесь демонстративно, пусть они видят что вы боитесь и хлопочете за деньги. Так, вот ещё что, штаб-квартира, или место где мы все с вами будем встречаться, назначаю в доме Брусникиных, я поговорю с хозяевами, думаю они против не будут. В Управу больше не приходите, не нужно. Я с сегодняшнего же дня, с сего часу, займусь вашим делом, отложу все остальные. Не волнуйтесь Софья Сергевна, я думаю, что найду вашу Дашку!- чуть сбившись, бросил в конце сыщик.
-Да у нас теперь только на вас вся и надежда!- опять заплакала Светлячкова.
-Вы сейчас опускайте вуалетку, езжайте к сестре, переодевайтесь, и домой. А где-то к обеду подъезжайте к Брусникиным, я буду уже там, и их ко всему подготовлю, договорились?
-Да- тихо кивнула женщина, опуская вуаль.
-Дежурный!-позвал следователь, и велел вошедшему унтеру, проводить даму до выхода. Когда она ушла, Бусов встал, и заходил по кабинету.
-Ну, что думаете, господа помощники?-спросил он, Ефимов пожал плечами.
-На моей практике такое впервые! Даже пока и не соображу с чего и начать. Почему именно Дашу эту похитили? Не 1-й гильдии купца дочка-то она? Не из богатых, соберут, не соберут, кто ж может быть уверен?
-Да Иван Силыч, это вопрос интересный, почему именно Дашу-то?- поддержал товарища Хворостовский.
-Пока не знаю, но думаю что всё не так просто, надо подумать, покумекать!- проговорил сыщик, и резко повернувшись к Ефимову, приказал – Так, вы Игорь Сергеич найдите на сегодня бравых унтеров Сабельникова и Васильцева, да скажите им что пусть снова готовятся к наблюдению и слежке. А я пока полечу к Брусникиным, и наведу там мосты! –сыщик схватил с вешалки цилиндр, трость у стены, и выскочил вон. На улице он чуть пройдя поймал знакомого уже извозчика, и приказал лететь на Купеческую №44-ре. Брусникины были дома все, Дмитрий Михайлович на время оставил своё училище, а Олег посадив вместо себя в лавке продавца, так же остался дома. Катерина Петровна и особенно Светлана, встревоженные всем случившимся, не знали пока что делать и как быть. Появление сыщика, привнесло некоторое оживление.
-Иван Силыч, какие новости, есть что-нибудь о Даше?-спросил глава семьи, а Светлана умоляюще поглядела.
-Да, вы позвольте присесть, а то стоя у вас тут неловко говорить!- Иван Силович опустился на один из стульев в столовой, и выдохнув ответил.
-Дашу похитили неизвестные, требуют огромный выкуп в 20.000 рублей, родственники пока начали собирать деньги, вот так друзья!
Женщины побледнели, а мужчины помрачнели при этих словах. Дядюшка Горчицин несколько раз снимал и надевал свои очки, признак большого волнения.
-Это господа… это какое-то, гнусное злодейство! Такого в нашем городе раньше не было, даже близко… Я просто растерян.. 20-ть тысяч, у небогатых в принципе людей вымогать…
-Я вот что хотел с вами всеми обсудить – перешёл ближе к делу Бусов – Софья Сергевна была у меня в кабинете инкогнито, негодяи запретили ей в письме обращаться в полицию, но она нашла способ. И вот я, предложил ей единственно безопасный на сегодня вариант, собираться у вас в доме, для обсуждения дела о поисках Даши, потому как в Управе, это будет не совсем удобно. Вы как, не возражаете?
-Разумеется Иван Силыч, разумеется мы только за!- громко проговорил Дмитрий Михайлович- располагайте нашим домом как вам будет угодно! Мы всё готовы сделать, лишь бы найти Дашеньку живой и здоровой!
-Да полиция-то как раз надоедать вам особо не будет – улыбнувшись пояснил Иван – разве только вот я наеду, либо из помощников кого пришлю. Я имел в виду что Дашиной семье, вести разговоры с полицейскими, лучше у вас, так надёжнее нежели мне, ездить к ним.
-Да-да, разумеется, так будет лучше!- тоже согласилась Катерина Петровна, а Светлана по прежнему сидела печальной.
-В обед, я попросил уже Софью Сергевну приехать к вам, они там собирают деньги на выкуп по знакомым уже, и к обеду с каким ни есть а результатом, она одна, либо с кем-то, приедет сюда, я так же к этому времени, здесь появлюсь! – проговорил сыщик и поднялся. Светлана тоже встала, поглядела на Ивана, и вдруг тоненько заплакала прикрыв лицо ладошками. У Бусова от этого зрелища, аж сердце защемило.
-Светлана Дмитриевна, ну прошу вас, не надо вам плакать, а то я работать так не смогу!- сочинил первое что пришло в голову сыщик, которому слёзы любимых всегда причиняли боль.
-Иван Силыч – Светлана отняла ладошки от лица, и смахнула слезинки- вы… вы просто найдите мою Дашу и всё… и не надо больше ничего, только найдите живой, весёлой и невредимой… Она, она у нас такая, она самая лучшая была. Самая любимая подружка и самая хорошая-а-а!- девушка не выдержала и расплакавшись в полную силу, упала Ивану на грудь, положив руки на плечи. Тот в растерянности не знал куда деть свои.
-Олег Иваныч!- тихо позвал он, Олег быстро подскочил, проговорил сестрёнке что-то на ушко, и оторвав рыдающую Светлану от Ивана, тихо увёл в другую комнату.
-Кстати насчёт подружек –кашлянув заметил Иван – к обеду, вызовите сюда пожалуйста Веру и Наташу, мне надо поговорить с ними о том вечере, когда они расстались с Дашей (Иван нарочито не стал произносить риторическую фразу «Последний раз видели») они своими показаниями, могут навести нас на след похитителей. А теперь мне пора в Управу, перед Светланой за меня извинитесь, я ещё забегу сегодня, пока!- сыщик козырнув правой рукой, торопливо ушёл.
В Управе, Ефимов уже нашёл сообразительных унтеров Сабельникова и Васильцева, которые успели переодеться в полукафтаны, картузы да рубахи, красавцы да и только!
-А Хворостовский где?- спросил сыщик по ходу, заметив отсутствие денщика.
-А он, по кабакам да трактирам помчался, своих шпионов потрясти, вдруг кто-что знает?- ответил Ефимов.
-А, это он правильно сделал, я по позже тоже по своим пробегусь, вам кстати с Лебеденко и прочими, тоже самое сделать надлежит.
-Я уже распорядился насчёт этого, они в пути!- улыбнулся пристав. Бусов похвалил его за инициативу, и повернулся к унтерам.
-А вам ребята, следует установить скрытое наблюдение за домом Светлячковых, по улице Великокняжеская №21-ин, постарайтесь заметить того, кто в свою очередь тоже может следить за домом, либо его обитателями. Повторяю приказ, только следить. Засечёте шпиона, проследить за ним. Брать лишь в крайнем случае, если он к примеру разоблачит вас, и попытается скрыться. Всё поняли?
-Так точно!- ответили они разом.
-Приступайте немедленно!- приказал Бусов, и полицейские быстро покинули кабинет.
Иван сел за стол и принялся размышлять. Позавчера вечером, девушки вышли из дому Брусникиных, и пошли по своим. Даша не дошла… Так, Даша… Стоп, а перед тем, в тот же день, в ресторации был скандал, когда один негодяй, оскорбил Дашу и её маму, а Иван вмешался и осадил хама. Но возможно ли? Месть, так сразу? Навряд ли, хотя чем чёрт не шутит?
-Ефимов, я тут вот что вспомнил- и следователь вкратце изложил ему всю историю, но оказалось что помощник, как впрочем и весь город, уже был в курсе происшествия.
-Знаете уже? Ну что же, я сейчас метнусь в ресторацию, и выясню у половых имя того наглеца, мы ить впопыхах с ним даже не познакомились!- в своей обычной манере заметил Иван- Он теперь подозреваемый номер один!
-Так не нужно вам никуда ехать, я уже выяснил кто он и где живёт, мне приятели вчера за дюжиной пива в трактире эту историю поведали – улыбнулся Ефимов – Викентьев, Альферд Палыч, 30-ти лет, дворянин, имеет дом в городе, да небольшое имение в 20-ти верстах отсюда. Поведения скандального, игрок!
-Игрок говоришь?- задумчиво повторил Бусов – Значит может иметь долги… Вот что Сергеич, берите двух городовых, и давайте сюда этого Викентия Альфредыча – мрачно пошутил сыщик- если его нигде нет по адресам, объявляйте в губернский розыск!
-Слушаюсь!- Ефимов спешно выскочил, а Бусов полез в свою личную картотеку почерков, которую он начал собирать с первого дня службы в городе, достал её и стал сличать написанное похитителями с картотечными экземплярами. Сличал долго и внимательно, ничего, даже похожего… В почерках, Иван разбирался неплохо, мог даже определить по написанию и языку примерный типаж писавшего. Тут, судя по всему замешан человек явно образованный, скорее всего дворянин, кое-что понимающий в интригах, и определённо начитан, в письме ни одной орфографической ошибки. Хотя по всему видно что приятель писал торопливо и волновался. Двадцать тысяч, вынь да положь… Кто-то видимо в больших долгах, либо просто стал на преступный путь? Нет, второе это чушь, чистый роман… Стать на преступный путь и начать с такого рискованного дела? Либо сумасшедший, либо очень в себе уверен. Да нет, тут нужда в деньгах, причём срочная! Но как узнать у кого она такая жгучая? Тут можно закопаться как жуку в навозе, у доброй половины уездных помещиков имения в закладе, да не по одному разу, пока всех проверишь, уйма времени уйдёт, а действовать надо по горячим следам, как в деле пасечника, не теряя времени, юная жизнь в опасности. Город наверняка уже забурлил слухами, и преступники не могут не понимать что полиция вмешается так или иначе. А угрозы в письме это так, рисуются поганцы, страх на несчастную мать нагоняют, ну ничего, мы после поглядим кто бояться будет. Так, а где её могут держать? Вряд ли в городе, хотя и тут можно спрятать так, что в жисть не найдёшь без полиции. И всё же, почему Дашу? Подумали что магазин богатый? Вполне, люди не бедно живут, дочка ухожена, нужды не знает, ну и подумали… А что если из знакомых кто? Тогда дело плохо, она видела похитителей в лицо, а значит…
-Да нет!- Иван встал, и зашагал по кабинету – Потерпи Даша, потерпи голубушка, я всё выясню, всё узнаю, выручим!
Скрипнув дверью вошёл полицмейстер, лицо которого источало большую тревогу и озабоченность.
-Иван Силыч, голубчик, да как же это? В нашем городе, и такое, а?- развёл руками Горынин, Бусов кивнул.
-Да Василий Петрович, дело худо, время играет на них, затягивать нельзя, я дал распоряжение своим людям, они трясут осведомителей, и кстати есть один подозреваемый, правда шанс невелик…
-Это кто ж таков?
-Некто Викентьев, Альфред Палыч, тот, кого я позавчера в ресторации, заставил извиняться перед Дашей и её матушкой!
-Ах этот!- поморщился Горынин, и чуть прошёл дальше- Наслышан, как же… Но он подонок конечно, но не самоубийца же, так явно себя под монастырь подводить!
-У подлых мстителей своя логика –заметил Иван, - но я тоже сомневаюсь в его виновности, однако проверить его необходимо!
-Разумеется! – согласился полицмейстер, и сообщил что отдал приказ поставить город на контроль, и проверять все транспортные средства на заставах, и объездных дорогах города, а так же проводятся силами полиции и внутренней стражи, облавы по злачным местам, проверяют постоялые дворы и меблированные комнаты и даже обе гостиницы.
-Не велик шанс, но чем чёрт не шутит!- согласился Бусов, и подумав попросил – Василий Петрович, обратитесь к казакам, пусть аккуратненько по шуруют в окрестностях города, и за ним, по заброшенным строениям, нежилым зданиям и по лесу. Ну мало ли, а вдруг?
-Я распоряжусь немедленно!- полицмейстер быстро вышел. А Иван продолжил вышагивать и размышлять. Так, если Хворостовский и Ефимов придут ни с чем, то он, поговорив с Верой и Наташей, сам, переодевшись, занырнёт в омут кабаков и нехороших мест, и уже там, найдёт концы за большие деньги. По опыту Бусов знал, что скрыть что-то совсем, в таких делах нельзя, обязательно где-то подтечёт, а уж за очень большие деньги, лиходеи друг- дружку продадут и перезаложат! Так, надо будет у Светлячковых узнать не сватался ли кто к Даше, и получил отказ? А то мало ли Альбертиков на Руси? И нету ли у них знакомых должников? Хотя здесь тоже шансы не велики. Чёрт, пока никто не пришёл, ничего путного в башку и не лезет, домыслы одни. Но однако и паниковать рано, девушка жива, пока жива. Но вот здорова ли? С ней ведь всякое учинить-то могут, красивая ведь, стройная, почти как Светочка, почти… А вот это не дай бог, не дай бог с ней там что-то сделали, тогда до суда никто из шайки не доживёт, ни один!..
Прошло ещё два часа в томлениях и размышлениях, прежде чем появился хмурый и рассерженный Хворостовский, по виду которого сыщик понял что обнадёжить себя покуда не чем. Денщик повесил картуз на крюк, прошёл на место, и рассказал что был в пяти кабаках, говорил там с народом, пару осведомителей опросил, но конкретного, пока ничего не выяснил. Да, многие слышали про похищение барышни, удивлялись даже, но в толк взять не могли, кто такое мог сотворить? И только в одном месте, его осведомитель намекнул, что мол это дело, исполнил кто-то из бар, в смысле помещиков, имеющих нужду в средствах, и всё, более ничего.
-Откуда твой шпион знает что именно «барин испытывающий нужду в средствах?» Это ведь тоже не ветром в уши надуло, а? –переспросил Бусов.
-Задал я ему вопрос Иван Силыч- уточнил денщик -он пролепетал что дескать в одном трактире, вчера вечером был гутор, что некий барин, кому-то задолжал, потыркался тудым- сюдым, а денег то и нетути! Видимо он достаточно известен в городе, если в долг никто не дал, либо сумма очень большая, и не даст умный человек столько! Ну вот, и замыслил энтот барин, с верными людьми, похитить богатую барышню да потребовать за неё выкуп, ну как разбойники в романах делают. Ну и вот теперь дескать сделали, да – денщик поднял палец в верх – А проболтался по слухам, один из подручных того барина, и тоже по пьяни, мол барин крупное дело задумал, девку деньжистую скрасть, да и того-сь!- развёл руками помощник.
-Ну как же Хворостовский ты говоришь что ничего конкретного нет?- хмыкнул сыщик –Ты брат напротив, уже кое- чего мне принёс, смотри чего: главарь шайки помещик, скорее всего привлекший к этому своих дворовых, это раз! Два, это что он должник, и не малый, и возможно игрок. Три, это то, что деньги ему нужны срочно, а это значит что близок срок платежа!
-А ить и в правду я много чего накопал- улыбнулся денщик- просто не осознал сразу в горячах-то!
-Тут брат Димитрий дело в том, что каждое слово, как рыбью косточку, обсосать-обгрызть надо, да повертеть со всех сторон, обнюхать, и опять поглядеть –начал пояснять Бусов –вот ежели запросто подойти, что ты принёс? Дворянин организовал шайку, но ведь это и по письму видно, и похитил девушку. А обглядел я эти вести со всех сторон-та, и мы уже имеем примерный образ преступника, с коим мы его думаю вычислим и сгрябчим с божьей помощью. И мне теперь есть с чем к осведомителям подходить.
-Ну да- согласился Хворостовский- узнать кто из господ или проигрался, или векселей три пуда настрочил, или ростовщикам доложен, или тому подобное, а затем попытаться вычислить.
-Только всё это надо Митя делать не медля, сутки-двое, хоть пар из нас вон! Я Светлане обещал подружку её живой найти, да матушке её тоже посулился. Так что если что, мне в глаза им глядеть будет невозможно, и никакими оправданиями себя не утешить!
-Это да –согласился денщик, и спросил- это нам снова к бодрым суткам готовиться надо, да?
-Обязательно, придётся нашей Катерине с Тихоновной, поскучать без нас – задумчиво проговорил Бусов – однако где ж Ефимов-то? Что-то он долго там с этим Викентьевым возиться!
-А кто это?
-Тот гнус что Дашу в ресторации оскорбил, а я извиниться его уговорил, он первый подозреваемый!
Буквально минут через 15-ть, Ефимов-то и появился, толкая перед собой « Иди давай не разговаривай много!» господина Викентьева, облачённого в тот же костюм, что был на нём в ресторации. Вид у задержанного не отличался изыском, и создавалось впечатление, что он спал в одежде. Увидав следователя, Альфред Палыч побледнел ещё больше и попятился, но Ефимов коротким тычком в спину толкнул того вперёд и усадил на стул.
-Где взяли его?- спросил Бусов, изучая съёжившегося клиента.
-В собственном доме Иван Силыч, сидел там в спальне запершись, не хотел выходить, пришлось двери ломать да выволакивать. Срам один, визжал и охал как баба, тьфу!- сухо сплюнул пристав.
-А что так долго были-то? Делов на час самое большее!
-Так это, ваше высокоблагородие, я по собственному почину прислугу там опросил, а затем обыск учинил на всякий случай. Но, ничего подозрительного не нашёл. Да прислуга клянётся что барин как позавчера прилетел весь всклоченный в обедах, так в спальне и просидел, даже еду ему туда таскали!- закончил объяснения Ефимов, и прошёл за свой стол.
-Алиби значит есть –задумчиво проговорил Иван, и поглядел на задержанного – вопрос первый: имеешь ли ты любезный долги?
-Точно так-с –слабым голосом ответствовал Викентьев – 320-ть рублей по двум векселям-с…
-Не густо, для преступления маловато, хотя – лицо сыщика приняло ироничный оттенок- с дури можно и за червонец на каторгу засвистеть! –затем помолчав с полминуты, Иван Силович опять задал Альфред Палычу вопрос.
-Кого из дворян либо мещан, ты можешь назвать в качестве больших должников?
-Я… так сразу не смогу-с… подумать надо-с.. –залепетал Викентьев, приглаживая пятернёй свои вихры.
-Подумать-то? Это можно- согласился следователь, и позвав дежурного, коротко бросил указав на подопечного- в камеру его!
-С преступниками?!- ужаснулся Альфред Палыч.
-Нет, с церковным хором венских мальчиков!- шевельнув бровями ответил Бусов. Дежурный грубо схватив Викентьева за воротник уволок его, а сыщик глянув на часы промолвил- Обед скоро. Так господа, я опять к Брусникиным, там пару свидетельниц опросить надо, а вы пока тут, хотя постой… Хворостовский, давай-ка со мной приятель, а вы Ефимов сидите тут, на всякий случай, мало ли что, пошли! – Бусов вышел из-за стола, нацепил цилиндр, цапнул трость, и сопровождаемый верным оруженосцем, вышел из Управы. У Брусникиных уже бурлило целое собрание: мать и отец Даши, старший брат Глеб 24-х лет, и Вера с Наташей, сидевшие рядом со Светланой, и грустили все трое.
-День добрый кого не видел!- козырнул сыщик, и коротко представив помощника, присел с ним рядом с барышнями.
-Иван Силыч, нету никаких известий?- с надеждой спросила Софья Сергеевна, приложив к губам платок. Бусов плавно, с расстановкой проговорил.
-Очень мало у нас известий, но общая картина преступления ясна. Дашу похитил некто, у кого большие долги, и их срочно требуется отдавать, потому видимо они и остановили свой выбор на Даше, подумав что вы богаты раз у вас магазин. А посему я нынче же начинаю проверять по городу и окрестностям, всех господ крупных должников, начиная с пяти, и кончая 20-ти тысяч рублей. У вас нет ли таких знакомых кто имение заложил, либо в карты продулся? Подумайте хорошенько, а я пока с барышнями побеседую –Вера, Наташа, расскажите мне пожалуйста, только не торопливо, как вы в тот вечер когда расстались с Дашей, добирались домой, вы же если я правильно понял пешком пошли?
-Да – как-то по детски начала Верочка- вечер был очень тёплым и тихим, да и веселились мы вот тут у Светочки очень здорово, ну и пошли обсуждая да радуясь…
Далее, следователь узнал вот что. Они втроём, вышли от Светланы, и не торопясь пошли прямо до поворотов, один направо к дому Даши, другой налево на ту же улицу, где чуть дальше живёт Наташа, а Верочка пошла прямо, там на другую улицу, направо ей до дома недалеко совсем. Ничего подозрительного не заметили, ни людей ни экипажей. Вернее экипажи неслись мимо в обе стороны, и на обочинах стояли, но внимания они на них не обращали, не до того было. Вот собственно и всё. Пока девушки говорили, сыщик начертил нехитрый план улиц, и показал подружкам.
-Правильно?
-Да Иван Силыч, всё правильно, тут вот на перекрёстке мы и расстались!- указала пальчиком Вера.
-Хорошо!- кивнул Бусов, и убрал книжку в карман. Затем поинтересовался у Светлечковых как с деньгами.
-Обегали всех кого можно, но собрали всего 14-ть тысяч!- горестно вздохнул Андрей Данилыч, отец Даши, седовласый, но ещё крепкий мужчина.
-Есть ещё три дня, всё будет в порядке – пообещал Бусов, и чуть помявшись добавил- может станется так, что за этим три дня, Даша будет дома!
Лицо несчастной матери, сразу осветилось надеждой и радостью.
-Иван Силыч, дорогой, если спасёте мою девочку, я не знаю, мы всё для вас сделаем, мы, мы как семья для вас будем, только бога ради, найдите мою девочку, мою доченьку!
-Не нужно убиваться, мы спать с сотрудниками не ляжем, но Дашу разыщем!- сказал Бусов, и вдруг от чего-то добавил – я, буду искать Дашу так, как если бы я искал Светлану Дмитриевну ( названная невольно смутилась и покраснела) будьте уверены!
-Иван Силыч!- подал тут голос Дмитрий Михайлович- Я только теперь вспомнил-то, голова дырявая! Вы изволили спрашивать про знакомых должников, и сами упомянули что негодяй может быть из них. Так вот, на тех днях, прошёл слушок, что некто Мандаринов, продул в карты, не без известному в городе господину Щусеву, в «очко», как раз 20-ть тысяч! Точнее вексель написал на эту сумму, и вроде бы близок срок платежа, но точно я не уверен.
-Благодарю Дмитрий Михайлович, это очень важно то что вы вспомнили, Щусева мы знаем.. Сегодня же мы этого господина и проверим, на ряду надеюсь и с другими. Вопросов ко мне больше нет пока?- вопросов не было. Следователь с помощником поднялись, и пообещав что не прощаются, быстро удалились. На улице, Иван Силович сказал денщику.
-Хворостовский, сейчас мы пройдём по пути коим барышни наши шли, и попробуем определить где похитили Дашу, найдём место, найдём в домах по соседству и свидетелей. Не может быть чтоб за светло, никто ничего не видел, найдём, печёнкой чую, пошли!
Они быстро дошли до перекрёстка, а повернув на право сбавили шаг, и побрели очень медленно, как бы шла юная барышня, маленькими, неторопливыми шагами, предварительно глянув на часы. Дошли и посмотрели.
-Одиннадцать с половиной минут от перекрёстка до дома. Хватать возле дома не будут, там и отец с братом и дворник могут помешать, нет. Пошли брат Димитрий обратно, на полпути станем да подумаем!- они так же неторопливо прошли обратно полдороги, и остановились.
-Вот Хворостовский, самое вероятное место где удобно нападать, и в ту и в другую сторону дорога с поворотом, вжик и нету! Налетели на экипаже думаю с той стороны, от дома, так надёжнее, и понеслись потом либо прямо, либо направо, больше тут некуда…
-А налево?
-Обратно, через брусникинский дом? Вряд ли, мало ли что, нет, они ломанулись только так и не иначе. Так бы действовал и я на их месте, единственно верный вариант Митя, единственно!
-Наши дальнейшие действия?- спросил денщик.
-А вот что будет. Ты сейчас на ту сторону идёшь, а я по этой пройдусь по домам, и будем опрашивать всех подряд, не видали ли они, как позавчера вечером, тут на улице, в некий экипаж затолкали молодую девушку, и увезли. Будем спрашивать кто и что, хоть одного свидетеля, но должны найти! Давай!
-Иду!
Сыщики разделились, и начался опрос жильцов. Закончилось всё часа через полтора, и результат к счастью был, и даже в трёх экземплярах. Бусов нашёл двух свидетелей, дворника и женщину, которые видели как шла барышня, а ей навстречу тронулась пролётка с поднятым верхом, из неё выскочил здоровенный малый, по виду купчик или приказчик, и схватив как пушинку, бросил в экипаж, она и крикнуть не успела. Пролётка понеслась и скрылась за правым поворотом. Хворостовский, нашёл отпускника офицера, пившего с невестой чай на крыльце, и видевшего тоже самое, правда он подумал что это влюблённый кавалер барышню похищает. Всё должным образом записали и зафиксировали, а свидетелям было предписано покуда города не покидать. Выяснив всё это, Бусов и Хворостовский вернулись в Управу. Там они всё запротоколировали, и подвели итоги. Всё что удалось выяснить, это место и способ похищения, да туманные приметы одного из похитителей. Едва успели всё это привести в порядок, как явился Лебеденко, и от себя да Иванова с Кургузовым, выложил всё что сыщики знали уже сами. Некий неизвестный барин, со своими дворовыми ( а с кем же ещё на такое дело пойдёшь как не с крепостными дураками?) сильно проигрался, и так решил поправить дела.
-Угу, значит всё-таки игрок?- пробормотал Иван, и поглядев на околоточного, осторожно спросил- Николай Трофимыч, а не выяснил ли ты имена тех, кто крупно проигрался за последние два месяца примерно?
-Так точно Иван Силыч, выяснили что смогли, только не за два месяца, а за три, вот-с!- околоточный вытащил из-за пазухи сложенный лист, и протянул начальнику. Бусов развернул и прочитал.
1) Ремезов Кирилл Кириллович, помещик 40-ка лет, долг- 7000 р.- Щусеву Анатолию Андреевичу.
2)Касторов Владимир Егорович -21 год, долг- 6.500 р- Бугаеву Евгению Никанорычу.
3)Антипов Василий Терентьевич-47-лет, долг-9000 р-Куркову Василоию Александровичу.
4)Мандаринов Севостьян Палыч-27 лет, долг-20.000 р- Щусеву Анатолию Андреевичу.
5)Пучеглазова Тамара Михайловна-30 лет, долг-11000 р- Бурых Пантелею Петровичу.
-Ишь ты!- присвистнул Бусов- баба даже затесалась, ишь разыгралась, шалунья, счастлив с ней наверно муж-то!- мечтательно добавил он, и поглядев на Лебеденко приказал – Вот что сейчас сделайте: я еду к Щусеву, а ты, возьми кого сам знаешь, лети в городской архив, узнавай адреса прочих должников и их кредиторов, и сегодня же всё узнайте, расплатились или нет и сроки платежа, всё!
-Слушаюсь!-Лебеденко молча ушёл.
-Так, Хворостовский, ты покамест тут сиди, я съезжу официально к этому Щусеву, он личность известная, и думаю что из чувства гражданского долга не откажется помочь полиции –проговорил Иван забирая цилиндр и трость. Прыгнув в полицейскую пролётку, сыщик приказал гнать прямо к дому Щусева.
В начале, длинный и сухопарый лакей сказал что хозяин только прилёг и не принимает, но когда ему объяснили кто и зачем навестил Анатолия Андреевича, лакей кашлянув пошёл таки доложить, и через пять минут Иван Силович уже сидел в гостиной за столиком, с хозяином облачённым в халат.
-Анатолий Андреич, у меня к вам собственно два официальных вопроса- начал сыщик.
-Готов ответить на оба –устало подперев пальцами лицо, ответил Щусев.
-За последние три месяца, у вас появилось как минимум два должника, Ремезов Кирилл Кириллович, и Мандаринов Севостьян Палыч, его долг, аж 20 тысяч . Хотелось бы выяснить сроки их платежей, и как скоро они должны заплатить?
-И только-то?- тоскливо переспросил Щусев- Нет ничего проще, кхм! Ремезов Кирилл, уже три недели как погасил долг, и расписку я ему отдал. А вот господину Мандаринову, срок уже скоро, 16-го числа сего месяца, то бишь уже на той неделе!
-Он вам вексель выписал, или расписку дал?
-Вексель разуметься…
-Мне необходимо взглянуть на него, не волнуйтесь, я просто полюбопытствую!- поклялся сыщик.
-Я и не волнуюсь, пусть Мандаринов волнуется – равнодушно заметил Щусев, и обратился к стоявшему поодаль лакею- Принеси господину следователю, мандариновский вексель!
Лакей кивнув удалился, а хозяин полюбопытствовал.
-А что-то случилось?
-Да случилось кое-что, проверяем тех у кого долг горит, обстоятельства дела таковы- уклончиво ответил Иван
-Понимаю…
Вошёл лакей с красной папкой в руке, и протянул её Бусову. Иван взял, раскрыл, глянул и аж присвистнул.
-Не может быть!- быстро полез в карман, извлёк бумагу и торопливо развернул, сравнил почерки в векселе и письме от похитителей. Идентично.
-Твою маман!- выдохнул Иван, и аж засиял от предчувствия удачи. Щусев тоже не остался равнодушным, он быстро встал, и со словами «Что там такое?» подошёл ближе.
-Взгляните-ка господин Щусев, тем более это уже не тайна!- Бусов показал ему оба документа, Анатолий Андреич прочёл внимательно письмо, а затем с искренним удивлением осведомился.
-Позвольте, это что, по этому делу о похищении девушки что ли?
-Да, почерк как видите один и тот же!
Щусев с полминуты помолчал, потом удивлённо спросил.
-Так это что выходит, Мандаринов девушку похитил что ли?
-Да выходит, на девять десятых что это он. Долг большущий, имение заложено- перезаложено, а отсрочки вы не даёте, я знаю, вот видать он и решился на эту дичь- пояснил Бусов, и переспросил- А вы не подгоняли его с долгом, нет?
-Позвольте – похолодел хозяин- вы что, намекаете что я его на эту глупость подбил? Вы с ума сошли!- воскликнул Щусев и резко встал, Иван приподнялся тоже – Да на что мне-то это идиотство? Я разве похож на кретина, лезущего в такую уголовщину? Подгонял… никто этого Мандаринова не подгонял!- жестикулируя объяснил хозяин дома- Срок платежа определён, придёт день, представлю вексель к оплате и всё! Я сам поражён как громом, если это правда! Решиться на такое, это совсем мозгов не иметь, даже в зачатке! И меня косвенно теперь к делу притянут, так?
-Обязательно притянут, пока свидетелем, если не выясниться что он действовал по вашей указке!- намекнул Бусов.
-Не выясниться! – отрезал Щусев замерев на месте- Этот недоумок наворотил дел по собственному почину!
-Я вам пожалуй верю- согласился Бусов – я теперь вас покину, но хочу предупредить, о нашем разговоре никому, города до окончания следствия не покидать, и если вы понадобитесь как свидетель, мы вас вызовем, вексель должен быть при вас для официального сличения почерков. Вам всё понятно?
-Абсолютно…
-Тогда разрешите откланяться!
-Не дерзну задерживать…
Довольный тем что намутил воду в среде карточных ловкачей, сыщик в приподнятом настроении поехал не в Управу, а к Брусникиным. Там оставалась теперь лишь Софья Сергеевна, а её мужчины уехали домой. Светлана сразу сообщила сыщику что Даша жива, она определила это по портрету подружки, который её мама взяла с собой.
-Слава богу!- облегчённо перекрестилась Светлячкова.
-Да господа –кашлянув сказал Бусов – у меня тоже есть небольшое сообщение. Мы, напали на след, но торжествовать пока рано, необходимо ещё всё проверить и перепроверить. И всё же шансы на благополучный исход, растут!
-Иван Силыч, я бога за вас молить буду!- прошептала Софья Сергеевна,с надеждой глядя на полицейского. Бусов смущённо улыбнулся.
-Помолитесь, право не помешает! Светлана Дмитриевна, я бы хотел с вами побеседовать – обратился он к задумавшейся девушке. Та сразу же встрепенулась.
-Да, конечно, пройдёмте в сад!
Когда они вышли, ни Иван, ни Светлана, не бросились друг другу в объятия, не поцеловались .
-Вы сильно волнуетесь Светлана, вам не нужно, я думаю что скоро ваша замечательная подружка будет дома! – тихонько проговорил Бусов, беря любимую за руку. Светлана радостно вспыхнула.
-Правда? Вы наверно это знаете?
-Я это чувствую, я буду делать всё чтобы в ваших чудных глазках, как можно чаще прыгали солнечные зайчики, а росинки слёз выпадали только от счастья! – ласково прошептал Иван, гладя Светлану по щеке. Та, чуть смущённо шмыгнула носом.
-Вы прямо поэт Иван…
-Только когда вы рядом Светлана, мне теперь пора, всё в разгаре, и вообще думаю что эта ночь многое решит, а по этому вы там в доме, поддерживайте всех, бодритесь и надейтесь, Софья Сергевна-то, я так понял у вас ночевать остаётся?
-Да, мы ей предложили пока суть да дело, чтоб без толку не мотаться, она и согласилась.
-Очень хорошо, успокой там всех -Иван не заметил даже что перешёл с любимой совсем на «ты» - я через дом не пойду, пролезу тут, через сад. Ну пока! – он нежно поцеловал ей руку, и быстро ушёл через сад на улицу. Вечерело…

                                                                                                                    Х Х Х

В Управе, Иван вскоре узнал адрес Мандаринова, и всё о нём. Помещик, почти разорившийся, имение заложено уже в третий раз, но и тут дело дрянь, проценты по закладной ещё не выплачены, и имение скорее всего он потеряет. Живёт в 11-ти верстах от города, а село называется Заваляево. Крестьяне большей частью разорены, многие в бегах. Дворни правда много, человек десять. Сам помещик заядлый игрок, волокита, и кутила. Отцом было оставлено ему хорошее наследство и крепкое имение, но он в три года всё промотал- прокутил. Так и живёт.
-Вот что мы сделаем сегодня – сказал Бусов Хворостовскому и Ефимову – подождём пока не вернётся Лебеденко, и не огласит нам результаты проверки трёх других должников, и тогда всё будет окончательно ясно. После, я переоденусь тут приказным, и схожу в один трактирчик, к своему основному осведомителю, и попытаюсь уже там что-нибудь вытащить на свет…
-Так разве по совпадению почерков не ясно кто преступник? – удивился Хворостовский – поедем да арестуем негодяя, надавим и сок из него брызнет! Чего тянуть-то?
-А если не он это?- хмуро возразил Бусов.
-Как не он? А почерк?
-Кто-то подделать мог…
-Кто? Кому он нужен-то? Поедем, Иван Силыч, а то сердце ноет, Даша ведь там небось где-нибудь!
-А если не в усадьбе они её держат, а? Налетим сейчас, нашумим, спугнём, а они возьмут и перепрячут девушку, а то и того хуже – голос сыщика стал ниже – они, если это они Митя, пока не знают что мы их за хвост-то ухватили, а ввались мы всем кагалом в усадьбу как чёрт к монаху, мы дадим им понять что всё знаем. Тут брат Хворостовский никак нельзя ошибаться, врубаешься?
-Ваша конечно правда Иван Силыч, но я бы на эту усадьбу глянул –тоскливо пробормотал денщик.
-А мы глянем подпрапорщик, обязательно глянем. Вот из трактира приду, и мы с тобой по старой памяти сходим в разведку!- пообещал сыщик. Едва он это проговорил, как разом появились Лебеденко и два унтера следивших за домом Светлячковых. Сначала отчитался околоточный. Должница Пучеглазова что должна 11-ть тысяч некоему Пантелею Бурых, третий день как пустилась в бега со своим любовником, приказчиком мужа, Фёдором Иванниковым. Причём с собой она прихватила очевидно на память о «любимом» муже, ещё 5000, да свои украшения. Муж кстати подал прошение чтоб жену ему нашли обратно.
-Угу, нам делать-то больше не хера, как только беглых ****ей разыскивать! – мрачно заметил Бусов и попросил говорить дальше.
Антипов Василий, что должен был 9000 рублей Куркову Василию, уже месяц как сидит в «яме», все векселя просрочены. И единственный кто находиться в поле зрения, это Касторов Владимир, из тех 6.500 рублей что они должен, намедни вернул 3000, а другую половину кредитор согласился ждать ещё месяц.
-Все трое мимо – пробормотал Бусов, и разрешил Лебеденко пока отдыхать – ну, теперь вы, друзья неразлучные – обратился он к унтерам – чего нам с ветру принесли?
Оказалось кое-что есть. Весь день и почти до вечера, они проторчали в дозоре, но шпионов не обнаружили. И только недавно, появился у дома мужичонка не мужичонка, парень не парень, маленький, тощий, худой, ушастый и востроносый. Ну чем-то на засохшего мыша похож. Крутился у светлячковского дома, всё выглядывал чего-то. Одет не броско, так, на дворового похож, видно что вещи на нём уже ношенные. Ходил он подле дома с час где-то окусывался, и чего выглядывал, непонятно. Потом чего-то покумекал, потом пошёл по улице и почти сразу сиганул в проезжающую мимо пролётку, и укатил, проследить не удалось, не на чем было.
-Узнать этого мыша сможете?- мрачно спросил Бусов, уже коря себя внутренне за то, что запретил задерживать шпиона. Теперь «языка» взять как раз бы то было! Ошибка сыщик, дурацкая ошибка! Глупая!
-Если б увидали-то? А как же, смогли бы!- уверенно ответил Васильцев.
-Так ребята, дело такое что спать эти сутки никому из нас не придётся – сказал Иван Силович – вы сейчас сходите в трактир поесть хорошенько, и разрешаю по стаканчику водки, но не более того! Далее, ваше задание меняется, теперь, эту ночь, вы будете секретно охранять дом Брусникиных. Мать похищенной барышни ночует там, и должна быть в безопасности, да и все женщины в доме. Всё ясно?
-Так точно!- ответили разом оба.
-Тогда исполняйте!
Унтера круто развернувшись тут же ушли, а Бусов остался с Хворостовским и Ефимовым.
-Ну что господа-сыщики, сейчас я сменю обличие, и пойду в трактир, сведения добывать, вы оба тут пока будьте, а ты Хворостовский готовь всё для разведки, двух коней пусть нам оседлают, и вообще чтоб когда я приду из кабака, мы бы сели с тобой и поехали, ясно?
-Яснее ясна солнышка!- ответил денщик, когда начальник выходил из кабинета. Иван переоделся в хорошие широкие штаны заправленные в начищенные кожаные сапоги, жилетку, (рубаху оставил свою) добротный чёрный картуз и прочный синий полукафтан на крючках. Со стороны он походил на небогатого помещика либо на купца 3-й гильдии. На нос Бусов нацепил очки с фальшивыми линзами, надвинул по ниже на глаза картуз, поднял ворот, ссутулился, сунул руки в карманы, и пошёл нетвёрдой, какой-то развязанной походкой, так что теперь никто не узнал бы в этом человеке сурового и грозного, сыскного начальника…
Только в третьем по счёту трактире, Бусов отыскал глазами своего основного осведомителя, самого лучшего из всех и проворного, Лёшу Ужа, прозванного так за изворотливость. Уж, или Ужак, не сразу и признал-то шефа, когда тот подсел к нему в полутёмный угол за столик, освещённый лишь одной свечкой в медном потемневшем подсвечнике.
-Вечер добрый Ужик, тебя стало сложно сыскать…
-Вечер… а ты хто, мил-человек? – пристально вглядываясь в подсевшего, поинтересовался Лёша, вихрастый невысокий малый, лет 30-ти.
-Богатым буду, начальство Ужик не узнал? Это хорошо…
-Иван Силыч? – тихо ахнул Уж – Ну вы даёте, в жизни бы не признал!
-Ну не в парадном же мне к тебе на свиданки-то ходить? –хмыкнул Бусов, и негромко произнёс – дело к тебе Уж неотложное, можешь хорошую деньгу зашибить, ежели кое-что разнюхаешь.
-А чего надыть-то?
-Ты такого карточного кудесника Щусева знаешь?
-Ещё бы! Его все знают…
-А должника его, что 20 тысяч ему по векселю просадил?
-Лично нет, но слыхал про такого.
-Мандаринов, Севостьян Палыч, 27-лет, разорившийся помещик, игрок, и просто скверная скотина…
-Запомнил, а чего с ним не так-то?
- Что ты слышал о похищенной позавчера барышне?
-Это вы о той за какую 20 тысяч требуют? Даша вроде её звать, подружка вашей барышни?
-Гм, кхм… откуда про 20 тысяч знаешь?
- Так все уж знают!
- Секрет бля, « не сообщайте в полицию!» анекдотец.
- Ещё бы не знать, ваши уж с утра такие облавы по всем местам проводили, барышню искали. Кое-кого в нумерах на антиресном деле загребли, есть даже слух, я правда сомневаюсь, но брешут что в одном месте, даже двух педерастов прихватили…
- Пёс с ними, я тя не про педерастов спрашиваю, ты меня с мысли то не сбивай – продолжил Бусов – так вот, педераст этот… тьфу ты чёрт, помещик этот, Мандаринов, подозревается в похищении той барышни, точнее я практически в этом уверен. Так вот дружок, ты можешь заработать 500 рублей, если всё мне про это дело разнюхаешь, усёк?
-Скока?!- ошарашенно прошипел Уж тараща зенки.
-Пять, сотен, рублей – чеканно повторил Бусов, но сразу оговорился – сведения нужны полные. Что это именно он, имена либо прозвища сообщников, и главное Ужик, главное, где держат Дашу, и сколько охраны. Так просто, денег я тебе не заплачу, смотри…
- Уф-ф, Иван Силыч, ну и задачи ты ставишь, но за 500 рублёв, я землю носом перерою, а сведения вам добуду, не сомневайтесь…
-Да уж добудь, сделай милость, ну а пока, вот тебе на погулять – сыщик выложил на стол три рубля, которые тут же исчезли в лапах Ужа – сроку тебе Ужик, сутки, и то край. Управишься раньше, дашь знать запиской,всё понял?
-Всё, начинаю работать Иван Силыч, прямо сычас!
-Давай трудись, а я потопал, у меня Ужик рабочий день ещё не кончен!- Иван легонько хлопнул его по плечу, и неторопливо вышел из трактира. На улице уже стояли сумерки.
В Управе, прежде чем уехать с Хворостовским в разведку, Бусов узнал от полицмейстера, что облавы по городу и окрестностям ожидаемых результатов не дали, хотя пойманы были трое преступников находившихся в губернском розыске не один год. С тем Горынин и отбыл домой.
- Ефимов, вы тут посидите до полуночи, и коли ничего не случиться, ступайте домой, понадобитесь, вызовем!- сказал Бусов прежде чем уйти. Из Ладова, Бусов и Хворостовский выехали когда совсем уже была ночь. Дорогу до села Заваляева, вотчины Мандаринова, сыщик знал хорошо, приходилось не раз проезжать там по делам службы, и теперь они выйдя на большую дорогу, пришпорили коней, и примерно через полчаса, в дали показались скупые огоньки засыпающего села.
-Так Хворостовский, село мы обойдём, и навестим сразу помещичью усадьбу, но деликатно…
- Это как, цинично и по наглому? – прошептал денщик вглядываясь во тьму.
-Именно так! В начале оглядим надворные постройки, и флигеля, вдруг чудо случиться и мы там Дашу отыщем…
-Это вряд ли, но попробуем…
Подъехали к усадьбе шагов за полтораста, слезли с сёдел, и привязали коней в лесочке.
- Делаем на счёт раз!- заговорщицки прошептал сыщик, денщик согласно кивнул, оба одновременно извлекли из карманов по тёмному платку, и привычным движением повязали их себе на лица до глаз. Разбойники…
К усадьбе подкрались тихо. Средних размеров каменное здание в два этажа с колоннами, флигелями и многочисленными постройками. Где-то забрехала собака, на неё никто из усадьбы не среагировал, и вообще, в ней было подозрительно тихо. Свет горел лишь в нескольких окошках на первом этаже, и в одном на верху.
-Ни сторожей нигде нету, ничего подобного –тихо заметил Хворостовский вглядываясь в темноту.
- Если Даша где-то тут, сторожа не нужны! – Бусов указал ему на хоз постройки – погляди там, я во флигель!
Но, получасовой обыск во дворе, ничего не дал, обнаружили лишь домашнюю птицу, козу и корову.
- Нету тут девушки – подытожил сыщик, вглядываясь в господский дом.
-Да, пусто –согласился денщик, и кивнув на жилище, поинтересовался деловито – туда полезем?
-Обязательно, вот только определим откуда лучше проникать –ответил сыщик.
-Ха, ёжик побежал! –радостно сообщил денщик, указуя пальцем на колючего, важно перешедшего тропинку.
-Да, самое Митя время, ежей считать!- оценил сыщик, и жестом поманил денщика- Позырь в окна, мож чего увидишь!
Оба подошли к тёмным окнам, и приложив руки стали пристально глядеть. Одно, второе…
-Барин, глянь! –тихо позвал Хворостовский, Иван быстро подошёл.
-Кажись гостевая, пустая!- сообщил денщик. Иван внимательно поглядел, да, справа не разобранная постель у стены, слева от неё круглый столик с приборами. Чуть дальше сундук, и узкий платяной шкаф. В комнате никого.
-Лезем!- Иван достал из сапога большой складной испанский нож-наваху. Щёлкнуло лезвие, и сыщик стал осторожно поддевать створки окна. Через пару минут рама поддалась, и чуть скрипнув отворилась.
-Вперёд!- приказал Бусов, и денщик с проворством чёрта юркнул внутрь, а следом туда же, пружинисто залез Иван, и притворил окошко. Осторожно обошли мебель, и подступили к двери, заперто. Бусов достал набор отмычек, чуть по шуровал и открыл. Слегка толкнули, приоткрыли, прислушались, никого, и света нету.
-Пошли!- тихо велел следователь, и оба скользнули в темноту. Чуть постояв в коридоре, ночные визитёры крадучись пошли дальше. Тишина как в заброшенном замке.
-У меня такое чувство –проговорил Иван оглядываясь кругом –что сей чертог необитаем, или по крайней мере, тут отсутствует хозяин…
-Вполне может быть- согласился денщик. Далее они вошли в переднюю. Лунный свет проникал через большое решетчатое окно, косым ромбом отпечатавшееся на полу. Две зловещие тени мелькнули по лунным решёткам, и пропали.
-Тут, будем что осматривать?- спросил Хворостовский, оглядываясь кругом.
-Чего тут в передней осматривать-то? Пошли по комнатам!- коротко махнул рукой Бусов и первым шагнул в дверной проём. Вышли в проход между комнатами, в одной дверь оказалась приоткрыта внутрь.
-Я туда –шепнул Иван –А ты в соседней глянь!
-Лады! –Хворостовский двинулся дальше.
Бусов осторожно вошёл внутрь. Спальная комната, но может служить и как небольшая гостиная, эллипсовидный столик со стульями стоял почти посередине. Внезапно он услышал голоса и торопливые шаги. « Вина там возьмите!» Иван быстро стал за дверь, она открылось, и в комнату с горевшим канделябром вошли двое, мужчина и женщина. Слуги весело переговариваясь, стали шарить на столе, а сыщик улучив момент хотел тихонько улизнуть. На цыпочках, он покинул было своё убежище, и повернул чтоб уйти, но в двери, неожиданно столкнулся со старухой в чепце и тёплой шалью на плечах, державшей в руках свечку. Выросший перед ней из ниоткуда здоровяк с чёрным лицом, и горящими как уголья глазами, произвёл на бабку такое же впечатление , какое производит на помешанную девственницу, гравюра голого мужчины, внезапно попавшаяся ей, вложенной в катехизис. Девственница при этом завопив роняет книгу и трясёт руками как обожжённая, громко требуя успокоительных капель, пожилая служанка же вытаращив глаза обмерла, испустила глубокий вздох, и трагически прогудела.
-Батюшки – святы, кто это? О о-о-ой….
Неизвестный, стрелой шмыгнул мимо в темноту, а в спину ему понеслось.
-Во-р-р-ы-ы!!- а затем ругань и топот ног. Выскочив из прохода в переднюю, Иван ринулся на верх, слыша сзади топот погони и старушечий визг. Уже влетев на второй этаж, Бусов натолкнулся на выходящего к лестнице лакея в ливрее, державшего в одной руке горящую свечу, а на другой, элегантно несшего поднос с рюмками и бокалами чего-то спиртного. Лакей, лысоватый малый, увидав перед собой неизвестно кого, решил что его сейчас тут же прямо и зарежут, икнул от страха, но почему-то не побежал назад, а ринулся вперёд, мимо Бусова к лестнице, оступился, трагично ойкнул, и взмахнув руками смачно загремел вниз вместях с подносом, громом и боем дорогой посуды. Иван немного растерявшись, вломился в первую попавшуюся комнату, и застал там двух голых девиц, примеряющих платье перед зеркалом, при свете пары канделябров. Дружный визг молодок, словно порыв ветра вынес сыщика из покоев, и он заметался по помещениям ища выхода. Секретная разведка приняла вид какого-то балагана. Не лучшим образом обстояли дела и у Хворостовского. Услыхав дикие вопли и беготню, денщик решив что барин попался, поспешил на выручку, и кинулся рванув дверь на себя, в первую попавшуюся ему комнату наугад. Но к несчастью, споткнулся у порога о край ковра, и со всех ног, налетел на обернувшуюся на шум толстенную горничную, стоявшую со свечкой у старинного дивана с гнутыми ножками. Столкнулся, и машинально обняв, вместе с ней подался вперёд, и оба грохнулись на диван, который с трагическим хрустом развалился, подняв тучу пыли. Толстуха мало того что при падении отбила себе весь зад, так ещё чуть не треснула от ужаса, когда на неё сверху, навалился здоровый битюг, с явным намерением лишить чести и достоинства, а посему, баба видя перед своим лицом страшную нависшую харю с дикими глазами и безо рта, заверещала что было мочи, прямо в эти бесстыжие зенки.
-Ряту-у-й-т-я-а-а-а!! Насильничаю-у-у-уть!!!
-Чего ты орёшь дура?! Кругом люди спят! Кто тебя насилует?!- зарычал вдруг злодей в ответ, - Размечталась, кадушка! – и самым неприличным образом оттолкнувшись обеими руками от габаритных телес, вскочил на ноги, и ринулся к выходу, но наскочил на двух слуг, которые с криком «Вяжи его!» храбро было бросились на вражину. Однако получив один с низу в челюсть, другой под дых, тут же вышли из строя, а «насильник» пропал из глаз. Выскочив как угорелый, Хворостовский уже со сбившимся на шею платком, вдруг ощутил некий дикий азарт тарарама, что давно уже не посещал его. Он, вылетев на свободное поле, на несколько секунд остановился и прислушался: на верху творилось нечто неописуемое, значит барин там, и возможно попал в окружение.
-У-у-у я вас!!- заорал Хворостовский, несясь по лестнице в верх , давя сапогами осколки стекла, и помяв какой-то поднос.Забежав на второй этаж, он завернул за угол, и тут ему навстречу, выпорхнуло откуда-то юное прелестное создание лет 17-ти, в белом платьице, державшее в руках скрипку и смычок. Создание даже не успело испугаться, любопытно хлопая глазками.
-А где разбойники?- азартно спросила девушка невинно глядя на непонятно откуда взявшегося приказчика.
-Все здесь сударыня! – горячо шепнул денщик, и не удержавшись быстро привлёк успевшую лишь ойкнуть барышню, и наградив её сладчайшим поцелуем, ринулся дальше.
-Это чудовищно!- блаженно пролепетала девушка хлопаясь в обморок. Влетевшие тут же на верх дворовые, впопыхах раздавили подошвами один скрипку, другой смычок, кои погибли с классическим музыкальным хрустом и плачем, ахнули, и принялись приводить в чувство юную госпожу, которая очнувшись улыбнулась и пролепетав «Чудесно!», опять лишилась чувств.
Сыщик и денщик носились по дому ища выхода, как кобели в чужих сенях. Лишь отменная воинская выучка не позволяла им быть схваченными численно превосходящим противником. Женские визги, мужские вопли «Кар-р-ау-у-л! Реж-жу-у-т!» сливались с грохотом дверей и мебели, звоном битых сервизов и зеркал, да ещё чёрт знает с какими звуками и трелями. Нечего было и думать чтоб взять в мандариновском доме языка, дом оказался неожиданно густо обитаем. Хворостовский, мечась где-то в закутках с мётлами и швабрами, опрокинув всё что только можно опрокинуть, попал ногой в деревянное ведро, и так пробежал к лестнице ведущей вниз, не имея даже возможности перевести дух, кто-то громко уже требовал полицию. И тут снизу, появился здоровенный бородатый мужик в одном исподнем, босой и с топором. Увидав Хворостовского, мужик с рычанием храбро бросился вперёд, но денщик скорее неосознанно чем нарочно, поддал ногой с ведром вперёд, и деревянная ёмкость соскочив кувырнулась в воздухе, и вдребезги разбилась о голову мужика. Тот замер, ошалело поглядел перед собой, и неловко попятился.
-У-у… уби-и-л!- низким басом промычал себе в нос бородатый, и дрёпнулся без сознания. Пора было прорываться. Денщик выхватил один из пистолетов, пальнул в потолок, и расколошматил хрустальную люстру, осыпавшую его дождём осколков.
-Главный, ты где??- заорал он что было мочи, разворачиваясь. Бахнул где-то в комнате второй выстрел и голос Ивана «Иду-у!» сообщили о том что барин жив и здоров. Бусов появился с другого крыла здания, весь в перьях, чем-то облитый что остро пахло.
-Живей! - гаркнули они разом друг- другу, и с пистолетами в руках ринулись вниз, а там, разогнав скучившуюся дворню под предводительством некоего хмельного дворянина почтенных лет, с бакенбардами, в ночном халате и при сабле, оравшего вращая беликами.
-Ату их! Ату их! Иде турки-то?- выскочили парадным выходом, и ломанулись уже через клумбы с цветами, опрокинув и расколотив каменного амурчика. Добежав до лошадей они вскочили в сёдла, и дали коням шпоры. Выбравшись на большую дорогу, всадники сбавили скорость, и поехали шагом.
-Хворостовский, мне кажется что во всём этом, что-то не так!- отдуваясь заметил Бусов, обирая с себя перья.
-Ага, определённо! – подтвердил денщик и спросил откуда перья?
-Баба какая-то пуховой подушкой запустила, она и треснула – пояснил сыщик, и снова задумчиво спросил – Откуда там народу-то столько? Бабы, дамы, лакеи, хрен этот старый с саблей, а?
- Да похоже барин, что к этому поганцу внезапно вся родня в гости приехала, такое трагическое несчастие со многими в жизни случается! – предположил денщик.
-Да это пожалуй единственно возможный вариант изо всех –согласился сыщик – они припожаловали, его дома нет, а тут мы с тобой… Н-да-а, водевиль!
-Но одно мы всё ж таки выяснили, Даши в поместье Мандаринова нету! – подытожил Хворостовский.
-Да, в поместье её нет!- согласился сыщик.
-А чем от вас пахнет-то так?- спросил денщик принюхиваясь.
- Да это меня у буфета каким-то уксусом что ли облили, или чем-то в этом роде!- пояснил следователь, уже сам обнюхивая края своей одежды. До Управы доехали нормально, поставили лошадей в конюшню, Иван переоделся в своё, и до утра ничего особенного уже не случилось, начальник и подчинённый заночевали как сумели прямо в кабинете, дремав урывками за столами. Гром небесный грянул часов в девять, начале десятого. Когда Бусов с Хворостовским попив чаю совершенно уже пришли в норму, вошёл дежурный и сообщил что к ним проситель с жалобой на разбой.
- Ну давай!- сказал Бусов, и приготовился слушать, хотя мысли его сейчас витали возле похищенной Даши. Скрипнула дверь, и в кабинет, чинно вошёл вчерашний пожилой господин с бакенбардами, только теперь нее в ночном халате и с саблей, а в синем фраке и гербовым листом в руке.
-Добрый день господа!- поклонился проситель, и представился – помещик Бирюков, Евграф Иваныч! Имею честь просить защиты и справедливости!
-Излагайте дело – негромко проговорил Бусов стараясь что-то сообразить, но пока выходило не очень, а Хворостовский вообще замер склонив голову на бок, таращась на Бирюкова словно на диковинку.
Сыщики услышали следующее. Вчера ночью, на его усадьбу что стоит в 11-ти верстах от города в деревне Приваляево, напало мало не дюжина разбойников с ножами и пистолетами. Усадьбу хотели обокрасть а их всех зарезать, но благодаря героической обороне, дом удалось отстоять. Правда изнутри, усадьба оказалась разгромленной напрочь. Грабителями было уничтожено: зеркал иностранных- 4 штуки, диван начала 18-го века-1 штука, стульев ореховых- 3 штуки, люстра хрустальная богемская- 1 штука, буфет ореховый старинный-1 штука, побито посуды водочной, чайной и обычной-до 100 штук. Приведено в негодность подушек пуховых- 2 штуки, перина- 1 штука, скрипка- 1 штука…
-Страдивари скрипка-то?- спросил следователь.
- Нет-с, что вы, куплена в Петербурге,в магазине Зильберштейна...
-Продолжайте!
-Извольте…
Пострадало людей: горничная Домна, 29-ть лет- заикается, утверждает что злодей хотел её снасильничать. Дворовые люди Григорий Тимьянов да Матвей Рубахин, хотевшие оную Домну защитить. Экономка Аграфена Сапожкова, 75-ть лет, заговариваться стала. Лакей Афанасий Петров, весь избит о ступеньки, лишился двух зубов. Дворник Никодим Пузатов, о голову которого расколотили деревянное ведро, до утра когда очнулся мычал, и едва смог говорить. Девицы из Петербурга, дочери князя Полянскова, гостившие у его дочери, получили нервный шок, истерику и кашель, и едва их успокоили отваром пустырника да отчитала бабка- знахарка по утру. Дочка Настя 17-ти лет, приехавшая с ними же из столицы, училась играть на скрыпке, возвышенная девочка, получила от одного злодея хамские объятия и подлый поцелуй, от которого упала без чувств ( Иван быстро глянул на денщика, но тот лишь смущённо кашлянул) По приходу в сознание, стала вести себя подозрительно, заявляя что полюбила романтического разбойника, он мол похитил её сердце. Ей вызвали лекаря. Гувернантка миссис Пью, 53-х лет, заикается после истерики, боялась изнасилуют. Прочей дворни и гостей пострадало ещё восемь душ, да породистой, дорогой кошке княгини Кушевской, отдавили лапу, от чего она стала шальная.
-Да-а-а! – кашлянув протянул Бусов – судя по реестру-то, на вас и впрямь не меньше дюжины напало, вы как думаете, коллега? – следователь деловито повернулся к помощнику. Хворостовский сделав самую серьёзную рожу какую только мог, ответил.
-Да, думаю даже гораздо больше, человек 20-ть не иначе вломились!
-Погодите! – сыщик чуть задумался – но ведь по той дороге, и в 11-ти верстах, стоит поместье Мандариновых если я не ошибаюсь?
-Точно так-с! – кивнул проситель – мы соседи, совсем рядом живём, саженей 200-ти, а то и не будет!..
- Погодите – Бусов поднял палец – мы той дорогой не раз ездили, и там была видна лишь одна усадьба, Мандариновых? – с надеждой спросил следователь.
- Нет-с господин Бусов, со стороны дороги, стоит моя усадьба, а Мандариновы напротив, через лесок, вот их с дороги-то и не видно, там из города, параллельно, две дороги идут, и обе налево, к Мандариновым как бы поворачивают, но чуть пройдя, за рощицей, расходятся, правая ко мне, левая к нему…
- Это значит, ночью спутать можно? – задумчиво переспросил Бусов.
- Точно так-с – подтвердил Бирюков – случаи уже были. Да и названиями мы похожи, у меня Приваляево, у него Заваляево.
-Вона ка-а-ак! – радостно как-то протянул Бусов, и поглядев на хлопающего глазами Хворостовского, поинтересовался – А соседа вашего вы давно видели?
-Мандаринова-то? Да уж дни три как уехал куда-то, говорят с половиной дворни на бричке и двух лошадях, а куда, никто и не знает! – развёл руками Бирюков, и поинтересовался как же будет с его делом?
- Да вы знаете – нехотя начал Бусов – дело очень тёмное и бесперспективное совсем!
- Сразу же зайдёт в тупик! – убеждённо подтвердил Хворостовский, кивнув просителю.
- Да – поддержал коллегу Бусов – у вас ведь ничего не украдено, никого не зарезали, улик чтоб ловить злодеев нет, примет их тоже нету. Я вот что думаю, вы держите ухо востро, и более ничего не бойтесь, они не придут, побояться!
- Струсят! – опять подтвердил денщик.
- Но, как же быть с убытками? - пролепетал Бирюков, растерянно глядя на полицейских. Бусов развёл руками.
- Это не в компетенции сыскной полиции! Вы ежели всё же желаете возбудить дело, зайдите на недельке к капитан- исправнику, он может чего для вас и сделает. А мы тут заняты весьма важным делом, ищем похищенную барышню, у меня и людей свободных для вас нету, все в деле. Так что прошу покорно простить, но ничем помочь не можем!
- Не в нашей юрисдикции! – поддакнул Хворостовский. Бирюков тяжко вздохнул, и встал со стула.
- Я вообще-то господа и сам думал что дело дохлое. Но рискнуть решил, мало ли? Извинить тогда прошу покорно что от дел вас отрываю, не смею более обременять своим присутствием!
- И вам всего хорошего!
Бирюков ушёл. Ефимова на месте не было, и никто не помешал сообщникам обсудить итоги дебоша.
- Да брат Хворостовский, вот это мы с тобой дали жару! – заметил Бусов, теребя карандаш – И кто бы мог подумать-то, а?
- На войне как на войне – вздохнул денщик смущённо приглаживая волосы. Иван Силович поглядев на него, ухмыльнулся.
- Это неужели мы вдвоём только с тобой, наворотили там столько дел, сколько изложено в реестрике?
- Мы драгуны! – определённо подметил денщик, и стал чему-то улыбаться.
- Ты зачем мерзавец, барышню поцеловал? – задумчиво поинтересовался сыщик. Денщик на это аж просиял.
- Да уж больно хороша попалась, Иван Силыч! Молоденькая, свеженькая, упругенькая вся, чем-то на подружек Светланы Дмитриевны походит, да и смелая какая, не визжала как иные. Подбежала такая ко мне со скрипочкой «Где тут разбойники?» ну я и не удержался.
- Снесут тебе когда-нибудь, дурную башку! – сочувственно заметил барин, и подозрительно осведомился – А какую это горничную чуть не снасильничали-то, а?
- Да какая горничная? Вы бы эту тушу видели! Царь- пушка, не иначе! Налетел я на неё невзначай, да и рухнули вместях на диван, он и развалился под нами, вы чего это?
Бусова начало трясти от смеха, через минуту затрясся и Хворостовский. Давились они так минут десять, затем денщик сварганил свежего чайку, и они уже более спокойно, стали его пить.
- А девиц-то столичных я, ненароком перепужал, влетел к ним когда они там голяком стояли, да платье примеряли! Ф-ф-фу-х.. ну анекдот! Ну комедия Мольера, а?
- Да, кто бы мог подумать что так можно обознаться?- согласился денщик.
- Разговоров теперь в Ладове на месяц хватит! – заметил Бусов.
- Это мы брат Хворостовский выходит уголовные преступники? – вслух добавил он, на что денщик резонно добавил.
-Ну надо ж когда-то начинать?
-Да, а что, взять да поискать самих себя, а? – улыбнулся Иван Силович –И с миссис Пью этой неловко получилось, налетел на неё в спальне, вазу с цветами на неё вылил не нарочно. Да-а..
- Я себя не найду, улик нет! – чётко заметил подпрапорщик.
-Да вот возьму как ни-будь от тоски, и сам себя арестую – устало проговорил сыщик, и вдруг резко сменил тон и настроение – Так Митька, поржали и будет, пора Дашу находить!
- Так нету ж пока ничего, осведомители ещё небось не проспались, и по кабакам не сидят, рано! - резонно возразил Хворостовский, Бусов согласно кивнул.
- Да вы правы подпрапорщик, но и сидеть вот так в конторе, мочи нет тоже. Вот что, я сейчас к Брусникиным матнусь, а ты тут будь. Придёт Ефимов, ты скажи ему от меня, чтоб взял пару городовых, да поехал бы всё же к Мандариновым в усадьбу, и как следует тряхнул там дворню, пусть постараются вспомнить куда и как их барин исчез. И ещё, если унтера наши после ночи сюда придут, отпусти их поспать домой часа на три.
- Так они спят уже.
-Где?
-В свободной камере, как всегда…
- Ну тогда ладно, я пошёл, в смысле поехал!
Брусникины почти в полном составе исключая Павлушу, пили в гостиной чай. С ними конечно была и Софья Сергеевна. Поцеловав всем дамам руки, что сыщик делал только в минуты душевных волнений, он спросил у Светлячковой.
- Вы снова не спали ночь?
-Почти не спала –тихо ответила печальная женщина – и вы Иван Силыч тоже очевидно не спали?
- Урывками в кабинете подремал, ночь была тяжёлая…
- Нет ли… известий?
- Пока нет, но в течении дня мне их обещали. Кстати это будет стоить 500 рублей, столько я посулил за полные сведения, включая то, где её держат. Вы будьте так любезны из выкупных отсчитайте мне сотенными эти деньги. Я думаю поможет, и возможно уже в течение этих суток, Дашенька будет дома! –устало выдохнул Иван.
- Я сей момент принесу! – Дмитрий Михайлович быстро встал из-за стола.
-Иван Силыч – робко начал Матвей Петрович Горчицын – я хотел бы узнать… Ну как это всё, будет происходить?
-Что именно? – уточнил Бусов отпивая из чашки.
- Освобождение Даши я имел ввиду…
- Ничего интересного или романтического не будет –устало пояснил сыщик – рутинная полицейская операция с закручиванием рук негодяям, и вязанием оных. А барышню накормим, покажем сразу доктору, так положено, а потом привезём сюда к вам, и передадим её матушке, всё. Банально и скучно!
Брусникин- старший принёс деньги, Иван положил их в портмоне, написал тут же не смотря на возражения расписку, пояснив что такой порядок, и снова налёг на чай, поглядывая на Светлану, которая к этому времени даже немного успокоилась.
- А я верю что всё будет хорошо!- улыбнувшись произнесла она, и добавила –Я убеждена Иван Силыч, что раз вы спасаете Дашу, то значит непременно спасёте!
- Раз Светлана Дмитриевна уверена в успехе и чувствует его, нам совсем бояться нечего!- улыбнувшись пояснил сыщик.
- Да, а вы слышали что сегодня ночью, в 11-ти верстах от города, на поместье Бирюковых, разбойники напали?- спросил Дмитрий Михайлович у собравшихся.
- Разбойники? Тут? Ужас то какой! – ахнула его супруга.
- Да враки это всё! –сразу решил успокоить всех Бусов – просто залезли какие-то проходимцы в дом, нашумели-напугали всех, да и были таковы! Никого не убили, ничего не украли, разбойники так не работают!
- А вы уже были там?- спросила Светлана блеснув глазками.
- Нет! –расцвёл улыбкой сыщик – хозяин усадьбы был с прошением, но я его отослал, дело пустое, я и браться не хочу, да и занят.
- Ну раз не убили не ограбили, то скорее всего тут амурные дела! – заметил Олег – к дворовым девкам ночью прилезли ухажёры, а их спугнули, они весь дом и переполошили!
- Я тоже так подумал, но хозяину говорить не стал, а то заставил бы кавалеров девичьих искать! – усмехнулся Бусов.
-А у Дашеньки нашей, даже и жениха пока нету, всё она у нас чувств ждёт, чтоб по сердцу был! – чуть усмехнувшись сказала Софья Сергеевна.
- После этой истории, уверяю вас, ваша дочка станет знаменитой, и женихов будет хоть отбавляй! – оптимистично заметил сыщик, и ещё добавил – А дамы будут ей завидовать, их-то не похищали!
- Хм, кстати – вспомнила вдруг Светлана – а ведь когда меня весной тот дурак Альберт похитил, то Даша, вот ведь душа наивная, тоже стала мечтать чтоб её похитили, романтики хотела!
- О-о-ой уж эти мне мечты! – покачала головой Софья Сергеевна – Нельзя ж об таком и думать-то, дурочки, накликали вот беду-то!
- Да вы Софья Сергеевна извините уж Дашу, она не о таком, она о другом похищении мечтала! – улыбнулся следователь – Светлана Дмитриевна, вы не хотите пройтись со мной по скверу, и погулять с четверть часа? Не окажите ли мне такую честь?
- С удовольствием! – барышня встала, и сопровождаемая Бусовым, пошла к выходу. На улице было тепло, светло и замечательно.
- Вы хотели мне что-то сказать? –тихо спросила барышня.
- Да нет, я уже всё вам сказал тогда, просто захотелось побыть немножко с вами, пока всё одно мы сделать ничего не можем, а так, я хоть лицо ваше лишний раз увижу, а то последние сутки у меня так сказать, э-э.. не совсем ладились!
-Иван Силыч, а как вы думаете, с ней там хорошо обращаются? - обеспокоенно спросила барышня.
- Не знаю Светлана – честно ответил Иван, не хотевший сиропных утешений, да и девушка не приняла бы их – но по идее, они должны её беречь и не обижать, им же деньги за неё получить надобно. Так что думаю физически она не пострадает, а душевные хвори вы с подружками из неё изгоните! - улыбнувшись пояснил он.
- В такие минуты Иван Силыч, начинаешь понимать ценность отдельно взятой человеческой личности, проще говоря жизни!
- Я-то это давно понял Светлана, именно по этому я всегда прошу вас не быть такой доверчивой, и не верить всем и каждому!
- Ну это я недавно уже продемонстрировала по моему, и вам уже рассказала!- горделиво похвалилась барышня.
- Да, слава богу что моя наука пошла таки вам в прок! – согласился Бусов, подумал о чём-то, и стал прощаться – Мне в Управу надо, вы дома скажите там, что как только появиться что-то определённое, я пришлю курьера с запиской, лады?
- Лады! – в тон ему улыбнулась Светлана, и проводив удаляющуюся фигуру сыщика взглядом, не спеша вернулась в дом. Предчувствие говорило ей, что сегодня, произойдёт что-то грандиозное. В Управе, Бусов узнал от Хворостовского, что Ефимов с городовыми, с четверть часа назад выехали к Мандариновым.
- Не люблю я подпрапорщик сидеть вот так, и ждать чего-то! – поделился сыщик – Разумом понимаю что большего пока сделать не могу, а сердце действий просит. Вот и думай – гадай.
-Да я Иван Силыч сам того не люблю, но что делать- то? Подождём Ефимова, хотя я уверен что холопы те что в усадьбе сидят, ни черта и не знают!
- Да я это так, для очистки совести, потому как сам не знаешь, где найдёшь порой, где потеряешь! – хмуро проговорил Иван Силович, потряхивая мешочек с костями, бросил-чёт!
-Вечером Иван Силыч, вечером всё решим!
- Почему так думаешь?
- Чуйка говорит…
- Всегда угадываешь?
- Да пока не подводила…
- Ну тогда брат Хворостовский подождём, ничего другого не остаётся!
Часа через два вернулся Ефимов и рассказал следующее: несколько дней назад, а точнее за день до похищения Даши, Мандаринов с пятью дворовыми, при оружии, собрали в бричку и на двух лошадей много еды и добра, ( тюфяк с одеялами!) с утра уехали, предупредив что их не будет довольно долго, но могут невзначай и вернуться, однако пока не появлялись.
- Ну вот, всё примерно ясно! – проговорил Иван Силович, и сходив к полицмейстеру, попросил того дать указание гарнизону внутренней стражи, отрядить десять солдат с унтер-офицером, кои должны скрытно расположиться в засаде близ мандариновской усадьбы, и караулить там возвращение барина с холопами, ибо это и есть похитители. Горынин тут же обещал посодействовать. Вернувшись обратно, сыщик попросил Хворостовского сварганить чаю, сам при этом нетерпеливо глядя на часы. Как же чёрт его дери, медленно тянется время! Часа через два, за которые сыщики успели наскоро пообедать, Бусову принесли долгожданную записку от Ужа. «Узнал всё и вся. Жду теперь же в том же трактире». Иван не боялся провала своего агента, Уж редко передавал записки в Управу, а когда возникала такая необходимость, всегда переодевался до неузнаваемости, и гримировал лицо усами, либо бородой, так что курьеры из мальчишек, даже не догадывались от кого они несут записки в полицию.
-Есть господа! – Бусов хлопнул записку на стол – я на встречу с агентом, вы начинайте готовиться к операции. Ефимов, найдите для начала всех наших, и неразлучных унтеров прихватите, будет им там спать уже, а по возвращении, я сам скажу что дальше делать, всё, я ушёл! – Бусов выскочил из кабинета, переоделся в подсобке, и снова в ином обличии помчался в трактир. Уж сидел за дальним столиком и закусывал. Перед ним стоял небольшой графинчик с водкой.
- Добрый день Лёша! – тихо сказал сыщик подсаживаясь к осведомителю, тот молча кивнул.
- Ну Ужак, давай вываливай чего там нарыл?
- Щас, один момент! – Ужик налил водки, хлопнул, и просияв радостью, зашептал – Всё узнал Иван Силыч, всё как есть! Значиться так. Шешнадцатого числа, Мандаринову срок платежа. А денёг нетуть –агент фыркнув развёл руками – ну он и замыслил уж не знаю с чего, барышню скрасть эту, да выкуп просить. Ну и вот…
- Держут где? Всё прочее мне и без тебя ведамо, ну? – нетерпеливо надавил сыщик.
- Не извольте волноваться, узнал, хоть и не легко это было, посулил 50 рубликов отдать шепнувшему – тихо намекнул осведомитель.
- Отдашь, отдашь, говори суть! – приказал сыщик.
- Я и говорю. Верстах в 12-ти, от усадьбы Мандариновых, в лесу, есть старинная, заброшенная церква каменная, ещё со Смутного времени позаброшена. Заросла вся, заколодела, нехорошее в народе место говорят, ведьмы мол и нечисть вся местная да лесная там собирается. Вот в той церквухе, они барышню и держат, и сами там живут, а за харчами, человека в город посылают с лошадью…
- Так, погоди Ужик – призадумался сыщик – я сам-то здешний как и ты, но юнцом дом родной покинул, да недавно вернулся. Про церквуху ту не слыхал ничего, это не брехня ли?
- Нет Иван Силыч, не брехня! – уверенно заявил Уж – я в детстве много сказок про ту церквушку то слыхал, а теперь вот вспомнил, есть, есть храм-то заброшенный!
- Так, ладно, говоришь 12-ть вёрст от поместья в лесу, а в какую сторону в лесу-то? здесь Ужак коротко развёл руками.
- А вот этого я не ведаю, извиняйте… Да вы и сами можете это узнать, на старых картах должна же она быть обозначена-та!
- Ладно Ужик, это мы сами выясним, ты молодец, вот тебе задаток! – следователь достал из кармана портмоне, вытянул из него две сотенные бумажки, и по столу придвинул к агенту. Тот быстро спрятал их себе за пазуху – Остальные получишь завтра, коли мы барышню там найдём. С утра завтра с девяти до десяти в этом кабаке у входа будь, я и приду, уловил?
-Уловил! – нехотя согласился осведомитель, и сыщик торопливо ушёл. До Управы Иван долетел на извозчике, и сразу, даже не переодеваясь, пошёл к полицмейстеру. Василий Петрович вспомнил, что да, были разговоры про такую церковь в лесу, но сам он лично не знает где и в какой стороне она расположена. Достали старую карту и карты 1812 года, но ни на одной из них, храм не был обозначен. Иван и сам вспомнил что по делу о «божьих людях», он тоже не видел на карте такой церкви.
- Что же делать, Иван Силыч? Вечер скоро, время дорого!
- Стойте – нашёлся Иван – охотники!
- Что, охотники? – недопонял полицмейстер.
- Заядлые старые охотники не могут не знать где этот храм-то стоит! Есть такие в городе?
- Точно! – хлопнул себя по лбу Горынин – знаю двух таких даже! Отставники, тут в Ладове живут, сейчас адреса напишу! – полицмейстер быстро начертал пером данные, и протянул Бусову – дерзайте!
Иван схватил лист с картой, и быстро вышел. На полицейской пролётке он кинулся по адресам. Первого охотника не было дома, а другой по счастью оказался на месте, и с большой радостью помог. Выяснилось что и здешние грибники так же знают это место, но близко не подходят, опасаются нечистой силы. Отметив место на карте, Бусов помчался в Управу. Там его уже ждали две пролётки и десять человек вместе с ним. Прикинув, сыщик приказал взять ещё двух городовых на лошадях, и одну лошадь запасную.
- Ну, с богом ребята! – широко перекрестился Иван – вперёд, а то уже вечереет, а нам ехать далече, поспешать надо!
В доме Брусникиных проходило вечернее чаепитие. В столовой восседала вся семья владельцев дома, дядюшка Горчицын, подружки Светланы, мама Даши и её старший брат Глеб. Дашин отец остался с дворней дома на всякий случай. В воздухе висело какое-то непонятное возбуждение, все чего-то ожидали и сидели как на иголках.
- Господи – проговорила Катерина Петровна - как же трудно вот так сидеть и ждать неизвестность!
- Всё что нам осталось Катя, это сидеть и ждать, что-то изменить мы не в силах! – ответил ей муж. Даже Светлана с подружками сидели тихонько, и едва слышно о чём-то переговаривались. Резкий, внезапный как выстрел, торопливый звонок в дверь, заставил всех невольно вздрогнуть, а некоторых из женщин схватиться за сердце.
- Ну что там? – громко позвал Дмитрий Михайлович, прочие нетерпеливо заёрзали. Быстро вошла Таисья, неся в руках небольшой голубой конверт.
- Вам всем господа, городовой принёс и убежал! – озабоченно пояснила она, протягивая письмо хозяину.
- Гм, Купеческая №44-ре, Брусникиным – сухо прочитал он, разрывая аккуратно конверт.
- Ну, что там? – спросил чей-то голосок.
-« Мы нашли где держат Дашу. Выходим на захват преступников. Бусов.»- прочитал Дмитрий Михайлович кладя записку на стол.
- Господи, слава богу! – широко перекрестилась Софья Сергевна, а сын приобняв маму стал уговаривать её не волноваться.
- Ну вот всё и определилось – тихо проговорил Дмитрий Михайлович, легонько перебирая пальцами по столу – теперь нам остаётся только молиться за успех наших. И как говорят в таких случаях, эта ночь, всё решит!..
- Теперь вся надежда только на господа бога! – пролепетала Катерина Петровна, приложив платочек к уголку рта.
- Да! – резко сказал вдруг дядя Горчицын, рывком сняв и надев очки – И на Бусова –добавил он, повторив действо с очками – на то что он найдёт и освободит девочку! Он сможет господа, я, почему-то ужасно в это верю!... Иван Силыч он… он такой человек, он… он жизни не пожалеет чтоб спасти другого человека!
- Да уж – тихо протяну Олег – Иван Силыч из тех,что как говориться, сам погибай, а товарища выручай! Если кому и под силу быстро спасти Дашу, то только ему!
- А почему обязательно, кто-то должен погибать? – недоуменно и тревожно, дрожащим голоском поинтересовалась вдруг Светлана, обводя всех непонимающим взором – Н… н-не надо совсем никому погибать… И чего это вы тут говорите такое? Иван вернётся живым и здоровым, и Дашу привезёт, и нечего тут намекать про «погибай!»
- Света, да мы ж не то имели в виду-то!
-Да-да, разумеется, я понимаю! – Светлана вскочила со стула – Извините, мне надо выйти, я сейчас! – и прикрыв рот ладошкой, по которой из глаз уже бежали слёзы, девушка опрометью выскочила прочь.
- Да, неудобно получилось, некстати, я за ней! – Олег вскочил, и вылетел следом. Софья Сергеевна изъявила желание помолиться за успех Ивана Силыча, и Катерина Петровна вызвалась проводить её к Красному углу. В доме нависло напряжённое ожидание.

                                                                                                                        Х Х Х

Около полутора часов потребовалось отряду Бусова чтоб преодолеть три четверти расстояния. Уже в лесу, подойдя к храму шагов на 300, он приказал всем спешиться, оставить при обозе двух городовых, а сам с остальными разбив их на пары, стал осторожно подходить к уже видневшемуся меж деревьев красному, церковному ансамблю. Видно было уже плохо, но достаточно чтоб не обмануться. Перед тем как двинуться вперёд, Иван предупредил свою гвардию.
- Значит так ребята, как только свистну пронзительно, начинайте, но не гуртом, а половина. Вы и вы, врываетесь со мной в храм, а прочие, стерегут подходы чтоб не ушёл никто, там их шестеро, все вооружены. В случае чего, не церемониться, кладите всех на месте. Главное, спасти невредимой девушку, ну и самим живым-здоровым к жёнам под нежные бока вернуться, всё, двинули!
Иван тихо крался рядом с Хворостовским, чуть правее шёл Лебеденко с Ефимовым, а слева продвигались двое городовых. Запахло костром, послышались голоса. Ага, вон костёр, на рогах котелок висит, варят чего-то. Двое сидят, пистолеты за поясом. Гогочут, весело значит вам, ничего, скоро совсем весело станет. Так, из храма третий вышел, принёс что-то, ушёл. В храме отблеск на стенах, значит либо светильник большой, либо лампа висит. Храм и вправду зарос, но перед входом и подъездом всё поспилили-повалили, и посидеть есть на чём и вообще.
- Хворостовский, за мной, остальные на месте, ждать сигнала! – сыщик с денщиком обошли храм сзади. Несколько деревьев выросли прямо из-под стены, сплелись-закривились на крыше, и по ним вполне удобно было залезть на верх.
- Давай за мной! – свистящим шёпотом приказал Бусов, и с кошачьей ловкостью полез по деревьям. Хворостовский чертыхнувшись, как змий пополз следом. Крыша когда-то крытая медью, теперь представляла местами скелет, а местами поросший мхом бархатистый ковёр. Коллеги не полезли выше, а остановились на крыше пристройки северного входа. Шум леса заглушал и без того осторожные шаги сыщиков. Остановились над широкой дырой, осторожно заглянули. Так, вот они четверо, у стены на одеяле и тюфяке лежит барин Мандаринов и курит чубук. Рядом стоит старый позеленевший светильник утыканный обычными, толстыми свечами. Трое холопов сидят полукругом и пьют вино, закусывая колбасой и прочими деликатесами. Один выделяется особо, здоровяк в бараньей шапке и красной рубахе, за поясом пистолет, у прочих тоже, у одного ружьё у другого пистолет. А вот что-то у барина при себе артиллерии нету, скромный что ли? И Даши не видно. Значит в одной из двух других пристроек… Оба разогнулись.
- Ну что? – спросил Хворостовский ожидая приказаний.
- Погодь, дай подумать! – напряг лоб Бусов, соображая чего-то.
- Крыша тут гнилая – заметил денщик чуть повернувшись, стараясь стать по удобнее – смотри барин, не въе…- договорить подпрапорщик не успел. Гнилые рёбра крыши провалились под ним, и с ним произошло сей секунд то, от чего он сам, пытался предостеречь шефа. Хворостовский низвергнулся вниз не только с треском и грохотом, но ещё и с оглушающим мозг матом. Мало того, падая, он приземлился прямо на могучего здоровяка в шапке, и убил его на смерть совершенно.
- Полиция! Стоять всем! – проорал денщик выхватывая пистолет и направляя его на застывшего барина, оставшегося лежать с разинутым ртом, держа в согнутой руке дымящийся чубук. На пару секунд застыли и холопы, в ужасе таращившиеся на непонятно кого, свалившегося им на голову в прямом смысле слова. Но это ещё было не самое ужасное! На крыше раздался жутчайший, леденящий кровь не человеческий свист, после которого посыпались куски кровли, и с диким рёвом « Полиция!, Вы арестованы-ы!» рухнул сюда и второй с пистолетом в руке, причём приземлившись тоже не очень удачно, сбив половину свечей упавших на подушки, и сразу гнусно засмердило жжёными перьями. И в туже секунду и с улицы прорезался похожий рёв многих глоток « Полиция-а!! Вы арестованы!! Стоять … вашу мать!!» Крики и много стрельбы. Первым опомнился один из холопов схватившийся было за ружьё, но получив от Хворостовского пыром в пах, с воплем согнулся. Второму, Иван упреждающе врезал кулаком в ухо, и всякое сопротивление было подавлено. Тут и другие полицейские с шумом ворвались в церковь.
- Всё ребята, кончено дело! – облегчённо объявил им Бусов, и спросил – Там у вас как,все целы?
- Унтеру одному руку слегка прострелили, ну а мы тех двоих и прихлопнули, так вышло! – разведя руками сообщил Кургузов.
- Ну и правильно! Принимайте этих, а я девушку поищу, ух и здорово мой Хворостовский приземлился, прямо снайпер! – хохотнув заметил Иван, и быстро пошёл по зданию – Даша! Вы тут? Мы из полиции, за вами! Ау-у-!
- Я тут! Тут я-а!! – донёсся жалобный голосок из-за старой, ржавой двери северного выхода, подпёртого бревном.
- Иду Даша, иду ! – быстро крикнул Бусов, подбегая и отбрасывая бревно. Двери со скрежетом отворились, и ему в руки буквально упала измученная темнотой, страхом и тревогой Даша Светлячкова, с начисто растрёпанными волосами, в изгвазданном и местами изодранном, когда-то бывшим прелестным, платье.
- Даша, это я, Бусов, мы за вами! – радостно сообщил он, прижимая к себе уставшую девушку.
- Иван Силыч? Вы?! Вы мой родной! – плача зашептала Даша прижавшись головой к его груди – Я так боялась что меня не найдут здесь… Боже, у меня ножки затекли, идти тяжело, и я одну туфельку потеряла! – грустно сообщила барышня дрожа всем телом.
- Эта беда поправима! – деловито изрёк сыщик, и легко подхватив Дашу на руки, понёс к выходу. И даже среди хозяйничавшего тут полумрака, было видно, что у барышни, цепко обхватившей полицейского за шею и неотрывно глядевшей в его лицо, в широко раскрытых карих глазах, пылало чувство уже более глубокое, нежели даже самая восторженная, девичья благодарность…
Когда Иван вынес Дашу, на улице уже всё завершилось. У костра лежало трое мёртвых похитителей, двое из которых были застрелены а третий помер от разрыва сердца. Трое других стояли на коленях, и трясясь ожидали своей участи. Раненого унтера уже перевязали товарищи, и теперь все стояли кучно и о чём-то гомонили. Бусов принёс пленницу к костру, и осторожно усадив на ствол дерева, присел напротив, чтоб рассмотреть. Внезапно, сердце его запылало. У левой ноздри была запекшаяся кровь. Иван вытащил платок и протянув его девушке, глухо спросил.
- Кто?..
Даша сразу поняв суть вопроса, ткнула пальчиком.
- Мандаринов ударил… я его за палец цапнула, когда он… Он руками ко мне полез… и хватать меня начал... И-и-и – заплакала навзрыд Даша. Иван медленно приподнялся, и развернулся к задержанным. Лицо его стало медным.
- Даже та-ак?! – Бусов нехорошо расхохотался, и шагнул вперёд. Бывший рядом Хворостовский, враз сообразил что тут сейчас появиться вполне себе четвёртый труп, и быстро вмешался.
- Иван Силыч, не горячись, на глотни, я у них трофеем разжился! – денщик прямо сунул ему в руки бутыль красного вина. Бусов устало поглядел на бутылку, и стал неторопливо отпивать.
- Лучше вот чего с ними сделать! – ехидно заметил Хворостовский, в пол голоса говоря чего-то барину на ухо. Тот хохотнул, вернул бутыль, и сказав «Делай!» вернулся к Даше.
- Вы Даша дрожите вся, вот, возьмите мой полукафтан! – Иван вытащил из карманов оружие, снял его с себя, и заботливо набросил на плечи девушке, которая почти целиком в нём утонула, так он ей был велик! Едва Даша облачилась, по всему её телу, пошёл непонятный ток, она чуть вдохнула как от восхищения, и плавно выдохнула. Вся её суть, всё её целое, ощутили на себе в этот момент, как бы мужские объятия, тепло крепкого, настоящего мужчины, и даже почувствовала его запах. Запах железа, пороха и кожи. В душе девушки появилось нечто для неё неизведанное и необъяснимое…
А у костра начинало твориться следующее. Четверо полицейских, растянули господина помещика, на стволе дерева, привязали, и… Когда Даша увидала как с него стянули штаны, и при свете костра заблистала голая задница, все романтические чувства её моментально покинули, она страшно ахнула, залилась краской, и с возгласом « Фу какая гадость! Такое неприличество!» быстро отвернулась. Плети однако вручили двум его холопам, и приказали отлить любимому барину 25-ть горячих. На минуту слуги стушевались, но аргумент Хворостовского их убедил.
- Бейте! А не то, я вам лично, по 200-ти выпишу как с куста, ну?!
Дважды повторять не пришлось. Лес огласился свистом нагаек, и бабьим воем наказуемого Мандаринова, дрыгавшего нижним мозгом очень рьяно.
- Двадцать шесть! Хорош! Один лишний, но это не страшно! – скомандовал Хворостовский.
- Всё уже? – с надеждой спросила Даша, глядящая в другую сторону.
-Да, отпарили холопы свово барина знатно. На славу! – ответил Бусов, и девушка повернувшись, застала-таки момент натягивания подвывающим похитителем штанов, и там мелькнуло даже больше чем задница.
- Тьфу какая срамота! – покраснела Светлячкова, и устало поглядела на сыщика. Тот чуть наклонясь, очень тихо спросил.
- Даша, поймите меня правильно, я обязан спросить. Они, ничего больше с вами не сделали, нет?
- Нет Иван Силыч, меня, не изнасиловали! – деловито но не громко ответила она, и уже не смущалась, дело такое!
- Ну и славно, тогда доктора не надо , сразу домой к Брусникиным поедем! Там мама и брат вас ждут, вставайте, пойдём до пролётки.
- Ну у меня же туфельки нету, а тут суки везде! – скромненько напомнила Даша, невинно хлопая глазками.
- Ах да! – хлопнул себя по лбу сыщик, и приказав Хворостовскому соорудить факел, подхватил Дашу на руки и готовился понести. Никогда ещё девушка не испытывала такого удовольствия как в этот раз, когда её, вырвал из лап негодяев высокий зрелый красавец, и несёт сейчас при свете факела своего оруженосца к золочёной карете ( ой, ну пусть к полицейской пролётке, ну ведь несёт же, какая разница?) Дойдя до экипажей, Иван поставил Дашу возле первого, и стал ждать остальных.
В Ладов въехала необычайная колонна. В первой пролётке среди Бусова, Хворостовского и ещё четырёх полицейских, мирно дремала на могучем плече недавняя пленница. Во-второй, тоже служебной, сидело трое полицейских и двое связанных холопов. В третьей, трофейной, лежали три трупа, и сидел связанный и хныкающий Мандаринов, под присмотром двух равнодушных унтеров. Замыкал колонну конный городовой, ведший за своей лошадью ещё трёх. Выгрузив основную массу народа подле Управы, Бусов с Дашей и Хворостовским севшим за кучера, быстро полетели к Брусникиным. Когда в гостиную куда на шум уже сбегались все домочадцы и гости, гремя сапогами решительно вошли сыщики и спасённая барышня укутанная в полукафтан, у присутствующих случился секундный шок.
-Ну господа, вот, как и обещал, живая и здоровая Даша, и она дома, всё! – устало выдохнул Бусов, и тут началось светопреставление. Мама, папа, брат и две подружки, с криком кинулись к Даше обнимая, рыдая и целуя её. Светлана роняя свои слезинки ринулась к Ивану, и не стесняясь уже ни кого, буквально вцепилась в него с полушёпотом «Господи, живой! Живой, Ваня мой, любимый!»
- А какой же я Света? Обязательно живой! – обнимая её одной рукой, а другой гладя по волосам, улыбаясь , тихо ответил он. Катерина Петровна так расчувствовалась, что не сразу определив на кого ей бросаться с объятиями благодарности, накинулась с умилениями на Хворостовского, покрасневшего прим этом первый раз в жизни от того, что его обнимает женщина. При этом он слегка развёл руки в стороны, не посмевши как следует обнять маменьку. Хотя при иной ситуации… Наобнимавшись с дочкой, Софья Сергеевна не помня себя от радости, ринулась на Ивана Силовича, и чуть не задушила того в объятиях. ( Светочка едва успела отскочить) Затем он был произведён в члены семьи Светлячковых, и желанным гостем во всякий час. Но далее, стряслось совсем уж ненормальное,а точнее лишнее с точки зрения Светочки явление. Верочка и Наташа, едва Бусов успел вздохнуть, подскочили, и самым беспардонным образом принялись обнимать и целовать его, да благодарить. Бесстыдство полное! Любой повод используют! Ну она с ними позже поговорит, а пока поприветствует дорогую Дашутку! Светлана ринулась обниматься с любимой подружкой, с тайным намерением первой выпытать у неё всё-всё. А Верочка с Наташечкой, тем временем уже напали на Хворостовского, обниматься девушки, так уж по полной! Час спустя, Даша, вымывшись тут в ванной, и переодевшись в одно из домашних платьев Светланы, покушав и попив чай, поведала нехитрый но неприятный рассказ о своём похищении и двух суточном заточении. Её схватили на пол дороги от дома, и долго везли завязав глаза и связав руки. Привезли в ту заброшенную церковь, засадили под замок в пристройке, почти в полной темноте на кучу старых тряпок, дав одну свечу и спички. Свечу она в первую же ночь сожгла со страха, а потом было темно. Над ней шутили, говорили всякие гнусности, а Мандаринов напился позавчера, и стал её руками хватать, она его укусила, и он её ударил по лицу, очень больно было…
- Я на дуэль эту мразь вызову! – проскрежетал Глеб, на что Бусов резонно заметил.
- Каторжан, молодой человек, на дуэль не вызывают, не положено-с! Да к тому же, он своё, уже получил!
- Да! – улыбнувшись кивнула Даша – Его выпороли самым постыдным образом, по голому заду!
Женщины засмущались а мужчины захихикали. Под конец Даша сказала что услышав стрельбу, она вся прижухалась , ей сделалось страшно до жути, и только голос Ивана Силыча придал ей надежду, и вот она снова среди своих, и очень благодарна полиции.
- Мы с товарищами очень старались! – тихо кивнул Бусов. Софью Сергеевну вновь пробило на чувства.
- Иван Силыч, вы все для нас такое сделали, что никаким аршином не измерить! Вернули мою доченьку, мою Дашутку, мы с мужем – она повернулась к недавно появившемуся у Брусникиных супругу – теперь ваши самые горячие друзья!
- Я очень этому рад! – искренне ответил Иван, и добавил – Не так-то много у меня в этом городе друзей…
Часа через полтора, Дашу стало заметно клонить в сон, и её отвели в отведённые покои. Прочие тоже стали собираться. За Верой и Наташей приехали родители, отец и сын Светлячковы уехали сами, Бусов с Хворостовским тоже начали прощаться, причём денщик ушёл первым, лошадку подготовить, а Иван провожаемый Светланой чуть задержался в прихожей.
- Вы очень устали, Иван Силыч? – заботливо спросила Светлана, глядя в осунувшееся лицо сыщика, и его разноцветные глаза.
- Ну если честно сказать, то очень, - улыбнулся Бусов – но больше внутренне, душевно чем физически!
- Почему? – Светлана пододвинулась чуть ближе, и сыщик с приятным томлением ощутил запах её волос и кожи.
- Боялся что опоздаю, и они обидят вашу Дашу! – улыбнулся сыщик – Вас моя единственная и не заменимая Светлана, я боялся огорчить или обнадёжить. Вообще-то, когда приходиться спасать заложников, то переживаешь всё острее, чем когда ведёшь дело об убийстве…
- Вы, когда теперь к нам зайдёте? – неожиданно спросила Светлана.
- Может быть завтра постараюсь.
- Иван… я… так за вас боялась, ведь там была стрельба, и я очень тут переживала, прямо места себе не находила – заметила барышня, положив руки ему на плечи - ведь если с вами что- ни будь случиться, я… я просто не смогу этого пережить, не переживу совсем… Поцелуйте меня пожалуйста…
Иван нежно, но очень страстно обнял любимую Светочку, и сладко- сладко поцеловал так, что голова у барышни пошла кругом, и она едва не упала, благо была в объятиях суженного.
- Я улетаю!..- едва пролепетала она чуть прикрыв глазки, и не собираясь видимо отпускать сыщика, на что тот, был даже вынужден просить о снисхождении.
- Светлана… ну смилуйтесь, нежная моя, любимая, отпустите Христа ради, а то я ведь ещё пять минут, и никуда уже от сюда не уйду, я же не железный всё-таки!
Светлана вздохнула, улыбнулась, и поцеловав сыщика уже сама, отпустила его на сегодня, а затем поспешила к себе, пополнять свои знаменитые «Записки».
Прошло несколько дней. Иван окончательно расплатился с осведомителем Лёшей Ужиком, отдав ему оставшиеся 300 рублей. Следствие по делу о похищении Даши Светлячковой, было завершено в два дня. Мандаринов уличённый в злодеянии сознался во всём на первом же допросе. Но мало того, следователь ещё предположил что Севостьян Палыч и не собирался отдавать долга Щусеву, а получив те 20-ть тысяч, скрылся б с ними. Сразу спав с лица и погрустнев, похититель сознался и в этом, лишь спросив у сыщика, как он о сём догадался?
- Да задача не хитрая – ответил Иван – ну куда б ты без денег- то делся? Имение бы потерял, проценты по закладной платить нечем, и что? В нищие? Нет, с новым пачпортом в три губернии отсюда чтоб Щусев не нашёл, так?
- Так…
- К тебе вопрос, что с девушкой делать собирались по получении денег?
- Оставить на городской дороге и бежать, сама бы дошла…
- То есть, убивать не собирались?
- Нет, зачем? Я всё одно в розыске был бы за долги, от её показаний ничего уже не зависело…
- Что, прямо с холопами и бежал бы вместях?
- Нет, один, их бы тут оставил…
- Ну да, они такие дураки что выпустили бы тебя с 20-ю тысячами! Ладно… Как и почему именно Дашу похитил?
- Случайно пришло в голову, в магазин к ним зашёл, галстук купить, гляжу… Вроде богатые, деньги есть, дочка- красавица любимая… Ну и решился…
- Ага, стало быть выяснять истинное финансовое положение семьи, времени уже не оставалось?
- Нет, не оставалось, действовал наобум…
- Решиться на такое – Иван усмехнулся – ты идиот Мандаринов, у тебя от отца, было всё, а ты, себе не оставил ничего кроме долгов и гибели. По совокупности преступлений, тебе просто конец, на волю ты уже не выйдешь, никогда! – подвёл Иван страшный итог жизни преступника.
Брусникины и Светлячковы, в складчину давали в доме первых, большой приём в честь спасения любимой Дашутки. По мимо друзей и родственников, приглашены были и те полицейские офицеры что прямо или косвенно участвовали в спасении юной заложницы.
Всего, гостей в просторной брусникинской гостиной, набралось более 30-ти человек. Планировались даже танцы. Бравый Хворостовский в чёрном фраке, пришёл под руку со своей Француженкой, находящейся теперь в состоянии перманентной эйфории, постигая при содействии любовника, потаённые особенности великого и могучего, русского языка.
Светлана, заранее готовясь к приёму, оделась так, чтоб буквально очаровать и свести Ивана с ума: нежно –голубое платье чётко по фигуре с великолепным декольте, короткими рукавчиками, и причёска как он любит, сзади большой пышный хвост, а на висках завитки локонов. Спереди, волосы впрочем тоже не были зачёсаны назад, а просто убраны, и некоторые непослушно выбивались на лоб и глаза, от чего ей приходилось часто отфыркиваться. Но именно это отфыркивание, Иван так неистово в ней любит, она давно это приметила. В одной руке веер, а в другом дежурная сумочка со всяким девичьим добром. Вечер обещал быть весёлым, тем более что Иван пришёл раньше многих, и они, уединившись в укромном местечке, уже успели немножко пообщаться, но потом появились, давать повода для дурных сплетен всё ж не стоило. За стол пока ещё никого не звали, гости прибыли не все, но тут нашу барышню вдруг охватило смутное волнение. Среди гостей, появился старинный папин приятель, офицер в отставке, а под руку с ним , ходила и неприлично себя вела рыжая особа с лорнетом, вдова трёх мужей, или как там это лучше говориться, Евгения Скважина собственной персоной, мужеядная хищница! Нет, вот подойти сейчас и спросить, ты чего мол сюда припёрлась? Тебя кто звал? Нет… нельзя… Да и не сможет Светлана так, нехорошо. Ну зачем эта особа тут она знает, она подозревает… Так, а Иван где? Где Иван? Ах вон он, с маменькой и Олегом стоит, ладно, эти не выдадут, но ухо надо держать востро, сюда вообще столько женщин и девиц пришло, раза в полтора больше чем мужчин, так что удара можно ожидать с любой стороны. И кто их столько наприглашал-то? Аж отсюда слышно как шушукаются «Ах Иван Силыч, наш Иван Силыч! Душка Иван Силыч! Ах! Ох! Ух!» Тьфу! Нет, главное «наш!» Чей ваш-то? Конечно, на дармовщинку любая согласна, вон как себя ведут! Так, это что там? Эт ты вот, белобрысая с веером, ты чего эти к нему подходишь-то? Чего тебе рассказать? Про какую погоню? Иди отсюда дура, тебе лечиться надо! Погоню… это вообще из другой оперы, в смысле дела! А Иван чего? В другой раз? Правильно любимый, тебе эти погони небось на службе надоели, а тут… Чего?! Рыжая подкралась незаметно… А-а-а, подлая, с боку зашла!
Светочка хотела было ринуться на перехват, чтоб гневно пресечь пакостливые поползновения лицемерной вражины, но сама оказалась перехваченной парочкой приятельниц, Леночкой и Оленькой, кои иногда забегали к ней, хотя близкими подругами и не были.
- Ой Светочка, какая ты счастливая, у тебя тут такой роман под боком, аж страсть! – выпалили они чуть не обе разом.
- А в чём я счастлива, и что тут за такой роман? – подозрительно осведомилась барышня Брусникина, которая с тревогой теперь воспринимала известия от подруг, что она «счастливая». И как в воду глядела, такое услышала, что просто ужас! Оказалось что Дашенька, только теперь рассказала Леночке и Оленьке, самое интересное из её истории освобождения от плена. Оказалось, что два героя, Иван Силыч, и Дмитрий Данилыч, спрыгнули вниз по верёвочным лестницам, и с криками «Смерть вам негодяи!» бились при свете огней сверкающими шпагами, против дюжины насильников и победив их, Иван Силыч бросился к двери темницы, могучим ударом сорвал серебряные цепи с железных ворот, открыл темницу, и Даша без сил пала в его объятия…
- Куда Даша пала без сил? – чуть похолодев переспросила Светлана, пытаясь переварить в голове весь тот хаос, который сейчас там заводился.
- В объятия!- страстно повторила Леночка.
- К кому? – хлопая глазками, шмыгнула носом сарматочка.
- Да к Ивану Силычу, к кому же ещё-то! – немилосердно повторила Оленька.
- И что было дальше?- пролепетала Светлана, ожидая конца света прямо здесь и сейчас.
А дальше, был просто роман! Придя в себя, Даша попросила отвезти её до кареты на которой приехали рыцари, запряжённые белыми конями..
- Чего? – слегка опомнилась Светлана – рыцари запряжённые белыми конями? Это как?
- Нет, Светланка, ты не поняла, это карета была запряжена белыми конями, а рыцари приехали на ней и дальше…
А дальше вообще начался ночной кошмар бедной барышни! Оказалось что Даша (якобы!) потеряла туфельку, и вообще-то идти не могла ( Да, без ног она прямо была, конечно же!) Иван Силович вложив сияющую при луне шпагу в ножны, нежно подхватил пленницу на руки, и понёс к свету костров! Это что значит, её, Светлану, он не таскал, а Дашу-простоквашу заграбастал и поволок? Ой… у неё сейчас ноги похолодеют… Нет! Не похолодеют! Она сейчас учинит своё следствие, и все виновные, понесут самое суровое наказание.
- Так – стараясь взять себя в руки, упавшим голосом произнесла Светлана – и что было дальше?
А дальше девочки рассказали и вовсе сумасшедшую историю. Иван Силович, сел перед Дашей на колени, и подарил ей свой батистовый платок с монограммой, а затем при свете костров, был жестоко наказан главарь разбойников, с него была содрана маска. А потом Хворостовский, освещал факелом дорогу к карете с белыми конями, а Иван Силович нежно нёс Дашу на руках до самой кареты… Ну какой роман!!!
У бедной Светочки от всего услышанного, едва не закипели мозги. Участился пульс, и сердцебиение. Хотя она, как разумная девушка конечно же поняла, что три четверти того что ей сейчас тут наплели про шпаги с белыми конями, есть дичь, чушь, вздор и сапоги всмятку. Но суть-тот трагическая от этого не меняется! Она топнула ножкой, вспыхнула, отошла в сторону, и попытавшись взять себя в руки, стала отделять агнцев от козлищ. Так, весь бабий бред про верёвочные лестницы ( В худую крышу два героя провалились!) сверкающие шпаги, кареты с белыми конями ( Пролётка полицейская !) и прочую романтическую чушь – вон! Но, на руки-то Дашу брал? Брал! Таскал? Таскал! Состав преступления на лицо, теперь рассмотрим улики… Туфельку она видите ли «потеряла!» Как же, поверим мы в это! Подходец-то старый как мир Дашенька, да! Только мужчины, всегда на него попадаются! И ведь у всех бессовестных особ, почему-то, как по сигналу, в эти моменты либо каблучки отваливаются, либо туфельки теряются ( золушки!) либо идти они ну ни как прям не могут сами! А то и в обморок хлопаются, в общем бери мужчина и волоки её! Бесстыдность какая! А теперь конечно, рассказывай негодница всем и каждому, как тебе приятно было, когда тебя такой мужчина нёс! Так, теперь кстати насчёт мужчины. Ну Иван Силыч –то конечно тоже виноват, хотя не настолько. Да, нёс конечно, но с другой стороны, не мог не понести, там же и впрямь не паркет Людовика 13-го кругом был! Он же отзывчивый, всем помочь готов, никому не отказывает, а коварные особы этим пользуются, туфельку с ноги незаметно сбрасывают и всё! Ну это она у него спросит, обязательно, просто потребует всё рассказать! Чего-там ещё-то? Платочек батистовый с монограммой ей подарил? Вот это полная чушь! У него самые обычные платки, хлопчатобумажные и нечего тут сочинять!
- Светлана Дмитриевна, ну наконец – то я вас нашёл, куда вы пропали то? – услыхала она знакомый голос и обернулась. Иван стоял рядом и улыбался.
- Меня там совсем без вас замучили, еле вырвался! – пожаловался он.
- Правда? – тихо переспросила Светлана, у которой вдруг снова весело заиграло на душе от слов «Без вас замучили, еле вырвался!»
- Ей богу! – прошептал Иван подавая девушке руку – Ну и назойливый тут народ, особливо дамы да девицы, так и лезут с расспросами, утомили!
- А вы их игнорируйте! – обиженно посоветовала Светлана – Нечего им всем по сто раз истории пересказывать, да заигрывать с ними!
- Скорей уж они со мной! – хмыкнув уточнил Бусов, весело глядя на смущённое чудо.
- Да, а вам как я погляжу это всё нравиться, стоите и слушаете, аж цветёте весь! – надув губки, строго заметило чудо, глядя на кавалера с низу в верх.
- Ну Светлана, ну мы же в обществе находимся, что ж мне теперь, вскакивать да убегать всякий раз когда ко мне без вас женщины липнут? – чуть с ехидством поинтересовался Бусов, ласково глядя на любимый ураганчик в голубом платьице.
- Ну знаете ли! – возмущённо заметил ураганчик – Они и при мне к вам липнут не стесняются, а вы, вы и рады, и я…
Но Светочка не успела договорить и «чего она», хозяева торжественно позвали всех к столу.
- Скорее идёмте, Светлана! - решительно повёл барышню сыщик – А то там сейчас всё вкусное съедят! Я нам с вами, занял два местечка близ симпатичного тортика, скорее!
Светлана решила что не стоит пока ничего говорить, время терпит, а полакомиться и впрямь не помешает. Все уселись, и барышня Брусникина осмотрелась, ага. Даша сидит далеко, и шепчется о чём-то с девочками и Олегом, вот и пусть там сидит. Рыжая бестия с лорнетом на одной стороне стола с ней, но человек через пять, очень хорошо, значит зыркалки бесстыжие на Ивана пялить не будет. Но впрочем тут и других бесстыдниц полно, вон одна даже рядом с ним, с той стороны сидит, «Подайте мне грушу!» сама встань да возьми, ишь, лишь бы разговор завязать! А вон та, симпатичная брюнетка напротив, уже глазки ему строит. Ну не дадут поесть человеку спокойно!
Возмущения Светочки прервали начавшиеся торжественные речи, кои ораторы посветили вначале чудно спасшейся Даше, выпили под бравурные крики за неё и её семью, а затем Иван Силович со товарищи, выслушали пятьсот тысяч всяких комплиментов, от которых сыщик слегка смутился, а довольная Светочка, озорно захихикала, ей вдруг сделалось от чего-то страшно весело. Наконец речи закончились и начался пир. В этой части застолья Иван так трепетно и нежно ухаживал за Светочкой, с такой любовью наливал ей напитки и подавал угощения, что барышня прямо запылала вся огнём от нахлынувших чувств радости и любви. Ну какие тут девушки, могут быть сомнения? Он только её любит, он только её одну так обхаживает, и пусть себе он кого то там и таскал по долгу службы на руках, пускай, с неё со Светочки, не убудет! И её тоже он понесёт когда время придёт, вот! Светлана повеселела ещё и от того, что сидевшая напротив брюнетка, поняв очевидную бесперспективность своих выпадов, перестала строить Бусову глазки, и переключилась на другого кавалера. После застолья объявили танцы. Первой, Иван естественно пригласил трепещущую от страсти любимую барышню, затем к Бусову наперебой стали напрашиваться другие дамы, и сыщику пришлось лавировать да чередовать: один танец со Светланой, один с иной претенденткой, и даже с Дашей потанцевал, куда уж без этого, раз спас, да к тому же она так умоляюще смотрела, что он и увильнуть не смог. Однако, чтоб Светлана не успела себе ничего апокалиптического нарисовать, Иван каждый раз танцевал с ней так заводно и азартно, что утомил бедную Светочку в конец, и она в самом деле ничего себе не придумав уморилась, и бухнулась на стульчик передохнуть и обмахнуться веером, так она раскраснелась и разыгралась. Братец тут же притащил ей здоровенный бокал прохладного лимонада, и убежал, а девушка жмурясь от удовольствия, стала блаженно тянуть эту божественную влагу. Напившись и посидев так минут пять, барышня стала вертеть во все стороны очаровательной мордашкой, ища Бусова, Ивана нигде не было видно.
- Ну конечно – сказала она себе, деловито вставая с места, и ставя бокал на стульчик – чуть ослабила контроль, отвернулась, и уже где-нибудь облепили в углу!
Светлана, впрочем уже многому научилась у своего сыщика, а потому пошла сразу туда, где он непременно должен был быть, то бишь у камина, своего излюбленного места. И конечно он был там, и разумеется не один! Рядом с ним, лицом к лицу, стояла обладательница трёх титулов и трёх почивших в бозе мужей, Евгения Скважина, и о чём-то азартно с ним шушукалась, причём было заметно что и ему разговор по душе, и он даже смеётся! Так, к ним подошла какая-то вобла, и что-то Ивану говорит, Скважина вобле отвечает и указывает куда-то веером, вобла непонимающе таращит зенки, тогда рыжая легонько разворачивает её за плечи, и даёт небольшого тычка в спину, от которого вобла в шоке убегает. А Скважина снова улыбается во весь рот, стреляет глазищами в Ивана, и даже… Что?! Тянет наглую морду к его лицу, и говорит что-то на ухо, от чего Иван довольно хохочет. Ну всё! Всему есть предел! Если Светлана сейчас не вмешается, то эта Горгона, эта Гарпия, такое может себе позволить, что хоть святых вон выноси! Светочка решительно пошла в атаку, не сводя с парочки глаз, подошла к камину, наградила рыжую гневно- уничтожающим взглядом, не поздоровалась, а Ивану чётко заявила сверкнув глазами.
- Я жду вас в гостевой комнате! Мне надо, решительно с вами поговорить! – и развернувшись как солдат, барышня гордо удалилась.
- О, Евгения, простите, но меня ждут великие дела! – улыбнувшись сказал Бусов своей собеседнице, на что та, сладчайше улыбнувшись, заметила во след ушедшей девушке.
- Она у вас просто чудо!
- Она вообще единственное чудо в этом городе! – дополнил мысль Иван, и поспешил за своим милым ураганчиком.
Светочка вошла в гостевую комнату, большое тоже помещение, где на нескольких столиках стояли десертные лакомства, фрукты, пирожные и вазочки с пирамидальным мороженым, самым разнообразным. Так же тут находились на других столиках и в вазочках, лишние семейные сервизы, на всякий случай. Пока она сюда шла, Светочка на полном серьёзе решила быть твёрдой, непоколебимой, хладнокровной и волевой девушкой, в объяснении с господином Бусовым. Да, она возьмёт себя в руки, она не позволит разуму взять верх над чувствами, то бишь наоборот конечно! Ишь, разговорился он, вместо того чтоб гневно уйти от искусительницы, бестактность какая! И не возьмёшь её больше никакими нежностями, словечками, и… глазами разноцветными тоже… не возьмёшь её… Да, совсем не возьмёшь, ну ни капельки, пусть не думает себе!
Дверь приоткрылась, и вошёл виновник размышлений, с сияющей улыбкой на довольной физиономии. У, ещё ухмыляется, другой бы на его месте со стыда сгорел, а этот… ну она ему сейчас покажет!
- Ну, и вот я тут, в интимной с вами обстановке, вы Светлана хотели о чём-то со мной решительно поговорить, ну начинайте, решайтесь! - улыбаясь проговорил Бусов подходя ближе. Светочка сделав к нему два решительно твёрдых шага остановилась собирая слова, и теребя сумочку. Она несколько раз стрельнула глазками по сторонам, и не совсем твёрдым голосом начала.
- Я… хочу вам решительно заявить, что так дальше нельзя!..
- Чего нельзя-то? – спокойным гласом осведомился сыщик, с интересом глядя на волнующуюся как на экзамене барышню.
- Ничего нельзя! – неопределённо ответила та, стараясь подобрать нужные слова, но выходило не очень.
- Совсем ничего?
- Совсем... из того, что вы себе Иван Силыч, позволяете!
- Уточните детали, милое создание, я многое чего вообще-то себе позволяю, служба такая! – пояснил сыщик.
- Вы… вы непростительно вольно общались с неприличными женщинами! – нашлась вдруг Светлана, но Иван удивлённо вытянул лицо.
- Разве? А по-моему тут всё до скукотищи прилично, я бы даже сказал излишне благопристойно в доме-то! Прямо благонравственность сплошная, только что псалмов не поют! Даже знаете Светочка, хочется как то по безобразничать! – ответил Иван, подходя на шаг ближе. Чего? Это чего он сейчас такое наговорил-то? Опять шуточки? Она ему о серьёзных вещах тут, а он…
- Иван Силыч, я вам решительно о серьёзном говорю, а вы... Вы я не знаю даже чего несёте мне!
- Ой несу Светлана Дмитриевна, несу, и тоже совершенно серьёзно! – не моргнув глазом проговорил Иван, любуясь барышней.
- Так, вы издеваетесь? – грозно спросила девушка, отфыркиваясь от локона спадавшего на лоб, и часть глаза.
- Да – неожиданно прозвучало из сыщика.
- Ка-ак?! – личико Светочки прямо вытянулось от изумления, и она даже сперва подумала что ослышалась.
- Самым наглым образом! – виновато повторил Бусов, и замер глядя на любимую, ожидая реакции. Но любимая в ступоре замерла. Она чего угодно ждала, и готовилась ответить. А тут чего ему говорить? Если бы начал отбрёхиваться да юлить, тогда бы она ему ого-го-го! А здесь даже и сказать не знает чего. Сознался что издевается, добавил что наглым образом, и ещё лыбиться стоит… Ну как с таким типом, можно решительно о чём-то разговаривать? Светочка сглотнула ком в горлышке, и хлопая ресничками, растерянно пролепетала.
- Вы... настолько циничны, что даже сознаётесь в этом?
- Абсолютно! – кивнул Иван.
- И вам ни капельки не стыдно?
- Не-а, ни на медный грош! – последовал ответ.
- И совесть вас совсем не мучает?!
- Абсолютно знаете ли, она даже не дотрагивается до меня!
Бедная Светочка совсем растерялась, и не знала чего ей дальше говорить? Она уже даже начала бояться спрашивать его о женщинах, вдруг он и тут страшно сознается, бессердечный тип? Но язык барышни по мимо ея воли взял, да и задал сокровенный вопрос.
- Так вы что, и с женщинами тут флиртовали, и хотели мне изменить страшно цинично?!
- Не, вот тут нет! – абсолютно честно ответил сыщик, всегда знавший когда надо придержать коней чтоб не улететь на повороте – флиртовали они, это было, я лишь подфлиртовывал!
- Че-чего вы делали? – удивилась девушка, пытаясь сообразить, чего бы это значило?
- Подфлиртовывал Светлана Дмитриевна, ну то бишь поддерживал незначительный для меня разговор, чтоб не показаться грубым! – уточнил сыщик, улыбнувшись девушке. Та немного оттаяла, но твёрдости голоса не потеряла.
- Значит они вас не интересуют эти женщины?
- Ни капельки!
- Поклянитесь!
- Клянусь!
- Чем?
- Всем!
- Чем всем?
- Ну всем чем могу!
- Ну чем всем-то? – нетерпеливо уточнила барышня.
- Ну всем что есть!
- А что у вас есть?
- Ну что есть тем и клянусь!
- Да вы меня запутали совсем!- возмущённо топнула ножкой Светочка, и тряхнула сумочкой – Кем- чем- всем! С ума можно сойти с вами! – обиженно воскликнула она, и глянув по сторонам, подошла к столику с мороженным, и взяла вазочку с единственно высоким и красивым, пирамидальным, облитым шоколадом, и напоминающим высокую гору. Она давно его приметила, и собиралась похитить, но теперь и повод был (расстроенные чувства) и возможность. Но далее произошла и вовсе чудовищная с её стороны вещь. Сыщик, тоже подошёл к столу, но взял не мороженое, а ложечку, и шагнув к барышне, самым беспардонным образом запустил её в Светочкино мороженое, и алчно стал его поглощать да похваливать.
- Ой какая прелесть! Ой как чудесно! Ой вкуснотень! Ой щас помру! Ой какое лакомство! М-м-, прямо как вы, только не целует в ответ! Ой не наемся! Ой-ой-ой…
Шок охвативший бедняжку Светлану прошёл, когда в вазочке осталось меньше половины, она ахнув отдёрнула её, и с негодованием возопила.
- Да чего же вы делаете то? Это же моё мороженое?
- Да, и я его хамским образом поглощаю! – довольно причмокивая ответил Иван, разошедшийся уже во всю. Опасаясь как бы обнаглевший сыщик не сничтожил последние остатки, барышня сама заработала ложечкой, и добила десерт. Затем поставив пустую вазочку на столик, она стала грозно наступать на попятившегося следователя.
- Как это всё, я вас спрашиваю называется, а? - запылав глазами зашипела барышня, потрясая сложенным веером – Вы перешли уже все границы, сожрав циничным образом моё мороженное!
- Сожрал! – кивнув согласился Иван, медленно отступая – именно потому что оно ваше, на другое бы и смотреть не стал, они Светочка не вкусные…
Барышня в нерешительности остановилась. Ну вот как с ним разговаривать прикажете, а? Она, собралась провести решительный, архисерьёзный диалог со всеми уточнениями, но всё почему-то превратилось в какой-то ералаш, и она не знает главное, возмущаться ей сейчас, или же нет?
- Я… Иван Силыч – с трудом выдохнула Светочка начав торопливо обмахиваться веером – так возмущена вашим поведением, что прямо не знаю что сейчас сделаю!
- Светочка, солнышко, я сам возмущён собой не меньше вашего! – сообщил Бусов, прикладывая руку к сердцу – Кончиться тем, что я сам себя арестую к концу дня, и препровожу под конвоем в участок!
Часто заморгав, Светлана заявила ему что он помешанный, на что сыщик сказал что конечно он помешанный, и служба у него такая же. Уже используя последние резервы, барышня растерянно предположила что Иван Силыч шут гороховый, и скоморох, Бусов согласился и с этим. Сие, стало последней каплей.
- Да вы прекратите тут мне паясничать или нет?- строго потребовала барышня, потрясая веером – Я… я вас на серьёзный разговор вытянула, а вы… а вас… а я… а я сейчас так возмущусь, так сейчас возмущусь, что… - она не договорила, ибо Бусов удивлённо протянул.
- О-о.. Возмутитесь? А по моему Светлана Дмитриевна, вы уже возмущались две минуты назад, или это что, прелюдия была?
- Так, всё! – решительно заявила Светочка, и зашагала по комнате – Я сейчас начну бить посуду, вы меня, довели! Я…
- Стоп! – громко крикнул сыщик подходя к другому столику с сервизом- Отличная идея! Я согласен и вам помогу, посуду надо непременно бить! ( У Светочки от удивления полезли на лоб глаза) Вы правы, чего вообще эти сервизы тут наставили? Переколотить их все к чертям да и шабаш! У, какая глупая чашка! – и Бусов, элегантным движением, кокнул об паркет первую чашечку, а затем проговорив «Ой какое скучное блюдечко!» кокнул и его.
- Вы… вы чего делаете то? – обалдев окончательно едва вымолвила барышня, жалостливо глядя на осколки.
- Посуду бью! – сурово ответил сыщик, затем подперев подбородок правой рукой, секунд пять подумал, и указав на один из столиков, проговорил –О! Вон тот пузатый кофейник или заварник, мне совсем не нравиться, сейчас я его мерзавца…
Иван шагнул к столику, взял двумя руками большой расписной заварник, и издав боевой клич, замахнулся им над головой с намерением напрочь разгрохать.
- И-и-и-х-х!!!
- Нет! Стойте! Стойте! Только не этот, только не его! - в мгновение ока подлетела барышня, схватила Бусова за лацкан, и умоляюще глядя в глаза, страстно зашептала – Нельзя-а-а… Это маменькино приданое, она в нём замуж выходила... пощадите-е...
Маменькино приданое было бережно возвращено на стол, а руки сыщика крепко обняли разволновавшуюся девушку.
- Светочка моя-а… любимая…
Затем без лишних прелюдий, Иван Силович сладко и смачно стал целовать барышню, из прелестной головки которой, тот час напрочь выскочили все наисерьёзнейшие и решительные разговоры, обиды и подозрения, она опять была счастлива со своим несерьёзным сыщиком…
Когда Иван и Светлана снова появились в гостиной, там оказывается уже затеяли игру в «фанты» и стали приглашать их. Но Светлана решительно отвергла эту игру, помятуя чем это кончилось минувшей весной ( тогда Ивану выпало 12-ть раз целоваться с Дашей, от чего Светочка чуть не умерла там же!) А посему, барышня Брусникина сказала что нечего мол ей в неё играть, и с надеждой поглядела на Бусова, и тот к её радости согласился.
- Да господа, я пожалуй тоже откажусь, как-то не настроен!
И они вдвоём присоединились к другой группе гостей ведущих беседу, и хоть там и присутствовало несколько хищниц во главе с рыжей Горгоной, но Светочка теперь не боялась за своего следопыта, раз она при нём, он в безопасности! Однако едва уселись, одна из дам, явно с намёком, ехидно поинтересовалась у Бусова.
- Иван Силыч, а рассказывают вы большой мастак дрова колоть, так топором орудуете!
А-а-а… да как она смеет, бесстыжая?
- Дрова? – искренне удивился Иван, ещё даже не догадываясь о сути дела – А при чём тут дрова? Ну колю на досуге, разминаюсь так сказать.
- Да просто говорят что вы страсть как хорошо это делаете! – томно проговорила дама, сверля Ивана глазами. В голове Светочки лихорадочно пронеслось. « Чёрт! Иван же не в курсе этих похабных бабьих разговоров про торс и мускулы-то!»
- Как все так и я! – скромно ответил Бусов, и от чего-то взял и спросил – А вам что сударыня, дрова некому поколоть?
Сударыня ответить не успела, ворвавшаяся Светочка сразу сменила тему разговора.
- Господа! – звонко воскликнула она – Ну что это за тема для разговора на званном вечере. Дрова? Лучше б историю какую рассказали!
- Верно- верно! – донеслось несколько голосов – Давайте чего-нибудь по интереснее дров!
И тут одна из женщин, явно романтического склада дама, поведала всем душераздирающую историю о недавнем налёте шайки разбойников на поместье Бирюковых, что в 11-ти верстах от города. Там произошло нечто ужасное! Вломилось не менее 30-ти вооружённых до зубов злодеев…
- Растут в числе! – колоритно заметил Бусов, но дама продолжила. Ворвались они в глухую полночь с диким свистом и гиканьем, на конях и с факелами…
- Твою ж мать! – выдал захмелевший с легка Хворостовский.
- Да! – азартно подтвердила его Француженка.
Но история продолжилась. Первой пострадала горничная Домна, её изнасиловали трое…
- Семеро там трудились до ста потов, вы чего-то скромничаете мадам! – хмыкнул Хворостовский, и все засмеялись.
- Я за что купила, за то и продаю! – обиженно ответила рассказчица, и продолжила. Затем были избиты двое слуг до полусмерти, а потом, дом подвергся самому жуткому разгрому со времён Батыя. Не пожалели даже старуху – экономку…
- Что, её тоже, того? – ввернул кто-то из офицеров.
- Нет, её ограбили…
- Н-да? Не повезло знать бабке-то!
- Хватит вам пошлить уже!
- Я больше не буду!…
Далее, слушатели узнали следующее. Лакею, грудью ставшему на пути грабителей, проломили голову, и выбили все зубы. А дочка помещика Настя, подверглась нападению молодого грабителя, которого видимо замучила совесть, и он не надругался над невинной девицей, но поцеловав, навсегда похитил юное сердце, и она говорят, теперь вроде как и не в себе ( Иван глядя на смутившегося денщика, затрясся в беззвучном смехе, чем начисто обескуражил Светочку, не понимавшую почему смех? Ей стало жаль бедную девочку, пережившую такой кошмар!) история продолжилась. Далее, жертвами одного, особливо наглого и циничного разбойника, стали гостившие в имении дочки князя Полянского, их настигло нервное потрясение, когда они обнажённые, примеряли платье. Разбойник влетевший к ним, хотел их тут же обесчестить на месте, но его кто-то позвал и он убежал. Затем грабители принялись крушить старинные зеркала, коих побито аж 40 штук!
- Да там что у них, зеркальный завод что ли? – недоверчиво спросил кто-то из гостей.
- Не знаю, но говорят 40 штук!
Далее была пробита голова дворника, чуть не изнасилована англичанка миссис Пью, и вообще жестоко извалтужена вся дворня. Хозяин уцелел чудом, его спасло то, что он дрался саблей и отбился.
- Одним махом, семерых побивахом! - подытожил Иван Силович, и сквозь смех поведал о том, как примерно всё было, со слов самого Бирюкова, приходившего с жалобой.
- О-о-о! – разочарованно протянуло несколько дамских голосов – Мы так и знали что это колокол льют! Изнасиловали 40 человек... Собирают всю муть с Дону, а мы слушаем да верим! Спасибо вот хоть Иван Силыч есть, он всю правду скажет!
Далее Иван и Светлана слушать не стали, а пошли пройтись по дому, и Светлана делилась впечатлениями о налёте на Бирюковых, и говорила как ей очень страшно себе это представить всё. На это, Иван поцеловав свою ненаглядную, поспешил её успокоить.
- Да всё не так там было Светочка, врут всё! Просто к дворовым девкам полюбовники приходили, а их спугнули, вот и вся драма!
- Хм, так банально? – чуть разочарованно проговорила Светлана, глядя в лицо Ивану. Тот нежно обнял её, и прошептал на ушко.
- Всё банально в этом мире, кроме моей любимой Светочки, озорницы, лакомки, ревнивицы и красавицы!
- Как много у меня титулов! – с напускной деловитостью подтвердила барышня, кивая головой.
- Будут ещё, я тебе напридумаю! – пообещал Иван, крепко обнимая Светлану, ощущая как колотиться её сердечко.
- Буду ждать! – страстно ответила она, ловя устами его поцелуй. Званный вечер в этот раз, определённо удался барышня!
26.02/ 2018.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
-







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 12.09.2021г. Мирослав Авсень
Свидетельство о публикации: izba-2021-3155678

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1