Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Хамелеон поневоле. Глава 2.


Хамелеон поневоле. Глава 2.
­Глава 2.
Часть 1.
Том Джонс, он же – Клим Бугров, он же – Янус, сидел в кресле у большого окна номера отеля и рассматривал табакерку. Он только что добыл одну, очень ценную для него вещь, которая хранилась в сейфе деда более десяти лет. Эта табакерка была передана ему от его деда-отца прямо в руки, но пропала на следующий день. Он до сих пор не может раскрыть тайну своего исчезновения из своей комнаты родного дома семьи Бугровых, которое произошло почти десять лет назад. Для этого он и вернулся в родной город, проник в дом семьи и выкрал из сейфа деда вещь, которая у него была украдена в ночь, которая перевернула ему всю жизнь. Том вскрыл секрет табакерки, достал небольшой лист тонкой бумаги и…его мысли устремились в прошлое в момент, когда он обнаружил этот важный для него документ…
Клим вернулся в свою комнату и тут же приступил к обследованию табакерки. Конечно же, он только что получил шок от известия, что его дед есть его настоящий отец, но у него «включилось внутреннее чутьё». И оно ему подсказало, что бы он ни терял времени зря и сам поискал секрет в этой табакерке. Его руки тщательно ощупывали каждую неровной этой вещи, а голова при этом размышляла…
- «Итак, дед-отец сказал, что завтра он отправится на поиски своей матери. Интересно, кто она и где сейчас находится, и ещё, зачем деду это надо? Видно здесь какая-то тайна».
Клим на мгновение застыл, вспомнив слова деда-отца о трети его наследства.
- «О, а оно, наверное, ни маленькое, это наследство? Теперь он будет свободен в выборе своей судьбы и даже может не подчиняться требованиям отца о поступлении в университет на юридический факультет».
Эта мысль заставила его улыбнуться и продолжить поиски секрета табакерки. Он почти час затратил времени, но так и не мог понять, где может быть этот секрет. Отчаявшись, он взял в руки нож и попытался вскрыть разные части табакерки, но и это действие ни к чему не привёл. И наконец, его внимание привлекла небольшое узкое отверстие в левой ножке табакерки. В него вошёл только кончик ножа. Клим нажал на нож и тут раздался щелчок. Основание табакерки вдруг опустилось вниз и слегка выдвинулось вперёд. Клим увидел в образовавшемся отверстии лист бумаги, очень тонкой бумаги. Ему пришлось пинцетом вынимать его с большой осторожностью. Медленно, не торопясь, чтобы не повредить тонкую бумагу, он расправил её на столе и прочитал написанное на ней: - «Эмма Виктория Джонс. 729467».
Он сразу понял, что это имя его матери. А что же означают цифры? Видно их тайну ему завтра расскажет дед. Он вернул бумажку в его сейф и закрыл секрет табакерки. Клим убрал табакерку в выдвижной ящик письменного стола и решил немного развлечься.
Судьба раскрыла для него золотую дверь в новую жизнь, и он решил это отпраздновать в городе со своими друзьями. Клим понимал, что все его родные в данный момент переживают разговор с дедом и не станут с ним развлекаться. Особенно озадачена Алина. Девушка получила письмо от своей матери, которая исчезла более пяти лет назад. Ему было интересно, что же было написано в этом письмо, но Клим решил, что завтра он обязательно поговорит с сестрёнкой и предложит ей свою помощь, если она необходима.
Наставления деда на счет его кузена Стаса, Клима не беспокоили. Он, конечно же, выполнит все приказания деда, потому что слаб душой. И ещё, Стас был банкротом, а женитьба на деньгах ему как раз была кстати.
Что же касается его брата Нила, то переживать за него было верхом безумия. Этот парень знал себе цену и всегда оценивал других людей с точностью до копейки. Клим даже уже не сомневался, что и на его наследство Нил уже направил свой взгляд, но… пусть он обломится. Он не собирался давать брату ни копейки, потому что тот тут же посчитает, что и все остальное наследство Клима является наследством Нила.
Итак, поразмыслив, Клим отправился в город и прекрасно провёл вечер среди друзей. Вернулся в свою комнату он почти в полночь в приятном расположении духа и навеселе. А дальше началось совсем непонятное…
Том провёл ладонью по лицу. Каждый раз, когда он вспоминает события той ночи, то не мог найти объяснения, как он вошёл в ванную комнату, встал под душ, взял в руки шампунь и…. очнулся в Англии на больничной койке в большой комнате богатого особняка.
Первое, что он увидел, было лицо женщины средних лет. Она была очень красива и улыбалась ему. Почти минуту он изучал её, а лишь потом произнёс. – Кто вы и где я?
- Милый, ты в своём родовом доме. – Ответила женщина и на её глазах появились слёзы. – Слава Богу, что ты …живой. Я – Эмма Джонс – твоя мама.
Клим так был удивлён её ответом, что ни сразу спросил. – О чём вы говорите? Что это значит? Я разве …умирал?
Через несколько минут Клим узнал всю историю его приключения, конечно, если это можно так сказать.
Эмма Джон рассказала ему, что однажды раздался телефонный звонок, и голос полицейского спросил: - Том Эдвард Джонс – это ваш сын?
Клим заметил, как разволновалась женщина, рассказывая это.
- Я столько лет ждала встречи с тобой, сынок, - говорила женщины, - но никак не ожидала, что она начнётся с вопроса полицейского. Это было так неожиданно, что я почти минуту не могла дать ответ. Затем я дала положительный ответ и мне сказали, что ты в тяжелом состоянии доставлен в клинику нашего города. В твоей одежде нашли паспорт на имя Тома Эдварда Джонса и адрес моего дома…
Клим ничего не понимал. Во-первых, почему женщина называет его Томом Эдвардом? Во-вторых, как в его кармане оказался паспорт на это имя? И в третьих, он не мог понять, он в своём уме или нет?
…- Я поехала в клинику и …узнала тебя.
- Как же это может быть? Мы с вами не знакомы, а вы меня узнали? – Спросил Клим.
- Мы не знакомы, это правда сынок, но… - женщина вынула из кармана фотографию и показала ему, - … у меня есть твоя фотография. У меня много твоих фотографий, сынок, с самого твоего детства и не узнать тебя я бы не смогла.
Клим был удивлён, глядя на своё фото. Он вспомнил, что эту фотографию, на которой он был запечатлён рядом с дедом. Сделана она была в день его последнего школьного звонка.
- Как у вас оказалась эта фотография? – Спросил он.
- Мне её прислал твой отец, сынок. – Голос её дрогнул, и вновь из красивых глаз полилась слеза. – Это последняя его фотография.
Клим не мог понять, почему она вновь заплакала, но ничего не спросил.
- Через день я перевезла тебя домой, а ещё через день ты проснулся. Я так этому рада. Доктор сказал мне, что твой организм справился с отравлением и всё благодаря первой помощи, которую тебе оказали ещё в России.
У Клима «голова пошла кругом». Это ещё, что за первая помощь в России? Кто её оказал и когда это произошло? Но Эмма Джонс тут же ответила ему на вопросы.
- Благодаря Степану Ильичу, который организовал не только твоё спасение из дома Бугровых, но и первую медицинскую помощь, ты остался жив. Я всю жизнь буду ему благодарна за это.
В голове Клима «что-то стало проясняться». Степан Ильич – это домоправитель в доме Бугровых. Он был помощником деда во всех его тайных делах, да и самому Климу много раз помогал сбегать из дома по ночам.
- А что со мной произошло дома, то есть в доме Бугровы? – Спросил он. – Я помню лишь то, что принимал душ, а дальше… темнота.
- Милый, Степан Ильич, дай Бог ему здоровья, зашёл в твою комнату, что бы узнать всё ли хорошо. Он нашёл тебя в душе. Ты был без сознания и твоё сердце почти не билось. Он оказал тебе первую помощь и тайно переправил тебя в наше консульство к моему брату. А он уже переправил тебя в Англию и доставил в клинику. А дальше, ты уже знаешь, я получила звонок от полицейского из клиники.
Клим опять какое-то время находился в смятении, прежде чем спросить. – Как такое может быть? Меня отравили, затем переправили в Англию, словно дорогую китайскую вазу? Зачем, почему? Я ничего не могу понять!
Эмма вздохнула и вновь еле сдержала слёзы. – Я не могу тебе ответить на эти вопросы, сынок. Я не знаю, кто тебя отравил. С помощью Степана Ильича и твоего дяди Эда Джонса ты был спасён, а вот твоего отца они не смогли спасти.
- Что это значит? – Разволновался Клим. – Что с моим дедом?
- Он умер сынок, в ночь твоего отравления и исчезновения из дома Бугровых. Это известие мне сообщил брат, а ему Степан Ильич. Твоего отца нашли утром мёртвым. Причина – сердечный приступ, но Степан Ильич утверждает, что его тоже отравили. Его похороны завтра. Нам пришлют фотографии. Об этом позаботится Степан Ильич.
- О каких фотографиях вы говорите? – Воскликнул Клим и попытался встать с постели, но его остановила Эмма.
- Сынок, ты не сможешь показаться на похоронах своего отца, потому что тебя обвинила семья Бугровых в его смерти. Они в один голос дали показание, что между вами ночью была ссора. Вся семья слышала ваши крики, и даже странные звуки борьбы. А так как, ты исчез из родного дома, то полиция объявила тебя в розыск.
Клим был в таком удивлении, что несколько минут не мог говорить. Эмма Джонс дала ему стакан с каким-то лекарством.
- Выпей это, сынок. Доктор приказал мне поить тебя этим лекарством ещё несколько дней. Последствия отравления могут вызывать у тебя головокружение и даже потерю ориентации в пространстве. Тебе надо ещё два дня побыть в постели…
Том Джонс вновь провёл ладонью по лицу, смахивая с себя эти тяжёлые воспоминания. Потеря деда-отца стала для него настоящим ударом. Но ещё было больно от предательства всей его семьи. Он не мог понять тому причину и очень долго страдал.
Страдания сблизили его со своей матерью, и они вскоре стали друзьями. Все эти десять лет, он благодарил Бога за то, что после любви своего деда-отца, он обрёл любовь женщины, которая была ему настоящей матерью. А разве можно её сравнить с отношением к нему его прошлой матери, которую даже её собственный муж называл «Снежной королевой».
За эти несколько лет, он в совершенстве изучил английский язык, закончил Оксфорд и получил диплом магистра юриспруденции. И с каждым годом в его душе росло желание вернуться в Россию в его бывший родной дом и раскрыть тайну его отравления и убийства деда-отца. И вот случай представился. Его дядя Эд Джонс – консул Англии в России, организовал для него приезд на родину, как консультанта в юридических делах.
А дальше… Дальше он стал свободен в своих поисках правды жизни. И вот сегодня вечером, он решился посетить дом Бугровых тайно. Это у него с блеском свершилось. Более того, он тайно проник в дом по подземному переходу, и нашёл табакерку, подаренную ему дедом. Она была ему нужна, потому что хранила в себе ряд цифр. Очень важных для него цифр, и которые он не запомнил.
И вдруг Том улыбнулся. Он вспомнил рыжеволосую девушку, которая буквально встала у него на пути, и озарила собою его тайную работу в доме Бугровых.
Часть 2.
Мила с сожалением вздохнула, показала язык в спину Лильке и взялась за швабру.
- Как всегда, всё самое тяжёлое достаётся мне. – Проворчала она себе под нос, натирая пол шваброй. – Даже не понимаю, зачем хозяева вызывают службу уборки в дом, если пол в кухне мою я. Наказывают что ли меня? Но за что?
И тут она выпрямилась и вспомнила вчерашний день, вернее самое его окончание.
Гости хозяев не очень-то собирались уходить. Было уже за полночь, а они всё веселились в саду, пили и танцевали.
- Когда же они угомонятся? – Спросила Мила подругу. Они уже закончили работу в кухне и теперь подглядывали за гостями из-под лестницы. – Я уже устала и спать хочу.
- Тогда пойдём. – Согласилась с ней Лиля. – Завтра у нас тяжёлый день. Хозяева уезжают отдыхать от праздника, а мы будем убираться во всём доме.
Она направилась в коридорчик к другой чёрной лестнице, ведущую в мансарду дома. Там находились три комнаты для обслуживающего персонала дома. В одной из них они и жили вместе с Милой.
- Ты идёшь или нет? – Услышала Мила голос подруги из коридорчика.
- Нет. Я ещё немного постою. Ты иди, я скоро поднимусь.
Мила осталась наблюдать за гостями по непонятной ей причине. Встреча с Янусом, таинственным парнем в чёрной одежде, взволновало её сердце и ей хотелось убедиться, что он действительно покинул сад семьи Бугровых, а не остался в нём.
- О, Господи, - прошептала она себе в ладошку, - о чем я думаю? Надеюсь, что он не вор, и я не ошиблась, говоря о нём Лильке, как о порядочном человеке. Тогда, зачем я здесь стою? – Она кивнула, как бы убеждая саму себя. – Надо уходить. Всё, я пошла.
Мила развернулась, что бы скрыться в коридорчике, как тут же наткнулась на мужчину. Им оказался Нил Бугров. Он тут же заключил её в объятия и утащил поглубже в темноту лестницы.
- Ты меня искала и ждала? – Прошептал он страстным шёпотом девушке в ухо.
Мила слегка передёрнула плечами и мотнула головой.
- Нет. Просто наблюдала за…красивыми гостями. А что нельзя?
- Можно. Смотри и мечтай о такой жизни, ведь только я тебе её могу дать. Соглашайся на моё предложение и заживёшь красивой жизнью.
Нил хотел поцеловать Милу, но она отпрянула от него так резко и сильно, что ударилась затылком о каменную лестницу. Она ойкнула, приложила ладонь к затылку и насупилась.
- Я же говорила вам, Нил Фролыч, что этого никогда не будет. Вы скоро женитесь и успокоитесь, наконец-то.
Лёгкий смех мужчины немного удивил её, и мужские руки вновь притянули её к телу хозяина.
- Милочка, разве это помеха настоящей любви. Я же люблю тебя, сильно люблю. Понимаешь? И ты меня полюбишь. Мы будем счастливы. Жена не стена, я её пододвину, и повезу тебя за границу. Хочешь увидеть Париж, Лондон, Мадрид…?
- Нет. – Резко оборвала Мила мужчину. – Не хочу, ничего не хочу, ни жидкости, ни лягушат. Понятно?
Она смотрела в лицо мужчине, который смотрел на неё с явным вожделением.
- Если вы меня сейчас не отпустите, то я закричу, и напугаю всех ваших гостей. – Пригрозила Мила и тут же почувствовала, как ослабли его руки. Через секунду он выпусти её из объятий.
- Хорошо. Поднимайся к себе, поговорим попозже, но сегодня же. Я приду к тебе часа в три, и постучу в дверь три раза. Смотри не усни. – Нил вышел из темноты лестницы, и Мила увидела его хмурое лицо. – Не откроешь, не прощу, накажу…
Она, конечно же, не открыла. Более того с удовольствием наблюдала за тем, как сонная Лиля пошла открывать дверь их комнаты на постукивание Нила. Она не слышала, о чём они говорили, но зато потом наслушалась от подруги возмущения.
- И зачем только разбудили? Мы итак знаем, что завтра прибудет служба уборки… Зачем же приходить ночью и ещё раз об этом предупреждать?- Сонный голос Лильки путался с её сонными мыслями. - Ах, Мила, запутаешься ты в мужчинах… Сначала Нил Фролыч, затем таинственной Янус. … Она всё же заслужила то, что заслужила… Ох. Мила, погоришь ты с этим…
Мила сделал вид, что не проснулась в тот момент, но сейчас, натирая пол на кухне, понимала, за что наказана.
- Я приму любое наказание, лишь бы ты от меня отстал. – Ворчала Мила, натирая пол. – Приму всё, что хочешь, только отстань…
В кухню вбежала Лиля. – Милка, беги на второй этаж. Эти служащие опять там что-то разбили. Я слышала странный звук, а мне надо получать чистое белье. Его сейчас должны привести из прачечной. – Руки девушки вскинулись вверх. - И когда только наша снежная королева расщедрится и примет на работу управляющего домом. Вот помяни моё слово, она опять нас обвинит в этой неприятности.
- Если она это сделает, то я уволюсь! – В сердцах воскликнула Мила. – С нас итак сняли часть заработка за прошлый месяц из-за этих служителей чистоты. – Она откинула прочь швабру. – Сейчас я устрою им разгон и не отпущу никуда до приезда хозяев. Пусть они сами с ними разбираются. У них, что… у всех кривые руки? Каждый раз что-то разбивают! Скоро в этом доме не останется ни одной тарелки, чашки, ложки…
- Хватит выдумывать, Мила, иди и разбирайся с ними, а не со мной. – Остановила её Лиля и быстро вышла из кухни.
Мила тоже последовала за ней, пылая от возмущения.
Том стоял в большой гостиной своего бывшего родного дома и осматривал её. С тех пор, как он видел её в последний раз, в помещении был сделан хороший ремонт, но мебель оставалась прежней, только отреставрированной. Он подошёл к одному из кресел и сел в него. На него нахлынули воспоминания о последнем вечере, проведённом в этом доме. Он вспомнил всю семью, деда-отца и табакерку, которую он получил из его рук.
Через минуту он быстро встал с кресла и произнёс. – Я здесь не ради воспоминаний. Мне надо попасть в бывшую комнату Степана Ивановича. А это третий этаж – мансарда.
Том попал в дом, благодаря своему дяди Эду Джонсу. Он в доскональности изучил с помощью своих шпионов распорядок дня всей семьи Бугровых. И день, когда вся семья уезжает из дома для того, что бы в нём была проведена уборка, был выбран Томом для проникновения в дом. Сначала он хотел воспользоваться потайным ходом, но потом дядя предложил ему проникнуть в дом почти официальное, то есть одним из работников фирмы по уборке домов. Теперь он свободно мог перемещаться по дому и кое-что искать.
Вдруг в соседней комнате послышался звук, как будто что-то разбили. Сначала он хотел сходить и посмотреть, что случилось, но потом подумал, что это привлечёт других работников, и у него будет момент пробраться в мансарду. Он подошёл к одной из электрических розеток и присел возле неё.
Почти в это же время, он услышал, что по коридору кто-то быстро идёт. Дверь в большую гостиную была открыта, и он увидел, как мимо неё быстро прошла девушка в чёрном фартуке. Она шла и возмущалась. Том не понял, что она говорила, но он увидел копну рыжих волос девушки и от неожиданности … сел на пол. В его голове возник образ девушки Милы, с которой он познакомился вчера вечером. Возможно, что эта была именно она. Он сидел на полу и пытался понять, с каких это пор рыжие женские волосы его сбивают с ног? Но ответа он не нашёл, потому что услышал бранные слова из другой комнаты. Ругалась Мила. Он быстро встал на ноги и направился туда.
Соседняя комната была небольшой столовой. В ней среди другой мебели были два старинных серванта, наполненные антикварной фарфоровой посудой. Один из сервантов был открыт. Рядом с ним стояли двое служащих фирмы, а у их ног валялась разбитая тарелка. Мила стояла напротив их и ругалась от души. Когда поток её бранных слов иссяк, она задала вопрос. – Зачем вы вообще открыли этот сервант?
- Мы его не открывали. – Нервным голосом ответил ей пожилой мужчина. – Мы вытирали пыль с него, используя стремянку. – Он указал рукой на стремянку, стоящую у стены. – Дверца сама вдруг открылась. Мы даже удивились.
Второй служащий тут же подтвердил слова друга. – Да, это точно. Мы пытались закрыть дверцу, но, кажется, что в ней сломался замок. А тарелка вдруг сама соскользнула с полки и упала. Зачем надо было ставить тарелку в полке на ребро, упирая её в стенку? Это же не устойчиво. Вот она и упала.
- Тебя забыли спросить, зачем! – Тут же парировала Мила, поставив руки на бока. – Ты ещё хозяевам задай этот вопрос! Вот, кто теперь будет платить за неё? Опять я? Да ни за что! Вы оба остаётесь в этом доме до приезда хозяев и сами будете с ними разбираться! Понятно? Я в прошлый месяц заплатила за разбитую вами посуда, так мне ещё и в этом месяце зарплату не выдадут? Нет, я такого не потерплю!
Том стоял в дверном проёме и наблюдал всю эту картину. Слова Милы взволновали его, но только в смысле оплаты её труда.
- «Значит, Алла – «Снежная королева этого государства», наказывает бедных служащих за любую провинность рублём? – Мысленно усмехнулся он. - Видно, какой она скупой была в молодости, такой и осталась».
Том великолепно знал эти старинные серванты, и знал дефект одного из замков серванта. Он видел, как расстроены служащие фирмы и, оставлять это без внимания не мог.
- И что вы так кричите? Соберёте сюда весь народ. – Произнёс он, входя в комнату. Он подошёл к серванту, вызывая удивление на лицах служащих и Милы. - Можно же всё исправить.
Том увидел, что была разбита одна тарелка из сервиза на 24 персоны. Он великолепно знал этот сервиз. Его очень редко использовали в семье Бугровых. Он взял тарелку из стопки тарелок этого сервиза и поставил её на место разбившейся тарелки. Затем медленно закрыл дверцу серванта, и немного поколдовав над замочком, защёлкнул его.
Он повернулся лицом к удивлённой девушке, улыбнулся ей и произнёс. – А теперь попробуй открыть эту дверцу серванта.
Мила была в таком удивлении от его появления, что ни сразу поняла его слова. Она смотрела на него, как на ожившую египетскую мумию, с испугом и удивлением. Но её сердце радостно подпрыгивало в груди от того, что Янус оказался не лысым, как говорила Лилька, а с красивыми густыми чёрными волосами.
- Как ты здесь оказался? – Почти шёпотом проговорила она. – И, что за дверца…?
Тому пришлось взять её за плечи и повернуть лицом к серванту.
- Я говорю тебе, попробуй открыть эту дверцу сама. – Повторил он.
Мила, наконец-то, вспомнила, что здесь происходило до появления Януса, и взялась за ручку дверцы. Она не открывалась. Мила несколько раз дёрнула дверцу на себя, но та не открывалась.
- Ну, вот проблема решена. – Услышала она голос Януса и посмотрела на него. Парень продолжал улыбаться. – Остаётся только убрать эти осколки и позабыть о случившемся.
- Позабыть? – Удивилась Мила. – А если вскроется пропажа тарелки? Меня же хозяйка съест со всеми потрохам.
Янус вздохнул. – Скажи мне, как долго ты здесь работаешь?
- Почти три года. – Ответила Мила, продолжая ничего не понимать.
- И сколько раз за это время пользовались тарелками этого сервиза?
Её вопрос удивил. Она немного подумала и мотнула головой. – Ни разу.
- Ну, вот, видишь? Значит ещё три года, как минимум, никто не узнает о погибшей тарелке. Не правда ли, или твоя хозяйка каждый вечер пересчитывает их?
- Нет. – Усмехнулась Мила. Ей вторили служащие фирмы своими усмешками.
- Значит, эта тайна останется между нами. А за три последующих года многое, что может измениться в твоей и моей судьбе, а также в судьбах членов этой семейки. – Сказал Том и взглянул на служащих фирмы. Те одновременно кивнули. – Значит, сохраним тайну между тобой, мной и этими мужчинами. Согласна?
Мила несколько секунд смотрела ему в глаза, а потом утвердительно кивнула.
Часть 3.
Когда двое мужчин служащих фирмы уборки вышли из столовой, убрав осколки тарелки с пола, Мила, продолжая находиться в смущении от внезапного появления Януса, произнесла не то, что хотела. – Ты слышал, как я здесь ругалась?
- Слышал. – Кивнул парень, усмехаясь. – Надо сказать, что это ты делаешь с блеском. Твои особо редкостные слова надо бы запомнить, так, на всякий случай.
Девушка смутилась ещё больше. Она даже слегка покраснела, что редко с ней происходило.
- Не смущайся, - сказал Янус и сам взял её за руку, - я бы на твоём месте сделал тоже самое. Если бы меня оставили без зарплаты, то я …. – он покрутил свободной рукой в воздухе и договорил, - вообще бы сделал революцию, а то ещё бы и уволился.
Мила перевела взгляд на их руки, которые переплелись пальцами.
- А мне, наверное, всё равно придётся это сделать. – Тихо сказала она.
- Но мы же решили эту проблему с тарелкой.
- Да, причём здесь тарелка? – Махнула она свободной рукой, которую поймал парень. – Я говорю о хозяине. Он слишком навязчив и …
Янус крепко сжал руки девушке и сделал к ней шаг. – Кто он? Говори.
Мила испугалась его яростного взгляда и постаралась изменить тему разговора.
- Да, не обращай на это внимание, он и с Лилькой также ведёт себя, но скоро он женится и … успокоится. Ты лучше мне скажи, как ты здесь оказался? Ты умеешь чинить дверцы сервантов, но ты же сантехник, да ещё и экстрасен?
- Скажем так, что я специалист широкого профиля и …подрабатываю, где только можно. – Он немного расслабился и отпустил руку Милы. - Вот и случай представился, поработать в фирме этих услуг. Я даже не знал, что они привезут меня в этот дом … к тебе. Я так рад тебя видеть.
- Я тоже. – Мила ему улыбнулась. – А чем ты сейчас займёшься?
Янус оглядел столовую и ответил. – Мне велено проверить электрические розетки, что бы они ни были горячими.
- А почему они должны быть горячими?
- Если они нагреваются, при подключении к ним электрооборудования, то значит, они не исправны. Надо их чинить.
Мила утвердительно кивнула. – Понятно. И где ты их ещё не проверял?
- Мне приказали проверить розетки второго и третьего мансардного этажей. На первом этаже работает другой сотрудник. Вот только… - Янус сделал вид, что немного растерян, - я не знаю, как мне подняться на третий этаж. Этот дом такой большой и …здесь можно запутаться. Подскажи, в какой стороне лестница. – Он указал рукой в коридор. – Налево или направо?
- Пойдём, я всё тебе покажу, заодно и сделаю экскурсию по дому. Хочешь?
Мила потянула его за руку к выходу из столовой.
- Хорошо, я с удовольствием всё посмотрю. – Янус был в восторге от того, что Мила «клюнула на его наживку».
Они вместе прошли весь второй этаж, заходя в каждую комнату. Мила рассказывала Янусу, кто живёт в каждой комнате, а он тщательно проверял все электрические розетки.
Том(Янус) отмечал про себя, что многое изменилось во вкусах его бывших родных людей. Его «мама» Алла следовала веяниям времени. Её комната была отремонтирована в современном стиле. «Отец» Фрол всегда был консерватором. Его комната не особо выделялась современным стилем. Зато в комнате брата Нила не было места старине, кроме…
Внимание Януса привлекла одна вещь, за которой он, в сущности, сюда и пробрался. Эта вещь, которая хранила в себе тайну смерти его настоящего отца, и которая должна быть в комнате их бывшего домоправителя Степана Ильича, теперь стоит в комнате его брата Нила. Почему?
Янус, словно загипнотизированный, подошёл к этой вещи и взял её одной рукой. Это была фарфоровая статуэтка высотой около двадцати сантиметров. Красивая молодая девушка в образе лесной нимфы, играла на старинной арфе.
- Ой, поставь её на место! – Тут же воскликнула Мила и подскочила к нему. – Нил Фролыч даже меня чуть не придушил, когда я случай потянула руку к этой статуэтке.
- Не придушил? – Удивился Янус и вопросительно посмотрел на девушку. – Что, правда? Прямо положил свои руки тебе на шею и …
Мила горестно хмыкнула и слабо кивнула. – Правда, сначала, он этими руками крепко прижимал меня к своему телу. Мне захотелось защищаться, ну я и потянулась рукой к этой статуэтке. Вмиг всё изменилось. Нил Фролыч тут же перекинул свои руки с моей талии на мою шею… - Мила закрыла глаза и несколько раз тряхнула головой. – Даже сейчас, когда это всё вспоминаю, тошно на душе. Я уж подумала, что пришёл мой конец.
- И чем он объяснил такую «любовь» к этой статуэтке? – Янус хмуро смотрел в лицо Миле, и продолжал держать её в руке. – Хоть и сразу видно, что она антикварная, но она не может же стоить больше человеческой жизни?
- Вот и я удивилась. А он ответил, что может. Ещё добавил, что за эту статуэтку было отдано, ни мало жизней, и если я не буду осторожна с ней, то и моя жизнь будет на очереди. – Мила с ужасом посмотрела на статуэтку в руке Януса и договорила. – Пожалуйста, поставь её на место. Мне кажется, что она заговорённая.
Кривая ухмылка появилась на лице парня и девушка тут же нахмурилась.
- Не веришь? Так знай, что в этом доме-замке даже привидение есть и оно тоже заговорённое. Мне даже кажется, что я его видела, а уж, что слышала, так это точно. Говорят, что он передвигается по каменным трубам.
Мила рассказывала о привидении, а её глаза тут же «дорисовывали» её рассказ своим выражение. Они то расширялись от ужаса, то сужались от её предположений, а то смотрели с такой хитринкой, что развеселили Януса.
- Он слабо усмехнулся и сказал. – И ты во всё это веришь? Наивная ты. Смешная и … красивая.
Щеки девушки тут же вспыхнули румянцем, и Янус понял, что с трудом отрывает от них свой взгляд. Но ему необходимо больше узнать сведений от неё и он попытался «остудить» ситуацию.
- Если бы эта фигурка была так важна для твоего приставалы, то почему она не в сейфе? Надеюсь, что сейф в этом замке есть?
Мила тут же кивнула. – Конечно, есть, но он в комнате бывшего хозяина этого дома. Комната сама, как сейф. За семью замками и засовами. А статуэтка не в сейфе, потому, как мне кажется, что Нил Фролыч сам боится дотронуться до неё.
Янус вновь усмехнулся. – Он такой же внушаемый, как и ты?
- Да пойми же, Янус, - возмутилась Мила, глядя на статуэтку в его руке, как на ядовитую змею, - существует множество тому доказательств. Поставь же её на место, а то у меня кровь в жилах стынет.
Янус поставил статуэтку на место и внимательно посмотрел на девушку.- Ты довольна, Мила? А теперь расскажи хоть одну из твоих страшных сказок о статуэтке. Повесели меня.
- Что же тут весёлого, если уже несколько человек погибли от страшных мучений. Правда, все они пытались украсть эту статуэтку.
- Украсть? – Прищурился Янус. – То есть все они были ворами?
Мила кивнула. – Удивительно, да? Может, поэтому Нил Фролыч и не прячет её в сейфе? Она сама себя охраняет.
- Красивая сказка. – Улыбнулся Янус и вновь протянул руку к статуэтке, но её перехватила Мила. - Да я сама видела одного такого вора. Его нашли у той тайной калитки, у которой мы стояли. Из его губ вытекала пена, а из носа – кровь. И сам он был белым, как мел. Страшное зрелище!
Мила приложила ладони к щекам, а Янус невольно улыбнулся, но тут же нахмурился и указал на статуэтку.
- И сколько раз её крали?
- Много. О страшном свойстве этой статуэтки пошёл слух по городу. Более того, поговаривают, что кто-то отдаст миллион долларов за эту статуэтку, если она будет выкрадена из этого дома. - Глаза девушки расширились от ужаса и восторга одновременно. – Представляешь, Янус? Целый миллион долларов!
- Ух, ты! Умеет же ваш хозяин сделать себя популярным. Наверняка, он сам этот слух и пустил. – Янус пытался сделать безразличное лицо, но это только разозлило Милу.
- Нет. Я так не думаю, потому что и дед Нила Фролыча умер от этой статуэтки.
Янус замер статуей на месте и в упор посмотрел на девушку. – Откуда ты это знаешь, с его смерти прошло почти десять лет?
Теперь застыла статуей Мила. – А ты откуда это знаешь?
Янус вмиг расслабился и усмехнулся. – Да о семье этого дома почти весь город говорит. Ты думаешь, что я не знал о статуэтке и её страшном свойстве? Знал, конечно. – Он постарался рассмеяться. – Я же решил немного разыграть тебя, ведь ты такая красивая, когда злишься. Ну, и самому посмотреть на эту статуэтку. Я вчера работал в соседнем доме, и мне одна служащая много рассказала о хозяевах этого дома.
Мила прищурилась. – Это семья Фроловых?
Янус кивнул. – Мне даже показалось, да так и сказала повариха того дома, что семья Фроловых имеет зуб на твоих хозяев.
Мила усмехнулась. – Что верно, то верно. Они давно не ладят. Фроловы хотели выдать замуж свою дочь на Нила Фролыча. Приезжали сюда, что бы покрасоваться, да только ничего не вышло.
Мила скорчила насмешливую гримасу на лице, а Янус вдруг почувствовал укол ревности. Он тут же мотнул головой, отгоняя от себя это чувство, но с неудовольствием спросил. – И что, тебя это не разочаровало? Ведь тогда твой приставала был бы занят своей женой и оставил бы тебя в покое?
- Да им наша Снежная королева на выход указала! – Воскликнула Мила. – Она их обвинила в попытке уладить своё бедственное состояние за их счёт. Какой же был скандал, ты бы только видел? И ещё, - девушка невольно улыбнулась. – Она им сказала, что её служащие девушки гораздо красивее их дочери.
- Надо же? – Усмехнулся Янус, глядя на довольное выражение лица Милы. – Вам польстили с Лилей, а затем лишили зарплаты. Умно сделано. Да ваша хозяйка не промах.
Мила насупилась. – Да, ты прав. Она одной рукой даёт, а другой тут же забирает, да ещё и подзатыльник даст. – Девушка вздохнула. – Ну, да ладно. Если ты посмотрел на статуэтку, то пошли отсюда, ты же ещё хотел посмотреть комнаты в мансарде?
- Да, конечно, – кивнул Янус, - но ответь мне на один вопрос. Если к статуэтке нельзя прикасаться, то кто за ней ухаживает?
- Сам Нил Фролыч. – Мила выдвинула ящик длинной тумбочки и достала узкий бумажный пакетик. – Вот, смотри, в этом пакетике находится беличьей хвостик. Им он бережно стряхивает пыль со статуэтки.
Янус кивнул и усмехнулся. – Какой он предусмотрительный, твой Нил Фролыч, и…
Договорить он не успел, потому что и коридора раздался вновь странный звук, и Мила всполошилась. – Ой, не уже ли эти служаки вновь, что-то разбили? – Она быстро вернула пакетик с хвостиком на место, и бросилась к выходу, говоря на ходу. – Янус, в конце коридора есть узкая лестница наверх. Поднимайся по ней. Там три комнаты. Осматривай их, а я …скоро буду…
- Хорошо. – Кивнул Янус, провожая её взглядом, но лишь Мила исчезла за дверью, как он тут же открыл ящик и достал пакетик с беличьим хвостом. – Это то, что нужно. – Сказал он, убирая пакетик за пазуху. – А на счёт тебя? - Он посмотрел на статуэтку. - Придётся тебе немного подождать, пока я не узнаю тайну твоего яда. А сейчас мне надо подняться в комнату Степана Ильича и там найти ещё одну вещь.
Часть 4.
Янус-Клим стоял возле двери бывшей комнаты домоправителя семьи Бугровых, Степана Ильича. Дверь была заперта, но разве это препятствие? Через несколько секунд она была открыта с помощью специальных отмычек. Он убрал их в карман брюк, вошёл в комнату и закрыл за собою дверь.
В этой комнате в своё время он был довольно часто. Иногда он прятался здесь от матери, которая донимала его ненужными разговорами. А в это время Степан Ильич говорил ей, что её сын Клим отбыл в город для встречи с друзьями.
Янус-Клим прошёлся по комнате, удивляясь, почему она за десять лет совершенно не изменилась. После неожиданной смерти его деда-отца, Степан Ильич проработал в семье всего лишь год и тоже умер скоропостижно от сердечного приступа. Но за год, он успел провести довольно большое расследование по смерти своего хозяина.
Янус(Том) в это время находился в Англии в доме своей матери, но был в курсе его расследования. Степан Ильич передавал сведения через дядю Тома мистера Эда Джонса – английского дипломата, который работал в его родном городе.
Итак, в смерти деда домоправитель обвинял четырёх человек из семьи Бугровых: Фрола – сына хозяина, внука Нила и внука Стаса, а также, к удивлению Тома, … внучку Алину. Все они заходили к деду в вечер его смерти, и с каждым у него был разговор на повышенных тонах.
Официальная версия смерти деда-отца, была сердечный приступ, но Степану Ильичу удалось принести Эду Джонсу кровь хозяина. И её анализ показал наличие редкого яда в крови деда. Яд быстро вызывал разрушение кровеносных сосудов. Когда Степан Ильич утром обнаружил труп деда в его комнате, то заметил носовой платок в его руке, полностью в крови. Видно у деда ночью перед его смертью шла кровь из носа. Он спрятал платок, а затем передал его Эду Джонсу.
Янус был ни мало удивлён, когда Мила рассказала ему о симптомах смерти вора, пытающегося украсть статуэтку нимфы с арфой. Они почти совпадали с симптомами смерти деда-отца, только не было пены изо рта. Но возможно, что пену впитал в себя носовой платок.
Что же получается? Получается, что дед и все воры были отравлены одним и тем же ядом и с помощью статуэтки? Но это очень странно, потому что он - Янус, бывший в то время восемнадцатилетним Климом Бугровым, неоднократно брал эту статуэтку в свои руки и рассматривал её, да и дед тоже любил эту статуэтку и часто прикасался к ней рукой. Особенно он любил дотрагиваться до струн арфы и постоянно сожалел, что они совершенно беззвучные.
В вечер смерти деда-отца, он так и не зашёл к нему в комнату и до статуэтки не дотрагивался. Зато в комнате деда побывали четыре человека его семьи. Они могли нанести яд на статуэтку, а дед перед сном подошёл к ней, что бы «пожелать спокойной ночи» своей милой нимфе.
Янус с силой выдохнул и провёл ладонью по лицу и волосам. Воспоминания о прошлом, всегда доставляли ему боль и некоторые разочарования. Он много лет винил себя в том, что так и не зашёл к деду в тот вечер, что бы пожелать спокойной ночи, потому что тоже был отравлен, но уже другим ядом. Почему яды были разными? Может, потому что отравителями были два человека? Независимо друг от друга, один хотел отравить только деда, а другой – только его Клима?
На эти вопросы пока ответов не было. Клим-Янус проник в этот дом, что бы найти следы ядов. Один след он нашёл в комнате брата Нила, а теперь ему надо найти след своего отравителя. Степан Ильич в своём донесении сказал, что нашёл в комнате Клима на полу небольшой колпачок. После того, как он оказал первую помощь Климу и переправил его к дяде Эду, он вернулся в комнату почти под утро и тщательно её обыскал. Он нашёл этот колпачок на полу, возле стола и спрятал его. Дальше пошла череда событий, которые заставили Степана Ильича позабыть о колпачке. Это была смерть деда и полицейское расследование, связанное с исчезновением Клима. И только за месяц до своей смерти, он вспомнил о колпачке, и сообщил о нём Эду Джонсу, но умер, не успев передать его.
И теперь Янусу надо было понять, куда Степан Ильич мог спрятать этот колпачок. Он осмотрел комнату и приступил к открыванию всех ящиков и шкафов. Минут двадцать он занимался обыском, но ничего не нашёл.
- Хоть бы знать, какого он размера этот колпачок. – Невольно прошептал он, вновь окидывая комнату взглядом. – Куда же ты, Степан Ильич, мог его спрятать? Куда? Хоть намекни мне с небес.
И вдруг он услышал звонкий голос Милы, доносящийся из коридора.
- Отпустите меня, Нил Фролыч. Отпустите. Сколько можно вам говорить, что я девушка высоких моральных качеств и не собираюсь быть вашей содержанкой.
Янус тут же оказался возле двери комнаты и припал ухом к дверной щели. Через секунду он услышал голос брата, который не мог не узнать.
- Милочка, а куда ты денешься? Тебе некуда от меня бежать. Мы итак на третьем этаже в мансарде, где никого нет. Дом пустой, я отослал всех служащих из него и даже твою подругу с очень важным заданием. Мы остались одни в этом доме.
- Но как же так, Нил Фролыч? Служащие фирмы не успели убрать все комнаты. Хозяйка будет ругаться, и опять мне попадёт больше всех.
- Не беспокойся, Милочка, я позабочусь о тебе, а служащие вернуться в дом завтра и доделают свою работу. Семья решила задержать на два-три дня на отдыхе. Всем нужен отдых от торжества, милая, и тебе тоже. Я примчался к тебе, что бы устроить для нас этот отдых, а ты от меня бежишь…
- Нил Фролыч, но я не устала, что бы отдыхать…
Услышал Янус голос Милы и тут же понял, что она вырвалась из его объятий. Он услышал быстрые шаги девушки, которые приближались к двери, за которой он прятался. Но, как видно Нил, поймал её и вновь прижал к стене.
- Ты никуда от меня не убежишь, Мила, лучше сдайся, и ты получишь наслаждение. Я обещаю, что буду дарить тебе наслаждения каждый день, нет, вернее, каждую ночь.
Янус услышал смех брата, и по его спине пробежали «мерзкие мурашки». Не осознавая, что делает, он протянул руку в сторону, что бы ударить по стене, но она наткнулась на какой-то тяжёлый предмет. Рука схватила этот предмет и замерла в воздухе, потому что Янус вновь услышал голос брата.
- ..и начнём мы прямо сейчас…
Визг Милы на мгновение оглушил его и заставил действовать неосознанно. Янус рывком открыл дверь комнаты, и тут же увидел, как Нил жадно целовал девушку. А через мгновение тяжёлый предмет в его руке опустился на голову брата…
Мила стояла, прижавшись в стене коридора, и с ужасом смотрела на своего хозяина, который лежал на полу возле её ног с разбитой головой. Рядом стоял Янус и также смотрел на Нила Фролыча. Куча глиняных осколков валялась на полу.
- Что ты наделал? – Прошептала она, прижимая ладонь ко рту. – Янус, ты же убил его! Что же теперь будет?
Парень присел возле тела, потрогал его, посмотрел голову и встал.
- Ничего с ним не произошло. Он в отключке. Голова слегка пробита. Будет небольшое сотрясение и… всё. – Сказал он, и тут же его внимание привлёк какой-то небольшой целлофановый пакетик. Он поднял его, внимательно осмотрел, затем странно улыбнулся, посмотрел в потолок и произнёс. – Спасибо, Степан Ильич.
Мила ничего не понимала. Её душа была в таком смятении, но почему-то беспокоилась за Януса.
- Тебе надо срочно уходить отсюда. Срочно! – На одном дыхании проговорила она и схватила его за руку. – Беги! Беги отсюда!
- А что будешь делать ты, Мила. – Спокойным голосом спросил он.
Мила на мгновение застыла от удивления.
- Я вызову скорую помощь. Нилу Фролычу нужна помощь.
- Ему нужен только холодный компресс на голову и обработка раны, а также дня два полежать в постели, и … - Янус усмехнулся, - …одному. Помощь нужна тебе, Мила, а не ему.
Щёки девушки вмиг вспыхнули от смущения.
- Тебе надо решить, что ты ему скажешь. Если хочешь, то я предложу свою версию этих событий? – Продолжил говорить Янус, с лёгкой усмешкой на устах. – Только думай быстрее, твой хозяин скоро придёт в себя.
Мила взглянула на Нила, затем на Януса и молча кивнула.
- Тогда предлагаю сказать ему, что его ударил очередной вор, который пробрался в дом, но теперь ни ночью, а днём, зная, что никого в доме не будет. Он прятался в этой комнате, Янус кивнул в сторону открытой двери, - и испугался, думая, что его сейчас обнаружат. Он напал на хозяина, и ударил его по голове.
Мила скорчила личико, но Янус не дал ей ничего сказать.
- Но только на этот раз, я действительно украду эту статуэтку нимфу с арфой. Идёт?
- Она же заговорённая? – С ужасом прошептала Мила. – И я боюсь за тебя.
- Спорим, что со мной ничего не случится? Я же тоже заговорённый от всяческих бед, и знаю, как надо поступать с другими заговорёнными вещами.
Мила смотрела на него во все глаза, а Янус продолжал настаивать.
- Ну, Мила, решайся! Время не ждёт. – Он указал рукой на Нила Фролыча.
Мила нехотя кивнула.
- Вот и хорошо. А теперь вызывай скорую помощь, а я пошёл…воровать. И не волнуйся за меня, потому что я не хочу тебе проиграть.
- Почему? – невольно спросила Мила.
- Потому что ты будешь мне должна, а это такое приятное чувство. – Янус улыбнулся девушке и взял её за руки. – Мила, не беспокойся, а лучше скажи мне свой номер телефона.
Девушка проговорила несколько цифр, и Янус, чмокнув её в щеку, быстро побежал по коридору к лестнице вниз…
К удивлению Милы, всё произошло так, как сказал Янус. Врачи скорой помощи диагностировали у Нила лёгкое сотрясение мозга и обработали его рану на голове.
Мила постаралась разыграть такой испуг от нападения на них неизвестного человека, что их с Янусом история о воре, который пробрался в дом за статуэткой, была принята Нилом Фролычем. Я когда он увидел, что статуэтка нимфа с арфой пропала, то даже обрадовался и сказал, что с удовольствием посмотрит на труп этого вора, когда его найдут.
У Милы в тот момент чуть сердце не остановилось от страха за Януса.
Была вызвана полиция в дом и им пришлось давать показания по поводу кражи статуэтки. В основном говорил Нил Фролыч, Мила, тоже дала показания, но такие, какие приказал ей говорить хозяин. Мол, они вдвоём осматривали дом после уборки, и вдруг на них из комнаты в мансарде напал человек в чёрной одежде. Он ударил хозяина по голове чем-то тяжёлым, а потом сбежал. Она была так напугана, что ничего даже вспомнить не может. И уж тем более, она совершенно не может вспомнить лицо этого вора.
Полиция осмотрела весь дом, а также парк, вокруг дома, но никаких следов вора не было обнаружено. Мила еле сдерживала свою радость по этому поводу, а вот Нил Фролыч находился в глубоком разочаровании. Он не мог поверить, что на этот раз его заговорённая статуэтка была украдена.
Мила промучилась весь вечер в ожидании звонка от Януса, но он так и не позволил. Почти всю ночь она проплакала в подушку, и никакие слова Лилии её не могли успокоить.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 12.09.2021г. Марина Малиновская
Свидетельство о публикации: izba-2021-3155349

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1