Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уездный сыщик.


­ 3.02/2018.
                                                                                                                   Уездный Сыщик.
                                                                                                                             Глава 6.
                                                                                                                        Дело о Подлоге.

                                                                                                                                 Х Х Х

С момента последнего визита Ивана Бусова к Брусникиным, прошла неделя. За это время, сыщик тщетно пытался нащупать след делателей фальшивых ассигнаций, хотя бумажек в оборот таких пока не поступало, либо они не были замечены. Полицмейстер умолял что-нибудь сделать, на что сыщиком был дан ему ответ: «Что-нибудь, я точно сделаю!» Наконец Горынин, поняв что на «подчинённого» лучше не давить, отстал, лелея надежду что Бусов, всё же выйдет на след фальшивомонетчиков. Сыщик и сам горел желанием это поскорее сделать, но пока не выходило: агентура и осведомители ничем порадовать не могли, хотя чутьё подсказывало что дело ещё будет.
Как не болела душа от тоски по Светлане, как не просила видеть её, сыщик эту неделю не бывал у неё. Во-первых, портили настроение поддельные банковские билеты, сиречь деньги, след которых никак не находился, а во-вторых, слишком частые визиты к барышне, могли вскружить голову им обоим. Ну если за себя он не боялся (контролировать личные желания в себе он уже мог) то за романтически настроенную барышню, опасался. Светлана могла невольно поторопить события, и во что бы они вылились, прогнозировалось им с трудом. По слухам знал что там всё в порядке, подружки навещают Светлану и не дают ей скучать. Но по прошествии недели, тоска сделалась уже не выносимой, а тут в городе на днях намечались ещё торжества по случаю открытия первой в Ладове ресторации! Да-да, не трактира, не кабака-забегаловки, а самой настоящей ресторации на две дюжины столиков с буфетом, с удобствами, и даже бильярдным и карточными залами на верху. На праздник были приглашены самые уважаемые люди города, в число коих попал и наш сыщик, ставший к тому времени не только знаменитостью, но я бы сказал даже достопримечательностью. Для публики по проще, предполагалось выставить на улице торговые навесы с угощением, дощатые столы, и многое другое. Бусову вручили пригласительный билет на два лица, и он сразу решил кто будет этим вторым лицом. Выбрав время, он тихо улизнул из Управы, и наслаждаясь летним днём, лёгкой походкой, направился на Купеческую №44-ре. Иван уже носил лёгкий серый сюртук по верх белой сорочки, и летние серые брюки. Всё было пошито из хорошего и крепкого сукна, и человек себя чувствовал в таком костюме комфортно в любую жару. Всё семейство Брусникиных одетое по летнему, пило чай в беседке, и ещё с улицы заметило подходящего к дому сыщика. Первой, не утерпела юная барышня, облачённая в нежно-голубое, лёгкое платье без рукавов. Она вскочила с места и приветливо замахала ручкой.
-Иван Силыч, мы тут, в саду! Идите к нам!
Сыщик зацвёл улыбкой, и чтоб не ходить кругом, просто перелез через палисадник, к немому удивлению маменьки, и одобрительному гулу дяди и племянника.
-День добрый господа!- сыщик приветливо снял цилиндр, и присел на тут же предложенный Светланой плетёный стул. Девушка так рада была его видеть, что не могла скрыть эмоций, и едва не обварила дорого гостя предложенным чаем.
-Света! Аккуратней, дитя моё! – испугалась маменька схватившись за сердце, а «дитя её», так растерялось, что вот-вот готово было заплакать.
-Ничего страшного!- громко возгласил полицейский- На меня даже не попало, такое случается с очаровательными барышнями, но не стоит их переживаний! Светлана Дмитриевна, ну ей-богу не волнуйтесь, мы чай-то новый нальём, вы не волнуйтесь так уж!
-Да?- с какой-то надеждой, зардевшись от неловкости переспросила Светлана, и повеселела ( спас её сыщик, спас!)
- Разумеется, я же всё понимаю! Лето, птички, радость, ну и волнение в молодой груди! – Бусов мечтательно стрельнул взором по местам этого самого волнения, и чуть кашлянув, сделал сообщение.
-Я ведь к вам друзья мои не просто в гости зашёл, я с маленьким сюрпризом для Светланы Дмитриевны! Дело в том, что завтра в городе, открывается ресторация господина Буранова, будут многие именитые люди. Уже раздали пригласительные билеты, и мне вручили один, но на два лица, и я естественно сразу к вам, ибо не представляю никакое другое лицо с собой рядом, кроме симпатичного личика Светланы Дмитриевной (симпатичное личико вспыхнуло радостью, но тут же засмущалось) и буду очень рад, если согласиться составить мне компанию. Ну не денщика же своего мне туда по билету вести!
Светлана скромно захихикала, а Дмитрий Михайлович улыбнувшись изрёк.
-Иван Силыч, у нас для вас тоже сюрприз! Дело в том, что нам троим, мне, супруге и Светлане, тоже подарили по одному билету, и мы как раз обсуждали план сего вояжа!
-Вот как? Интересно!- слегка изумился Иван, но увидав немного грустное лицо Олега, всё понял, и поинтересовался – А вам Олег Иваныч билета не досталось?
-Увы Иван Силыч, но я и на улице, среди публики покручусь, там тоже будет чего отведать!- вздохнув ответил Перынёв.
-Да зачем же на улице?- возразил Бусов- У меня билет на два лица, одно моё, грубое – сыщик сделал шутливую гримасу, чем всех развеселил- а другое нежное и привлекательное, и вот это личико, вручит вам свой билет, а пройдёт по моему, всё просто!
-Ой Иван Силыч, ну какой же вы умный!- воскликнула Светлана- Как вы вовремя пришли и всё разрешили! Олежек, ты же теперь идёшь с нами! Ура!- она даже в ладошки от радости захлопала. Чисто ребёнок в душе! Озорной, милый, симпатичный. Умеет радоваться самым простым вещам, и этим ещё больше завораживает и привлекает. Так подумал Иван Бусов поглядев на девушку. Олег, сразу же оживился, ибо ему очень хотелось пойти, да и просто развеяться, несколько сменить обстановку.
-Да господа- начал вдруг Дмитрий Михайлович- ресторация в нашем городе дело хорошее, будет хоть куда приличным господам с жёнами или невестами сходить!..
-Совершенно с вами согласен!- уверенно кивнул головой Иван Силович- именно жён и невест, но!- он поднял в верх большой палец- Есть ещё она категория прелестных созданий, кои пока не относятся к первым двум: просто юные барышни, нуждающиеся в защите и внимании. Вот Светлана Дмитриевна-то, как раз и есть та самая редкая, и самая приятная категория, которую я почту за большую честь, пригласить на праздник!
Светлана даже слегка растерялась от таких речей, и немного подумала про себя. « На что это вы вообще сидите намекаете тут, Иван Силыч?»
- Мы будем очень рады Иван Силыч, что наша категория- иронично заметил папенька- будет на этом празднике подле вас!
-Постараюсь оправдать доверие!- склонил голову в почтении Иван Силович, и поглядел на барышню, которая порывалась что-то сказать, но не знала как начать.
-Светлана Дмитриевна, ну вы-то согласны оказать мне такую честь?- чуть тише спросил сыщик, в упор глядя на девушку. Та встрепенулась, и поспешно, словно боясь как бы сыщик не передумал, негромко крикнула.
-Да! Конечно я согласна!
-Вот и чудесно, значит теперь я спокоен, что мне не придётся скучать на этом рауте одному!- вздохнул Бусов.
-Да полноте, Иван Силыч – недоверчиво махнула платочком маменька- будто бы у вас и друзей тут нет, чтобы вы один, на празднике таком скучали?
- Кроме вашей семьи, друзей у меня пока в Ладове нету, не обзавёлся! – совершено серьёзным голосом ответил Бусов, глядя на Катерину Петровну, а затем добавил- Коллеги есть, товарищи по работе, а друзей, те к кому ноги сами несут, (взгляд снова скользнул по Светлане) кроме вас, нет. Я вообще в нашем роду последний, родни никакой не имею, наследников тоже не завёл. Как говориться, преставлюсь ежели- в голосе опять мелькнули язвительные нотки- то даже зароют по казённому, с оркестром, и дежурными речами, какой я де был замечательный, мать их…
-Грех вам и говорить-то такое, Иван Силыч!- огорчённо произнесла Светлана, растерянно хлопая глазами- В такой день о смерти думать негоже.
-Да я о жизни вообще-то думаю, Светлана Дмитриевна, о жизни, а это так, к слову пришлось!- просто ответил сыщик, но чтоб успокоить прелестное дитя, рассыпался в извинениях. Затем они снова пили чай, болтали о том о сём, а спустя четверть часа, барышня изъявила желание прогуляться по саду, и понаблюдать жизнь насекомых, уверяя что это очень забавное зрелище. Сыщик абсолютно с ней согласился, мало того, он даже сказал что когда-то мечтал стать натуралистом, и даже где-то валяются соломенная шляпа, сачок для ловли бабочек, и пенсне ( на всякий случай). Маменька сразу же оценила такой порыв.
-Неужели? Вы мечтали изучать насекомых?- радостно спросила она.
-Всю жизнь!- кивнул сыщик с абсолютно серьёзным лицом, и кашлянув прибавил- Я, Катерина Петровна, даже сейчас практически этим и занимаюсь, изучаю, н-да… Правда в основном гнид, вшей и паразитов, но уж что есть!
Маменька произнеся « Фу какая гадость» налила себе ещё чаю, а смеющаяся фокусам сыщика барышня, всё ж увлекла его в сад, где и вправду воздух гудел от шмелей и пчёл, а меж кустов и ветвей, носились бабочки. Отойдя на достаточное расстояние, чтоб их не было видно и слышно, Светлана приблизилась к Бусову вплотную, и тихо спросила.
-Иван, а почему вас не было к нам целую неделю? Я так ужасно соскучилась…
-Занят был Светлана!-соврал тот, пока борясь с желанием обнять и поцеловать любимую, хотя по её дрожащим ресницам, блеску в глазах, и зовущих губах, было заметно что она именно этого от него и ждёт.
-Так заняты были, что и пяти минут не нашли?- совсем уже шёпотом произнесла она, уже фактически гипнотизируя его колдовскими глазами. Иван почувствовал что бороться с собой у него скоро уже просто не достанет сил.
-Травить себе душу пятью минутами, это уже слишком- пытаясь улыбнуться ответил он, и здесь Светлана уже сама, снова сама, по прежнему не умело но страстно, поцеловала его, а руки девушки робко обвили Ивана за шею. Терпение полковника Бусова на этом закончилось, он ответил на девичий поцелуй своим, и обнял Светлану столь нежно и осторожно, словно она вся была соткана из цветочных лепестков, и он боялся причинить ей вред. Он чувствовал как бешено колотиться её сердечко, а про своё, Иван уже давно позабыл, и теперь думал только о том, как всё будет у них дальше. Первым отстранился Бусов, прошептав раскрасневшейся девушке, что они рискуют попасть на горячие угли маменькиного гнева, чем искренне рассмешил барышню, которая звонко рассмеявшись заметила что он, Иван, обладает даром, моментально переходить от страсти к иронии, и это очень забавно.
-Будет ещё забавней Светлана Дмитриевна, - уже обычным своим голосом заметил сыщик, оглядываясь по сторонам, - если нас с вами, тут накроют за этим делом!
Лицо барышни приняло изумлённо-смущённый вид, и она фыркнув, пролепетала.
-Вы Иван Силыч так говорите, словно мы с вами, тут чёрти что делаем, и чёрти чем занимаемся! От ваших слов я вся смущаюсь и краснею!
-Пойдёмте лучше на простор!- предложил Бусов, и они не торопясь вышли – Ой Светлана Дмитриевна, а как я-то весь прямо застеснялся, жуть! – не мигая продолжил сыщик.
-Вы застеснялись?- ахнула девушка сорвав какую-то травинку, и начала вертеть её в пальцах.
-Разумеется! Вы меня прямо в краску вогнали! Я вообще страшно застенчив и стыдлив, особенно с вами Светлана Дмитриевна!
-Так!- строго сказала девушка, почувствовав в словах следователя некий подвох или даже иронию- Вы опять эти свои шуточки мне тут выкладываете?
-Да какие шутки, Светлана Дмитриевна? – изумился Иван Силович- Вы гляньте на меня, руки трясутся, лицо горит, глаза не знаю куда деть. Ужас как стесняюсь, самому не удобно!
-Да ну вас!- махнула она на него сорванной травинкой- Вы серьёзны Иван Силович, наверно только на службе бываете, а со мной вы вечно хихикаете и острите!
-Да как можно, Светлана Дмитриевна?- уже опять обычным голосом , сознался Иван- Рядом с вами я молодею, и мне хочется балагурить и безобразничать, в общем вспомнить молодые годы. Быть рядом с такой девушкой как вы, и носить при этом на себе серьёзную физиономию, это значит уморить вас скукой и хандрой, а это преступление на которое я пойти, не могу-с! – развёл руками Бусов.
-Нет, ну иногда вам Иван Силыч – уговаривающе сказала девушка забегая вперёд, и глядя на него чуть смущённо- ну надо всё же быть серьёзным, я же тоже, могу и о серьёзностях с вами говорить!
-Обещаю завтра, Светлана Дмитриевна, весь день на празднике быть серьёзным!- клятвенно произнёс сыщик, вытягиваясь в струну. Светлана снова прыснула со смеха, бросила в сыщика травинкой, и подхватив платье поспешила к беседке, где уже маменька глядя на гуляющую пару, немножко тревожно и даже обеспокоенно гудела.
-Вот Дмитрий Михайлович и Катерина Петровна, - со вздохом произнёс сыщик присаживаясь на стул – был вынужден сдаться и поклясться что завтра весь день буду серьёзен как поверенный, по делу о похищении шляпной коробки! Что делать, Светлана Дмитриевна прямо не оставила мне выбора, буду серьёзен!
-Иван Силыч шутит!- попыталась внести ясность девушка, думая что родители примут всё за чистую монету, но они к её удивлению, добродушно рассмеялись, и по очереди заметили, что их прелестное дитя бывает иногда излишне суровым к несерьёзностям.

                                                                                                                                      Х Х Х

Подготовка к городскому празднику в семье Брусникиных началась тот час же, после ухода сыщика, и завертелась с небольшого инцидента, явно детективного характера: куда-то запропастился небольшой, с ладошку, миниатюрный портрет Светланы, изготовленный в этом году. Последний раз его видели в один из визитов в дом Бусова, барышня принесла его из комнаты чтобы похвалиться, сыщик портрет оценил и сказал что он прелесть, но оригинал всё одно прелестней. Барышня чтоб не бегать, положила его тут же в гостиной, на столик у зеркала, да и позабыла о нём, совершенно. А теперь спохватившись, все кинулись его искать, но тщетно, портрет куда-то пропал!
Светлана была очень расстроена пропажей, и никак не могла понять, куда он вообще мог подеваться? Папенька с Олегом предположили что сама Светлана чисто по женски, так его за ховала, что теперь лишь чисто случайно, сие произведение искусства и отыщется. Но барышня бурно запротестовала, и сказала что нет, она точно помнит что оставила его на столике у зеркала в гостиной, и никуда не ховала, вот ещё! Маменька полушёпотом предположила что тогда это верно домовой взял да и заиграл его. Светлана призадумалась, прикусила по обыкновению пальчик, и потом сказала что если это так, то с домовым она сможет договориться.
Убил всех как обычно, 11-ти летний отпрыск семьи, вихрастый Пашка, бегавший с деловым видом по дому, помогая в поисках, и грыз здоровенное красное яблоко. Выслушав самым внимательнейшим образом все версии, он призадумался, прикинул чего-то, и уничтожающе изрёк с бесстрастным видом.
-Это наверно Светкин сыщик смыганул, больше некому!- дядюшка и племянник покатились от смеха, маменька ошеломлённо ахнула.
-Павлуша, боже! Что за словечки? Что это за «смыганул?»
А сестрица так возмутилась, что с криком « Ну я тебе сейчас задам негодник!» бросилась за мальчишкой, но Пашка, озорно передразнив Светлану, хохоча убежал на улицу.
-Он возмутительно себя ведёт!- вспыхнув подчеркнула Светлана, а на веселящихся папу и брата глянув строго и заметив им что дескать и ничего смешного, обиделась и убежала к себе. Охающая же маменька, последовала за ней. В комнате, барышня скривив губки, прошлась по кругу, дёрнула гневно руками, а появившейся родительнице, плаксиво заметила.
-Мам, ну чего они? А этого паршивца, я прибью когда поймаю! Это ж надо, такое про Ивана Силыча брякнуть!- всплеснув руками продолжила барышня, и подойдя к стулу, присела. Маменька опустилась на соседний.
-Да и зачем он ему?- переспросила девушка, на что маменька, поправив причёску, туманно намекнула, что ежели девушка очень нравиться мужчине, то он может стащить портрет, чтоб в тайне на него любоваться, такое дескать случается.
-Маменька – смутилась Светлана и покраснела- но ты же не думаешь что это Иван Силыч, портрет стащил?
-Не знаю даже- пожала плечами Катерина Петровна- наш папенька в молодые годы, тоже был способен на разные милые глупости! Чем же твой Бусов хуже?
-Ну нет, он не мог!- убеждённо возразила дочь, но про себя уже прикидывая что если это правда, то тогда это… А чего тогда, барышня так и не придумала, потому что маменька заметила деловито.
-А я почему-то уверена что если мы расскажем об этом приключении Ивану Силычу, и попросим его помочь найти портретик, то вещица сразу где-нибудь тут и отыщется, вот так!
-Маменька, платье-то!- спохватилась вдруг дочь- На завтра к празднику-то не готово ещё, надо ж скорее выбрать!
-Ну дитя моё, не торопись так уже, завтра утром и выберем!- предложила мама, но Светлана испуганно заявила, что это непременно нужно и даже необходимо сделать сию же минуту, , ибо завтра, второпях, это можно уже не успеть! Оценив грозную опасность, маменька согласилась, и вскоре платяной шкаф был выпотрошен, и началась великая примерка.
У нашего сыщика с этой стороны, вообще хлопот не было. Спрятав подальше прихваченный на память портрет любимой, он решил что пойдёт в дежурном мундире, с полковничьими эполетами.
-Давненько брат Хворостовский, не нашивал я полицейский мундир!- попенял он, доставая его из шкафа, и глядя не прожрала ли моль? Денщик сидевший тут же, поинтересовался, отчего это барин не хочет надеть парадный, с наградами и именной шпагой, даденой за храбрость?
- Это брат Митя мы прибережём для решительного дела!- многозначительно намекнул Бусов, кладя мундир на кресло- Ты кстати тоже готовься, со мной пойдёшь, билета на тебя правда нету, но тебе думаю и снаружи, с городской публикой будет не скучно. Да, я тебе там кстати барахла прикупил, так что теперь не отвертишься мерзавец!
-Какого барахла?- напрягся денщик.
-Купил вам «господин» Хворостовский, не дорогой но приличный фрак, к нему брюки, так что теперь на все подозрительные рауты, будешь меня сопровождать, и отдуваться со мной вместе, приказ ясен?
-Так точно! На городской праздник, тоже его надевать?- неохотно спросил денщик.
-Необязательно- помотал головой сыщик- фрак, это для кулуарных празднеств, так сказать. Для салонно-интимных дел, чтоб мне одному там не застрять.
Так, за этими небольшими хлопотами, и настал торжественный день открытия ресторации. Бусов, в мундире, шляпе и при сабле, начистил до зеркального блеска сапоги, и за час до открытия, поймав извозчика, помчался к Брусникиным. ( Хворостовский должен был добраться до места сам, и найтись уже там) Расчёт сыщика оказался верен. Когда он подъехал на Купеческую №44-ре, Брусникины уже бывши во всеоружии, находились в беседке, оживлённо чего-то обсуждая. Велев извозчику ждать, Бусов прошёл всё ж через калитку, и приветливо приподняв шляпу, поздоровался со всеми разом. Он даже не обратил особого внимания на то как одеты не только дядя с племянником, но даже и маменька, весь его взор сразу же зацепился на прелестной барышне, хлопающей глазками, и в волнении теребящей сумочку. Светлана выглядела на диво! На ней, точно по фигуре, повторяя каждый изгиб тела, сидело чудесное, нежно- голубого цвета платье, с короткими рукавчиками обрамлёнными кружевами как крылышками ангелов, с большим вырезом спереди ( ох уж этот вырез, того и гляди с ума сведёт окончательно!) и всё оно так шло под цвет глаз девушки, что создавалось впечатление будто Светлану, сотворили боги прямо теперь же, из облачка и частицы неба. Очень красивая белая шляпка украшенная синими и красными цветочками да страусовыми перьями, из под которых по бокам, подрагивали на висках, непослушные завитки лёгких, словно шёлк, девичьих локонов. По секрету сказать, такие завитки по бокам, наряду с укладкой в виде пышного хвоста сзади, либо просто густо распущенными волосами, были с самой юности, тайной слабостью драгуна, и он просто не мог равнодушно взирать на такие картины. Вот и теперь, сочетание этакой палитры не оставили сыщика равнодушным: он постояв в немом изумлении несколько секунд, решительно подойдя к барышне, очень осторожно поцеловал ей ручку ( а о маменьке забыл!) затем отступив на шаг назад, невольно произнёс.
-Светлана Дмитриевна! Я многих красавиц повидал на своём веку, уж поверьте мне, но они, вам даже в подмётки не годятся, я сражён наповал! Рана в сердце, которая нанесена мне теперь же вашей красотой Светлана Дмитриевна, полагаю, смертельна!- и поклонился. Барышня аж чуть не задохнулась от такого откровения, и с трудом сдержалась чтоб не броситься суженному на шею, за такие комплименты в тот момент, девушка готова была простить сыщику ну всё что угодно!.
-Ну что вы право, Иван Силыч, мне даже как-то неловко! – смущённо забормотала Светлана, но маменька вовремя пришла на выручку.
-Ничего тут неудобного дитя моё нету! Ты сегодня и впрямь сногсшибательна, чего уж тут скромничать-то? Она у нас Иван Силыч- обратилась маменька к потенциальному зятю- ещё вчера, чуть не с обедов заметалась в приготовлениях, да так меня укатала, что я сама чуть жива.
-Ну маменька, Ивану Силовичу вовсе не интересно про то слушать!- попыталась возразить Светлана, беря сыщика под руку, которую тот уже ей предложил.
-Напротив, мне очень интересно!- уже взяв себя в руки заметил сыщик, когда они неторопливо шли к выходу. – Судя по наряду, Светлана Дмитриевна Великий стратег, коли сумела так вооружиться, что даже меня, полковника, умудрилась сразить!
-Всё-то вам шутить Иван Силович!- улыбнулась барышня, в душе которой пели райские птички, сыщик угадал: она и вправду готовилась очень тщательно, и страшно переживала что Бусову, может не очень понравиться её наряд. Ещё с утра, когда она даже к завтраку уже так вышла, и отец и брат прямо заверяли её в один голос, что Бусов, как и любой нормальный мужчина, не устоит перед такой красотой. И вот теперь, когда он так искренне восхитился, что впопыхах даже маменьке забыл ручку поцеловать ( ничего, переживёт) она, барышня Брусникина, осталась довольна так, как никогда до этого в жизни не была!
На извозчике разместились все впятером, Бусов и Светлана спереди, лицом к кибитке, а прочие назади уселись. У ресторации, уже было полно народа: полицейское оцепление оставило коридор для почётных гостей, ступая по которому, Светлана очень смущалась и переживала. Ей казалось что все сотни глаз устремлены на неё, а языки, уже во всю обсуждают предмет её гардероба. Местность вокруг здания теперь напоминала смесь большого пикника и ярмарки. По бокам от дороги, в сквериках, уже ходили пёстрые толпы городского люда, шумели торговые ряды, громко кричали коробейники предлагая свой товар, сновали озорные ребячьи ватаги, и всюду девушки в ярких нарядах, аж в глазах рябило! Экипажи по бокам дороги с тоскующими от невозможности погулять извозчиками, прогуливающиеся офицеры с дамами, празднично одетые крестьяне да мастеровые, солдаты, казаки, и многие другие представители всех сословий Империи, пришли в этот день поглазеть, да послушать музыкантов. Бусов и Светлана заняли угловой столик у окна, сыщик сел лицом ко входу, а барышня спиной. К ним тут же подбежал вертлявый половой, и сыщик от щедрот своих, заказал всего понемногу, от тончайшей рыбки со слезой, до жаркого и фруктов, а на сладкое, чуть позже, подать мороженого.
От нахлынувшего чувства счастья, Светлана даже проголодалась, а когда принесли заказ, она не заставила себя уговаривать, хоть и с аппетитом, но культурно принялась лопать этакие вкусности. Из горячительных напитков, он угостил девушку парой бокалов лёгкого дамского вина, сам же пил своё любимое, красное. Давно уже Иван не обедал с таким аппетитом и такой радостью! В этот самый час, он готов был положить к ногам Светланы весь мир, если б только мог это сделать! Она задавала ему разные вопросы, наивные, девичьи, юные и нелепые, а он по своему обыкновению отшучивался, что несказанно забавляло собеседницу, глаза которой горели, а на щёчках-персиках, алели маки. Слава богу что в помещении только ели да веселились, на верху сражались в бильярд и карты, а приветственные речи все остались на улице ( так к счастью решил хозяин) иначе Ивану сразу бы стало тут тоскливо. Барышне, самой даже не верилось что и она и он, сидят в ресторации, и он её угощает, веселит, а глядит так своими разноцветными очами, что наверняка даже опытная бы женщина не устояла, а что уж говорить о юной и впечатлительной барышне? Светлана от всего этого так расчувствовалась, что готова уж была прямо за этим столом объяснится сыщику в любви ( да, она смогла бы!) но тут подали мороженое! И барышня решила отложить объяснение на потом, а пока насладиться жизнью и десертом…
Где-то заиграли музыканты, у посетителей разыгралось настроение, а наша парочка продолжала сидеть за столом и общаться, изредка ловя на себе взоры родителей из-за соседнего столика. Иван и Светлана просто были счастливы в этот момент тем, что могли вот так сидеть, ни о чём не думать, а только разговаривать да любоваться друг-другом.
Эх ты взвод чертей и сотня ведьм! Будь у него, у Ивана, тут свой хороший дом в городе, он бы уже этим летом попросил руки самой прекрасной девушки губернии! Но дома пока нет, идти же в примаки просто невозможно, а значит остаётся только готовится и ждать, будь оно всё неладно! Встретить такую Красоту, само воплощение Любви, и не иметь своего угла куда б можно было привести её хозяйкой! И это у полковника! Опять госпожа судьба шутки шутит? Ну уж нет, ему слава богу теперь не 19-ть, и он хозяин своего положения, он сие заслужил, можно сказать выгрыз у жизни и смерти. До зимы вряд ли чего выгорит, тут спешить нельзя, а там поглядим. Но главное, у него теперь есть цель, есть Та, ради которой можно поставить на кон всё, даже саму жизнь, ибо что она будет стоить, эта самая жизнь, коли в ней не окажется его Светланы, его любимой, взбалмошной барышни? А ничего она не будет стоить, в ней тогда просто не станет никакого смысла!
Неужели это всё правда? Она сидит тут, а напротив Он, её самый любимый и родной сердцу человек, суровый, храбрый, сильный, но такой нежный когда целует и обнимает, что она буквально лишается чувств от одного его прикосновения! Нет девушки, это уже не влюблённость, это самая настоящая любовь, и она, Светлана, ощутив подобное очень давно, теперь поняла это основательно, когда он утром так похвалил её наряд, что она даже засмущалась по началу. И вот она тут, с ним, и он так близко, а хотелось бы ещё ближе, но… Что-то ему не даёт, что-то мешает, знать бы что? Но одно ей ясно как божий день: она любима, она не безразлична, так невозможно притворяться, да и притворство бы она поняла сразу. Нет, он любит её по настоящему, по-мужски, без сюсюканий, и «утипутюканий» так, как она всегда хотела чтоб её любили. И он тут, её суженый, предсказанный ей рождественским гаданием, её воин, защитник, её мужчина…
Светлана опять была готова прямо тут, глядя в эти изумительные, от коих она уже давно не могла никуда деться глаза, прошептать Ивану « Я вас люблю…» но сыщик, оставив на столе деньги, внезапно предложил от всех убежать.
-Светлана Дмитриевна, а давайте улизнём отсюда, и погуляем по городу, в скверах побродим, в парк заглянем, там погуляем! Погода-то какая, загляденье, а?
-А давайте!- озорно зашептала девушка, они поднялись, и незаметно для родителей, вышли. Пройдя через толпы гуляк и торговые ряды, они вышли в парк, и хотя там тоже ходило много публики, но всё ж простору было больше. Они гуляли так минут 20-ть, наслаждаясь обществом друг друга, ведя самые весёлые разговоры. Подошли к месту где публики было совсем мало, и какой-то коробейник весело торговал милыми безделушками: платочками, ленточками, заколками, расписными напёрстками и прочим. Увлечённая этим, Светлана отпустила руку Ивана, и подбежав прямо к коробейнику, сразу сунула нос в товарчик, и не надолго забылась в нём. Купив кое-чего, она какое-то время просто разглядывала забавные безделушки, но из этого созерцания её вывел некий шум за спиной, и как ей показалось, рядом загомонили радостно не менее полудюжины довольных женских голосов, привлечённых очевидно чем-то необычным. Машинально подумав что бы это могло быть, Светлана повернулась, и едва не лишилась чувств от ужаса, и было от чего! Её сыщика, её Ивана, окружили шестеро наглого, развратного, беспардонного и неприличного вида девиц, причём одна из них старшая, примерно ровесница маменьки ( и не стыдно ей ни чуть в таком уже возрасте!) вела себя просто непристойно: стояла лицом к лицу, ела его глазищами бесстыжими, одну руку на плечо положила, и уже чуть только целоваться не лезла, вот-вот на шею повиснет распутница! Нет, он отстраняется, но пятеро других прыгают вокруг, кричат наперебой как они ему рады, да ещё по имени-отчеству называют. Так, одна за пуговицу дёргает, другая за саблю теребит, говорят чтоб заходило к ним почаще, и что они соскучились! Да что происходит-то вообще?! У бедной Светочки, от лицезрения подобной жути, случился шок, она хотела возмущённо крикнуть, вмешаться, но вместо этого лишь хлопала глазами, и мысленно прощалась с белым светом.
Вот тебе Светочка и мечты о счастье, любви и прочем! При людях вытворять такое? на пять минут только отошла, на пять минут своего мужчину без пригляду оставила, и всё… Мгновенно налетели! Да какая ж это наглость вообще, на чужих мужчин кидаться посреди белого дня-то?! Он вон вроде улизнуть хочет, а они просто окружили и проходу не дают. Так, всё… это конец… с ней сейчас что-то случиться… душа расстанется с телом, и останется холодный прах. Прощайте маменька и папенька, и любимые подружки тоже, и любовь тоже прощай… вот. Но тут Иван Силыч пойдя на прорыв, вышел-таки из окружения, чуть кивнул девицам, и быстро подошёл к окаменевшей Светлане, вид сыщик имел смущённый и виноватый.
-Э.. Светлана Дмириевна, то что вы видели, это я сам не ожидал, это скверный анекдот какой-то!- клятвенно заговорил сыщик ожидая бури, и не обманулся.
-Что?- тоненько пискнула ожившая барышня, гневно оглядывая пострадавшего- А ну-ка пойдёмте отсюда, у меня к вам Иван Силыч, серьёзный разговор! – суровым голосом приказала барышня, и цепко, чтоб не убежал, схватила сыщика под руку, да потащила прочь. Отойдя в конец аллеи, где уже никого не было кроме котов, барышня развернула к себе покорно стоявшего Бусова, и гневно начала вопрошать.
-Что я такое сейчас видела Иван Силыч? Как это всё понимать? Я на пять минуточек отошла, а вас уже какие-то девицы наглые облепили, да ещё вели себя так, словно давно вас знают! Кто они, и что им от вас было надо? Отвечайте мне немедленно, или я просто тут сейчас у вас … умру, и пусть вам будет стыдно за это!
-Светлана Дмитриевна – начал было сыщик.
-И почему они позволяли себе так себя с вами вести? – теребя сумочку и чуть не плача, требовала девушка обидчивым голосом.
-Дело в том Светлана Дмитриевна – снова попытался ответить Бусов, но темперамент юного создания оказался сильнее логических доводов.
-И почему вы, вместо того чтобы гневно уйти, стояли и слушали, и позволяли хватать себя за пуговицу и саблю?- едва преодолев накатывающее смущение, выговорила Светлана, не зная уже куда девать руки.
-Да я же…- опять хотел ответить сыщик.
- И вообще – голос барышни задрожал – я так сейчас возмущусь, что не знаю просто что будет! Я… я в ужасном состоянии!
- Вы мне наконец позволите ответить?- улыбнувшись уже, переспросил сыщик, положив руку на плечо девушке, но та отдёрнувшись, потребовала не ухмыляться тут, ибо дело совершенно серьёзное, и требует немедленного расследования всех этих гадких поползновений похабных и некрасивых девиц.
-Абсолютно серьёзное? Вы уверены?- деловито переспросил сыщик, пристально глядя на бушующий ураганчик.
-Абсолютно, и не пытайтесь на меня смотреть своими глазами, вам это не поможет…- уже не так грозно, но ещё довольно твёрдо, заметила барышня, часто и тревожно дыша.
-Я могу уже отвечать вам, прелесть моя?
-Да я ж этого от вас уже полчаса добиваюсь, а вы меня подковырками своими изводите!- коротко всплеснув руками, пояснила девушка, недоуменно глядя на такого бестолкового мужчину!
- Врать я вам не хочу, а посему слушайте – начал с расстановкой сыщик- дней десять назад, мы с Хворостовским, по делам служебным, заглянули в заведение маман Софи…
- В бордель?- ойкнув уточнила барышня.
- Именно! Нам нужны были сведения, ну и нам пришлось…
- Что пришлось?- снова попрощавшись мысленно с белым светом, помертвевшим голосом перебила барышня.
- Дать им взятку в виде кулька сладостей – закончил мысль сыщик ( прощание с белым светом было тут же отложено)
-Ну, Хворостовский взял на себя основной контингент девиц, и развлекал их сказками из нашей полковой жизни, а я меж тем, допрашивал маман Софи..
-Допрашивали?- уже более спокойным голосом, с надеждой, переспросила Светлана.
-С пристрастием!- уточнил Иван кивком головы- И она мне всё выложила, и это помогло найти преступника!
-А… как она себя с вами… вела?- опасливо спросила Светлана, уже начиная понимать, что возможно всё не так уж и трагично, и даже есть выход.
-Она была полна почтения и не позволяла себе лишнего!- подытожил Бусов, машинально поправив сбившейся локон у любимой. Та, пару секунд помолчала прикусив пальчик, но тут же этим пальчиком жестикулируя, спросила.
- Но сейчас-то, они почему себя с вами так развязано вели? Я ж чуть было не умерла на месте от ужаса! Я… я готова была убить их прямо здесь за это! И почему они на других вон мужчин не кидаются?
-Светлана Дмитриевна, ну поверьте мне, я тут абсолютно не причём! – клятвенно заверил барышню сыщик- ну на придумали они себе, вот и накинулись, либо денщик чего со сказками переборщил. Ведь эти девицы, они же многие ваши ровесницы, а жизнь им выпала ужасная, вот и лезут как дети во всюду, всё им интересно. Ну и моя репутация их тоже заинтриговала видимо! Я сам в недоумении! Ну вы же видели как я вырваться хотел? Ну ведь видели же?
-Ну да, видела – созналась Светлана- но вы же должны понять, как больно мне было это видеть?- всё ещё дуя губки спросила она, но руки сыщика, поправляющего ей второй локон, уже не отстранила.
- Конечно я вас понимаю!- согласился Иван, и жестом предложил следовать далее, барышня тут же цапнула его под руку, сжала покрепче чтоб уж никакая наглая бабская скотина не покусилась, и охотно пошла рядом, внимая словам следователя.
-А скажите, вот если б наоборот,- начала неуверенно барышня, стараясь подобрать нужные слова- если б на мне вот так повисли шестеро молодцов, и стали бы хихикать и теребить, что бы тогда было?
-Вас?
-Угу!
-Шестеро?
-Угу!
-Хихикать и теребить?
-Ну да…
-Ну что тогда – задумчиво протянул сыщик, и выдал- тогда двое, успели бы убежать!
Барышня на секунду запнулась, и растеряно шмыгнув носом, пролепетала.
-Нет уж… лучше не надо…
-Я тоже так думаю!- улыбнувшись согласился сыщик, и продолжил путь. Через минуту, он добродушно поинтересовался.
-Ну, суровая сарматочка, я больше не обвиняемый?
-Нет – печально но облегчённо вздохнула она – вы пострадавший, как и я! Просто в голове такое бесстыдство не укладывается!
-Вот это вы сейчас верно сказали! –философски заметил сыщик, когда они прошли дорожку, и завернули к трём густым, мохнатым елям, спускавшим ветви аж до земли.
-Тут очень красиво- тихо сказал он, поправляя правой рукой непослушный завиток на виске, а левой нежно обнимая Светлану за талию.
-Я… так испугалась сегодня… -пролепетала девушка, томно прикрывая глазки, как бы собираясь задремать.
-Я тоже- соврал сыщик, нежно и горячо целуя Светлану.
Домой они пошли часа через два, когда нагулявшись да нацеловавшись вдоволь, уже завернули на обратный курс. Барышня более не рисовала себе жутких апокалиптических картин, но выводы для себя всё же сделала: оставлять своего мужчину без пригляда даже на пять минут порядочной барышне не просто нельзя, это катастрофически опасно! Вон что делается-то, уже средь бела дня не стесняются! Девицы из заведения… ужас просто! Да а другие-то, намного лучше? Нет вовсе! И ей, умной, воспитанной и порядочной девушке, придётся видно не на шутку воевать за своё счастье. Да, хватит ужасаться и охать, пусть только какая-нибудь гетера ещё попробует позволить себе… Но, на людях же не будешь скандалить… Она же не истеричная дура, да и Бусова тоже в глупое положение ставить нельзя, он-то в принципе не виноват что женщинам нравиться.
И любит её, а это главное Светлана Дмитриевна, а остальное всё вздор! Но ушки на макушке всё ж держать-то надо, ишь они какие прыткие, «Заходите к нам ещё, мы соскучились!» Шиш вам! Чтоб вам повылазило там всем, её не постесняться, при ней чуть не верхом на Бусова залезть готовы были, тьфу! А маман-то, маман-то, Софи которая? Сто лет в обед, а туда же! Так, всё, лучше об этом не думать, и никому не рассказывать, даже подружкам. Они тоже между прочем хороши, оставь вот так сыщика с ними, и что будет? Ужас тихий будет… Ну ни одной женщине доверить Ивана на хранение, в смысле пригляда, нельзя совершенно. Всё самой делать придётся, всё самой. Эх тяжело вам Светлана Дмитриевна, слов нет.
К ресторации, они больше не возвращались, а пошли сразу на Купеческую. Как оказалось, родители и Олег, пришли лишь на четверть часа раньше, все были усталые и довольные. Сыщик ещё с полчаса побыл у них, выпил на дорожку чая, и пожелав всем хорошего дня, ушёл сославшись на бумажные хлопоты. Светлана рассказала родителям что они очень долго гуляли, да так, что у неё ноги гудят ( про историю с девицами конечно промолчала)
И теперь она пожалуй пролежит до самого вечера. Маменька ту же сказала что так много ходить пешком для юных барышень вредно, и действительно надо отдохнуть. Едва переодевшись в домашнее и присев ( лежать она естественно не собиралась) услышала стук в дверь. Олежка, кто ж ещё.
-Заходи!- негромко позвала она, и братец как тень скользнул в комнату.
-Ну Светлячок, давай выкладывай то, что ты маменьке не поведала!-хитро улыбнулся Олег, присаживаясь на соседний стул.
-Ужас был Олежек, только ты молчок!- таинственно прошептала девушка, брат тут же поклялся, и вскоре страшная история была рассказана в подробностях. В конце Олег не выдержал и захихикал.
-Вообще-то, ничего смешного тут нету!- сама уже едва сдерживая смех, заметила сестрёнка- Это просто уже дурной тон городских женщин, на Бусова кидаться, я этого больше, не потерплю!
-Ох Светлячок, я представляю ваши с ним лица в этот момент- покачал головой Олег- он вообще наверно не знал бедолага где стоять, налетела орава, того и гляди одни пуговицы оставят от офицера-то! Да Светлячок, тебе теперь сторожить его придётся, и сторожить, вишь ты какие пассажи-то происходят, аж страх!
-Да ну тебя!- отмахнулась Светлана- А если серьёзно Олежек, что ты об этом думаешь?
-А если серьёзно солнышко ты моё, то гляди на все эти неприятности как на вздор, анекдот, как правильно твой Иван сказал. Чушь, сапоги всмятку! Фук один, пшик!
-Хороша чушь- возразила сестра- что б там было если б не я?
-Ничего бы не было! Вырвался твой драгун бы из окружения, да и прилетел к тебе на крыльях любви. Всё Светлячок, не горюй, строй планы на жизнь, и ничего не бойся. Главное что вы нужны друг другу, а остальное просто сор и не более того, отдыхай мой Светик ясный, я пойду!

                                                                                                                                Х Х Х

Новое дело, нашло Ивана спустя дня три после праздника. Пока шли эти дни, Бусов размышлял над тем, как неудобно получилось со Светланой в этом сквере. Ну кто бы мог подумать, что маман решит выгулять свой питомник? Да, неловкость господа одним словом! Дело пришло как нельзя кстати, сыщику срочно требовалось отвлечься, образ желанной барышни дело конечно хорошее, но злоупотреблять им не следует. Полицмейстер поведал Бусову что в уездный суд, пришла жалоба от молодого помещика Кузьмы Андреевича Соболева 22-х лет в том, что бывший в их поместье в роли приживальщика, но на правах воспитанника, Лука Буевич 30-ти лет, подделал завещание его покойной матери Ангелины Викторовны, скончавшейся в возрасте 50-ти лет две недели назад, якобы от сердечного приступа. Буевич требует передать права на поместье ему, а самому Кузьме Андреичу и младшей сестре Елене 19-ти лет, грозит теперь полная бедность, а отец их Андрей Ильич, 61-го года, растерянный и безвольный человек, сам ничего делать не желает, а только молиться да полагается на волю божью. Далее следовали убедительные просьбы вмешаться, и опротестовать фальшивое завещание, ибо проситель опасается уже и за самою жизнь свою. Поместье Соболевых находилась в 12-ти верстах от города. Полицмейстер попросил сыщика взять людей и поехав туда, разрешить всё на месте.
-Василий Петрович, а кто у Соболевых поверенный в делах-то?- спросил Бусов ещё раз перечитав жалобу.
-А здешний чиновник, в суде стряпчим служит, Тихон Гаврилыч Осипов, пожилой, опытный в этих делах служака. Он-то мне и жалобу принёс, а теперь по просьбе Кузьмы Андреича в поместье к ним выехал, и покуда будет следствие, там поживёт- ответил Горынин. Бусов задумчиво хмыкнул.
-Ну что же, дело интересное, тем более что люди за жизнь опасаются, надо помочь, да и чутьё мне уже говорит что здесь дело не чисто! Эти приживальщики, сродни «божьим людям», паразитируют на самой вере простаков и сим кормятся. Я теперь же соберу всё необходимое, и немедля выезжаю.
-Удачи вам голубчик! Удачи!- искренне пожелал полицмейстер. В кабинете начальник повелел Хворостовскому и Ефимову собираться, и возможно на несколько дней. Бусов опять стал ходить на службу в мундире, а гражданские сюртук и фрак, получили отпуска. Прежде чем выехать к Соболевым, Бусов решил заглянуть к доктору Музыкалову, и поговорить о смерти помещицы Ангелины Викторовны. Подъехав к больнице со стороны покойницкой, Иван Силыч попросил помощников обождать, а сам скорым шагом вошёл внутрь, и застал доктора за вскрытием мужского трупа.
-Ого, очередное душегубство?- кивнул Бусов на холодный прах. Доктор устало отмахнулся.
-Отнюдь! Пьяница, в кабаке и помер на глазах у десятка свидетелей. Но вскрытие произвести обязан, закон, да и практика опять же нужна! Вы судя по мундиру, по делу?
-Разумеется Аристарх Петрович, я с командой направляюсь теперь к Соболевым, туда, где две недели назад скончалась хозяйка, помещица Ангелина Викторовна, дама 50-ти лет, вы помните такую?
-Ну разумеется, я же вскрывал тело – ответил доктор- вас интересует криминальная составляющая? –спросил доктор отходя от тела.
-Именно, 50-ти летняя женщина, и вдруг внезапная смерть, тёмное дело с завещанием- начал перечислять сыщик- и наконец, некий приживальщик. Что вы, на всё это скажете?
-А что тут скажешь?- доктор вернулся к столу, и начал работать- У неё и впрямь было плохое сердце, больное не смотря на средний возраст. Но, ни следов насилия на теле, ни следов яда, я не обнаружил, пришлось констатировать смерть от естественных причин. Однако, для очистки совести, должен сказать вам Иван Силыч, что теоретически, тут могло иметь место преступление, хладнокровное и коварное, без абсолютного риска для убийцы, и следов никаких!
-Подмена лекарств, или не податие таковых?- тихо спросил сыщик, спокойно наблюдая за процессом вскрытия.
-Вот почтенный Иван Силыч, вы сами за меня всё и сказали!- грустно улыбнулся врач.
-Ну это я от вас и хотел услышать- и неожиданно улыбнувшись, переспросил – скажите, Аристарх Петрович, а это тут наша барышня Брусникина, анатомию человека так неудачно трижды изучали?
-Точно так! Три попытки, и три обморока! После чего я пожалел бедняжку, и подарил ей «Атлас Человека» Ох.. это просто какое-то небесное создание Иван Силыч, вы уж берегите её, и по возможности, старайтесь меньше огорчать!- тихо посоветовал доктор.
-Приложу все усилия!- пообещал сыщик, и простившись вышел. Когда влез в пролётку, и приказал трогаться, то сообщил своим, что возможно в деле криминал, а посему всем быть на чеку, и не теряться.
-Будим бдеть! – мотнул головой Хворостовский. Доехали быстро, меньше чем за час, но попали на вой, плачь и панику. Дворня носилась как угорелая, девки ошарашенно голосили, а мужики растерянно что-то обсуждая, чесали в затылках.
-Что тут стряслось?- грозно гаркнул Бусов привстав в пролётке- Мы из полиции!
Один из дворовых, одетый в длинный, серый кафтан на крючках, но обутый почему-то в лапти, почтительно снял картуз, и растерянно пробубнил.
-Дык это, ваше благородие, барин-то наш, грех-то какой, застрелилси ноне!
-И какой из двух?- в упор спросил Бусов, изучающе глядя на мужика. Тот часто заморгал, но всё ж выдал.
-Это, дык старый барин-то, старый! Андрей Ильич!
Из дому показался пожилой господин в чиновничьем мундире, поверенный Соболевых, Тихон Гаврилыч Осипов, с высоким голым лбом, и седой шевелюрой по бокам. Он торопливо подошёл, тяжело дышал и был бледен.
-Простите господа, вы из полиции?- с надеждой спросил он, оглядывая гостей.
-Из епархии мы, от архирея, по мундирам разве не видно?- мрачно пошутил Бусов, выходя из пролётки. Сыщик слегка злился на себя что не успел, и на положение вещей в целом. Поверенный виновато произнёс хлопнув себя по лбу.
-Ох господа, простите бога ради, я так сражён случившемся, что перед глазами всё плывёт и сливается!
-Следователь Бусов, Иван Силович, а это мои помощники, Дмитрий Хворостовский, и Ефимов Игорь Сергеевич, прошу как говориться любить и жаловать!
-Осипов, Тихон Гаврилыч, служу стряпчим в суде города Ладова, и заодно являюсь поверенным в делах семьи Соболевых!- поклонившись, представился чиновник. Бусов пристально поглядел на него. Заурядная внешность, хитроват, ( судейский же!) вороват, в меру трусоват и склонен к подхалимству. Семьянин, возможно содержит любовницу. Дело своё знает отменно.
-Как и когда это случилось?- сыщик пока не двигался с места. Тихон Осипов мелко жестикулируя начал объяснять, что вот и часу не прошло, он был на лестнице у окна, размышлял о перспективах дела. А тут слышит, бахнул выстрел, он замер где-то на минуту, услышал топот, сам побежал к кабинету хозяина. Стреляли судя по всему там, он вбежал, там обморочная горничная Пелагея, висит как тряпичная кукла у лакея Гришки на руках, а он сам белый как бумага со страху-то! А помещик, Андрей Ильич, за столом лицом вниз сидит, и пистолет в левой руке зажат, дымом пороховым ещё воняло. А в правой перо, а рука на письме.
-Трогали письмо?- строго спросил Бусов, глядя на чиновника изучающе.
-Господь с вами!- отмахнулся стряпчий- Я дело знаю, да ещё вас ожидал в течении дня! мне Горынин обещал ваше содействие, я даже тела не разрешил трогать, оставил как есть.
-Пройдёмте теперь в дом, и подайте сюда эту Пелагею и Гришку, допрошу их по делу!- хмуро бросил Бусов, и жестом показал поверенному следовать первым. Миновали прихожую, прошли переднюю, повернули чуть на право, и поднялись на второй этаж, где по широкому коридору дошли до раскрытой настежь двери кабинета, и вошли. Обычный рабочий кабинет состоятельного помещика, большой, просторный. Стол, бюро в углу, конторка у окна, чайный столик с самоваром в другом углу, диванчик с подушкой, книжный шкаф, географическая карта на стене, портреты, всё как у многих. Хозяин, облачённый в синий фрак и такие же брюки, лежал лицом вниз на столе, и левой рукой лениво сжимал пистолет небольшого размера, одноствольный, и серебристый. Такие ещё называют дорожными, либо дамскими. В пальцах правой руки торчало перо. Именно торчало, не лежало на столе, а почти стояло чуть наклонясь. « Интересно-то как, господа!» улыбнувшись про себя, подумал Бусов, и очень осторожно вытянул письмо из под руки, чтоб не уронить перо.
-Хворостовский, запиши всё в подробностях про положение тела, и особо обрати внимание на руку с пистолетом и руку с пером, чуешь о чём я?- чуть улыбнувшись спросил сыщик.
-Да уж вижу, интересная штука тут вырисовывается!- заметил денщик записывая карандашом всё в тетрадь. Бусов удивлённо поглядел на поверенного, который стоял столбом и таращил глаза приоткрыв как-то по глупому рот.
-А вы почтенный почему ещё здесь?- сурово спросил сыщик, делая напыщенный вид.
-А… где мне быть?- растерялся стряпчий, и вдруг струсил, следователь показался ему очень строгим.
-Я же велел вам пригласить сюда горничную Пелагею и лакея Григория, первых свидетелей, а вы тут торчите как гвоздь в гробу! Живо подать мне их сюда! – крикнул сыщик, и чиновника как ветром сдуло. Сыщик мельком пробежал письмо. Оно было без даты и без подписи.
-Я всё записал!- сказал Хворостовский. Бусов попросил Ефимова приподнять покойного, и облокотить о спинку кресла. Пристав, осторожно взял труп за плечи, и потянув на себя, посадил. Андрей Ильич предстал с полуоткрытыми глазами, и перекошенным в немом крике ртом, словно он был перед смертью чем-то напуган, либо ошарашен. Перо и пистолет выпали из пальцев и остались на столе. Большое пятно крови вытекшее из раны на правой стороне груди, чуть касалось средних размеров, чёрной, кожаной папки. Бусов открыл её. Чистые листы, а внутри корешка, отточенный карандаш.
-Писал карандашом?- удивился немного сыщик, и сняв первый лист, поглядел его на свет- Есть господа, есть оттиск, удача!- он протянул его Ефимову, и тот аккуратно положил его в свою папку, шеф потом поглядит. А шеф уже осматривал рану на теле.
-Убийство, Иван Силыч?- спросил Ефимов подходя ближе.
-Оно самое Игорь Сергеич, оно самое, циничное, подлое, но дилетантское!- весело как-то ответил Иван Силович – Края фрака у раны не обгорели как должно бы быть от выстрела в упор, а значит пальнули в него скорее всего шагов с трёх- четырёх, не больше, но и не меньше, ну хотя бы с той стороны стола!
Сыщик взял пистолет, зашёл с другой стороны, вскинул руку, и в этот момент гурьбой ввалились горничная Пелагея лет 26-27-ми, средней привлекательности рыжеватая девка, вскрикнувшая опять от неожиданной картины, лакей Григорий в красной ливрее, русоволосый вихрастый малый, и стряпчий Осипов.
-Ты чего это милая охаешь-то опять?- весело спросил Бусов, положив оружие на стол, и подходя к горничной.
-Простите ваше благородие, испугалась я как вы с пистолетом-то!- пролепетала Пелагея.
-Ну-с, Пелагея-свет, как тя по батюшке-та?
-Денисовна я…
-Пелагея Денисовна, давай расскажи-ка мне как дело было, как ты барина мёртвым нашла?
Но ничего интересного, девушка не рассказала. Бахнуло, она полетела к барину в кабинет, оттуда ить донеслося-то, а он уже готов лежит, ну она в обморок, но вот Гриша следом прибёг, да подхватил. Лакей всё подтвердил.
-А почему ты Пелагея Денисовна, решила что из кабинета старого барина выстрел был, а не скажем из спальни, либо библиотеки? – понизив голос поинтересовался следователь. Горничная сделала удивлённое лицо.
-Да откуда ж ему ещё быть, ваше благородие? Андрей Ильич в этой части дома одни почитай были, молодой-то барин с сестрицей в саду, в беседке сидели, а… этот..-горничная чуть запнулась.
-Воспитанник покойной барыни. Буевич Лука- нехотя подсказал Григорий.
-Ага, он самый!- кивнула горничная- Он то в другой части дома живут с сестрицей своей…
-Ещё одна воспитанница?- недоверчиво переспросил Бусов, и добавил- Прямо не усадьба барская, а дом призрения какой-то!
-Так она уж два месяца как тут, нашла говорит любимого брата!- вздохнув пояснил лакей.
-Так, продолжай милая!- велел Бусов.
-Ну вот, кому же и было палить как не старому барину-то? Он с самого утра в кабинете работал, пока вот Тихон Гаврилыч, к нему не приехали!
-Точно так-с!- согласно кивнул чиновник - Я говорил с ним о дальнейших перспективах, он был удручён и подавлен, и ничего уже не желал, я подумал что это просто фигура речи такая, даже представить себе не мог, что он возьмёт грех на душу, руки на себя наложит-то!- покачал головой стряпчий.
-А он не брал ни какого греха на душу!- буднично изрёк сыщик, и ещё более спокойно добавил- Убийство это господа, преступление тут уголовное!
-Как это?!- побледнел стряпчий, и промокнул лысину платком- А пистолет в руке? А записка предсмертная?
-А почём вы знаете что она предсмертная?- медленно подошёл Бусов, не сводя с чиновника взора – вы же её не трогали, говорили мне, не читали, да и прочитать сложно было, её почти всю рука покойного закрывала. Ну, Тихон Гаврилыч, так с чего вы взяли что записка предсмертная-то?
-Ну по логике же!- нашёлся стряпчий- Я за жизнь-то с полдюжины таких смертей видал. И записки были всегда, и тут под рукой была, вот я и решил, по логике…- растерянно закончил мысль чиновник, неуверенно глядя на всех. В этот момент в коридоре раздались шаги, и в кабинет быстро вошёл молодой человек недурной наружности с бледным лицом, и зачёсанными назад тёмными волосами. На вошедшем был чёрный фрак и такие же брюки. Он тревожно оглядел присутствующих, но представиться не успел, сыщик сам спросил его.
-Вы очевидно Кузьма Андреич, старший сын покойного?
-Да- глухо ответил молодой человек -я Кузьма Соболев, странное имя для дворянина, не правда ли, господа? – с неким подобием иронии, спросил он, и подойдя к телу покойного, некоторое время молча глядел на застывшее в агонии лицо.
-Кузьма Андреич- глухо сказал сыщик- ваш отец не покончил с собой, он был убит, что вы на это скажете?
Соболев-младший повернулся к следователю, и не меняя выражения лица ответил.
-Да, я это знаю, точнее предполагаю… Сначала убили матушку, теперь отца… Но почему его? Должны были меня- он задумчиво замолчал сцепив руки на груди.
-Почему вы так решили?- быстро спросил Бусов.
-Я для преступников опаснее… Я решил бороться… а отец… он попал под влияние этого мракобеса, здешнего попа Макария, и тот своими проповедями о всепрощении, непротивлении, нищих духом и тому подобного, напрочь свихнул голову, и он всё, понимаете господин Бусов – молодой человек повысил голос- всё готов был принять со смирением! Что состояние по ветру пустить, что имение проходимцам отдать. А я нет… Я драться буду, вот уже в суд подал, опротестовать это ложное завещание, и как результат, вы здесь, и я надеюсь теперь только на вас, мы многое о вас слышали тут, и надеемся..
-Постараюсь вас не разочаровать- тихо проговорил Бусов. Кузьма снова глянул на тело отца, и спросил у сыщика.
-Скажите, а как вы поняли что это убийство, если это конечно не секрет?
-Это не секрет- сказал Иван Силович, и начал объяснять- края одежды вокруг раны не обгорели, значит стреляли не в упор, то есть не он сам. Это раз. Другое, он, сидел уткнувшись лицом в стол, сжимая в левой руке оружие, а в правой торчало, заметьте, торчало перо! А если бы он выстрелил в себя сам, то от отдачи, он обязательно выронил бы и перо, и пистолет не лежал бы в руке так, словно его туда вложили. В таких случаях господа, оружие как правило вываливается из рук на пол, а оно осталось в руке так, словно покойный заснул за рабочим столом. И потом, письмо без даты и без подписи, но об этом позже. Вот как было дело- Бусов снова взял со стола пистолет, и зашёл с другой стороны стола, напротив – Убийца дилетант, скорее всего действовал по наитию, то бишь импровизировал, торопился в общем. Он пальнул внезапно, быстро обошёл стол, вложил пистолет, подсунул письмо, вставил перо, что уж совсем глупо, и сбежал из кабинета.
-Да, это всё объясняет - задумчиво произнёс сын убитого, но вдруг спохватился – погодите господа! Пистолет!- он взял оружие в руку, внимательно рассмотрел, и вернул сыщику со словами – Это… это не наш пистолет, господин Бусов.
-Вы уверены? – чуть удивившись спросил тот, глядя на молодого человека.
-Разумеется, у нас в доме вообще нет пистолетов такой системы, отец любил большие, дуэльные, или кавалерийские, у него была пара в футляре, и в столе один. В спальне на ковре, у меня среди прочих-разных, два таких увесистых пистолета есть, подарок на 18-ти летие, а этот дорожный дамский сувенир, не в его вкусе, да и не в моём!
-Угу, вот оно как, тогда выходит что убийца принёс оружие с собой, и тут оставил, а значит убивать шёл намеренно, но мог поторопить события…
-Или шёл убивать не отца!- тихо заметил Кузьма, снова глядя на тело.
-У меня нет слов!- высказал молчавший до того стряпчий- Это сон какой-то, дурной водевиль, роман!
-Да вы правы, но только аплодисментов постановщику сего спектакля в конце не будет!- мрачно предрёк сыщик, и обратил взор к прислуге.
-Скажи-ка Пелагея Денисовна, ты сразу по выстрелу в кабинет кинулась, или раздумывала немного?
-Ой нет, что вы ваше благородие, сразу-то я оробела, минут может пять а то и более прошло, я и решилась!- ответила горничная.
-Надо же как интересно- многозначительно проговорил Бусов- целых пять минут, а то и семь… А вы господин стряпчий утверждали что после выстрела почти сразу как топот ног услышали, так и побежали. Что ж выходит, вы не знали сколько времени стояли и раздумывали, а? – сыщик приблизился к Тихону Гавриловичу в плотную, тот просто покрылся весь потом и растерянно хлопал глазами.
-Я.. я не то что утверждал, я сказал что услышал выстрел, потом топот ног, а время… я не глядел на часы, я мог с испугу и не заметить как оно прошло. Про минуту я так сказал, к слову…
-Ну, да… такое бывает, с испугу!- согласился Бусов, отошёл от чиновника, и спросил у Кузьмы- вы когда убитого отца увидели?
-Мы с сестрой как выстрел услышали, замерли, и минут десять, не меньше, в беседке оставались. С Леночкой стало плохо, она чего-то почувствовала, а уж потом, после как дворня заголосила, мы сюда бросились. Влетели, она пронзительно вскрикнула, и в обморок, я её на руки и к ней в комнату, у неё нервный приступ случился, я только недавно её успокоил, и она уснула, а я сюда пришёл, узнать что и как…
-Скажите, Тихон Гаврилыч – снова начал пытать бедного стряпчего Бусов- а почему вы решили что стреляют в кабинете а не скажем в спальне?
-Так Андрей Ильич там оставался, когда я от него вышел, не собирался он ни куда, вот я и подумал мол не иначе в кабинете стреляли? Но до конца не был уверен!
-Сомневались значит всё же?- сочувственно переспросил сыщик- Ну что же, сомнения свойственны человеческой натуре, слабой и болезненной, так, теперь опять к вам!- Бусов подошёл к горничной с лакеем, и поинтересовался.
-Вы оба, когда бежали сюда, никого по дороге из обитателей усадьбы не встретили?
-Нет, нет, никого не было!- замотали они головами- Тихон Гаврилыч вон за нами заскочили и всё!
-А вы кого видели?- спросил сыщик у чиновника.
-Никого не встретил, только их двоих!
-Угу- кивнул сыщик и направился к выходу- так, Кузьма Андреич и прислуга за мной, остальные остаются на местах!- Бусов решительно вышел, трое названных последовали за ним. В коридоре, сыщик осмотрел пару дверей в иные покои, заинтересовался одной, самой узкой, и легко открывающейся.
-А тут у вас что?- он открыл дверь и стал вглядываться в полутёмную комнату, похожую на кладовую, которая таковой и оказалась.
-Отец тут часто выносил и складывал лишние бумаги, мы их потом в печке сжигали, ну и так, держал чего по мелочам из продуктов, или выпивку когда матушка на него шумела, он мог там запереться и пересидеть!- чуть улыбнувшись, рассказал младший Соболев.
-Вот что я скажу вам, Кузьма Андреич- хмуро произнёс Бусов- убийца вашего батюшки, схоронился здесь, а как начался шум, он вылез, и смешался со всеми. Кто там в суматохе будет кого спрашивать, где ты был, да чего ты делал? Потому-то его никто и не видел до момента паники и беготни дворни.
-Вы… вы найдёте его?- с надеждой спросил Кузьма, глядя усталыми, но решительными глазами.
-Да, я его найду, теперь найду, он много следов оставил!- ответил Бусов закрывая дверь- вы пока свободны – бросил он прислуге, и они оба удалились.
-Иван Силыч – тихо произнёс Кузьма, и чуть смутился- если у вас получиться, то вернее и преданнее товарища и друга в моём лице, вам не найти. Но, - голос его дрогнул- ежели со мной что случиться, постарайтесь спасти хотя бы мою сестру, ей бедной и так досталось, она очень маму любила, да и отца тоже… А тут ещё жених перестал наведываться, а дело-то уже к свадьбе шло…
-Что за жених?
-Сосед, Фёдоров Алексей, 23-х лет, так себе малый, вития и позёр, но она увлеклась, а как мамы не стало и наследство этому негодяю стало светить, Алёша постепенно и ездить перестал. Уже вот неделю глаз не кажет, и не до него мне сейчас, а то за сестру бы я с него спросил!-жёстко заметил брат.
-Я, Кузьма Андреич, постараюсь спасти вас обоих! – пообещал Бусов, и сказал что надо идти к остальным. Заметив скучающий вид у почтенного чиновника, Бусов снова подошёл и спросил.
-Тихон Гаврилыч, а где конкретно на лестнице, вы стояли , там же вроде нет окна, угол стены при подъёме сразу в лицо упирается!
-А разве я не уточнил?- огорчённо переспросил поверенный, сыщик отрицательно помотал головой – дурак-то старый… Я же не про эту лестницу! Там как раз за углом этим, площадка есть с окном, и малая лестница на чердак ведёт. Вот я эту имел в виду, там облакатясь о подоконник, я и стоял. Я часто там бывало размышлял когда тут находился…
-Гм, ну-ка господа пойдёмте туда, да поглядим кое-что!- предложил Бусов, и пропустив Кузьму Андреича вперёд, вышел за ним. Прошли немного, повернули на право, точно, площадка есть, большое окно, и если стоять лицом то лестница на чердак будет по левую руку.
-Станьте как вы сегодня стояли!- приказал сыщик, и чиновник покорно стал спиной к окну, чуть опершись о подоконник.
-Хворостовский, Ефимов, ну-ка спуститесь вниз, и по моей команде, бегите на верх, как бежали бы, коли услышали выстрел!- помощники тут же поспешили вниз.
-Давай!- крикнул Бусов, и сразу же раздался торопливый звук вбегающих ног, и через несколько секунд, из-за угла вышли оба помощника.
-Свидетеля видно было?- спросил Бусов.
-Никак нет Иван Силыч!- ответил Ефимов.
-Даже окно не просматривается!- подтвердил Хворостовский, разведя руками.
-Н-да –проговорил Бусов задумчиво- не видно вас было, это факт.
-И что-с из сего следует?- опасливо спросил поверенный.
-Только то, что вы могли там стоять.- спокойно проговорил Бусов, и сказал что пока все обитатели свободны, но с молодым хозяином он хотел бы переговорить.
-Охотно помогу вам- кивнул Кузьма Андреич, и чуть помолчав, предложил гостям слегка закусить, мол завтрак уже миновал, обед ещё не настал, а по полдничать можно.
-Да не откажемся!- согласился Бусов и попросил чтоб их городового кучера, тоже накормили.
-Конечно, я распоряжусь и его покормят в людской. Прошу вас в столовую, за мной проходите…
Соболев повёл гостей за собой, и скоро они спустившись вниз, прошли в просторную и светлую столовую, где посреди, стоял большущий круглый стол покрытый белой скатертью с бахромой.
-За ним мы любили собираться всей семьёй, под самоваром – грустно пояснил хозяин, и отдал несколько коротких приказаний прислуге. Через четверть часа, стол был накрыт неплохими рыбно-мясными закусками, пирогами-ватрушками, да графином с наливкой. Поспевал уже и пузатый самовар.
-А где ж ваш поверенный, чего ж не присоединился к нам?- спросил сыщик проглотив одну рюмочку, и закусывая её кусочком копчёного сома.
-Я звал, Пелагея сказала что он у себя в комнате, голова разболелась, прилёг – ответил Кузьма Андреич, нехотя разделывая ножом и вилкой ветчину.
-У?- промычал следователь –переволновался, это со стряпчими случается. Скажите, Кузьма Андреич, а этот Буевичь, он что, отдельно питается?
-К счастью да- хмуро ответил хозяин жуя- мама ещё в бытность свою, завела в северном крыле, что-то наподобие своего отдельного двора- кисло улыбнулся Кузьма, и положил приборы- там и столовая и повар у них, и горничная, и лакей, сюда он редко заходит.
-И матушка ваша в том крыле жила?
-Увы да, она там с ним, а отец тут, с нами. Он я уже говорил вам, впал в излишнюю религиозность, и добра ему перетаскал, не описать!- пожаловался молодой человек.
-Кстати об отце- спохватился полицейский- надо будет прибрать тело в ледник, либо холодный подвал, есть у вас это?
-Да, разумеется ледник есть, но там запасов много, есть и подвал, там кроме бочек пустых и нет ничего, можно думаю туда его поместить.
-После трапезы значит- решил следователь, и когда все закусили, он поднялся и кивнул своим- господа, надо ещё личный досмотри произвести!
-Я пожалуй с вами!-поднялся Кузьма.
-Извольте.
Снова поднялись в кабинет, и сыщик методично, со знанием дела обыскал труп. На столе оказались: небольшая сумма денег мелочью и ассигнациями, часы, перочинный ножик, карандаш, и ключик на стальном колечке.
-Это от стола что ли?- спросил Бусов.
-Да, от ящика-ответил Кузьма.
Сыщик отпёр ящик, выдвину. Первым там лежал длинноствольный, массивный пистолет, украшенный растительным орнаментом.
-У, турецкий, дорогой!- сыщик аккуратно положил заряженный пистолет на стол, и достал несколько папок, коробочку с воинскими наградами, пороховницу, картонную баночку с пулями, и канцелярскую мелочёвку. Взял из папки один документ, из внутреннего кармана предсмертное письмо, и сличил.
-На первый взгляд одна рука, но раз на лицо факт убийства, значит письмо подделка, тем паче что на нём ни даты ни подписи, их просто не успели поставить. Из сего я делаю вывод, что письмо, похоже было изготовлено заранее, и убийство планировалось давно, но вот чьё именно?- сыщик внимательно поглядел на Кузьму Андреича. И тот грустно ухмыльнулся.
-Полагаю Иван Силыч, что убивать шли меня, но убили почему-то отца… Чем же он стал так опасен-то? Ведь всё сам готов был отдать, не понятно…
-Думаю господин Соболев, что в этом я разберусь к завтрашнему утру.- пообещал Бусов и попросил хозяина позвать двух дворовых, с носилками, и перетащить тело в подвал.
-Да, носилки у нас есть, на них матушкин гроб носили- задумчиво проговорил молодой барин, выходя из кабинета. Сыщик собрал со стола все документы и передал Ефимову.
-Держи пока, я позже с ними поработаю, а сей момент Хворостовский, давай-ка кабинетик с тобой осмотрим, может чего интересное найдём?
Но после 15-ти минутного обыска, ничего более они не обнаружили, документов никаких не было, книги же решили проглядеть позже, если возникнут трудности. Вернулся Кузьма с двумя слугами и носилками, осторожно положили тело, и тихонько понесли. Сыщик снова достал письмо покойного, и развернув зачитал.
« Я дико устал от всего, у меня нет сил жить далее, и я решаю уйти в иной мир добровольно, и никого не виня. Всю жизнь считаю напрасной, и ничего более не хочу от неё, прощаю всех, и пусть простят меня!» Это мог написать ваш отец?
-Вряд ли!- отрицательно покачал головой сын- Во первых он истово начал ходить в церковь, и следовательно самоубийцей быть не мог. А во вторых, выражения уж больно громкие, скорее я бы так, коли сумасшедшим был бы, мог написать. Но я не сумасшедший, и напротив, весьма нормален и такого бы точно не сделал!
-Хм- произнёс Бусов, пряча письмо- значит можно, с высокой долей вероятности предположить, что жертвой должны были стать вы, но от чего-то, ей стал ваш батюшка. Значит он либо что-то сделал, либо собирался сделать, и его быстро убрали. Но само письмо написано так, что в принципе подойдёт любому. А это уже совсем худо, это означает что в перспективе, умереть вы должны были оба господа, так сказать, отец и сын!
-Я же говорил вам господин Бусов, что у нас в доме всё очень плохо!- глухо проговорил Кузьма Андреич.
-Так, ну тут мы уже всё закончили, я бы хотел переговорить с вами ещё кое о чём, но уже в вашей комнате!- пояснил сыщик обращаясь к молодому барину.
-Прошу вас, пройдёмте!- жестом пригласил хозяин.
-Одну минуту!- попросил сыщик, и обратился к помощникам- Ефимов, Хворостовский, вы опечатайте кабинет, и подождите нас в столовой.
-Слушаюсь! –ответил за двоих денщик, а сыщик с хозяином прошли в комнату. Там сели за чайный столик у окна, и Иван Силович начал расспрос.
-Я бы хотел узнать, как давно и при каких обстоятельствах появился у вас Буевич Лука, и его так называемая сестра?
-Да, это тяжёлая история- тихо начал Кузьма сцепив пальцы в замок – с год назад, где-то, примерно в эту пору, он появился в усадьбе, представился бедным студентом из столичного университета, откуда он де изгнан был за правду. Слёзно стал умолять родителей дать ему любую работу за кров и пропитание, а то его тут по дороге совсем ограбили разбойники, и он на грани голодной гибели.
-И что, впрямь тощ был и бледен?- спросил сыщик.
-Да он и сейчас такой же, как печальная балерина, ни в коня корм!- зло бросил Кузьма- только глаза и голос наглостью обзавелись. Ну вот, матушка разохалась, разахалась, дело мол людское, как же не помочь молодому человеку-то? Ну с тех пор это и пошло. Буевич этот, он точно образован, знает французский и английский, цитирует философов…
-Вольтера небось?
-И его, и Руссо, и прочих… Ну матушка и сделалась постепенно его страстной поклонницей и почитательницей. Одела-обула, стала деньги давать, а когда я возразил, обозвала меня каменным и бесчувственным, и тогда же завела как я уже говорил, свой двор. Я более почти не спорил с ней, у неё больное сердце было, волновать её не хотелось, и я всё носил в себе. Но дальше-больше, Буевич этот, Лука, стал тут свои порядки везде было заводить, однако мне удалось один раз растолкать отца, и он сумел охладить наглеца и ограничить его влияние северным крылом дома, а мы остались тут. Я просто не знал что мне делать! Судиться? С кем, с матерью? Нет, не могу, а он уже и вовсе ей голову заморочил, и она поддалась на то, что сделала его приёмным сыном, и все бумаги оформила, я едва с ума не сошёл когда узнал!
-Осипов оформлял-то?
-Да, но не сразу, она его дня три уговаривала, он за ради Христа согласился, она больше ни кому не доверяла. Он извинился перед нами с отцом конечно, только мы-то и не винили его ни в чём, уж лучше он чем чужой кто.
-Долго Осипов с вами знаком?
- Лет семь…
-Продолжайте.
-Ну Буевич этот почти полным хозяином себя чувствовать стал, на прислугу покрикивать, сцены матушке закатывать, он мол тонкой души человек, а его здесь не понимают! Она тут чуть не на цыпочках перед ним… не знаю, как я не убил его? Ну патовая ситуация, поймите!
-Да уж понимаю, а сестрица-то эта его, как имя-то?- наморщил лоб Бусов.
-Галина Парахина, появилась месяца два назад, уже не знаю кто она на самом деле!
- А паспорта-то у них есть?
-Все документы в порядке, Осипов всё же проверял когда наследство на них оформлял!- упавшим голосом заметил Кузьма.
-А Галина Парахина тоже наследница?
-Конечно, они же родня, вот матушка свою часть на них и перевела, а нас с сестрой за непочтительство, она этого лишила!
-Какова величина суммы всего наследства? –
-Порядка ста тысяч в ассигнационном банке в губернии, да тут дома на чёрный день тысяч 10-ть держим, вот и считайте!
-Солидный куш- согласился сыщик- а эти 10-ть тысяч, они теперь в чьём распоряжении?
-Пополам..
-Ясно… Когда именно вам объявили что часть наследства теперь вам не принадлежит?
-Месяц назад мама объявила нам с сестрой это в торжественном тоне!- дрогнувшим голосом ответил Кузьма- Лена заплакала и убежала к себе, а я молча повернулся и ушёл. Думаю даже что этот негодяй тайком смотрел мне в след.
-Так, объявила наследниками, и через две недели скончалась?
-Думаю была убита!-глухо поправил Кузьма.
-Это возможно… Кто за ней там смотрел, лекарства подавал например?
-Говорили что горничная Лукерья, там такая есть, мама её из дворни с собой притянула, а когда и Парахина эта… Могли просто лекарства во время приступа не дать, поди потом, докажи!
-Да, такой способ не исключён- согласился Бусов – а требовать долю с наследства Буевич когда стал?
-Неделю назад, припёрся скотина к Осипову, тот мне сказал, я по началу растерялся, но тут приятель из города в гости заскочил, он и посоветовал в суд на опротестование подать, мол время на меня играет!
-Да, время пока за вас, но преступники могут и опять свои действия начать, точнее уже начали. А вы полагали что убить должны были вас, что заставило так думать?
-Логика господин Бусов, простая логика! – вздохнул молодой барин- Я опасен, потому что намерен действовать решительно, а сестра натура романтическая, её можно запугать, задурить, да и просто вынудить отказаться от доли, кинув какую-нибудь мелочёвку в виде отступного и всё. Она совсем не опасная, пугливая как лань, да влюблённая в недостойного как оказалось человека…
-Так, теперь о батюшке вашем, когда он в религиозность-то излишнюю впасть изволил? –прикидывая чего-то, поинтересовался сыщик.
-Где-то с полгода назад, как на зло всё! – хлопнул по столу Кузьма Андреич, и встав заходил по комнате- Проповеди этого Макария ему по душе пришлись, и всё. Стал как кукла послушная в его руках, сколько вещей хороших ему отец из дому перетаскал-пожертвовал, пропасть! И часы на каминной полке стояли бронзовые, и статуэтки разные, и серебряные ложки-вилки, и деньги даже…
-Денег много?- отрывисто спросил следователь.
-Не знаю…
-Вещи пожертвованные, помните?
-Да почти все!
-Составьте мне к завтрашнему утру их полный список. Я верну их вам, если они ещё у «нестяжателя!»-пообещал Бусов.
По лицу молодого Соболева мелькнула радостная тень.
-Да, конечно я напишу, буду рад хоть что-то вернуть!- торопливо ответил Кузьма.
-А у батюшки вашего, завещание было?
-Должно конечно было быть, он человек на это аккуратный, но лучше у Осипова спросить, думаю что к обеду-то он выйдет.
-Ну там и спросим- кивнул Бусов и встал- пора нам вниз, в столовую, а то мои бойцы думаю заждались.
В столовой уже накрывали обед, на много персон сразу. Когда уже уселись, хозяин спросил, не останутся ли полицейские на ночь в усадьбе?
-Останемся, и возможно не на одну ночь, так что вы отведите нам апартаменты на четыре персоны в одной комнате!- сказал Бусов.
-Как, и кучер с вами?- удивился Кузьма.
- А чего вы удивляетесь? Он тоже полицейский, городовой, страж закона, нечего ему от начальства отделяться!
-Вам где лучше, на верху , или в низу?
-Да где угодно, мы и в сараях было дело ночевали!- заметил сыщик.
-Тогда наверху, там через дверь от комнаты отца, есть хорошее помещение, имеются постель и диван, я прикажу принести пару лежанок и постельное бельё.
Медленно, словно призрак, появился стряпчий. На лице его были признаки недуга.
- Вам не похужело?- участливо спросил Бусов, трогательно глядя на чиновника.
-Да так,- махнул рукой Осипов- голова чего-то- он тяжело опустился на стул- шумит и гудит..
-М-м!- покачал головой сыщик- Это к непогоде должно быть… Вам нынче ночью, покойники не снились?
-Чего?- изумился чиновник- Нет, а зачем они?
-К перемене погоды они сняться-то, вот я и подумал от чего голова-то у вас болит, от покойников должно быть- вздохнул сыщик, и переменив тон на более бодрый, проговорил- кстати о покойниках. А где завещание Андрея Ильича, у вас должно быть?
-Видите ли в чём дело- тихо начал поверенный, - одно завещание составленное год назад, у него точно было. Но вот месяца два назад, он мне сказал, что намерен оное изменить, и составить новое. По прошествии двух дней, он вызвал меня короткой запиской, я прибыл тот час же, и он сказал что старое завещание он уничтожил…
-И кто интересно это мог бы подтвердить?- сам себя спросил сыщик. Осипов коротко развёл руками.
-Не могу знать господин следователь, он больше никаких подробностей не сообщил.
-И что, только для того чтоб вы это услышали, вас надо было сюда, за 12-ть вёрст вызывать?- сомневаясь спросил Бусов. Чиновник помотал головой.
-Да нет конечно, он хотел ещё обсудить состояние дел жены, ему не нравилось что она так сорит деньгами перед Буевичем, и тайно просил меня помочь. Но я ничего не смог сделать, ведь я уже помогал Ангелине Викторовне в похожих делах, как бы я выглядел? Он впрочем не сильно настаивал, и просто махнул рукой, оставайся мол вся лавка с товаром!
-А о новом завещании никак не упоминал?- не уходил от темы Бусов.
-Очень туманно, намёки одни, я и не понял ничего – слабо махнул рукой стряпчий- мы больше о протесте Кузьмы Андреича говорили, но покойный как я уже давеча говорил, на вовсе упал духом, и почти ничего не желал, может чувствовал чего?
-Возможно- согласился сыщик- но думаю уже к завтраму, кое-что станет ясно.
Наконец стали подавать недурственный обед из нескольких блюд. Кузьма распорядился лакею что б тот отнёс сестре обед в комнату, и слуга молча убежал с подносом.
-Вечером, с ней можно будет поговорить?- спросил Бусов у Кузьмы. Тот неопределённо пожал плечами.
-Я попробую её подготовить, но гарантий дать не могу, она очень подавлена. Да и что она может знать-то?
-Ну мало ли?- возразил сыщик- порой люди что-то видят, но значения этому не придают! А начинаешь копать, раз, и улика! Так что если даже не сегодня, то завтра, поговорить с Еленой Андреевной мне необходимо.
-Я понимаю, но всё это убийство совсем вывело её из равновесия, угроза потери имения тоже знаете ли не бодрит!- вздохнул Кузьма, разделывая жаркое. Сыщик выпив бокал красного, чуть призадумавшись изрёк.
-А знаете, Кузьма Андреич, я вас немного обрадую, или даже дам надежду… Глядите что получилось. Спектакль с самоубийством вашего батюшки провалился, факт уголовщины налицо. Следователь с командой, сиречь я, здесь. Значит убийце надо сидеть как мышь, если он или они не дурак и не дураки, а я думаю что где-то так. А это значит, что дело о наследстве уже застопорится, пока я всё не выясню вплоть до того, как Яков родил Иакова и так далее. А уж если сохрани господь, погибнет ещё кто-то из членов семьи, то тому кто станет тогда требовать наследство, будет мягко говоря непросто его получить, если вообще возможно. Я верно излагаю-то, Тихон Гаврилыч, вы же в судейских делах дока!
-Да… Иван Силыч- чиновник проглотил рюмку наливки- теперь дело о востребовании наследства тем же господином Буевичем, весьма для него усложниться! Да-с-с…
- Так что, молодой человек судитесь смело!- заметил сыщик . Соболев немного повеселел.
-Спасибо вам, хоть и слабое утешение, но всё же хоть что-то!
-Да не стоит благодарности!- отмахнулся сыщик.
-Иван Силыч – подал голос Ефимов- это что же выходит? Совершив сие злодейство, убийца сам себя перехитрил?
-Выходит так!- кивнул сыщик, и добавил- Я же говорил уже и повторюсь, убийство, на сегодня по крайней мере, не планировалось. Оно произошло вдруг, убийцу что-то испугало, нечто думаю в поведении либо решении покойного. Вот преступник и решился на крайние меры раньше намеченного срока, и возможно даже- сыщик призадумался – он уже жалеет об этом!- указав рукой с ножом в верх, закончил мысль Бусов, а затем обратился к хозяину с просьбой отрядить после обеда двух надёжных мужиков с хорошей подводой, чтоб отвезли убитого в город к доктору Музыкалову.
-Я ему письмо напишу, и попрошу не затягивать со вскрытием, и чтоб завтра в течении дня, привёз покойного обратно.
-Разумеется я распоряжусь- ответил Кузьма.
-Ну-с, тогда я пожалуй пока отойду, да письмо доктору прямо теперь и напишу, а то дел по убийству много, а времени мало!- Бусов промокнул рот салфеткой, пожелал всем доброго здравия, и вышел. Полицейские помощники тоже ещё чуть посидели, выпили- закусили, и отправились в след за начальством. Поверенный ел мало, больше пил, а потом сославшись на плохое настроение, сказал что пойдёт погуляет в саду, и если будет нужен, он там. Молодой барин также закончив трапезу, пошёл отдать распоряжение насчёт транспорта для отправки тела. Иван и другие, сидели за столом в гостиной. Бусов дописал письмо, вложил в конверт, набросал адрес, заклеил, и вопросительно поглядел на подчинённых.
-Иван Силыч – приглушённо спросил пристав- на кого думаете-то?
-Как обычно Ефимов- в тон ему, но чуть озорно ответил сыщик- сначала на всех, а завтра отсевать начнём.
-Наши дальнейшие действия?- сухо спросил Хворостовский, понявший уже по поведению барина, что тот чего-то зацепил.
-Отправим тело в город, и пойдём приживалок допросим, Буевича с сестрицей, а то я чувствую что они нас там ждут не дождутся уже!
-Ага, и небось уж напридумали себе как выкручиваться да чем отбрёхиваться! –предположил Хворостовский, барин согласно кивнул.
-Конечно, и даже всё уже отрепетировали! Но ты же знаешь брат Хворостовский, какой я театрал? Два-три бестактных вопроса постановщикам и авторам «пиесок», и шабаш, молитва превращена в фарс!
- Да уж, сколь годов Иван Силыч с вами служу, а всё одно люблю глядеть как вы всякие политесы обрушаете!
Послышались шаги, и вошёл Кузьма Андреич.
-Господа!- негромко объявил он- Всё готово, батюшку положили в телегу, мужики ждут вашей команды Иван Силыч.
-Посидите, я сейчас!- попросил сыщик своих помощников, и нахлобучив для солидности шляпу, взял письмо, и в сопровождении хозяина, вышел на улицу. Там уже собралась целая толпа крестьян и дворни. Слышалось как несколько баб голосили по старому барину, а у подводы с телом стояли два мужика, в хороших кафтанах, картузах, да сапогах. Сыщик отдал одному письмо, растолковал подробно как проехать к больнице, (будет туго, спросить у любого городового) отдать Музыкалову письмо вместе с телом, и сразу же назад. Да, в трактиры и кабаки не заходить, а то он с них спустит шкуру.
-Вернётесь трезвые и до темноты, вам и тут нальют да угостят!- и приказав трогать, вернулся в дом к своим.
-Ну господа, пошли приживальщиков трясти!- решил сыщик. Дверь ведущая в северную часть особняка, оказалась открытой, это сыщик попросил хозяина заранее её открыть. Оба новых наследника были на месте. Буевич среднего роста, с прямыми до плеч волосами, бледным, худым лицом, с какими - то нездоровыми романтическими глазами и как показалось изначально, подкрашенными губами. Одет он был в серый фрак и белые брюки, а его сродственница, женщина не лишённая привлекательности, но не той из-за которой теряют голову, облачённая в тёмно-синее платье, сидела за пианино и собиралась музицировать. Увидев полицейских оба встали, и вежливо поклонились. Бусов и помощники в ответ кланяться не стали, а просто расселись по креслам. Буевич и Галина остались стоять, не зная что им делать дальше. Видимо молчания полицейских они не ожидали. Бусов молчал долго, минуты три, затем резко и внезапно, спросил у приёмного сына покойной барыни.
-Где?!
-Что-с простите?- каким-то тонким голосом, вздрогнув переспросил Лука, и чуть склонился.
-Вы, господин Буевич, где находились вы, нынче утром, между девятью и десятью часами утра, то бишь в отрезок времени, когда был убит помещик Соболев, Андрей Ильич.
-Как убит?- попыталась изумится мадам или мадмуазель Парахина, приложив руку к груди.
-Из пистолета господа, если вас это интересует – хмурясь пояснил следователь- убит внезапно, подло и жестоко! Так что никакого самоубийства, преступление здесь… Итак господин Буевич, где вы были в означенный отрезок времени?
-Я… я в девять только проснулся, пока привёл себя в порядок – плавно, словно перебирал шарики, жестикулируя тонкими, холёными как у женщины пальцами, начал отвечать тот- потом нам с сестрой подали завтрак, мы обычно не торопимся, едим медленно. Тут слышим, вроде выстрел, потом тишина, и где-то через четверть часа начался сущий содом!- слово «содом», опрашиваемый произнёс как-то на распев- Ну мы естественно послали слуг узнать что случилось, они вышли на улицу, и там узнали ужасную новость, что Андрей Ильич, царство ему небесное! ( оба торопливо перекрестились) наложил на себя руки! Мы конечно пришли в ужас, и не знали что делать, и как дальше жить?
-Да разумеется, гибель Андрея Ильича вас расстроила, наследство-то вы конечно в этом случае не собирались получить, нет? – чуть прищурившись поинтересовался сыщик. Буевич и Галина переглянулись, и Лука растерянно ответил.
-В этом случае, Кузьма наследник…
-А ему кто наследует?
-Очевидно Елена…
-А ей?
-Простите, но я вас, не понимаю!- с каким-то придыханием проговорил Лука Буевич, а его сестра неловко села на стул.
-Сейчас поймёте!- сыщик встал и подошёл ближе- Вы, по словам законного наследника- Бусов выделил слово «законного»- стали требовать неделю назад, передать вам половину поместья, и не малую сумму денег, а точнее, порядка 50-ти тысяч, было?
-Да- тихо кивнул головой Лука, но тряхнув волосами поправил- только я не требовал, а попросил то, на что имею законное право по завещанию, оставленному моей благодетельницей!
-Ну, к завещанию мы позже вернёмся- сухо заметил сыщик- а пока господин Буевич, вот прямо здесь и сейчас, расскажите мне и моим людям, кто вы и откуда, как появились в поместье, как оказались в приёмных сыновьях покойной барыни, словом выложите мне всё до унции. И учтите, господин с тонкой душевной натурой, ежели мне начинают врать, я за то, сильно наказываю!
-Да никакой тайны во мне нет, - тряхнув волосами, с театральным надрывом в голосе начал Буевич, и рассказал сыщику что он уроженец Петербурга, из семьи небогатых чиновников. С детства имел склонность к языкам, выучил английский да французский, на том домашняя жизнь и кончилась, родители умерли, а он перебивался кое-чем. Затем сумел поступить в университет, но со второго курса его уволили по наветам завистников, и пришлось распрощаться с философско- юридическим университетом, и отправится искать счастье по миру, в смысле в народ. По пути много учительствовал на местах, гувернёрствовал в неких поместьях, но уже и забыл где.
-Память лечить надо!- посочувствовал сыщик, и приказал говорить далее. А далее судьба повернулась к нему спиной, его умения и знания мало кому стали нужны, да в добавок в лесу его ограбили, отняв последние пожитки, узелок с запасными башмаками, и книжкой Вольтера…
-Образованные тати у нас в уезде пошли, Вольтера читают!- усмехнувшись заметил сыщик, весело глядя на волнующегося Буевича. Тот снисходительно улыбнулся и продолжил. Набрёл на это поместье, и буквально умолил хозяев, взять его под крыло. Затем он пришёлся по сердцу хозяйке, оказавшейся очень одинокой в духовном плане женщиной, ни муж ни дети, совершенно не понимали её утончённой натуры, коей тесно было в этом сонном болоте провинциальной усадьбы!
-Гм – подняв брови, сказал чуть удивлённо сыщик- как всё интересно-то вокруг! Тоже что ль учёным стать? Глядишь, и жить станет веселее! Вы продолжайте господин Буевич, продолжайте!
Оказалось что покойная хозяйка, просто обожала философию и поэзию, и он, по вечерам читал ей вначале по памяти, а уж потом она из города, сама себе выписала живые книги философов. Так шаг за шагом Ангелина Викторовна принимала в нём участие, совершенно не обращая внимание на скверное поведение сына Кузьмы, который всячески препятствовал духовному росту матушки своей, что очень сильно ту расстраивало, и негативно влияло на здоровье бедняжки!
-Да, инквизитор прямо!- сочувственно заметил полицейский.
-Да-да, именно – согласился Буевич, - его интриги очень сильно подорвали здоровье Ангелины Викторовны, моей благодетельницы!- с неким пафосом сказал Лука
-Так, когда и почему, она сделала вас приёмным сыном?- сухо спросил сыщик. пристально глядя на любителя философии. Тот слегка удивлённо, но словно так должно и быть, ответил что в апреле она ему это предложила, он по началу отказывался, но она проявила большую настойчивость, и ему ничего не оставалось другого, как согласиться.
-В самом деле? Вы отказывались, господин Буевич?
-По началу решительно, я не хотел от неё жертв…
-Отбивались наверное – вздохнул Бусов – и на чём же она вас уговорила-таки?
-Она сказала что боится за моё будущее, что муж и сын тут же расквитаются со мной как только, в смысле если её не станет- голос Луки дрогнул – она бедняжка видимо чувствовала что-то дурное, и хотела меня огородить уже законным способом. Ну я подумал а почему бы и нет, да и согласился!
-А вы сударыня, к тому времени тоже тут гостили?- спросил сыщик у Парахиной. Галина уверенно кивнула.
-Да, я уже гостила у Луки с неделю…
-Вы как я понял двоюродные?
-Да, я дочь его тётки по отцу, жила в Москве, но когда матушка преставилась, он написал мне где живёт ещё в декабре. А в начале марта, родительница скончалась, я сделала все дела, закрыла домик в Кулишках, и приехала. Ангелина Викторовна, тоже по доброму, меня как дочь приняла!
-Даже так? И что, вас тоже удочерили официально?- иронично спросил сыщик.
-Да нет – чуть смутилась Галина – зачем же, ни к чему это, братец ведь не оставит сестру без средств?- с едва заметной язвительностью в голосе, поинтересовалась дама, обратив взор на родственника. Тот устало ответил что разумеется не оставит.
-Кстати господа о средствах- заметил вдруг безнадёжно-язвительным голосом сыщик- самое малое до зимы, вопрос о получении вами доли наследства, повисает в воздухе, это если говорить культурно.
-А… от чего?- уже растерялся сам Лука, да и лицо сестры приняло удивлённое выражение
-Да от того, что вы господа- сыщик указал в их сторону пальцем- подозреваетесь мной наряду с прочими, в причастности к убийству, это первое. А второе, пока я проверю и уточню ваши личности путём письменного запроса в обе столицы, да пока полиция и чиновники тамошние всё это найдут, соберут, перепроверят сами, да сюда перешлют, да накиньте волокиту на нашей почте, вот дай бог к декабрю-то, кое-что и прояснится!
-Подозреваете, нас?- в ужасе воскликнула Парахина, и с бледным, уже явно испуганным лицом, произнесла- Но это же, невозможно!
-Да нет сударыня, напротив, очень даже возможно! Такие явления как насильственная смерть богатого человека и внезапные наследники, вещи очень подозрительные, я бы даже сказал , нехорошие вещи!
-Но ведь мы не входили в ту половину, мы тут были!- залепетал побледнев ещё больше Буевич- клянусь!
-Ну это я ещё проверю- пригрозил сыщик- а пока господин Буевич, соблаговолите предоставить мне все документы, которые у вас при себе есть, и вы сударыня тоже! – кивнул Бусов осунувшейся сестрице. Буевич убитым голосом попросил её, принести их бумаги заодно.
-Ефимов, проводите даму за бумагами!
Пристав жестом предложил Парахиной пройти, и она тяжело поднявшись, последовала к выходу первой.
-Благодетельница ваша, ночью умерла?- спросил Бусов. Лука потёр лоб, и устало ответил.
-Да, очевидно так, утром Лукерья нашла её уже холодной, в постели.
-Лекарства она принимала сама, или ей подавали?
-Сама конечно, они тут же, на столике стояли, видимо просто не успела, либо во сне скончалась- предположил наследник.
-Спокойной ночи, вы ей всегда желали?- тихо спросил Бусов, глядя прямо на опрашиваемого.
-Да, мы с сестрой заходили каждый раз, и в тот вечер тоже. Она нормальная была, ничего не предвещало!- холодно ответил Буевич, отводя глаза от сыщика. Вернулись Ефимов с дамой. Парахина протянула следователю небольшую стопочку бумаг. Так, пачпорты, студенческие бумаги, свидетельство о рождении, ясно. Сыщик не отдал бумаги обратно, а протянул их Ефимову, который убрал документы в папку, на немой же вопрос родственников, спокойно дал разъяснение, что в интересах дела, документация временно изымается для установления подлинности. И вообще, до окончания расследования, никто территорию усадьбы не покинет под страхом ареста. Под конец, Бусов ласково спросил есть ли возражения? Возражений не было.
-Так господа, а теперь нам надлежит переговорить с вашей прислугой, их тут трое у вас, лакей, кухарка, и горничная?
-Да…
-Ефимов, соберите челядь на кухне, и расспросите подробно всё о сегодняшнем дне!-приказал сыщик.
-Слушаюсь, ваше высокоблагородие!- демонстративно вытянулся помощник, щёлкнул каблуками, и направился исполнять приказание.
-Вы, покуда идёт допрос слуг, сидите тут, и не выходите!- строго приказал Бусов, встал, подождал пока денщик допишет последнюю строчку, и знаком приказал следовать за собой. Когда они вышли из северной половины в южную, Иван Силович спросил.
-Ну, что думаешь о сём господине?
-Да- сморщился денщик – слащавый какой-то, как баба… На педераста чем-то смахивает я бы сказал.
-Ну этот след мы с тобой отрабатывать не будем!- ухмыльнулся сыщик.
-Да, лучше без фанатизма!- деловито согласился Хворостовский
Иван чуть посмеявшись велел подпрапорщику идти теперь по усадьбе, и вытрясти из слуг всё о сегодняшнем утре.
-А я, обследую чердачок с той лестницы, что-то там думаю должно быть эдакого!
--Понял!- кивнул денщик, и торопливо ушёл. Иван поискав глазами какой-нибудь подсвечник, и нашедши таковой, взял его, и пошёл к лесенке ведущей на чердак. Где-то в низу гудел народ, а тут на площадке было пусто. Достав спички, Иван зажёг свечу, и медленно стал подниматься. Дверь на чердак оказалась очень лёгкой, из тонкой, очевидно осиновой доски. Под действием воздуха, пламя затрепыхалось, и едва не погасло.
-Так, что тут у нас?- сыщик влез, и стал осматриваться. Весь чердак он разумеется осматривать не собирался, только небольшую часть. К удивлению Бусова, он не был забит хламом. Там лежало много досок, узлы тряпья, кое-какая старая мебель, какие-то небольшие ящики, старые корзины, и кое-что другое. Иван стал осматривать закутки что ближе ко входу. Остро пахло мышами, видимо коты не часто тут бывали. Под ногой что-то хрустнуло. Он остановился и посветил. Яичная скорлупа, точнее пустые оболочки, штук пять-шесть.
-Так, ну-ка!- сыщик взял одну и понюхал. Свежая, сегодня тут кто-то был. Так, что там далее? Ишь ты, кожура от печёной картошки, немного правда, остальную видать съели. Так, кто рассуждая логически, мог тут завтракать? Кто-то из дворовых? Мог, но вряд ли взрослый, хотя какой-то парень с девкой и мог тут уединиться. Либо из детей кто-нибудь обустраивал здесь себе курень. Да, чердак, это самое ребячье царство тайны, волшебства да игр! Бусов невольно вспомнил как сам в детстве, вдвоём с Хворостовским, часами пропадали в таком же «царстве», откуда их часто гонял хворостиной, покойный Сила Андреич. Погуляв ещё немного и повспоминав прошлое, Бусов слез обратно, погасил свечу, и поставил на место. Затем спустился вниз и определив по сладковатому запаху где кухня, пошёл туда. Из приоткрытой двери доносились женские голоса, две молодых щебетуньи, и одна взрослая баба, определил сыщик, и войдя не ошибся. У плиты возилась дородная баба лет 45-ти, а у окошка, перебирая лук, судачили о чём-то две девушки лет по 18-19-ть. Увидав вошедшего, работницы разом прекратили дела, и не надолго замерев, стали глядеть на господина полковника.
-День добрый!- Бусов приветливо снял шляпу, да и жарко было на кухне, печь всё ж топилась, и чуть прошёл ища куда бы присесть.
-Сюда пожалуйте, барин!- деловито указала баба рукой на стоявший у стенки, недалеко от печи табурет. Сел закинув ногу на ногу, и сразу спросил у кухарки.
-А что стряпуха, хороша ли печь-то, не дымит, не вонючая?
-А чего ей дымить-то? Сложена на совесть, хорошая, и дров жрёт не много!- спокойно ответила баба, вытирая руки о фартук. Сыщик улыбнувшись девушкам, от чего те чуть вспыхнули и зашушукались, снова обратился к кухарке.
-Как тя звать-то?
-Домна Антюфеевна я!- поклонилась толстуха.
-Домна Антюфеевна, а скажи-ка, можно ли в твоей печи, картошки испечь, или нет?
-А вы барин печёной картошки желаете? – вопросом на вопрос ответила кухарка. Бусов коротко всплеснул руками.
-Да помощнику моему приспичило, вот я и хотел! Ну так как, можно, иль для того костёр разводить надобно?
-Да зачем же костёр-то? – искренне удивилась стряпуха всплеснув руками- Да вот я вам сколь надо в поддувало накидаю да испеку!
-Да ты Домна погоди!- чуть отмахнулся Бусов- скажи-ка, а сегодня пекли тут картошку-то?
-Пекли, утром после завтрака.
-Это старый барин ещё жив был?- уточнил сыщик, уже без улыбки глядя на женщин.
-Истина так, - всхлипнув ответила кухарка, и краем фартука протёрла лицо- горе-то какое, и кто ж злодей такой осмелился-та?
-А пёк-то, из дворовых кто, не лакей ли Гришка?- сменил тему Бусов.
-Не-ет барин!- сразу как-то повеселела толстуха отмахнувшись ладошкой- На что ему? Это мальчонка, племяш мой, Федька, он чуть не каждое утро приходит, помочь тут чего по кухне, а картошечка покамест в золе печётся. Спекёт пять-шесть, да в суму перемётную свою, там и соль у него в узелочке, и хлеба кусок, вот и лопает.
-А позови-ка мне его для разговору, Домна Антюфеевна, он мне расскажет кое-что, а я ему за то двугривенный дам, давай, сбегай за ним!
Кухарка как-то удивлённо подняла брови, и вытирая руки о фартук, быстро засеменила из кухни. Бусов перевёл взгляд на замеревших девушек.
-А что красавицы, есть тут у вас, чего испить можно, по мимо воды конечно?
-Ой, да вон квас свежий в кувшине-то есть!- сказала одна- Подать вам?
-Плесни в ковшик!
Девушка шагнула к столу, налила квас в деревянный ковшик, осторожно взяла его двумя руками, подошла, и чинно протянула офицеру.
-Попейте пожалуйста барин!
Сыщик тоже потянулся к ковшу обеими руками, и невзначай, вместе с ковшом, чуть прихватил нежные девичьи пальчики. Тоненько ойкнув, девушка залилась краской, и смущённо отдёрнула руки. Улыбнувшись, Бусов припал к ковшу, и неторопливо смакуя, потянул прохладную, чуть обжигающую, сладкую жидкость.
-Ух, хорош!- сказал он, оторвавшись на секунду, а затем с удовольствием допил. Вытер усы, и протянул ковшик обратно.
-А что красавицы, добр ли с вами старый барин-то был, не обижал ли?- спросил он.
-Нет, не обижал, и глупостев разных там, что иные помещики себе позволяют, никогда не допускал !- с расстановкой ответила вторая девушка.
-Так, а молодой, Кузьма Андреич?
-Да тоже не охальничал, он всё больше книжками увлекается, да с товарищами водиться, да за сестрицей присматривает, боится чтоб не обижали её! – ответила та же самая.
-А приживальщик ваш, Лука?- голос сыщика чуть дрогнул.
-А этот, шаромыжник и есть!- торопливо ответила первая, боясь как бы товарка опять не завладела целиком вниманием барина.
-Охальничает с девушками?
-Да нет, он парней наших боится, уж кому-кому, а ему они за нас сразу башку открутють!-быстро ответила та же самая, к явному не удовольствию подруги. Дальнейший диалог был прерван появлением кухарки, ведущей за руку мальчонку лет 10-ти, босоногого и вихрастого малого, с чуть испуганным выражением лица.
-Вот, еле нашла, заробел, идти дурень не хотел!- отрапортовала Домна, подталкивая племянника в спину. Тот робко подошёл к барину, и опустил глаза.
-Ты Федька меня не бойся, мне пять минуток с тобой по секрету поговорить надобно, а за то, я тебе двугривенный дам, серебром, хочешь? – предложил сыщик. Федька поднял голову.
-А не обманешь ты меня, барин?
-Да ни в жисть!- поклялся тот, и встав с табурета, поманил мальца из кухни. Поговорили они минут пять, сыщик посветлел лицом, дал Федьке 20 копеек серебром, и взявши с него страшную клятву молчать обо всём пока он сам не разрешит говорить, отпустил босоногого стригунка восвояси. От того, что сейчас ему поведал Федька, сердце сыщика застучало так, что казалось могли услышать девушки на кухне. Вот это поворот! Он в принципе никого из числа подозреваемых не исключал, но этот человек надеялся он, всё же не причастен. Так, Иван Силыч на девять десятых был уже уверен в том кто убил, но за что и почему, будет ясно после изучения оттисков с листа, изъятого им из папки убитого.
-Так значит у нас?- призадумавшись сказал себе Иван, идя в столовую, надеясь там кого-то найти, и не ошибся. Ефимов и Кузьма пили чай с пышками.
-Ну, что-нибудь есть?- спросил сыщик, Ефимов отрицательно помотал головой.
-Не, Иван Силыч, пусто как в порожнем казане. Либо куплена та прислуга, либо не видела ни черта, либо и впрямь Лука этот с сестрицей своей в южное крыло не проходили.
-Через дом и не обязательно – вставил реплику молодой барин – можно через заднее крыльцо, по улице обойти, да через чёрный ход в дом попасть, но это разумеется надо рисковать.
-На меня господин Буевич не произвёл впечатления рискового человека, не тянет он пардон, на флибустьера!- заметил Бусов, наливая себе чай из самовара.
-Коли приспичит, любой может рискнуть!- возразил Кузьма.
-Как Елена?- спросил Иван, отхлебнув чай.
-Чуть получше, но духом упала совершенно!- вздохнув ответил брат.
-Скажите, Кузьма Андреич, а ваш батюшка он что, деловые бумаги мог карандашом писать?- задумчиво поинтересовался следователь.
-Нет, отец так только черновики, либо наброски писал, ведь карандашом и быстрее и проще чего-то написать, коли мысль спешно летит. И кляксу не поставишь, и вообще! А уж потом не торопясь, пером и переписывал. Да и чернила хорошо экономятся когда так работаешь – ответил Кузьма, отставляя чашку.
-Значит черновики… это хорошо что он такой аккуратный был! – задумчиво проговорил Бусов. Кузьма с надеждой спросил.
-Вы… Иван Силыч, вы нашли что-нибудь?
-И да и нет, господин Соболев – уклончиво ответил сыщик- сейчас, я могу повторить только одно: убийца, или убийцы тут, на территории усадьбы, и в Ладов я уеду только вместе с ними!
-Буду на это надеяться- проговорил Кузьма Андреич. Неслышно, как тень, величавой походкой вошёл стряпчий Тихон Гаврилыч. Видимо долгая прогулка пошла ему на пользу, он был уже повеселее чем давеча, и аппетит пришёл вместе с усталостью.
-С вашего позволения господа- и налив себе чая, потянулся за пышкой.
-Господин Осипов, а завещание Ангелины Викторовны у вас с собой? – внезапно спросил Бусов. Осипов взял пышку, и кивнул.
-Да, разумеется, в папке в моей комнате, оно уже оглашено, вот я и вожу его с собой, а что такое, вы чего-то нашли? – поднеся пышку ко рту но не кусая её, спросил стряпчий. Сыщик отрицательно покачал головой.
-Вы многого от меня хотите, любезный Тихон Гаврилович, время прошло всего ничего, а я уже вам и убийцу подай?- усмехнулся сыщик. Чиновник вздохнул, откусил наконец пышку, и запил чаем.
-Нет, я просто интересуюсь, как продвигается дело!- пояснил стряпчий.
- Да движется помаленьку, вот уже с Лукой Буевичем и его сестрицей потолковали, да-с. Крутят они чего-то оба, ну я их и огорчил.
-Чем же, если не секрет?- робко поинтересовался стряпчий, проглотив другую пышку.
-Сказал чтоб раньше зимы, о наследстве и думать забыли, пока я их личности не установлю, да дело не закрою. На подозрении они, оба.
-Мне они казались не такими уж подозрительными, и Ангелина Викторовна им вполне доверяла- пожал плечами поверенный.
-Цезарь, Бруту тоже вполне доверял, а вон какая оказия-то вышла! – вздохнувши заметил сыщик. Раздался звук торопливых шагов, и вошёл запыхавшийся Хворостовский.
-Иван Силыч, на два слова вас можно?
-Да!- Бусов быстро встал и подошёл к денщику- ну что Митя, что-то есть?
-Есть! Давайте отойдём!- они отошли достаточно далеко, и денщик негромко рассказал , что один из дворовых людей, Никанор Попов 46-ти лет, видел как утром, буквально за четверть часа до убийства, Лука Буевич вышел через заднее крыльцо, и внутренним двором, по стеночке, прошёл в южное крыло чёрным ходом., и какое-то время там был (мужик не поручиться за точность) Затем вскоре, наверху бабахнул выстрел, и Лука опрометью выскочил назад, и лёгким бегом, всё время оглядываясь, почесал назад, и скрылся в доме.
-А Никанор Попов этот, что там делал?
-А там во внутреннем дворе, в лесочке, коза у него пасётся, так он ей болтушку носил в ведёрке, вот и видел приживальщика!
-Ты всё записал?
-Разумеется!- Хворостовский хлопнул себя по сумке.
-Где этот козопас?
-Вон, на улице у входа стоит, я его с собой взял, мало ли?
-Пошли!
На улице их ждал небольшого роста мужичок со всклоченной бородой и плешивый, в руке он нервно мял свою шапку.
-Ты Луку Буевича видел?- в упор спросил Бусов.
-Так точно барин, видел!- поклонился Никифор.
-А после как выстрел бабахнул, он как, сразу выскочил, или опосля?
-Нет, опосля, а вот через сколько, уж не взыщите, не знаю!
-Ну как не знаю-то?- нахмурился сыщик, и зашёл с другого бока- До скольких по твоему можно было досчитать, прежде чем приживальщик, выскочил через чёрный ход?
-А, это я могу, это можно было… ну… где-то до двести, не более того!- ответил мужичок.
-Точно до двести, а не до триста?- уточнил Бусов.
-Не, не до триста, у меня коза, Манька, у болтушки как раз жижу спила, и крутяк трескать начала!
-Всё ясно Попов Никанор, ступай пока!- мужик торопливо ушёл, а сыщики вернулись в дом.
-Ну Иван Силыч, а я про посчитать-то и не дотумкал спросить!- восхищённо заметил Хворостовский. Бусов продолжал сосредоточенно молчать.
-Три, три с половиной минуты – проговорил он, и поглядел на денщика, тот сразу ответил.
-Вполне хватит чтоб убить и смыться!
-Или чего-то увидеть, ошалеть и сбежать- добавил Иван Силович.
-Или – денщик поднял палец, и понизил голос- стать соучастником, вынужденно стать, и теперь не знать куды бечь, и что делать?
-И это вполне вероятно!- согласился начальник.
-Ну так что, идём этого Буевича тряхнём?- предложил денщик.
-Можем спугнуть кое-кого ещё- пробормотал Бусов- давай-ка скрытно наблюдать Митя, ты этого Попова предупредил чтоб он не болтал лишнего?
- Конечно, припугнул тюрьмой за болтовню!- изумлённо ответил денщик.
-Ну пошли тогда пышки трескать!- махнул рукой сыщик. Когда они вернулись, уже никто не спрашивал случилось ли чего, лишь Кузьма бросил нетерпеливый взгляд на Бусова, но в слух ничего не сказал. Вечерело. Вернулись из города мужики с подводой, отчитались что были у доктора, и отдали письмо. Он сказал что завтра к полудню, можно будет приезжать за телом. Мужикам как и обещали поднесли выпить-закусить, но строго предупредили чтоб завтра к десяти утра, они готовы были выехать за прахом барина. Кузьма показал полицейским их апартаменты на верху: большая спальня с постелью и диваном, и двумя нарочно принесёнными лежанками со сложенными принадлежностями. Впрочем, городовой Егоров, он же кучер, попросил разрешения заночевать в конюшне, в пролётке, и к лошадке близко, и вообще. Бусов пожал плечами, и разрешил. Хворостовский тут же заметил, что он, по той же причине, не ходит с барином на светские рауты, не чувствует себя там комфортно. На что получил заверение самого барина о том, что теперь, он обязательно почувствует весь комфорт, и таки будет ходить на эти самые вечера, в качестве артиллерийской поддержки по части армейского вранья для женских ушей. Все протесты и возражения откланяются заранее. Денщик тяжко вздохнув, решил смириться с участью салонного завсегдатая. Иван Силович поставил ширму к столу так, чтоб она загораживала спящих от свечей канделябра, ежели сыщику вздумается поработать ночью. Впрочем помощники, не без оснований предполагали, что поспать им в эту ночь вряд ли придётся, и точно. Бусов сказал что как только стемнеет, надо будет незаметно покинуть дом, и понаблюдать за поместьем.
-Вылезем, не впервой- отмахнулся Ефимов, расправляя одеяло на своей лежанке.
-Исчезнуть думаю лучше под видом прогулки перед сном – посоветовал сыщик усаживаясь за стол, и кладя перед собой бумаги покойного, из ефимовской папки.
-Иван Силыч, вы обещали нам что-то рассказать!- лениво напомнил Хворостовский.
-Я обещал?- удивился шеф – Когда это интересно, я тебе подобное обещал?
-Да давеча…
-Не бреши, ничего я тебе не обещал!
-Да? Значит послышалось…
-Вы лучше покимарьте пока до ужина если получится, а я вот с бумагами посижу.
-Да какое там кимарить?- воспротивился Хворостовский подсаживаясь к столу- Вы с оттисками когда будете работать, страсть охота поглядеть что там?
-Да, Иван Силыч, не томите, а?- подскочил и Ефимов. Бусов сжалился, он достал лист с оттисками, и взяв графитовый карандаш, лёгким движением, стал заштриховывать весь лист. Продолжалось это не долго. Иван отложил карандаш, и внимательно вчитался. Помощники терпеливо ждали, зная что следователь не любит когда лезут под руку, или путаются под ногами. С каждой строчкой, лицо Ивана становилось всё радостнее и довольнее, а когда он закончил читать, сияло словно солнце.
-Вот оно господа, нашёл! – радостно но не громко, объявил он.
-И что там?- в нетерпении переспросил Хворостовский.
-Черновой проект окончательного завещания покойного Андрея Ильича, из-за которого его и убили!-ответил Бусов, протягивая лист помощникам, и те быстро ознакомились.
-Ну с наследником понятно – сказал Хворостовский возвращая лист Бусову,
и тот аккуратно переписав себе с него всё в маленькую тетрадь, убрал его в папку.
-Да, было бы странно, если бы им, объявили лакея Григория – пошутил Ефимов, и чуть подумав сказал – но тогда, можно предположить, что в наследники метился кто-то иной. Барин, внезапно передумал, составил проект, и кто-то об этом узнал…
-А каким образом этот кто-то, про проект узнал?- парировал денщик- Не с крыльца же Андрей Ильич, зачитывал свою новую волю-та? Мог только с кем-то, кому доверял это обсудить, а тот оказался предателем, или болтуном!
-Так, Иван Силыч, а кого мы можем исключить из числа стрелявших?- спросил чуть подумав Ефимов.
-Только Кузьму с Еленой , они сидели в беседке на улице, где их видел десяток свидетелей – пробормотал сыщик, и добавил слегка сдвинув брови – если только убийца не действовал по заданию одного из них…
-Горничная могла?- быстро спросил Ефимов.
-Вряд ли, скорее даже совсем нет – покачал головой Бусов, и достал орудие убийства- этот пистолет, имеет небольшой изъян, у него тугой спуск- сыщик нажал курок, сухо щёлкнуло- вот, женскими пальчиками тут надобно давить да давить, нет…
-Лакей?-бросил денщик.
-Вполне мог!- согласился сыщик.
-Но он же вместе с горничной прибежал!- неуверенно возразил пристав.
-Вы не очень внимательны Ефимов, так, да не так. Она рассказывала что влетела в кабинет первой, увидала труп, да в обморок упала, а «Гриша следом прибёг да подхватил» Этот Гриша, мог барина пристрелить, всё пристроить, девушка-то лишь минут через пять-семь насмелилась прибежать, а сам схоронился в той кладовке что рядом с кабинетом. Увидел как Пелагея пролетела, вылез, и вот он, спаситель сзади, лови не хочу, обморочную диву!
-Хорошо, но значит был кто-то, кто мог ему это приказать?- переспросил Ефимов.
-Да, могли например Кузьма или Елена, господин Осипов мог, Лука Буевич, ну и сестрица его, госпожа Парахина. Итого у нас, пять крепких подозреваемых нанимателей убийцы.
-А ещё кто бы мог убить?- опять спросил Ефимов, но ответил Хворостовский.
-Да все те же по мимо дам, и того трое, молодой барин Кузьма(теоретически), стряпчий Тихон Гаврилыч, и Лука Буевич, вот так, ищи не хочу.
-Ну потенциальным наследникам понятно это выгодно, но Осипову к примеру это за каким?- сомневаясь, спросил опять Ефимов, -Какой резон?
-Самому, никакого, даже наоборот. А вот ежели он в сговоре с кем-то, тогда –глаза у сыщика азартно блеснули – резон прямой. Ну он так мог бы подумать, не допустить появление законного завещания. И тут друзья, преступник, кто бы им не оказался, допустил роковую ошибку, именно самим фактом убийства, у него думаю сдали нервы или что-то в этом роде. Минута помутнения, бах! И преступление, планировавшееся не сегодня и не так, совершено глупо и дилетантски, тем более что приехали мы с вами. И вот преступнику и его сообщнику, или сообщникам, остаётся только одно: затаится и выжидать, это их единственный шанс на спасение. И это так, но- Бусов поднял палец в верх – мы тут, а потому шансов у негодяев уже нету. И завтра, от силы после завтра, всё будет кончено!
-Иван Силыч, а у меня такое чувство- подозрительно глядя на барина проговорил Хворостовский- что вы нам чего-то не договариваете, нет?
-Чувства брат Хворостовский, это хорошо, но: что бы я не таил и не скрывал, ты-то должен уже знать, что это не от недоверия к вам, а в интересах дела. Ну а на настоящий момент, озвучивать особо нечего, мы уже все версии с вами вытащили, как обоссаные матрасы, на просушку после пьянки. Есть кое-что в голове, но это до завтра, как курьера из города дождусь.
-Какого курьера?- удивился Ефимов.
-Нашего, из полиции, я в письме попросил Музыкалова выяснить кое-что, точнее попросить чтоб выяснили, и спешно сообщили мне. Вот дождусь, а там уж окончательно всё ясно-то и будет.
-Ну тогда ждём значиться до завтра – вздохнул Хворостовский, и встав отошёл к своему дивану, и не на долго прилёг. Чуть погодя, тоже самое сделал и Ефимов, а Бусов, углубился в изучении бумаг покойного. Он слегка заработался. Едва дочитал последний лист ( все бумаги оказались воспоминаниями помещика, и размышлениями о жизни) как в дверь постучали. Придремавшие помощники моментально вскочили.
-Господа- донёсся голос горничной- барин ужинать зовут, всё готово!
-Сейчас спустимся, ступай!- громко ответил Бусов, достал лист с оттисками завещания, и сложив его в четверо, спрятал во внутренний карман- пошли уже ужинать, господа следопыты!- весело сказал он- Поспали всё же?
-Да, я даже сам не ожидал- заметил Хворостовский- уснул!
-Ну значит ночью пободрствуешь!- улыбаясь сказал Бусов уже стоя в коридоре и запирая дверь. Внизу, за столом уже сидели Кузьма, Осипов, и наконец-таки вышедшая из своего заточения младшая сестра, 19-ти летняя Елена, симпатичная стройная девушка, с очень бледным и грустным лицом, которое наверное если развеселить, то будет очень живым и привлекательным. На голове у неё был чёрный кружевной платок, убранный сзади заколкой.
-Вечер добрый господа!- поприветствовал всех Иван Силович, садясь напротив молодого барина, но рядом с Осиповым. Сыщик ещё раз глянул на Елену, потом на её брата, и тот отрицательно помотал головой. Но девушка заметив эти взгляды, тихо произнесла обращаясь к брату.
-Не надо Кузь… я способна поговорить с господином следователем после ужина… От жизни, в спальне не спрячешься…
-Я вас дольше четверти часа не задержу!- пообещал сыщик, сочувственно глядя на барышню. Та молча кивнула головой, и робко, как-то с неохотой, начала кушать очень вкусного, запечённого сазана, разделанного на порции. Полицейские же не отказали себе в хорошем аппетите, и уплетали кушанья к радости хозяев очень здорово.
-Вы нашли что-нибудь в бумагах отца?- поинтересовался Кузьма.
-Увы –вздохнул Бусов- там одна философия, и размышления… По делу там ничего нет…
-Я почему-то так и думал – хмуро проговорил сын, наливая себе вина.
-Но, мы не будем терять надежды- заметил сыщик пластуя сазана- дело только начато, предварительное расследование в разгаре, а там соберём улики, опросим свидетелей ещё раз, и уже формальное подоспеет. Говорю всем вам друзья- сыщик сделал ножом полукруг в воздухе- что убийцу я найду и покараю. Пустыми, мы с помощниками от вас не уедем, ни по чём!
При этих словах Елена так поглядела на сыщика, столько в этих измученных горем глазах было детской какой-то мольбы о спасении, и помощи, затаённой надежды и неприкаянности, что сердце Ивана невольно сжалось: ему на миг представилась в такой ситуации Светлана, и от этого закипела злость, та, которую он сам порой боялся в себе.
Но тут, он сумел это внутри успокоить, завтра возможно уже всё решиться, так что распускаться не для чего.
-Вы не переживайте так. Елена Андреевна- попросил Бусов- я думаю что у вас всё ещё может наладится.
-Я… я постараюсь- тихо проговорила девушка, и едва заметно улыбнулась. Сыщик бросил взгляд на её руки, вернее пальцы, даже пальчики. Тоненькие как ножки бокалов и бледные, чуть ли не просвечиваются. Выстрелить из оружия с тугим спуском нечего было и думать, даже теоретически.
-Вы хотели глянуть на завещание – тихо, почти в ухо, напомнил ему Осипов. Иван коротко бросил «После» и продолжил ужин. Более ни о чём интересном за столом не говорили, после стали расходиться, а сыщик предложил барышне прогуляться и поговорить. Елена Андреевна согласилась. Вечер выдался очень хороший, тихий, безветренный. Откуда-то из деревни доносилось мычание коров, да едва слышные песни, парни начинали гулять с девушками. Ничего предметного, сколько-нибудь относящегося к делу, сыщик от юной барышни не узнал, только скорбную историю последнего года. О том как в худшую сторону изменились их с братом родители, и как застопорилось дело с её решённым казалось бы замужеством. На это, Бусов очень деликатно заметил девушке, что такое положение вещей наоборот, должно её как ни странно радовать, ибо то, что недостойный человек, метивший к ней в мужья, показал свою натуру до венчания а не после, просто спасло девушку от глубокого разочарования. Ведь этому «жениху» как выяснилось, нужна была не она, Елена, а её часть наследства. Когда же вопрос с наследованием покрылся паутиной неопределённости, господин Фёдоров сразу же перестал ездить с визитами, чем себя и раскрыл как устрица.
- Наверняка либо в карты проигрался, либо кредиторам должен- устало подытожил Бусов идя рядом, сцепив руки за спиной- я такую породу проходимцев знаю. Ничуть не лучше Буевича с его так называемой сестрицей. Так что вы Елена Андреевна не тосковать о нём должны, а даже я бы сказал, благодарны ему быть, что он так вовремя себя разоблачил!
-Вы искренне так думаете?- с толикой надежды в голосе, спросила девушка, чуть повернув голову.
-Разве я создаю впечатление водевильного оптимиста?- улыбнулся сыщик- Нет Елена Андреевна, это именно так. И мой вам совет: когда закончиться весь этот бедлам, вы как страшный сон забудьте этого слизняка, и откажите ему от дома ежели он потом, посмеет приехать с визитом. Достанет у вас силы воли на это?
-Думаю что достанет- чуть улыбнулась девушка- а нет, так братец Кузя поможет, он весьма теперь зол на Алексея…
-Ну, тогда я за вас спокоен, вы в дом не хотите? Не утомил я вас?
-Да ну что вы?- чуть смутилась девушка- От вас такая надёжность и сила исходят, что я уверенна что вы сумеете нас защитить!
-Приложу все усилия!- пообещал сыщик, поворачивая к дому. Не заходя, он предупредил девушку о том, чтоб она на эту ночь, позвала в комнату кого-то из служанок, не оставалась одна, и заперев дверь, не открывала её до утра никому кроме брата, либо в крайнем случае полицейским. Барышня согласно кивнула, и они вошли в дом.

                                                                                                                              Х Х Х

Последние четыре дня что барышня Брусникина не видела сыщика, она отвлекалась рисованием карандашами в саду. Писать красками на холсте пока не решалась, хотя и то и другое было заботливо припасено стараниями брата Олежки. Напевая себе под нос забавную песенку, Светлана с удовольствием срисовывала цветочные бутоны, и насекомых. Ей было весело, подружки каждый день приходили в гости, сначала хвалили рисунки, а потом принимались обсуждать свежие новости. В первый день после праздника, она рассказала подружкам как Иван пригласило её на открытие ресторации, как был сражён её красивым платьем, как угощал её, и как гуляли по парку ( про страшную историю на аллее с девицами, она благоразумно умолчала) и как целовались. Даша-Верочка-Наташа, слушали товарку с придыханием, и по доброму завидовали. Нет, они тоже были на празднике, но снаружи, билетиков им никто не подарил, жадины! В последующие дни, Светлане уже нечего было им рассказывать, она в основном сама слушала, поддакивая да высказывая мнения. Она в общем-то не скучала, в компании подружек ей было весело, но всё же от общества Ивана Бусова она бы не отказалась. О том что сыщик с командой выехал в некое поместье для расследования нового дела, девушка узнала в тот же день ближе к полудню от Олега. Но никаких подробностей дорогой братец сообщить не мог, по причине не знания таковых.
-Это наверняка на несколько дней!- грустно заметила она, попивая в беседке чай в компании верных товарок. Однако на другой день к обеду, в гости к Брусникиным, зашёл доктор Музыкалов, и поведал некоторые подробности дела. Иван Силыч прислал труп с письмом, где просил содействия в одном деле. Труп криминальный, хозяин усадьбы Андрей Ильич Соболев, был застрелен под видом самоубийства, но Бусова-то на мякине не проведёшь, он сразу всё понял, и теперь ищет убийцу.
-И будьте уверены друзья мои, что в ближайшее же время, Иван Силыч схватит злодея! – уверенно заметил доктор, оглядывая благородное семейство – И ведь что за напасть? Две недели как дети мать схоронили, а тут на тебе, отец убит! Даже представить себя на месте детей невозможно, такие удары!
-Ужас!- ошарашенно выдохнула Катерина Петровна.
-А что, хозяйку тоже убили?- спросил Олег.
Доктор пожал плечами, и поведал версию о неподаче вовремя лекарства.
-Самое не доказуемое убийство, ну практически!- заметил доктор.
- Да, Бусову там сложно придётся!- вслух подумало глава семьи, на что доктор лукаво заметил, что всего ему говорить пока не велено, но сыщик, уже напал на след. День-два, и злодеям крышка!
-А ещё приживалки эти, коих покойная хозяйка в наследники-то определила, это каково?- добавил доктор, и продолжил- В ущерб родным детям, отписала половину состояния и имения проходимцам, ну? Вот жаль ей-богу, что для дворян у нас, телесные наказания отменили! Этих дур великовозрастных, с романтическими мозгами не порошками, а розгами лечить надо, как в старину! Сечь без жалости!
-Ну вы скажете тоже!- чуть смутилась маменька- Обмануть-то любого можно!
-Катерина Петровна, голубушка, согласен! – кивнул головой доктор- Но дети-то родные при чём? Их-то в нищету за что? Девушка бедняга, более всех пострадала, жених-мерзавец и ездить перестал как услышал что она без денег может остаться, вот вам и любовь, ешьте её с кашей!
-Девушка?- подала наконец голос Светлана, доселе молча слушавшая- Какая девушка?
-Ну дочь младшая, убиенных супругов, ваша Светлана Дмитриевна примерно ровесница, там и брат старший есть, лет 22-х или 23-х. Так вот, бедняжка совсем упала духом как Иван Силыч пишет, и ей может понадобиться помощь врача!- грустно закончил Аристарх Петрович.
-А ещё он ничего не пишет?- с тайной надеждой спросила Светлана поглядев на доктора. Музыкалов пожал плечами.
-Из того что можно было бы объявить, более ничего! Да и некогда ему, он по мимо того что убийцу и его сообщников ищет, ещё и прямых наследников охранять должен, а это не просто!
Юная барышня неопределённо вздохнула. Сыщик пишет о преступниках, приживальщиках, о ком угодно, только не о ней, Светлане! Как досадно! Мог бы хоть строчку человеку посвятить! Четыре дня он её не видел, и даже не упомянул ни буковкой! Жива ли она тут или нет, нет, не интересно ему! Вот возьмёт она сейчас, и умрёт от обиды, будет знать, сухарь чёрствый! Да где же ему о Светочке думать, когда там молоденькую девицу спасать надо, жених её бросил, а этот Бусов… Прям ну нигде без него не обойдётся! Он вот что там может сделать, утешить? И по какому праву позвольте спросить, он там её утешать должен? Нет, ну такого свинства, она в жизни не видела! Мог бы и денщика своего, Хвостовского приставить к ней для утешения, нет, зачем это? Он сам, утешитель чёртов! А девица небось сама навязалась, ну а чего теряться-то в самом деле? Жених покинул, а тут вот он, их высокоблагородие, красавец-офицер, чего на шею-то с рыданиями не броситься? Да, а ведь так и есть, он же вообще женщинам верит, и они его могут… Могут они его… Она его… Ужас… Так, он там уже ночевал. Нет, ну до этого дойти конечно не могло, но попытки-то наверняка были! Ой… вот и думай сиди тут, переживай, волнуйся! А он там уже небось в сети попал, и не заметил. Так, ей надо подняться к себе, и всё проверить самой, причём немедленно! Пробормотав некоторые извинения, девушка торопливо покинула столовую, и быстро поднялась к себе. Так, сначала карты, да. Достала колоду и стала раскладывать. Вроде ничего опасного. Вот король её, а вокруг другие валеты и короли, и опасность исходит от одного из них… Ну, это он справиться! Дамы… Так, две?! Как так?! Они хоть и не вплотную, но близко, трефовая и пиковая ! У-у-у противные гусыни, куртизанки! И ничего в этих картах не понятно толком! Нет, ну что за человек? Две женщины… и уже небось завлекали, в обморок падали, прямо на ручки, чтоб подхватил! Он-то сроду не откажется… Вот почему она, Светлана, никогда себе эти дурацкие номера с обмороками, не позволяла, почему? Да потому что она себя ценит и уважает, и не падает как груша всем подряд на руки, была охота хлопаться, закатывая глаза! Ну за что ей такое наказание? То девицы из заведения налетели чуть не разорвали на мелкие пуговицы, то там какую-то брошенку утешать взялся, а чем такие утешения заканчиваются, она, Светлана, прекрасно знает, не дурочка. Ни как нельзя от себя на долго отпускать, ну ни как! Ну а что она, слабая, беззащитная, и не жестокая девушка может-то? А может там и не было ничего, а? Может она зря волнуется? Ну Иван Силыч же её любит, это ж видно… Не сознаётся пока конечно напрямую, но она же не слепая! Нет, не может он её, Светлану, на кого-то там променять, не может этого быть! В конце концов, это она его себе нагадала, вот! А все прочие девицы и дамы, вон, в прихожей постоят, совесть иметь надо! Она вот теперь будет вся в беспокойстве, вся в волнении, в переживаниях вся, эти дни что Иван там будет сидеть, и убийцу утешать… Тьфу ты чёрт, искать! Совсем уже сбрендила, довели человека, истеричкой стать можно!
Светлана резко встала, прикусила в задумчивости пальчик, и тревожно заходила по комнате. Мысли её роились и гудели как пчёлы. Нет, она разумеется не дура, не психическая, Ивану-то доверяет. Она женщинам не верит! Она их очень хорошо знает, прикинуться страдалицами а мужчины попадаются. Надо как приедет, ему открыть глаза, всё рассказать о женском коварстве, и предостеречь на будущее. И главное, она обязана убедить его не быть таким наивным, таким доверчивым и потакать девичьим слабостям. Ведь обманут как ребёнка, крикнут «Бусов, помогите!» он и опомниться не успеет как в постели окажется! Кошмар же! Ему конечно потом будет очень стыдно за это, но сделанного не воротишь, и уже не поправишь. Он воин, он солдат, он в женских интригах как ребёнок. Она, Светлана, теперь просто обязана будет его остерегать, и оберегать от ошибок. Да, вот он приедет, и она откроет ему глаза на всё. Какая ж она догадливая и бдительная! Только бы его там не охмурили, а уж от грядущих оргий она его спасёт, не допустит, вот. Приняв сей стратегический план, Светлана немного повеселела, и тут же села к своим великим «Запискам», чтоб поделится с ними соображениями.
А наши сыщики, к тому времени как взволнованная барышня перекладывала в своей голове все ужасы и кошмары, уже во всю действовали, и кое в чём преуспели. Во первых, дежуривший ночью у выхода из северного крыла Хворостовский, пресёк по его мнению попытку побега тонкой душевной организации в лице господина Буевича, прихватив того в первом часу ночи, спустившимся с порожек на тропинку. Лука естественно протестовал, и клялся что его не так поняли! Он просто вышел подышать ночным воздухом, ( от переживаний у него расстроился сон) и он хотел насладится ночной природой, но тут, на него как коршун налетел этот полицейский мужлан, грубо схватил за воротник, и чуть не оторвал! И вообще мог бы вести себя по вежливее…
-В камере с тобой по вежливее будут! – мрачно заметил денщик. Бусов лишь усмехнулся на это, и велел Буевичу и его сестрице сидеть в доме и не вылазить. Затем Бусов, получил от Кузьмы список пожертвований покойного отца его батюшке Макарию, или мракобесу как утверждал молодой барин. Иван Силович пробежался по списку глазами, чуть восхищённо присвистнул, и взяв с собой городового, отбыл на пролётке в сторону поповского дома. К полудню, сыщик вернулся сидя рядом с кучером, с доверху набитым добром экипажем, даже с сзади были привязаны мешки и корзины. Спрыгнув с козел, сыщик вытащил из-за пазухи пачку денег, и протянул оторопевшему Кузьме.
-Вот, тут 500 рублей, всё что наличными батюшка ваш, собственноручно пастырю отвалил!
-А добро-то наше вы как с него получили?- удивлённо ахнул помещик, обходя возок, и не веря глазам своим- Я-то ни полушки с него не вытряс!
-Да вот знаете, нашёл я для него аргумент!- деловито ответил Иван, поправляя перчатку на правой руке, при этом городовой весело гоготнул- можно сказать даже весомый! Ну, раскаялся пастырь в стяжательстве, бес опять же искусил его ночей, да… Пост на себя трёхдневный наложил, говорит «Исть не смогу, покуда не покаюся!» А добро вот оно, вернул, добровольно, почти без принуждения, кланяться вам велел, да посулился батюшку вашего, отпеть по христианскому смирению, бесплатно. За ним кстати уехали?
-Да уж часа два как, к обеду думаю привезут!- продолжая разглядывать добро, ответил хозяин. На диво- дивное, выскочили поглазеть почти все обитатели поместья, даже дворня в запуске прибежала, и теперь таращилась на воз с добром. Елена Андреевна, подойдя ближе, тоже очень удивилась, и даже как-то посветлев лицом, восхищённо спросила у брата.
-Кузь, а Кузь, откуда ж это? То ведь наше всё…
-Это Лен, вон Иван Силычу спасибо скажи, это он у мракобеса этого, добро наше выручил! – улыбнувшись ответил брат. Барышня тоже чуть улыбнулась засияв глазами, подошла близко, и тихо переспросила.
-Это вы?..
-Я, Елена Андреевна, я. Вчера ещё братцу вашему пообещал, а теперь вот исполнил. Тут всё по списку!- он достал из кармана листок, и протянул ей. Девушка взяла его крошечной детской ладошкой, и не знала куда деть далее.
-Вот это вы что называется сходили за зипуном!- довольно воскликнул Тихон Гаврилыч, любуясь возом- даже я наверно не смог бы лучше!
-Тогда уж любезный господин Осипов не за зипуном, а за подрясником!- улыбнувшись уточнил сыщик, проходя мимо. Дворня кинулась разгружать воз, и таскать добро в дом. Хворостовский подошёл к начальнику.
-Иван Силыч, а как вы его там усовестили-то?
-Помнишь ли, брат Хворостовский- с расстановкой, деловито начал шеф – что главное в нашем деле-то?
-По меньше слов, по больше действий!- ответил денщик.
-Ну вот, а с помощью словес заветных, подкреплённых необходимым воздействием на собеседника, можно добиться буквально сногсшибательных результатов! –доверительно произнёс следователь.
-А,ну так бы и говорили барин, что как всегда! – бывальщецки изрёк денщик идя вслед за барином в дом.
-Всё тут тихо без меня было?- поинтересовался Бусов когда они вошли.
-Не совсем, вам очевидно на радостях-то не сказали, от возвращённого добра ошалели. У Кузьмы Андреича, из гостевой залы, с ковра, два пистолета средних размеров пропали, не заряженных.
-Кто ещё о том в курсе?- спокойно спросил Иван Силович, поднимаясь по лестнице, держа путь в свою комнату.
-Кузьма Андреич только мне сказал, я Ефимову и вам, ну и кучеру нашему ещё скажу, мало ли?
-Вот Митя и зашевелился гадюшник, заюзили выползки, забились в кольцах, заизвивались!- хмуро заметил Бусов, отпирая ключом дверь. Когда они вошли, сыщик налив себе из бутылки вина, выпил, и отставив стакан, сказал –Дождёмся курьера из города, и будем брать убийцу!
-Так кто ж он?- азартно спросил денщик.
-А тот, кто испугается!- загадочно ответил Иван Силыч, и ухмыльнулся. Ожидаемый курьер, прибыл только после обеда. За это время, уже доставили из города тело барина, специальные люди обмыли его, переодели и положили в гроб. Домочадцы постояли над ним, поплакала дочь утешаемая братом, поголосили бабы из прислуги, и помолясь, понесли покойного в церковь, где он должен был пролежать до завтрашних похорон. Пока брат и сестра Соболевы в сопровождении дворни и вызвавшегося помочь Осипова шли в церковь, сыщик прочитал заключение доктора Музыкалова, а затем более внимательно изучил те бумаги, что привёз из полиции курьер.
-Ну, что же, многого я конечно и не ждал, но даже этого уже хватит для того, чтоб задать один очень неприятный вопрос! – в слух проговорил сам себе сыщик, складывая бумаги в двое, и засовывая во внутренний карман. Скрипнув дверью вошли Хворостовский и Ефимов.
-Так господа!- сыщик решительно встал- Как вернутся из церкви, собираем всех в гостиной, для решительного разговора. Вы Ефимов, сходите тогда за Буевичем и Парахиной, пора им кое-чего выслушать от меня, а нам от них. Сами будьте готовы ко всему, и не забывайте, что преступник теперь снова вооружён, и может быть в двойне опасен!
-Да кто ж он, Иван Силыч, ну не томите!- чуть не умоляюще попросил Ефимов, на что сыщик с полным спокойствием ответил.
-Тот, кто испугается…
Прошло полтора часа прежде чем все снова собрались, и по просьбе Бусова разместились в гостиной, на стульях и креслах. Буевич и Галина тихо сидели в уголку с боку окна, которое открыл взобравшись на табурет сам молодой хозяин. ( в помещении было жарко) Осипов стоял чуть с боку от них, сцепив на груди руки, и привалившись спиной к стене. Елена с братом сидели за столиками, и Кузьма держал её под руку ( так попросил сыщик, на случай если у девушки сдадут нервы) горничная Пелагея и лакей Григорий стояли тут же, у прохода. Возле самых дверей дежурил городовой. Владелец козы, свидетель Никанор Попов, пришёл, а вернее его привели дворовые люди по просьбе хозяина, двумя минутами позже остальных. Бусов встал с места, ( помощники дежурили в разных углах помещения, так, чтоб видеть всех) и глубоко вздохнув, начал говорить.
-Ну что же господа, предварительное следствие окончено, да-с! Начинается формальное, или говоря простым языком, заключительный акт трагедии, который я бы назвал так: «Те же, и убийца». Да- Бусов начал слегка расхаживать – убийца тут, в этой гостиной! ( Елена испуганно ойкнула, прочие загудели оглядывая друг- друга. Буевич заметно побледнел, Осипов покачав головой достал из кармана брюк платок и промокнул лысину) и скоро, я его разоблачу, но! – Иван поднял в верх палец- Не в моих правилах широкие гуманистические жесты, однако я даю душегубу возможность облегчить свою участь. Он должен теперь же, сдать похищенные утром пистолеты, сознаться, рассказать всё самому, и даю слово, я это учту. Я жду одну минуту, и потом пощады не будет!- Бусов достал часы, и стал ждать. Как же нудно и долго, тянулась эта роковая минута! Елена снова впала в беспокойство, нервозно оглядывала окружающих, и только участие брата, не позволяло ей чего-нибудь выкинуть.
-Всё!- глухо сказал Бусов захлопнув крышку часов, щёлкнувшую словно ружейный затвор в полнейшей тишине- на этом мои милости и заканчиваются. Господин Буевич, встаньте!- сыщик резко повернулся в его сторону, от чего Лука вздрогнул, и практически позеленел, а прочие загудели ошеломлённые происходящим.
-Я… я не убивал же я… вы… вы что?!- выкатив глаза пролепетал бывший студент, озираясь по сторонам, с трудом приподнимаясь на трясущихся ногах, держась за спинку стула.
-Ах ты ж мразь – задумчиво пробормотал Кузьма, сверля врага взором ненависти и боли.
-Тихо! Тихо всем, я ещё не закончил!- приказал сыщик, продолжая выхаживания – Вы Буевич утверждали, что вчера, с девяти утра и до десяти, то есть в период смерти барина, не покидали своих владений, я верно вас цитирую?-ледяным тоном переспросил Бусов, не сводя глаз с опрашиваемого. Тот не выдержал, ноги подогнулись, и он сел обратно на стул.
-Я… не могу… я сяду… Да… я и она… мы не покидали дома, до того…- едва проговорил Лука, хлопая глазами как умирающая коза.
-Ну, воля ваша!- угрожающе прогудел сыщик, и повернулся в другую сторону – Свидетель Никанор Попов, дворовый человек, что ты видел вчера утром, когда пас свою козу?
Мужик немного стушевался, но потом повторил свои вчерашние показания о том, что видел как Буевич, прошёл в дом чёрным ходом, затем бахнул выстрел, и спустя где-то три минуты, выскочил, и как преследуемый, оглядываясь побежал прочь.
-Что вы на это скажите?- сухо спросил сыщик, глядя на трясущегося претендента на наследство.
-Да уж, не ожидал-с!- прогудел вдруг Осипов, и снова промокнул лысину. Буевич пожевал чего-то губами, и обмяк на стуле. Галина попробовала закатить драму.
-Господа, ему плохо, врача, господа!- истошно простонала было она, но Бусов, в свойственной ему манере, обрушил весь розово-голубой пафос, одной убийственной фразой.
-Могу предложить только вскрытие мадам!
-Что?!- ошалела Парахина, не понимающе глядя во круг, от чего де все, не суетятся-то?
-Дайте ему пару раз по морде, он очнётся!- посоветовал Бусов. Галина отвесила братцу пару звонких оплеух, и тот открыл глаза.
-Вы признаётесь в убийстве?- чуть не в упор спросил сыщик. Буевич отрицательно помотал головой.
-Не-е-т… не сознаюсь… я не убивал…
-Вы солгали что были в доме, значит что это?
-Я… я испугался… я был… но клянусь не стрелял, да у меня и оружия-то нету!
-Разумеется теперь нету, вы его оставили в кабинете, имитируя самоубийство!- настаивал Бусов.
-Не-е-ет!- громко крикнул глотая слёзы Буевич- Я был, да, каюсь, солгал, но не стрелял же!
-Зачем заходили?
-Хотел поговорить с… вот с ним- обвиняемый кивнул на Осипова, который опять деловито скрестил руки на груди.
-По поводу чего?
-Я… я хотел уточнить возможные сложности с получением наследства…
-Вы переговорили?
-Не-е-ет, я только вошёл в прихожую, и тут на верху выстрел, я испугался, спрятался там, и какое-то время стоял, потом убежал к себе. Всё… но я не убивал…
-Так, с барином решим после- Бусов опять медленно стал расхаживать- вы вчера говорили мне, что в день смерти Ангелины Викторовны, оба заглядывали к ней на ночь проститься, так?
-Да, мы заходили оба, а что в этом такого?- нервно спросила Галина, хлопая глазами. Бусов посмурнел.
-Не за тем ли вы заходили господа, чтоб один отвлекал, а другой либо крал, либо подменял нужное хозяйке, сердечное лекарство?- поинтересовался сыщик. Бедняжка Елена, часто и нервозно задышала.
-Не-е-е-т!- на распев протянула Парахина- Вам сего не доказа-а-ать!
-Посмотрим!- пообещал сыщик, и огласил- в любом случае вы оба, будете обвинены мной в причастности к смерти супругов Соболевых, а сейчас, я объявляю вас арестованными. Сидеть на местах и не дёргаться.
От этих слов Буевич замер как изваяние, и стал немигающе глядеть в одну точку, перебирая чего-то губами.
-Но, вернёмся к вчерашнему убийству!- напомнил Бусов, продолжая коротко вышагивать- начну из далека. Убийство, планировалось преступниками заранее, даже предсмертное письмо заготовили, и думаю даже не одно, а два, для отца и его сына- сыщик указал рукой на Кузьму, крепко державшего сестру под локоть. Особенность этих записок состояла в том, что они, были без даты, и без подписи. Что сие означает? Да только одно господа, преступники сами не знали когда им точно убивать жертву-то, а посему, числа должны были поставить в последний момент! Но, что-то пошло не так, и старый барин был убит спонтанно, в порыве страха я бы сказал, и это как ни странно, спутало всю игру преступников, потому что в это же почти час, прибыли мы, полицейские. Однако вы спросите, а что так всполошило преступника, что он решился на убийство, о чём кстати вскоре пожалел? Что его заставило застрелить сговорчивого во многих отношениях человека? А вот что!- сыщик достал из кармана сложенный в четверо белый лист с заштрихованной карандашом стороной- сие черновой проект нового завещания Андрея Ильича, где он, указывает своими прямыми наследниками не проходимцев с клерикалом, а родных детей, Кузьму и Елену, и оставляет им всю свою половину состояния и дома!
Бусов громко и чётко зачитал текст завещания, и спрятав его в карман, спросил у вспотевшего в третий раз Осипова.
-Вы не это обсуждали с покойником?
-Нет, я уже говорил что мы лишь собирались, я вышел, а потом это… -отдуваясь забормотал Тихон Гаврилыч.
-Как я это обнаружил!- громко произнёс Бусов- Убийца разумеется видел оригинал, читал его, и поняв что земля уходит из под ног, застрелил барина, торопливо и не умело изобразил самоубийство, схватил оригинал и скрылся. Но, он же не глянул в папку, а может и глянул, да не понял ничего. А я глянул, и нашёл там второй лист, с оттиском текста первого. Убитый писал черновики не пером, а графитовым карандашом, вот нажим и был сильнее, и оттиск остался чёткий! Далее, убийца выскочил в коридор, но благоразумно не помчался дальше, чтоб не попасть на глаза возможным свидетелям. Он схоронился в кладовке, где дверь никогда не запирается, и дождавшись набежавшего народа, спокойно вышел, и сделал вид что тоже прибежал на выстрел!
-Да кто ж это?- еле слышно спросила Елена, роняя слёзы- Кто убил папу?
-Терпение барышня, терпение, и не волнуйтесь, злодей не уйдёт от возмездия! –заверил девушку следователь, и призадумавшись, громко проговорил –И так господа, повторим для ясности, всё с самого начала, точнее с момента как прогремел выстрел. Свидетели горничная Пелагея, и лакей Григорий, повторите по очереди ваши вчерашние показания!
Горничная снова поведала как услышала выстрел, и не сразу, а спустя пять или более минут, побежала к кабинету барина узнать чего там, и увидев труп, чуть не упала в обморок, подхватил Григорий. Лакей следом тоже рассказал как прибежал один, и застал уже начавшую падать Пелагею.
-Свидетель Осипов, Тихон Гаврилыч, поверенный в делах семьи Соболевых, повторите слово в слово так же ваши вчерашние показания, это весьма важно для дела!
Стряпчий уже не промокал, а просто вытер лицо, ставшее красным, и отдуваясь, рассказал как после разговора с барином, долго стоял у окна возле чердачной лестницы, и размышлял. Услышав выстрел побежал далеко не сразу, а спустя те же 5-ть или 6-ть минут, был сбит с толку, и за временем не следил. Прибежал вслед за Пелагеей и Гришкой, а потом и прочие люди подошли.
-Вы уверены что всё так и было?
-Да, я же уже говорил!- кивнул Осипов, жмурясь от чего-то. Бусов несколько секунд помолчал, затем громко переспросил.
-Не хотят ли свидетели что-то добавить, убавить, либо изменить свои показания? Нет? Ну хорошо!- сыщик сделал несколько шагов в сторону входной двери, и вдруг торжественно объявил
-Ну тогда, я ставлю точку господа, большую и жирную! Позови-ка там Федьку!
Городовой приоткрыл дверь, и позвал. Робко озираясь, вошёл вчерашний босоногий мальчишка с сумой на боку, и остановился рядом с Бусовым. Тот перевёл всё внимание на него, и ласково, даже дружески попросил.
-Ну Федька, давай брат расскажи-ка теперь всем нам то, что ты поведал вчера мне наедине, и никого не бойся, давай брат!
Мальчуган шмыгнул носом, и начал.
-Ну это, я там тётке помог с печкой, она картохи мои мне печь положила, пяток яичек дала, хлебушка, а соль у меня всегда в сумке-то есть… Вот, я значиться поработал, картоха испеклась, я её взял и в сумку положил, затем в курень к себе полез…
-А где твой курень?
-А на чердаке, я по лестнице забрался, тама дверка лёгкая, из тонкой осины сколоченная, ну я и нырнул внутрь. Я там часто скрываюсь, играю, когда и сплю. Барин про то знал и не бранил меня…
-Ты и ел там?
-Да, снедал часто… И вчерась с утра тоже ел. Как только успел яйца и картохи съесть, слышу, ка-ак бахнет идей-то внизу из пистолету кто-то, ну я сразу вниз с чердака…
-Сразу говоришь? И двух минут не просидел?- уточнил Бусов.
-И двух секунд не усидел, барин! Страху на меня нагнало такого, что я кубарем чуть не слетел по лестнице-то…
-Стоп Федя, а на площадке, возле окна, ты кого у лестницы увидел? – быстро спросил сыщик, лезя рукой себе за борт мундира.
-Да никого тама не было, ба..- мальчишка не успел договорить. Звон разбитого стекла, женский вскрик, и грохот, в долю секунды смешались во едино. Бусов резко обернулся и увидел в проёме окна, лишь мелькнувшие полы зелёного чиновничьего мундира, сбежавшего Осипова.
-Стоя-а-а-ать!- на ходу заорал сам Иван Силович, отталкиваясь одной ногой от табуретки, другой уже от подоконника, и машинально зажмурив глаза, вылетая на улицу со страшным грохотом, выбитой с мясом рамы, которая бухнулась стекольными брызгами наземь, а на неё приземлился Коллежский советник, с иссечённым в мелкие царапины лицом. Всё произошло так стремительно, что женский визг, и грязную мужскую брань, Бусов услышал уже распрямляясь во весь рост. Осипов бежал не по годам споро, и выхватил из внутреннего кармана один пистолет.
-Лови его!-закричал сыщик, бросаясь следом, наводя на преступника уже свой пистолет.
Оскалившись, стряпчий выстрелил в пол оборота, и взвизгнувшая пуля сбила с головы Бусова шляпу. Сыщик обматерился, но стрелять не стал, убийца запетлял среди ходивших по двору людей. Иван стремительно бросился догонять чиновника, выжидая момент, чтоб подстрелить того. Бабы завизжав с испугу, заварили сумятицу; одна толстуха с гусем в руках, выпучив глаза, налетела прямо на полицейского, и тот оттолкнув её как кадушку, чуть замешкался, а Осипов вскочив на одного из бывших на дворе коней, уже пришпоривал его, скача вон из усадьбы. Выстрелить полицейскому не дали мечущиеся с визгом дворовые девки, тогда Бусов, не найдя глазами свободной лошади, запрыгнул в мирно стоявшую чью-то бричку, и стегнул лошадиную пару.
-Н-н-но-о-о пошли-и!!! ….ваш-шу ма-ать!! – не своим голосом заорал следователь, раскручивая кнут, и охаживая им животных. Громко завозмущавшись, коняги рванули с места, и началась невиданная до селе погоня: бричка, с матерящимся как сапожник начальником сыскного отделения, неслась поднимая тучи пыли, за седым всадником, в чиновничьем мундире, который вообще издавал чревом не переводимые ни на один язык звуки и слова. За территорию усадьбы, оба вылетели почти сразу.
- Дава-а-а-й!- азартно орал Иван Силович, нахлёстывая коней, и стараясь обойти преступника с боку, и прижать его к роще, но Осипов в прошлом видимо был неплохой наездник, и так легко прижиматься не желал, и пока уходил вперёд. Бусов левой рукой держа вожжи, правой достал один двухствольный пистолет, и очень стараясь попасть в лошадиную задницу, пальнул первый раз, мимо! Осипов увернул лошадь, и сам выхватил второй пистолет, но наугад палить не стал, а пришпоривая лошадь, погнал в поле.
-Куда ж ты сука плешивая денешься-то, а?!- не своим голосом закричал Бусов, уже всё же настигая беглеца, наводя оружие на лошадь, бах! Но бричка подскочила на кочке, и визжащая пуля улетела прочь. Следователь переменил руку, и уже левой достал второй двух ствольный пистолет, а пустой уже торчал за голенищем сапога. Осипов, с перекошенным от страха и злобы лицом, с развевающимися седыми волосами, походил теперь на какого-то демона со старинной гравюры. Видя что слева уже подлетает бричка с треклятым сыщиком на козлах, он в отчаянной надежде, не целясь пальнул, но поняв что промазал, отбросил пистолет в сторону, и уже ничего не соображая, продолжал пришпоривать коня, несясь и сам теперь не ведая куда…
Иван крепко держа вожжи одной рукой, подлетев уже достаточно близко, тщательно прицелился, бах! Лошадь с преступником на всём ходу подломившись на передние ноги, полетела с них, взметнув задние, а завопивший Тихон Гаврилыч, закувыркавшись через голову, со всего маха грянулся о землю, и сделался недвижим, лежа навзничь. Бусов на ходу выпрыгнул из брички, которая очумело понеслась дальше, и бросился к бездыханному казалось телу. Изгвазданный травой, с ободранным как и у сыщика лицом, убийца был жив, как показал беглый осмотр.
-Не сдохни гляди у меня раньше времени!- отдышавшись пригрозил Бусов, и несколькими крепкими оплеухами по мордам, привёл бывшего чиновника в чувство Донёсся конский топот, это подлетел с пистолетом в руке, Хворостовский с озабоченностью на лице.
-Живы, Иван Силыч?- крикнул денщик, птицей соскакивая с седла.
-Живы- сыщик легонько пнул застонавшего Осипова.
-А это, чья бричка-то была, на какой вы улететь изволили?- ошалело хлопая глазами, спросил денщик.
-Да пёс её знает!- сплюнул кровью сыщик- Стояла там чья-то во дворе, было у меня время что ль выяснять?
-Да ничего, коняги умные, сами придут!- махнул рукой денщик- С этим что делать?- он указал рукой на стонущего преступника.
-Кости у него все целы, а значит сам дойдёт, тут не далеко, а ну встать!- зло рявкнул Бусов, денщик схватив Осипова за ворот, поднял того на ноги.
-Не прикидывайся мне!- тряхнул его Хворостовский, Осипов тяжело дышал, его шатало, мутило, всё плыло перед глазами.
-Ладно, перекурим минуток пять- решил сыщик, и попросил денщика поглядеть что там с подстреленной лошадкой, которая дрожа всем телом, паслась неподалёку. А сам внимательно стал глядеть на задержанного. Тот отдышался, и зыркнув исподлобья, прохрипел.
-Что… довольны? Ваша взяла…
-Взяла Осипов, взяла- согласился сыщик, глядя на потрёпанного падением стряпчего- А ты иначе думал? Как же курва, после семи лет жизни с этой семьёй, ты решился-то на такое? Чего тебе псу старому от жизни надо было?
-Да пошли вы все!- зло процедил чиновник и ещё больше сгорбился, вытирая кровь с разбитой губы- Кто-то родился уже в шелках, а я что, всю жизнь с бумагами должен? Накось!- Осипов состроил из пальцев короткий шиш- Нам тоже по барствовать охота, нельзя что ль, рылом не вышли?
-Ну, это мы уже слышали!- хмуро ответил Бусов- А потому, я не буду терять речей перед такой смрадной падалью как ты, и приводить примеры как то дворянство, о коем ты мне плачешь тут стоишь, иными людьми, из крепостных даже, добывалось в своё время. У тебя, так его добыть, кишка тонка, и задница слаба, а посему лучше о сём не говорить.
Подъехал обратно денщик, ведя чуть прихрамывающую лошадь за поводья.
-Пуля ваша у ней в заднице сидит, вытащить можно, подлечить, и коняга опять к строевой службе готова!- весело пояснил Хворостовский.
-Ну и отлично, тогда пошли пешим маршем, ну?- сыщик толкнул Осипова вперёд, и тот понуро и обречённо, поплёлся к финалу своей жизни.
Путь до имения, занял где-то полчаса. Осипов тяжело дышал и шёл медленно. Там же, царили ажиотаж и переполох. Все бегали и выясняли, куда разом делись душегуб, господин следователь, господская бричка с парой лошадей, и третья лошадь тоже была в розыске. Когда в воротах показались Бусов конвоирующий растрёпанного беглеца, а сзади, деловито покачивался в седле денщик, ведущий за собой и вторую лошадь, дворня радостно загудела.
-Поймали! Барин, душегуба сыщики поймали!
Бусов привёл задержанного обратно в гостиную, где бурлило небольшое замешательство: в тот момент когда Иван Силович скакнули кузнечиком в окно с грохотом и звоном, вскрикнув, упала в обморок Елена Андреевна, и брат спешно, прямо тут же, стал приводить её в чувство. Ефимов подскочил ближе к приживальщиками сидевшим и так бледнее бумаги, да пригрозил ещё от себя, что усугубило и без того удручённое настроение, попавшихся родственников. Слуга быстро убрал с пола осколки стекла и щепу, когда грохоча сапогами вошли сыщик и денщик, грубо толкая перед собой стряпчего, который без сил опустился на стул.
-Боже, что у вас с лицом, Иван Силыч, вы ранены?- тревожно воскликнула только что очнувшаяся Елена, обеспокоенно глядя на расписанное во все стороны царапинами, лицо сыщика.
-Пустяки Елена Андреевна, царапины от осколков, до поминок заживут!- сострил следователь, и переведя дух подошёл почему-то не к поверенному, а к госпоже Парахиной, которая съёжилась от приближения ставшего каким-то очень уж страшным, полицейского.
-Рассказывайте сударыня!- резко приказал он.
-О чём?- вздрогнув всем телом и уже не притворяясь, всхлипнула Галина.
-О сообщниках вот этих самых, кто из них вам кто на самом деле, сколько лет знакомы, и при каких обстоятельствах, ну? Только не надо мне тут колокол лить, что Буевич ваш брат. Ибо он вам такой же брат, как вы мне бабушка! Ну, я жду!
-А, что нам будет ?- слабо спросила дама, на что-то ещё надеясь. Лицо сыщика сделалось каким-то страшно весёлым.
-Будет обязательно! Рассказывайте, и не выводите меня из терпения, ну-с?
-Хорошо- вздохнула Галина, и чуть прикрыв глаза выдохнула- это дядя и родной его племянник! Познакомилась я с ними пять лет назад, в петербургском салоне, в среде тамошних вольнодумцев…
-А- протянул Бусов- печальники народные, и толп людских витии? Слышали, читали, знаем, далее!
-Далее я стала их любовницей, спала с обоими!- устало созналась Парахина.
-Боже… какая мерзость!- ужаснувшись воскликнула Елена, прикрыв лицо ладошками. Далее слушатели узнали о том что с помощью Осипова, они часто проделывали аферы с бумагами, и так добывали деньги. Но Тихон Гаврилыч скоро отбыл из столицы обратно в Ладов, и до 25-го года они только переписывались. А когда грянули события на Сенатской, ей и Буевичу пришлось бежать в провинцию, и там зарабатывать деньги по имениям да салонам, уже проверенным способом. А больше года назад, они перебрались в Ладов, стали на квартиру и нашли Осипова, который и предложил это дело с Соболевыми, мол помещица слаба на романтику, клюнет.
-Убивать, чья была идея?- хмуро спросил сыщик.
-Осипова разумеется!- пояснила Галина, на что чиновник простонал как от зубной боли.
-Шлюха-а…
-Сам ты шлюха!- зло бросила оскорблённая дама.
-Гм, то есть, вы убили супругу, а он хозяина?-уточнил Бусов, на что Буевич и Галина разом замотали головами.
-Нет-нет, она сама скончалась!
-Да нет, убили, и именно тем способом, который я озвучил ранее!- возразил сыщик, и вдруг резко обернулся к чиновнику- Я прав про них, Осипов?
-Хм… да господин сыщик, так и было, спёрли они у Ангелины её склянку с каплями, она и померла…
Бедняжка Елена от этаких слов зашлась в крике, и брат быстро подняв её, спешно увёл, а следом грохнулся в обморок и Буевич. К нему уже никто не подошёл, в помещении находились теперь лишь полицейские, и преступники ( слуг в этот раз не позвали за ненадобностью)
-Ну вот мадам, мы всё и доказали, а вы не верили!- обратился сыщик к остолбеневшей Галине. Затем снова повернулся к Осипову.
-Из мужчин Соболевых кого и как планировали убить первым, кого вторым?
-Старого барина вообще не хотели убивать, вышло так, вы угадали!- поднял взор поверенный- Да, маху я дал старый дурак с этим убийством, поторопился… Как он озвучил свой черновой проект нового завещания, у меня в голове всё и помутилось, я на минуту даже забыл, что вы приехать-то должны были вот-вот! Минута… одна минута глупости всё решила, э-э-эх-х-х!..- чиновник обречённо махнул рукой.
-Говорите что старого барина не планировали убивать, а письмо-то, записка предсмертная, его же почерком написана вами?- заметил Бусов.
-Они похожи у них, руки-то, только я и мог отличить кто писал, сын или папаша!- хмыкнув ответил Тихон Гаврилыч.
-Значит письмо сына вы отцу подложили, так?
-Точно так-с, Кузьма должен был жизни себя лишить, папаша затем или помер бы, или свихнулся от поповских проповедей. А девчонке отступнова на бедность кинули там тысяч пять, да припугнул, и всё имение наше, и ведь получилось бы!..
-А после выстрела как было?
-А всё как вы сказали, схоронился в кладовке, потом якобы прибёг- ухмыльнулся стряпчий- про лестницу с дуру загнул, ну на ум пришло и всё! Кто знал что там этот щенок сидеть-то будет?
-Пистолет чей?
-Мой, давно ещё приобрёл, да в тот день, с дуру из коробки во внутренний карман переложил, и сам вот не знаю зачем, да-с… Судьба видно!..
-А записку тоже всё время с собой таскали?
-Да в бумажнике, между ассигнаций, на всякий случай… Эх дурак я дурак!..- горестно покачал головой чиновник.
-А как же вы, всё сами спланировали, а прошение опротестовавшее завещание подали, и полицию просили посодействовать?- удивился следователь. Осипов криво усмехнулся.
-Для отводу глаз всё это! Кузя-то и так бы бумагу подал, так уж пускай через меня, а там волокитой её до дыр бы и замызгали… Да и полиция, чтоб вы тут нарыли-то, еже ли б я барина с дуру не уходил? Пшик один, и всё?
-Да нет, не пшик!- Бусов повеселел слегка- Вчера перед отправкой тела, я написал письмо с просьбой проверить нет ли чего в полицейском либо судебном архивах, на настоящих обитателей усадьбы. Ну, как я в тайне и надеялся, на молодых Соболевых нет ничего, нет по известным причинам и на приживальщиков, а вот на вас полу почтеннейший папаша, в Управе нашлась бумажка одна старенькая. И говориться в той бумажке, что в молодые годы, вы работали копиистом, и могли повторить, а проще говоря подделать любой почерк, и один раз на сём попались, но сумели отвертеться, де это был розыгрыш, и всё такое. Так что я бы вас, и на этом поймал!
-Нарыли таки…- мрачно буркнул чиновник.
-Завещание Соболевой значит тоже подложное?
-Чего ж теперь… подложное, по настоящему-та, этому ничтожеству только 50 тысяч выходило, без имущества и дома, ну я и составил новое, чтоб уж всё имение, со временем нашим стало. Так-то вот…
-А завещание старого барина где?
-Не успел составить, но если б не попался, то это дело недолгое, рука-то набита, нарисовал бы!- сморщился Осипов.
-Попались бы вы господа в любом случае, от жадности собственной и попались бы! – уверенно подытожил Бусов. Застонав, очнулся Буевич, но его била мелкая дрожь.
-Всё господа, комедия окончена, занавес!- сказал Бусов, и уже повинуясь привычке, спросил денщика всё ли тот записал.
-Всё до помарочки!
-Пора нам ребята, в город возвращаться! Тут мы всё сделали- решил Иван, и сказав что идёт просить у молодого хозяина подводу и одну лошадь в придачу, вышел.
Через час, полицейские прощались с хозяином. Елена, перенесшая такой стресс, приняв успокоительное спала, и Кузьма Андреевич вышел проводить гостей один, да немного глазела дворня. Беглая бричка к тому времени вернулась назад сама, так что долгов у полиции более не оставалось. Бусов извинился что не может остаться на похороны, ибо дело очень горячее, и на сегодня ещё будут допросы задержанных, и прочее.
-Я понимаю Иван Силыч, и не настаиваю, вы и так нам с сестрой спасли и жизнь, и имение предками завещанное, спасибо вам большое! – тихо поблагодарил Кузьма Андреевич.
-Всегда обращайтесь!- ответил Бусов, и чуть тише добавил – Кстати, о вашей сестрице. Ей ведь теперь будут нужны покой и ваше участие, так вот. Тот негодяй, ну женишок который, он на днях теперь наверняка объявиться, выразить соболезнование и радость. Вы не вызывайте его на дуэль, не надо, думайте о сестре. А щёголю тому, просто откажите от дома, и тем всё дело и кончите. Как, подходит вам?
-Да Иван Силыч, пожалуй вы правы – задумчиво проговорил Кузьма- Леночке теперь нужны лишь добрые эмоции, ей и так бедняжке досталось. Я не стану раздувать историю с Фёдоровым, пусть его судьба накажет!
-Вот это правильно!- согласился сыщик, пожал молодому человеку руку, поклонился и сел в пролётку.
-Пошёл!- и небольшой полицейский обоз, покинул имение. Впереди ехала пролётка в которой на сиденье угнездились Хворостовский и Иван Силович, второй гремела ободами телега с извозчиком, где понуро сидело трое арестантов, а сзади, на помещичьей лошадке, замыкал шествие Ефимов. В Управе, их встретили чуть ли не восторженно, полицмейстер даже руками всплеснул.
-Ну Иван Силыч, ну хват! Полтора суток и… а это, Осипов почему под арестом?
-Это и есть главный убийца и организатор всего преступления, подробнее изложу вам в рапорте!- спокойно разъяснил Бусов обалдевшему от такой новости Горынину, и пошёл отдавать необходимые распоряжения. Возница получив свои деньги привязал вторую лошадь к телеге, поехал тут же обратно, а сыщик не теряя времени, приступил по горячим следам, к основному допросу преступников. Он, не давая им опомниться, гонял их одного за другим весь вечер, и полночи, и в дополнении к этим грешкам, выявил и многие иные, а по делу Соболевых всплыло ещё и то, о чём сам Иван подозревал, но при наследниках не стал оглашать. Он узнал, вернее подтвердил свою догадку о том, что покойная барыня была не только благодетельницей, но и любовницей Буевича. Естественно что этакую гадость, ни Кузьме, ни тем более его несчастной сестре сообщать было нельзя. Это осталось только в деле. Ещё спустя сутки, сыщик завершив все формальности, отправил его в суд. Всё, теперь можно было отдохнуть, и навестить милую барышню. Пострадавший в погоне мундир был отдан в починку, заказана новая шляпа, а сыщик облачившись в простой сюртук, отправился к Брусникиным. День был будний, ни папеньки ни Олега не оказалось дома, маменька возилась чего-то за домом, а юное создание рисовало карандашами свои шедевры, среди благоухающих насаждений.
Иван ещё издали залюбовался грациозной барышней в светло-песчаного цвета платье, которое как и все прочие, очень ей шло. Но в этот раз, стоя в пол оборота, чуть залитая солнечным светом, Светлана была так восхитительно хороша и желанна, что Иван с трудом подавил в себе сладкое искушение подкрасться и обнять любимую сзади, со всей страстью на которую был способен. Так, пора вплотную заняться покупкой жилья, а то и до сердечного приступа недалеко.
-Светлана Дмитриевна, добрый день!- бодро крикнул Иван, от чего барышня, не ожидавшая его, вскрикнула и обернулась, хлопая глазками.
-Иван Силыч, вы?!- девушка отложив карандаш, прямо побежала к нему, и он, уже позабыв об всём, даже о том что их тут может увидеть маменька, распахнул объятия, и буквально схватил девушку так, что она едва успела ойкнуть. После затяжного, дурманящего поцелуя, он отстранился, а барышня с полуприкрытыми глазами, облизывала свои губки.
-Божественно!- в блаженной неге пролепетала она, и поглядев в лицо суженого, вдруг осеклась, и тревожно спросила.
-Иван, а это вот что у вас с лицом? Чем оно всё иссечено?
Иван выпустил девушку, и стыдливо сказал.
-Ну мне не ловко об этом говорить…
-Почему?
-Ну я стесняюсь…
-Ну скажите. Иван, ну пожалуйста, ну я же вот сейчас прямо умру от любопытства!- умоляюще зашептала девушка, которую и в самом деле, уже жутко разбирало на все лады, это самое любопытство. Иван опять сделал смущённый вид.
-Ну вы будете смеяться, ну…
-Ну не буду, Иван!...
-Честное слово?
-Честное-пречестное! Ну не мучьте же, я сейчас взорвусь!- уже чуть не запрыгав на месте, капризно попросила девушка.
-Ну хорошо, слушайте- тяжело вздохнул Иван, и начал – Захотелось нам с Хворостовским, гусятинки…
И далее, Светочка услышала вот чего. Они, будучи на расследовании дела, чего-то жутко проголодались, и разговорились о гусях, о том какие они вкусные да жирные. И так их это разобрало, что они решили скрытно, под покровом ночной темноты, пробраться в хозяйский хлев, и похитить каждый по гусю, и того двух. Тьма, спустилась на деревню кромешная, хозяева легли спать, преступники планируя новое злодейство, тоже угомонились, бодрствовали только они с Хворостовским, их манили гусиные лапки и крылышки.
Взошла полная луна, появились звёзды, и где-то тоскливо завыли собаки, словно чувствовали страшную беду… ( Светлана в испуге прикрыла рот ладошкой, и широко раскрыв глаза, замерла в ожидании драмы) Они с Хворостовским спустились из тёмной башни ( там в поместье есть башня)по верёвочной лестнице, и никем не замеченные в свете полной луны, стали след вслед, красться к заветной цели, сараю с гусями. Дорогу им перебежала абсолютно чёрная кошка с горящими глазами, засмеялась по человечьи (Светочка глубоко ахнула) и прыгнув, пропала в темноте. Тишина стояла гробовая, и лишь собаки брехали в нощи, да жутко ухали совы, летая над самой головой. Хворостовский решил рискнуть собой, и первым приставил лестницу к стене сарая. Простив друг-другу все долги ( ну дело-то подсудное) они решительно, но очень осторожно, не торопясь полезли. Крыша была односкатной и удобной, они крались в абсолютной тишине, и лишь какая-то мелочь хрустела под ногами. Иван спросил у денщика «Ну, тут мол?» тот ответил «Здесь!» топнул по привычке ногой, и с ужасным грохотом провалился в бездну, откуда сейчас же донеслось паническое кудахтанье, полетели перья, и вопль денщика «Погибаю!» Иван, взял и чтоб не оставлять в беде товарища, провалился тоже, и тут начался сущий ад! ( Лицо Светланы слегка вытянулось от испуга и удивления, она заслушалась) Тучи крыльев и когтистых лап устремились на них с неистовой силою, оба попали по ошибке в курятник. Бились долго, где-то с полчаса, пока Хворостовский, весь в перьях и яичной скорлупе, ( девушка невольно хихикнула) пробился к двери, вышиб её, и ринулся было вон, но. На пути кто-то бросил грабли, кои и звезданули храброго денщика по лбу, от чего у Хворостовского из глаз посыпались искры, вспыхнула солома и начался пожар. Он, Иван, выскочил следом , держа в руках по курице за лапы, и размахивая ими, предложил денщику срочно отступить, что тот и сделал было, но на пожар сбежались люди, кур пришлось бросить, и помогать тушить сооружение, которое впрочем очень быстро потухло и развалилось. Куры с криком разлетелись, и вот тут-то, они своими когтями, и поранили Ивана в лицо, вот как он пострадал-то! А Хворостовский вообще потом сутки лежал, да лёд к глазам прикладывал, огнём горели!
-Вот Светлана Дмитриевна, откуда сии царапины на челе моём!- тяжко вздохнул Иван, глядя на барышню грустными, и честными в таких случаях глазами.
Светочка слегка оторопела.
-Вы, воровали кур у помещика?
-Хотели гусей, но мне всё равно очень стыдно…
-А попросить?- залепетала Светлана, пытаясь сообразить, ибо что-то, во всей этой криминальной истории, её настораживало.
-Да неудобно как-то- невнятно ответил Иван, хлопая глазами.
-Погодите, гуси, куры, - задумчиво начала тут Светлана- но, вы же могли пострадать?
-Я и пострадал!- мотнул головой Иван, с трудом удерживая прущий наружу смех- вон, всю физиономию мне куры расписали, во, не лазь сыщик за гусями-то!
-А пожар... Как это искры из глаз?- недоуменно, но уже подозревая худшее, продолжила опрос барышня, пристально вглядываясь в лицо собеседника. – Да таких искр нет в природе-то, вы что – колоритно вспыхнула вдруг девушка, залившись румянцем гнева, и сверкнув глазами- вы потешались сейчас надо мной, да?
- Есть, у, у… ух… ух… у Хворостовского в башке есть Свет… лана-а-а-а, о-о-о-х-х-х!- не выдержав согнулся Иван от смеха в двое, не в силах больше видеть прелестное личико, под маской возмущённой задумчивости. Страшная правда, открывшаяся ей моментально прямо тут, возмутила и обескуражила барышню до крайности! Ка-ак?! Она, доверчиво слушала, сопереживала злоключениям, боялась, и даже усомниться в начале не подумала, хотя всё и выглядело подозрительно, а её просто-напросто надули?? Навалил значит с три короба, она дура наивная поверила, уши развесила, а он вон аж синюшный весь от смеха, давиться и хрипит уже? Это над ней? Над её доверительностью? Ну всё, она возмутиться сейчас так, что никакие поцелуи больше, этому бессовестному, бесстыдному обманщику и бабнику не помогут! Всё!
- Так вы вот ка-ак?? Ну всё! Иван Силыч, я разгневалась!- грозно крикнула Светлана, и воинственно сдвинув брови, забарабанила кулачками по могучей, сыщицкой спине, вздрагивающей от хохота.
-Ой пощадите Светлана Дмитриевна!- заливисто хохотал Иван, неловко отмахиваясь от бушующей красавицы.
-Ни-ког-да! Не пощаж-жу!!Вот вам! Вот вам! Дурочку из меня делать опять?! Всё!
-Ой Светлана! Ой сдаюсь! Всё!
-Я вам покажу! Вот вам! Вот!
-Дайте хоть просмеятся а потом казните, о-ох!
-Ничего я вам не дам, лгун несчастный! Кур он воровал! Гусей! Я-то дура сразу не поняла что брешет негодник прямо в глаза! Нет, ну как?- воскликнула она, оставив на минуту избиение- как скажите, можно врать вот так, бесстыже, и при этом с абсолютно честными глазами?! Я вас пришибу!- воскликнула разгневанная девушка, и широко размахнувшись, хлопнула со всей силы сочинителя историй по спине, и жутко отбив руку, тоненько заойкала и затрясла ей. Но тут, сам Иван, вдруг замер от чего-то, повернулся к ней, вздрогнул, закатил глаза, и с предсмертным стоном рухнул на спину, широко раскинув руки. Светлана чуть перестав трясти рукой, осторожно подошла.
-Эй, Иван Силыч, вы чего это? Эй, что с вами? Вам плохо, да?- голосок её тревожно задрожал- Вам от смеха плохо стало, да? Иван, ну не пугайте меня, а? Может вам водички?- уже ласково предложила девушка, садясь на колени, и прикладывая ладошку ко лбу – У, не горячий… Так, немедленно послушать сердце, а затем пульс!- но только милое и доверчивое создание наклонило голову к широкой груди, чтоб услышать чёткие удары сердца, как огромные ручищи коварного сыщика, внезапно сомкнулись за спиной Светланы, и заключили её в объятия, а само тело, открыв бесстыжие глаза свои, озорно расхохоталось над вскрикнувшей от неожиданности прелестью, и обожгло нежное и строгое личико, горячим поцелуем.
-Ух вы ж моя прелесть!- хохоча прогремел Иван, быстро вскакивая на ноги, ожидая новой атаки, и не ошибся. Поняв что её опять провели, девушка с криком
-Ну это, уже просто все цинизмы переходит!-сломила веточку, и посулив что-то с Иваном сделать, стремительно стала гонять его по саду, стараясь поразить его как можно чаще, приговаривая при этом.
-Прибью! Попадитесь только!
Затем утомившись, капризно заметила что так не честно вообще-то, и она должна хоть раз по нему попасть, а то огорчиться и умрёт! Иван замер, и покорно подставил голову. Девушка символически, трижды стукнула его веточкой, потом отбросила орудие возмездия в сторону, руки её сам по себе вдруг обняли его за шею, а губы потянулись с поцелуем, получив в ответ крепкие, но очень нежные, такие же объятия. Июнь шёл к закату…
9.02/2018.

                                                                                                           ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

-
-
-
-

-
-

-
-
-

-

-

-
-
-
-
-
-
-
-

-
-

-

-
-
-

-
-
-

-
-
-
-

-
-
-
-
-

-
-






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 10.09.2021г. Мирослав Авсень
Свидетельство о публикации: izba-2021-3154482

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1