Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уездный сыщик.


­

28.01/2018.                                                                                          Уездный Сыщик.
                                                                                                                     Глава 5.

                                                                                                                  Дело о Бриллиантах.

                                                                                                                              Х Х Х

Две последние недели уходящего мая, запомнились горожанам рядом событий, которые в той или иной степени, повлияли на жизнь города в целом, и некоторых его обитателей в частности. Во первых, это конечно же продолжали набирать обороты слухи о «Страшном гусаре»-оборотне, психопате-убийце, которого сумел-таки изловить, « наш дорогой Иван Силыч со товарищи» Многие из горожан так или иначе знавшие Рубинова, теперь ставили в храмах свечи Николаю Угоднику за своё чудное спасение, да заказывали молебны о здравии полицейских сыщиков. Надо ли говорить, что юные барышни Ладова, некоторое время состояли под неусыпным контролем своих родителей, что с одной стороны было необходимо, а с другой, создавало массу неудобств для очаровательных созданий, и их воздыхателей.
Опять забурлили сплетнями салоны, обсуждая сколько же в точности девушек убил фальшивый гусар, и находились порой такие «знатоки», что называли несусветные цифры, делая из скверного события, сущий вздор. Пострадавшие семейства сразу же были окружены заботой и сочувствием соседей, и это хоть и немного, но притупило боль потерь. А тут ещё, к началу последней декады месяца, засобиралась в Петербург, одна из первых красавиц города, хозяйка самого шикарного салона, княгиня Надежда Михайловна Сажина. Знакомые утверждали что княгиня, находилась в состоянии какой-то непонятной полу эйфории, суетилась, иногда издавала нервные смешки, и весьма туманно намекала на то, что она так больше не выдержит, и чёрт её дёрнул всё это затеять. На вопрос друзей что же произошло, светская красавица томно покусывая губы, неопределённо пояснила что она самонадеянно перестаралась расточая свои чары, и теперь приходиться менять обстановку. И только самым близким подругам, она по секрету поведала страшную тайну, что сама на свою голову, завела себе такого темпераментного возлюбленного, что после него не менее недели надо приходить в себя и отлёживаться. Имя сего легендарного героя, княгиня наотрез отказалась называть, несмотря на все мольбы и уговоры подруг. Единственное о чём мечтательно поведала княгиня, это то, что все её предыдущие ухажёры по сравнению с «диким кентавром», это горящие спички в сравнении с пороховым погребом, в который угодил боевой заряд. Но самое страшное было даже не в этом, а в том, что как пояснила «пострадавшая» всё это, ей стало безумно нравиться и фатально затягивать, и если она не найдёт в себе силы воли остановиться, ( а таковой становилось с каждым днём всё меньше) то она не выдержит.
-Да я же просто погибну, подруженьки – печально делилась она, отхлебнув шампанского- этот необузданный кентавр, он… он же совсем практически не устаёт за ночь! Я, на рассвете уже полумёртвая лежу, а он чуть подремав поднимается, слегка закусывает, и идёт после не домой отлёживаться, а на службу как нигде и не был, да ещё говорит мне, что я зарядила его бодростью на весь день, нет, ну каково это?
-Ужас!- шептала одна подруга, прикрыв ладонью себе рот.
-Божественно!- мечтательно вздыхала другая, роняя слезу.
-И вот я если сейчас не уеду, то не выдержу, останусь с ним, и мне придёт конец! Нет, надо бежать пока я ещё в силах это сделать, иначе всё это, неизвестно чем кончиться для меня!
Надо ли говорить, что слухи об этом пикантном и таинственном происшествии, моментально разлетелись по городу, породив массу самых невероятных версий! Но всему этому, неделей ранее, предшествовал визит нашего сыщика, всего лишь во второй раз, к очаровательной княгине в гостиничный номер. Как уже известно, в тот день он получил записку-приглашение от соскучившейся по бурным ласкам княгини, но чтоб решить всё окончательно, зашёл в гости к Брусникиным, нашёл там юную барышню Светлану в таком очаровательном виде, так зажёгся её грацией и красотой, то чтоб не рвануло где-то внутри, решил что визит в гостиницу к жаждущей острых ощущений любовнице, просто необходим. На службу он в тот день сославшись на недомогание больше не пошёл, завернул в трактир, закусил-выпил, на извозчике приехал домой, и завалившись спать, прохрапел так до восьми вечера. Затем просто, без веника, помылся хорошо в бане, побрился, надел всё новое, закусил парой свежих ватрушек испечённых специально для него сердобольной Катериной, попил заветного чайку из казачьих трав, взял трость (метод проникновения в чертог любовницы был изменён) нацепил цилиндр, и предупредив Хворостовского что снова идёт на встречу с агентом, покинул квартиру. Ровно без 15-ти десять, он стоял перед гостиницей. На этот раз, чутьё ему подсказало что атаковать надо в лоб, что он и сделал. Надвинув цилиндр на глаза, он деловой походкой вошёл внутрь, миновал полутёмную лестницу, и через полминуты, стоял уже у заветной двери №14. Стучать не стал, отпёр отмычкой, и тенью скользнул внутрь. Полумрак передней, манил. Осторожно поставив трость у вешалки, он на цыпочках прошёл дальше, и заглянул в гостиную. Княгиня всё в таком же, сводящем многих мужчин с ума наряде, стояла уже лицом к балкону, и ждала атаки оттуда. Великосветская женская наивность! Иван улыбнулся сам себе, обходной кавалерийский манёвр удался на славу. Теперь внезапным броском захватить красавицу врасплох и всё…
Даже к вражеским часовым в былые годы, Иван не подкрадывался с таким коварством. Княгиня, когда её с сзади, внезапно обхватили за грудь горячие мужские руки, даже не успела вскрикнуть «Вы?!» а лишь слабо айкнуть, как пьянящий поцелуй драгуна уже запечатал ей уста, и начисто закружил голову, всякие остатки воли или твёрдости духа, покинули её совершенно, едва княгиня ощутила как дикая сила плавно отрывает её от пола, и несёт на ложе любви…
Три часа спустя, княгиня едва переведя дух, дыша глубоко и ровно, сделала слабую попытку улизнуть, но бравый драгун довольно хмыкнув, сцапал её за талию, и потянул на себя со словами.
-Ну куда ж ты моя милая намылилась? У нас с тобой вся ночь впереди, я только разгорелся-а…
-Как это, «только разгорелся?» - растерянно лепетала княгиня, получая сладкие поцелуи, и опять начав таять- А что ж это-то тогда было, Вань?..
-Разминка Надь, разминка!..
Миновало ещё два часа буйного постельного сражения, и Надежда Михайловна думая что это конец, всё ж выскользнула из могучих объятий, набросила халат, и шмыгнула в ванную, а потом в гостиную, где у неё вместе со вторым дыханием, проснулся жуткий аппетит. Княгиня наворачивала закуски и вино так, словно голодала не менее недели. Где-то через четверть часа, к ней присоединился Бусов, пришедший лишь в одних брюках и босиком.
-У, как к стати!- заметил он, присаживаясь рядышком, и наваливаясь на еду ( бросать нужное дело на полдороги он не собирался) чтоб немного подкрепить силы. Только теперь, княгиня смогла рассмотреть, сколько у него на могучем торсе, шрамов.
-Боже, Иван, сколько ж раз вы были ранены?- жуя сочную грушу, спросила она, невольно любуясь мускулистой фигурой сыщика.
-Да много раз Надь, много, я уж и забыл сколь!- буднично ответил он. Попив-поев, Иван вытер губы и пальцы салфеткой, опустошил бокал вина, и игриво подмигнув княгине, предложил.
-Ну что, пошли продолжим?
Женщина на секунду замерла, глядя на него широко открытыми глазами, и растерянно улыбнувшись пролепетала.
-Куда… пошли?… Иван…
-Как куда? В спальню конечно! – обыденно ответил Бусов и поднялся – Я что, зря пришёл что ль?
Княгиня тоже испуганно вскочила.
-Но… вы же так мало ели… вы устали…
-Да что вы! Я в порядке, я ж вообще-то не жрать сюда пришёл! – дурачась начал Иван, игриво поглядывая на любовницу, и уже медленно обходя стол с фланга. Княгиня, не сводя глаз с сыщика, стала по кругу, отступать в другую сторону.
-Вы позволяете себе лишнего, Иван! – слабым голоском лепетала Надежда, с необъяснимым чувством осознавая что всё это, ей почему-то ужасно нравиться ( в глубине души конечно!)
-Да ладно тебе, Надюш – галантно улыбался Иван, стараясь перехватить красавицу – я ж всё понимаю, ты ж специально меня дразнишь, проказница… Хочешь распалить? Понимаю…
-Нет-нет, это не так, уймитесь вы уже!..-молила княгиня продолжая отходить кругом стола.
-Да как нет , когда да? Зачем же ты меня в салоне завлекала своим колье с декольте, а? Я ведь завёлся, ух ты ж моя-а!- хищно улыбнулся сыщик.
-Я… я погорячилась! – честно созналась княгиня, понимая что бежать-то в принципе уже некуда. Бусов выдохнув «Ах ты ж сладкая!» схватив стол оторвал его от пола, и отставив сторону, шагнул вперёд. Княгиня машинально взвизгнула пытаясь ускользнуть, но была почти мгновенно поймана, и унесена куда положено, не смотря на лёгкий протест.
На рассвете, сыщик с помощью нюхательной соли привёл в чувство потерявшую сознания даму, и приволок ей поднос с фруктами и вином.
-Я… умираю… -слабым голосом стонала женщина, лёжа со сложенными на груди руками, то открывая, то закрывая глаза.
-Да ничего страшного милая моя, после меня ещё никто не умирал!- деловито заметил Иван, подкладывая любовнице под спину подушку – может вина, красного? Оно помогает.
-Пожалуй… перед смертью…- согласно кивнула княгиня, ошалело хлопая глазами.
-Ну, до смерти вам ещё далеко!- философски посулил сыщик наливая полный бокал, и протягивая его даме. Та взяла его слабеющей рукой, и едва не разлила ( следователь успел поддержать) жадно выпила, блаженно вздохнула, и насколько могла, стала поглощать виноград и порезанные яблоки.
-Боже, я кажется оживаю!- простонала она, доев кисточку ягод, Иван налил ей ещё вина, и красавица выпила второй бокал не менее жадно чем первый.
-Ну, прелесть моя, тебе получше?- улыбнулся Иван подмигивая даме, и гладя её по руке.
-Нет… умоляю… Иван… третий раз я не выдержу… я умру!- умоляюще зашептала дама, заподозрив сыщика в новом похищении её чувств и тела, но ошиблась. Иван тут же разъяснил что он ничего такого уже не помышляет, он же не изверг какой? Просто проявление нежных чувств.
-Просто проявление? Я рада… очень!- с облегчением вздохнула княгиня, и уже менее опасаясь за свою жизнь, снова насела на фрукты.
-Да Надя, ты кушай, поправляй силы, я тоже честно говоря подустал чего-то за последние дни!- похрустел суставами Иван.
« Подустал?! О чём он вообще, господи?!» обалдела княгиня, слушая его.
- Да- продолжил сыщик – последнее дело хоть и было не очень сложным, но очень муторным и поганым, много бегали, мало спали, плохо ели, вот я немного не того…
-Чего не того?!- не поняла дама, и даже есть прекратила, уставясь на сыщика немигающим взором.
-Ну не показал всей прыти- буднично, словно речь шла о лёгкой пробежке, ответил сыщик, и глотнул вина прямо из бутылки. (пардон)
-Это что, вот то что ночью ты со мной тут выделывал… это было «не показать всей прыти?» - едва выговорила княгиня, изучающе глядя на любовника.
-Угу- ответил тот, кусая яблоко- говорю же, уставший к тебе пришёл, ну ничего – обнадёживающе заметил он – я вот как-нибудь на выходные, во всеоружии к тебе приду, вот тогда будет дело!
После этих слов, княгиня как-то нервозно хихикнула, и подумала про себя. « Да Надя, вот тогда тебе прямо тут, и придёт конец, совсем умучит! Надо бежать, вот только отлежаться, и ходу отсюда, пока ты подруга, живая! Но почему же мне всё это, тогда так преступно нравиться-то?»
Страдальческие мысли красавицы были прерваны словами сыщика что ему пора уходить на службу, и когда дескать они снова встретятся? Надежда Михайловна собрав всё своё мужество, быстро затараторила что в ближайшую неделю она страшно занята, и вообще у неё могут измениться планы, и она сама ещё ничего не знает, и всё вообще ещё не определено как таковое!
-Ну хорошо моя сладкая – тихо ответил сыщик одеваясь- как только будешь свободна, пиши, я к тебе всегда, ты же знаешь!- одевшись, он подошёл к постели, поцеловал ей руку, и стал прощаться.
-Ну до скорого шалунья моя, проказница! – игриво шевельнув бровями проговорил он, и козырнув, тихо удалился.
-Нет, только побег!- махнула рукой, уже захмелевшая красавица ( Иван нечаянно перепутал бутылки, и вместо дамского, слабого вина подал ей обычное, что сам в бытность свою, хлестал на войне) иначе Надя… ты такая дура… что через неделю не утерпишь, и опять его позовёшь… чтоб испытать это-о-о… М-м-м… Но почему? .. Почему меня так тянет к нему-у?..
За этими размышлениями княгиня сладко заснула, чтоб проспать до самого вечера. В себя она приходила неделю, и за это время ей и пришёл в голову план побега, о причинах которого, она столь туманно поведала подругам. Слухи об этом тут же поползли по городу, но в основном в женской среде. Иван Силович ничего разумеется об этих слухах не знал. Две последние недели мая он провёл относительно свободно, больших преступлений пока не было, а с мелочёвкой на месте разбирались околоточные да квартальные. За эти две недели, Бусов был у Брусникиных четыре раза. Дважды заходил не на долго, порядка получаса, когда заставал не всех ( однажды Светлану снова не застал) а дважды попадал вечером на горячий и радушный приём. Барышня Брусникина уже знала как ей надо выглядеть, чтобы сыщик не чувствовал себя спокойно на одном месте, и уже блестяще справлялась с ролью тихой соблазнительницы. Впрочем, один из двух вечеров был посвящён тому, что родители ( им же тоже хотелось нормального общения) расспрашивали сыщика об обстоятельствах дела «Страшного гусара». Сыщик отвечал неохотно, но вежливо, поминутно бросая на девушку извинительные взгляды. «Виноват-с!» Светлане-то и удалось может три-четыре фразы с ним перекинуть, и всё. Она потом делилась своим негодованием с братом.
-Ну Олежек, ну ты видел, а? Ну в кои-то веки он пришёл, наверняка ко мне, и на тебе, мама с папой как насели, так и не отстали пока не ушёл! Очень им видите ли интересно, как Бусов, этого нелюдя ловил! Весь город об этом гудит, идите, слушайте! Нет, надо именно его на себя перетягивать, а на меня можно начихать, сиди мол жди, к тебе тоже придут, обидно просто страсть как!
-Согласен с тобой Светлячок!- сочувственно заметил брат, протягивая любимой сестре большую конфету, купленную специально для лакомки (та, словно котёнок лапкой, сразу цапнула угощение) – дядюшка и тётушка, повели себя как эгоисты, ничего не попишешь!
-Форменные!- жуя сладость, согласилась девушка, и уже в следующий раз, сразу взяла быка за рога, то есть моментально после приветственных политесов, взяла Ивана Силовича в оборот, полчаса его по мурыжила в компании родителей, затем предложила прогуляться у них по саду, а потом посидеть в беседке, и попить чаю. ( Таисье тут же велено было через полчаса принести туда чайные приборы) Сыщик галантно согласился. Светлана с довольным видом выпорхнула из-за стола, и моментально увела гостя на свежий воздух ( а то опять насядут со своими убийствами, надоели!) В саду, Бусов искренне поблагодарил девушку .
-Ой спасибо вам Светлана Дмитриевна, вытянули вы меня из семейного чертога, а то второго допроса от вашей маменьки, я бы не вынес! – улыбнулся следователь, идя рядом с барышней, не решаясь взять её за руку.
-Ой да уж, она может! – сочувственно заулыбалась Светлана – так прилипнет что не спасёшься. А скажите Иван Силович, а простых каких-нибудь известий у вас нету?
-О чём именно?
-О чём-нибудь, ну например каких-нибудь слухах в салонах!- голос девушки дрогнул, и она остановилась, глядя чуть ли не в упор в глаза Ивану. Тот тоже не на долго задержал взгляд на милом лице, борясь с желанием взять да поцеловать это лицо прямо здесь, а потом… потом может быть скандал.
-Каких слухах?- тихо спросил сыщик, делая шаг вперёд, а барышня грустно вздохнув, последовала за ним.
-Ну например – голос барышни дрогнул ещё сильнее- с чего вдруг княгиня Сажина, уезжать так спешно собралась?
-Уезжать?- как бы невзначай переспросил сыщик – Куда уезжать?
-В Петербург, говорят спешно очень…
-Ну приспичило ей, надоела провинция, вот и рванула!- деловито ответил сыщик, вертя головой в поисках укромного местечка.
-А зачем по вашему, она туда рванула?
-Так я сказал уже - улыбнулся Иван и добавил- а может за поклонником каким, они эти дамы света такие!
-А тут ей их что, мало было?- уже как-то обидчиво буркнула барышня, надула губки, остановилась, и опять как бы ожидая чего-то, стала глядеть в лицо Бусову, и хлопать своими длинными как стрелы ресничками. Хлоп! Хлоп! Хлоп!
-Светлана Дмитриевна, Светлана…- вдруг тихо начал сыщик, и голос его слегка задрожал от волнения, а руки сами собой легли девушке на плечи ( барышня чуть вздрогнула но не вырвалась) я… не знаю что со мной твориться даже в последнее время, работа вся из рук валиться, хорошо что серьёзного ничего нет, а то не знаю бы… Глаза закрою, вас вижу… Глаза ваши озёрные, тону я похоже в них, как ключ, бульк, и нету!
-Иван Силыч, о чём это вы?- запылав розочками на щеках зашептала Светлана, не в силах даже пошевелиться, чтоб не дай бог, он рук с плеч не убрал!
-Да вот гадаю Светлана, заколдовали вы меня что ли, или как? – не сводя взора с её удивлённого лица- или я сам зачаровался? Не знаю, в добрый ли час я повстречал вас, Светлана Дмитриевна, или наоборот? Погубите ли вы меня, или спасёте? Давно я ничего подобного не чувствовал, голова кругом идёт, везде вас одну вижу… Весна что ль такая, или правда с ума я от вас сошёл на старости лет. Всё смог бы выдержать, но вот так, видеть вас близко и… - Бусов неопределённо мотнул головой- не позволить себе…
-Что не позволить? Что вы такое говорите? – уже совсем тихо, но с учащённой дрожью в голосе, с росинками слёз блеснувшими в глазах, прошептала Светлана, и прикрыв глаза, чуть подала голову вперёд, губки сами сложились как в цветочный бутон, и бравый драгун не выдержал! Сжёг к чертям собачьим, спали-по взрывал он тот час все мосты да переправы за собой, послал псу под хвост все политесы, сомнения и толки, светские сплетни, и оханья кумушек. Руки его, в одно мгновенье притянули девушку к себе, а он сам, впился в этот алый бутон таким страстным и жадным поцелуем, каким впивается в баклагу воды путник, протащившейся по безводной пустыне много сот километров, дорвавшись-таки до заветной влаги. Крепко, но не до одури, обнял он нежную барышню, и поцелуй его длился долго, и её руки висевшие сначала плетьми, вдруг ожили, и сами обхватили его за шею, но вскоре опять ослабли, и скользнули вниз. И только тут Иван отпрянул, ибо барышня едва не лишилась чувств, закатив глаза от головокружения, шепча что-то невнятное.
-Светлана Дмитриевна, Света, вы как? – тихо шепнул сыщик, уже взяв себя в руки. Барышня тихонько застонала, и как бы очнулась, глядя на сыщика таким ошарашенно-счастливым взором, что он слегка оторопел.
-Простите меня!- прошептал он, разжимая объятия- Я… я не сдержался, можете дать мне по физиономии, я заслужил.
-Да что вы говорите такое?- укоризненно прошептала барышня, коснувшись ладошкой его щеки ( колючий какой!) – За что же вас ударять? Я… я сама этого давно хотела, стыдно ужасно, но вот!_- барышня вдруг сама, уже по собственному почину, обхватила сыщика за шею, и не умело, по детски ещё, но очень нежно поцеловала. Бусов конечно ответил, но тоже уже не так жарко, лишь чуть прижал красавицу, потом быстро отпустил.
-Нам с вами в беседку пора, чай пить, а то заподозрят неладное! – улыбнулся Иван, и первым пошёл в направлении беседки.
-Да, конечно вы правы!- барышня нырнула следом. Но они напрасно тревожились, когда вышли из-за акаций, Таисья только ещё несла чайный прибор в беседку, на подносе.
-Да, не застукали нас с вами! – хмыкнул сыщик, приняв уже свой обычный вид, и лишь огнём полыхавшие щёчки барышни, да горевшие жаром счастья глаза, сказали бы проницательному человеку очень многое, но проницательный человек здесь был один, да и тот замешанный в этом деле по уши. Оставив всё Таисья ушла, сели пить чай. Светлана по правде сказать была и счастлива, и смущена одновременно, а потому глядеть прямо в глаза Бусову, она пока стеснялась, но главное было достигнуто, теперь-то уж господин следователь, вы никуда отсюда не денетесь, попались! Улыбка так и скользила с её уст. Иван чуть отхлебнув, тихо спросил.
-Светлана Дмитриевна, а вы правда не сердитесь?
-Конечно нет!- уже каким-то даже серьёзным тоном ответила девушка, и как ему даже на миг показалось, сверкнула неким взрослым взором – Напротив, я очень рада что вы наконец-то решились на это, если бы вы, этого не сделали, я сама бы вас тогда поцеловала, бестактности мне бы хватило!- иронично поджав губки, заметила она.
-Надо же, у нас с вами сегодня день откровений!-пошутив заметил Бусов, дуя на чай, и осторожно прихлёбывая.
-Да просто видимо время пришло, к откровениям!- чуть смущённо сказала барышня, и немного помолчав спросила – Иван Силыч, а вы давеча говорили что я… что вы думаете обо мне…
-Светлана Дмитриевна, всё что я вам недавно говорил, всё есть чистейшая правда- поспешил ответить сыщик, пока милая девушка не запуталась в словах от излишнего смущения- с появлением в моей жизни вас, у меня как бы это сказать, открылось второе дыхание, мне стало есть о ком заботиться в вашем лице, есть с кем вот так погулять, побеседовать..
Лицо барышни тут слегка переменилось, она как бы вдруг вспомнив чего-то, слегка посуровела, и осторожно поинтересовалась.
-А разве у вас не были… ну… разные женщины?
-Были, но они как правило не вызывали во мне такого живого интереса, который вызывает у меня она милая, симпатичная барышня, допрашивающая меня с особым пристрастием!- улыбнулся Иван. Но Светлана не сдалась так просто, вожжа попавшая ей под мантию, оказалась очень любопытной.
-Ну о чём же вы тогда с ними разговаривали-то?- недоуменно спросила Светлана, хлопая глазами.
-Да мы знаете, особо как-то и не разговаривали вовсе- обыденно сказал Бусов прихлёбывая чай- как-то всё так, без лишних слов у нас с ними обходилось, в делах в основном!
-В делах? В каких?- совсем уж растерялась барышня. Сыщик даже рассмеялся негромко.
-Ой Светлана Дмитриевна, ну вы ей богу чудо из чудес! Такие откровенные вопросы мне задаёте, а сами вон пылаете как маков цвет, и меня хотите в краску вогнать?
Светлана машинально дотронулась до лица, щёки опять горят, и горят не шуточно!
-Простите меня Иван Силыч, на меня нашло что-то, я вся такая бестактная сегодня, прямо ужас!- выпалила барышня, добавив что ей очень стыдно за такие вопросы.
-Вам очень идёт когда вы смущаетесь и стыдитесь!- улыбнулся следователь пристально глядя на девушку, от чего той, стало ещё более неловко.
-П… почему?- тихо спросила она.
-А вы очень забавная становитесь, когда с вами это происходит!- честно ответил сыщик. Барышня в ответ на это фыркнула, и намекнула что пора пожалуй в дом.
-Ну пойдёмте вы правы, а то ваша драгоценная маменька, там бог знает что подумает!- предположил сыщик, идя рядом с девушкой.
-Да ничего она такого не подумает, не волнуйтесь!- отмахнулась Светлана.
-Вы меня просто успокоили Светлана Дмитриевна, знать усну со спокойной совестью нынче ночью, а то уж думал беда, капли глотать хотел!- похвалился охая Иван Силыч. Светлана добродушно расхохоталась.
-Ох Иван Силыч, ну всё вы со своими шуточками, вы когда-нибудь бываете серьёзным?
-Практически всегда! У меня очень серьёзная служба, но вне её рамок, я иногда позволяю себе не серьёзности. И потом, при виде вас Светлана Дмитриевна, у меня вся серьёзность испаряется! –подчеркнул сыщик.
-Нет, вы знаете, вы давайте тоже, со мной по серьёзнее! – как-то неопределённо намекнула девушка, и сыщик прямо тут же поклялся своим цилиндром, что отныне, он с очаровательной барышней, будет самым серьёзным, изо всех серьёзных. Барышня оценив шутку звонко рассмеялась, и они прошли в дом, ибо Бусову уже пора было уходить, и надлежало проститься по доброму с хозяевами, пообещать снова навестить их, как только позволят обстоятельства. Наступал июнь…

                                                                                                                               Х Х Х

В начале июня, а точнее третьго числа, Бусов был вызван на происшествие. Дом одной из самых богатых семей города дворян Зыряновых, занимающихся мануфактурными делами в нескольких городах губернии, был ограблен самым подлым образом: исчезла шкатулка слоновой кости с драгоценностями на сумму более 120-ти тысяч рублей золотом, несколько мехов, да пара золотых часов. В общем поработали воры на славу. Хозяйка похищенной шкатулки Зоя Максимовна Зырянова, 55-ти лет, после приведения её в чувство, слабеющим голосом велела послать за полицией и мужем, дети в количестве трёх душ, уже стояли подле матери, и с тревогой ожидали развития событий. Пришли квартальный надзиратель да околоточный, потоптались, поглядели, кашлянули по разу и подвели итог.
-Кхм, госпожа Зырянова, дело тута тёмное, сложное, вы лучше в Управу обратитесь, к следователю Бусову, Иван Силычу, тот вам не то шкатулку вашу, а извиняюсь чёрта с рогами сыщет! Вон, душегуба-то из актёров как отыскал, никто б и не подумал что это он, а ведь нашёл! ( Рубинов к тому времени был осуждён и уже повешен)
-Маменька – подал голос старший сын Никодим 29-ти летний семьянин, гостивший у матери – а и вправду лучше за ним послать, всё надежда будет!
-Да-да!- в один голос поддержали брата младшие сёстры-двойняшки, Зина и Лена 17-ти лет – пусть господин Бусов придут, уж верно маменька, они отыщут ваши брильянты!
-Ну пошлите уж кого-нибудь… - хозяйка с трудом, но поднялась и села на диван. В этот момент вернулся муж хозяйки, 56-ти летний дворянин в выходном фраке жёлтого цвета, и белом цилиндре, Влас Власыч Зырянов.
-Так, дети, Зоя, что тут у нас стряслось-та? Говорят ограбили? – тревожно спросил он, оглядывая семейство. Околоточный и квартальный извинившись тут же ушли (встречаться со строгим начальником им лишний раз не хотелось)
-Драгоценности мои, меха… часы подарок сестры, всё вынесли – слабым голосом сообщила супруга роняя слёзы. Лицо мужа стало бледным, он рывком взял стул, и поставив подле дивана, сел рядом.
-Как же так-то, Зоя?
-Не знаю я… Влас, вон за Бусовым послали, квартальный наш да околоточный сказали он сыщет! – и снова зарыдала.
-Ну ты не убивайся так уже! – сочувственно сказал муж, приобнимая супругу – Что ж теперь? Бог даст, отыщутся твои сокровища!
-Барыня, там этот, сышшик пришёл!- завороженным голосом сообщила перепуганная чем-то горничная, 40-ка летняя особа, по имени Глаша. Все машинально оживились. Бусов прибыл в сопровождении Ефимова и Хворостовского, сразу как только пришло сообщение. Поднялись на второй этаж, и ведомые горничной прошли в комнату. Сыщик коротко представился, получил тоже в ответ, и начал опрос.
-Зоя Максимовна, пропажу, вы сами обнаружили?- поинтересовался сыщик, беря свободный стул, и присаживаясь рядом.
-Да, в девятом часу утра, как завтракать собрались- горестно ответила хозяйка.
- Где хранили шкатулку, меха и часы?
-Шкатулку хранила в бюро, в нижнем ящике, он замыкался, меха в шляпной коробке, а часы, часы-то так, просто в ящике стола…
-А чего ж сейфа-то не завели, при ваших капиталах, а?- иронично спросил сыщик, думая про себя что таким остолопам как эта Зырянова, никакой сейф не помог бы никогда.
- Я предлагал несколько раз!- подал голос муж- Не соглашались со мной Зоя Максимовна- горько усмехнувшись, развёл руками Влас Власыч.
-Да кто ж знал-то?- плаксиво возразила супруга утирая платком глаза- Сейф-то тяжёлый, волоки яво, да пристраивай, вот и отказалась…
- А где ваше бюро стоит?- предвидя новый сюрприз, тихо спросил Бусов, внимательно глядя на хозяйку. Та как-то виновато захлопала глазами, и томясь ответила что в их с мужем спальне.
-Пройдёмте туда! – быстро сказал сыщик, помог хозяйке привстать, и вежливо пропустил её вперёд, а сам двинулся следом. Семейство всем гуртом ( особенно сестрички подхватив свои платья) повалило тоже. Спальня оказалась большим и просторным помещением, по середине у окна стояла двуспальная деревянная кровать с резными спинками, ширма в левом углу, письменный стол справа от постели, а уж за ним в углу, и покоилось как сонный медведь, пузатое бюро, на манер того, что стояло у полицейских в кабинете. Один из нижних ящиков был выдвинут, подле валялась разная мелочь. Прочая мебель вся находилась у места, и не мешала. Медные красивые часы тикали на каминной полке.
- Так господа, не толпитесь, будьте любезны стать вон у зеркала!- попросил Бусов, хмуро глядя на скучившихся по середине Зыряновых, которые тут же исполнили повеление, опасаясь как бы их не выставили вообще ( особо горькой, эта мысль была для юных барышень, которые верно умерли бы от любопытства, если бы пропустили такое страшно интересное дело, как следственные действия известного сыщика). Бусов подошёл к окну, отдёрнул шторы до конца, в комнате стало совсем светло, и осмотрел пострадавшую мебель.
-Ну что, взломано скорее всего ножом, с одного раза- сыщик вытащил ящичек, и глянул, пусто.
-Тут только шкатулка лежала?- он повернул голову к хозяйке, та утвердительно кивнула.
-Да… она как раз по размеру была…
-Кто из семьи знал что именно в этом ящике, хранятся бриллианты?- поинтересовался Бусов, кладя ящичек на крышку бюро, и подходя в плотную.
-Я знал – сказал муж выходя вперёд –ну, дарил иногда, то-сё, как не знать-то?
-Ну, а вы господа наследники?- оборотив свой ясный взор на детей, спросил Бусов. Первым ответил Никодим.
-Я? Я знал что у матушки ценности-то есть, но сроду не любопытствовал где они, разве в детстве?
-А вы милые барышни?- улыбаясь спросил Бусов, у хлопающих глазами сестёр. Те, поняв что настал их звёздный час, наперебой затрещали.
-Нет-нет, маменька нам их не показывала так часто!
-Да, у нас свои собираются, помаленьку!
-На приданое!
-Да, вот!- и отчего-то обе покраснели.
-Ишь ты!- восхитился Бусов – И кто ж вам их дарит?
-Маменька, папенька, и родственники по праздникам!- торопясь одна вперёд другой, ответили барышни.
-Гм, а они у вас целы, не похищены?-озабоченно поинтересовался Иван Силович. Сестрички испуганно ахнули, ринулись куда-то, и вернулись тут же, неся в руках маленькие шкатулочки.
-Вот, всё цело!- восхищённо выдохнули они, протягивая свои сокровища. Бусов кивнул, и опять обратился к хозяйке.
-Опись драгоценностей у вас имеется?
-Да, сейчас подам!- Зоя Максимовна подошла к столу, выдвинула просто верхний ящик, и достав маленькую синюю папку, принесла следователю.
-Вот пожалуйста, тут на трёх страницах, всё как есть!
Иван открыл папку, пробежал глазами, протянул Ефимову, который убрал её в свою. Далее Иван Силович кашлянув, как-то скептически поинтересовался.
-Как же так, вы тут спали, вас ограбили, и вы ничего даже не услышали? Зоя Максимовна, как же это?
Хозяйка огорчённо махнула рукой.
-Сплю я худо, спала… а теперь снотворное, капли пью на ночь, и часов до восьми утра как младенец, беспробудно! Даже как горничная утром порой заходит, не слышу!
-А вы?- сыщик обратился к хозяину- Чего принимаете на ночь?
-Да ничего, я вчера в кабинете заработался, ну и лень было идти, на диванчике придремал до утра. Я так часто делаю, а часов в половине восьмого, попил кофе, и побежал в город, там у меня были дела…
-Какого рода?
-Приятель один, дворянин Купцов Павел, просил сто рублей взаймы, срочно ему требовались, карточный долг погасить, ну я и ссудил, вот. А потом в Дворянское собрание по пути заглянул, там меня люди и нашли, сообщили про несчастье.
-В город на экипаже ездили?
-Нет, пешком, там не далеко, да и по утрам приятно знаете ли иной раз пройтись, а то я в основном всё сидя да сидя!- пожаловался Влас Власыч- Устаёшь сидючи-то!
-Так господа- вздохнул Бусов- мне надо будет теперь со всеми вами отдельно поговорить, давайте вы сейчас все выйдите кроме хозяйки, а когда я с ней закончу, будете заходить по одному. Ефимов, проводи! Помощник сделал жест рукой, остальные нехотя вышли, он следом, и прикрыл дверь. Бусов сел за стол, Хворостовский с тетрадью рядом, Зоя Максимовна напротив.
- Уважаемая Зоя Максимовна, когда вы в последний раз, видели ваши драгоценности?- тихо спросил Бусов.
-Вчера по утру, перебирала их, я люблю это по утрам делать, вроде как бодростью заряжаешься на день, приятно знаете ли!
-Да знаю… Ключи всегда при вас?
-Вот, на шее!- хозяйка показала ключ на цепочке- никому в руки-то не давала, стереглась, и вот!- горестно покачала головой женщина.
-Вы во сколько почивать-то легли?
-В четверть 11-го, может половину, я Гомера на ночь читаю чтоб глаза устали, и вообще…
-Уснули быстро?
-Да как свечи-то загасила, прилегла, капли-то загодя выпила и всё…
-Значит пусть в 11-ть вы уснули, муж до того, не зачем не заходил к вам?
-Зачем ему заходить? У него все деловые причендалы в кабинете, там и ночует зачастую.
-Угу, а долги у семьи есть ли?
-Бог миловал! – перекрестилась хозяйка- напротив, это нам многие должны, муж для приятелей щедрый, не отказывает.
-Это хорошо что вы не в долгах, значит боятся особо нечего- улыбнулся сыщик, и поинтересовался не играет ли кто из семьи в карты?
-Так как вы думаете Иван Силыч, нет, не играют, деньги все у мужа, сын своей семьёй живёт, нет, больших денег не проигрывают, иначе это бы это слышно было по городу!
-Всё так- согласился Иван, и опять задал старый вопрос.
-Вы, наверно знаете что кроме вас и мужа, никто не знал в котором ящике шкатулка с бриллиантами лежала?
-Да уж точно! Сын-то уж девять лет как женился, да в свой дом съехал, бывает у нас наездом, а девчонки и не спрашивали никогда, у них иные интересы!
-Прислуга ваша?
-Да ей и прислуги-то, горничная Глаша, с отрочества при мне, кухарка Паша, и не заходит в комнаты-то, дворник Никита, дальше столовой внизу тоже не ходок, ну лакей Егор конечно бывает тут по делу, меня позвать когда, али мужа, но всегда стучит, ни разу хамски не зашёл!
-Хамски значит ни разу- повторил Иван- скажите, а чего больше было в шкатулке, просто камней, или ювелирных изделий?
-Да так на так примерно! – призадумавшись ответила женщина- ох, плакали похоже наши бриллианты-то!
-Сами что по этому поводу думаете?
-Ничего! Чего мне думать, у меня сердце не на месте!- потрясла правой ладошкой хозяйка
-И никого не подозреваете?
-Да кого же?- обомлела хозяйка- Чужих-то нету в доме!
-Вот именно Зоя Максимовна, чужих в доме нету – тихо повторил сыщик, глядя на хозяйку. Та в испуге прикрыла рот рукой.
- Эт что же, из своих кто-то?! – едва вымолвила она.
-Увы, ну или только это домовой шалит!- пошутил Бусов, и продолжил – Смотрите что получается. Чужой, тут быть не мог, народу полон дом, все допоздна снуют туда-сюда. Вы дверь в спальню на ночь запираете?
Зырянова тяжко вздохнула, и с горестной улыбкой ответила.
-В молодые-то годы запирались, а теперь –то к чему ж? Домашние все, даже дети, с сызмальства приучены стучать.
- Хорошо, позовите супруга, а сами можете… хотя погодите!- спохватился Бусов- Чуть из головы не вылетело, сын один у вас гостит, или с семьёй?
-Один!- махнула рукой хозяйка- Полина Тихоновна то его, у нас гость редкий, да и не ладим мы особо с ней, знаете как это бывает?
-Знаю –вздохнул сыщик –а сын с женой как, ладят?
-Ох, да по разному, он иногда после ссоры к нам приезжает, два-три дня погостит, и назад.
-Сноха, когда у вас была в последний раз-то?
-Да недели две назад, с внучатами, ничего, не ссорились, даже наоборот, говорила «Нам с вами мама, надо мирно жить, мы ж родня!» так-то вот!
-Хорошо, ступайте пока, и мужа позовите!
Опрос хозяина, ничего нового по началу не дал. Про бриллианты в городе знали все, точнее слышали, но где хранятся, в доме или ином месте, никто из посторонних не знал ( это по мнению Влас Власыча) Интересоваться этим никто не интересовался, пару раз носили некоторые камни на оценку ювелиру, и всё.
-Адрес и имя ювелира- попросил Бусов.
-Колёсная №8-мь, Полухин, Евгений Адамыч, 61-ин год, женат, имеет семью! – чётко ответил Зырянов-старший.
-Это он ваш семейный ювелир получается?
-Вроде того, но не так чтоб он ночевал и дневал у нас, просто знаток хороший!
-Не просил чего либо продать ему?
-Просил, но мы отказались, не к чему это…
-Он настойчив был?
-Да нет, не очень…
Далее, ничего интересного уже не было, и сыщик пригласил старшего сына. Никодим, среднего роста, темноволосый, хорошо одетый мужчина, по виду был деловым человеком, держался с достоинством, но без лишнего гонора. От него, Иван Силович услышал примерно всё тоже самое, бриллиантами не интересовался, а имел своё дело по торговле лесом. С женой, да, обсуждали сокровища несколько раз, Полина очень хотела взглянуть на украшения ( женское любопытство) но маменька не позволяла, не любит хвастать, да на том всё и кончили.
Сестрички-невелички, вообще ситуацию ни на грош не прояснили, щебетали-тараторили так, что можно было подумать что это их последняя возможность выговориться. Иван Силович был вынужден даже оборвать их стрекотание.
-Всё милые барышни, довольно, мне всё ясно, я всё учту, всех арестую, вы свободны, давайте теперь прислугу!
Девушки, дружно надули губки ( грубиян-сыщик не дал и слова сказать, а так хотелось поговорить с ним!) и как по команде разом встали, и вышли. Через две минуты робко вошла кухарка Паша, габаритная баба лет 50-ти, от которой тоже ничего пока добиться не удалось, ибо её дело печь да кухня, а в господские-то дела она и не лезет совсем, ей ни к чему.
С дворником, Иван пообщался чуть дольше. Он спросил не ходили ли вокруг дома посторонние, и не навещали ли кого из жильцов, неизвестные личности. Нет, никто из чужих возле не крутился, в дом ходили только свои. Подружки к молодым барышням приходили, но всё больше в саду сиживали, а в дом редко, если только в холода. Сам дворник о бриллиантах слыхал, но лично не интересовался, на что они ему, и куда их приделать, не кобыле же под хвост? Ночью сегодняшней, уже глубоко, чуть ли не перед рассветом, он слышал что близ дома стоял некий экипаж, но кто там был, он не видел, чего ему лезть то, мало ли кто где стоит?
Затем настала очередь горничной Глаши. Когда она вошла, Бусов даже засомневался что ей 40-к лет как показала хозяйка, ибо была она высока, стройна и хороша собой лицом и фигурой, и тянула от силы лет на 35-ть, не больше. Голос хороший, нежный, но вот краснеет чего-то, мнётся, стыдиться как юное создание. Да вот только не 18-ть тебе лет красавица, не 18-ть, чтоб просто так стоять краснеть, стало быть скрываешь чего-то, или кого-то..
На вопрос сыщика знала ли она где барыня хранит драгоценности, Глаша покраснев ответила «Нет» и нервно затеребила пальцами. « Врёшь ты мне милая»-понял сыщик, и встав из-за стола, подошёл к горничной поближе.
-А ты Глаша уж не врёшь ли мне, а?- с напускной суровостью прогудел сыщик, сверля женщину взором. Та сменилась с покраснения на бледность, и отрицательно замотала головой.
-Не вру я вам, барин…
-А чего с лица сменилась? То краснеешь, то бледнеешь как девица, а? Скрываешь чего?
-Не-ет… А что краснею, так это со страху!- плаксиво пояснила горничная.
-С какого такого страху? Кто ж тя так напужал-то?-усмехнулся Бусов, видя что горничная пытается собраться с мыслями.
-Ой барин, да я вас боюся…
-О как! Это с чего ж такая немилость?
-Сказывали вы ужасть какой строгий!
-Правильно, с преступниками да ворюгами!
-Да не брала я ничего-о-о… вот вам крест свято-о-ой!
-А кто брал-то?
-Не ведаю-у-у… спала я-а! ..
-Ладно не вой! Не виновата, живи дальше, обманешь- в Сибирь отправлю, медведей разводить… эй, ты чего это? Э-э? – сыщик видя что Глаша закатив глаза пошатнулась, и ещё миг грохнется в обморок, но Бусов в долю секунды успел подхватить тело, и крикнул в дверь- Эй, кто там? Сюда живо!
Влетели почти все, и только юные барышни оставшись в задних рядах, сгорая от любопытства тянули головы, вставали на цыпочки, и чуть не плакали, интересное всё там, а они-здесь!
-Чего это с ней?- досадуя спросил сыщик.
-Божа ты мой-та-! – недовольно протянула габаритная кухарка Паша, принимая обмякшую товарку, и волоча её на стул – Опеть в оморок грохнулася, дура!
-Опять? –переспросил Бусов- Она что у вас, не в себе?
-Да ну её!- отмахнулась кухарка уже приведшая Глашу в чувство- Смолоду такая, чуть цыкни на неё, хлоп и лежить ужо! Вставай давай, молодуха!-Паша подняла рыдающую горничную, и сыщик махнул рукой на дверь «Уводи»!
-Лакею Егору остаться, прочие свободны!
Остался здоровенный, видный мужик с усами, окладистой короткой бородой, широкоплечий и с ясным каким-то, озорным взором, такие всегда нравились женщинам. Одет правда не в ливрею, а наподобие приказчика, и видно что содержит себя достойно, даже мылом недорогим от него пахнет.
-Полных лет тебе сколько?- прокручивая что-то в голове.
-Так это, 42-ва ваше благородие!- деловито ответил Егор, переминая картуз в руках.
-В комнаты ты вхож? –поинтересовался сыщик, глядя на добротные, кожаные сапоги.
-Конечно, там иногда на стол подать, бабам помочь, коли срочность какая, да и вообще, я тут и починить, и передвинуть ежели что, тоже моя служба!
Про драгоценности он слыхал, как же не слыхать? Но в глаза не видел, даже не старался, ему платят хорошо, и он доволен. Чужих в доме не было, спал он у себя, и лёг позже всех, уже за полночь, и ничего не слышал, хотя двери чёрного хода оказались утром почему-то не заперты, а он на ночь замыкал.
-Хм, там замок или крючок?
-Замок.
-А ну пошли глянем!
Велев никому больше за ними не ходить, сыщик и лакей прошли к чёрному ходу. Замок оказался исправен, при умении открывался отмычкой, Иван тут же это и проверил, работает! Так, ясно кое-что… Не успели уйти, бежит дворник с пустым ведром в одной руке, и резной шкатулкой слоновой кости, в другой.
-Нашёл, барин! В овражке была!
Тут же выяснилось следующее. Дворник пошёл выкидывать золу из печи в овражек ( он всегда так делает) спустился, глядь, белеет что-то. Поднял, батюшки-и… шкатулка хозяйская, только пустая! Бусов спустился в овраг, осмотрелся, пусто конечно, вылез и стал рассуждать.
- Вор, человек умный. Шкатулку сбросил, это же улика, на ней и погореть можно. Пересыпал ценности в мешочек либо тряпицу, и вон на выход!- Иван быстро пошёл к небольшой калитке, через садик ведущей на улицу, и там у самого тротуара, на рыхлом, полупесчаном грунте, были хорошо видны чёткие следы некоего экипажа.
-Вот тут его скорее всего и ждала двуколка, это видно по следам, передних колёс следов нет, и копыта только одной лошади, вот так вор или воры и смылись – Бусов протянул улику Хворостовскому, сунувшему её себе в сумку, после чего полицейские вернулись в дом.
-Ну господа – начал Бусов когда все снова собрались в одну комнату – дело было примерно так. Между двумя и тремя часами ночи, самое удобное время, вор, или воры, проникают через чёрный ход в дом, а оттуда в хозяйскую спальню!- Иван подёргал на себя дверь спальни ( не скрипит ни чуть, шума никакого!) там быстро, ибо уже зная где ящик, взломали его и тихо ушли. Шкатулку выбросили во дворе в овраг, и уехали на экипаже, который ожидал за калиткой. Экипаж двуколка и одноконный. Пока всё…
Юные барышни даже рты разинули, ну и роман у них в доме, аж дух захватывает!
-На сегодня пока довольно, из города до окончания следствия никому не отлучаться, кто будет нужен, вызову в Управу. За сим до встречи, честь имею!- Иван Силович чуть склонил голову, надел цилиндр и вышел, за ним быстро удалились Ефимов и Хворостовский.
-Вот вам господа и думайте теперь кто камушки упёр!-мрачно заметил хозяин, покачав головой.

                                                                                                                     Х Х Х

В тот вечер, когда Бусов был у Брусникиных с новым визитом, а точнее уже после его ухода, у юной барышни в душе поднялись такие бури чувств да эмоций, что она бросив своим « Я у себя, у меня много дел!» вихрем умчалась на верх оставив маменьку в размышлениях, папеньку в осмыслениях, а брата Олега улыбающимся весьма определённо. Влетев как буря в комнату, она бросилась было к «Запискам», но от раздиравших её чувств и волнений, пальцы дрожали и совсем не хотели держать перо, пришлось оставить это дело, и просто бухнуться на кровать, и подобно ребёнку прыгать по ней, радостно хлопая в ладоши. Но на самом деле, ей хотелось кричать громко и радостно от переполнявших её ощущений, но было нельзя, маменька сразу пошлёт за доктором. Напрыгавшись и превратив постель во всклоченный кошмар, Светлана соскочила на пол, и начала кружиться по комнате, негромко напевая какую-то мелодию. Накружившись до изнеможения, она хлопнулась на спину, а слёзы восторга да радости, потоком хлынули из васильковых глаз. Она была необычайно счастлива в этот как ей казалось, волшебный вечер. Она смогла! У неё получилось! Пусть не сразу, но Иван, уже её Иван, поцеловал таки, не выдержал её чар! И так поцеловал, что у неё чуть душа с телом не расстались, а как обнял, то совсем всё поплыло, мурашки по коже стадами, и дрожь какая-то сладостная, и ещё чего-то такое, и мысли разные, и даже такие, от которых стыдно стало, и теперь вот лезут! Да… будь он тут сейчас, этот сыщик, живым бы точно из комнаты не ушёл! Ой!... Чего это она так разошлась-то? Ой стыд-то какой! Мамочка! Ой, она вся огнём горит, щёки как давеча Иван подметил «Как маков цвет» Да разве может приличная, умная и красивая девушка из хорошей семьи, думать о том, о чём она думает теперь? Да это же ужас! Это кошмар! Это ж верх непристойности! Ну что ж она может сделать, коли они сами думаются?! Она всего лишь молоденькая и слабая барышня, и когда ей, мужчина от которого у любой, причём даже опытной женщины, дыхание нарушается, говорит такие слова нежности и тепла, что она может вообще сделать-то?! Ну тут невозможно не растаять, невозможно не думать, как он там и тогда и вообще? «Пиро-о-женка-а, так бы взял и слопал!» « Заколдовала» « Работа из рук валиться» и ещё много чего! Вот это он сознался! Вот это выговорился. Да это ж почти объяснение в любви! Ну и она не подкачала! Да уж.. Ой… а если б они не в саду были, а где-нибудь в комнатах, и тогда она… и он тогда… и тогда б они… Ой божечки… Это вот вы барышня сейчас о чём вообще-то? И не стыдно про эдакое думать-то? Стыдно конечно, но оно само думается. Так, и если б он только пожелал, то она… Всё! Стоп! Лимонаду, и немедленно! А то так чёрти до чего можно додуматься! Светлана быстро вскочила с постели, подлетела к столику с напитком, и жадно, прямо из графинчика, вытянула одну треть. Ой как хорошо, свеженький, вкусненький, прохладненький, и на душе сразу полегчало, и мысли сумасбродные и неприличные попятились немного. Да, она сегодня просто в ударе! И вопросы сыщику такие задала что даже он сконфузился ( она правда следом застыдилась тоже, но…) Но одно она теперь точно поняла: он без неё, без барышни Брусникиной, уже не сможет, вот так! И окончательное взятие сыщика в плен, лишь вопрос времени, да! Вот только не помешал бы никто, а то наглых женщин вон сколько вокруг, только успевай Светлана оглядывайся да поворачивайся, из рук прям рвут, гетеры! Нет, теперь-то легче будет, теперь-то он раскушал её поцелуй, и всё… Но предаваться долго эйфории нельзя! А то весь успех на пшик спустишь. Теперь надлежит всё закрепить. Что для сего нужно? Нужно чаще встречаться и чтоб он её всё время целовал, ну или она его, да! И чихать на все приличия! Да кто ж их если по хорошему разобраться, соблюдает? У половины вон любовники чуть не в открытую… А то с этими приличиями не то что замуж, простой нежности не увидишь. Будешь сидеть как тумба недоступная, и просидишь пока не вынесут. Да, поцелуев можно и расточать и получать сколь угодно, не опасно нисколечки, во всех смыслах, да вот…
В дверь постучали.
-Олежек, входи!- девушка уже довольно успокоилась, и села на стул. Брат вошёл тихо, и прошмыгнув к другому стулу, сел рядом.
-Ну что там, мама с папой угомонились?- заговорщицки просила барышня.
- Ага, маменька поохала на предмет чего это её доченька в таком возбуждённом состоянии с прогулки вернулась, а папенька подковырнул, что дескать наверно золотой червонец нашла, на этом и всё. Ну, давай рассказывай от чего ты светишься как солнечный зайчик?
-Ой, Олежек, всё у меня получилось, он… он меня обнял и поцеловал!- жмурясь от восторга прошептала Светлана, и почти всё рассказала брату. Тот приветливо захлопал в ладоши.
-Браво сестрёнка, да ты у нас прямо искусительница, опасная особа, гроза одиноких сыщиков!
-Олежек, перестань!- сквозь улыбку попросила Светлана, -Какая я гроза? Мне потом так стыдно было, ты не представляешь, ужас просто!
-Да представляю, от чего ж нет? Стыдоба-стыдобень, это бывает!- деловито заключил братец, делая «сурьёзное» лицо.
-Олежек, я тебя чем-нибудь сейчас тресну!- погрозила кулачком барышня, но не треснула. Напротив, когда братец зашептал что теперь осталось заманить сыщика какой-нибудь вкуснятиной, приготовленной самой «искусительницей», и брать его на горячем.
-А чем заманить-то?- озабоченно спросила барышня, ожидая от брата дельного совета.
-Пирожками с пистолетами, Светка…- хихикая проговорил он, и быстро вскочил со стула, ибо возмутившаяся сестрёнка схватив с постели подушку, с криком « Ах ты зараза такая! Я те сейчас покажу как потешатся на до мной! Я покажу тебе пирожки с пистолетами! Вот!» Олег даваясь от хохота, держался одной рукой за живот, а другой закрывался от бушующей родственницы.
-Всё Светик…всё…каюсь…сдаюсь!- прошептал он, упав на кресло.
-Сдаёшься негодный?- сурово как могла, сдвинув брови, дурашливо проговорила Светлана, замахнувшись подушкой.
-Сдаюсь и прошу пощады…о-о-х-х..
-Прощён!- подушка полетела на постель.
Однако, за несколько последующих дней, сыщик никак не давал о себе знать, и только когда прогремело на весь город ограбление дома Зыряновых, стало известно что он никуда не пропал, а вплотную занялся новым делом.
Уже глубоко после обеда, Бусов и помощники вернулись в Управу, и сразу же принялись обсуждать и анализировать то, что они почерпнули из предварительного следствия.
-Ну господа, кто что думает по поводу произошедшего? – хмуро спросил Бусов, прихлёбывая сделанный Хворостовским чай. Ефимов начал.
-Иван Силыч, я думаю что вор кто-то из домашних, чужому, так вот, эту кражу не совершить.
-Да это понятно- кивнул начальник- вор, либо сообщник вора, живёт в доме.
-Либо присутствует!- подал голос Хворостовский.
-Ты о сыне старшем, Никодиме что ль?- призадумавшись спросил сыщик повернув голову к денщику. Тот кивнул.
-Да, он вполне мог это сделать… Жёнушка любимая после ласк горячих напела в уши, ночная кукушка перекуковала, он и решился… - предположил Бусов, и неторопливо заходил по кабинету- хотя там из семейки, пожалуй за исключением сестричек-невеличек, их слабым пальчикам такое не под силу, можно подозревать всех. И папеньку, и сына и сноху, и может даже саму хозяйку…
-А какой же у неё мотив?- не понял Ефимов.
-Ну это она нам сказала что драгоценности её, а они может и на двух хозяев, так что вот вам и мотив!- поднял палец сыщик.
-Вряд ли, Иван Силыч – засомневался Хворостовский- ежели б на двоих были цацки, то Влас Власыч обязательно бы сейф завёл, а не намекал об этом супруге!
-Правильно мыслишь!- похвалил следователь- я же говорю что это лишь версия, пусть и слабая! То что по этой Зое Максимовне лечебница плачет, это и ёжикам понятно! Держать в доме сокровищ на 120-ть тыщ и не завесть сейфа а по бабьи засунуть их в бюро под ключик, хм, да-а… Супруг ейный запросто мог, из жадности , либо предосторожности, чтоб значит по настоящему не украли, упёр, а теперь как шум поднялся, и в замешательстве! Ну про сыночка уже говорено было…
-Прислуга!- нетерпеливо перебил Ефимов, азартно глядя на шефа. Тот развернувшись на одних каблуках, стрельнул в подчинённого пальцем.
-Именно! Кухарку можно сразу исключить, ей ни по статусу, ни по размеру такое не провернуть, хотя… В нашей брат Димитрий работе случались и не такие казус-совпадения. Дворник практически тоже исключается. Кто ему дом-то изнутри откроет? Основные кандидаты это застенчивая девица Глаша 40-ка лет, - хмыкнул Бусов- хотя выглядит она очень даже ничего к своим летам, я бы ей годков 35-ть дал, не больше. Меня глядя на неё, даже мысль посетила « А чья же ты подруга, тут любовница-то будешь? Хозяина? Сынка? Дворника? Или лакея?»
-Вот это вполне может быть, да, женщинам она видная- согласился Хворостовский- я бы от такой не отказался при случае, всё при ней!
-Да, только без чувств падает не по делу!-улыбнулся Бусов, прохаживаясь дальше- Так, ну и Егор здоровяк, такому как раз ножик за сапог, и ящичек с одного нажима хряск, и открыл. Но кому отдал, если это он?
-Может надо было обыск в доме провести?- предположил Ефимов.
-Да нет!- отмахнулся Бусов – Нет Ефимов, ну кто ж будет такие сокровища в доме держать? Это ж риск! Вот не обшарили мы дом, а ведь могли, чего им ждать-то? Бриллианты уже вне дома Зыряновых.
-А может уже и вне города?- предположил Хворостовский.
-Вряд ли, хотя я, именно так бы и поступил, в ту же ночь переправил бы добычу в иное место, да ушёл бы из города. Но тут вряд ли, в городе они, будем искать!
-Ведь тот кто брал, либо большой авантюрист и рисковый человек, либо точнее точного знал что хозяин среди ночи не придёт за чем-либо, в их с женой спальню. – предположил Ефимов.
-Правильно мыслишь Игорь Сергеич! –похвалил Бусов – хозяина можно просто запереть на полчаса в кабинете. Ну там иной ключ в скважину с другой стороны вставить, подпереть чем-нибудь, да мало ли способов есть? Заперли Влас Власыча, и готово дело, вся работа в пять минут, вскрыл, вытащил, сообщнику передал, и айда в дом!
-Это если сообщник надёжный!- заметил Хворостовский.
-Не просто надёжный, а броня!- добавил Бусов.
-И кто ж таким может быть?- спросил Ефимов.
-Например близкий родственник предположил Иван Силович- любимый человек наконец!
-Будем искать кто-кого любит?- улыбнулся Хворостовский.
-Будем!- твёрдо ответил Иван, ставя пустую чашку на стол.
Спустя час, Бусов отправил Ефимова опросить зыряновских соседей кто-чего или кого видел этой ночью, а сам с Хворостовским пошёл навестить ювелира Полухина, Евгения Адамовича. Ювелир жил с семьёй в небольшом двух этажном доме, внизу собственно находилась контора и мастерская, а жилые комнаты располагались на верху. Евгений Адамович, пожилой господин с заметным брюшком и небольшой бородой на круглом, лысеющем лице, не очень удивился визиту полиции, и уж совсем не испугался её. Разговор получился не очень длинным, но душевным. Да, он ювелир, знал что у дворян Зыряновых дома хранятся бриллианты, хотел купить несколько камней, но не сложилось. Он тоже советовал хозяйке завести сейф, или положить ценности в банк, отказалась.
- И вы ещё хотите господа меня удивить тем что их ограбили?- усмехнулся Полухин поправляя очки и вставая из-за рабочего стола- Я удивляюсь лишь тому, что этого не случилось раньше! Вы сказали что госпожа Зырянова хранила бриллианты в бюро?
-Точно так!- улыбнулся Иван Силович, а ювелир молитвенно сложил руки на груди.
-Боже правый! Ну почему? Почему такие ценности, ты доверяешь хранить идиоткам?
-Разделяю ваше негодование – посочувствовал Бусов- но, как на ваш взгляд, где эти ценности могут быть реализованы преступниками, не в нашем же уезде?
-Даже не в нашей губернии, уважаемый Иван Силович!- убеждённо проговорил ювелир – Либо в обеих столицах, либо совсем далеко в Европе! Сто двадцать тысяч, это состояние даже для Москвы или Петербурга, что же говорить о нашем городе? Их тиснули тут, и думаю что скоро они полетят курьерской скоростью, далеко отсюда!
-А ежели воры сыграют на контрасте, кто из здешних ювелиров способен дать хотя бы сто тысяч?- поинтересовался сыщик.
-Тут, таких нет! –решительно сказал Полухин, и вздохнув проговорил – был у меня два года назад приятель, Моня Бурмиль, он жил через три дома отсюда, теперь там тоскует его одинокая жена. Был нормальный ювелир, работал хорошо, и вдруг, на старости лет, связался с какими-то сволочами-вольтерянцами, и стал по тихому скупать ворованные украшения. Ну и что вы думаете? В пик известных событий на Сенатской, - ювелир понизил голос до полушёпота – приехали из губернии неулыбчивые господа жандармы, перехватали всех местных смутьянов, и в купе с ними, на полное казённое содержание, повели завернув назад руки, почтенного Моню Бурмиля, конфисковав всё ценное! Ну не идиот ли? А теперь этот старый олух, пишет мне из губернской тюрьмы жалобные письма, и просит помощи, каково?
-Не ответили?- улыбнулся сыщик.
-Да больно надо!- отмахнулся Полухин- Я ему, когда всё это только началось, приватно говорил « Моня, дорогой, заканчивай эти шашни с волтерьянцами и ворами, добром сие не кончиться!» Он не послушал!
- Печально… скажите – оживился Бусов –а другие члены семьи Зыряновых к вам не за чем не обращались? Ну может Никодим Власыч, или супруга его, Полина?
-Никодим не заходил, он вообще по драгоценностям не очень силён, так, если купит жене колечко-перстенёк, и всё. А супруга его была дважды, где-то за месяц до несчастья.
-И чего хотела?
-Справлялась о ценах на отдельные камни и украшения, говорила что хочет уговорить мужа вкладывать капитал в бриллианты!
-Ишь ты, что-то конкретное называла, или в общем интересовалась?
-Нет, интересовалась в общем, никакой конкретики.
-Оба раза?
-Нет, второй раз она заходила узнать что у меня делал её свёкор, но я ответил что будет лучше, если она спросит его об этом сама. Обиделась и ушла!
-А он камни на оценку приносил?
-Точно так!
-Хм, а сами-то вы, Евгений Адамыч, грабителей не боитесь?- улыбнувшись спросил Бусов на прощание.
-Нет, ни сколечко!- развёл руками в стороны ювелир- Весь город знает что у меня тут, ничего нет! Весь капитал либо в банке, либо в деле! Если перетряхнуть весь дом, и выгрести всё, включая мебель и барахло, то не наберётся и нам три тысячи!
-Вы не тщеславны?
-Нет… Я хорошо запомнил завет отца, он говорил мне « Евгений, в нашем деле, порой лучше чуть не доесть, нежели обожраться до блевоты!». Вот я и живу спокойно, хорошо работаю, и никого не опасаюсь, ни воров ни властей!
-Ну тогда до свидания! Если будет нужна ваша помощь, мы к вам обратимся!- пообещал Бусов.
-Жду в любое время!- поклонился ювелир.
Когда они шли по улице, сыщик спросил у денщика.
-Ну и как тебе этот гранитель вечности?
-Да вроде честный, не дёргался, глазками не бегал, пока ничего плохого не чувствую! – признался Хворостовский.
-Думаю он тоже не причастен, но на карандаш его всё равно взять надо, и проследить при возможности.
- Где ж людей столько взять, чтоб за всеми подозреваемыми уследить?- засомневался Хворостовский – за одним «гусаром» вон сколь народу следило, а тут: мать, отец, сын, сноха, горничная, лакей, ювелир, у-у-у!- загибая пальцы, протянул денщик. Сыщик остановился и призадумался. Да, подпрапорщик прав, людей столько никто не даст, даже если всю команду собрать… Хотя, попробовать-то можно, но для начала надлежит проверить самых вероятных подозреваемых.
-Знаешь Хворостовский, а мы их будем частями проверять, хоть и много времени уйдёт, но что делать?
-А коли бриллианты из города уплывут?
-Если они поплывут, то только с кем-либо из подозреваемых, вот. А я запретил кому-либо из них, город покидать.
-Кроме Полины Зыряновой, вы у неё не были! – нашёлся Хворостовский.
-Верно брат Димитрий, не был, но сейчас мы исправим эту оплошность. Вот что, ты давай лети теперь в Управу, и скажи там Ефимову, пусть команду нашу в курс дела введёт, чтоб наготове были, а я к Полине пойду съезжу!
-А вы ж адреса у Зои Максимовны не спросили!
-У извозчиков спрошу, кто-нибудь да знает, ну лети брат Митя, лети!
-Уже в пути! – крикнул денщик уходя.
Бусову же, лишь только третий извозчик сказал что знает где проживает Никодим Власыч с супругой. Дом Никодима Зырянова имел два этажа с полуподвалом, и делился на северное и южное крыло. Подъезд был широкий, удобный, и вообще становилось понятно что живёт тут рачительный и деловой человек. Лакей одетый в ливрею сказал что самой госпожи нету дома, она у модистки, но скоро должна быть. Сыщик любезно согласился подождать её в гостиной, и не спрашивая дальнейшего разрешения, по хозяйски прошёл внутрь. Гостиная, чистое и светлое помещение, ничем не отличалась от прочих гостиных в богатых домах, где приходилось бывать, в том числе по долгу службы. Сыщик снял цилиндр, и сел на мягкий стул. Н-да, муж у матери гостит, жена у модистки, дети очевидно где-то тут, с няней, чем не жизнь? Бери да радуйся. Интересно, как госпожа Полина, себя поведёт? Ладно, толкач муку покажет. Минут через 20-ть, вернулась таки хозяйка, лакей помогавший тащить коробки, что-то бурно ей шептал. Иван лишь расслышал взволнованный женский голос, тихо спросивший «Полиция, уже?» затем шаги, и в помещение вошла среднего роста, светловолосая красивая женщина, в тёмно-синем платье с накидочкой, и большой шляпке с розочками.
-Вы ко мне?- на ходу спросила Полина снимая шляпку, и кладя её на край стола.
-Да Полина Тихоновна, я к вам, следователь Бусов, Иван Силович.
-О, тот самый?- удивлённо спросила женщина, грациозно садясь на стул.
-Вам уже очевидно ясно по какому поводу я пришёл?- сменил тему Бусов, положив ногу на ногу.
-Ну конечно, чего ж в прятки-то играть? – деловито улыбнулась Полина- Свекровку мою дорогую обчистили, город уже с утра гудит. .. Вы ко мне-то зачем, вам лучше с мужем поговорить, он кстати только завтра от маменьки своей воротиться соизволит!
--С ним я уже говорил, теперь вот с вами желаю побеседовать!- сказал полицейский, и принялся задавать вопросы – Скажите, Полина Тихоновна…
-Можно просто Полина – чуть суховато намекнула дама, сделав лицо, мол я же не старая!
-Хорошо, и так, скажите Полина, а давно вы решили собирать свои собственные драгоценности?
-В каком смысле?- чуть напряглась хозяйка.
-В прямом, вы же интересовались ценами на камни и украшения, хотели перещеголять свекровь?
-Ах вот вы о чём?- улыбнулась Зырянова – нет, не перещеголять, просто хотела убедить мужа вложить деньги в драгоценности.
-Убедили?
-Пока не очень, он решил воздержаться от прямых покупок камней и украшений, деньги де все в деле, а живых на руках не много! – вздохнула женщина.
-Вы свободно выходите в город, муж вас одну отпускает?- пристально глядя нам неё, спросил Бусов.
На лице женщины заиграла лёгкая тень изумления.
-Разумеется! Мы ж не какие-нибудь купчики-староверы с постными физиономиями, что жён своих в чёрном теле держат. Мы нормальные, современные люди, и я вольна ходить куда захочу, хоть к подругам, хоть по магазинам. Муж впрочем тоже…
-И что, вы вот так прямо и ходите сами по себе, и ответов друг-другу не даёте?- засомневался сыщик. Полина чуть смягчилась.
-Нет, ну почему, мы говорим если это нужно, кто-где был, как без этого? Просто мы не снобы, и не склонны излишне драматизировать обыденную жизнь.
-И часто вы из дому уходите?
-Да часто, особенно когда скучно, и поговорить не с кем!- томно вздохнула женщина, с интересом глядя на сыщика. Тот тоже невольно смерил её взором. Красивая, даже очень, такая пожалуй уговорит мужа на всякую авантюру, вон как глаза-то горят!
-А сейчас где были?
-У модистки.
-Адрес модистки?
-А вам на что?- улыбнулась Полина.
-Платье хочу любимой тёще заказать!
-О, у вас уже есть тёща? Быстро вы!
-Я в прок, ну и какой адрес?
-Ох-х.. ну Прогонная №8-мь, Оксана Терентьева!- устало ответила Полина, поправляя кокетливо свои волосы. « Зыркнуть что ли?- азартно подумал Бусов, глядя на играющую жестами хозяйку- Да нет, не надо, а то не отвяжешься потом!»
-И подруг у вас много?- спросил сыщик.
-А все какие в девичестве были, все при мне остались!- озорно заметила Полина. Сыщик скромно попросил назвать парочку, женщина не отказала.
- В свет, часто с мужем выходите?
-Бывает знаете ли, пока молодые, дома сидеть нечего!- убеждённо сказала Полина.
-Скажите – уже иным тоном произнёс сыщик – а для чего вы просили свою свекровь, несколько раз вам свои бриллианты показать?
-Несколько раз?!- возмутилась Полина, и даже хотела привстать- Это она вам так сказала?
-Да…
-Ну как язык-то повернулся, а? –всплеснула руками Полина-Один! –потрясая пальчиком- один раз и попросила из любопытства, ну имела же право? А она.. такой поклёп на меня?!
-Да не расходитесь вы так! – успокаивающе попросил сыщик- Нету на вас никакого поклёпа, это просто слова, и права вы имели, совершенно верно, я просто уточнить хотел!
-Да она ж нарочно, вы поймите!- страдальчески возопила хозяйка- Нарочно на меня намекает, не по сердцу я ей, вот, не любит она меня, и сына, мужа моего, супротив меня настраивает!
-Так, ладно – сыщик встал, надел цилиндр, - я пока пойду, мне ещё дел сегодня много нужно успеть сделать, если что понадобиться, я к вам зайду. Да, чуть не забыл, вы на лошадях ездить умеете?
-Почему вы спрашиваете?- тише переспросила Полина, чуть смутившись.
-Из интереса.
-Да, я езжу верхом…
-А управлять, скажем двуколкой, сможете?
-Не-ет!- мотнула головой женщина, уронив взор и чуть дрогнув голосом.
-Хм, ну тогда не смею вас более обременять своим присутствием!- лучезарно улыбнулся сыщик, и покинул гостеприимный дом.
-Так – сказал он сам себе на улице- Полина Тихоновна мне в чём-то врёт, или боится чего-то… Ладно, покумекаем-выясним! – и пошёл в Управу.
Ефимова ещё не было, но денщик уже заварил чай.
-Я как знал что вы барин поспеете!- улыбнулся помощник.
- Интуиция у тя Хворостовский, заработала на полную силу! – уверенно заметил барин, вешая цилиндр на крюк, и ставя трость.
-Ну, как сходили?- поинтересовался денщик.
- Очень мило пообщались с очаровательной хозяйкой!- улыбнувшись ответил сыщик, беря чашку с горячим напитком, и оставаясь стоять у столика с чаем.
-Красивая сильно?
-Отменная Митя, отменная, такая может мужа на преступление подбить, хоть и не с первого разу!
-Ну, Иван Силыч, сложилось у вас чего-нибудь определённое-то?- отхлебнув чай, спросил денщик.
-Угу… гляди что получается- сыщик отпил чай, и медленно, размеренно, зашагал по помещению – Полина, определённо что-то знает, либо замешана напрямую через мужа, это раз. Влас Власыч как я уже говорил, мог либо подстраховаться, либо просто стянуть бриллианты, и ежели окажется что у него любовница имеется, то мотив уже железный, но это выясним завтра. Смотрим далее, прислуга. Падающая в обморок девица Глаша 40-ка лет, может лишь быть слепым орудием, наводчицей например. Толстуха Паша, сообщница, любовница чёрт дери кого, кто например проник в дом, слабая конечно версия, но другая про кухарку не тянет. Дворник, просто мог быть глазами и ушами, да полюбовником той же кухарки, а потом разыграть водевиль с нахождением шкатулки. Лакей мог запросто взломать это бюро и вынести сокровища.
-Чтоб он мог взломать, должен был видеть или знать где они! – возразил денщик, ставя уже пустую чашку на стол.
- Отвечаю – парировал сыщик- он, крутит роман с девицей Глашей, обморочной барышней 40-ка лет – сыщик заулыбался вместе с Хворостовским – та, тем или иным способом это узнаёт, сообщает ему, бздынь, и дело в шляпе, вопрос лишь в сообщнике лакея. Вариант второй, пожилая хозяйка, спит со своим лакеем, ну мы с тобой и не с такими мезальянсами по службе сталкивались, бывало… Спит и спит, муж-то судя по её вздохам про не запирающуюся спальню, ею давно уж пренебрегает, а любви-то и стоялой кобыле порой охота, а не то хозяйке 55-ти лет… И вот доспался наш Егорка до того, что хозяйка как-то так и согласилась помочь милому деньжатами, Да и разыграла всю комедию с ограблением.
-А как продать-то собирались? Это ведь не брошка в 700 рублей, не снесёшь в скупку-то?- спросил денщик.
-Да просто брат Хворостовский, такие люди-то опосля думают – усмехнулся сыщик, поставив порожнюю чашку на стол – они ведь как рассуждают « Хапнем камешки, и мы богаты!» И только потом, немного погодя обнаруживают, что продать ворованное не то что непросто, а порою невозможно! Либо сдадут их полиции вероятные покупатели, либо хуже того, ножик в бок! Вот так-то.
-А какие ещё версии есть?
-Да тут Митя так на так тасовать можно, я уж ни чему не удивлюсь, но одно явно: вор, либо сообщник вора, в доме, чужой так бы не сработал, это к бабушке не ходи.
-Да вы уж говорили, но как теперь выяснить кто точно есть преступник?
-Будем отсевать, сейчас вот Ефимова дождёмся, что-то ж он должен нам принести, не может же пустым прийти! А вот завтра по утру, мы с тобой опять к Зыряновым нагрянем, и уже теперь я с прислугой, кое о чём, сам побеседую…
-О чём ежели не секрет?
-Не секрет, думаю выяснить кто-кому любовник, уж это-то наверняка кому-то из прислуги известно, не может такого быть, чтоб не знали про такое!- пояснил Бусов, и теперь уже прошёл за стол, сел.
-Да вроде всё на поверхности, а поди ухвати, - покачал головой Хворостовский, и спохватившись сообщил шефу, что пока того не было, сославшись на него, надоумил Лебеденко, и тот через своих уже подчинённых, оповестил скупщиков и ростовщиков о краденных мехах и золотых часах, чтоб ежели что, упредили бы.
-Ну, хвалю за расторопность, молодец, я сам собирался, да замотался вот! – поблагодарил денщика начальник. Хворостовский не успел ответить на любезность, в приёмной раздались торопливые шаги, и вошёл Ефимов. Выпустив пар, он подошёл к самовару, налил средней крепости чай, отпил несколько глотков, сел за свой стол и проговорил.
-Ничего практически Иван Силыч, всех соседей обошёл, спали люди в эту пору, что тут поделать! Но один молодец, шёл домой от своей зазнобы часу где-то уже в третьем, и проходя мимо Зыряновых, видел у того выезда где вы след обнаружили, двуколку с лошадкой, но возницы не разглядел, всё, более ничего. Имя свидетеля, мещанин Ефим Спицын, 31-го года, проживает через два дома от Зыряновых.
-Гм, ну и на том спасибо, господин Ефимов, курочка она по зёрнышку знаете ли!- подметил Бусов, и поиграв пальцами по столу, произнёс – значит двуколка всё-таки была, но вот чья? В Ладове таких десятки, если не сотни… Могли и нанять, хотя вряд ли, кто в эту пору поедет из чужих? Да и за молчание платить надо. Нет, тут кто-то на своей, вот завтра и узнаем. Так, что там у нас…
-А дальше, у нас ещё обеда не было – хмуро напомнил денщик, и добавил что у нормальных людей, уже ужин скоро.
-Всё бы тебе жрать, Хворостовский!- язвительно заметил Бусов улыбнувшись- И где ты на нашей службе, нормальных-то видал? Разве господин Горынин только! Ефимов, а вы кстати обедали?
-Да нет, не успел пока.
-Ладно, пошли всеми в трактир, перекусим!- решил начальник, и добавил что возможно нынче ночью, кому-то придётся не поспать на боевом посту.

                                                                                                                           Х Х Х

Сидя в трактире за дальним столом, начальник решал с подчинёнными одну задачу. Начинать ли слежку за домами Зыряновых нынче ночью, или же не стоит? Иван склонялся к мысли что следить стоит, денщик и помощник решили что как их высокоблагородие скажет, так они и сделают.
-Можно конечно и последить, но думаю что нынче ночью мало что случиться, ежели конечно только у кого-то нервы сдадут, побежит куда-нибудь, или не побежит…
-Оно конечно проследить надо, слов нет – согласился Ефимов – но вот как быть если из дома не один, а скажем двое людей выйдут, и в разные стороны-то и пойдут, за кем следить? А если у Зыряновых-родителей, трое из дому намылятся, к примеру с разницей в четверть часа? Пойдёшь по пятам, да не за тем…
-Да Игорь Сергеич, логика в ваших словах есть, тут вы правы, и отбрасывать никого нельзя, ни в одной из семей, даже прислугу. Думаю поступим вот как: до темноты, всем отдыхать. Как стемнеет, вы Ефимов, договоритесь с кем-нибудь из команды, вот как из трактира придём, и будете следить за домом Никодима Зырянолва. Если кто оттуда выйдет, один за ним, второй на посту. Выйдет из дому ещё кто-то, делать нечего, идите тоже. Мы с Хворостовским будем за домом пострадавших глядеть, с теми же полномочиями. Другого выхода нет, понимаю Ефимов, что с моим приходом спать вы стали меньше, но такой уж я начальник, много требую..
-Да бог с вами, Иван Силыч!- улыбнулся пристав –Я же в армии служил, знаю что такое службу тянуть, что ж делать коли выхода другого нет? Будем не спать…
-Жаль что у нас кареты нет, можно было бы из кареты следить – мечтательно сказал Бусов, доедая с тарелки, и запивая жгучим пивом- У-у-у-х-х, ладное пивко, хорошо башку прочищает! Так, подежурите Ефимов ночку, а завтра как отрапортуете, разрешаю дома до обеда отоспаться, ежели конечно ничего не стрясётся эдакого.
-А чего именно-то?- поинтересовался Хворостовский, догрызая селёдку.
-Стрясётся, узнаем!- философски заметил сыщик. Когда вышли из трактира, был уже вечер, по улицам сновала разодетая публика, много молодых пар нежно ворковали между собой. Кавалеры угощали дам сладостями, те отвечали им улыбками да радостным смехом.
-Да уж – заметил Хворостовский идя рядом – жизнь у людей идёт как положено, молодая, насыщенная, а тут одна работа загробила!
-Не прибедняйся уж – возразил сыщик –тебе-то на одиночество вообще грех жаловаться, сколь у тебя тут полюбовниц-то?
-Ну две – грустно ответил денщик.
-Две – согласился сыщик- и чего ж тебе, дюжину надо? Шах ты персидский!- усмехнулся Бусов, весело глянув на подчинённого.
-Да я ж их вижу-то не каждый день!- возразил Хворостовский, деловито поправляя картуз.
-Да если ты милейший каждый день их видеть будешь, то на службу некогда ходить будет, да, Ефимов?
-Точно так Иван Силыч!- кивнул помощник – Я вот с женой-то еле справляюсь, недовольна бывает когда я по ночам вот так с вами дежурю так сказать, вне очереди!
-Ничего Ефимов, жарче ласкать будет при встрече!- тихо сказал сыщик.
-Да уж, приласкает меня завтра как опять утром приду!- саркастически подтвердил помощник. В Управе, Ивана Силовича уже ждал полицмейстер, с небольшой папкой в руках.
-Иван Силыч, ну куда ж вы запропастились? Я вас жду!- неуверенно проговорил Горынин.
-Да обедать ходили.
-Помилуйте, ужин на носу!- удивился начальник.
-Ну у нас вот такой, обед получился!- развёл руками Бусов. Полицмейстер отозвал его в сторону, и протянул папку.
-Взгляните!
Бусов открыл, и увидел две купюры по 25-ть рублей.
-Фальшивые?
-Именно- кивнул Горынин- и судя по качеству, из той же партии что к нам весной попала. Вы уж займитесь этим делом параллельно с бриллиантами, понимаю что тяжело, но надо любезный Иван Силыч, надо! Много этой дряни по городу ходит, а эти, из банка час назад с курьером доставили!
-Ну уговорили, уговорили – хмуро ответил Бусов- быстро ничего не обещаю, дело с бриллиантами непростое, но постараюсь сыскать вам этих делателей!
-Вот и отлично!-полицмейстер похлопал собеседника по плечу – Я вас не тороплю, мне важна не скорость, а результат. Кстати, а по бриллиантам есть какие-нибудь соображения, намётки?
-Ну пока только соображения, но вот то, что вор не с улицы пришлый, я убеждён!- ответил Бусов. Полицмейстер пожелав ему удачи ушёл к себе, а сыщик зайдя в кабинет, шлёпнул эту папку на стол денщику.
-Накось Митя, понюхай-пощупай пока время до темноты есть!
Хворостовский открыл папку, зажёг свечу на столе, и взяв лупу, стал внимательно рассматривать банкноты.
-Это нам с тобой навроде премии, дополнительно к бриллиантам!- хмыкнув пояснил сыщик, проходя за стол.
-Гм, а когда ж нам этими бумажками заниматься-то? - недоверчиво спросил денщик, вертя купюру во все стороны.
-А на безделках!- последовал ответ.
- Ну тогда конечно, тогда мы их враз отыщем! – деловито заметил Хворостовский. Спустились сумерки. Ночь однако прошла спокойно, ни Ефимов с напарником, ни Бусов с денщиком, никого не увидели входящим-выходящим из Зыряновских домов. В Управе как и было обещано, сыщик отпустил Ефимова и бывшего с ним Кургузова отсыпаться, а сам вызвавши Лебеденко и Иванова, приказал им поднять мальчишескую агентуру, что б та проследила за обитателями домов, на предмет кто куда ходит. Помощники щёлкнули каблуками, и ринулись исполнять приказание, а Бусов обратился к зевавшему денщику.
-А нам с тобой приятель надо ехать домой позавтракать, а после зыряновскую прислугу поедем опрашивать, давай подымайся.
-Это я всегда рад!- улыбнулся денщик, хватая картуз со стола.
Горничная Катерина увидав барина через сутки живым и здоровым, радостно сообщила что завтрак уже готов и можно к столу.
-Охотно, за тем и пришли!- согласился барин, проходя сразу в столовую, минуя комнату, в которой впрочем всё одно делать было пока нечего. Хворостовский тоже не заставил себя уговаривать, и быстро сел за стол. Плотно попив –поев, сыщики поблагодарили прислугу, и вернулись на службу.
-Снова небось домой не обедать , ни ужинать не придут!- тоскливо вздохнула Катерина, помогая Татьяне Тихоновне убирать со стола.
-Ох да уж, с этими брильянтами зыряновскими, одна морока!- согласилась кухарка.
К дому Зыряновых-старших, Бусов с Хворостовским подъехали быстро. Дворник почтительно открыл им воротную дверь.
-Все ли обитатели дома-то? – спросил его сыщик.
-Окромя хозяина все, даже Никодим Власыч ишшо не уехали-с, в обедах собираются! – охотно ответил дворник Никита.
-Ну хорошо, мне с тобой после тоже поговорить надо будет, хотя стоп – осёкся сыщик – экипаж свой у хозяев конечно есть?
-И есть, и бричка с откидным верхом для выездов, и двуколка для разъездов по надобностям!- кивнул дворник.
-А что-то я кучера у вас тут не вижу?- переспросил Иван Силович.
-А на кой он нам?- удивился дворник – На двуколке хозяева и сами ездят когда, а бричкой либо Егор, либо я когда правлю, за то лишнюю деньгу получаем, а кучер нам без надобности!
-Ну хорошо!- сыщик кивнул денщику, и они прошли в дом. Поздоровавшись, сыщик объявил что намерен поговорить только с прислугой и начнёт с кухарки Паши. Зайдя на кухню, он поставил у двери с той стороны Хворостовского, чтоб никто не подслушал ( к горестному разочарованию сестричек-двойняшек) и попросил кухарку уделить ему некоторое время. Паша немного удивилась, но охотно согласилась помочь чем сможет. Бусов решил действовать напрямик. Он сказал что она, Паша, знает наверняка про дела прислуги всё и вся, и должна сообщить приватно только ему, с кем из присутствующих либо бывающих в доме мужчин, крутит амуры Глаша, только не надо говорить что ни с кем! Паша немного стушевалась, но было видно что дело она знает, но только не ведает как правильно подать-то его.
-Ну чего ты засмущалась?- тихо повторил Бусов, и задал наводящий вопрос- с хозяином? С сыном его, нет?
-Да бог с вами, барин!- в испуге отмахнулась кухарка – Глаша конечно женщина хоть и не замужняя, но с хозяевами ни-ни, она своё место знает! Ох.. скажу раз уж надо… с лакеем, с Егором у ней амуры-то эти самые, уж полгода. Чуть не каждую ночь к нему ходит, во как у них! –шёпотом проговорила Паша, смущённо морщась.
-Хозяева-то знают про них?
-Наверно, хотя им дела нет до того, у них свои причуды!- склонила голову кухарка.
-Какие ж например причуды-то?- чуть улыбнулся сыщик.
-Ой барин… выгонють меня!- испуганно охнула Паша.
-А я тебя не выдам! Ты только мне скажи, и всё! – попросил сыщик. перекрестившись, Паша поведала барину, что по слухам, у хозяина есть любовница из благородных, а ещё ( ну это совсем ужас) он иногда тайно посещает Весёлый дом с девицами, маман Софьи Кирилловны, его тут все знают.
-Это откуда ж такие истории-то?- снова улыбнулся сыщик.
-Народ сказывает!- вздохнула кухарка. Сыщик поблагодарил Пашу, вручил ей двугривенный, и пошёл беседовать с Глашей, представляя что будет свидетелем водевиля. Горничная увидав сыщика, сразу вся как-то стушевалась и зарделась.
- Только без обмороков любезная!- строго предупредил сыщик, жестом предлагая ей пройти в отдельный кабинет, у дверей которого снова встал верный Хворостовский. ( день у сестричек-двойняшек, был окончательно испорчен!)
-Садись!- Бусов предложил ей стул, но Глаша отрицательно помотала головой.
-Не положено нам на хозяйских стульях-то сидеть!- чуть склонив на бок голову, пояснила она, опасливо глядя на сыщика.
-Коли я велю, значит можно, садись!- он решительно указал пальцем на стул. Вздохнув, горничная робко опустилась на краешек, и чуть заметно задрожала.
-Ты Глаша вот что, не трясись давай, никто тебя тут не проглотит, задам вопросы, и коли не соврёшь мне, отпущу, поняла?
-Поняла барин, не совру…
-Ну, тогда говори как на духу, кто с кем из дворни, амуры крутит, ну?- следователь пристально посмотрел на женщину, та занервничала.
-Не знаю я про то барин…
-Врёшь ты мне, что ж мне с тобой делать-то?
-Да не вру я… да и кому тут крутить-то?
-Кухарке Паше например, с дворником!- подсказал сыщик.
-Ой да нет, у них там нету ничего, у дворника на стороне кто-то есть!- тихим голосом, поправила полицейского Глаша.
-А у тебя, мил-друг тут есть?- чуть усмехнувшись спросил Бусов.
-О-о-ой – тихо застонала Глаша прикрыв рот ладошкой- об чём эт вы, барин?
- О том что ты с лакеем Егором хороводишся по ночам- спокойно начал сыщик, но увидев что горничная чуть покачнулась, решительно предупредил – Так, всё я сказал! Обмороки строго воспрещаю!
Глаша сразу пришла в себя, но краснеть не перестала.
-Ну, говори, сколь вы времени с ним уже?
-С полгода… ой стыдно…
-Стыдиться тут нечего, это ты зря, говори чего он от тебя, по мимо постели хотел, может просил о чём?
-Нет!- быстро ответила Глаша забегав глазами, и стало понятно что застенчивая женщина врёт. Бабахать с ходу было рано, сыщик решил обождать, пусть рыбка походит пока на леске, погуляет.
-Что, совсем ни о чём?
-Не-е-е-т…
-Просто кутырялись и всё?
-Ба-ари-и-и-н…- заплакала горничная, тяжело задышав полной грудью.
-Ладно, свободна, всё, иди!- он махнул рукой, и Глаша опрометью выскочила из кабинета, позабыв про обмороки. Далее сыщик поговорил с лакеем, тот не стал ничего отрицать. Да, с полгода назад захворостал де Глашу-то, а чего мол, баба такая сочная, сроду 40-ка лет не дашь, да пропадает в одиночестве? И он не женатый… А про то что у хозяина полюбовница есть, по городу верно, брешут, и он слыхал, но естественно не видел. Дворник тоже особой ясности не внёс, но один новый след-бордель, у Ивана уже был, да и обморочную девицу Глашу, он намерен был не позднее ближайших 48-ми часов, подвергнуть небольшому, интимному допросу… А пока, путь его вместях с Хворостовским, лежал в заведение маман Софьи Кирилловны, где он ещё ни разу не был.
-Думаете там, след будет?- спросил Хворостовский шагая рядом.
-Обязательно!- кивнул Бусов- в борделе же как в бане, всё на виду!- и хмыкнув, справился у денщика, а не бывал ли он сам в этом заведении? Хворостовский удивившись такому предположению, ответил что даже ни разу и не помышлял о таком, у него и так всё в порядке.
-Так брат Хворостовский- на минуту остановился сыщик – а тебе не кажется что идти в гости к дамам с голым рылом, это моветон?
-Вы цветов что ли им купить хотите?- изумился денщик. Иван сделал расстроенное лицо.
-Фу, Хворостовский, какая проза эти ваши цветы! Девицы в заведениях уважают сладости, так что за мной, в кондитерскую!- указал он тростью, в направлении главного удара. Через 20-ть минут оба вышли, причём денщик был нагружен здоровущими бумажными кульками, где вперемешку лежали конфеты, пряники и пастила.
-Вперёд мой верный харчиносец!- знаком указал сыщик. Заведение маман Софьи или в просторечии Софи, представляло из себя двух этажное, большое здание, выкрашенное в розовый колер, с лепниной цвета морской волны. Внутри, в холле у лестницы, их встретил здоровенный лакей в ливрее.
-Полиция, следователь Бусов- представился сыщик- маман где?
-Наверху-с, с девицами!- торопливо ответил лакей, пропуская дорогих гостей.
-Посетителей у девочек сегодня много?
-Пока шестеро..
-Ладно, стой тут!- полицейские поднялись на верх, и вошли в некое помещение с колоннами, шторами, цветами в горшках, и пальмой в кадке, эдакую приёмную залу, посреди которой стоял большой стол со стульями, у стен также располагалась мягкая мебель, и даже посередине, напротив окна, торчали два могучих кресла, обитых красной кожей. Свет от горящих кое-где свечей, дополнял этот горестный уют, неким своим романтизмом. На стульях сидело двое молодых мужчин в компании полуголых девиц, и о чём-то оживлённо переговаривались.
Маман Софи, бросилась в глаза сразу. Среднего роста, крепко сложенная женщина лет 38-40-ка, ещё не дурна собой и даже с озорными глазами, облачённая в дорогое розовое платье с рукавами до локтей, обшитое на подоле ярко-синими кружевами. В волосах у маман горел алый мак. Свободные девочки в количестве восьми или десяти душ, возились тут же, дулись в карты, или просто чего-то обсуждали. Визит новых мужчин внёс небольшое оживление, все милые мордашки разом повернулись к ним.
-Господа, чем могу служить?- расплылась в улыбке маман, идя навстречу гостям.
-Можете мадам, своей откровенностью- улыбнувшись ответил сыщик, и представился – полиция, следователь Бусов, Иван Силович…
Сыщик ожидал что маман скорчит мину, девушки стушуются, и придётся нажимать на все места, и проделывать разные ходы чтоб разговорить обитательниц Весёлого дома, но произошло нечто иное. Едва визитёр представился, у маман вылезли на лоб глаза, а девицы разом разинули рты, даже те две, что сидели с клиентами на креслах.
-Вы, тот самый Иван Бусов?- страдальчески –томно возопила маман, и казалось ещё миг, и она броситься сыщику на шею, а следом ринуться и другие девицы, и тогда придётся туго. Выручил как всегда в трудную минуту, верный друг-денщик. Он широко шагнул вперёд, и торжественно бухнул кульки на стол.
-Кушайте барышни, угощайтесь, это вам от нас!- девушки тут же раздраконили оба кулька, и на крышке стола, моментально выросла пирамида из лакомств.
-Ну-ка аккуратнее, не вам одним!- грозно предупредила маман- тем кто занят, тоже оставьте, ну? – девушки умерили скорость хватания сладостей, но с горящими глазами подлетели к гостю, и кушая, одновременно загалдели-защебетали.
-Ой, Иван Силыч, Иван Силыч! М-м-м…
-Ой, а мы вас таким и представляли!
-Мамочки, ну пропустите ж меня! Мне ж не видно!
-Ой, а расскажите нам про себя!
-Мы так много слышали о вас!
-Вы? К нам? Какое счастье! Живьём пришли!
-Ну не молчите же, ну!
-Мы же умрём все сразу, если вы нам ничего не расскажите!
-Иван Силыч, Иван Силыч, а меня Катей зовут!
-Иван Силыч, ой какой вы милый, а правда вы сто врагов убили?
-Ну не напирайте вы так, девочки-и-и!
Положение сыщика, стало почти безнадёжным. Не было и речи чтобы прорваться через эдакое кольцо, это было просто не реально! Но решение пришло как всегда быстро. Бусов указал рукой на денщика.
-Девушки! Вот вам рассказчик, мы всё прошли с ним вместе, он вам обо всём поведает! Только не разорвите его, он мне ещё понадобиться! Давай Хворостовский, мужайся!- обратился он к слегка опешившему денщику- расскажи красавицам про все наши подвиги в красках!
Хворостовский коротко бросив « Барышни за мной!» увёл весь щебечущий букет к столику и стульям, деловито там уселся, девушки облепили его всего кругом, и денщик принялся молоть языком, как мельница крыльями. Бусов сели с маман чуть подальше, а те две девицы что были заняты с клиентами на креслах, вообще оказались на данный момент, самыми несчастными на земле: они тут, с какими-то клиентами, а там, там всё самое интересное, сам Бусов пришёл, а им приходиться сидеть и слушать всякий похотливый вздор? Нет, решительно жизнь жестоко и беспощадно отнеслась к ним! Иван Силович едва перевёл дух.
-Н-да Софья Кирилловна, не ожидал я такой атаки, обескуражен!- честно сознался сыщик.
Маман Софи томно улыбнулась.
-Иван Силыч, простите их, они столько слышали о вас, о ваших подвигах, что просто заочно, всем скопом в вас влюбились!
-Польщён- кивнул головой сыщик – а теперь я хотел бы от вас, кое-что услышать!
-Спрашивайте, что ж делать-то? – грустно вздохнула маман, печально глядя на следователя.
-Зырянов, Влас Власыч, часто вас навещает?- тихо спросил сыщик. Маман с каким-то удивлённым облегчением выдохнула.
-И только-то? Часто, да, в месяц раза четыре -пять бывает, девушек разных берёт, разнообразие любит, не жадный и опрятный, следит за собой, в общем хороший клиент!
- А сын его, Никодим, был у вас?
-Никодим… хм- маман чуть смутилась – он пару раз за месяц заходил, говорил с женой поругался. Ну и к нам, нервы подлечить…
-Причину ссор не называл?- ещё тише спросил Бусов.
-Намекал что-то на её неуёмность и жадность, но мы тут не любопытны, и клиентов не пытаем без дела – ответила маман Софи. Бусов немного подумал, и спросил не заходил ли часом, сюда их лакей Егор?
-Лакей Зыряновых?- удивилась маман- нет, не бывал, мы-то его знаем, тот ещё тип…
-Подозрительный?- чуть улыбнулся сыщик.
-Да как сказать- поморщилась маман- он на вас так глядит, будто в карман уже залез, и шарит там.
-Так вы с ним знакомы?- уточнил Бусов.
-Познакомились в одной кампании в трактире, сидели за полночь, потом просто иногда в трактире встречались. Так, парой фраз перебросимся и всё. Глаза у него больные какие-то…
-А мне озорные они показались, такие женщинам нравятся – возразил было сыщик.
- Да нет-отрицательно покачала головой маман- и озорство больное, я уж в этом разбираюсь!
-Скажите, а почему по-вашему, он в заведение к вам не ходит?- спросил сыщик, поправив свой галстук. Софья Кирилловна криво усмехнулась.
-А чего ему у нас делать? Он женщин в меблированные комнаты водит, в те что на Речной улице, там вполне пристойно, и относительно не дорого!- ответила маман.
-А вам сие откуда ведомо?- почувствовав добычу, слегка напрягся сыщик.
- Одна из наших девушек видела его там два раза, с неделю назад, или чуть больше, она к товарке в гости ходила, та рядом там квартирует, ну и приметила нашего лакея с некой городской дамой в шляпке с вуалью, лица конечно видно не было…
-Эта девушка, теперь где?- оживился Бусов.
-Один момент – маман приподнялась, и поглядела туда, где отдувался бедняга Хворостовский- Зинаида, поди сюда, живо!
Белокурая девица тут же прибежала, глядя на сыщика как на чудную картину.
-Вот Зинуля, расскажи господину Бусову, где и как, ты лакея зыряновского, Егора у мебелированных комнат видела недавно, когда он с дамой там был!- вместо сыщика, задала весь вопрос маман, Бусов только попросил описать поточнее даму, если возможно. Вот что он узнал. Не менее недели назад, она, Зина, была у подруги на Речной улице, и видела лакея, как он, где-то в два часа пополудни, привозил туда даму, по виду из благородных, одета хорошо, но не вызывающе, лицо скрыто под вуалью. Второй раз ту же даму, она видела с ним три дня назад, то есть 1-го июня, и снова одета хорошо, и снова вуалетка!
-Сами-то что про эту даму думаете?- спросил он Зинаиду. Та пожала плечами.
-Да не думаю я ничего, от мужа какая-нибудь гуляет, а просто так вуалетками лица не прикрывают! – сделала вывод Зинаида.
-Ладно Зина, ступай!- разрешил Бусов, и девушка упорхнула обратно, дослушивать денщиковские враки.
-Ну что же Софья Кирилловна, вы очень помогли нам!- сыщик поднялся, и денщик, услышав слова спасительного финала извинился, и тоже встал.
-Было очень приятно с вами пообщаться, но нам к сожалению уже пора!- развёл руки в стороны следователь.
-Да!- тоскливо подал голос из цветника Хворостовский- мы очень спешим!
-Вы уж не забывайте нас!- попросила маман, и девушки тоже защебетали чтоб сыщик их почаще навещал, они дескать готовы выполнить что он ни попросит!
-Непременно воспользуюсь!- клятвенно заверил сыщик, чуть приподняв цилиндр, затем быстро раскланялся.
-Боже, какой мужчина, и один!- тяжело вздохнула маман проводив гостей взором.
-Да уж, такие где попало не валяются!- деловито вставил кто-то из девушек.
На улице, едва выйдя из заведения, сыщик глубоко вздохнул.
-Фу-у-х-х-х… Хворостовский, да уж брат, тяжело нам пришлой сейчас, даже не думал! Ты-то чего им там насочинял про меня?
-Только правду Иван Силыч, чистую правду!- ответил денщик- рассказал несколько баек из нашей с вами юности драгунской, они и тому уж были несказанно рады! Я правда думал что замурыжат нас с вами совсем.
-Да, иногда популярность утомляет!- заметил Иван Силович, когда они уже шли обратно..
-Вы то сами, узнали чего-нибудь, или нет? А то я от ихней трескотни, совсем вас не слышал!- попенял Хворостовский.
-Узнал Митя, узнал… и даже кое-что интересное!- и сыщик в подробностях рассказал денщику о беседе с маман и Зиной.
-Хм.. любопытно –протянул Хворостовский – лакей возит таинственную любовницу в меблированные комнаты… Так-так, теперь значит за лакеем следить надлежит?
- Именно Митя, именно!- подтвердил сыщик- и с сегодняшнего дня, и до конца. Попросим Лебеденко, он своих мальцов шустрых за ним пустит, а мы для верности унтеров наших Сабельникова да Васильцева припряжём дополнительно. Сейчас придём в Управу, всё запротоколируем, посидим-покумекаем, а там видно будет!
Но сыщик и его денщик, не заметили одной маленькой опасности для себя. Выходя из заведения, они почти не обратили внимания на медленно ползущую мимо пролётку с поднятым верхом, в которой сидели Верочка и Даша, две из трёх лучших подружек Светланы, возвращавшихся домой на извозчике. Увидав откуда выходят сыщики, причём судя по возбуждённому виду весьма чем-то довольные, девушки дружно ахнули, в немом ужасе закрыли губки ладошками, и нарисовав в своём воображении картину одну страшнее другой, тут же приказали извозчику изменить маршрут, и мчатся к Брусникиным, с намерением открыть подружке глаза на жуткую по их мнению реальность!

                                                                                                                                        Х Х Х

Светлана как раз была дома, и поливала выращенные ею цветочки в клумбах, при этом напевая нехитрую песенку. Настроение у неё было отменным, и она думала о том, как всё у неё теперь должно быть хорошо. Появление задыхающихся от волнения подружек, немного её встревожило.
-Девочки, а что стряслось-то? У вас такой вид, словно вы чудо-юдо увидали!- стараясь остаться весёлой, спросила Светлана.
-Ой Светочка! Будь сильной! Там! Там такое случилось! Там такое сотворилось! Там ужас! Там беда! Там катастрофа! Вот!-затараторили товарки.
-А по точнее можно?- досадуя уже на самих девчонок, так и стоявших перед ней с вытаращенными глазами, попросила Светлана.
-Мы ехали домой, мимо борделя, и там… оттуда…-начала Даша.
- Выходил он…- упавшим голосом дополнила Верочка.
-Выходили они!- уточнила деловито Даша.
-Да кто они-то? Какие они?!- уже сердито воскликнула Светлана, понимая что подружки что-то такое видели.
-Иван… Силыч..- выдохнула Верочка переводя дыхание – с Хвостом…
-С чем Иван Силыч?!- обалдела уже сама Светлана, понимая лишь что сыщик куда-то входил, или откуда-то выходил.
-С Хвостом…ским…- растерянно растеряно пролепетала Верочка, глядя на Светлану и хлопая глазами.
-С Хворостовским, господи!- выговорила наконец Даша, и трагически подытожила – выходили из борделя… это конец Светочка… Как мне тебя жалко!..
Но,Светлана от чего-то не грохнулась в обмороке в молодые клумбы, не забилась в истерике и не оросила насаждения слезами. Она деловито шмыгнула носом, почесала его, и переспросила не могли ли они обе ошибиться?
-Нет Светочка, что ты!
-Ну мы ж его знаем!
-Так, ну были они там с помощником, и что за паника?- переспросила Светлана, внутренне уверенная что убиваться то и не по чем.
-Как чего?!- непонимающе уставилась на подругу Верочка- он тебе изменил с девицами!
-Да, зачем ещё мужчины туда ходят-то? – уверенно заявила Даша.
-Ну во первых – чуть посуровев начала отбиваться Светлана- что значит это ваше, «он мне изменил?» Вы на что вообще намекаете? У нас чисто дружеские отношения!
-Ой, Света, вот только не надо нам тут пули лить!- язвительно улыбнулась Даша, и передразнила «дружеские отношения!» Ха-ха сто раз!
-Да Светочка, ты тут не выкручивайся, мы твои подруги, а потому нам всё видно!- подбросила угольку Верочка. Светлана глубоко вздохнула и смирилась.
-Ну ладно уж… мне не безразлично, довольны?- подруги радостно захлопали в ладоши, а «обманутая» продолжила отбиваться – Ну а с чего вы взяли, что там чего-то непристойное было? Может они по службе заходили, по делу?
Обе подруги растерянно захлопали глазами.
-По делу? - переспросила Верочка.
-А какое у полиции может быть дело в борделе?- прикинула себе Даша – Разве бордель уже обокрали?
-Ну девочки, ну что вы говорите-то такое, а?- заулыбалась Светлана- Да у полиции работа такая лазить по всяким гадюшникам, преступников искать! Вон, Иван Силыч сам куда только не ходит, куда только не ездит, и всё сам! И потом, если б он и захотел посетить заведение маман как мужчина- барышня начала всё же краснеть – то сомневаюсь что он стал бы делать это днём, и на глазах у всех! Так что нет девочки, я не верю! Он не мог так!- уже грустнее заметила Светлана, глядя на подружек. Те чуть помолчав пожали плечами.
-Ну может и не мог… Света, а ты спроси у него сама, а потом нам расскажешь, давай?- азартно предложила Даша, а Верочка согласно ей поддакнув, закивала.
-Чего?- вытянулось от смущения лицо Светланы- Вы что обе, одурели совсем? Сбрендили, да? Да вы… да как… да как в голову такое могло прийти вам, а?! Что б я, подошла к взрослому мужчине, и стала расспрашивать его зачем он с помощником ходил в бордель?! Вы ненормальные, да?! Да меня сейчас уже от этого такой стыд берёт, что я просто не могу! А там что? Мне потом сквозь землю провалиться прикажете? Это ж надо такое придумать чтоб я… Это, это ужасно то что вы сказали!
-Света, да что ж ты бранишься? Ну можно же просто спросить, « Зачем мол ходили туда, Иван Силыч?» и всё! – обиженно заметила Даша. Светлана аж руками всплеснула.
-Нет, вы точно не нормальные обе! Да у меня даже язык не повернётся такое спрашивать! Я знаете ли, не сошла ещё с ума, чтоб такие вопросы, впрямую задавать! Со стыда сгореть можно с вами! Придумали же такое! И вообще, нужда будет, он сам расскажет!- деловито закончила Светлана.
-Сам расскажет? Тебе?- растерянно переспросила Верочка, а Даша язвительно начала улыбаться. Светлана на несколько секунд представила себе эту картину, и ей почему-то опять стало страшно неудобно. Шмыгнув носом, она смущённо пролепетала.
-Н… нет конечно… это вряд ли… и вообще- продолжила она вдруг более решительным тоном- я предлагаю этот разговор совершенно прекратить, и пойти ко мне в гости пить чай, Таисья хороших ватрушек утром напекла!
Девушки тут же согласились, и через четверть часа, все трое пили ароматный чай, и лопали ватрушки. Подружки побыли у Светланы часа полтора и ушли, а сама она, поднявшись в комнату, всё-таки стала размышлять над услышанным от девушек. Нет, на сей раз она не мучилась и не ревновала, было что-то другое, чему она не могла пока найти точного определения. Надо хочешь не хочешь ждать Олега, и держать совет с ним. Братец пришедши на обед попил чаю с ватрушками, и поднявшись к сестре, нашёл ту в объятиях дум. Узнав причину размышлений, он засмеявшись махнул рукой
-Выбрось весь вздор из головы! Бусов по борделям пошёл? Ну твои подружки те ещё фантазёрки, а ты меня прямо удивила, обычно ты в подобных случаях бушуешь как синее море, а тут ты прямо им возразила… Молодец Светлячок, взрослеешь на глазах!- похвалил Олег.
-Ну я же не поверила что он мог пойти туда по мимо работы… зачем-то ещё?- тихо проговорила Светлана, слегка зардевшись, всё-таки тема дома терпимости, вызывала в ней робость и стыд.
-Вот и правильно Светлячок! Если тебе человек дорог, то надо верить ему, а не сплетням о нём! В конце концов жить с ним, а не с мнением полусвета, кхм…каламбур!- улыбнулся Олег.
-Да, Олежек, ты ж ещё самого смешного не слышал- слегка смутившись, проговорила Светлана- Даша с Верочкой, предложили мне напрямик спросить у Бусова, зачем де он, с денщиком в бордель ходил, каково, а?
-Гм, они у тебя большие оригиналки, обе! – ответил Олег призадумавшись- А это в общем-то неплохая идея Светлячок, подойти к нашему сыщику, и бабахнуть ему прямо в лоб «А вы для какой цели почтенный Иван Силыч, посещали блудилище маман Софи? По делам казённым, али за ради утех плотских?» -дрожащим голосом пробубнил брат.
-Олежек, прекрати!- чуть не согнулась от смеха Светлана, роняя слёзы- А то я лопну от хохота! Вот Иван Силыч от такого вопроса остолбенел бы наверное!
-Да нет Светлячок, не думаю что он остолбенел бы- возразил брат- скорее всего задал бы тебе встречный вопрос « А откуда вы Светлана Дмитриевна, об этом столь подробно осведомлены? Никак следили за мной?»
-А я… а я бы правду сказала!- сразу нашлась девушка- Что мол подружки вас видели и сказали, вот!
-Ну вот и славно!- улыбнулся Олег- ты Светик-семицветик не забивай свою головку всяким вздором, а просто помни. У тебя рядом есть люди которые тебя любят, и не оставят ни в коем разе!
-Хорошо!- улыбнулась Светлана.
Придя в Управу, Бусов и Хворостовский быстро запротоколировали всё что узнали. Ефимова пока не было ( отсыпался с ночи) так что наши герои делали пока всё сами. Дежурный нашёл Лебеденко, которому было поручено посредством мальчишеской агентуры, следить за зыряновским лакеем Егором. Лебеденко козырнул и помчался исполнять приказание. Бусов попросил денщика заварить чайку, и пока тот возился с самоваром, принялся размышлять, скупо позёвывая. Девять из десяти, что лакей замешан в краже, да и Глаша каким-то образом причастна, пусть даже косвенно. Ну и Зырянова Полина тоже на подозрении с мужем. Кстати о Полине, надо съездить к модистке на Прогонную №8-мь, Оксане Терентьевой, и двум подругам, может что и узнает. Подоспел чай.
-Хворостовский, ты если хочешь, сбегай домой, да придави пару часиков!- разрешил сыщик.
-А что, ночью опять будем дежурить?- спросил денщик.
-Нет, ночью будут бравые унтера у старших Зыряновых стоять в дозоре, а у Никодима Лебеденко с Ивановым, надо к стати распорядиться. Ну, идёшь спать-то?
-А вы?- переспросил Хворостовский.
-А мне надо бежать к модистке Зыряновой Полины, да порасспросить её про клиентку, а затем двух подруг её навестить с тем же намерением- ответил Иван.
-Ну тогда мне нету резона дома дрыхнуть, ночей отосплюся, я лучше с вами похожу, в Управе всё одно дела мне нету!- решил денщик выходя из-а стола и направляясь к закипавшему самовару. Бусов чуть помедлил и сказал.
-Тебе вот какое тогда задание- проговорил задумчиво сыщик- как вместе выйдем, ты хватай извозчика и к дому Полины. Бери за ворот лакея, тяни на улицу, и вытряси из него всё про хозяйку, где бывает, когда, с кем, ну тебя учить не нужно, дело знакомое, действуй смело, по больше наглости, официально в общем!
-Ясно, сделаем!- ответил Хворостовский разливая чай- что, думаете модисточка в курсе дел госпожи Зыряновой?
-Вполне может быть, иногда, особенно если модистка давнишняя, ей доверяются самые интимные тайны, женщины, одно слово! А уж от подружек-то при умелом ведении диалога, вообще всю подноготную узнать можно-с!
-Это ясно!- улыбнулся Хворостовский, отхлёбывая из чашки.
-И потом брат Димитрий, лишние уши нам никогда не помешают!- намекнул Бусов. Денщик согласно кивнул. Он знал по опыту, что шеф создаёт свою агентуру не только из воровских людей, но и из кабатчиков, половых, гостиничных служащих, портных, модисток, торговцев-лавочников, проституток, и много кого ещё. Так было всегда, и так делалось теперь в Ладове, чуть ли не с первых дней службы. Попив чай и отдав сотрудникам распоряжения насчёт ночного наблюдения, сыщики направились каждый в свою сторону, Хворостовский лакея трясти, Бусов модистку и подружек очаровывать.
Ателье Оксаны Терентьевой на Прогонной №8-мь, было открыто, хозяйка принимала клиентов, маменьку и дочку, у последней по всему видать была примерка, и теперь женщины чего-то бурно обсуждали. Сыщик мирно сел на стул у выхода, и снявши цилиндр, стал ожидать пока не уляжется ажиотаж. Бубна длилась ещё добрых 20-ть минут, прежде чем счастливые заказчицы ушли. Модистка, привлекательная женщина лет за 30-ть, в хорошем платье, увидев гостя подошла и приветливо кивнула головой.
-Что вам угодно сударь? Могу чем-то помочь?
- Если вы Оксана Терентьева, то можете!- сыщик встал.
-Я Терентьева, чем могу?
- Я из полиции, следователь Бусов, Иван Силович!
-О!- оживилась хозяйка- я много о вас слышала…
-Не сомневаюсь- ответил Иван, и спросил где они могут приватно поговорить? Хозяйка жестом указала на проход.
-Там есть комната, прошу вас!- и прошла первой. Бусов шагнул следом. Комната была чем-то вроде маленькой гостиной, там стоял стол, стулья, самовар с прибором для чая, и было светло от двух больших окон.
-Прошу вас!- модистка указала на стул. Присев, Иван начал разговор с того, как давно у неё обшивается Полина Зырянова, и оказалось что уже восемь лет, с тех пор как она стала женой Никодима. Помаленьку, полегоньку, сыщик выяснил что Зырянова, дама не жадная, но какая-то слегка горделивая и склонная к театральным жестам. Часто ссориться с мужем из-за того, что он не поощряет её многочисленные покупки и не даёт на это денег.
-Хм, а где ж она берёт средства-то? Или вы в долг обслуживаете?- спросил сыщик, почувствовав знакомый запах жаренного.
-Ну иногда она платит наличными, и поделилась со мной по секрету, что взяла в долг у одного человека, но имени мне не сказала, только намекнула что процент конечно большой, но не людоедский!- приветливо ответила Оксана, изучающе глядя на гостя.
- У ростовщика значит?- задумчиво предположил Иван, и спросил далее- а вам она много должна?
-Гм… да прилично, что-то около двух тысяч- спокойно, так словно речь шла о двух рублях, ответила Терентьева.
-И, это за какой период?- напрягся сыщик, готовый ко всему.
-Это за три месяца.
-Ишь ты!- чуть изумился сыщик- умеет жить дамочка, и что, расписки её имеются?
-Разумеется, вам показать?- модистка приподнялась.
-Да, я бы взглянул.
Оксана вышла, и через пять минут вернулась с небольшой папочкой в руке.
-Вот извольте, все тут.
Иван открыл. Там было семь расписок на общую сумму 1986 рублей 74 копейки. Внимательно изучив их, он вернул бумаги .
-Вы их разве не заберёте? – с тревогой чуть, спросила модистка.
-Нет, нужды в том нету, я запомнил!- ответил Иван, чем немного удивил хозяйку.
-О, у вас хорошая память, браво!
-Не жалуюсь пока, скажите, а когда она хотела рассчитаться с долгами? –положив ногу на ногу спросил Бусов, пытаясь определить, откровенна с ним хозяйка, или нет?
-Да, обещалась в течении июня.
-А вчера что она у вас набрала?
-Вчера так себе, две шляпки летние, и два платьица, но заплатила уже наличными, видимо муж расщедрился!- предположила модистка.
-Видимо- согласился Иван, и поинтересовался не делилась ли Полина, своей личной жизнью, где бывает, с кем встречается?
-Вы хотите знать есть ли у Полины любовник?- не моргнув глазом спросила модистка.
-Именно так!
-А вы знаете, вот как раз это-то, мне и не известно!- развела руки в стороны Терентьева- мы знакомы уже много лет, но такими интимными подробностями, она со мной не делилась ни разу!
-Ну раз не знаете, то и говорить об сём нечего! – Бусов встал, и направился к выходу.
-Господин полицейский!- окликнули его негромко, и он обернулся- а вы если нужда будет, заходите ко мне в любое время, особливо по вечерам, я всегда дома, живу ту же, но на втором этаже , чайку попьём, в картишки перекинемся…
-В кости ещё можно- предложил Иван улыбнувшейся хозяйке- и в шашки! Зайду непременно! –щёлкнул сыщик каблуками, и услышав в спину приятный голос «Буду ждать!» покинул гостеприимное заведение. Гм, н-да… Значит госпожа Зырянова должна почти две тысячи. Не то чтобы много, но и не так чтобы мало, даже при их капиталах. Так, муж-то скорее всего и не знает о долгах любимой половины, а то грянул бы «эль-скандаль» при посторонних. Так, тут всё понятно, хотя про любовника она не сказала, а наверняка знает о нём, не самое как говориться важное. Да и как бы она с порога, первому встречному полицейскому, взяла бы да подругу с потрохами заложила? Хотя если походить к ней пару-тройку вечеров переходящих в ночёвки, то всё бы поведала, но, теперь это уже решительно не возможно, даже по службе! Теперь к подружкам, ну там-то он уже знал как действовать.
Первой, Валентины, не оказалось дома, а вот вторая, Юлия Малявина, 29-ти лет, была на месте, и охотно приняла предложение сыщика поговорить. Бусов начал беседу с того, что с абсолютно бесстрастным лицом, принялся расточать комплименты Полине Зыряновой: она де умная, красивая, хозяйственная женщина, терпит нелюбовь свёкра и свекрови, пустые подозрения мужа, а сама-то о детях заботиться, мужа чёрствого любит, слова никому поперёк не скажет, сама доброта и воплощение женственности, переживет о краже случившейся у свекрови. Но всё равно она не любима и гонима, а ведь с неё, с Полины, многим женщинам надо брать пример как быть образцом матери и супруги, и он, следователь сыскного отделения, должен доказывать всем что Полина, это не просто красивейшая в своём роду женщина, но и честнейшая и добродетельнейшая из жён, и нежнейшая из матерей, а на неё тут де поклёпы кладут, и грязь льют, а ведь она почти святая!
Всё время пока сыщик заливался соловьём, лицо Юлии переливалось мимикой и красками на все лады. Пока Полина была от «умно-красивой» до « заботливой о детях», лицо мадам Малявиной приняло удивлённое выражение. Затем, от «любви к чёрствому супругу» до «доброты и воплощения женственности», стало ошарашенно-бледным. А начиная с « нелюбимой, гонимой и примером для женщин», личико Юлии пошло разноцветными пятнами, а глаза забегали в растерянности и непонимании. А когда дело дошло до «красивейшей в своём роде женщины» и даже ( о ужас!) «почти святой», Юлия вздрогнув всем телом вскочила с места, и тяжело дыша, возмущённо заявила.
-Так, господин Бусов, знаете что, я не ведаю кто вам наплёл такую ахинею про эту особу, да нет, этот вздор, но только вы, слышите, вы все крупно ошибаетесь господа, считая Полину Зырянову, святой добродетелью, вот! Это… это просто слушать же невозможно!- Юлия нервозно заходила по комнате, теребя себе пальцы. Иван Силович состроил удивлённое лицо.
-Как ошибаемся? Простите, но её репутация безупречна, и говорит за неё…
-Что?!- задохнулась от возмущения Юлия делая страдальческое лицо и едва не сев на сыщика- Её репутация?! Говорит за неё?! Да как… да кто… да как вы можете?!- Малявина потрясая руками отошла в сторону, и продолжила бушевать- Да вы хоть знаете что эта ваша «святая» Полина- прищуривая взгляд и чуть не сквозь зубы засипела дама- вся в долгах как в шелках, изменяет мужу и содержит любовника, вот! А вы тут уши развесели, она «добродетель» и с неё надо брать пример! Какой пример, а? Как в номера с полюбовниками ездить? Или как векселя на великие тыщи выписывать?
-Ну прямо вы уж такое скажете!- картинно засомневался сыщик- «любовника содержит!»
Это любовники женщин своих содержат, а не наоборот, это уж вы верно зря говорите!
-А вот и не зря! – топнула ногой Юлия, пылая гневом- да, нормальная ситуация, это когда мужчина содержит женщину, но у нас-наоборот! Это мы, Полиночка, мужчину-то содержим! Это мы ему деньги суём, по номерам ходим, дома не бываем, якобы к подругам да модисткам, а сами в нумера к полюбовнику, вот вам ваша «святая»! Целуйтесь с ней! Она пример для женщин видите ли! А мы что? С ветру по вашему пришлые?
-Да вы не расходитесь так, госпожа Малявина!- начал успокаивать бурю Иван Силович- я тут для того и есть чтоб во всём разобраться и внести в дело ясность! Вы говорите она много должна, ну и сколько?
-Она точно не сказала, но говорила, что нахватала было на радостях-то, а теперь спохватилась, а кредиторы-то требуют!- язвительно пояснила Юлия.
-Так, и кто ж её кредиторы, хоть одного знаете?
-Модистку знаю, Оксану Терентьеву, она ей, аж 10-ть тыщ должна! – с горящими глазами выпалила Юлия.
-Так прямо и 10-ть тысяч?- улыбнулся Бусов.
- Если не больше!
-А любовника она содержит, это верно какой-нибудь юный красавец из вольнодумцев-стихоплётов?- предположил сыщик.
-А то как же, «юных»!- презрительно повторила Малявина- старше её мужчина-то, уж нашла так нашла!
-Из разорившихся помещиков что ли?- продолжал раскидывать сети следователь, делая простодушный взгляд.
-Да каких помещиков?- возмутилась Юлия- Он у неё вообще чёрт знает кто, не из дворян даже! Так и не стеснялась говорить бесстыжая, что мол « он хоть и не дворянин Юленька, но так любить умеет, что никакой граф не нужен!» представляете какая Мессалина?
-Да- «растеряно» проговорил сыщик- шокировали вы меня… А может и имя его знаете, ну там Анатоль, Жорж, Эжен, Вольдемар, Мишель, нет?
-Да нет!-отмахнулась рукой Юлия – Не называла она имени, она так, намёком всё, мол сама от себя не ожидала, сколь с мужем прожила, а тут раз и влюбилась!
-И давно влюбилась?
-Да уж года полтора будет!
-Странно, связь в небольшом городе в тайне держать сложно, а как у неё получилось-то? – сомневаясь спросил Бусов.
-Да не такая уж это и тайна!- устало вздохнула Юлия, проходя и садясь на стул- Слухи уже про неё ходят давно, только имени не знают. С чего вы думаете она с мужем-то собачиться? Он Никодим-то не дурак, но во первых любит, а потому прощает. А во вторых, с поличным не ловили их пока, а слухи к делу как у вас говорят не пришьёшь! – развела руками дама.
-Скажите, вы говорили они в номерах встречались, а где именно, не знаете?
-Господин Бусов!- снисходительно протянула дама, глядя на то, какой же бестолковый полицейский ей попался в собеседники- ну у нас в городе одних гостиниц две штуки, да ещё меблированные комнаты, да постоялые дворы, хотя что это я, в постоялые дворы она конечно не поедет, это перебор уже. Где ж ещё любовникам встречаться-то?
-А точного места она не называла?
-Ну нет же, говорю вам! Таиться она, вуалируется, накинет вуалетку и вперёд! Ни портье, ни половые, ни коридорные не опознают!
От неожиданно пришедшей догадки, а точнее подозрения, Иван на несколько минут замер. Любовник, старше её, не из дворян, на содержании, встреча в гостинице или комнатах, так. Мебелированные на Речной, лакей Егор, дама из благородных под вуалью… Неужели?! Так, спокойно, всё проверим, всё проверим…
-Я вас госпожа Малявина благодарю сердечно, за помощь следствию!- встав поклонился сыщик- вы оказали нам неоценимую услугу, и надеюсь окажете в будущем. Да, я бы хотел вас попросить, до окончания следствия не покидать города и держать наш разговор в тайне, ради торжества истины, я могу на вас рассчитывать? – участливо склонил голову Бусов.
-Целиком и полностью!- отчеканила дама, и добавила что лично она сама, всегда была на стороне пусть горькой, но правды! Всецело восхитившись её добродетелью, Бусов покинул дом правды, и быстро помчался на извозчике в Управу, чтоб всё записать и поразмыслить, да и Хворостовскому уже пора было вернуться от лакея, и хоть что-то, да принести с ветру! Сыщик угадал, денщик пришёл чуть раньше, и заваривал чай, Ефимов тоже уже был здесь.
-Ну, брат Хворостовский, есть что интересное? – спросил сыщик проходя за свой стол, коротко поздоровавшись со вторым помощником.
-Да как сказать? – проговорил Хворостовский- разливая чай в две чашки- Ну вызвал я его на улицу, так мол и так спрашиваю, пригрозил арестом за сокрытие улик, ну он и рассказал, что Полина Зырянова, частенько покидает дом, особенно когда мужа нету. Ездит в основном на извозчике, но при крайней нужде может и сама лошадьми править. У них тоже два экипажа, бричка и двуколка, это я от себя уж спросил, вспомнил ваши замечания!- добавил денщик подавая шефу одну чашку- Да, лакей клянётся что не помнит точно чисел, когда хозяйка дом покидала, они с мужем вообще не домоседы, так что отлучки в общем-то примелькались, думаю не врёт…
-Думаю тоже!- согласился Бусов- А не сказал, в ночное время, хозяйка дом не покидала ни разу?
-Спрашивал, а как же? Он не знает, да там три выхода в доме, уходи не хочу!- махнул рукой денщик.
-Угу, значит Митя кроме двуколки ты нам не привёз ни чего?- задумчиво проговорил Иван, отпивая чай. Хворостовский деловито пожал плечами.
-Ну уж что есть!
-А вот у меня господа, очень интересные сведения, от двух замечательных дам, модистки Оксаны, и лучшей подруги Юлии, причём последняя отрапортовала почище дежурного на плацу!- и следователь в подробностях поведал то, чего ему изложили женщины.
-Довольно странно- задумчиво проговорил Ефимов- от чего это Юлия, вам прямо так всё про подругу-то выложила? Вы же для неё чужое, постороннее лицо, не понимаю…
-Да всё просто Ефимов- улыбнулся сыщик- я применил старую как мир уловку, «Хочешь узнать о женщине правду, скажи о ней что-либо хорошее её подругам!» Ну вот я и сказал Юлии всё хорошее о Полине.
-Гм- мыкнул Хворостовский- эт откуда ж Иван Силыч, вы о Полине энтой, столько хорошего-то вытянули?
-Ну слушайте!- Бусов снова состроил серьёзное лицо, и стал рассказывать подчинённым туже ересь, которую он нёс Юлии в уши, сидя у неё дома. Оба помощника сразу же стали кататься по своим столам.
-Ну Иван Силыч, ну хват!- ржал денщик- вот что значит купил так купил за три копейки! И нажимать не пришлось, сама всё выложила!
-И даже уверена что открыла глупому полицейскому глаза!- многозначно поднял палец Бусов. Ефимов же просто сказал что он и не знал что так можно работать, раз, и без всяких угроз, всё тебе выдали!
-С мечтательными мамзелями Ефимов, надлежит общаться исключительно при наличии честной рожи на морде, и добродетели в душе, тогда они вам сами всё выложат, и ещё соусом сверху приправят, вот так!- философски изрёк Бусов, занося в протокол всё что узнал. Затем допил простывший чай, и улыбнувшись признался.
- А модистка так и вообще в любовники меня звала…
-Это как?- опешил Ефимов, которого сроду видать в любовники не звали, и даже родная жена не часто сие делала.
-Да обыкновенно, приходите говорит в любое время, особливо по вечерам. Я всегда дома, в карты поиграем, чайку попьём…
-Ну, а вы?- тихо напрягся Хворостовский.
-Чё «ну»? – обернулся к нему шеф- я Митя туда вот тебя пошлю при случае, а что? Придёшь такой из себя весь франт надушнёный, скажешь мол «Занемог Иван Силыч, меня прислал, иде тут ваша колода-то мадам? Доставайте, сыгранём в «очко!» Пойдёшь-нет?
-А чего? Мы драгуны, мы прорвёмся!- заулыбался Хворостовский – Ежели она ещё и собой не дурна, то от чего бы и не сходить?
-Не дурна, это уж я говорю честно!- сознался сыщик, и хлопнув по столу сказал что пошутили и довольно, пора решать что делать дальше.
-Да- кивнул Ефимов- за лакеем ночью ребята подежурят, да мальцы Лебеденковы тоже чего-нибудь принесут нам.
-Неожиданно конечно коли выясниться что любовник Полины лакей Егор, хотя и не удивительно, таких примеров множество!- махнул рукой Бусов- меблированные на Речной тоже проверить надо, и человечка там поставить, а кого?
-Иван Силыч - чуть подумав сказал Хворостовский- ведь круг подозреваемых сужается, не так ли?
-Сужается, и что?
-Тогда зачем по два человека в наблюдении ставить? По одному и там и там у Зыряновых хватит, а свободных, оного на Речную, а другого… ну куда? Решим по ходу!- предложил Хворостовкий.
-Ты гений, подпрапорщик!- поднял в верх палец сыщик!- и повернул голову к другому помощнику- Ефимов, распорядитесь на счёт этого!
-Слушаюсь!- пристав спешно ушёл.
- Ну а свободного в резерве подержим, пока в Управе посидит, надо всё обдумать- проговорил сыщик- смотри Хворостовский. Если Полина и Егор любовники, а скорее всего так и есть, то организовать кражу могли, но, как лакей узнал где именно барыня сокровища свои хранит?
-Подглядеть мог случайно, зашёл тихонько, двери-то не скрипучие совсем, там хозяйка в бриллиантах как кура в навозе копается, заприметил и всё!- предположил денщик. Сыщик согласно кивнул.
-Мог, такое возможно, он тиснул, ночью вынес Полине в двуколку, и всё, шабаш дело!
-Доказательств у нас пока нету- вздохнул денщик, постукивая карандашиком по столу. Бусов чуть помолчал и сказал.
-Добудем Хворостовский, добудем. Тут ещё один персонаж есть который что-то знает, или соучастник, девица Глаша, 40-ка лет по пачпорту, 15-ть по уму- констатировал сыщик, перебирая что-то в голове- думаю завтра подвергнуть её лёгенькому аресту и допросу…
-А почему завтра?- думая о чём-то, поинтересовался денщик.
-Ну я так мыслил, сегодня за ними понаблюдаем, а завтра в любом случае молодицу эту придётся сюда затянуть, и на дыбу!- показал рукой Бусов.
-Иван Силыч- так же задумчиво повторил Хворостовский глядя на начальника- ну если она причастна каким боком к краже, она же тогда свидетель, 120 тыщ на кону, убрать могут запросто, вон, крысиным ядом раз, и готова молодка!
-А ведь ты прав дружище, ты совсем прав!- уже тревожным голосом проговорил сыщик- я-то, про то пока подумать не успел … Значит ныне её брать надо будет, даже прямо сейчас, а то что-то ты меня испугал братец! Дежурный!- позвал сыщик, тут же влетел дежурный унтер.
-Пролётку к подъезду, живо!- унтер козырнул и убежал, а сыщик уже вскочив с места крикнул обыденную команду «По коням!» и первым ринулся вон из кабинета, денщик подхватив картуз со стола, за ним. К дому Зыряновых подлетели быстро, попрыгали с Хворостовским из пролётки, и пошли ко входу во двор. Дворник Никита выбивал ковёр повесив его на бельевую верёвку.
-О, барин, вы опять к нам? Стряслось чаво? – удивился дворник.
-Нет надеюсь, но может, Глаша ваша дома?- спосил Бусов.
-Ды дома, где ж ей быть?- лениво ответил дворник- А, ды вон она, из дому с корзинкой выходить вон, видать в лавку за харчами послали!- пояснил дворник указывая на появившуюся из дому горничную с большой корзиной в руке. Бусов с Хворостовским сделали шаг в её сторону.
-Глаша, голубушка, подойди-ка к нам!- позвал он, и горничная чуть потупив глаза подошла.
- Чего изволите барин, а то меня вон хозяин за покупками в лавку послал!- робко сообщила Глаша хлопая глазами. Сыщик принял из женских рук корзину, заглянул, кошелёк с деньгами лежал на дне. Бусов протянул её дворнику.
-Пусть Паша сходит, а Глашу я хочу пригласить на свидание в полицейскую Управу, в связи с новыми, открывшимися обстоятельствами»!
-Как это?- залепетала горничная бледнея- вы что, меня арестовываете, да?
-Нет голубушка, пока только забираем, но ночевать тебе временно придётся всё же у нас!-пояснил сыщик, и едва успел поймать тоненько охнувшую горничную, упавшую в обморок, прямо ему в объятия.
-Ай ты чёрт!- выругался начальник, и прикрикнул на денщика- Хворостовский, прими тело, и волоки в пролётку!
Денщик тут же подхватил обмякшую Глашу, и с видом заправского жениха, быстро и элегантно понёс женщину в полицейский экипаж.
-Хозяевам скажешь что Глаша взята нами под защиту, как особо важный свидетель, понятно тебе, борода?- пояснил Бусов.
-Понятно барин, чего ж не понять-то?- ответил дворник.
- Да, а лакей-то ваш где?- вспомнил сыщик.
-Да был давеча тут, в амбаре, а потом здесь иде-то был, а теперь и не знаю даже где он, а что, он тоже зачем нужен?- оторопело вытаращился Никита.
-Пока нет, но всякое может статься!- строго предупредил Бусов, и пошёл к пролётке. Хворостовский уже сидел внутри, прижимая к себе всё ещё бесчувственную горничную.
-Ничего, в Управе оживим!- решил сыщик, и приказал трогаться. Экипаж заскрипел, крякнул, и уже не торопливо поехал к полицейскому участку. К городу медленно подступала прохлада, вечерело…
К Управе подъехали быстро, и за это время, бравый Хворостовский, путём нехитрых манипуляций, привёл бесчувственное тело в сознание, успокоил как смог, и даже галантно подал Глаше руку, когда та выходила из экипажа ( последнего горничная никак не ожидала, и слегка смутилась)
-Так- спокойным голосом начал сыщик, когда женщина ступила на грешную землю- в присутственном месте в обморок не падать, никто тебя там не укусит и живьём не съест. Следуйте за мной! – и первым вошёл в Управу. Глаша хоть и утирала платочком глаза, но всё же смогла взять себя в руки, села на предложенный в кабинете стул, и решила положиться на волю божию.
-Итак Глаша- тихо, и даже несколько раскованно заговорил сыщик- давай голубушка рассказывай о бриллиантах хозяйки своей что знаешь!
-Не брала я их, барин!- дрожащим голосом проговорила свидетельница. Приложив платочек ко рту.
-Я знаю что ты их не брала- уверенно согласился следователь- не к чему тебе они, это ж не двугривенный со стола стянуть, но, ты чего-то о них знаешь, или видела, и кому-то сказала про то невзначай, да?
-Ой- тихо прошептала горничная, и побледнела – барин, да откуда ж вы про то знаете-то?
-Догадался я Глаша, ну, говори давай и ничего не бойся, ты не воровка, если всё как было скажешь, по делу будешь проходить только свидетелем, и места не потеряешь, я поговорю с хозяевами. Ну, выкладывай что знаешь!
-Ой барин… я прям в недоумении вся в таком, и с чего начать я волнуюсь. Вы уж сами спросите меня, а то запутаюсь я…- слабо махнула рукой горничная.
-Ну изволь, давай помогу- улыбнулся сыщик и задал вопрос-ты знала в котором ящике, барыня шкатулку с драгоценностями хранит?
-Я… я только намедни про то узнала, с неделю назад – робко пояснила Глаша глядя на сыщика умоляюще- но я не нарочно подглядывала, так вышло…
-Верю Глаша, верю, ты подробности говори…
-Ну я пошла к барыне в спальню сказать что бельё перегладила и сложила уже, а у ней дверь была приоткрыта, я и зашла без стука, не заперто же, вот. А она, у бюро стояла, и шкатулку я мельком увидела, камушки ажник блеснули, а она и не видела меня, поворотилась другим боком, и я увидала что нижнего ящичка нету в бюро, смекнула я да испугалась, ну и вышла тихонько…
-Так, и кому про то поведала, Егору?- тихо спросил Бусов. Горничная прямо обомлела вся, рот разинулся сам-собой, и глаза на лоб полезли.
-О-о-ой..- испуганно прошептала она, махнув на сыщика платочком- да откуда ж вы узнали-то про то?
-Да уж знаю про любовь вашу- чуть развёл руки сыщик- так ему рассказала-то?
-Да- кивнула Глаша и залилась краской.
-Да полно тебе уж краснеть-то, не девица чай давно уж! Стесняться тут нечего, любовь дело хорошее. Тут в другом соль- заметил сыщик- он что, сам тебя просил это выведать?
-Нет, это я поделилась, просто, по бабьи, ну понимаете меня?..
-Понимаю Глаша, далее говори…
-Ну сказала я ему мол, « А чего я Егорушка знаю-то?» а он мне ласково так « И чего ж ты голуба моя знаешь-то?» Ну я всё и рассказала про шкатулку-то!- горестно вздохнула горничная.
-Какого ж дня это было, припомни-ка?- спросил Бусов.
-Так это, в ночь на первое, недавно совсем- тихо ответила горничная.
-Как он на это повёл себя?
-Оживился, сказал что я золотая женщина и чтоб о том помалкивала…
-А когда ты о краже узнала, что на ум пришло?
-Что воры к нам залезли!- обречённо вздохнула Глаша, покачав головой.
-Надо же?- «изумился» сыщик, и переспросил- а что это Егор твой бриллианты-то унёс, не приходило тебе в голову-то?
-Ой да что вы, барин?- испуганно возразила горничная- На что лакею такие деньжищи-то?
-Ну на что? Он думает наверно разбогатеть с них, а про тебя позабыть!
-Как это позабыть?- не поверила женщина – Он жениться обещал, заверял меня в этом определённо!
-Такие Глаша, всем обещают, получат что им надо, и в сторону!
-А что ж мне теперь, пропадать?- чуть не заплакала горничная.
-Ну во первых не вой, этим делу не поможешь, а во вторых, тебе пока ради твоей же безопасности, придётся у нас тут пожить, пока я вора не поймаю.
-В тюрьму меня что ли?..
-Нет, тут побудешь, в Управе, есть тут хорошая одиночная ка… э-э комната, мы туда тебя поместим, и еда неплохая. А самое позднее денька через три, а то и раньше, домой отпустим, и будешь жить как жила, поняла меня?
-Ой барин, да уж поняла я всё!- горестно вздохнула Глаша, и добавила- попала я в беду неминучую!
-Да не попала ты не в какую беду- успокоил её сыщик- мы вовремя вмешались, Ефимов-он повернул голову- проводи-ка девушку в приличные апартаменты, и распорядись чтоб свидетельница Глаша ни в чём не нуждалась, да, и чтоб не обижали никто, убью!
-Сделаем, Иван Силыч!- Ефимов встал, подошёл к женщине, и учтиво предложил пройти с ним. Зардевшись, Глаша встала, и проследовала за полицейским. Когда оба вышли, Бусов спросил денщика что тот думает о лакее теперь?
-А что думать, барин? Брать его пока не за что, ну сказала она ему про ценности, ну так это только её слова, он-то, наверняка отбрешется!
-Правильно мыслишь, подпрапорщик- согласился Бусов- предъявить нам ему нечего, да и возможность ошибки всё же не исключена, примеры-то у нас с тобой по службе были. Так что если он причастен, то брать его надо только с поличным, и никак иначе, а это лишь слежка покажет!
-А нам сегодня с вами что делать?- спросил денщик.
-А поехали-ка опять к Зыряновым, насчёт Глаши с ними потолкуем, и глянем как там заодно наш лакей поживает, и чем дышит!
Однако, в доме Зыряновых, сыщиков ждал малоприятный сюрприз. Оказалось что лакей Егор, собрав кое-какие вещи, навострил лыжи и подался в бега, сразу после того как увезли Глашу.
-Гм, нервишки сдали значит, да уж, такого я не ждал!- заметил Бусов находясь в кругу домашних, за исключением уехавшего домой Никодима. О бегстве лакея, сообщил хозяину дворник, видевший как Егор, с мешком за плечами ушёл оврагом через заднюю калитку. Наличием этой калитки, сыщик оказался весьма удивлён и раздосадован. Оказалось что по ней, прямиком из сада, можно было выйти на соседнюю улицу, а далее куда угодно.
-Вот вам и ночные дежурства!- зло выдохнул сыщик – Что ж вы господа мне про ту калитку и словом-то не обмолвились, а?
-Так вы ж не спрашивали, и я без внимания!- пояснил Влас Власыч.
Обыск в комнате лакея ничего не дал, ни одной улики, и все вернулись в гостиную.
-Иван Силыч –жалобно обратилась Зоя Максимовна- а как же Глаша-то наша там у вас?
-Кстати о Глаше – вспомнил сыщик- она ни в чём не замешана, кроме того что болтлива, и по делу проходит свидетелем. Когда всё закончиться, я бы хотел просить вас не увольнять её, оставить у себя, а то она со своим характером пропадёт.
-А чему она свидетель-то?- не понял Влас Власыч.
-Видите ли – сухо начал сыщик- она недавно, случайно увидела как Зоя Максимовна копается в своих сокровищах, ну и проболталась по женской слабости Егору, тот смекнул, обстряпал дело, передал бриллианты сообщнику, а сам оставался тут до последнего часу!
-Сообщнику?- удивился хозяин, и даже подошёл ближе- А кто ж это такой-та? В доме что ль у нас?
-Я пока не могу вам назвать его имя. Нет, он не в доме у вас, но я до конца не убеждён, и хочу предупредить вас господа, будьте готовы к любому сюрпризу! – холодно закончил сыщик. Все слегка онемели, кроме барышень-двойняшек, которые слушали всё с таким вниманием, с каким не вчитывались в самый любовный, из всех любовных романов. Услышав всё это, они горячо о чём-то зашушукались в уголке, глядя на сыщика такими глазами, что казалось он должен был превратиться в пар.
-Ох ты ж господи!- взмолился хозяин заходив по комнате- Час от часу не легче… Ведь как просил, как уговаривал, Зоя, заведи сейф пока беды не приключилось, нет, упёрлась как ослица и всё!
-Опять значит я во всём виновата?- обидчиво вспыхнула хозяйка.
-Нет, что ты душа моя, как можно-с?!- театрально воскликнул муж взмахнув руками- Это я, я засадил 120-ть тысяч в бюро, и спокойно жил себе кум-королю, сват-министру! Это чудо что шаромыжник этот не зарезал тебя прямо там, а ведь случаи такие бывали?- обратился оратор уже к полицейскому. Тот согласно кивнул.
-Да, случаи такие в моей практике случались, бывало и семьями вырезали людей. Так я возвращаюсь к Глаше, вы как, не откажете ей от места?
-Да бог с вами, Иван Силыч!- добрее уже сказал хозяин- Как можно-то? Она с детства почитай в семье, мы уж и привыкли к её чудачествам-то! А что охмурил её тот негодяй, так дивиться нечему, она на ласковые слова-то падкая, да разум девичий, не смотри что 40-к годов прожила!
-Ну тогда она у нас пока под опёкой побудет на всякий случай, а потом я её вам на экипаже доставлю!- пообещал Бусов, и после короткого прощания, сыщики уже с лёгкими сердцами, покинули Зыряновых. В Управе, Бусов распорядился чтобы беглого лакея Егора Петрова ( фамилия только всплыла) объявили во Все губернский розыск, описал подробно его приметы, и сдал бумагу в канцелярию.
-Хворостовский- задумчиво проговорил сыщик- зря ты брат отсыпаться днём не пошёл, ночной сон у нас с тобой отменяется!
-Да я это уже понял- вздохнул денщик- это нам не в диковинку, коли дело срочное, щас чайку сварганим!- денщик подошёл к самовару и завозился там.
-Что, лакея ловить будем?- спросил он.
-Будем Митя, будем следить за домом Зыряновой Полины как стемнеет, думаю либо он туда придёт, либо от неё к нему кто побежит. А может вообще всё иначе будет!
-А с нами кто пойдёт?
-Ну кто, мы с тобой, да команда наша, в шестером и сладим дело, городовые сей момент по меблированным комнатам шуруют да постоялые дворы трясут. Шанс сей не велик, но мало ли? Где-то Петров этот должен же быть?
-Ну есть ещё частные квартиры- подсказал денщик разжигая самовар.
-Есть, и скорее всего он где-то в одной из них и сидит. Сам он Митя себя этим побегом выдал дурак, сидел бы смирно, глядишь и не скоро мы бы его сцапали, если вообще бы сцапали. Я бы на его месте и от камней, и от любовницы хотя бы на год отказался, на дно лёг, и всё. Да её бы уговорил, а там когда всё улеглось, расчёт бы взял, да и шабаш, любовницу под руки, да вон из города. А за год покупателей постарался б разыскать, ну и тому подобное.
-Ну Иван Силыч, вы были бы тонким преступником, а эти? Как в сказке: «Я медведя поймал! Ну так тащи его сюда! Да он меня не пускает!» Откусили кус, а проглотить не смогли, вот теперь и думают как быть!
-Лакей этот, Егор Петров, думает про себя что хитрый он. А ведь не ума палата мужик, нет. Дурёху-Глашу надуть, это одно. А вот ума бриллиантам дать, это другое! Думаю он нынче ночью попытается завладеть камнями, либо их частью, да и свинтить. И нам надо в оба глядеть за домом Полины, хотя за ним и теперь следят, надо у Лебеденко вечером узнать, чего его архаровцы там углядели? Так, что нам теперь делать, а?
-Чай пить барин, а потом я побегу Лебеденко найду и других, да всеми план действий обсудим. Жёны у некоторых наших обрадуются, вторую ночь, мужья дома не ночуют!- ухмыльнулся денщик, поднося барину чай.
-Ничего Хворостовский, со скуки слаще ласкать будут при встрече- деловито заметил Бусов, прихлёбывая чай.
Дневное наблюдение за домом Полины показало что дама отвезла детишек дедушке с бабушкой, но сама в дом не входила, ребятишек проводил дворник. Затем заехала в пару магазинов и вернулась домой, всё. Прибежал некий подросток, и передал через лакея письмо, личность сего подростка устанавливается.
-Вот!- подняв в верх палец, негромко изрёк Иван Силович- курьер принёс письмо, это значит что даме либо назначили встречу, либо на неё напрашиваются, а значит господа- сыщик обвёл взором всю команду – как стемнеет, окружаем зыряновский дом, и стережём у всех трёх выходов, по два носа на дверь. Как кто появиться близ дома или из дома выйдет, сразу один следует за объектом, другой спешно идёт и предупреждает остальных. Далее, двое остаются у дома на всякий случай, а четверо, незаметной цепочкой по обе стороны улицы, следуют за объектом. Если кого обнаружат, прикидывайтесь пьяными, можно даже негромко петь похабные песни, разумеется надо будет переодеться. Хорошо бы в Управе была гражданская одежда…
-Так есть же, Иван Силыч!- сообщил вдруг Лебеденко- и в отделе улик, и так на всякий случай имеется, мы иногда ежели следим за шаромыжниками, то либо дворником либо кучером, либо приказным прикидываемся!
Бусов слегка удивился.
-А что ж вы мне раньше про то не сказали? Я-то вас домой гоняю переодеваться, а у нас тут своя гардеробная есть? С конца марта на должности, а в начале июня только узнал про то!
-Так вы ж не спрашивали, а мы думали что вы того-с, в курсе! – виновато ответил Лебеденко. Ох и чудны дела твои господи!
-Ну тогда вообще всё проще будет, меньше склок дома станет- заметил сыщик, и спохватившись поинтересовался, а кто в данный момент следит за нужным домом?
-Там Сабельников с Васильцевым дежурят, я распорядился!- ответил Ефимов.
-Молодец братец, знаешь службу!- похвалил сыщик, и продолжил инструктаж. Сменив унтеров сообщивших что судя по теням в окнах, хозяева дома, полицейские незаметно, где через соседские дворы, где в обход, заняв позиции у всех трёх выходов, затаились. Ждать пришлось долго. Лишь в начале третьего ночи, к Бусову с Хворостовским стерегшим чёрный ход, тихо подбежал Лебеденко и зашептал.
-Вышла, Иван Силыч, Полина вышла из дому с нашей, боковой двери, и по проулку пошла. Ефимов за ней тихонько следит…
-Быстро за мной!- Бусов мягко, по кошачьи оттолкнулся от земли, и шепнув Лебеденко «Веди!» устремился за ним. Миновав проулок, они увидели в свете пары фонарей, одинокую женскую фигуру в плаще и шляпке, а за ней, поодаль, силуэт станового пристава Ефимова, одетого приказчиком. Жестом показав Лебеденко и Хворостовскому на ту сторону улицы, сам Иван лёгким бегом догнал пристава.
-Тихо Ефимов, свои!- шепнул сыщик, и чуть забежал вперёд. Фонарей уже не было, но в темноте он видел хорошо, а потому, потерять объект уже не боялся. Женщина пару раз оглянулась, но тьма для её глаз была слишком густа, а посему она никого не заметила. Где-то побрёхивали собаки, мяукнула перебегавшая дорогу кошка, «Брысь ты курва!» возмутилась Полина и сплюнула через левое плечо. « Поздно сударыня!» весело подумал Бусов, вглядываясь в показавшуюся из темноты, большую афишную тумбу, белевшую афишами да объявлениями. Раздался короткий свист, женщина остановилась. Из-за тумбы вышел Егор Петров. Охнув замерла.
-Ну, принесла?- глухо спросил он.
-Нет Егор, не принесла – холодно ответила женщина.
-Почему?- рыкнул он, и схватил Полину за плечи.
-Пусти, мне больно!- дёрнулась она, и лакей отпустил её.
-Полина.. ну почему же, а? Я же просил, мне надо!- страдальчески прорычал Егор, потрясая руками перед её лицом. Она лишь коротко отмахнулась словно от мухи.
-А потому дорогой, что я тебе не верю!- чётко начала женщина- назначил встречу в безлюдном месте, и думаешь я бриллианты с собой захвачу? Нет уж, дудки!
-Да мне ж бежать надо, ишшуть же меня! Глашка-дура чёртова разболтала всё легавым!- зашипел лакей.
-Тебе значит бежать, а мне тут оставаться? Нет дорогой, убежим вместе, ну как в романе, помнишь читали?- немного наигранно произнесла дама, но кавалер на это рассвирепел.
-Какой роман?! Ты что, совсем помешанная?! Меня, а не тебя ишшуть, курица! Полина, добром прошу, отдавай половину, не доводи до греха! Ну?!-замычал страшным голосом лакей, и дама вдруг осознала что дело худо.
-Егор, милый, но они же дома, в тайнике!
-Пошли до дому, живо!- Петров взял Полину за локоть, и хотел идти, но та забурчав что он де грубо себя с ней ведёт, стала вырываться. Иван решил что пора, и чуть толкнул Ефимова вперёд.
-Я глубоко извиняюсь!- внезапно, почти в полной тишине раздалось из мрака, от чего Полина панически взвизгнув, шарахнулась в сторону, и тут же забилась в крепких объятиях станового пристава – Но вынужден прекратить свидание, время вышло, полиция, и вы арестованы! – Бусов шагнул прямо на лакея, тот выпучив шары попятился, хрюкнул чего-то, и прыгнул в сторону.
-Стой скотина!-жутким голосом завопил Бусов, нарочно нагоняя страха на подозреваемого- Держи его! Уйдёт!
С левой стороны выскочили три фигуры, кто-то истошно взвыл, послышался звук тяжёлого удара, матерная брань, кого-то уронили, возня и крик Хворостовского «Стой спокойно, ты арестован!»
Совсем иная картина была у Ефимова. Он точно и сразу же, сцапал госпожу Зырянову, и стал пытаться культурно её скрутить, попутно бормоча извинения. «Извините мадам! Простите мадам!» Послышались женские возмущения и звонкий звук пощёчины, с последовавшим за ней утробным рычанием, и каким-то фатальным треском раздираемой материи. Вопль ужаса « Парижско-о-е-е порвал скотина пла-а-тье-е-е!»-прорезал тьму, а как дополнение к хаосу, истерично заверещало.
-Карау-у-л! Люди-и-и! Насилуюу-у-т!
-Заткнись дура, мы полиция!-пытаясь действовать насколько ещё было возможно официально, хрипел ей в лицо Ефимов, стараясь зажать рот ладонью, но дама изловчившись алчно тяпнула его за палец, от чего полицейский заорал благим матом, и машинально отвесил скандалистке небольшую оплеуху, от чего с той слетела чудная шляпка, которая тут же была затоптана в свалке, да вдобавок Ефимов наступил кованым сапожищем на выпавшую в пылу борьбы дамскую сумочку, в которой что-то со стеклянным хрустом лопнуло и раскрошилось. От последнего звука Полина замерев помертвела, и гласом вещающим о смерти ближнего, пролепетала.
-Мои духи… французские… мамочка моя… милая…
В обморок пострадавшая упасть не успела, подоспевший Бусов молча схватив её за локоть дёрнул даму на себя, и сообщил той что она арестована. Всё, сражение при афишной тумбе закончилось. Подвели скрученного и как водится избитого Егора, Хворостовский пошарил на земле, и подняв двумя пальцами истекающую духами сумочку, напоминавшую мокрую кошку, понюхал и философски изрёк.
-Н-да.. звездец дикалону-та!- и лениво отбросил сумочку во тьму кромешную. От такого непочтения к заграничной парфюмерии, дама залилась горючими слезами и обмякла, но сыщик слегка встряхнув её приказал не психовать, а следовать за ним в Управу.
-Укусила до крови стерва, Иван Силыч!- морщась от боли, пожаловался Ефимов.
-Ничего, в Управе подлечим!- пообещал начальник, таща глотающую слёзы Полину под локоток. Всё время пока шло задержание ночной парочки, окрестности оглашались визгом, воплем, матом и неуклюжими извинениями. Никто из жильцов, даже тех кто зажгли лампы и свечи, да поглядывали в окна, и не подумали выйти, не смотря на то, что судя по воплям, кого-то давили, и даже насиловали.
До Управы дошли быстро. Дежурные пившие чай, весьма удивились такой пёстрой кампании. Бусов велел лететь одному из них к дому Зыряновых-младших, и нашедши там в засаде Кургузова с Ивановым, возвращаться с ними сюда. Задержанных усадили в кабинете на стульях, и только тут стало видно, что на платье мадам, отсутствует с корнем выдранный кружевной воротничок, да и само платье оказалось слегка помятым, и кое-где лопнувшим по швам. А прибавить к этому заплаканное лицо и всклоченные волосы на голове, и картина трагедии предстанет во всей красе. Сыщик сел за стол, и поглядев на часы проговорил.
-Н-да.. начало четвёртого, светает уже, но ничего, начнём предварительную беседу с того, что я расскажу как вы двое, задумали и осуществили замысел по похищению бриллиантов у своей хозяйке и свекрови. Итак, начнём господа! Вы, госпожа Зырянова, наделавши кучу долгов, срочно нуждались в деньгах, так как муж, не горит желанием оплачивать ваш чуть ли не еженедельно пополняющийся гардероб. Но, очевидно ещё больше Полина Тихоновна, вы нуждались в любовнике ( подследственная тяжело задышала) и года полтора назад, вы, конечно вы, охмурили, а точнее влюбились в лакея своей свекрови, присутствующего тут, Егора Петрова. Все эти полтора года, вы, насколько это возможно, тайно встречались в номерах гостиниц и меблированных комнат, в частности совсем недавно на Речной улице ( дама заметно побледнела) Муж вероятно что-то такое подозревал, но ловить вас по номерам не имел ни времени ни желания, да и не к чему ему видать это было.
-Это всё ложь…-пролепетала Зырянова, отрицательно мотая головой.
-Да нет, увы, это всё правда, хотите на ухо скажу, как вы расхваливали своего любовника?- Бусов подошёл вплотную, наклонился, и что-то прошептал ей на ухо. Полина покраснела, вздрогнула, и растерянно закрутила головой по сторонам.
-Боже… какой стыд!- прошептала она.
-Вам виднее!- сказал Бусов, и продолжил- итак. Полтора года вы хороводились с лакеем, а с недавних пор, он завёл шашни ещё и с горничной, так сказать в дополнение.
Полина, услышав это, грустно посмотрела на любовника, и печально опустила голову. Сыщик продолжил.
-Сокровища Зои Максимовны, не давали вам двоим покоя, господа-любовники. И вот на днях, дурёха Глаша, случайно узнав где её барыня хранит бриллианты, в порыве страсти рассказала об этом уже своему любовнику Егору Петрову, а тот смекнув что дело верное, посвятил в тайну вас, Полина Тихоновна. А в ночь на третье, лакей взломал бюро изъятым у него при обыске ножом, вытащил шкатулку, и бегом на двор, где его уже в нетерпении ждали на двуколке вы, Полина, бриллианты пересыпали, а шкатулку выбросили тут же, в овраг. Вы госпожа Зырянова уехали, а ты Егор Петров, остался на месте. Далее очевидно планировали сбежать с сокровищами, но я вынужден вас разочаровать друзья: далеко бы вы не убежали. Ценности такой стоимости как эти, вы не смогли бы продать никогда без риска попасться, либо быть самим ограбленными а то и убитыми. Да-да, почтеннейший Егор Петров, ты тут давеча с дамы долю требовал, а куда бечь-то хотел?
- В Москву думал – буркнул мрачно лакей, низко опустив голову.
-Вот 42-ва года ты прожил, а ума не нажил!- подытожил Иван и спросил- Ты что, в самом деле думал на них разбогатеть? Ты сумел бы продать камни стоимостью от 10-ти, до 20-ти тысяч рублей золотом? Был бы ты умным вором, ты бы крал ассигнации дружок. А с бриллиантами, даже если б удрать сумел, ты на этом свете долго не протянул бы, да и любовницу за собой в могилу утащил. Вон она как за тебя держалась-то, видать и впрямь любила, коли на такую заведомо обречённую глупость как кража этих бриллиантов пошла. Романов французских начитались, Полина Тихоновна, или как?- обратился он к арестованной. Та тихо проговорила глядя в одну точку.
-Помутилось у меня всё в голове от камней свекровкиных, зачем они этой кошёлке старой? Не утерпела я… вот... всё…
-Где драгоценности?- тихо спросил Бусов, уже просто, безо всякого такого, по человечьи глядя на несчастную в общем-то и глупую бабу, сбесившуюся с жиру.
-Дома в тайнике…
-Так, этого в камеру, а с госпожой Зыряновой мы слегка прокатимся!- приказал Бусов. Час спустя, он, Хворостовский, арестованная Полина, её муж Никодим, и возвращённые до грамма бриллианты, уже находились в доме Зыряновых-старших. Выпущенная и прощёная за глупость Глаша, уже возилась на кухне с Пашей, рассказывая ей жуткие подробности о всевидящем, и страшном сыщике, хотя как мужчина и видном. Тот, уже в который раз пересказывал новым слушателям все подробности дела. Свекровь вначале напустилась было с грозной бранью на невестку, но неожиданно встрявший сыщик, потребовал прекратить склоку, заявив достопочтенной хозяйке, что её вина, тут тоже не малая.
-Вы бы ещё в буфет их запихнули, в горшок с вареньем, да ужасались опосля, что кто-то посмел их украсть! Ввести во искушение очень легко, а вот подавить его в себе, уже сложнее!- вздохнул Бусов, и предложил неожиданно для всех, решить дело внутри семьи, про меж себя, ведь сокровища возвращены, и суть конфликта исчерпана.
-А меха? А часы золотые? – не сдаваясь затрясла кулаками хозяйка, зло глядя на сноху. Та глубоко вздохнула, и проговорила что всё это где-то у Егора.
-Так, хорошо, а что ж ей грозит?- сухо спросил Влас Власыч, сунув руки в карманы.
-Ежели вы дадите делу ход, во-первых будет скандал на всю губернию а то и выше! А во-вторых – Иван понизил голос – молодую женщину и мать двоих детишек, ждёт страшная каторга с вонючими и грязными бараками, кандалы и издёвки от заключённых да конвоя. Голод, холод, болезнь, и вероятнее всего ранняя смерть, либо пожизненная инвалидность, ежели она там каким-либо чудом выживет. Вот так господа, страшно но правдиво!
Полина что-то зашептала губами, и как показалось молитву. Влас Власыч задумчиво молчал, но тут резко встал Никодим, не произносивший до того ни слова.
-Нет, говорю я вам!
-Что нет?- тихо переспросил Бусов.
-Полину, жену мою, отправлять на каторгу нельзя, я сего не желаю и не допущу, вот так… Моим детям нужна мама, а не легенда о ней!
- Меняй сынок!- взвилась вдруг Зоя Максимовна с посеревшим от гнева лицом – меняй мать на воровку-то! Меняй, он вон…
-Ти-хо-о!!- гаркнул внезапно Влас Власыч, и так грозно зыркнул на жену, что та аж попятилась – В печёнках у меня твои брильянты сидят! В печёнках уже! – затем обратился к сыщику- Да господин Бусов, вы должно быть правы, эдакое нельзя выносить на публику, мы всё решим внутри семьи, и вы кажется хотели нам что-то предложить?
-Да – сыщик слегка замялся – водевиль, чушь полная, но в подобном положении думаю сгодиться. Объявите всем что лакей, задурил Полине голову, соблазнил, чего уж там, и обманом узнав тайну сокровищ, похитил их, а госпожа Полина поняв в какую беду попала, разоблачила злодея и вернула бриллианты в дом.
-И впрямь вздор- согласился Влас Власыч- но другой истории тут не представишь, будем нести эту чушь!
Полина перестав дрожать, неловко сползла со стула на колени, и роняя слёзы пролепетала.
-Простите меня пожалуйста… не ведала я…- и закатив глаза, повалилась в обморок.
-Поля! Господи! – муж бросился тут же к ней, и подхватив на руки, бережно поднял – Ну что ж ты дура-то у меня такая, а?!- он коротко бросив «Простите господа!» понёс её в другую комнату.
-Ну-с, а с вашим бывшим лакеем я решу всё сам!- пообещал сыщик, и выразив надежду что в этой семье всё разрешиться с наименьшими потерями, сославшись на занятость покинул дом вместе с денщиком. На улице, отпустив полицейскую пролётку, Иван Силович предложил помощнику.
- А пошли в кабак брат Хворостовский, треснем по стакану-другому, а?
-А пошли Иван Силыч, повод есть, дело почти закрыто!
-Да Митя, вот отстарали мы эту дуру от каторги с тобой, и как-то даже на душе легче стало. Ведь она и впрямь не ведала что творила, и могла сама, на корню загубить свою жизнь. Может быть хоть эта история её чему-нибудь научит, и она хоть немного поумнеет!
-А с лакеем этим, вы как будете решать?
- А всё просто. Предложу ему на выбор: губернскую тюрьму, ежели возьмёт всё на себя и Полину как сообщницу не назовёт, или жуткую каторгу коли заупрямится, всё просто!
-Да Иван Силыч, всё действительно очень просто!- согласился денщик, и ещё спросил, а куда они потом, из кабака-то пойдут?
- Домой Хворостовский, отсыпаться будем за двое суток, мы думаю это с тобой заслужили, нет?- усмехнулся Бусов.
-Думаю барин, что заслужили!- вздохнув ответил денщик.
-Ну тогда по коням!

Х Х Х

Всё разрешилось как Бусов и предполагал. Лакей оказался мужиком не глупым, сначала выдал меха и часы, а потом поразмыслив что губернская тюрьма всё же лучше сибирских бараков, согласился стать опереточным искусителем. В семье Зыряновых тоже всё решили. Влас Власыч сразу же, как только ценности были после суда им возвращены, запер их в привезённый сейф, и подумывал о переводе их в банк. Никодим после бурных объяснений с женой, простил супругу, но собирался переезжать в губернию, для чего выставил свой дом на продажу. Сама Полина, на людях до отъезда старалась не появляться, а проводила время либо в саду, либо с детьми. Поговаривали даже что после этого дела, она изменилась, особенно когда муж оплатил все долги, коих набралось свыше шести тысяч рублей. Слухи о реальном положении вещей конечно же ползли, но терялись в грохоте лавин того, что обсуждалось открыто, и что члены семьи Зыряновых не скрывали. Это было конечно мало привлекательно, но по сравнению с тем во что могло вылиться, если б на свет вытянули всё грязное бельё, это были пустяки.
Не обошлось и без излишеств. На утро после ареста Егора и Полины, на одной из улиц города, подле афишной тумбы, прохожие обнаружили растоптанную женскую шляпку, оторванный с мясом ворот женского платья, и раздавленные духи в измочаленной сумочке. Сразу же, со слов соседей, побежали разговоры что прошедшей ночью, тут то ли сначала изнасиловали а потом растерзали женщину, или в начале растерзали а потом изнасиловали, словом что-то из рук вон выходящее, с кем-то тут ночью, сотворили. Слава богу что никому и в голову не пришло связать жалкие клочья и склянки, с делом Зыряновых. Полицмейстер, Бусова кстати поддержал всецело, ибо был хорошо знаком с семейством, а особливо с его главой, и тоже не горел желанием ворошить дело настолько педантично.
Как бы там ни было, но разговоров в Ладове о несметных зыряновских ( уже миллионах!) теперь было предостаточно, и появлялось ещё. Распрощавшись с этим делом, Бусов в выходной день, сделал визит к Брусникиным, по дому которых, он весьма соскучился. Семейство оказалось в полном сборе, все выразили радость по поводу визита уважаемого Ивана Силовича. Но более других, обрадовалась конечно барышня Светлана, одетая в приятное, светло-песочного цвета платье, с короткими кружевными рукавчиками, и изумительной причёской на голове. Дополняли прелесть картины играющие живым румянцем персиковые щёчки, да искрящиеся непостижимой радостью, голубы глаза ладовской красавицы. Сыщик поймал себя на мысли, когда он видел сарматочку, она либо казалась ему, либо в самом деле становилась всё красивее, всё обворожительнее, всё желаннее…
-Вот, можете поздравить меня – похвалился сыщик едва усевшись за стол в столовой – сбыл с плеч долой, очередное дело, бриллиантовое! – и пристально посмотрел на Светлану, которая поймав его взгляд, по привычке чуточку смутилась.
-Ну как же-как же! Наслышаны! – восхитился Дмитрий Михайлович наливая гостю красного вина – За три дни –то? Ну вы прямо маг!
-Да нет, просто круг подозреваемых был ограничен, и изначально стало понятно что вор кто-то из домашних. Ну а дальше, дело за терпением и наблюдательностью!- скромно пояснил сыщик, мельком глянув на светящуюся радостью барышню. « Вот ведь создала природа красоту-то, а?» пронеслось в мозгу, и он не сразу расслышав о чём его спросила сейчас маменька.
-Извините Катерина Петровна, я ещё от службы толком не отошёл, и прослушал ваш вопрос, не могли бы вы повторить его?- и сделал вид что ему стыдно.
-Я спросила, верно ли говорят - хозяйка сама немного смутилась – что Полина Зырянова, изменяла мужу с… лакеем своей свекрови?
-Точно так-с, изменяла!- кивнул Иван, налегая на столовые приборы ( угощение нынче было отменным) Катерина Петровна даже покраснела.
-Ужас-то какой! Дворянка, с лакеем? Боже, куда катиться этот мир?
-А вы уважаемая Катерина Петровна, напрасно вот так ужасаетесь-то – спокойным тоном заметил сыщик – история сия стара как мир, и собственно говоря, совсем не единственная в своём роде.
-Как это?-оторопела маменька.
-Ну как, ну если покататься хоть вот по нашему уезду, то найдётся верных два десятка случаев, когда дворянки-помещицы, спят со своими холопьями, и небо на землю не падает, всюду жизнь!
-Я ушам не верю, как такое может быть-то?
-Я вам любезная Катерина Петровна, даже больше скажу: несколько лет тому назад, я читал, что одна из испанских королев, спала со своим конюхом, и мало того, сей конюх, её ещё и поколачивал во время скандалов, вот! Так что никуда наш мир не катиться, он уже давно прикатился.
-Кошмар…- прошептала маменька.
Олег тоже добавил, сказав что слышал подобное про такую королеву, да вот запамятовал имя и нумерацию августейшей особы. Светлана наконец смогла дождаться своей очереди, и задать сыщику хоть один, для начала нейтральный вопрос.
-Иван Силыч, а верно говорят что вы на этом деле, двое суток вовсе не спали?
-Верно Светлана Дмитриевна, но у нас бывает и по хуже, бывает так что и я, и мои люди, и по трое суток не спят, я очень вредный начальник!- усмехнувшись ответил Бусов, бросив краешком глаза взор туда, куда его не возможно было не бросить, на волнующий кровь вырез платья, где блеснул золотой кулон в виде яблочка. Но Светлана почему-то не улыбнулась, а даже напротив, глянув в лицо сыщика, чуть с грустинкой заметила.
-У вас очень усталые и печальные глаза…
-Очевидно мои зенки видели мало хорошего!- попытался отшутиться сыщик, но тут сама барышня вдруг что-то вспомнив, быстро спросила.
-Иван Силыч, а вы не видели у нас в саду, какие я цветочки на клумбах вырастила? Сама их сажала, и сама ухаживала!
-Знаете, я бы охотно на них взглянул!- нашёлся сыщик – я вообще в душе большой цветолюб!- поделился он сокровенным.
-Вы не возражаете если я покажу Ивану Силычу, свои насаждения?- скорее для приличия чем по необходимости, попросила девушка. Папенька заметил что сие давно пора сделать, а маменька сладчайше улыбнулась. Цветы у Светланы и впрямь оказались прелесть, под стать ей самой. Они горели на все цвета да оттенки, и казалось тянулись к солнышку от одного только присутствия их чудесной хозяйки, напоённые не только водой из лейки, но и её доброй энергией.
Светлана радуясь как ребёнок, показывала сыщику то на одну клумбу, то на другую, как-то так жестикулировала руками, словно хотела что-то сказать Бусову, к чему-то его подтолкнуть, и пару раз даже покружилась меж газонов, звонко смеясь и рассказывая сыщику о своих цветочных радостях. А Иван смотрел на эту барышню, глядел на всю фигуру целиком, переводил взгляд на озорные глаза, на зовущий к поцелуям рот, на волосы что чуть колыхались на лёгком ветру, и понимал, начал понимать, что кроме этой девушки, ему не надо в жизни уже ни чего: ни чинов, ни наград, ни почестей. Она, Светлана, Светочка, Светлячок, и есть самая лучшая почесть и награда, о которой он только смог бы мечтать! Правда лишь одно терзание томило его душу. Заслуживает ли он, чтоб такой Цветочек, как эта чудесная во всех отношениях девушка, стала бы его наградой, он не знал, не был до конца уверен, а потому порой то проклинал себя за сомнения, то наоборот, останавливал не в меру разыгравшиеся фантазии. Единственное что он точно осознал и понял для себя, что никогда, ни при каких условиях, он не должен будет обрушить надежды и мечты Светланы, обнадёжить её ложными посулами, обмануть ожидания. В этом случае для него единственным выходом будет смерть. Иван говорил себе, что никакие оправдания самому себе, в случае если он как-то сломает жизнь, либо судьбу Светланы, уже не будут приняты во внимание, чем бы они не подкреплялись и не мотивировались. Ты старше, ты опытнее, говорил он себе в часы размышлений, а потому гляди дальше, не допускай ситуаций, за которые тебе будет стыдно перед этой девушкой. Если с чем-то не согласен, обоснуй, обойди, и может даже где-то уступи, с тебя не убудет, она потом поймёт и увидит если где-то была не права.
Вот такой вихревой поток мыслей пронёсся теперь в голове у сыщика, во время цветочной экскурсии, когда они уже зашли глубоко в сад.
-Иван Силыч- капризно сказала вдруг барышня – да вы меня совсем не слушаете!
-Нет-нет, слушаю!- уверенно возразил Бусов, преданно глядя на строгую девушку.
-А тогда… повторите мои последние слова!- с сомнением приказала Светлана, готовясь поймать сыщика с поличным.
-Прям последние?- переспросил сыщик, что-то замышляя.
-Да-да, именно! –картинно нахмурилась барышня.
-Сейчас… э-э-э-дурачась начал Бусов- вот! Вы сказали « Иван Силыч, да вы меня совсем не слушаете!»
--Ну, так не честно!- разочарованно протянула девушка, поняв что её план опять провалился, и хитрющий сыщик провёл её и выкрутился из казалось бы безнадёжной ситуации!
-Всё честно Светлана Дмитриевна- возразил он подступая к девушке чуть ближе, а она, распалившись поимкой того на слове, пыталась найти в себе некий новый аргумент, который от чего-то не находился, и она, неловко жестикулируя пальчиками силилась что-то сказать, но не получалось.
-Я… - начала было она, но договорить не успела, тоненько ойкнув,девушка оказалась в горячих, но очень нежных объятиях Ивана, и уста её горели уже в затяжном поцелуе. Давно уж Бусов не испытывал такого тепла, такой радости, и такого блаженства как теперь, когда целовал ту, которую любил так, как любил лишь однажды, в далёком-далеке, в другой жизни, на другом конце земли… Он отпустил Светлану когда почувствовал что она начала дрожать, и млеть ( продолжать было опасно, мало ли?) Глубоко вздохнув, девушка уронила с ресничек пару слезинок, и с широко открытыми глазами прошептала.
-Иван… Силыч… вы… вы мне жизнь удлиняете… боже!- и вдруг уже сама, сверкнув чуть жадно глазами, крепко насколько смогла, обхватила его руками за шею, впилась своими губами в его, и одарила смачным, но ещё таким неумелым по неопытности, но очень сладким для него поцелуем.
-Да вы опасная барышня!- проговорил после Иван, когда она чуть смущённо отстранилась, и просто пошла рядом, не зная куда девать руки и глаза ( на Светлану опять напал приступ стыдливости)
-Вы Светлана Дмитриевна оказывается способны на внезапное нападение на одиноких сыщиков?- дурашливо спросил он, любуясь румянцем на милом личике.
-А вы как думаете?- попыталась сказать деловито барышня, вышло правда не ахти, но забавно, было видно что девушка вполне может улавливать суть таких разговоров.
-Да с вами надо держать ухо востро, а то уведёте в сладкий плен, и всё!- улыбнувшись заметил Бусов.
-Да, вас уведёшь, как же!- смущённо возразила Светлана- Сами вон набрасываетесь, бедной девушке даже опомниться не даёте!
-Сам от себя не ожидал, сто лет со мной подобного не было!- сознался сыщик- Это верно вы меня околдовали да заворожили своими глазами Светлана… другого объяснения у меня нету!
-Ах вот как вы обо мне думаете? Хорошо!- таинственно улыбнулась девушка, и повернувшись вокруг себя, рассмеялась и пригрозила- Ну тогда, я вас всё время теперь заколдовывать буду, вот!
-А я не возражаю, в моей излишне материальной жизни, немного сладкого девичьего колдовства не помешает!
-Берегитесь, Иван Силыч!- рассмеялась девушка- Я ведь серьёзно!
-Я тоже!- не мигая ответил Иван, и слегка лишь, краешком губ улыбнулся…
Они погуляли ещё с полчаса, но уже просто дурачась и разговаривая, а затем Светлана снова пригласила его в дом, где по её расчётам, и запахам доносившимся из окон кухни, уже готовили к чаю что-то настолько вкусное, что никак нельзя было пропустить!

3.02/2018.
                                                                              ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-

-
-

-

-
-
-

-
-
-

-
-
-
-







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 2
© 10.09.2021г. Мирослав Авсень
Свидетельство о публикации: izba-2021-3154479

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1