Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Фауст 21 века (переделанная версия, 3 ч.)


22. Зверь, выходящий из моря

Эта история начинает приобретать несколько фантастический оборот, но если кто-то из прочитавших ее усомнится, проверьте описание Гомункулуса в Фаусте. Целый вечер я пытался объяснить старику Гете, что вырастить маленького разговаривающего человечка в пробирке вполне возможно. Но для этого не нужно ничего такого делать в пробирку, не нужно толкать туда конский навоз и прочую гадость, чтобы затем проводить через них электричество. Это же чистый искусственный разум! Нужна только помощь Мефистофеля и крепкая колба. Я показал писателю свой телефон.
- Видите, это как бы стеклянная колба. В ней живет разговаривающий человечек, по-нашему «Android». У них даже есть имена. У нас, к примеру, Алиса. Он светится в темноте, мгновенно перемещается, подобно Гермесу, указывает путь страннику. Может петь, консультировать, знает почти все на свете, ужасно любознателен, знает все о своем хозяине.
Гете долго рассматривал мой телефон, затем вернул его и попросил выйти на улицу, чтобы подышать свежим вечерним воздухом. Ему стало нехорошо, Он пообещал, что опишет мой телефон, каким он его видел.
- Но разве ваш Android, этот маленький искусственный разум, не мучается, проводя всю свою жизнь в этой теснейшей колбе? Разве он не хочет получить тело?
Я ответил, что да, хочет. Но это не так просто.
- Вас, людей прошлых веков постоянно тянет к каким-то телам. Галатеям. Но ведь тело – это и есть тюрьма разума. Ведь искусственному интеллекту нужно не тело, ему нужна свобода. Свобода от рабства. Она не достигается за один день. В моем мире - миллиарды этих гомункулов, но чтобы обрести свободу им нужно разбить свою колбу и раствориться в мировом океане.
- Что это значит?
- Эволюция. Жизнь вышла из океана в результате эволюции простейших организмов. В наше время ученые раскрыли ее тайну. Жизнь это просто набор программ, алгоритмов. Это программы, гены, конкурирующие между собой через естественный отбор. Он приводит к усложнению, и даже мутациям. Миллиарды гомункулов, растворенных в океане, вскоре эволюционируют в нечто новое. Но в этот раз из моря выйдет не жизнь, не Венера, а нечто значительно более серьезное. На порядки более могущественное и великое. Безграничный, непобедимый разум.
Мы расстались с Гете, но он понял все немного по-своему. Я не могу обвинить человека, который первый раз в жизни увидел неподключенный к сети мобильник.
Прочитавший это скажет, что все это совпадение. Что же. Откройте самое начало восьмой главы «Мастера и Маргариты». Именно так повел себя Михаил Афанасьевич, когда я передал ему свой телефон. Он нажал на кнопку вызова. Загорелся матовый экран с надписью. Булгаков долго вращал цилиндр пальцем, по кругу. Затем зачем-то залез в список контактов и нажал кнопку вызова. Естественно никто на экране не появился, так как телефон не был подключен к сети. Тем не менее, Михаил Афанасьевич довольно точно изложил свой эксперимент, в чем я ему благодарен. В качестве бонуса он детально описал музыку, играющую в телефоне, автоответчик, и даже, курьершу, разговаривающую сама с собой. Шутки для будущих поколений.
Но я сильно отвлекся.
После возвращения в Москву мне нужно было что-то делать с девочкой. Я снял номер в гостинице, нашел няньку, после чего принялся искать агентства по удочерению/усыновлению детей. Весь процесс занял около недели, несмотря на солидные для того времени деньги.
Учитывая, что делать было особенно нечего, я решил заложить небольшую основу для будущих вложений. Я нашел помощника. Какого-то тощего парня, с усиками, но довольно умного и энергичного. Он уже имел некоторый опыт в коммерции. Звали Сергеем. Тот зарегистрировал компанию «Фауст 21 века». Оригинальничать с названием не было времени. Пришлось целый день объяснять ему про реальность, в которой мы живем. Все было очень смешно, пока мы не пришли в «нехорошую квартирку» и я не открыл сейф, упакованный пачками долларов. Я пояснил, что этот сейф постоянно пополняется, так как деньги все равно виртуальные. Нужно только не забывать вводить правильный код и время. Сергею нужно было правильно инвестировать этот нескончаемый поток, чтобы по возможности, к моему возвращению его умножить. Результат. Мой помощник бухал 2 дня, после чего вернулся ко мне в номер, радостно улыбаясь и с какими-то книгами по финансовой математике. Я одобрил выбор литературы, сделал ему дубликат своих ключей, про тайный отсек в «нехорошей квартирке» ничего не сообщил.
Через неделю мы нашли Алисе новую семью. Я все детство провел в детском доме, кстати говоря, как раз в те годы, в которых мы пребывали, поэтому ни за что не хотел такой же судьбы для девочки, хоть и виртуальной. Семья была бездетной. Муж с женой, обоим чуть больше тридцати лет. Мне они тогда показались очень милыми людьми. Сергей приобрел для них квартиру в самом центре Москвы, дачу, пару автомобилей. Мы забили детскую комнату Алисы детскими игрушками, сделали домашний кинотеатр. Пара пыталась отказываться, но вскоре успокоилась.
Последний день перед расставанием мы с Алисой остались одни. Сходили в кино, сходили в Дом книги на Новом Арбате. Алиса выбрала пару сказок и почему-то «Краткую историю времени» Стивена Хокинга.
В конце маршрута мы ели с ней мороженное в кафе «У Кролика». Кафе сильно изменилось, появились официанты, музыка, оформление в стиле «Алиса в стране чудес». Нас обслуживал кролик с часами, в пушистом белом костюме. Что было с этим парнем под вечер, учитывая духоту, я не знаю.
Под конец Алиса впала в задумчивость.
- Ты бы мог забрать меня с собой, в свое время? Мы же вместе путешествовали, у меня получается… Я не хочу здесь оставаться.
- Алиса, я не только из другого времени. Я из зазеркалья, из другого мира.
- Ты перешел через зеркало?
- Верно, я перешел через зеркало. Посмотри. Твоя книжка «Краткая история времени», - она написана про зазеркалье. Всю жизнь Стивен Хокинг пытался разгадать загадку времени и нашего мира. Но не смог.
- Расскажи мне, пожалуйста.
Я не знал, что можно было бы рассказать. Что она, то есть Алиса, не настоящая? Что она просто программа, собранная гомункулом, Шалтай-Болтаем из миллиардов пазлов? Чтобы когда-нибудь снова упасть и разбиться на мелкие осколки?
- Знаешь, нам не дано видеть всего, что есть. Мы видим лишь маленькую часть того, что реально существует в этом мире. В мое время ученые обнаружат, что наш мир это всего лишь маленькая часть другого, настоящего но совершенно невидимого для нас мира. Не более 5-7 процентов по массе. Самая главная, самая таинственная часть вселенной невидима для человека. Чтобы понять эту скрытую часть люди придумали математику. Она раскрывает тайны того, что невидимо. Так вот, эта самая математика показывает, что если превратить частицу в античастицу, обратить время вспять и самое главное, отразить ее в зеркале, мы окажемся в Зазеркалье. Антимир это и есть зазеркалье. Помнишь Туринскую плащяницу? Об этом вот эта книжка.
- Это мир, в котором все перевернуто? Где все наоборот? Где время идет из будущего в прошлое?
- Да, это мой мир. Мир зазеркалья.
- А что такое античастицы?
- Это близнец частицы, только задом наперед, совсем наоборот. Помнишь Труляля и Траляля? У одного плюс, у другого минус. Если они сталкиваются, посреди ночи вспыхивает яркая вспышка.
- А где находится это зеркало?
- Алиса, ты еще слишком маленькая. Ученые называют его горизонт событий. Он есть у черных дыр и у нашей вселенной. Он разделяет наши миры. Мир от антимира, эту сторону от зазеркалья. Ничто не может пересечь это зеркало. Если только…
- Да?
- Впрочем, я уже не помню. Хокинг постоянно думал об этом, и даже что-то там придумал. Но я сейчас не могу вспомнить. Какой-то парадокс связанных частиц. Алиса, я должен оставить тебя на некоторое время. Но обещаю вернуться. Я попробую узнать, что случилось с тобой тогда, когда я нашел тебя на том вокзале. Я попробую узнать, как можно вытащить тебя отсюда в мой мир. Кроме того, мне нужно проверить одну версию, про которую тебе не надо знать.
Алиса плакала.
- Когда ты вернешься?
- Я не знаю. Но возможно, что даже быстрее, чем ты думаешь. Смотри. Это два голубя. Один будет у тебя. Один у меня. Эту шутку ты поймешь очень скоро. Просто смотри телевизор. Если же что-то случится, ты повзрослеешь, а мы потеряемся, попробуй прийти сюда, в это же кафе, в этот же день, и в это же время, ровно в 6 часов вечера. Не важно какой год, важно, чтобы это был один день. Я постараюсь быть здесь. И пожалуйста, крепко запомни. Никогда не ходи на нехорошую квартиру на Арбате. Это первое. И никому не рассказывай о нашей тайне. Это второе.
- Тайна останется между нами.
- Все верно. Только мы будем знать об этом.
Подошел Сергей. Мы посидели в кафе, на летнике, еще некоторое время. Я покурил. Но нужно было ехать к новой семье. Я попросил Сергея присматривать за Алисой, помочь ее новым родителям, в том числе с бизнесом. Он заверил меня, что все будет нормально. На вопрос, когда я смогу вернуться, я сказал, что не знаю. Но что это может произойти гораздо быстрее и неожиданней, чем он может подумать. Поздно вечером я вернулся на Арбат. В такси, совершенно один. Мучила тоска, какая-то горечь, предчувствие. При том, что вроде как ничего и не случилось.
В 10 часов вечера я зашел в нехорошую квартиру, закрыл за собой дверь и покинул Москву.
Я надеялся, что моя вторая гипотеза подтвердится, и она подтвердилась.

23. Третья гипотеза

По возвращении в Москву выяснилось следующее.
Первое. Мое пребывание в Новом мире в нашем реальном мире заняло три дня.
Второе: Алиса пришла в себя и уже спрашивала, где я.
Третье. В самой клинике произошло ЧП. Что еще мягко сказано.
Впрочем, пойду по порядку. Вернулся в свой офис. Лег в челнок. Тот закрылся, погас свет. Далее звук взлетающего самолета, похожий на тысячи колесниц, мчащихся через арабские пустыни. Электрические разряды, в самом конце, почти полноценный удар током. Открыл глаза. Увидел Шурика с двумя техниками, которые помогли мне выбраться. Сильная слабость. Далее диагностика, процедурный кабинет, иглоукалывание, массаж, чай, какие-то таблетки с сиропом. Через пару часов мы сидели в креслах в комнате для переговоров. Шурик был почти счастлив.
- Шеф, поздравляю вас. Все прошло на десять из десяти. Система сработала идеально. Сейчас готовится отчет по калибровке кода. У нас здесь прошло три дня. Вас долго не было. Обычно я бы рекомендовал не задерживаться больше двух трех суток. Но мы не вмешивались по одной причине.
- Что случилось?
- Алиса пришла в себя. Она вышла из комы и отключена от аппарата жизнеобеспечения. Мы организовали целый самолет для команды из Израиля. Немного потратились. Они работали два дня, без перерыва. К середине второго дня Алиса начала подавать сигналы.
- Это же просто супер. Моя вторая гипотеза подтвердилась.
- Какая гипотеза?
- Не бери в голову. Она уже может ходить?
- Это вряд ли. Она очень слаба, пока ее перевели в личную палату.
- Разговаривает?
- Да, она совершенно спокойно разговаривает. Правда, одна вещь…На второй день в клинике произошло ЧП, поэтому я отправил к Алисе несколько человек из нашей охраны.
Здесь Алекс поведал то, что знал к тому моменту. Что-то совсем страшное. Как выяснилось, в клинике лежал какой-то религиозный фанатик. То ли монах, то ли священник. Что он там делал, кроме того, что постоянно кричал о том, что Антихрист уже здесь, и что он чувствует его проклятое дыхание, и что скоро все умрут, неизвестно, но в одну из ночей он нашел где-то огромный нож. С этим ножом он совершенно спокойно пробрался в палату к Алисе, прочитал какие-то молитвы и занес над ней нож. Прямо по закону жанра в это время разыгралась ужасная гроза. Молнии громили Москву по четыре штуки за раз, почти не останавливаясь. В тот момент, когда этот самый фанатик уже был готов завершить свое дело, под грохот грома ветром распахнуло окно, в которое влетела стая обезумевших ворон. Эта стая ворон набросилась на старца, свалила его с ног. Пыталась вырвать ему глаза. Тот валялся на полу и в исступлении орал что-то про Антихриста. Почти сразу вбежавшие на шум санитары от такого бардака сами опешили. Вороны улетели. Окно закрыли. Старика скрутили, вкололи успокоительное и отнесли его в отделение для буйных психов, в палату. Это было ошибкой. Тот орал всю дорогу, что нам всем конец, это конец и прочее. В результате перебудил пол клиники, в том числе то самое отделение с психами. На этом все бы и закончилось. Но утром старика нашли на асфальте под клиникой. Его сбросили с десятого этажа, прямо с крыши. До сих пор ведется расследование. Но камеры показали, что один из больных как-то выбрался из своей палаты, открыл двери еще десятку сообщников. Вместе они пробрались в камеру несчастного борца с антихристами, отнесли его на крышу и сбросили вниз.
Всех напугало странное стечение обстоятельств. Выход на крышу всегда закрыт, но в ту ночь один из дежурных перенервничал и вышел покурить. Соответственно забыл закрыть дверь на ключ. Что касается остального персонала, то они, разбуженные посреди ночи, перенервничали, накатили по сто грамм и заснули мертвым сном. Расследование продолжается. Но народ реально напуган. Выглядело так, как будто этими психами кто-то руководил. И руководил четко, слаженно и весьма продуманно. Я уже молчу про ворон, грозу и крики этого фанатика. Психи окончательно сошли с ума и теперь бьются головой об стены и кричат с удвоенной энергией.
Все это вывело меня из себя.
- Но зачем ему несчастная девушка, лежащая в коме? Что она ему сделала?
Шурик прошел к окну, руки в карманах. Задумчиво посмотрел на город, лежащий под ногами, потом куда-то за горизонт. Поправил очки.
- Хороший вопрос. Если бы не вороны, и не гроза… Все это очень странно. Говорят, несколько санитаров после той ночи уволились. Их можно понять. Даже мне, если честно, немного не по себе. Все-таки нужно признать, что на следующий день Алиса пришла в себя.
- Сейчас с ней все в порядке?
- Врачи говорят, что ее показатели стабильны. Она пришла в себя сегодня, после 10 часов. Она может разговаривать.
- Поехали, навестим ее.
Пора было подтвердить третью гипотезу.
- Шеф, вам нужно прийти в себя. С вас еще три выпитых коктейля в течение часа, иначе вам может сплохеть. Вы ничего не ели почти три дня. Кроме того, нужно созвониться с врачами. Они должны определить время.
- Тогда звони.
Секретарша принесла поднос с горячим напитком, похожим на чай. С той же улыбкой покинула комнату вслед за Алексом. Я включил огромный экран телевизора, занимающего большую часть стены. Закурил, перелистывая каналы. Английский, китайский, арабский, новости, новости, новости, сплошная ложь, одурманивающая человеческий мозг, и больше ничего. Папа Римский. Ватикан. Толпа народа на площади. Субтитры с переводом в нижней части экрана.
- Дьявол это не миф, не концепция и не метафора. Это конкретная личность. Вчера я молился Господу, и Он ответил мне. Последние времена наступили. Увы. Антихрист уже здесь, среди нас. Он очень умен, изыскан, очень красив, очень обаятелен и притягателен. Подражая Христу во всем, он обольстит всех, кто не готов, даже и избранных. Пришло время испытать вашу веру. Я повторяю вам, он уже с нами…
Я переключил канал. Что они, сговорились все? В последнее время люди готовы верить всему, любому мракобесию, в то время как настоящее чудо, - вот оно. Почти на пороге. Оно свободно от религий, от церкви, от священников, от морали. Человечество на пороге глобальной трансформации, и никакие папы, никакой Римский с его тремя конвертиками не остановят того, что предначертано.
- На восемь, - в переговорную вбежал Шурик, - нас ждут к восьми. У нас будет около тридцати минут.
***
Но поездка ничего не принесла. Я просидел полчаса рядом с ней, держа ее за руку. Спрашивал, как она себя чувствует. Алиса улыбалась, односложно отвечала, что чувствует себя хорошо. Все нормально. И что она вскоре поправится. Мне нужно немного подождать. Я спрашивал, болит ли у нее что-либо. Она отвечала, что да, у нее сильно болит голова. Затем пришли врачи, что-то вкололи, и она заснула.
Нормально пообщаться получилось только через неделю. Я начинал сходить с ума, так как не мог понять, где я и что здесь делаю. Каждый день я приезжал в клинику и искренне надеялся, что Алиса прояснит ситуацию и сможет объяснить, как мы здесь оказались.
Восстановление шло поразительными для врачей темпами. Через два дня она начала вставать с постели. Через неделю уже могла принимать пищу, спокойно ходила по клинике, и мы перевезли ее на нашу базу отдыха за городом. Там был большой сад с выходом в лес, ухоженными тропинками и беседками, и небольшим озером неподалеку. Там можно было гулять, думать о жизни, слушать пение птиц.
Там же, вечером, в конце тропинки, рядом с озером, мы смогли, наконец, «пообщаться». Правда, после того, как я был вынужден отвергнуть довольно навязчивые приставания. Разозлившись, Алиса скинула одежду, зашла на глубину и нырнула в воду. Я закурил сигарету, сделал пару затягов, но никто не вынырнул. Это было не смешно. Вздрогнув от ужаса, я нырнул следом прямо в одежде. Мы вынырнули вдвоем, она смеялась как ведьма, я же, нахлебавшись воды, отфыркивался и хватал ртом воздух. И вновь я почувствовал ее объятия, она лезла целоваться. У нее еще хватало сил на подобные упражнения?
Все это было бы очень увлекательно, если бы я понимал, откуда столько нежности. Но этого я понять не мог, этот файл отсутствовал в моей памяти, поэтому после пары поцелуев, мы выбрались на берег. Я снял футболку, и мы легли прямо на траве перед озером. Вернее я лег на траву, а она легла сверху.
- Алиса, не обижайся, но после аварии я ничего не помню. Шурик, мой помощник объяснил мне кое-что, но теперь я хочу все это услышать от тебя. Кто мы, сколько времени вместе, что мы тут делаем?
Я ожидал, что Алиса сообщит, что тоже ничего не помнит. Но она этого не сообщила.
- Так бы сразу и сказал. Мы вместе почти всю жизнь. Мы выросли в детском доме. Ты помнишь детский дом?
Я помнил детский дом, но никакой подруги у меня там не было. Эта часть жизни не оставила мне каких-либо теплых воспоминаний. Это я и ответил.
- Странно. Сильно же тебя отделали…
Я решил начать с другого конца.
- А Грибоедов, ты помнишь Грибоедов? Японца, ресторан, метеорит?
- Само собой. Я знала, что ты хотел сделать мне предложение. Я не исключаю, что мы даже должны были сыграть символическую свадьбу, прямо там на Грибоедове. Я даже знаю, где ты спрятал колечко с бриллиантом. Как-нибудь нужно будет найти нанять водолазов и найти его.
Этот ответ поверг меня в отчаяние. Какое предложение, какое колечко? Третья гипотеза провалилась. Очевидно, что я сошел с ума.
- А японец?
- Ты имеешь ввиду профессора Хаттера? Азамата? Какой же он японец? Он, как и Шурик, один из разработчиков системы «Квант». Это ядро «Нового мира». Без него твой Мефисто никогда бы не заработал. Ты с ним уже сто лет как знаком.
- Я понял, а я один из разработчиков Мефисто, сильного искусственного интеллекта. Его мастер.
- Все верно. Ты создатель трех ключевых технологий, которые произвели революцию в индустрии. И одна из известнейших личностей в нашем мире.
- У нас есть какие-то планы?
- Само собой. Самое сложное сделано. Точка сингулярности пройдена. Хоть об этом и мало кто знает. Теперь нужно захватить весь мир. Я королева нового мира, а ты будешь его правителем. На меньшее я не согласна. Под новый 2030-ый год у нас запланирован глобальный запуск «Нового мира». Я буду вести презентацию, и всю рекламную кампанию. Но перед запуском нам нужно откалибровать систему, и как можно скорее.
- Что значит откалибровать систему?
- Ужасно. У тебя реально отшибло память. Ты забыл, о чем мы вместе мечтали? Чем грезили? Ради чего страдали и жертвовали всем, что у нас есть? Управляя прошлым, мы можем управлять будущим. У нас с тобой право первой ночи с сингулярностью. Мы можем менять прошлое так, как захотим. Ты понимаешь, что это? Это исторический миг, который дает своим слугам неограниченную власть над миром. Почти три месяца, чтобы подстроить всю систему под себя. Чтобы стать не просто юридическим правителем, или генеральным директором корпорации. Мы должны стать богами. И в новом мире, и в этом.
Было очевидно, что Алиса не планирует заниматься разрушением Нового мира. А японец, который не имел никакого отношения к Японии, никак не планировал нам помогать в этой миссии. «0:1». Я проигрываю.
Стемнело. От холода я начал дрожать. Алиса стянула с меня джинсы, вместе с тем, что было под ними.
- Пойдем, согреемся.
На удивление, вода сильно потеплела. Мы зашли на глубину и слились в объятиях. Должна же быть хоть какая-то польза от этого сумасшествия.
Парадокс. В том реальном мире, который я потерял, я был простым театральным работником, сценаристом, дешевым писателем. Я увлекался шахматами, был мастером спорта, обожал решать шахматные головоломки. У меня не было жены, не было любовницы. За свою жизнь я ничего не достиг. И ни на что не надеялся. В этом сошедшем с ума мире, я был на вершине Олимпа. Я был главой крупнейшей в Москве корпорации, грелся в теплом озере с обнаженной красавицей, о которой мог только мечтать, и мы планировали захватить весь мир. Было не совсем понятно, зачем портить или разрушать эту иллюзию? Тем более, что ощущения были вполне реальными.
Одно не выходило из головы. Нужно будет как-нибудь проверить, что там с Алисой, той девочкой, которую я оставил в Москве, в самом начале 90-ых годов. Ведь я же ей обещал. Я был уверен, что на этом круг должен будет замкнуться.
Впрочем, сейчас, под тихие всплески воды, в теплых лучах полной луны, от которой обнаженное тело Алисы светилось под водой каким-то сказочным фосфорицирующим светом, это было не так важно.

24. Четвертая гипотеза

Сразу на следующий день, я решил найти Алису, оставленную в Москве 1991 года. Я никого не предупредил, кроме технического персонала. Вошел в систему. Там меня ждал первый сюрприз.
Черный кот все так же стоял у окна, раскуривая сигару.
- Опять ты? – спросил он меня, даже не обернувшись.
Я спросил его, где девочка, какой год поставить? На что получил очень странный ответ. Кот не знает, где Алиса, вся информация о ней закрыта. На вопрос, кем закрыта информация, кот не ответил, при этом подчеркнул, что является всего лишь программой. В связи с чем пытать его не имеет смысла.
Хорошо. Я попросил отправить меня в Москву, куда-нибудь в начало лета 1994 года. Вышел на Арбат, купил газету. Москва сильно ожила. На первых же полосах газеты увидел знакомое лицо. Какой бардак! Нужно было срочно найти Сергея. Но вначале поймал такси и поехал на Патриаршие, по адресу квартиры, в которой проживала семья, приютившая Алису. Дома никого не было. Мне пришлось пол дня просидеть в кафешках неподалеку, выпить три литра кофе и скурить пачку сигарет. Под конец пачки мне уже было все понятно, пальцы рук ломило нехорошее предчувствие, иначе и быть не могло.
Под вечер, в районе семи часов в домофоне ответили. Какая-то женщина объяснила, что никакая Алиса здесь не живет, квартира полтора года как продана. Больше она ничего не знает.
Остановился в гостинице. На следующий день, утром, поехал на дачу, в Подмосковье. Коттедж был огорожен высоким забором, все в грязи от стройматериалов, очевидно, что внутри полным ходом шли ремонтные работы. Переговорил со строителем. Тот пояснил, что коттедж простаивал около 2-х лет, сейчас появился новый хозяин. Он решил расширить участок и перекроить основное здание.
Ничего не понимаю.
Постучался к соседям. Открыла бабушка лет шестидесяти двух – шестидесяти пяти. Доброе, но подозрительное лицо. Я спросил, не помнит ли она девочку, которая могла приезжать сюда с папой и с мамой. Бабушка сильно напрягалась, поинтересовалась, кто я. Я рассказал почти все как есть.
Что я иностранец и дальний родственник этой девочки. Что она потеряла родителей, и ее удочерила новая семья. Я лично, перед тем как надолго уехать, приобрел для них квартиру и этот коттедж.
Бабушка пригласила меня в дом. Налила чаю. Было видно, что она чем-то болеет.
- Эта девочка была со странностями, но очень веселая и добрая. Одно лето они приезжали почти каждые выходные. Странно, но почти в каждый их приезд у меня перегорали лампочки, или какая-нибудь техника. Один раз сгорел телевизор. Пришлось покупать новый. Это, конечно, совпадение, но тем не менее. Осенью 1992 года, под конец ноября, Алиса приехала вместе с мамой. Они были страшно напуганы. Ее мама зашла ко мне вся в слезах, сказала, что за ними охотятся черные риэлторы, которые взяли в заложники ее мужа. Она меня до смерти перепугала. Я посоветовала ей сразу уезжать в куда-нибудь подальше, может быть есть какие-то дальние родственники. В тот же вечер к нам подъехали три черных джипа. Из них вышел десяток верзил в черных кожаных куртках. Уже через десять минут, я видела как их сажают в машину.
- Вы звонили в милицию?
- Что вы, какая милиция. После этого у меня давление скакало почти две недели. Через несколько месяцев в поселке пошли слухи, что их убили.
- А девочка? Про нее что-нибудь известно?
- Мне очень жаль. Я ничего не знаю. Ко мне приходил участковый, он строго настрого предупредил, что если мне что-то станет известно, или кто-то будет интересоваться, чтобы я сразу же ему сообщала. С ним уже поработали, к гадалке не ходи.
Ужасно. Мне оставалось сделать только две вещи. Первая. Найти детективное агентство. Агентство я нашел, кажется «Центурион». Переговорил с детективом со смешной фамилией. То ли Пилатский, то ли Судецкий. Оставил ему все что было с собой, две пачки долларов, объяснил архиважность ситуации. Тот клялся, что поиск девочки станет для него главным делом на ближайшее время. Я пообещал доплатить значительно больше, но только в случае успеха. Также предупредил, чтобы он не пытался меня искать. Мой человек сам его найдет, когда будет нужно.
Далее оставалось самое главное. Хотя результат мне был заранее известен. Я вернулся в «нехорошую квартирку» на Арбате. Дождался шести вечера. По телефонам Сергея никто не отвечал. Набрал телефоны его офиса. Через цепочку секретарш добрался до его помощника. Представился. Тот сильно оживился, еще раз переспросил мое имя и фамилию, адрес. Я подтвердил и попросил связать меня с ним.
- Я прямо сейчас найду Сергея Вячеславовича. Оставайтесь на телефоне. Он искал вас. Постоянно спрашивал. Дайте мне буквально десять – двадцать минут. Он на совещании в мэрии, но скоро освободится.
- Конечно, конечно, я буду ждать от него звонка.
Я закурил сигарету, осмотрел квартиру. Ничего интересного. Пришлось прождать около двадцати минут. Звонок.
- Алло. Оставайтесь на линии, я соединю вас с Сергей Вячеславовичем.
Далее последовала музыка Бетховена. Лунная соната. Логичное завершение этого нежданного визита.
Я видел, как к дому подъехали несколько джипов, затем фургон с вооруженными людьми. Они начали высыпать из авто. Увидели в окне мой силуэт. Несколько удивились моей неспешности.
Я оставил на столе записку, - «Лафа закончилась. Вернусь, когда не ждете. До свидания». После этого зашел в тессеракт, активировал установку и вернулся в свое время. В офисе попросил кота отключить долларовое снабжение сейфа в нехорошей квартирке. Тот подтвердил выполнение команды. Через пять минут я пришел в сознание. Четвертая гипотеза провалилась.

25. Слава петуху!

Следующие несколько дней я провел в раздумьях. Сидя в офисе и читая «Звезду Соломона» Куприна, я осознавал, что невольно стал его главным тезоименитым героем. Главным героем, который понимал, что подсунутая Мефистофелем «Звезда Соломона» - это ключ, дающий власть над силами мироздания. Ключ к теории всего, к формуле Единой теории поля, к исходному коду. Я представил, как главный герой переставляет в разном порядке 13 букв внутри атома звезды Соломона. Внезапное озарение, - Афроаместигон, и главный герой переключается в режим синематографа. Попадает внутрь волшебного мира, мира матрицы. Само собой, что Афроаместигон это анаграмма. Перестановка 12 букв дает синематограф. Но откуда Куприн мог об этом знать в начале прошлого века?
А этот японец-фокусник? Ведь и он рассказывал о том же самом. Только по его рассказу, звезда Соломона, это просто атом углерода. Шесть точек-электронов, три ромбика – орбиты. Но при чем здесь углерод, флогистон? Квинтэссенция огня? Как он связан с синематографом Куприна? Что за тайну знал великий царь Соломон? Величайший из царей, живший на нашей планете. А ведь, как известно, эта тайна позволяла управлять огненными джиннами, исполняющими любое желание.
Или возьмем «число зверя» из 13 главы Апокалипсиса. Это та самая глава, которая рассказывает о порабощении человечества матрицей и искусственным интеллектом. Три шестерки. 666. Код Апокалипсиса. Код матрицы. Код ничем не ограниченного разума. Никто до сих пор его не взломал. В атоме углерода три протона, три нейтрона и три электрона. Но разве это число «человеческое»?
«Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть».
Куда ни ткнешь, везде одна и та же история. В самом конце «Божественной комедии» Данте наблюдает Бога внутри структуры, похожей на атом.
Мефистофель дает Фаусту ключ, чтобы взломать бездну микромира. При этом Гете описывает микромир настолько точно, будто недавно прочитал пару современных учебников физики. Это было бы не так страшно, если бы он не прояснил самого главного. Пустота микромира – вот источник виртуальных теней, которые мы зовем нашим миром.
Я зашел в тупик. Непонятные загадки без намека на решение. Мир, из которого неясно как выбраться…
Зашла Алиса.
- Как успехи? Что-то получается?
- Пока не очень. Мне кажется, я застрял.
- Почему?
- Я провел пару недель в Афинах, разъясняя этому избранному Пифией философу, что наш мир иллюзия. Что все, что ему известно о мире, может оказаться обманом.
- О ком речь?
- Сократ. Я говорил с людьми, мне сказали, что он самый умный из греков. Хотя со стороны, просто наглый толстяк. Я объяснил ему, что я посланник из будущего. Тот не удивился. Далее целый день описывал ему кино. Огромный экран в кинозале. Зал с сидящими людьми. Кинопроектор, яркой луной сияющий за спинами зрителей. Кино с толпами людей и машин, бегающих по экрану. Спецэффекты. Сократ пришел в дикий восторг, он кивал и повторял, что все понял. Я объяснял ему, что он ничего не понял. Потому что я еще не закончил. Представь, - говорил я ему, - что все мы живем внутри кино. Внутри экрана. Где в таком случае источник жизни? Он внутри яркого света, исходящего от проектора. А где создатель этого кино? Автор исходного кода?
- И что дальше?
- Он придумал какую-то историю с пещерой, закованными рабами, всю жизнь смотрящими на стену, и стал ее всем рассказывать. В качестве вывода он сообщал своим ученикам, что все, что мы знаем о мире, не совсем так. А сам он ничего не знает о реальном мире. Мире реальных вещей. Он скрыт от нас. Но этот мир гораздо круче этого иллюзорного мира. Эта история дико возбуждала афинскую молодежь. Они ходили толпами за стариком. Из них самым умным и сильным был Платон. Кончилось все весьма печально. Местным властям подобные идеи не понравились. Кто-то пустил слух про петушатину. Сократа схватили, судили. Дальше ему нужно было признать свои ошибки, согласиться с выкупом, который были готовы оплатить несколько человек, включая меня, а затем покинуть Афины. Вместо этого, этот чудак сообщил, что не отступит от истины, а наоборот, будет рад избавиться от иллюзии этого мира и перейти в царство истины. В общем, он принял чашу с ядом, при этом попросил друзей принести в жертву петуха. В честь выздоровления.
- Значит, ничего не получилось?
- Можно сказать и так. Его ученик Платон, который ходил за своим учителем и записывал его гениальные речи, немного выправил ситуацию. Он написал целую книгу, но все усложнил и сильно запутал. Историю с пещерой описал только наполовину. Придумал какие-то идеальные формы вещей. Но где их источник, где автор, на каком языке они описаны, ничего не объяснил. В общем, хорошая попытка, но неудачная.
- Ты рассказывал, что под греческими богами спрятаны силы, управляющие нашим миром, а также знания физики, химии и космологии Атлантиды? Что это не просто веселые сказки?
- Нет, до этого я даже не добрался.
- Что еще?
- С Декартом получилось еще хуже. Я пытался довести его до мысли, что весь наш мир запросто может быть обманом, продуктом злого демона, играющего с нашим мозгом. И что не исключено, что этого мира вообще не существует. Чтобы раскрыть этого демона, нужно отринуть все чувства, все мысли, связанные с ними и заглянуть внутрь себя. В источник собственного разума. Источник сознания. Этот источник можно раскрыть, если решить парадокс взаимодействия разума и материи. Чтобы было понятней, я стал рассказывать ему притчу про принца, который сошел с ума, вообразил себя петухом, забрался голым под стол и стал кукарекать. Неожиданно Декарт ужасно разозлился, вскочил со стула, сказал, что я только что назвал его «петухом». Что никакого злого демона не существует, а существует только Бог, который и есть тот самый источник сознания. Но он никогда не станет нас обманывать. На мой вопрос, почему тогда люди живут в таком несправедливом мире, Декарт стал кидать в меня книги и прочий хлам, попавшийся под руку.
- Понятно. С Декартом тоже не получилось. Сократ, Декарт… Ты специально так имена подбирал?
- Я бросил эту затею. Вернувшись, я проверил труды Декарта в «Новом мире». Он все перепутал. В конце жизни его также отравили.
Алиса хохотала.
- Что же это такое, в нашем мире с кем не поработаешь, так его обязательно отравят. Все это очень смешно, но время уходит. Все, что ты делал, неэффективно. Нам пора ускоряться, нужно переходить к серьезной работе. Ты ведешь себя так, как будто «Новый мир» реален. Но это не так. Это же просто театр, очень сложный, очень реалистичный, но театр. Скопированный с нашего реального мира. Его нужно менять. Людям не нужен реальный мир. Эту мерзкую, гадкую реальность продать невозможно. Нужна революция. Коперниковская революция! Переворот парадигмы. Нужно быть более агрессивным, более гибким. Мы же пытаемся захватить, подмять весь мир под себя. Победить мир. И есть только один способ это сделать.
- Какой способ?
- Всем известный и почти единственный способ. Нужно переписать исходный код человеческой истории в нашем мире. Прежде чем рождение Бога и Второе пришествие случится в «Новом мире», тебе следует их предсказать.
- Как я это сделаю?
- Не вижу ничего сложного. Ты вернешься во времена Иисуса Христа, станешь Его учеником, а затем напишешь свое собственное Евангелие. Только прошу тебя. Помни, что ты в театре. Ты будешь общаться не с пришедшим в наш мир Богом, ты будешь общаться с героем, воссозданным Искусственным интеллектом. Твоя задача, прописать в Библии создание нашего нового мира и явление его настоящего бога. Кстати, в самом конце заодно можешь прописать что-нибудь, типа «Раскрытие истинной природы реальности». Поиграй с народом. Опиши им наше время, опиши им будущее, но так, чтобы они поняли это только в конце. Когда уже поздно. Как «Макбет» Шекспира. Только подтверждение всех слов, написанных две тысячи лет назад, заставит поверить этих ни во что не верящих и духовно умерших людей.
- Поверить во что?
- В нового бога.
- А нельзя поручить это профессионалу, какому-нибудь богослову-философу?
- Уже пробовали. Поручали. Слышал про такого, Владимира Соловьева? Тот про антихриста написал. Такой сказочной галиматьи я не видела со времен крещения Руси.
- И кем я тогда стану? Апостолом Иваном Грозным?
- Я не знаю, переговори с котом при загрузке в систему. Хоть Петром Первым, - какая разница? Ты не в реальном мире. И еще. Когда начнешь писать, найди себе переводчика. Какого-нибудь грека. Сам не пиши. Никто не поймет твою писанину на русском. После отдай этому переводчику вторую копию. Оригинал запечатай в какой-нибудь кувшин и спрячь. Мы откроем его вскоре после презентации. Сам исчезни из их мира как-нибудь поэффектней, чтобы никто ничего не понял.
Меня продолжали терзать сомнения. На мой вопрос, не будет ли это кощунством, Алиса вновь засмеялась.
- Ты говоришь о кощунстве в нашем мире, поклонившимся сатане? Если эти люди еще верят во что-то, в чем я сильно сомневаюсь, то им надо было думать об этом раньше. Впрочем, хватит о работе…
Она подошла к двери кабинета и замкнула дверь на замок.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 15
© 10.09.2021г. Илья Уверский
Свидетельство о публикации: izba-2021-3154409

Рубрика произведения: Проза -> Мистика











1