Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уездный сыщик.


­ 20. 01/2018
                                                                                                     Уездный Сыщик.

                                                                                                           Глава 4.

                                                                                             Дело о «Страшном Гусаре»

.
                                                                                                             Х Х Х

Страсти по стычке у Лесного дома, бушевали в Ладове ещё не одну неделю, но самая колоритная, была конечно же первая! Пока вызванные из своих поместий пострадавшие опознавали трупы грабителей, и одного живого да свои вещи среди захваченного полицией добра, прошло дня три, и трупы преступников пришлось спешно хоронить в общей яме за городом, без церковного отпевания. Иван Силович завершив последние формальности, отправил дело в суд, и эти дни позволил себе немного отдохнуть, но визитов к Брусникиным пока не делал, решив взять небольшую паузу. За всеми этими хлопотами с «божьими людьми» он слегка устал, и как то раз, распивая чаи с Хворостовским, вдруг поймал себя на мысли что в том бою с грабителями, даже не успел испугаться за Светлану! «Надо же!- думал он- переживал за исход дела, подбадривал, шутил даже, а испугаться не успел, странно»… Впрочем он отнёс это к своему удивлению и досаде на внезапное появление прелестного создания в такой не прелестный момент. Бусова, буквально рвали на части приглашая в салоны да светские вечера. Вначале получалось отнекиваться ссылаясь на занятость по службе «де бумаг много, да протоколов тьма», но потом когда уж сам полицмейстер намекнул что игнорировать все приглашения не стоит, а то мол за гордыню сочтут, сыщик нехотя сдался. Ладно, на два - три он сходит, но потом у него срочное дело! (какое именно, уточнено не было) Готовясь к первому своему вояжу, он сказал денщику чтоб тот тоже собирался, он едет с ним, мол не одному же следователю там отдуваться? Хворостовский как всегда начал отнекиваться, он мол не из дворян, там ему будет не хорошо, он де застесняется, и т.д. На что сыщик посулился спустить с него шкуру, и продать на барабан.
-Собирайся мерзавец, ты едешь! – строго сказал барин.
-Не еду, у меня и костюма нету приличного, не в служебном же сюртуке ездить на вечера! – начал отбрёхиваться бравый подпрапорщик.
-Как нету?! – недоумённо повернулся Иван Силович, и поглядел на денщика.
-Совсем! А зачем мне ваши фраки да модные сюртуки? По гостям куда я, хожу, мне и в моём не плохо.
Бусов проверил гардероб помощника, точно, ничего из того в чём можно было показаться в обществе, там не обитало.
-Ладно шаромыжник. Считай что тебе повезло, но погоди, дай срок, и я тебя приодену! – пригрозил сыщик томясь от того, что придётся ехать и одному отвечать на глупые вопросы. Примерно те же заботы но несколько иного порядка, с недавних пор завелись и у прелестной барышни Светланы Брусникиной, которая теперь скакала с подружками из гостей в гости, и сильно уставала. Согласитесь что это всё же утомительно быть в центре внимания, и одну и туже историю, рассказывать каждый раз по новому, «вспоминая» нечто свежее. Вот наша сарматочка и уставала. Правда в гостях да на вечерах она нет-нет да вертела головой по сторонам, в надежде что увидит Бусова, но тщетно, он от чего-то не являлся, хотя истории о нём не затихали ни на минуту. Вспоминали и военное прошлое, и службу в Москве (откуда только знали?) и в Н-ской губернии, и наконец нынешние дела. Да, историю с бестактностью попа Дионисия и внезапным его покаянием, тоже полоскали, и хотя прямых улик против сыщика не было, мало кто сомневался в том, кто повлиял на решение пастыря раскаяться в содеянном. Но уж схватка у Лесного дома да поединок с главарём грабителей, были самыми обсуждаемыми.
- Разрубил господа! На двое, как кочан капусты-с, я лично в леднике у Музыкалова этот труп видел, это жуть! – бледнея, описывал увиденное один господин.
- Неужели только за то, что он как бы был невежлив со Светланой Брусникиной?- скептически воспросил другой, поминутно прикладывая к глазам лорнет.
-Именно так и было, мне его денщик Хворостовский, в трактире рассказывал! – довольно хмыкнув, ответил один залихватистого вида боевой офицер, бывший слегка навеселе.
-Как же-с господа, но разве за это разрубают на двое?-неуверенно спросил хозяин лорнета, и снова сверкнул линзами.
-А вы проверьте! – буднично предложил офицер, панибратски подмигнув собеседнику – О, вон кстати и милая барышня с подружками пришла – офицер указал бокалом на задорно смеющуюся Светлану, - щебечут о чём-то, ласточки! Вот вы подойдите к ней, и скажите какую-нибудь гадость, а мы посмотрим!
-Зачем же-с господа я стану это делать?- побледнел лорнет, и сконфузясь отошёл, от греха подальше.
В женской же среде, ребром стоял лишь один вопрос: помолвлены ли тайно сыщик и сарматочка, и когда свадьба? Самой барышне такие вопросы задавали всего дважды, и она, вспыхивая от возмущения, пригрозила что если у неё будут такие бестактности спрашивать, то в следующий раз, она вообще ничего никому не расскажет, вот! Угроза так подействовала на женскую половину общества, что напрямую, никто больше Светлану не смущал. Но меж собой, кумушки перебирали все версии отношений барышни и сыщика, какие только могли себе сочинить и напридумать. И наконец в один из дней, в салоне княгини Сажиной, молодой 32-х летней красавицы, чей 67-ми летний муж был лишь бесплатным приложением супруги, раздался возглас удивления и радости, причём возглас женский.
-Ах господа-а! Иван Силыч пришёл! Бусов здесь!
И вправду, это был он, в своём чёрном сюртуке. Поклонившись присутствующим, гость подошёл к группе уже знакомых дворян и офицеров, выпил вина, и успел поговорить что-то порядка 10 минут, как к ним сияя красотой, кораблём подплыла хозяйка салона, княгиня Надежда Михайловна Сажина с веером в руке, и обдав прямо таки сыщика блеском своих тёмно-вишнёвых глаз, взяла его под локоток и бросив мужчинам «Господа, я похищаю у вас Иван Силыча, у меня к нему деловой разговор!» буквально увела Коллежского советника за столик на двоих, который разумеется не пустовал. Едва они сели напротив друг-друга, как княгиня стрельнув очами, чуть подалась вперёд, демонстрируя прекрасное алмазное колье, на ещё более прекрасной груди.
-Иван Силыч, ну вы вовсе игнорируете наше общество и нигде не бываете, я глазам не поверила когда вас тут увидела, отчего вы так нелюдимы?
-Помилуйте, Надежда Михайловна, - начал сыщик, искренне любуясь красивой, статной женщиной, в шикарном платье и хорошо уложенными смоляными волосами – ну вы же слышали какая у меня служба? Я и дома-то редко бываю, прислуга успевает соскучиться, вот сюда, к вам, -выделив «вам» пояснил чуть улыбнувшись сыщик – вырвался, сдал очередное дело в суд, вы верно слышали уже?
-Ой, да уж! – игриво махнула веером княгиня, снова выпячивая вперёд свой вырез с колье – драмматическая история! Неужели это правда что вы, из-за Светланы Брусниткиной, разрубили этого разбойника пополам? – зачарованно прошептала княгиня, помахивая веером.
-Точно так Надежда Михайловна, разрубил! – тоже понижая голос до шёпота, ответил Иван, мысленно уже прикидывая дальнейшие перспективы. Так господа драгуны, наш редут подвергся массированному обстрелу артиллерии, и мощному наступательному натиску. Что предпринять? Сдать ли позиции, или перейти в контратаку и самим ворваться в расположение противной стороны, и овладеть всем, чем только может овладеть храбрый русский драгун в подобной баталии? Да, вопрос сложный, и сражение тоже! Монахом, Иван никогда не был, и к беспросветному воздержанию относился весьма отрицательно, хотя последнее время, волей обстоятельств, он именно его и переносил. Исходя из всего выше изложенного, он пришёл к определённому выводу, что позиции драгун при таких слабых тылах, могут не выдержать, да. Ещё одна-две атаки тёмно-вишнёвых глаз, произведённые при поддержки колье и того что находилось непосредственно под ним, и уже никто не ручался за исход компании!
-За то что он оскорбил вашу барышню?- чуть наигранно, с толикой обиды в голосе спросила княгиня, снова послав глазами очередной залп. Ох драгуны, похоже дело швах, вон какая горячая волна по телу-то пошла, как бы того, пороховой погреб не рванул, тогда беда!
-Поверьте Надежда Михайловна – вводя в бой последние резервы начал Иван – если бы на месте Светланы Дмитриевны были вы, я поступил бы аналогично!
Княгиня аж засияла от этих слов, временно прекратила атаки, и местами даже перешла к обороне.
-Я, так завидую этой девочке Иван Силыч – тихо но томно продолжила княгиня, -пережить рядом с вами такое приключение, за это любая женщина полжизни отдаст!
-Вы преувеличиваете Надежда Михайловна – спокойно ответил Бусов, невольно любуясь собеседницей – там было совсем не уютно и не комфортно, тем более вам, да при вашей красоте, находиться в сыром доме среди трупов, нет, это лишнее!
Контратака прошла успешно, княгиня слегка залившись румянцем отстранилась, и задышав довольно глубоко, начала обмахивать себя веером, и верно баталия на сём бы и завершилась, но Иван не сдержался ( да сколько ж можно-то вообще?) да и зыркнул красавице в лицо так, как он обычно умел это делать! Надежда Михайловна негромко ахнула как от укола иголочкой, на пару секунд задержала взгляд на лице собеседника, потом едва прикрыв глаза шевельнула губами как бы смакуя чего-то, и открыв их, чуть растерянно проговорила.
-Простите… Иван Силыч, что-то накатило, душно тут должно быть!
-Шампанского?- сердобольно предложил Иван, окончательно перехватывая инициативу.
-Да… пожалуй! – отдышавшись прошептала княгиня, принимая от сыщика хрустальный бокал. Себе, Иван как обычно плеснул красного вина. Собеседница осушила весь, и выдохнув заметила.
-Голова чего-то… кругом пошла!
-Такое часто случается! – посочувствовал сыщик.
-Простите Иван Силыч, мне нужно выйти! – княгиня встала, он тоже, поцеловал ей руку и когда она торопливо ушла, с бокалом в руке отошёл в сторону, и стал с боку от камина, наблюдая за публикой. Эх кабы знал наш драгун, кто за ним долгое время наблюдает!
Дело в том, что в этом же салоне, но чуть позже сыщика, появился очаровательный квартет щебетуний Света-Даша, Вера-Наташа, которые тоже всегда были желанными гостями, особливо после последних событий. Светлана довольно быстро свыклась с ролью знаменитости, и уже не чувствовала себя не в своей тарелке на таких приёмах, даже слыша за спиной разный шёпот. Вот и теперь она зайдя в буфет, заказала себе мороженое, и с удовольствием его лопала, одновременно пытаясь сообразить, куда это запропали подружки? А те, как раз и подлетели с боку, все трое, да возбуждённые какие-то, азартные!
-Вот она, а мы её ищем везде! – на одном дыхании выпалила Даша, хватая подругу за руку.
-М-м-мороженое!- пискнула Светлана, но Верочка уже деловито взяла из рук товарки вазочку, и со словами «Успеешь ты со своим мороженным, там такое твориться!» поставив лакомство на стол, увлекла всю компанию туда, где творилось что-то «такое».
-Да что стряслось то?- недоумённо переспросила Светлана, торопливо летя в неизвестность.
-Там… сейчас такое увидишь, ужас! – ахнула Наташа, когда они уже забегали в гостевую залу, но дальше пошли шагом.
-Вон, смотри кто сидит! – заговорщицки прошептала Даша, осторожно ткнув пальчиком в ту сторону, где стояло несколько столиков. Светлана глянула, ахнула, и впрямь увидела ужас! Иван Силович Бусов, сидел за одним столиком с хозяйкой салона, одной из первых красавиц города, княгиней Надеждой Сажиной, и совершенно неприлично, даже более чем дружески, общался! Мысли в голове юной барышни ринулись вперёд обгоняя одна-другую, в забег, как на ипподроме! Да и разговор, и манеры их, явно же интимного характера! А она вообще все приличия позабыла! Так себя вести на людях?! Да это ж кошмарный кошмарище! Да что ж она делает-то, а?! Ну нельзя ж так непристойно свой вырез-то с колье наклонять! Того и гляди что всё вывалиться оттуда прямо в бокалы, тьфу бесстыдница! И глазами-то ну прямо ест его, прям жрёт уже, наверно если б можно было, она прямо тут бы и того… ой боже что за мысли?! А он тоже хорош! Вместо того чтоб встать и гневно уйти, сидит и лыбиться, нравиться наверно что она говорит, аж цветёт весь! Как же, герой дня, разбойника разрубил… Стоп, да между прочим ради неё, ради Светланы разрубил, а не ради какой-то там Сажиной! (И фамилия дурацкая, бе-бе-бе!) Опять наклоняется со своим колье… да чтоб ты пропала, вытащи их уже открыто, тьфу, срам просто! Так, а чего то Иван Силычу так весело?! Ну пусть только попадётся он ей под руку, она ему задаст! Ишь ты! У них значит почитай неделю не был, глаз не кажет, а тут на тебе, пришёл… А женщины здешние, совсем совесть потеряли, да! Ого, а чего это с нами, а? Голова закружилась, ага., вот нечего перед чужими мужчинами своим колье, или кольями трясти, голова тогда не будет кружиться! Это ещё что за политес? Шампанское ей? Сама бы взяла, не царица чай, ишь ты, ах-ах, подурнело сразу. Конечно, так откровенно себя предлагать, это ж никакая голова не выдержит! Ага, себе вина красного, ну это как обычно… Что?! Руку ей целовать ещё?! Всё, это конец! Вот так и рушатся девичьи мечты, и завершается жизнь! И всё будущее, и все грёзы, все планы, и всему конец теперь полный! Чего? Её кто-то зовёт?
-Светланка, ну очнись уже! – это Даша теребила подругу за платьице.
-А, чего?- вздрогнула барышня, и повернула голову.
-Жаль говорю не слышно о чём они говорили! –пожаловалась Даша.
- Зато видно это отлично было! – обидчиво заметила Светлана, и подбирая уже план страшной мести, ( кому, она пока не определилась)
-Вот ведь княгиня-то, и ни стыда ни совести! – подсыпала перцу Верочка.
-Да уж –согласилась Наташа.
-Ну и пусть! – обиженно буркнула Светлана, и снова повернула голову к столику, но там уже никого не было. Так, интересно, а где это мы, а? Ну-ка глянем, ага, вон он, стоит с бокалом у камина! Её наверняка ждёт! Ну уж нет, этого она не позволит!
-Светочка, а он что, её стоит ждёт, да?- переспросила Верочка так, словно была уверена что подружка обязана знать ответ на этот вопрос.
-Нет, я этого не допущу! – возмущённо тряхнула кулачком барышня, и выдохнув, решительно направилась прямо к камину. Ну Иван Силыч, ну берегись! Ну она вас сейчас! Ну сейчас!.. Ну она… Вот она сейчас… Сейчас она… ой…
-День добрый Светлана Дмитриевна, вы как тут очутились?- искренне обрадовался сыщик, увидев приближение распалившейся барышни.
-Я?- уже не таким уверенным голосом переспросила Светлана, лишь только глянув в эти разноцветные будь они не ладны глаза… И все обличительные слова куда-то прочь вылетели как семечная шелуха со стола под порывом ветра, и уже возмущаться не выходит… а совсем наоборот даже.. Ну что она за несчастный такой человек?
-Ну да, вы Светлана Дмитриевна как тут оказались? - повторил свой вопрос сыщик, и добавил о себе- Меня вот начальство уговорило в свет выйти, и правильно, а то совсем мы с Хворостовским одичали на службе-то!
Ничего не правильно это начальство говорило! Нечего тут глазами своими на других женщин зыркать!
-А я тут… с подружками, да вы их верно знаете? – улыбнувшись уже совсем по доброму, ответила Светлана.
-Ну ещё бы! Вон они, стоят смотрят как мы с вами секретничаем! – шутливо заметил сыщик, но Светлана решила что надо перехватить инициативу.
-А вы тут до меня уже с кем-нибудь верно секретничали?- ну попробуй соври только, она тогда…
-Да, секретничал, с хозяйкой салона довольно мило пообщались с четверть часа! – не моргнув глазом ответил сыщик отпивая из бокала.
Что, даже не отрицает? Ладно.
-И о чём если не секрет?- чуть волнуясь спросила барышня.
-Не секрет, нет. О нашем с вами приключении в Лесном доме, и о вашем метком выстреле, благодаря которому, у полицмейстера в тот день отбило охоту мне вопросы задавать!- расплылся в улыбке Иван Силыч, и барышня тоже захихикала. То, что её пуля сбила с головы Горынина шикарную шляпу, надолго стало в Ладове притчей во языцах. Светлана хотела что-то ещё спросить, но в зале появилась княгиня Сажина, заметила их, чуть замерла, сменилась с лица, и развернувшись отошла к группе гостей. Так ей Светлана! правильно! И пусть не подходит! Тут вообще-то занято всё, брысь! А то выставляют своё колье наружу, а потом мужчины у порядочных девушек пропадают!
-Да Светлана Дмитриевна, вы по популярности даже меня обогнали! –приветливо заметил сыщик, видя какое-то гнетущее сомнение на лице девушки. В этот момент, не выдержав томительного ожидания, к ним подскочили подружки Светланы, и защебетав чего-то очень озорное и весёлое, захватили общим потоком сыщика и его милую барышню, и уволоклись всем гуртом в буфет, где и пообщаться можно было приватно, и полакомиться.
Бусов оказавшись в таком цветнике не растерялся, и проявил себя прямо-таки образцом галантности, заказав на всех мороженое, лимонад, фрукты и конфеты. Барышни были прсто в неописуемом восторге, от свалившегося на них счастья. Подружки, перебивая одна другую ( а Светочке так и вообще не давая и слова вставить) завалили сыщика вопросами о его боевом прошлом и храбром настоящем, и на всё он прекрасно и улыбчиво отвечал. Светлана даже стала немного досадовать, что Наташа-Вера-Даша ( последняя особенно!) ну прям таки захватили Ивана Силыча всего себе, и всякими глупостями ему голову забивают. А Дашенька опять начала глазки строить ему, как тогда, на званном вечере (даже вспоминать неприлично!) Ишь ты, «расскажите ей да расскажите!» И те две тоже хороши, налетели, глазищи-то жадные, и даже её, Светлану не стыдятся, кокетничают… Княгиню обличали, а сами-то? Дай им только волю до такого дойдут… что там? Спрашивают куда он ещё собирается в ости? Так, это Даша (лучшая подружка, была!) И Верочка?! А та вообще вон намекает «Что мы обязательно туда к вам придём!» Что это за «Мы?» это она о себе во множественном числе так говорит, или что вообще имеет в виду? Так, тоже под подозрением! Наташа… Что-о-о?! « Не зайдёте ли вы к нам в гостим на вечерок, маменька о вас справлялась!» А-а-а! какие они есть!.. Да это почти государственная измена! Знаем мы чем эти «маменькины вечера» для холостых мужчин заканчиваются, наслышаны! Так, а он? Уклончиво ответил что уже мол обещался в другом месте. Эт в каком это? Так, надо всё это прекращать, пока не зашло чёрт знает куда! ( А казнь предательниц пока отложим!) Светлана громко «уронила» ложку на стол, коварные девочки вздрогнув замолчали, а Бусов наконец перевёл свой ясный взор на барышню Брусникину.
-Ах, какая неловкость, простите – растерянно улыбнулась девушка, и напрямую уже обратилась к сыщику – Иван Силыч, а вы к нам обещались визит сделать, запамятовали?
-Напротив Светлана Дмитриевна, помню! – клятвенно заверил Бусов, глядя абсолютно честными глазами – и как только позволит мне время, я к вам к первым загляну! Честное слово! Ну вы же знаете как мне нравиться бывать у вас? – искренне пояснил собеседник. Светлана слегка подобрела. Ну это ладно, это другой разговор, это правильно, а с подружками, нынче же она серьёзно поговорит! И вообще, нечего их больше к Ивану Силычу близко подпускать! Свои ухажёры у каждой имеются, нечего на чужих бесстыжими глазами хлопать!
Далее Иван Силович взял всё же ситуацию в свои руки, предложил снова всем подняться в гостевую залу, и всей компашкой туда пошли. Там сыщика всё таки затянули в свою среду офицеры, и на сегодня, он окончательно в ней потерялся. Тем не менее, Светочка всё же устроила своим коварным подружкам небольшую головомойку. Они по её словам, вели себя очень бестактно по отношению к ней, перетянув внимание сыщика исключительно на себя, а о ней вовсе позабыли будто её и не было! На что подружки ничуть не смутясь ответствовали, что они так редко Иван Силыча видят, что ничего страшного нет в том, что они чуть-чуть обратили его внимание на себя! На это, пострадавшая сторона заявила, что в таком случае надо всё же вести себя скромнее, и не загребать всего мужчину себе, да не кокетничать с ним прямо на глазах у неё! Подружки ещё немного поспорили, надулись друг нам друга, посидели так пяток минут, а потом остыв опять помирились, и так вообще то это день для них и завершился. Светлана прилетев домой тут же дополнила свои великие «Записки» новыми соображениями, а потом откинувшись в кресле, стала думать. Мысли и предчувствия одна-другой тревожнее, потихоньку-полегоньку, но стали пролезать в прелестную головку.
Следующий день, для следователя Бусова начался как всегда обычно. Облачившись в деловой сюртук и цилиндр, ( который он долго себе подбирал в магазине, и выбрал высокий) взял трость, и в сопровождении Хворостовского, пошёл на службу. Ночь он провёл не очень спокойно, ему снилось декольте княгини Сажиной по переменно с колье и ей самой, в натуральном виде. «Да драгуны – думал он поправляя ладно сидевший, подогнанный точно по фигуре сюртук – похоже ближнего боя не избежать, ладно, пока на всякий случай будем готовиться!»
Пока шли по улице, на глаза попалась афиша, что снова приехал с гастролями выездной театр господина Бриммеля, и нынче уже даёт «пиесу» из жизни древнего Рима.
-Гляньте барин, театр уже шесть дней в Ладове, а мы не слышали! – удивлённо заметил Хворостовский
-А что мне с того театру? Я туда не собираюсь, театру-то мне и на службе хватает! – заметил сыщик, вычитывая зачем-то афишу.
-Ну как же, вон из древнего Рима трагедию покажут!
-Я сильно удивился бы брат Димитрий, если бы они драму из времён Древней Руси показали! – усмехнулся сыщик когда они уже двинулись дальше – А уж этого-то добра я достаточно нагляделся, не тянет!
В Управе, их уже ждало новое дело, очень не хорошее. В 20-ти верстах от города, близ поместья отставного майора кирасирского полка Антона Викторовича Дуганова, была обнаружена убитой, его 20-ти летняя дочь Ольга, девица довольно свободного нрава, часто отлучавшаяся в город, и по слухам, не сильно придерживалась моральных принципов. Взяв с собой ещё и Ефимова, Бусов сразу выехал на место, и примерно часа через два, уже был в поместье, представлявшем из себя хорошую, двух этажную, каменную усадьбу синего цвета, с садом, парком и множеством построек. Отец убитой, седой 62-х летний дворянин, облачённый в старый армейский мундир, встретил гостей понуро, но вежливо. Весь его вид говорил о том, что он хоть и сражён страшной бедой, но к разговору способен, и рассудка не потерял. Бусов сразу же приступил к делу. Для начала, сыщик захотел осмотреть место где нашли тело, и поговорить с теми кто нашёл.
-Да, разумеется, это в полуверсте за парком, в дубовой роще – тихо сказал старик Дуганов, и следователь предложил поехать на их экипаже, помещик не возражал. По дороге начали разговор.
-Во сколько Ольга Антоновна нынче из дому ушла? – спросил Бусов.
-Рано, около восьми, даже не завтракала, села на лошадь и уехала – глухо ответил отец прикрыв глаза и чуть подняв голову – потом, минут может через сорок, лошадь вернулась одна, я послал пару дворовых своих поискать дочку, но сердце уже подсказывало, что беда пришла! – убитым голосом закончил помещик.
-Тело сразу привезли, или за вами послали?
-За мной послали – устало ответил бывший кирасир – сами-то перепугались все, «Барышню убили! Барышню убили!» Я в коляску, и туда. Предвидя вопрос, отвечу сразу, убили, а точнее закололи, её саблей, одним ударом к земле приткнули!
-Саблей? Что-то новое! – слегка удивился Бусов, но дальнейший разговор пришлось прервать, ибо уже приехали.
-Тут зевак лишних не было?- быстро спросил сыщик, спрыгивая на землю.
-Кому тут быть? – вздохнул отец вылезая следом – Перепугались все, да и я не велел… Знаю уж чтоб не топтались на месте убийства, может следы какие будут..
-Наслышаны о наших методах?
-Да, друг юности в столице в полиции служит, да в письмах иногда пишет о своих делах, делиться так сказать секретами – пояснил старик, и указал рукой на молодой, раздвоенный дуб – вон, под дубом она моя дурочка и лежала руки разбросав! – горько зашептал помещик.
-Всем пока остаться на месте, я всё сам осмотрю – велел Бусов, и осторожно, стараясь не задеть чужих следов, подошёл к месту убийства. Хорошо что почва тут сплошной песок с редкой травой, всё видно… Так, большое пятно крови, узкая щель от клинка, надо же, саблей убил… Следы ног, женские, так, рядом следы сапог, кавалерийских, уже что-то. Топтались, не стояли на месте, несколько следов чужих, это уже дворовые, и сам хозяин. Так, ближе к телу, ага, вот они стоят, вот тут она отшатнулась, упор на каблучки, или он её толкнул, упала очевидно навзничь, его чёткий след, сбоку зашёл, и удар! Всё ясно, не ожидала барышня, ясно это…
-Хворостовский, подойди! – позвал он, и в подробностях продиктовал помощнику всё что разузнал, тот скрупулёзно записал. Далее конские следы, но самые обычные, лошадь кованная, подковы стандартные, а лошадь барышни видать вон там на травке паслась, глянем… Да, вон трава примята, выщипы, и куча свежего конского добра. Ну что же, картина примерно ясная. Убитая приехала на свидание, и буквально минут через 10-15-ть всё и случилось. Н-да… дела господин Бусов, ну что же, будем искать. По соседям, по поклонникам-воздыхателям, даже по подругам, отрабатывать будем все следы.
-Так Антон Викторович, тут всё ясно, убийца ждал её здесь, всё заняло не больше четверти часа, нападения она не ожидала, всё случилось внезапно и быстро. Вы сами её с дворовыми забирали-грузили?
-Да, на свою коляску – тихо прошептал старик, и смахнул одинокую слезу – тело не в доме, во флигеле на лежанке…
-Едемте – тихо сказал Бусов, и они сев в коляску, уже чуть быстрее двинулись обратно. По пути, сыщик снова стал задавать старику вопросы.
-Скажите, а жених у Ольги был?
-Нет, ухажёров пруд-пруди было, ездили с цветами. Два раза даже сватались, она отказала. Я поначалу пытался её вразумить, она в гнев «Папенька, я уже взрослая, оставьте меня, я жизни нормальной хочу!» Ну я и рукой махнул, не сечь же её было? Да и поздно уже, выросла…
-И давно она взрослой жизнью жила?
-Да два года почитай, как погостила в губернии у подруги, так мозги на бок и съехали. Да что там, росла без матери, умерла в родах, ну и нахваталась где-то всякого-такого! – нахмурился старик.
-Она одна у вас?
-Нет, есть два сына старших, служат Отечеству! – с тихой гордостью ответил отец.
Ну вот уже и поместье, вот и флигель, вошли всеми. Убитая была облачена в хорошее розовое платье с небольшим вырезом, и белые туфельки испачканные песком. Кровавое пятно на животе уже успело засохнуть. Обычная девица средней привлекательности, полным-полно таких, волосы видимо крашенные в светлый тон, глаза прикрыты, на уголке рта кровь, перстенёк на пальце. Угу, дорогой видать, и цепочка золотая с крестиком, значит не ограбление, что тогда? Ревность? Вполне, от этой дури много народу погибло.
-Антон Викторович, нам придётся забрать тело в город, на медицинское освидетельствование, вы меня понимаете? – осторожно спросил сыщик. Помещик поднял взор.
-Резать будут?
-Да, вскрывать, по закону обязаны, а потом, это иногда помогает найти убийцу! – пояснил Иван.
-Раз по закону надлежит, забирайте! – устало махнул отец.
-Но завтра не позже вечера, её привезут обратно. Вы не волнуйтесь –попросил Бусов. Старик вдруг горестно усмехнулся.
-Да не волнуюсь я господа, долг есть долг, не из за блажи же её доктора полосовать-то будут, и подводу с возницей я дам, пусть всё по закону будет, только – губы старика чуть задрожали – вы найдите его Иван Силыч, просто найдите и всё… Чтоб он никого… не осиротил бы…
-Я найду, я постараюсь – тихо пообещал Бусов, и сказал что следует осмотреть её комнату.
-Да, разумеется, идёмте! – старик жестом указал на дверь. В доме было как-то тихо, всхлипывала женская половина прислуги, угрюмо молчала мужская. Комната Ольги, оказалась как у большинства подобных ей барышень, большая и светлая. Письменный стол с чернильными приборами и канделябром, книжки, бумага. Секретер с ящичками.
-Ольга вела переписку со знакомыми, или нет? – спросил Бусов осматривая бумаги на столе.
-Да, писали ей часто, и она тоже – сказал отец и добавил – любила она это дело, бывало по два-три разом в день получала!-
-Всю переписку что найду, временно вынужден буду изъять!- предупредил сыщик осматривая тетрадь. «Дневник наверно» и добавил- И дневники тоже!
-Да конечно, вам виднее – согласился отец, и сказал – вы господа всё тут осмотрите как нужно, а я выйду, не могу пока тут быть, тошно мне чего-то, я вас внизу, в столовой подожду…
-Хорошо, мы не задержимся.
Тщательный осмотр стола, секретера и книг, дал полицейским в руки 21-но письмо, восемь записочек, и два дневника, или чего-то похожее на дневники. Письма и записки были положены в папку Ефимову, а тетради, в сумку Хворостовскому.
-Ну-с господа, пошли к хозяину! – сказал следователь. Когда они спустились в столовую, там уже всё было готово к обеду. Антон Викторович предложил гостям откушать, и те согласились. Сам хозяин ел мало, а точнее просто закусывал наливку, которую поставил рядом с собой. Ели в основном молча, и лишь один раз, Бусов задал хозяину вопрос за столом.
-Скажите, а вот эти её поклонники, они из соседних поместий, или из Ладова?-
-Всякие были, один даже из губернии приезжал – мрачно ответил старик.
-Кого ни-будь из них знаете?
-Кого вспомню, скажу…
-Хорошо…
После обеда, Бусов попросил собрать всю прислугу, включая приказчика и дворника, таковых набралось восемь человек, их разделили на две партии, одну опрашивал в отдельном кабинете Ефимов, другую сам Иван Силович. Но толком, никто ничего пояснить не смог. Покойная барышня не подпускала прислугу к себе настолько близко, чтобы та могла пронюхать хоть что-нибудь, да и в поместье она порой по неделе не жила в Ладове, у знакомых, или тут, у соседей. Было пара знакомых офицеров, один пехотинец, другой артиллерист ( это показали лакей и дворник) и на том всё. Старик составил список из восьми человек, соседей-помещиков, которые бывали в гостях у них, либо сама Ольга ездила к оным. Жили все довольно близко, не далее 10-15-ти вёрст от Дугановых, ибо как пояснил старик, «Из дальних к нам не ездили, чего им тут, там и побогаче люди живут!» Сыщик попросил подводу для тела. На телегу постелили хорошее одеяло, дворник с лакеем вынесли закоченевший уже труп, аккуратно уложили, и сверху накрыли другим одеялом.
-Пусть пока следует за нами – пояснил Бусов – нам ещё с вашими мужиками потолковать надо, может кто чего видал!
Полицейская пролётка выехала с территории усадьбы первой, за ней, уже очевидно по обыкновению, тряслась телега с телом. В деревне, сыщик приказал старосте собрать народ на разговор, а пока люди собирались, полицейские стали решать как быть: ехать по всем восьми господам теперь же, прямо с телом, или отправить туда кого-то завтра? Поразмыслив, Бусов решил что завтра, Лебеденко, Кургузов, Ефимов и Иванов, верхами, объедут все восемь поместий, расспросят там всё хорошенько, и сразу назад, выехать лучше пораньше, часов в восемь утра. Он же сам с Хворостовским, по шуруют в городе, может что и откопают.
Опрос мужиков был труден, и по началу даже не заладился. Однако когда сыщик прямо с пролётки стал взывать к совести и говорить что за помощь следствию будет награда, а за сокрытие улик строгое наказание, народ загудел. В свою очередь староста тоже зашумел на мирян, и призвал не сволочиться, и сказать их благородию всё как ни есть коли кто чего видел, ить барышню молодую злодейски убили! Последним аргументом было то, что Иван пообещал никого в город не тягать, а всё записать тут. И получилось! Двое мужиков, братья, идя домой с ночного покоса, видели из далека, шагов за сто, «Красного всадника с саблей на боку». А вскорости и крик поднялся, что мол барышню убили! Путём ещё более детального опроса свидетелей, удалось выяснить что речь скорее всего идёт о некоем гусаре. Наградив мужиков к их изумлению серебряным рублём, сыщик дал приказ двигаться в город.
Утром того же дня, барышня Брусникина проснулась с неким тревожным чувством. Ей ни как не давал покоя эпизод воркования Бусова с княгиней Сажиной в её салоне. Что-то подсказывало девушке что одной беседой это не обойдётся, уж больно навязчива была эта Надежда Михайловна, прям берите её тут же и при всех, тьфу! Застыдившись и покраснев от своих собственных мыслей, барышня побежала умываться и приводить себя и мысли в порядок. Никогда она ещё не умывалась с таким наслаждением, надо было хорошенько освежиться, и смыть всё нехорошее, что прилипло за ночь. Ей снилось что господин Бусов, кого-то целует в тумане, но точно не её ( нет, ну не безобразие, а?)
-Присниться тут всякое, а ты думай!- бурчала девушка спускаясь с лестницы, хотя что тут было думать? С её Даром растолковывать сны, ей всё было понятно: он, от долгого одиночества и собачьей службы, может завести недолгую интрижку с некой дамой… И она, Светлана, бессильна что либо сделать! А может так и надо? Может это тоже чья-то доля? Он «по интригует», ( совсем немножечко, пока туман не развеется) и поймёт что лучшей подруги жизни чем Светочка Брусникина, ему не сыскать! Нет, ну что за наглые женщины пошли, а? Ну лезут на готовенькое и всё! Нагадайте себе сами суженного в зеркале, и делайте что хотите! Так, хочешь не хочешь, а придётся советоваться с Олегом, он старый её друг, и подобные вопросы можно решать только с ним, ( Ну не с родителями же? Маменька, та вообще без чувств рухнет, если дочка ей свои потаённые мысли поведает!) Завтрак прошёл обыденно, но правда сестре удалось послать брату пару многозначительных взглядов, означавших «Надо срочно поговорить!» По окончании трапезы, когда все разошлись, барышня пальчиком поманила его за собой.
-Олежек, есть дело!
-Большое?
-Очень, ты можешь задержаться дома и уделить мне часок?
-Могу, у меня не горит, а что, стряслось что-нибудь?
-Пока нет, но может, а может уже и стряслось! – печально заявила Светлана, горестно вздохнув.
-Ну, давай, делись! – нетерпеливо попросил брат.
-Нет, здесь нельзя, пошли ко мне! – заговорщицки зашептала Светлана, делая такие таинственные глаза, что Олег невольно улыбнулся. Пробравшись в опочивальню, собеседники заперли дверь, и уселись на стулья.
-Ну, я весь внимание, пали! – сказал Олег. И Светлана тут же, не пропуская ни единой подробности или улики (да ещё и от себя чуть прибавила) поведала братику обо всех пакостях и подлостях, княгини Сажиной, добавляя при этом каждый раз когда перехлёстывали эмоции.
-Нет, ну это ж куртизанство какое-то! Ну прямо чуть платье с себя не сбросила, чуть до этого оставалось ! Стыда-то нету совсем!
-Страсти-то какие ты рассказываешь! – страдальчески ахнул Олег, борясь с улыбкой.
-Именно! – согласилась Светлана, не заметив сарказма в голосе брата – я едва сдержала себя от возмущенья!
-Так, а что Бусов?
-А что Бусов? Бусов сидел да улыбался – обиженно забурчала барышня – нормальный мужчина на его месте, гневно ушёл бы!- закончила свою мысль девушка, и вопросительно поглядела на брата.
-Светлячок, ты хочешь знать как я к этому отношусь?- чуть улыбнувшись поинтересовался Олег.
-Угу! – кивнула барышня- И ещё совет, что мне делать, и как быть?
-Ясно – вздохнул брат, и начал – ну, вопрос ты задала серьёзный, и отвечать на него тоже надо серьёзно, то есть разговаривать как взрослым людям, так?
-Разумеется, я по этому и позвала тебя!
-Ну тогда ладно… Ты опасаешься, что у Бусова с этой Сажиной интрижка закрутиться, так? – задал первый вопрос Олег, уже без улыбки, а с искренним участием, глядя на разволновавшуюся сестру.
-Ну да… сердце мне вещует что это может случиться, и сон… видела, он в тумане, с женщиной неизвестной целуется, вот и думай!
-А чего тут думать, Света? У вас ведь пока чисто дружеские отношения, да?
-Ну… ну да… он ничего такого не делает! – чуть смутясь ответила она- улыбается только и ручки целует, иногда…
-Ну, руки не ноги, не наказуемо! – улыбнулся Олег.
-Олежек! – ахнула покраснев Светлана – Ну что ты такое говоришь-то?
-Да шучу же я, ладно! Ну а если серьёзно Светлячок, он насколько я знаю уже долгое время один, а при его службе это тяжело. И уж извини, но раз мы говорим как взрослые люди, то мужчине без женщины, долгое время быть просто невозможно, так природа устроила, и если что у них там и будет, я подчёркиваю если, то вряд ли это надолго затянется, или будет бросаться в глаза. Скорее всего, у него с ней всё ограничиться непродолжительным периодом, она же замужем, да и ему эта излишняя романтика тоже ни к чему, так что я думаю паниковать не стоит, перебеситься Иван Силыч, и это лишь на пользу ему пойдёт, да и вообще на будущее, думаю даст ему хороший заряд! Вот Светлана, это если говорить открыто и по взрослому! – вздохнув закончил Олег, и внимательно поглядел на сестру. Та выглядела немного растерянной.
- Олежек, а как же я? – тихо спросила она.
-А что ты?
-Ну как что? Ты же сам говорил что видно как я ему нравлюсь, и что он, ну… -замялась Светлана, не зная как закончить мысль.
-Света, сестрёнка – ласково проговорил брат – разумеется видно, разумеется нравишься! Но ведь можно просто любоваться девушкой, и не решатся сделать первый шаг к серьёзным отношениям по причине того например, что он, с высоты своих лет, всего пережитого, а он Света, видимо много чего видел в жизни,- подметил брат- просто не до конца уверен как в себе, так и в тебе!
-Как это в себе и во мне? – не поняла Светлана.
-Ну обыкновенно, как? – стал разъяснять брат – Вот допустим он тебя любит ( Светлана заулыбалась) но, объясниться или показать это явно, например обнять и поцеловать тебя, не решается, не зная до конца как ты среагируешь на это? Может так быть? Может. Он не соблазнитель и не волокита, таких я знаю и чувствую, да и ты тоже, а значит, он до конца в себе не уверен! Теперь ты. Вот он наверняка заметил твой к себе интерес, это прости Светлана, но только слепому не видно! ( Светочка смущённо засопела) Но это же хорошо! Тебе уже давно пора в кого-нибудь влюбиться, не перебивай и не возражай! Вот, он тебя не знает настолько хорошо как мы, я, и папа с мамой. Может он думать что интерес юной барышни Светланы Брусникиной, к нему, зрелому мужчине, овеянному легендами герою войны, и просто привлекательному человеку, лишь просто девичья влюблённость, которая в нашем несовершенном мире, встречается очень часто? Может. И вот исходя из всего этого, он делает вывод, что торопиться развивать отношения с прекрасной ладовской ведуньей преждевременно, опасаясь что твои чувства улетучатся как дым, и ты какое-то время спустя поняв что ошиблась, ускачешь в объятия молодого соперника. А пережить ему это, особенно после той истории с его женитьбой в Н-ской губернии, будет крайне тяжело, вот по этому…
-Погоди! – неожиданно перебила Светлана недоуменно глядя на брата – О какой ты истории говоришь сейчас? Какая его женитьба?
-Здрасьте вам! – ахнул Олег – А ты что, и вправду ничего не знаешь?
-Нет, да о чём ты вообще? – оторопела барышня растерянно хлопая глазами.
-Хм, да-а уж сарматочка, удивила ты меня! Весь город об этом чуть не месяц гудит, а ты ни сном ни духом? – воскликнул брат.
-Да говорю же тебе нет, от тебя вот первый раз и слышу, расскажи уж тогда! – умоляюще попросила Светлана, удивляясь себе самой, вот тебе и ведунья!
Олег вкратце, но по существу, посвятил Светлану во все подробности неудачной Бусовской женитьбы, вплоть до его самоперевода в Ладовский уезд. Когда он закончил, Светлана сидела с таким ошарашенным видом, словно ей только что сообщили о появлении на небе, второй Луны.
-Вот я балда Олежек! Ничего не знала. Клянусь! Ой мама… А эта, невеста-то его, она совсем что ли дура помешанная? Ка-ак?! Как можно было бросить такого мужчину, и сбежать пёс его знает с кем?! У меня нет просто слов на это… Я просто в изумлении! Ты меня сразил что называется наповал! – обалдело проговорила Светлана, округлив глаза.
-Гм, я думал ты знаешь… Ладно, продолжу. И вот он, после всего этого, имеет, скажи только честно, право усомниться в незыблемости чувств одной молодой, прелестной барышни?
-Наверно имеет – удручённо проговорила Светлана, растерянно глядя на брата.
-Во-о-т!-поднял в верх палец Олег – Он и всего-то тут меньше двух месяцев как вернулся, а ты уже хочешь чтоб он тебе предложение пришёл сделал? Такое конечно встречается, но как правило хорошим, этакие скороспелые союзы, ничем не кончаются!
-Олежек, ну нет конечно, просто я как подумаю что он с ней там может… ну это… -девушка покраснела ещё больше- мне прям дурно делается, и я вся не в своей тарелке нахожусь! Вот как мне это перенести всё?
-Легко и весело сестрёнка! – улыбнулся Олег – Ты ему нравишься? Нравишься! Но пока, надо чуть обождать, дать чувствам окрепнуть, он же не торопиться флиртовать с тобой? Нет, а это значит что пока он в себе и в тебе окончательно не увериться, спешить не надо, и если суждено вам быть вместе, будете непременно! Я думаю что ближайшие два - три месяца всё решат в вашей судьбе, только ты не очень подгоняй события!
-Ну я не знаю – заговорила Светлана – ну что, взять и уступить этой? – вспыхнула девушка всплеснув руками.
-Ну дай ему время разобраться в себе! – попросил Олег, и вздохнув добавил – Одиночество в его возрасте, опасная штука сестрёнка, он же не может заглядывать в будущее, и не знает что и где его ждёт, при такой-то службе? Ну если даже у него что-то и будет с этой Сажиной, ну… Позволь ему это, не поднимай волны, ты молоденькая, вон какая хорошенькая у нас получилась! ( девушка снова заулыбалась) А он, он уже почитай полжизни прожил, и совсем думаю не весело, так что оставь всё как есть, положись на судьбу, и я думаю всё образуется, хорошо?
-Я попробую – робко ответила Светлана.
-Попробуй! – сказал брат вставая, - И если что, спрашивай совета, я всегда помогу, ну, до вечера! Не скучай тут, и не дури! Пока!
-До вечера! – Светлана проводила брата, и села поразмыслить. Да, он конечно практически во всём прав, но как тяжело будет ей всё это принять, перетерпеть и пережить? Хотя даже сама мысль что Бусов может с этой княгиней… Как же ей бедняжке-Светочке, тяжело! Он не определился, он не уверен! Ну она-то определилась, она-то уверена, да, она это твёрдо знает! Значит сидеть и ждать? Ой, а вдруг Иван так увлечётся, что совсем забудет о ней, о Светлане? Да нет, этого просто не может быть, да и не допустит она этого! А… как не допустить? Не лететь же со всех ног к сыщику, не кидаться на шею и вопить как полоумная «Нет, только не к ней! Не к княгине!» Ну вот ведь положение, а? Вот ведь безвыходность! Ну почему, почему он не сжёг все мосты, и не поцеловал её ни разу, не обнял так чтоб голова её кругом пошла? Она бы не сопротивлялась, да.. Мало того, она и первая его поцеловать могла ( хоть это и неприлично, но когда всё в страшной опасности, тут уж не до светских приличий!)Вот только возможности этой у неё не было, видятся они редко, да и то на людях, а там не расцелуешься! Вот беда-то! Стоп, а что если она сделает так, чтоб поцелуй всё же состоялся? План хорош, но как его осуществить? Эх, тут и Дар бессилен, думать надо… ну не писать же ему прошение в Управу «Иван Силыч, будьте так любезны, поцелуйте меня в губки по жарче!» Стоп, а ведь это идея! Только не прошение, а записочку о тайном свидании где-нибудь в парке, погулять она может, дома не против когда она выходит воздухом подышать.
Теперь она должна подумать как правильно составить текст записки, чтоб сыщик, не заметил подвоха. «Угу, вот смеху-то будет если написать ему «Господин Бусов, приходите скорее в парк, нужно чтоб вы срочно меня поцеловали!» Светлану неожиданно разобрал смех, и она язвительно захихикала, это означало что к барышне вернулось хорошее настроение, и она опять взяла себя в руки, и теперь готова немножко по проказничать…
Пока суть да дело, в город вернулись уже после трёх дня пополудни, и сразу же завернули к доктору Музыкалову. Санитары отнесли тело в покойницкую, мужик-возница получил свою монету и уехал. Аристарх Петрович не очень удивился характеру раны.
-Хм, так убийца офицер? – поправив очки, спросил он, по ходу осматривая тело.
-Возможно, или работает под офицера – мрачно ответил Бусов, размышляя о чём-то своём.
-Так, а это что? – доктор вытащил из-за лифа сложенную в четверо бумажку – Записка? –и протянул сыщику. Тот быстро взял и прочитал. «Жду в четверть девятого, на нашем месте, Анри». Почерк ровный, хороший.
-Н-да господа, похоже это наш убийца писал! – предположил Иван Силыч протягивая записку Ефимову чтоб тот положил её в папку – Но вот кто её передал покойной? Батюшка ейный не говорил про послание, просто сказал что рано уехала, или не заметил курьера?
-Иван Силыч – подал голос врач – очень часто, барышни пользуются для связей с кавалерами тайниками. Ну там дупла деревьев, пасти львов каменных, вазы уличные с цветами, так чтоб не бросалось в глаза, понимаете меня?
-Да, разумеется я это знаю, и скорее всего так оно и было, гусар этот записку в тайник положил рано утром, барышня очевидно каждый день проверяла, ну и нашла.
-Гусар? Почему гусар?-переспросил доктор.
-Мужики видели спустя полчаса как убита она была, красного всадника при сабле, ну по описанию на гусара смахивал! – пояснил сыщик.
-Хм, любопытно, а вы знаете Иван Силыч, я тут вспомнил. Год назад и почти в эту же пору, в конце правда мая начале июня, были убиты в течении недели две девушки, порядка 15-ти, или около того вёрст от города. Да вы в Управе лучше узнайте, тут тогда следователем был некто Окулов, так, ни рыба ни мясо, повесил всё на каких-то двух мужиков, которых как раз за убийство своего третьего товарища, городовые взяли, тем всё и кончилось! – разочарованно сообщил доктор. Лицо Ивана сделалось озабоченным.
-Так Аристарх Петрович, орудие убийства?- быстро спросил он.
-Так сабля любезный Иван Силыч, в том-то всё и дело! – сокрушённо пояснил врач – Я и в заключении это же написал, да кому оно нужно-то было там? Так, шаблонщики! - махнул рукой врач – Наверное хотели побыстрее дело закрыть, чтоб мол праздника горожанам не портить!
- Праздника? Что за праздник?
-Так разъездной театр Бриммеля к тому времени как первое убийство свершилось, уже неделю у нас гастролировал, потом дней через пять-шесть, второе случилось, ну и… -врач развёл руками.
-А что, этот театр часто к нам ездит? –спросил Иван, что-то соображая себе.
-Ну так четвёртый год подряд, в мае-июне у нас бывают, для ладовцев это событие же! Свой-то и у нас есть, но вы ж понимаете, свежие люди всегда интереснее!
-Спасибо доктор, вы меня немного удивили! – сказал Иван, и попросив если можно поскорее провести экспертизу, спешно покинул больницу. По дороге в Управу, Бусов поинтересовался у Ефимова почему он ничего не вспомнил о прошлогодних убийствах? Тот смущённо заявил что запамятовал, да и к делу тогда ни он, ни другие из теперешней команды привлечены не были, ну за хлопотами и позабыл о том.
-Ладно, попросим у полицмейстера это старое дело – хмуро сказал сыщик, - поднимем да поглядим что там господин Окулов нарыл!
В Управе, сыщик сразу же заглянул к Василию Петровичу, и к своему удивлению, тот уже приготовил для него взятое из архива дело о прошлогодних убийствах.
-Уже немного вас зная Иван Силыч, я распорядился доставить мне дело, думая что вы захотите на него взглянуть – хмуро пояснил полицмейстер, протягивая Бусову тонюсенькую серую папку.
-Хм, не шибко большое дело! – грустно пошутил тот, принимая папку.
-Ну, уж какое есть! – развёл руками Горынин – Тут следователь до вас был, так, одно название, Окулов, ну и не обременял себя излишними поисками-то!
- Да знаю, посадил за это двух мужиков что убили третьего, мол до кучи, слышал уже от Музыкалова – мрачно заметил Бусов- но почему никого не смутило орудие убийства, сабля? У мужиков вроде сабель-то не водиться?-
-Ну вот не смутило! – развёл руками полицмейстер – Не мне же было бегать по городу, да ловить злодея?
-Разумеется не вам!- заметил Бусов, и сказав что внимательно всё изучит, вернулся к себе. Сев за стол, Иван Силович приказал Ефимову чтоб тот послал людей на все городские заставы, пусть они узнают, не проезжал ли через них с утра и до сего часу, красный гусар? Если нет, то пусть к вечеру пришлют курьеров, не был ли этот гусар у них позже, то есть в течении дня? Записки, если его не будет на месте, оставить у дежурного. Ефимов кивнул и вышел, а сыщик спросил у денщика.
-Ну, Хворостовский, что ты думаешь об всём этом?
-Понятия не имею! – честно ответил денщик – если б одну убили, ну тогда дело ясное, или ревность, или жениться требовала!
-А коли ни то ни другое? –намекнул сыщик.
-Не знаю что и думать –последовал ответ.
-Ладно, поглядим сначала дело, потом письма покойной – решил Иван Силович, и углубился в чтение. Хотя, сказать что он «углубился» было бы слишком резким выражением, потому как дело насчитывало всего 17-ть страничек! Одну убитую звали Татьяна Мануйлова 20-ти лет, не замужем, поведения достойного, единственная дочь своих родителей, небогатых дворян, проживавших в своём имении в десяти верстах от города. Убита была в роще, что в двух верстах от дома, тело нашли вечером. Никто ничего не видел, родители ничего не знают. Точка. Вторую погибшую звали Александра Обручева, 19-ти лет, поведения обычного, но любившая бывать в обществе, имела много поклонников ( имён нет) собиралась замуж ( за кого неизвестно) родители тоже ничего не знали. Жила в восьми верстах от города. Так, вот, вроде есть! Один свидетель в день гибели Александры Обручевой, видел недалеко от места трагедии ( убита девушка была в лесочке, в одной версте от дома) всадника на светлой лошади. Описание всадника не было. Свидетеля звали Гнутов Александр Данилыч, 55-ти лет, отставной уланский капитан, помещик средней руки, сосед Обручевых, пришедший к ним домой на другой день после трагедии, и там заставший следователя Окулова. Всё, других сведений не было, кроме протокола задержания и допроса двоих подозреваемых, которые потом и «сознались под тяжестью улик».
-Ну-с, с этим всё ясно, хотя брат Митя, всадника некий помещик видел, сегодня же съезжу к нему и к родителям убитых, думаю там найти чего-нибудь интересное!
-Вы один поедете?- спросил Хворостовский?
-Да, ты тут побудь, мало ли что! – сказал сыщик вставая и идя к двери – Будет кто спрашивать, скажи работаю по делу!
-Слушаюсь… А вы письма хотели разобрать, Иван Силыч!- поспешно напомнил денщик.
-Успею, свидетели важнее, приеду-разберусь!- заметил Иван надевая цилиндр. Вначале заехал к Мануйловым, но там было глухо как в склепе. Родители напоминали даже не помещиков, а каких-то напяливших на себя барские тряпки, мужика и бабу. Ничего-то они не знали, знакомых дочери в глаза не видели, точнее не запомнили «Много приятелей было» писем у дочки не нашлось «Всё по ненужности пожгли» (Полудурки!) книги читала, но после похорон, их «по людям все и раздали». Ноль во всех смыслах. Съездил на место гибели, походил там меж деревьев, подумал. Ощутил нечто, послушал ветер, да, зло тут где-то, и не далеко! В общей сложности на Мануйловых ушло не более часа.
А вот у Обручевых, дело пошло лучше, если так можно выразиться. Дом их был одноэтажным, деревянным строением, хотя и большим. Печальные родители, люди ещё далеко не старые, обоим было лишь слегка за 40, ( так подумал сначала Иван Силович) приветливо насколько это можно было ожидать встретили полицейского, и проводили в дом. Говорила в основном мать покойной, Лидия Сергевна, потому как дочка делилась с ней своими секретами. О прошлогоднем следователе Окулове, оба говорили с негодованием.
-Пяти минут он тут не был! – пояснил отец, рано поседевший человек, Семён Ефимович – чуть не в передней опросил нас наскоро, и был таков! После уж узнали что каких-то бродяг взяли да схватили, да кто ж им поверит-та? Я вот услышал про новое убийство, и думаю что одних это рук дело, одного злодея деяние!
Чуть погодя, Бусов выяснил что у Александры, Сашеньки, как называли её родители, в прошлом году, в конце мая, объявился жених, она была очень рада, собиралась даже познакомить их с ним. Но в день когда уже готовилась его принять, получила письмо, принёс кто-то, оделась спешно, ушла и всё, живой её больше не видели…
-Не гусара ли она называла?- спросил сыщик.
-Да –тихо сказал отец – один раз радостью поделилась, что мол «Папенька, меня красавец-гусар полюбил!» Но имени не называла, боялась сглазить!
-Но ведь гусаров тут с 12-го года не было, отставные не в счёт! – заметил Бусов.-
-Да – согласился Семён Ефимович – и я подумал, откуда тут молодому гусару быть? Разве приезжий только?
-Может быть – тихо проговорил Иван, у которого сильно колотилось сердце от предчувствия удачи. Затем он попросил разрешение осмотреть комнату покойной, и разрешение получил. Сразу же справился о переписке дочери, и к счастью оказалось что письма есть, примерно дюжина, и дневник, она вела его с 16-ти лет, но не регулярно, а под настроение. Светёлка несчастной Сашеньки оказалась средних размеров , но уютная и чистая, обычная хорошая комната опрятной и приятной барышни. Письма, были аккуратно перевязаны красной ленточкой, и лежали в резной деревянной шкатулке.
-Это я их так уложила, чтоб не растерялись!- сказала матушка, утирая платком скупые слёзы.
-Их вам вернут после дела! – пообещал сыщик, а затем попросил показать дневник. Обычная толстая тетрадь зелёного цвета в линеечку. Да, почитаем.
-Простите, но его я тоже возьму на время, так нужно для следствия!- пояснил Бусов.
-Берите конечно, лишь бы толк был! – согласился отец. Осмотрев книги, Бусов нашёл в одной из них, в «Занимательной географии» небольшое письмецо за подписью «Анри». Неужели?! Он? Опять?
-Ещё письмо?- обеспокоенно спросила мать – А мы книжки-то с тобой Семён и не глядели! – повернулась она к мужу.
-Да, от некоего Анри, не слышали такого? – надеясь спросил сыщик.
-Нет, первый раз вот слышим, и она так никого не звала с роду, нет, не было таких!-уверенно заявила матушка. На прощание, Бусов расспросил как лучше добраться до усадьбы Гнутова Александр Данилыча. Получив разъяснение, он уже хотел было уйти, но у входа его остановил не надолго хозяин.
-Иван Силыч – тихо сказал он, скорбно глядя на сыщика – я… мы с женой о вас слышали, тут слухи быстро долетают. Вы… вы просто найдите того душегуба… кем бы он ни был… я, в глаза ему хочу поглядеть… Глянуть хочу… человек ли это вообще, или – Обручев замялся.
-Сергей Семёныч, и вы, Лидия Сергевна, - устало начал следователь – клясться вам не буду. Я не бог, но, сделаю всё чтоб найти убийцу и покарать, держитесь тут, честь имею! – и вышел.
…Отставного улана, Гнутова Александр Данилыча, дома не оказалось, прислуга сказала что он как обычно ушёл в пешую прогулку, но скоро должен быть. Сыщик спросил где он гуляет ( подумав про себя что понятие «скоро должен быть» весьма растяжимое) Ему растолковали что ходит он по одному пути: из усадьбы по садовой дорожке до лесочка, а там огибая старую часовню, по накатанной тропе и обратно. Расспросив подробно как выглядит барин и во что одет, Бусов сразу же поехал ему навстречу, и через примерно полверсты, встретил искомого свидетеля. Отставной улан очень удивился что его по старому делу навестила полиция, но когда услышал что не только по старому но и по новому, охотно согласился всё повторить.
-Только если вас не затруднит, пройдёмте пешком, я каждый день почитай так гуляю, и для здоровья полезно, и вообще!
-Охотно! – Иван соскочил на землю, и велев кучеру следовать шагом, стал слушать. Александр Данилыч рассказал не многое, но внёс почти решающий вклад в дело, применив свою наблюдательность. В день гибели Саши Обручевой, он видел шагах в 30-ти от себя, как из лесочка выехал красный гусар, глянул на него недобро, и ускакал.
-Молодой, лет до 30-ти, не более. Лицо вроде породистое, не приметное, как у многих мужчин молодых – пояснил отставной капитан, идя рядом с сыщиком – Да, чернявый, это я запомнил, и ещё одна деталь господин Бусов, я её ещё год назад говорил, тому, забыл как бишь его… неважно, следователю, но он похоже не заинтересовался этим…
-Да, он вообще провёл дело кое-как, спасибо хоть вас упомянул, а то бы и не нашли! – усмехнулся Иван Силович.
-Да! – согласился бывший улан, и сказал что было в облике этого гусара что-то фальшивое, не настоящее!
-В каком смысле? –переспросил Бусов.
-Как вам сказать? Вот я уланом был, и с гусарами бок о бок долго служил, и повадки их все знаю хорошо, и одежду-мундиры все знаю, про всё могу сказать, поставь ты мне тут любого гусара. Но этот –свидетель поднял палец – бьюсь об заклад, ряженый гусар, не натуральный!
-Что, одет с чужого плеча?
-Нет, другое! Мундир у него карнавальный какой-то, опереточный я бы даже сказал, как на заказ сшитый, не казённый вообще пошив!
-Я вас понял – соображая что-то в себе, проговорил Иван, и переспросил – то есть вы думаете, что некто, сшил себе гусарский мундир у портного или в ателье не заботясь о деталях одежды, и теперь разъезжает?
-Именно, так примерно я и думаю! – улыбнулся Гнутов – Да и потом, с 12-го года у нас тут гусары не стояли, казаки есть знаю, а этих нету! Разве отставные только, но этот красный, не из отставных, поддельный он, ряженый!
- Благодарю вас Александр Данилыч, вы нам несказанно помогли! – искренне проговорил Иван Силович, и добавил что коли господин Гнутов понадобиться, его могут вызвать, а то и пришлют за ним экипаж, если он пожелает.
- Приеду сам и с радостью! – уверил уланский капитан, и предложил сыщику отобедать, но Бусов искренне извинился, и сославшись на неотложные дела, ( что было правдой) полетел на всех парусах в город, в Управу, его захватила одна мысль.
В город, Бусов вернулся уже в начале шестого, велел Хворостовскому заварить чаю, и сев за стол, стал работать с письмами и записками, на что ушло не более полутора часов. Из 21-го письма и записок обнаруженных у покойной Ольги Дугановой, от таинственного Анри было лишь одно письмо, и две записки, ( вместе с найденной доктором) В письмах, Анри заливался соловьём, грозил отдать своё гусарское сердце воронам, на что Иван пробормотав что «При случае я вам господин Анри в этом посодействую» продолжил. Обратного адреса на конверте от Анри не было, значит либо специально не написал, либо постоянного не имеет. Понять из его писанины где он и по какой части служит было сложно, единственное на что обратил внимание сыщик, было мимоходное упоминание Анри, что его «Душа поэта тоскует по музам любви», которое наводило на мысль что он, возможно имеет отношение к литераторам, или что-то в этом роде.
Из 12-ти писем убитой год назад Саши Обручевой, от Анри было одно, и тоже полное туманного вздора, и лишь в самом конце была приписка что он "Не дождётся часа когда свяжет себя узами Гименея», то есть брачными.
-Вот значит что это за жених- проговорил Иван, и развернул записку найденную у Саши в книге. Так, а это уже было приглашение на свидание «На нашем месте, в 10-ть утра». Даты нет… и последняя это записка или нет, не ясно пока. Но то, что именно такой цидулькой девушку выманили на смерть, было яснее ясного. Иван сразу отложил послание Анри в сторону, а прочие убрал в стол, чтоб завтра вернуть самому или с оказией. Глядя на письма убийцы, ( а он уже был практически в этом убеждён) Иван неожиданно высказал мысли в слух.
-Я найду тебя нелюдь, я тебя найду!
-Зацепил чего, барин? – спросил Хворостовский.
-Да похоже Митя, похоже – задумчиво проговорил он – хотя лишь только кончик. Вот какое по твоему имя, может скрываться за псевдонимом Анри?
Хворостовский пожал плечами.
-Понятия не имею!
-И я в затруднении, да, сходи-ка узнай что там по городским заставам насчёт красного гусара? Я велел узнать, да вот забыл…
-А! – вскочил сам денщик – Так не надо идти, мне уже сообщили, не было ни красного, ни каких гусаров вообще!
-Ясно, шанс не велик был, и не наш, ладно! – вздохнул Бусов, и хотел было начать изучение дневников ( двух Ольгиных и одного Сашиного) но тут постучавшись вошёл дежурный с виноватым видом, протянув маленький конверт со словами.
-Виноват ваше высокоблагородие, часа в два принесли, вас не было, а потом я запамятовал, задержанных оформляли!
-Ладно, ступай! – хмуро бросил сыщик, принимая депешу. Так, женский почерк, « Ивану Силычу Бусову» - интересно, кто бы это? – распечатал, и обомлел. Светлана! Вот это новости… Барышня приглашала его на свидание в парк, сегодня в 15-00. Ах ты чёрт! И дежурный не при чём почти, в шестом часу приехали, да и служба. Хотя, получи он послание во время, сбежал бы сразу! Ведь она теперь обидеться, время восемь вечера почти уже… «Послать что ль Хворостовского с извинениями? А, нет, что я, маленький? И самому ехать не надо, рановато, дней пять выждем, да и дело сложное. А увидеться надо, интересно, что она хотела мне сказать? Что за пирожки с пистолетами на этот раз? Завтра выясню, простите Светлана Дмитриевна, дела!». Бусов снова хотел было заняться дневниками, но сама судьба уже готовила ему возможность заняться сегодня изучением таинств иного рода… Едва он открыл первую тетрадь, вошедший дежурный сообщил что к нему опять курьер с посланием.
-Проси – напрягся сыщик, прикидывая что это, по делу, или прелестные проклятия от юной очаровательной барышни, не дождавшейся его в парке? Вошёл мальчуган лет 11-ти, и протянул небольшой зелёный конверт пахнущий духами. «Та-ак, что-то новое, «. Сунув гонцу двугривенный, сыщик прочитал. «Бусову И.С. в Управу благочиния»
-Хм, кажись официальное послание! – прокомментировал сыщик, осторожно распечатывая конверт. Это хорошо что письмо запечатано, он терпеть не мог некоторые аристократические манеры, передавать письма в не заклеенных конвертах. Передадут такое, а потом изумляются что все их тайны наружу вылезли, как голый срам из худых портков. Письмо, а точнее приглашение на свидание сегодня в 22-00, в гостинице «Парадиз» на втором этаже, в 14-ом нумере, было от княгини Надежды Сажиной. Там она буквально умоляла сыщика прийти к ней, и «Как только женщина может просить мужчину, я прошу Вас, Иван, не отказывать мне, буду ждать Вас с нетерпением и надеждой». Гм, вот вам и готовый каламбур, с надеждой от Надежды. Ух ты-ы… пока сыщик читал, он почувствовал как внезапно, по телу прокатилась лёгкая волна сладкой истомы. Н-да-а-а.. Четыре месяца вынужденного воздержания, делали своё чёрное дело, похоже оборона драгун не выдержала натиска, и теперь придётся идти сдаваться в сладкий плен. Да, отказывать женщинам в таких случаях опасно, отказывать красивым , знатным и богатым, опаснее в двойне, а в тройне опасно отказывать, когда ты и сам не прочь заглянуть в будуар. Слава богу что пока ничего серьёзного со Светланой не завертелось, а в тайне хотелось, но, всему своё время! А вот если бы были поцелуи да объятия с объяснениями, тогда беда! Тогда что делать-то было б, драгуны? С одной стороны очаровательное создание, которое даже расстраивать-то грех, не то что обижать, он не посмел бы никогда. А с другой влиятельная, охочая до горячих ласк, и видимо обуреваемая неуёмными страстями, светская львица, но чертовски красивая! Если одна просто может выкинуть какой-нибудь такой номер, что никакая алхимия и пирожки с пистолетами рядом не станут, то другая от гневавозможно превратиться в будущем в такого врага, что не дай господь. И что бы он тогда делал? Куда б подался? И там и там страшная-страсть, положение сложилось бы по хлеще чем в ущелье Духов. Но, на настоящий момент он свободный человек, и если соблюдать законы конспирации, то всё можно скрыть даже в таком маленьком городе как Ладов. А может не идти? Нет, что это, отступить? Драгуны умирают но не сдаются! Мы и не из таких окружений выходили! И в конце-концов, если говорить серьёзно, то это одиночество пополам с собачьей работой, уже допекло его так, что надо что-то делать… Ну не юных же мечтательниц соблазнять господа, нет, там если когда что и будет, то только
всерьёз, только до конца! А прямо здесь и сейчас, нужно как раз что-нибудь совсем не серьёзное.
Пробовал читать дневник, какое там, все мысли мимо головы летят! Да, запустили вы себя господин Коллежский советник, совсем запустили, вон как всё далеко зашло-то! Нет, эту «святую» жизнь надо заканчивать, а то так до беды недалеко, засветиться круг воле башки, и всё, пожалуйте в жёлтый дом! Да господа, он решил, идём! Раз приглашает такая дама как княгиня Надежда Сажина, то надо идти, только аккуратно. Иван сложил дневники вместе.
-Хворостовский, давай-ка помаленьку собирайся домой…
-Так рано? Иван Силыч, что-то стряслось? В письме что-то?
-Да в письме всё то брат Димитрий, просто устал я чего-то, а тут ещё поздно вечером одно дело предстоит, так что подготовиться надо. Ты эти дневники возьми домой, я может сегодня ночью, либо днём завтра посижу с ними, вдруг разгадка этого Анри, там?
Но сразу уйти не получилось. Пришло заключение от доктора Музыкалова, где говорилось что погибшая Ольга Дуганова, беременна не была, умерла сразу, и прочее, и прочее. Ничего необычного, скупо и предельно точно. Ясно, заключение пошло в дело. Ну а теперь можно и собираться потихоньку. И времени впереди уйма, а работать уже не тянет сегодня, вот не тянет и всё тут! Определённо надо отвлечься…
Барышня Брусникина была в гневе! Да, она страшно рассержена и возмущена! Мало того что она прождала Бусова целых полчаса, хотя пришла ровно в три ( а ведь это ей, девушке, положено опаздывать, и то она не позволила себе) Мало того что он не явился, так не соизволил даже извиниться прийти. Конечно, зачем ему приходить, у него там небось иные интересы, знаем мы! Ну Иван Силыч, ну всё! Месть её будет ужасной! Правда она не придумала какой, но это пара пустяков, такое придумает, что ого-го-го!
Так, или примерно так, рассуждала наша прелестница сидя у себя в комнате, и изливая своё горе «Запискам». Она всё в них написала, да! Какой он чёрствый, нахальный, невнимательный, плохо воспитанный, нетактичный, ( Не прийти к девушке на свидание!) и вообще, если совсем честно приглядеться, не такой уж он и симпатичный, вот! И пусть не таращит свои разноцветные глазищи бесстыжие, она на это больше не польститься, да! Пусть вон, с кем хочет таращиться, ишь ты! Она так приоделась, причёску сделала, да она даже если хотите знать, вообще собиралась за рамки всяких приличий выйти, улучить момент, и… Поцеловать его! Да, он бы точно тогда не отвертелся, она чувствует, вот. А сейчас, а сейчас она просто не знает что с ним сделает когда увидит!
Светлана то сидела, то вскакивала и ходила по комнате закусив пальчик, придумывая способы жестоких кар для «нетактичного» сыщика. Но никакие лютости в голову не приходили, нет, абсолютно… Мало того, туда лезли слова Олега о том, что надо дать Бусову время, и тогда всё станет ясно. Но так просто, она успокоиться не могла, и промаялась до шестити часов, когда наконец закрыв свою лавочку, пришёл Олег. Словно чего-то почувствовав, он сам поднялся к сестре, чему та была безмерно рада.
-Олег, ты мне срочно необходим! – твёрдым голосом сообщила сестричка, и рассказала ему о своей беде – Я, полчаса прождала, а он так и не появился, нет, каково это, а? – уперев руки в бока вопросила она, трагически глядя на брата. Тот спокойно указал рукой на стул, присядь мол, и спросил.
-Ты, на три часа, назначила встречу?
-Да, а записку мальчик в два даже отнёс, по раньше!
-А почему ты решила, что он её получил?
-Как, мне мальчик сам сказал что отдал дежурному!
-Вот!- Олег торжествующе поднял палец в верх – Дежурному… А что сие означает?
-И что же сие означает?- стараясь съехидничать начала было Светлана, но тут же оказалась ошеломлена до обидного просто.
-Это означает что Бусова на месте не было, когда ты свой ультиматум ему передавала, иначе малец из рук в руки передал бы, как полагается, вот!
Светлана сглотнула ком в горле. Вот ведь дела-а-а… А она про это даже не подумала!
-А кстати, ты зачем хотела встретиться-то с ним? – лукаво улыбнулся Олег. Светлана решила отбиваться.
-И вовсе не за тем, за чем ты подумал!
-А за чем я подумал?
-Ну Олежек, прекрати!
-Ну в самом деле зачем? Чего хотела-то?
-Сама не знаю – соврала барышня – Просто поговорить хотела. Ты правда думаешь он не получал?
-К обозначенному сроку нет, но теперь-то конечно он в курсе!- уверенно сказал Олег.
-А почему к нам не пришёл выяснить, неужели ему не интересно зачем я его звала? – не сдавалась барышня.
-Ты знаешь Светлячок – серьёзным голосом начал вдруг брат – я думаю он прямо весь горит от нетерпения узнать, «И зачем же эт яво звали-то?» - переходя на дурашливый тон, запричитал вдруг он – и сгорит непременно, если останется в неведении!
-А ну тебя в баню!- хотев возмутиться хмыкнула вдруг Светлана, и уже откровенно хохотнула.
-Придёт Светлячок, придёт он в своё время, не бойся и не бушуй! – уже обычным голосом заметил Олег подмигнув сестрёнке, на что та, положив голову ему на плечо, тихо вздохнула.
-Может ты и прав, не буду больше…

Х Х Х

Прислуга на квартире была немало удивлена тому, что барин заявился домой необычайно рано, аж в восемь часов вечера, чего ещё никогда не было. Бусов велел дворнику Прокопу чтоб тот протопил баню, на что дворник довольно заметил что «Тама уже всегда в печке дрова лежат, только поджечь, и вода в котле всегда наготове!».
-Молодец ты братец!- бросил ему сыщик заходя в дом. Подкрепились чем бог послал, попили чаю, поймав на себе озабоченный взгляд горничной, затем зайдя в комнату, Иван велел денщику .
-Давай-ка брат Хворостовский, похлещи меня веничком, косточки пропарь!
-Да похлещу, а вы чего-то сегодня так тщательно парится решили?-осведомился денщик – вроде раньше вы обычным помытием обходились!
-А для чего Митя в банях парятся – философски заговорил Иван, попутно собирая узел – для пользы здоровья, и отдохновения души! Просто ныне мы раньше пришли, вот я и подумал, а почему бы не пропарить старые свои косточки? Ты кстати тоже иди, собирайся, знаешь ведь что я ждать не люблю!
-Знаю уж, иду!- вздохнул Хворостовский, выходя из помещения. Иван не надолго задумался. Да идти нужно, и она ждёт, и самому уже охота. Главное соблюдать конспирацию. В гостинице этой он был всего один раз, узнать его там в сюртуке не смогут, по крайней мере на первых порах. ( А то что «боевые действия» будут, бравый драгун даже не сомневался!) Размышления его были прерваны появлением Катерины, которая сообщила барину что баня готова, и он может идти.
-Хорошо Катя, спасибо, сей момент иду, ступай!
-Барин… а вам после бани ничего не приготовить?- смущённо спросила горничная.
-После бани-то? – замер на секунду Бусов глядя на девушку – Ну приготовь чайку, попьём с «господином» Хворостовским!- улыбнулся сыщик.
-Угу!-радостно ответила горничная, и тихонько вышла.
Хворостовский собрался быстро, по-военному. Парок оказался хорош, веники тоже добрые, выпарил денщик своего товарища на славу, сам потом подвергся хлестанию, тоже дури много сошло. Отдохнули в предбаннике, жадно попили вкусного, крепко сваренного Тихоновной квасу, и ещё сходив пару раз попариться, в девять вечера, бодрые, довольные да благоухающие, вернулись в дом, где их уже ждал пузатый самовар-орденоносец, и румяные пышки с земляничным вареньем… С удовольствием насладились чаем и выпечкой ( Иван правда особо наедаться не стал, так, чтоб в меру) Затем Бусов не торопясь стал бриться, почистил зубы и облачился в чистое бельё, сверху надел рабочий сюртук ( совсем даже приличный) трость решил не брать, и нацепив цилиндр, не на долго задержался перед зеркалом. Тихо вошёл денщик.
-Опять без стука?-обычным голосом спросил барин, поправляя чёрный шёлковый галстук- Сколь тя мерзавца учить?
-Пардон! – извинился денщик и постучал в стену. Бусов ухмыльнулся и повернул голову.
-Так вы барин собираетесь что ль куда?- спросил помощник.
-Собираюсь брат Хворостовский, на встречу с секретным агентом! – уточнил сыщик отходя от зеркала.
-Что-то мне подсказывает что этот агент хорош собой! – иронически намекнул денщик. Барин молча кивнул и добавил.
-Хорош Митя, очень хорош! Вот пошёл бы со мной тогда на раут, тоже какого-нито агента там подцепил бы!
-Больно надо! – хмыкнул денщик – У меня и свои секретные агенты есть, кстати, коли у нас сегодня такой банный день образовался, то я пожалуй своего тоже навещу, не пропадать же вечеру!
-Это верно Хворостовский, такие вечера пропадать не должны! Ну, всё, я ушёл! –махнул рукой сыщик идя на выход.
-Удачи на встрече!- бодро пожелал денщик, закрывая за собой дверь. Быстро поймав извозчика, Иван проворно вскочил в экипаж, и скомандовав «К «Парадизу!» бухнулся на сидение. К гостинице, Бусов подъехал без 15-ти десять, время ещё позволяло, но драгун не любил никуда опаздывать, тем более к женщинам. Хотя было уже довольно темно, и редкие фонари большого света не давали, через парадный вход он идти не хотел. Обойдя здание сбоку, сразу же вычислил на втором этаже окна и балкон своей соблазнительницы. Дерзкая мысль обойти укрепления и ударить с тылу, пришла немедленно. Так, водосточная труба прямо рядом, да и архитектурные особенности этой части здания, вполне позволяли совершить сей манёвр, тем более что и в окне и в балконной двери горел свет, а значит внутри уже вероятно с нетерпением ждут вторжения и натиска.
-Ну драгуны, вперёд! – тихо скомандовал себе полковник, и быстро подойдя вплотную, проворно полез в верх ( вот что значит интуиция, трость-то оставил!) и через минуту уже перелазил через балконные перила. Так, ага, это гостиная, столик с чайным сервизом, три стула, и вот сама хозяйка, очаровательна! Княгиня была облачена в длинный, со шлейфом ночной халат, туго стянутый у талии, тёмно- зелёного с огненным отливом цвета, надетого поверх тонкой ночной сорочки с хорошим вырезом ( ох уж этот вырез!) и широкими кружевными рукавами. Чёрные волосы, предусмотрительно уже распущенные, струились до половины спины, что предавало всей фигуре княгини, особую привлекательность. Было видно что дама волнуется, поглядывая на настенные часы. Один момент ваша светлость, один момент, и мы внутри! Бусов без труда открыл балконную дверь, и тенью скользнул внутрь. Княгиня на секунду замерла, потом резко обернулась на шорох, и обомлела вытаращив глаза.
-Вы-ы?!- негромко вскрикнула княгиня, не веря очевидно такому счастью.
-Я, кто ж ещё-то?- заговорщицки зашептал Иван, рывком сбрасывая цилиндр. Надежда Михайловна хотела поинтересоваться, отчего дорогой гость явился не через дверь, как все нормальные люди, а через балкон, но не успела. Бусов решительно шагнул вперёд, ноги княгини сами собой шагнули на встречу, и их очаровательная обладательница уже чрез две секунды оказалась в могучих объятиях драгуна, чей рот с такой необузданной жадностью впился в ея нежные уста, что светская красавица чуть не задохнулась от нахлынувших восторга и сладострастия. Не теряя времени на объяснения-разъяснения, сыщик сгробастал уже разомлевшую даму на руки, и понёс в спальню, по привычке растворив ногой двери. И пошла кипеть баталия, всенощное сражение, затянувшееся аж до зари! В начале, в наступление пошли было тёмно-вишнёвые глаза при поддержки колье, выреза, и того что вкупе с ними, но, разноцветные очи быстро перешли в контратаку, перехватили инициативу, и уже не выпускали её из рук, почти до самого конца.
Утром, княгиня еле поднялась с постели, с трудом собрав силы чтоб хотя бы накинуть халат ( четыре месяца вынужденного простоя-воздержания, скопили в организме сыщика резервы невиданной мощности, сразу же брошенные им в сражение) тоненько оёйкая и охая, она шмыгающим шагом, держась за мебель и по стеночке, пошла заказать кофе на двоих, а сыщик меж тем, только просыпался, и сладко позёвывая, тянулся словно кот. Хорошо повоевал чёрт побери, знай наших!
Увидев что прекрасная хозяйка номера отсутствует, сыщик снова широко зевнул, и спустив ноги вниз, принялся неторопливо одеваться. Княгиня ждала в гостиной. Вошёл слуга с подносом, на котором дымился щекоча ноздри, ароматный заказ.
-Туда поставьте! – вяло махнула она рукой, указуя на столик, едва ворочая языком. Со стороны можно было подумать что её светлость, всю ночь разгружала баржу с углём, так устало она выглядела. Поставив поднос, слуга молча удалился. Надежда Михайловна доплелась до столика, тяжело опустилась на стул, и медленно, стараясь не расплескать кофе, чуть отпила… блаженство! Из спальни, бодрой, неторопливой походкой, облачённый уже в брюки и белую сорочку, которую он застёгивал на ходу, сияя улыбкой да насвистывая «Гром победы раздавайся…» вышел Иван Силович, и приветливо бросил страдающей хозяйке.
-Доброе утро Надя! Как ваше самочувствие?- подошёл и в губы поцеловал.
-Д… доброе… Иван… -слабо улыбнувшись, залепетала княгиня, удивлённо глядя на живчиком выглядевшего любовника. «Он что, совсем не устал?! Ужас какой-то! Это если б я под утро не взмолилась, то всё бы продолжалось?! Ошалеть можно!» пронеслось в голове у дамы. Иван сел за стол, налил себе кофе, отпил «м-м.. не дурственно!» и неторопливо стал наслаждаться.
- Кстати, я не спросил, вы как себя чувствуете? – сердобольно поинтересовался сыщик. Княгиня растерянно поглядела на него, и сделав рукой неопределённый жест, сказала.
-Я… отлично себя чувствую… я еле живая… вы Иван, что-то такое со мной сделали, что я в себя прийти не могу!..
-В самом деле? – неуверенно переспросил собеседник – Гм, разве я был недостаточно нежен?
Княгиня слегка вздрогнув ответила что нежен он был более чем достаточно, но как то уж невероятно сильно.
-Нет, я конечно предполагала что найду в вашем лице темпераментного мужчину, но реальность превзошла все мои самые смелые предположения! – заметила княгиня, улыбаясь уже более живой улыбкой ( чашка кофе таки начала действовать) наблюдая за невозмутимым поведением ночного визитёра. А визитёр проглотив одну чашку кофе, налил себе и даме, по другой.
-Служба у меня сударыня нервная! – пояснил следователь – Времени на радости земные мало остаётся, а то я бы как следует отдохнул с вами, мне тут понравилось!
Сударыня едва не поперхнулась «Он шутит или серьёзно?»
-Иван, вы… спали вообще-то?
-Да, придавил урывками пару часиков, вполне доволен, а вы как, выспались, нет? – озабоченно поинтересовался Бусов, глядя на любовницу с каким-то непонятным ей выражением лица. «Издеваешься нахал?» тоскливо промелькнуло в голове у княгини, а в слух она сказала, чуть с досадой, но приятной.
- Да, я выспалась, как же! По вашей милости я глаз не сомкнула, и нечего улыбаться!- сама едва сдерживаясь чтоб не улыбнутся, буркнула княгиня.
-Ну что мне, плакать что ли?- искренне спросил сыщик, и уже серьёзно добавил – вы, Надя, оказались слишком красивой женщиной, чтоб я отстал от вас так быстро, не смог, затянуло знаете ли!
На щеках Сажиной, выступил небольшой румянец смущения. Несмотря на некоторое излишество, ей всё очень понравилось, хотя и было местами через чур! Следующий вопрос сыщика, поверг её в некоторое опасение.
-А мы когда снова с вами увидимся, сегодня, да?- в прямую намекнул было Бусов, с деловым видом.
-Нет! – испуганно, и даже чуть категорично воскликнула дама, опять едва не поперхнувшись напитком – Сегодня это решительно невозможно! И завтра тоже… нет наверно. Денька через два-три может быть! –растерянно предположила Надежда Михайловна – Я… я вам тогда пришлю приглашение, ага? –закивала она, пытаясь собрать воедино высыпавшиеся из головы мысли. « Две таких ночи подряд, я просто не выдержу, я же просто погибну. Но сам-то Иван, неужели ему ещё на что-то хватит сил?»
-А вы Иван куда теперь, домой верно, отдыхать? – с надеждой поинтересовалась княгиня, глядя ему в лицо, чтоб хоть что-то там рассмотреть, нет, ничего не рассмотрела, абсолютно!
-Да бог с вами, Надя! – удивился Иван – какое там домой? На службу я пойду, преступников ловить. Дел в Управе много! Может и на ночь останется! – посетовал Иван, глядя куда-то вниз, на княгиню.
-На службу?! Теперь?! После всего что было?!- проговорила Надежда Михайловна, тараща на сыщика изумлённые глаза.
-Ну да, а что было? Было всё прекрасно, вы зарядили меня таким зарядом бодрости, что я теперь готов горы свернуть! – не отводя взора ответил сыщик.
-Бодрости? – неуверенным голосом повторила княгиня, и перехватив взгляд, посмотрела куда ж это он так пристально пялиться? Княгиня, во время диалога, невольно оголила ногу до бедра, и именно туда и был направлен жадный взор темпераментного следователя. Испуганно ахнув, Сажина быстро запахнула свою ножку полой халата. На всякий случай, мало ли? Набросится ещё кентавр ненасытный, что тогда, караул кричать? Но Иван не набросился, он встал, надел свой сюртук и цилиндр, и подойдя ближе, обратился к княгине с просьбой.
-Простите Надя, я бы хотел попросить вас об одном одолжении!
-Об одолжении? О каком? – опасливо поёжилась княгиня, косясь на сыщика.
-Ну чтоб это наше с вами рандеву, осталось так же между нами, сохранить инкогнито, лады?
-Разумеется, Иван! – облегчённо вздохнула княгиня, и встала чтоб проводить ( силы уже позволяли это) – Я тоже настроена чтоб сохранить наши отношения в тайне. Вы обратно как, снова через балкон? – уже шутливо ( молодец она всё-таки!) поинтересовалась красавица.
-Нет, обратно в дверь! – пальцем указал Иван. У входа, когда она едва проговорив « До свидания Иван», он мягко обхватил её руками за щёки, притянул к себе, и поцеловал затяжным, страстным поцелуем.
-До скорого, Надя! – и козырнув вышел. Княгиня привалившись спиной к стене, стояла так минут пять, пока не унялось колотящееся сердце, и дрожь ушла и дыхание выровнялось.
-Невероятно! – шептала она, идя в комнату, где без сил хлопнулась на спину, и прежде чем уснуть, подумала о том, какой необычайный мужчина ей попался, и если рассказать обо всём подружкам, те не поверят! А рассказать хоть и нельзя, но хочется! Хотя если не упоминать имени, то всё можно! Да, вот только она отлежится, соберётся с силами, войдёт в норму… ой мамочки, вот это темперамент, вот это силища! Ох и туго придётся его молодой жене, если она у него когда -нибудь появиться!
А Иван в прекраснейшем расположении духа вышел из гостиницы никем не узнанный, и пошёл на службу пешком. Полная победа! Да что там, виктория господа! Вот что вынужденное воздержание плюс заветный казачий чаёк делает, прямо чудеса! А княгиня хороша, чертовски хороша! И внешне и внутренне, темпераментная, ненасытная, жаркая да жадная до ласк женщина! Видимо у неё ничего подобного давно уже не было. Размышляя над произошедшим, Иван Силович вдруг поймал себя на мысли, что позабыл внутренне попросить прощения у Светланы Дмитриевны. И на свидание не явился ( ну и будет ему при встрече!) и это… Он конечно же не виноват, но он… нет, надо было мысленно извиниться, хоть для порядку.
-Да уж – заговорил он тихо – извините Светлана Дмитриевна, но так надо, мне, надо это теперь, пока у нас с вами ничего такого не завертелось, а то потом худо мне бы было! Но в одном я вам клянусь, если у нас с вами что-то сладится, буду только вашим, обещаю!
Так он размышлял пока не дошёл до Управы. Оказалось что его команда, за исключением сидевшего уже в кабинете Хворостовского, не долее как десять минут назад, уже отбыла выполнять его вчерашнее приказание, опросить восьмерых соседей убитой Ольги Дугановой.
-Молодцы! – похвалил сыщик садясь за стол – по моим подсчётам, они часам к трём вернутся, и хоть у одного, но сведения должны ж быть, хоть какие-нибудь!
-Ну как прошла встреча, с секретным агентом? – как бы размышляя вслух, спросил Хворостовский.
- Прекрасно! Агент в дичайшем восторге, но на несколько суток залёг на дно, дела в порядок привесть надо. А ты как встретился? – в тон ему спросил Бусов.
-Да тоже… остались мной довольны! – уклончиво ответил денщик, и переспросил начальника не заходил ли тот, в парфюмерную лавку по дороге?
-А ты знаешь, заходил! – согласился сыщик, и стал себя обнюхивать – Да, и в самом деле, пахну! Ты дневники барышень, взял из дому?
-Нет, я ж от агента и сразу на службу! – сказал Хворостовский.
-Чёрт, придётся теперь сходить, ты значит тоже дома не ночевал… Н-да – протянул Бусов – Катерина будет в восторге. Так, сидеть нечего, идти надо, за одно и трость захвачу! – сыщик встал, надел цилиндр, и бросив « Я скоро», вышел. Извозчика от чего-то ловить не стал, а пошёл так, время ещё позволяло, а пешком всегда полезно пройтись, и тут он услышал поблизости знакомый, и очень приятный молодой голосок.
-Иван Силыч! Иван Силыч!
Бусов повернул голову влево, и увидел на той стороне милое создание в домашнем платье, простой шляпке с цветочками, и синей накидочке, Светлану Брусникину с корзиной в левой руке, а правая уже приветливо ему махала. И глазки горели, и губки улыбались, демонстрируя жемчужные зубки, и весь её облик говорил « Ой как я рада что увидела вас!» Ноги Бусова сами, не дожидаясь приказа хозяина, перешли дорогу, и поднесли его к самой прелестной барышне города.
- Утро доброе, Светлана Дмитриевна! – расплылся в улыбке сыщик, и осторожно поцеловал руку в перчатке – Вы чего так рано вышли? А в корзине что, новые пирожки с пистолетами?
-Не-е-ет, ну что вы право? – расхохоталась девушка – Это я сама решила в лавку за хлебушком сбегать! – и показала корзину полную сдобных булок и каравая.
-Ну я же почти угадал! – заулыбался Иван, глядя в васильковые глаза, и ловя себя на мысли что ему немного стыдно за сегодняшнюю ночь, но с другой стороны, пусть всё пройдёт теперь, чем если бы случилось потом, когда может всё и определиться.
-А вы куда то идёте? –тихо спросила девушка, и вдруг глазки её тревожно забегали, она невольно принюхалась.
-Да домой бегу, выскочил вот впопыхах, да бумаги и трость забыл, старею должно быть! – попытался отшутиться сыщик, но был практически уличён.
-Иван… Силыч – выдавила из себя Светлана, растерянно глядя на сыщика – а почему от вас так духами дамскими… пахнет?
-Духами-та? Так я в лавке парфюмерной чуть не полчаса проторчал, а там дух такой, с ног валит, ну видать и пропах! – не моргнув глазом нашёлся сыщик, мысленно поблагодарив денщика за невольную подсказку. Но барышня Брусникина была ещё не до конца уверена.
- А… зачем вы там… торчали?
-Ну ладно… вам хотел сюрприз сделать, духи купить, но так как я не бельмеса в этом не понимаю, то и ушёл ни с чем! Лучше я вам при случае, конфет шоколадных куплю! – посулился сыщик.
- Духи? Мне? – воскликнула барышня, и тут же осеклась – Маменька меня тогда расспросами замучила бы… Нет, уж лучше не нужно, а то подумают невесть что…
- И ещё одно – вспомнил сыщик – предваряя ваш Светлана Дмитриевна главный вопрос, скажу что вчера, ваше послание я получил от дежурного лишь в пять вечера, но даже не в этом дело. Я в Управу вернулся лишь в начале четвёртого, когда собственно было поздно уже в любом случае. Вы сильно обиделись нам меня, да?
-Немножечко – соврала девушка пряча глаза – совсем чуть, я просто хотела погулять с вами, но забыла что вы заняты.
-Разберусь с этим делом, и мы с вами погуляем обязательно! – пообещал Бусов, и хоть не хотелось ему расставаться, но пришлось, да и барышня тоже спохватилась что её дома уже заждались, и пожелав Бусову всего хорошего, быстро ушла не оглядываясь. Иван Силович тоже заторопился, и по дороге вдруг спросил сам себя, а почему милая барышня, пошла за булками сюда, близ полицейской Управы, а не купила их у себя, где хлебная лавка через два квартала всего? Тебя он тут рассчитывала увидеть господин полицейский, и увидела. Хорошо что ты хоть выкрутился пока, помогла смекалка, ну а дальше как? С ней как? И с княгиней как? А никак! Положиться на судьбу, авось вывезет, и потом, это всё пока не главное. Главное, это «гусара» Анри отыскать, пока он снова кого не убил, а с барышнями и княгинями решим по ходу дела! На том самотерзания сыщика и закончились. Быстро забежав в дом и забрав всё необходимое, уже на извозчике вернулся в Управу. Там он прежде чем листать дневники, подумал над словами свидетеля Гнутова Александр Данилыча, о том что гусар не настоящий, а ряженый.
-Ателье и портные – бормотал Бусов перебирая что-то в голове, а Хворостовский молча сидел за столом, и ждал когда сыщик чего -нибудь надумает – портных брат Хворостовский проверить надобно! – быстро вскочил он, и сходив к полицмейстеру, попросил того распорядиться чтоб все свободные полицейские какие ни есть, проверили бы каждый на своей территории всех портных, и всех модисток в ателье, не шили ли они кому-нибудь, костюм красного гусара, начиная с марта прошлого года, и заканчивая маем нынешнего.
-А на что вам это? – спросил Горынин.
-Есть версия, что убийца работает под гусара. То есть ряженный. А так как настоящих гусар кроме отставников тут нет, то убийца вполне этим ряженным гусаром и может быть! – пояснил Бусов.
-Хм, интересно, - задумчиво проговорил полицмейстер, сцепив пальцы рук на столе – я распоряжусь разумеется, и уже сегодня в течении дня, думаю будет результат!
- Благодарю вас! – кивнул головой Бусов, и вернулся к себе. Вот теперь можно было не торопясь прочитать дневники.
-Сваргань-ка чайку, Хворостовский! – попросил он, открывая первый из двух дневников Ольги Дугановой. Читал долго, внимательно, хоть дневник и был начат полтора года назад, но тем не менее… Однако ничего примечательного пока не было, подруги-нахалки, папочка-тиран, описание балов да раутов, и вот, похоже оно, да. Упоминается скупо «Он, мечта всей жизни, он есть». И дата 29-го мая. Так, стоп… Татьяна Мануйлова была убита 27-го мая, а Саша Обручева, третьего июня.. Интересно, ужели след? Так, что скажет второй дневник? Нету, нету, нету, ага, вот! В середине апреля она получила долгожданное письмо от Анри. Ясно, далее были девичьи мечты и планы, за пять дней до гибели дневник оборвался, и всё, чистые листы.
-Н-да, не густо но что есть – сказал себе сам Бусов откладывая дневник в сторону. Чуть посидел, по шуровал в голове, и взял уже дневник Саши Обручевой. Он был начат в январе прошлого года, и оказался поинтереснее Ольгиного, сразу бросалось в глаза что девушка хорошо владела словом, и из неё бы могла выйти неплохая писательница, это вскользь пришло в голову Бусову. Упоминание об Анри, следователь нашёл лишь 12-го мая, там девушка заливалась восторгом по поводу многих его талантов и образов, но не уточняла что именно имела в виду. Хотя… таланты и образы? Так, это может быть любопытно… Далее шло многоступенчатое описание её с Анри счастливого будущего, семья, дети, свой дом.
-Бедная девочка, наивная, доверчивая, как и все в этом возрасте! – тихо прошептал Бусов, и стал читать дальше. Последняя запись сделана второго июня, за день до гибели. «Завтра я представлю Анри родителям, и всё решиться, боже, какая я счастливая!» Всё, дальше был клинок, ужас в глазах, и тьма… Иван закрыл тетрадь. От радужного утреннего настроения остались одни лохмотья, даже думать ни о чём приятном не хотелось. Сволочная жизнь! Сгореть как мотылёк на свечке, думаешь там судьба всей жизни, а там психопат ряженный… Догадок много, даже почти уверенность уже есть, а улик кроме записок нету. Но при отсутствии прямых, будем работать пока на косвенных, авось кривая вывезет!
-Хворостовский! – позвал Бусов не поворачивая головы.
-Да, я тут! – отозвался из своего угла денщик.
-А скажи-ка брат, где на твоё усмотрение, водиться вся бутафория, ряженые гусары, дамы, и прочая мишура?
-Ну где? В балаганах, вертепах, театрах – договорил Хворостовский, и замер поглядев на барина – Иван Силыч, вы думаете что…
-В театре эта мразь сидит, в одном из двух, либо в нашем, либо в разъездном у Бриммеля! Больше нигде, шапку в заклад ставлю, там он паскуда и есть, там и рыть будем, но аккуратно, чтобы не спугнуть. Сколько там времени-то у нас – Иван глянул на часы- ого, полдень уже. Засиделся я однако за дневниками- то, пойду пройдусь, ты тут пока посиди, мало ли что, я постараюсь обернуться по быстрому.
-А куда вы?
-В газету схожу. Попрошу их глянуть в прошлогодних подшивках, когда и сколько, здесь в прошлом году, театр Бриммеля гастролировал.
-Ни пуха!
-Пошёл к чёрту!
-И вам того же!
Бусов вернулся через час, и сообщил что разъездной театр Бриммеля Эдуарда Палыча, гастролировал в Ладове в прошлом году с третьего мая, по 20-е июня.
-По срокам подходит, но торопится не будем!- сказал Иван – подходить к театральным людям надлежит осторожно, натуры тонкие, возвышенные, к самоубийствам всяким склонные. Так что брат Хворостовский, будем с тобой сейчас тут думать, будем соображать!
В течении последующего дня, ближе к вечеру, было известно следующее. Команда полицейских вернулась опросив всех восьмерых соседей Дугановых на предмет их общения с убитой Ольгой, и её вероятных рассказов о гусаре Анри. Лишь одна из помещичьих дочек, подруга Ольги, показала что покойница хвалилась ей, будто познакомилась с очаровательным гусаром, «её Анри» ещё в прошлом году, а в этом он объявился опять. Барышня слышала это от подруги, дня за три до трагедии.
-Так, объявился снова? – задумался Бусов- это означает что до этого он отсутствовал, а почему? Да не было его в городе господа, он гастролировал целый год! –хлопнул сыщик ладонью по столу.
-Иван Силыч, вы на театр Бриммеля намекаете? –взволнованно поинтересовался Ефимов, который и докладывал результаты проверки.
-Именно Игорь Сергеич, хотя проверять будем оба! – кивнул головой сыщик- Иногда можно найти отгадку там, где не ожидаешь. Мы вот как сделаем, вы Ефимов, поедете сейчас в наш городской театр, найдёте его хозяина, и возьмёте образцы почерка у всех кто там служит, но так, чтоб они ничего не заподозрили.
-А под каким соусом их взять-то?- спросил становой пристав.
-Ну например, приехал некий чиновник из губернии, из тамошнего театра, набирать артистов из нашего, чтоб взять их в губернский театр, а там глядишь и до московских подмостков недалеко будет. Ну требуется ему знать всё и о каждом, а для сего, надлежит всем кто грамотен, а грамотны там должны быть все, ( иначе как же они роли-то учат?) изложить кратко свою автобиографию, и всё. Пишут пусть все, даже обслуга и сам хозяин.
-Гм, так просто?- удивился Ефимов.
-Да не сложно в общем, тут ведь как господа, чем проще тем лучше – пояснил сыщик – да и выбора у нас нет, так что отправляйтесь господин Ефимов прямо теперь, а вечером будьте любезны результат мне, да не переиграйте там!
-Будет исполнено! – кивнул помощник, и ушёл
-Ну Хворостовский, я к Бриммелю наведаюсь, с тем же самым, а ты тут будь, мало ли чего? Вон, результаты по портным с модистками будешь изучать! – велел Бусов выходя из-за стола, и беря с собой папку с бумагами для солидности.
-Удачи вам, Иван Силыч!- вздохнул денщик, взглядом провожая шефа. Театр Бриммеля традиционно располагался в двух этажном здании из красного кирпича, снимаемого ежегодно у купца 2-й гильдии Семёнова, заядлого театрала. Быстро справившись у длинного лакея где кабинет хозяина, Бусов не спеша поднялся, господин Бриммель присутствовал на месте, это было слышно через приоткрытую дверь, Эдуард Палыч сам с собой что-то обсуждал. Бусов не стал стучать, сделал серьёзное лицо, легонько толкнул дверь, тихо вошёл и плотно закрыл её за собой.
-Господин Бриммель Эдуард Палыч, вы будете? – официальным тоном спросил Иван Силович, в упор глядя на средних лет полноватого хозяина с залысиной на лбу, облачённого в дорогой, жёлтого цвета фрак. Поняв по фигуре и одежде вошедшего что это не простой визитёр, а некий чиновник, хозяин театра медленно поднялся, и кивнул головой.
-Точно так-с, Бриммель, Эдуард Палыч, с кем имею честь?
-Коллежский советник Бусов, Иван Силович, чиновник Специального Комитета! – коротко представился сыщик. Услышав это, бедняга Бриммель побледнел как бумага. В силу образованности и частого передвижения по стране, Эдуард Палыч прекрастно знал что такое Специальный Комитет, и кто там служит. « Господи, что тут могло стрястись-то?!- тоскливо подумалось ему- Неужели опять какое тайное общество в театре завелось? Да когда же конец-то этому будет, а?»
-Да вы присаживайтесь, Эдуард Палыч – спокойно предложил сыщик садясь рядом – разговор у нас с вами будет приватный и серьёзный!
От последних слов, хозяин театра аж вспотел, но взял себя в руки, и тихо опустился на стул.
-Я… весь к вашим услугам!- пролепетал он, участливо глядя на гостя.
-Мне, Эдуард Палыч нужно, чтоб все ваши артисты и даже служащие, от лакея до капельдинера, собственноручно написали свои биографии, и кто какие роли играл. Всем скажете что ими заинтересовались театралы из губернского театра, и возможно кого-то возьмут туда, а в перспективе даже и в Москву. Зачем это нужно на самом деле, вам знать пока не надлежит ( хозяин криво улыбнувшись, согласно закивал) а там видно будет. Свою кстати тоже напишите, чтоб не вызывать подозрения у коллег. Сделать всё надлежит сегодня до вечера, а как сделают, вы, возьмёте все бумаги в папку, и на извозчике, подчёркиваю, на городском извозчике, привезёте всё в полицейскую Управу, и передадите либо мне, либо кому-то из моих помощников, или просто дежурному, сославшись на меня, вам ясно?
-Точно так-с, всё сделаю! А можно узнать что случилось-то? – робко поинтересовался хозяин, мысленно читая «Отче наш».
-Если случилось, узнаете позже – сухо ответил Бусов, и поинтересовался сколько всего душ в театре, вместе с ним и лакеями?
-Всего 36-ть, актёров в труппе 25-ть человек- участливо пояснил хозяин, тоскливо пытаясь сообразить, что в его маленьком храме искусств могло произойти, что им заинтересовалось такое ведомство?
-Список всех с указанием возраста, будьте любезны! – Бусов протянул руку. Бриммель тут же достал из стола листок со списком.
-Извольте, вот-с. И как раз с возрастом,э, так знаете ли удобнее по ролям…
-Это верно –согласился Бусов пряча лист в папку – чтоб значит Дездемона не была 50-ти лет и семи пудов весу, очень дальновидно. А списочки вы писали своей рукой?
-Точно так-с, труппа-то и рабочие сцены обновляются не редко, вот и приходится самому!- пожаловался Эдуард Палыч.
-Скажите, господин Бримель, а костюмы у вас хорошие, разнообразные верно?
-О да! От античности до современников, я лично слежу чтоб все эпохи были достойно представлены! – с гордостью ответил хозяин.
-Похвально, а гусарские у вас есть?- чуть задержав взор на собеседнике, спросил сыщик.
-Разумеется, а что?
-Красные или малиновые среди них имеются?
-Нет-с, уже нет-с, синие, голубые, жёлтые. А красный и был-то один, в нём актриса Журова кавалер-девиц да юношей играла, но год назад ещё, он непостижимо пропал, исчез с концами, и я ума не приложу куда делся, кому он нужен, театральный-то?
-Значит пропал… в мае пропал?
-Да, дня два как приехали сюда к вам, он и исчез, просто не оказалось его на месте и всё.
-А другого вы не заказывали?
-Нет, не стал, не до того было, играла в жёлтом, тоже не плохо выходило! – заметил хозяин.
-Угу, скажите, а оружие в театре, всё бутафорское, или как?- осведомился Бусов откидываясь на спинку кресла. Бриммель чуть заёрзал.
-Да, конечно, холодное либо деревянное, либо из жести, звенит и ладно, а огнестрельное пугачи… и только у меня правда есть пара пистолетов, но они под замком.
-Пистолеты меня не интересуют, клинки только – пояснил сыщик, и задал следующий вопрос – А лошади в театре все ваши, в смысле личных у артистов и служащих нету?
-Нет, конечно нету, зачем они им? У нас дюжина лошадок, но все мои фактически.
-Артисты и служащие для собственных нужд часто их берут?- чуть тише спросил Бусов. Эдуард Палыч коротко развёл руками.
-Берут иногда, отчего ж не взять? Мало ли на что нужно!
-Эдуард Палыч, а теперь очень внимательно меня слушайте, - сыщик понизив голос, чуть ближе придвинулся к собеседнику – постарайтесь-ка вспомнить, кто брал лошадей с первого дня как вы приехали, и до сегодняшнего, а особенно восьмого мая, можете теперь вспомнить?
-Да откуда я-то? – воскликнул хозяин театра – Это кучеров да конюхов спрашивать надо, мне ж не докладывают каждый раз, как лошадь понадобилась?
-И чудесно, вот вы любезный, от своего имени их приватно и спросите, узнайте кто, когда и с какой целью брал, и нынче мне на бумаге и напишите, да скопом всё и передадите, лады? – чуть посветлев спросил сыщик.
-Всё сделаю! – кивнул Бриммель. Бусов секунду помолчал и добавил
-Да, вот что ещё, с сего дня вы лично, своей властью, запретите кому бы то ни было, брать театральных лошадей, повод найдёте сами, вам хорошо понятно что я сказал? Ни-ко-му! Ни примам, ни героям-любовникам, ни единой душе! Пусть их извозчиков берут.
-Я вас понял, всё сделаю, обо всём распоряжусь!- участливо закивал Бриммель, понимая про себя, что стряслось что-то совсем паршивое, и ему лучше исполнить всё как велят.
-Кто будет из артистов орать и буйствовать, тоже напишите! –подкинул дровиц сыщик ( хозяин согласно кивнул) Да, вот ещё что господин Бриммель, извольте ознакомится и подписать – сыщик выудил из папки некий документ, и протянул собеседнику. .
-А… что-с это?- тихо спросил тот, надевая дрожащей рукой очки.
-Это подписка о неразглашении нашего с вами диалога ( хозяин покорно поставил подпись и вернул) и если вы под каким-нибудь предлогом проговоритесь, то…
-Не надо продолжать! –страдальчески воскликнул Эдуард Палыч – Бриммель достаточно опытный человек чтобы понимать что шутки с вашим ведомством, плохо кончаются!
-Я рад что мы договорились!-сыщик встал и направился к двери – Вы, не волнуйтесь, работайте спокойно, вас лично, мы пока ни в чём не подозреваем, так что не переживайте. Ну-с, вечером жду вас в Управе! – хозяин бросился проводить гостя до двери, а когда тот вышел, взявшись за сердце, присел на край стола.
-Ох ты ж господи… во что ж мы влипли-то, а? Зарезали похоже сволочи, без ножа зарезали, не иначе какая-нибудь шельма, игры с тайными обществами затеяла! Тьфу! Выгребай теперя Эдуард Палыч! Ох грехи наши тяжкие, ладно, главное теперь вывернутся, а уж там я покажу им потом « Свободу, равенство и братство!» До Сибири доведут сволочи! – посетовал хозяин, и тут же, не откладывая дела в долгий ящик, решил спешно исполнять приказание грозного чиновника…
Немногим ранее, а именно по утру, барышня Брусникина изъявила желание сама сходить за хлебом, чем не мало удивила Таисью. Взяв деньги и корзину, Светлана отправилась в путь. Да, именно в путь. Она захотела сходить подальше, в ту лавочку, что близ полицейской Управы, в тайной надежде увидеть где-нибудь там поблизости Бусова. Купила хлебушка, чуть прошла, и о чудо, он идёт по улице, и куда-то торопится! После разговора с сыщиком, Светлана заторопилась домой, придумывая на ходу отговорку что хлеб в ближней лавочке показался ей не таким, и пришлось бежать дальше. Впрочем, беспокоилась она напрасно, никто ничего спрашивать не стал, все сели завтракать. Наспех покушав и сославшись на занятость, барышня ушла к себе, и стала ходить по комнате взад-вперёд, да размышлять над сегодняшней встречей. Бусов, пропах духами так, словно купался в них, или… Ой нет, ну только не это, ну так не должно же быть! Может правда в лавке торчал? Может быть, хотя чтоб так пропахнуть, там надо того-с, служить продавцом! Так что врёте господин следователь, вы у любовницы были, к бабушке не ходи. И спрашивать бесполезно, не сознается несносный тип! А с другой стороны, не пойман – не вор, так кажись говорят? Ну с поличным же не прихватила, она их в постели не видела ( боже избавь это увидеть, она же умрёт тогда на месте!) а значит и не было ничего, даже если и было… Чёрт, вот путаница-то! И щёки горят, и сердце ноет, и рада что увидела, и не рада что обнюхала… фу как пошло звучит, «Обнюхала!» собаки они что ли? Так, наверняка она его заманила в сети, он же доверчивый, всех женщин вон как уважает, а среди них между прочим всякие попадаются, уж она знает!
А княгиня эта, вообще подлейшая особа, это сразу видать, так откровенно прямо кидаться на чужого мужчину! Он и не сдержался, и теперь в липкой паутине сладострастия ( вот бы маменька сейчас её мысли слышала!)Да, он от одиночества соскучился по женской ласке, и вот вам результат! Любуйтесь… А княгиня эта, типичная голодная самка! Небось так его там заездила ( ой что за мысли-то, ужас!) что он сам не свой стал, вон, аж трость с документами дома позабыл, возвращаться пришлось, а то плохая примета. Да и злиться вроде не на что, а всё равно обидно! Он ей, ей в зеркале показался! А не какой-нибудь княгине, гадюке подколодной. Так, а чего она мучается? Надо раскинуть на картах, а потом Поглядеть. Быстро села к столу, достала заветную колоду, раскинула, и на тебе, выпало почти сразу: крестовый король и пиковая дама.
-Ну всё ясно, он и она там были! – грустно определила Светлана. Вот если бы выпала червовая дама, она сама!.. Хотя этого-то, по определению быть не может, пока. Светлана решила Поглядеть, усевшись для этого по удобнее в кресло, расслабилась и прикрыла глаза, настроила мыслеобразы, задала наводящий вопрос, и …
Степь, море травы, пасутся две кобылицы, белая с голубыми глазами, и гнедая, очень развратного вида. И тут выскочил не откуда, вороной жеребец, с горящими разноцветными глазами. Потянул ноздрями воздух, огляделся по сторонам, гыгыкнул чего-то белой, стоявшей с растерянным видом, а затем повернул морду на гнедую скотину. Кобылица по старше стала вдруг игриво ржать, скакать виляя задом, помахивая развратно хвостом во все стороны, и вообще принялась вести себя откровенно по-хамски! Жеребец взбрыкнул, обнажил белые зубы, и дико заржав бросился за гнедой, та от него, но не очень сильно и бежала бесстыжая, он догнал, скакнул, и…
-Ой мама!- раскрыв глаза в ужасе вскочила Светлана морщась от отвращения –Тьфу ты какая гадость! – плаксиво воскликнула она, и обидчиво пнула кресло. То что она там сейчас увидела, ей мягко говоря не понравилось совершенно! Лицо горело от стыда и смущения. Такой похабени, она в жизни ещё не видела! А что собственно говоря, вы барышня там рассчитывали увидеть? Как они мыльные пузыри пускают, или в ладушки играют? О чём вопрошали, то и получили, да-с!
-Нет, всё, хватит! На эту тему больше никаких картинок, довольно!- вслух сказала себе Светлана, пробуя пальчиками пылающие щёки. Походила немного, отпила лимонаду из кувшинчика, хоть и тёплый но всё же… Никогда ещё барышне Брусникиной, не было так стыдно! Ей казалось, что она подглядывала в замочную скважину чужой спальни, и ей стало страшно неловко за себя. Разумеется теперь и речи не могло быть о том, чтоб выспрашивать у сыщика, чего-нибудь такое! Да она тут же сквозь землю со стыда провалиться, причём с громом и дымом! Загнали вы себя сами в ловушку со своими видениями Светлана Дмитриевна, теперь и не спросите, язык не повернётся интересоваться про эдакое-то! И что теперь делать бедной, порядочной девушке, которой ну фактически изменили? Хотя «изменили» это слишком сильно сказано, но по смыслу близко! И с Олегом уже про это не посоветуешься, ни в коем случае! А если где она встретит Бусова, что тогда? А ничего тогда, надо будет просто взять себя в руки, и всё! Делать вид что ничего не произошло. А если ещё раз произойдёт? Нет, ну как это может быть? Ну как он может смотреть на других женщин, когда рядом она, молодая девушка! А что он пока может себе позволить с ней? Только ручки целовать и всё. Они же в принципе мало знакомы, и видятся нечасто, просто надо почаще, чтоб он привык к ней, чтоб привязался, да и скандалить она не будет, не дура же она полная! Да! Надо чаще общаться, пусть он пока и не поцеловал её в губы, и не обнял ни разу нежно, но всё будет, надо только приложить усилия! А соперница что? Соперницы у неё всегда будут, женщины вообще наглые пошли! Кто ж от такого мужчины как Иван Силыч, добровольно откажется? Да никто! Вот она, Светлана, и будет этих соперниц побеждать, причём своим собственным методом ( Ну не их же!) С этими мыслями,девушка и села за свои «Записки» чтоб оставить для истории, какая она всё ж мудрая и разумная!
Бусов вышел из театра с чувством глубокого удовлетворения. Нагнав холода на хозяина, он рассчитал верно, Бриммель сделает всё как следует, иначе он не сможет. Убийца тут, Иван был уже почти убеждён в этом, а лишить убийцу свободного передвижения, это успех, это выигрыш времени и может даже жизни какой-нибудь дурёхи. Но вот мундир гусара… Был, и год назад в мае исчез, испарился. Конечно у кого-то из актёров в багаже, но хозяин из-за такой ерунды не стал бы обыска учинять, ненормальный он что ли? И если «гусар» не проезжал через заставы ни туда ни сюда, то что это значит? Только одно, у этого нелюдя где-то за городом логово, там оборотень меняет шкуру, и саблю держит. Но у кого? Дежурная любовница? Старые знакомые? Заброшенный дом? Таких домов десятки за городом, а чуть дальше ещё есть, все не проверишь, да и не факт что это так. Скорее всего у кого-то из знакомых. Ну кто худое заподозрит, если твой приятель оставит у тебя на время мешок с тряпьём и саблю? Никто, и спрашивать не станут зачем оставил. Да , заезжает надевать, розыгрыш сделать, барышню охмурить. В голову даже не придёт нормальному человеку подумать, что приятель-то убивец! А если не нормальному? Если сообщник это? Или сообщница? Тогда дело хуже, слухами о «Страшном гусаре» таких не всколыхнёшь, наоборот, затаятся негодяи, на дно лягут. Значит надо ждать вечера и результатов проверки портных и театра. В одном из двух точно что-то блеснёт. В успех миссии Ефимова он сомневался, хотя один шанс и допускал, чем чёрт не шутит? А вдруг? В жизни всякое бывало и в его карьере тоже, и вообще всё может повернуться не так и не эдак, и такое случалось по службе! По пути, Бусов буквально на пять минут завернул к Музыкалову, и узнал что тело Ольги Дугановой уже с утра было отправлено домой на подводе приехавшей за ней от отца, завтра в полдень де похороны.
-Благодарю вас Аристарх Петрович, думаю завтра побывать на похоронах этих, вдруг чего интересного увидеть удастся?
-Полагаете убийца может там быть? – задумчиво переспросил доктор поправляя очки.
-Сам не знаю доктор, но глянуть со стороны на тамошнюю богему надо! – и простившись, спешно ушёл. В кабинете кроме денщика никого не было, и сыщик поведал ему о визите в театр и к доктору. Хворостовский довольно заметил.
-Ловко вы барин с лошадьми-то придумали, ежели душегуб там, то ему теперь кумекать надо где коня достать?
-Да брат Хворостовский, нынче сличим почерки, а завтра думаю будем уже с тобой лицезреть убийцу, да.
-Что, арестуем? – удивлённо спросил денщик. Сыщик отрицательно покачал головой.
-Нет братец, нет… За что? Улики только косвенные, ну прижмём, ну расскажет он, да мол, писал, повесничал, было. Убивал? Да вы что? Мундир красный? Сабля? Извольте обыскать мои апартаменты, там нету ни чего-с! Поклёп-с! Наговор-с! Ай-ой! Великий талант до смерти унижают-с! Ну сцена Митя тебе знакомая, не правда ли?
-Да уж, нагляделся – улыбнулся денщик – и что ж тогда, слежка?
-Именно! Да вот полицейские здешние боюсь не сильно этому обучены, хотя по «божьим людям» Кондрашку-то выследили, авось и тут дело сладится. Да и тебе брат придётся что по-проще напялить да в шпионах походить, в соглядатаях, не забыл ещё науку-то?
-Забудешь с вами Иван Силыч, как же! –хмыкнул денщик. Бусов немного поморщился.
-Чёрт, с этими беганьями, пожрать опять забыл, в трактир что ли сходить пообедать, всё одно никого нету пока?
-А чего, можно- согласился денщик.
- Пошли пока время есть, на сытое брюхо легче думается – махнул рукой сыщик, и они быстро выйдя из Управы направились в ближайшее пищевое заведение. Часам к пяти вечера, появился Ефимов держа в руке скрученные в рулон листы обёрнутые старой газетой, и перевязанный бечёвкой. Как пояснил Игорь Сергеич, он слегка удивил хозяина городского театра Аркадия Яковлевича Тюрина, и не ушёл пока не собрал со всех необходимые бумаги, а потому так и задержался. Бусов похвалил его за усидчивость, и протянув ему одно из писем Анри, велел садиться и сличать почерки. Ефимов тут же скрупулёзно ударился в работу. Не прошло и часа, как он разочарованно вздохнул.
-Мимо Иван Силыч, нету!
-Ничего Ефимов, зато мечту актёрам о губернии и Москве оставил! – улыбнувшись заметил начальник сыскного, и тут явившийся дежурный известил Бусова, что к нему господин Бриммель.
-Проси! – велел Иван Силович. Хозяин разъездного театра вошёл снимая на ходу цилиндр, и как-то нервозно улыбаясь, под мышкой слева, он держал картонную папку.
-Вот-с, извольте взглянуть господин Бусов всё тут, все до единого с радостью всё написали!- Эдуард Палыч аккуратнийше положил папку на стол, и остался стоять чуть согнувшись. Сыщик жестом указал ему на стул.
-Присядьте пока, я вас дольше часа-полутора не задержу!
Поблагодарив, театрал присел, робко перебирая в руках свой головной убор. Иван Силыч принялся сличать все записки ( убийца мог ведь и попросить кого-то написать письмо) и через четверть часа просиял от предчувствия удачи. Кажется есть… отложил в сторону, и проверил всё до конца, нет, дальше всё чисто, вот он ты похоже любезный… Бусов собрал в папку все лишние листы, и бросил в ящик стола.
-Эдуард Палыч, теперь вы подойдите! – попросил сыщик, беря в руки чужую жизнь на белом листочке – Амадей Рубинов в скобках Макар Сумов, кто это? 28-мь лет, холост, ну?
-Ах этот? – поморщился хозяин театра – Актёр, хоть и не из старых, но очень талантлив, знает наизусть много стихов и пьес, играет сейчас в основном роли героев-любовников, благородных разбойников, рыцарей, всяких мечтателей…
-Гусаров – тихо подсказал Иван, равнодушно глядя на Бриммеля.
- Точно так-с, и гусаров, но этих в основном в водевилях, в серьёзных пьесах пока не тянет, темперамент не тот, но очень самолюбив…
- Когда у вас этот Амадей появился, и почему он Амадей?- быстро спросил Иван, постукивая пальцем по столу.
- Два с половиной года назад, мы тогда были в Рязанской губернии, его привела одна актриса, она сейчас у нас уже не служит, сказала что умён и талантлив, и мечтает быть актёром. Ну вакансии у нас тогда были, я его послушал, да, декламирует хорошо, с задором, с пафосом, роли знает, ну я и взял. Амадей Рубинов почему? – пожал плечами Бриммель – Так у нас у многих псевдонимы есть, чего ж актёру делать, коли имя-фамилия не звучны-с!
-Поклонниц много небось?- спросил Бусов.
-Да уж хватает, он же обаятельный, и роли я же говорю всё больше романтические…
-Что вы о нём знаете?, Откуда родом? Кто родители? Дворянин, мещанин, ну? –
Бриммель пожал плечами.
-Пачпорт у него в порядке, уроженец Самарской губернии, из мещан, сирота, с детства на заработках, то с цыганами то с шарманщиками, то с вертепами, ну вот так и пробивался по жизни.
-Так, лошадьми часто пользовался?- тихо спросил Бусов, и чуть замер. Присутствующий кивнул .
-Точно так-с, мы как приехали сюда второго мая, он на другой день уж друзей навещал, каждый почитай день, и всё с утра…
-А восьмого? Вы узнавали?
-Разумеется, ездил, в восьмом часу выехал, одет в костюм для верховой езды, налегке был.
-Так я и думал! – хлопнул рукой сыщик, и глубоко выдохнув, продолжил опрос. – А нынче когда вы лошадей брать запретили, он бузил, нет?
-Бузил! – кивнул головой Бриммель, - Да скандалить ещё начал, мне мол визиты делать нужно! Но я твёрдо отказал и всё тут. Да там пол труппы возмущалось, вся молодёжь была недовольна, не он один, и девушки тоже возмущались!
-Скажите, а у него за городом знакомые проживают?
-Это… этого я не знаю, я вообще о личной жизни актёров лишь по кулуарным сплетням осведомлён они же всё время все любовников-любовниц меняют. Дело такое, ну и можно ли уследить за ними? – вздохнул Бриммель, печально глядя на сыщика.
-Где этот Амадей проживает?
-Квартиру снимает, Бочарная 16-ть, где и в прошлом году –пояснил Эдуард Палыч.
-Так, он с вами два с половиной года, большие роли сразу стали давать?
-Через два месяца, когда он знание текста, мимику, жесты показал…
-В других городах где стояли, он тоже эдак на лошадях по друзьям разъезжал?- спросил Иван поднимаясь из-за стола, и начиная немного расхаживать. Бриммель наморщил лоб и сказал что бывало, впрочем он не обращал на это внимания, многие ездили по надобностям.
-Странностей за этим Макар Амодеичем каких не водилось, не замечали? – остановившись спросил сыщик, задумчиво глядя на свидетеля. Эдуард Палыч неопределённо пожал плечами.
-Да актёры вообще народ со странностями, то пьяницы, то гуляки, то игроки, то всё вместе… А он, нет, в этом смысле не выделялся, карты, вино, дамы, долги! - поднял палец хозяин – Ну словом один из многих. Нет, такого чтоб из ряда вон, не было!
Сыщик сцепил руки на груди, и снова прошёлся.
-Жестокости, нервозности излишней, в нём нету?-спросил он.
-Да нервозные-то они все у меня, театральный же люд, склонность к эффектам, драматическим сценам.. Ну было пару раз с ним на репетиции, нервничал, кричал на партнёров, ну это у них у всех было, ничего нового нет в этом.
-Так он себя только Амадеем Рубиновым называл, и всё?- сыщик сделав пару шагов, замер.
-Ну да, и в театре его то Рубином то Амадеем кличут.
-Имя Анри, он не упоминал не разу? – Бусов опять неторопливо зашагал.
-Нет, у нас и нет таких, Мишели, Вольдемары, Алексы, Зизи, Долли, Катиш… -начал было хозяин, но сыщик язвительно его прервал.
-Ясно всё, собачий питомник прямо а не театр, одни клички-обезлички! – грустно съязвил сыщик. Бриммель было видно что слегка обиделся на замечание, но возражать не стал, их высокоблагородию может быть и виднее.
-Жениться он не собирался, не говорил вам?
-Не-е-т, что вы! У него подружек и без того много, и среди актрис, и среди поклонниц.
-Так, а вот о поклонницах в нашем городе и уезде, вы уж постарайтесь мне узнать, это очень важно и для театра и для следствия в целом, поговорите с труппой, наверняка кто-то что-то знает, договорились?
- Узнаю, от чего ж нет?- тяжело вздохнул Бриммель.
-Ну и последнее на сегодня, это не срочно, но завтра к вечеру постарайтесь мне прислать с курьером, уличным мальчуганом, список городов и уездов, где вы гастролировали с момента появления у вас этого Рубинова, у вас же документация должна быть на это?
-Разумеется, это самое простое, завтра к обеду и представлю! – пообещал Бриммель.
-Ну-с Эдуард Палыч, за сим пока до свиданья вам, и спасибо за помощь, мы вам этого не забудем и при случае отблагодарим! - довольно улыбаясь пообещал Бусов, и проводив дорогого гостя до приёмной, вернулся.
-Всё записал?- спросил он у Хворостовского.
-Точно так, всё до запятой! –отчеканил денщик.
-Ну-с господа, завтра будем вероятно с вами, убийцу лицезреть! – задумчиво проговорил Бусов, проходя обратно за стол.
-Вы убеждены что это он?- спросил Ефимов.
-Практически господа, практически. Теперь только слежка, выявление знакомств, и поимка на чём-нибудь..
-С поличным будем брать?- насторожился денщик.
-Да нет Митя, не хотелось бы барышнями рисковать, вначале всё обдумать надо, да и убедиться окончательно что это он, тоже ещё надлежит. Хотя чуйка меня нее подводила. Ты Хворостовский вот что, ты как стемнеет, давай-ка последи за квартирой его, и ежели он в ночь куда намылиться, ты за ним поблукай, задача ясная?
-Так точно Иван Силыч, поблукаем, сделаем!- довольно улыбнулся Хворостовский.
-Ну а пока господин подпрапорщик, завари-ка чайку!
Едва успели заварить и настоять чаю, пришли известия от проверки портных и модисток в ателье. Красных гусарских костюмов, никто в означенный период не заказывал.
-Ну-с брат Хворостовский, чем больше версий отпадает, тем мы ближе к цели!- довольно заметил Иван Силович.
-Гм, а где ж он может взять лошадь сам? –спросил вдруг Ефимов, и встал из-за стола.
-Ну не покупать же? – заметил Хворостовский- Хлопотно и затратно.
-Одолжить у кого-нибудь – предположил Бусов – тут верстах в семи от города, небольшой конезавод есть, голов в полста, принадлежит купцу 1-й гильдии Синяеву Ефиму, но вот дадут ли там актёру лошадь, это ещё вопрос, но исключать этого нельзя.
-У знакомых может? – задумчиво проговорил денщик.
-Может, но для сего знакомые должны быть очень близкие, я бы сказал старые! – поднял палец в верх сыщик – а о них мы узнаем лишь завтра от господина Бриммеля. В театре, в день идут два спектакля, в полдень и вечером, значит убивец наш, если только в обоих не занят, свободен или рано утром, или поздно вечером, можно даже сказать ночью – рассуждал в слух сыщик.
-А репетиции?- напомнил Ефимов.
-Ну не во всех он может быть и занят если такой способный как о нём рассказывают. А потом, можно же стать в пользу непризнанного таланта или обиженного гения, и не явиться на репетицию-то, мол «я, это я!» -изобразил «таланта» сыщик, и подметил что психопату, ( а в том что убийца таковой и есть он не сомневался) нет нужды беспокоиться о скандале, ему жажду утолить надо, жажду крови в данном случае.
-Я даже и не слыхал о таких! –развёл руками Ефимов.
-Вот, с почином вас Игорь Сергеич!- хмуро пошутил Бусов, прихлёбывая чай – мы с Хворостовским ещё в Москве с таким дважды сталкивались, и в Н-ской губернии, помнишь? – сыщик обернулся ку денщику.
-Ещё бы, как не помнить!- мрачно заметил тот - У московских на двоих девять жертв было, а у губернского у одного семь!
- Вот не думал что ироды такие есть на свете ! – поразился пристав.
-И не такие есть, по хлеще водятся, особливо за границей, да у нас в больших городах попадаются сомы! – сообщил сыщик, и допив чай поставил чашку на столик у самоварчика. Уже наступил совершенно вечер, но было ещё довольно светло. Зашёл полицмейстер узнать как дела, Иван Силович лишь в общих чертах описал что дело сдвинулось и есть зацепки, но что-то определённое говорить пока рано. Горынин смущённо покряхтел, и пожелав удачи удалился, а сыщики продолжили размышления. Когда стемнело, Бусов глядя на часы, произнёс обращаясь к денщику.
-Так подпрапорщик, через четверть часа заканчивается спектакль, ты давай беги сейчас туда к театру, и внимательно смотри, он такой, среднего роста, чернявый, приятный, благородной наружности, лицом чист. Да окликнут наверняка, не ошибёшься. Вот бери его за хвост, и веди куда он потащит тебя, ну дело привычное, а я, через часок-другой, тоже на Бочарную 16-ть загляну, тебе в помощь, давай, дуй!
-Слушаюсь! – денщик моментально исчез.
-А вы Ефимов тоже на сегодня можете быть свободны, дел в Управе покуда нету! – сказал сыщик.
-Благодарю!- пристав спешно оделся, и ушёл. А Иван походив немного по кабинету, ещё раз пролистал дневники, не упустил ли чего? Нет, не упустил, всё тоже. Невольно пришла мысль о княгине. Иван довольно улыбнулся, горячая женщина, сладкая, но жизнь с такой не построишь, не его мечты. Как любовница-просто огонь и нектар в одном лице, самое то, для скрашивания одиночества, да она и сама это понимает, вон как на рауте-то завлекала, аж сама потом ошалела. Светлана… Вот это совсем другой случай, иной. Такую только в жёны, в любовницах подобные вряд ли ходят, хотя как сказать, совратить под видом «большой и чистой любви» можно любую, даже такую. Вон как она верит-то ему, и будь он сволочью светской, всё бы легко получилось, как пить дать. Она ж чисто котёнок доверчивый, во всех небось лучшее старается увидеть, даже в разбойниках. « Вы их своими грубостями провоцируете»- вспомнилось ему. Чёртова неопределённость, не лететь же с ходу руку предлагать? Не откажут верно, ну а вдруг её чувства, это кратковременная девичья влюблённость? В бытность свою, Бусов не раз и не два наблюдал такие сцены со стороны. Влюбиться барышня в мужчину вдвое старше себя, тот с ходу букет, и здрасьте вам, помолвка. Месяц- другой пройдёт, и бах тебе «Простите, это было заблуждение, я виновата, но так вышло!» Н-да, потом одно из трёх, либо запой, либо дуло к виску, либо дуэль. Первый пункт сыщику был ведом, а два последующих в повестке дня не стояли никогда. Да и видятся они с ней мельком, урывками, как тут чувства-то проверить? Во-от, а покуда всё на воде вилами писано, они с их светлостью княгиней Сажиной, друг-другу необходимы, а там как кости лягут. Кстати о костях, давно не бросал господин следователь, надо метнуть. Бусов выудил из кармана заветный мешочек, подошёл к столу, потряс и бросил, чёт!
-Значит на верной тропе вы господин Коллежский советник!- вслух сказал сыщик убирая кости в мешочек – пора к Хворостовскому, в дозор!
Бусов неспешно собрался, и неторопливо вышел в майскую ночь. Красотень, соловьи уже поют, сады благоухают, кавалеры с барышнями в укромных местах целуются, живут нормальной жизнью, нормальные люди, а тут… А тут он, Иван Бусов, должен вести не нормальную жизнь, ловить всякую сволочь, чтоб женихи свободно невест своих целовали по садочкам, а не провожали их на погост в гробах с веночками. Да уж, служба господа, служба-с!
Подойти к Хворостовскому тихо не получилось, денщик хоть и был отвлечён вниманием на большой одноэтажный дом деревянной постройки, но ещё шагов за 15-ть подал голос.
-Не крадись Иван Силыч, я уж вас чую!
-Не потерял навыков-то, лазутчик? – тихо спросил сыщик, устраиваясь рядом за деревом.
-Как можно-с? С ними и закопают по прибытии- свистящим шёпотом сострил денщик.
-Ну, что наш злой гений?
-Из театра всем гуртом вышли, тут барышни со всех сторон налетели, он с десяток минут с ними потолковал, потом извинился, и спехом на квартиру, благо тут три квартала всего. А теперь вон, с левой стороны его комнаты, мечется чего-то, размышляет.
- Заволновался поди гадюшный, места себе не находит, туго ему безлошадному-то! – предположил сыщик, глядя на беспокойную фигуру в окне.
-Я Иван Силыч чего думаю-то, - наморща лоб зашептал денщик – он через кого-то из актёров лошадь себе достанет, ну хоть самую простую, наверняка у кого-то из труппы, тут хорошие знакомые есть.
-Правильно мыслишь брат Хворостовский, я тоже про то думал! –похвалил денщика сыщик –жаль не знаем мы пока кто тут кому друг в городе, но завтра надеюсь узнаем, кто здесь этому «гусару» кум-брат-сват, или любовница.
- Так быстро? Вряд ли! – покачал головой денщик, и добавил – Да и не он один нуждается, хозяин жалился что пол труппы завозмущались, тут стольким сразу не договориться никак!
-А ведь ты Митя прав – пробормотал сыщик- что значит моя школа, тут им теперь всем на извозчиков переходить придётся, но следить за сим гадом надо в шесть глаз, не упустить. Нынче мы с тобой по очереди до утра, а на завтра тех двоих унтеров расторопных пристегну, что по последнему делу отличились.
-Сабельников да Васильцев?- уточнил денщик.
-Они самые, молодые да расторопные, если в будущем не скурвятся, хорошие полицейские из них получатся – ответил сыщик, не сводя глаз с окна, где то мелькал, то пропадал Рубинов Амадей.
-Там может и чёрный ход быть –предположил Хворостовский.
-Может –кивнул Бусов и приказал – ты братец постой тут, а я поближе к домику прогуляюсь, пошурую там чего-нито…
-Ага, осторожней там! – предостерёг денщик.
-Да не, как можно-с, я щас затяну « Мальбрук в поход собрался» - съязвил Иван, пропадая в темноте. Единственный исправный на весь квартал фонарь, стоял скособочившись шагах в 20-ти от дома, где квартировал подозреваемый. Иван лёгким скоком перебежал улицу, и подошёл к дому. Сразу забрехали соседские кобели, их поддержал хозяйский барбос, Бусову пришлось раза три мяукнуть котом, выслушать чью-то матерную брань, и не спеша начать разведку местности. Глаза привыкшие видеть в темноте, быстро нашли удобное место у забора, где можно было тихо, с помощью ножа, оторвать с одного гвоздя пару досок, и лаз готов, прошу. Двор широкий, пёс авкал в другом углу, чёрный ход и впрямь был, но вряд ли актёр им воспользуется, незачем ему, обычный ход есть, разве только уйти куда не заметно. Иван Силович постоял ещё минут 10-ть, вылез обратно, и осторожно, буквально краем глаза глянул в окно. Актёр уже сидел за столом при свете трёх голового канделябра, и что-то читал. « Текст новый учишь? Ну учи-учи». Минут через пять, Бусов вернулся в засаду к денщику.
-Вроде не собирается никуда уходить- бросил Иван, и добавил – но дежурить подпрапорщик нам с тобой придётся до утра по очереди, а завтра я за ним ещё две пары ног приделаю!
Так они и продежурили до утра сменяя друг друга, впрочем особо поспать и не вышло, так, забывались в полудрёме. До утра, Рубинов никуда не выходил, и даже когда погасил свечи, денщик сбегал посмотреть под окно, не слинял ли подозреваемый в тихую? Нет, разделся, лёг, поворочался да заснул. Уже утром, денщику было велено вести его до театра, и быть рядом, пока Бусов не пришлёт пару смышлёных унтеров в гражданской одежде. Ивану потребовался целы час чтоб найти унтеров Николая Сабельникова и Илью Васильцева, да приказав им переодеться, отправить сменить Хворостовского. Сам тем временем к удивлению Ефимова поставил самовар, и начал ворожить над чаем, пояснив обескураженному помощнику, что начальству тоже иногда нужно шевелить конечностями чтоб не отрофировались. Через полчаса после ухода унтеров, появился позёвывающий Хворостовский, совсем не удивившись тому, что барин сам себе сварганил чай, да ещё и его пригласил как родного.
-Спасибо Иван Силыч, уважили! – зевнул денщик усаживаясь за свой столик.
-Обращайтесь ежели нужда будет! – улыбнулся Бусов.
-Так это вы шутите?-догадался Ефимов, неловко улыбаясь.
-А то как же! – подтвердил сыщик, предложив отведать чайку так же и приставу. Ефимов не стал обижать начальство отказом.
Ещё вчера, Иван думал съездить на похороны Дугановой, но в связи с открывшимися обстоятельствами, решил этого не делать, и либо тут дожидаться вестей от Бриммеля, либо чего ему принесёт наблюдение агентов. Тогда и будем решать, а кататься ради принесения дежурных соболезнований, Иван никогда терпеть не мог, считая это фарсом и бессмысленной тратой слов. Полицмейстер пока не беспокоил, а посему, можно было немного отдохнуть.
-Пойду я господа пройдусь, тут пока без меня всё управите!
Бусов вышел на улицу, и решил заглянуть в трактир, тот, где он обычно обедал, и хозяин с завсегдатаями уже знали его. Когда начальник заходил в заведение, утихали сразу ссоры и склоки ежели таковые были, ибо один раз, Бусов так рявкнул на ссорящихся из-за своего стола, что хозяин чуть дара речи не лишился, а бузотёров как ветром сдуло. С тех пор все знали, что их высокоблагородие человек степенный и не наглый, но лучше его не злить, особливо когда он сам не в духе либо голоден бывает. Бусов кивнув хозяину прошёл на своё дежурное место в глубине зала лицом ко входу, и щёлкнув пальцами поманил к себе полового. Тот в два прыжка очутился рядом.
-Чего изволите Иван Силыч? Такая честь для нас…
-Вот что голубчик, неси-ка жаркого с луком, вина бокал, полный, сыра со слезой ну и хлеба понятно, давай!
-А селёдочки свеженькой не желаете? Нынче утром в боках привезли-с, как вы любите, жирненькая, пряная, малосольная! – предложил половой.
- Давай пожалуй одну, ну тогда вина уж бутылку неси! –сдался Бусов.
-Сию минуту! – кивнул слуга и исчез. Заказ был подан менее чем через десять минут. Иван не торопливо поел, съел всё до чиста, оставив только рыбьи косточки, выпил всю бутылку ( средней крепости) вытер руки и лицо салфеткой, расплатился, и поблагодарив хозяина вышел. После обильной трапезы настроение сразу повысилось, и захотелось чего-то хорошего и доброго.
-Вот поймаю этого выродка, и тогда позволю себе немножко пошалить! – сам себе посулился сыщик, и пошёл в Управу. Там он снисходительно заметил что денщики тоже люди, и выпустил того на волю, в трактир покушать, мол ты в течении дня можешь пригодиться, так что лети подкрепись. А сам сыщик сел поглядеть сводку происшествий по городу за сутки.

Х Х Х

Ночь, Светлана провела не совсем спокойно. Вылив на страницы своих « Записок» все обуревавшие её негодования по поводу гнедой кобылицы увиденной ей во время погружения в себя, барышня никак не могла придумать чем ей занять весь день далее? К подружкам идти не хотелось, там она обязательно проболтается им ( разумеется по секрету) про то что видела с лошадями, и уже к вечеру об этой пошлятине будет знать весь город. Нет, этого, она ни за что не смогла бы допустить!
Но как же скучно бывает молодой, умной, красивой, весёлой, отзывчивой, доброй, целеустремлённой, вежливой, искусной, хозяйственной, нежной и трепетной юной девушке, когда она одна, и не с кем даже поговорить! Папенька на службе, братец Олежка в лавке с книжками своими, маменька? Ой нет, с ней хорошо городские сплетни обсуждать, а не личные хлопоты. Замучит вопросами да охами. Есть на примете один сыщик, но он как-то так, то отдаляется, то приближается как мираж. Может пойти на прогулку да невзначай мимо Управы прошмыгнуть, вдруг он опять чего-нибудь дома позабыл, да вернётся, и они «случайно» встретятся? Да, гулять идти надо в любом случае, это и полезно и вообще… Но прогулка тоже ничего не дала, возле Управы кроме городового на посту никого не было, и девушка прошла мимо, с чуть накатившей грустью, где ж ты есть, сыщик?
За обедом тоже особенных новостей вроде не было, коме того что маменька посетовала что Иван Силыч к ним давно не заходил, уж не случилось ли чего? Дмитрий Михайлович деловито ответил что «Где ж ему заходить, когда он злодейское убийство расследует, и дома-то редко бывает!». Светлана при этих словах папеньки чуть было не брякнула вслух, что знает мол она чего и с кем Бусов там расследует, наслышаны, и нанюхались, и даже видели! Но слава богу всё это, она проговорила про себя…
- Да, жестокое убийство! – согласился Олег.
- А кого убили-то? – испуганно спросила маменька.
-Барышню 20-ти лет, верстах в 15-20-ти от города, саблей закололи! – пояснил Олег.
-Ужас какой – прошептала Светлана, немного даже допустив что сыщик и впрямь может быть сильно загружен.
-Саблей? Почему саблей? – не поняла Катерина Петровна. Мужчины дружно пожали плечами.
-Никто не знает, вот Иван Силыч-то и ведёт дело, когда ж ему по гостям-то ходить! – изрёк папа.
-Мог бы хоть и на четверть часа заглянуть! – недовольно заметила Светлана.
-А я его намедни видел, из далека правда, задумчивый такой весь, торопился куда-то!- вспомнил вдруг Олег.
-А знаете, в прошлом году, именно в эту пору, в дали от города, тоже были убиты двве девушки, но тогда убийц вроде сразу нашли!- задумчиво произнёс вспоминая чего-то, Дмитрий Михайлович. – Хотя кто знает? Будем надеяться что Иван Силыч схватит злодея!
Светлана ничего более от себя в разговор не добавила, доела и поблагодарив за обед, легла на постель и снова погрузилась в думы. Сыщик убийцу ищет, а о ней забыл… А может просто ему и в самом деле пока не с чем приходить? Охо-хонюшки, тяжела ты долюшка девичья, ходи да переживай всё время, любит или нет? Вдруг другую найдёт? Или его другая найдёт? Ещё эти светские приличия пропади они пропадом, барышня не может одна, с неженатым мужчиной нигде быть наедине! ( с женатым впрочем тоже) А так хотелось чтоб он её куда-нибудь пригласил, ну хоть в буфет или кондитерскую, или в театр. Да, к ним же приехал уже много дней как, разъездной театр! Хотя, вряд ли Бусову водевили нравятся. Они ей самой-то не очень, так, хоть рядом посидеть! Ладно, она теперь для себя всё решила, и будет действовать сама, иначе по собственному почину, господин Бусов, сроду не раскачается! Вот только пусть это дело с убийством завершиться, и тогда она его… А что она его? На чай позовёт? Или снова званный вечер? Нет уж, нет уж, хватит! На подружек никакой надежды нет, опять бесстыжие глаза будут пялить куда не след. Положение… Чтоб убить время, барышня даже спустилась вниз помузицировать, и услаждала слух маменьки целый час. Тоска.
И вот наконец пришла долгожданная ночь, но и она не принесла большой радости, снились всякие неприличества да непристойности, хотя некоторые от части были даже приятны, хоть и стыдно в этом признаваться. Вот до чего могут довести бедную девушку терзания да сомнения, аж просыпаться неудобно и стыдно! Умывшись как следует холодной водой, барышня немного повеселела, и уже не особо думая о ночных видениях, поскакала завтракать.
До самого полудня в Управе не было никаких известий, и лишь в начале первого, Бусову доложили что пришёл господин Бриммель.
-Давай его сюда! – коротко приказал Иван Силович. Снова как и вчера, вошёл полный всяческого почтения Эдуард Палыч, и достал из внутреннего кармана пару сложенных листов.
-Вот Иван Силыч, извольте-с, один, это список мест где гастролировали за два с половиной последних года, а другой как вы просили, адреса знакомцев Рубинова…
-Да вы присядьте! –коротко кивнул сыщик, и визитёр мягко опустился на стул. Бусов бегло проглядел список губерний и городов. Н-да, не мало, полтора десятка аж, но это после, сейчас знакомцы. Так, первые Зобовы. Мещане, родители и две дочери, Светлана и Аглая, проживают в городе, на Плотницкой№72, богаты, сдают под квартиры ещё два дома на той же улице. Ага, похоже лежбище ищем, господин «гусар», или нет? Так, вторые, Кошкина Елизавета Пантелевна, 18-ть лет, дочь помещика Пантелея Калистратовича, дом которого в восьми верстах от города, по окружной на север! Так, а вот это похоже новая жертва, ну, сейчас выясним.
-Ну-с, любезный Эдуард Палыч, а теперь не торопясь, обстоятельно, расскажите мне, как вы узнали про этих людей, Кошкиных и Зобовых?
-Да очень просто господин Бусов! – чуть повеселел Бриммель- Ведь в театре, мало что можно утаить, артисты вообще народ болтливый, я ранее не особо и внимания-то на это обращал, а тут пришлось. Я даже всех и не опрашивал, не за чем, да и не успел бы по срокам, так вот. Есть у меня там пара кумушек, они всё про всех знают, и даже то, о чём ты и сам позабыл. Я сразу их к себе и вызвал, туману напустил, мол Рубинов как бы не хочет ли жениться, и есть ли у него кто в городе или далее? Так они мне наперебой всё и выложили! С Зобовыми этими, Амадей наш ещё в прошлом году, в мае сошёлся, и весь сезон их навещал когда был не занят, так говорят. А с Кошкиной Лизой, он говорят познакомился четвёртого дня, после дневной премьеры, она тут у тётки гостила, и на спектакле была…
-Адрес тётки?
-Извините, не ведаю..
-Ладно, сами выясним, дальше давайте!
-Ну вот, эта самая Лиза, ещё с прошлого года на его роли бегала, подойти не решалась, а в этом году, букет цветов ему подарила, и прорвалась к нему. Ну вообщем он обратил на себя её внимание.
-Четвёртого говорите познакомились, а потом встретились, где и когда?- быстро спросил Бусов.
-Кумушки говорят что два раза, но вот точно не помнят, то ли пятого и восьмого, то ли шестого и девятого, нет, не ведаю.
-А хотя бы место, тут в городе, или в поместье он ездил?
-Первый раз точно в городе, их видели возле гостиницы.
-Какой из двух, «Парадиз», или «Путник»?
-Близ «Путника», у нас там один актёр обедает иногда в буфете, так он и видел, а уж от него-то, и все прочие узнали!- пояснил хозяин театра.
-Скажите, а Рубинов скрывал эти свои знакомства?- пристально глядя мимо Бриммеля, спросил Бусов. Эдуард Палыч неловко помялся.
-Не то чтобы скрывал, нет, тут скрыть сложно, он об этом не распространялся, я бы так сказал…
-Не распространялся говорите – тихо повторил Иван Силович, и спросил – а в сегодняшних спектаклях Рубинов задействован?
-Разумеется, он же один из ведущих актёров! Вот днём целиком отыграет, а вечером в конце второго акта он геройски погибнет, и далее свободен, как правило глядит концовку из-за кулис.
-Во втором говорите акте геройскую смерть принимает?- недобро усмехнувшись переспросил Бусов. Хозяин театра не уловив сарказма в тоне следователя, согласно кивнул. « Точно так-с, во втором акте гибнет-с!»
-Труппа пьесу привозила, в ней четыре акта было, между прочем три из них, были акта… таковых! – шевельнув бровями прокомментировал сыщик. Хворостовский и Ефимов сдержанно засмеялись, а Бриммель не очень понимая грубый армейский юмор, лишь кисло улыбнулся.
-Что ж Эдуард Палыч, благодарю за помощь, вы никому не говорили что в Управу ездили?
-Никому! Ей-богу! – истово перекрестился Бриммель, подавшись вперёд всем корпусом.
-Верю вам, вы не волнуйтесь так – попросил Бусов, и поинтересовался во сколько вечерний спектакль?
-В семь начало, в девять занавес!
-Этот ваш второй акт, он когда заканчивается?
-В четверть девятого!
-Ну, пока свободны, будете нужны, вызовем, всего хорошего! – сказал сыщик, и визитёр удалился. Так, Хворостовский, бери сейчас ноги в руки, и беги к театру, сменишь там Сабельникова и Васильцева, а им обоим прикажешь ко мне, срочно и немедленно!- приказал Бусов.
-Уже там! – прокричал денщик хватая картуз с вешалки, и бросаясь к выходу.
-Ишь ты как оно всё интересно-то выходит, господин ты наш, Амадей Рубинов! – угрожающе прогудел Иван, глядя на листки оставленные Бриммелем. Через какое-то время, в кабинет вошли оба унтера, за которыми посылал Бусов. Тот жестом подозвал их к столу, и написав на листе данные по Лизе Кошкиной, протянул им.
-Значит братцы, дело вот какое, сейчас вы, собираете себе в заплечные мешки харчей и пития на трое суток, и на чём угодно, хоть на чёрте верхом, отправляйтесь в это поместье по окружной, северной дороге, там всего каких-то восемь вёрст. Ваш объект, Лиза Кошкина, барышня осьмнадцати лет, существо глупое но доброе, охранять негласно, круглые сутки. Особливое внимание на красного гусара, либо просто молодого человека с саблей, или на худой конец с тростью, там может быть спрятан клинок. Не допустить чтоб она ушла с ним далеко от дома, или же она пойдёт либо поедет на встречу с ним. При обнаружении близ неё постороннего молодого мужчины с холодным оружием, последнего немедленно задержать, и дать знать сюда, в Управу. Себя без крайней нужды не обнаруживать, но коли обстоятельства вынудят, действуйте официально! Возьмите с собой по пистолету и плётки, большего вам не нужно. Покружитесь там у поместья, понаблюдайте. В контакт без нужды ни с кем не вступать, ночью дежурить по очереди. Возможно всё закончиться раньше чем через трое суток. Вопросы есть?
-А дозвольте Иван Силыч, на лошадках из нашей конюшни поехать, ить всё быстрее будет? –попросил старший унтер, Сабельников Николай.
-Поезжайте на наших, скажите я распорядился. Да, в случае чего, сообщать немедленно, и быть готовыми во всякий час и ко всему. Всё, исполнять, я на вас ребята рассчитываю, не подведите, жизнь юной барышни на кону!
-Не подведём! –щёлкнув каблуками вытянулись полицейские, и чётко развернувшись вышли.
-Так Ефимов, вы тут пока оставайтесь, а я Зобовым визит сделаю, надо и там тоже лаз этому змею перекрыть!- Бусов взял трость, надел цилиндр, и вышел. Дойдя до угла он крикнул дежурившему извозчику «Подавай!» и прыгнув в экипаж, велел гнать по указанному адресу.
Дом Зобовых, богатых мещан, находился в хорошем месте, в уютном, зелёном лесочке, и из далека напоминал небольшой терем. Полтора этажа с мезонином, резьба на окнах и стенах, делали это строение, по истине сказочным. К центральному большому крыльцу, где дымил самовар и суетились люди, вела садовая тропинка посыпанная гравием.
-Хороший домик, вкус у вас господин Амадей есть, и место лёжки вы себе хорошее нашли, добротное. Да только я вот вам отлежаться-то не дам, капкан тут поставлю, может даже самострел!
Подойдя поближе к крыльцу, чуть поклонившись поприветствовал всех, и поинтересовался дома ли хозяева. Мужчина и женщина лет 45-ти, одетые хоть не изысканно но добротно и по городской моде, разом поднялись с лавки, и робко шагнули к порогу.
- Мы, мы с супругой хозяева, а что такое? – тихо ответил мужчина, поправляя очки на носу.
-Мария Филиповна и Инокентий Фирсович?- уточнил сыщик подходя ближе.
-Точно так-с, мы и есть, а с кем я имею честь?- ласково спросил Зобов-старший, оглядывая гостя.
-Полиция, следователь Бусов, Иван Силович, мне надлежит поговорить с вами по очень важному делу.
-Иван Силыч?- опешил Инокентий Фирсович- наслышаны, как же-с ( при этих словах сидевшие у самовара две милых барышни, перестали пить чай из блюдечек, и в любопытстве навострили ушки) милости просим чайку с нами!
-Охотно, но позже, давайте отойдём с вами ну хоть вон к той беседке!- Иван указал тростью на симпатичное строение шагах в 15-ти от крыльца. Супруги без лишних вопросов последовали за полицейским. Когда все уселись на лавочку, Бусов напрямую спросил.
-Как давно вы знаете актёра Амадея Рубинова?
-Ах этого? –переспросил с каким-то облегчением Инокентий Фирсович- В прошлом году, в эту пору познакомились!
-При каких обстоятельствах?
-Так дочки наши в театр с подругами ходили, да потом и пригласили его к нам на чай, дескать знаменитый актёр, обаятельный, ну всё такое, так вот и завязалось. Он к нам раз семь заходил, подарки всё дарил…
-Как по вашему, что он за человек?- задумчиво спросил Бусов.
-Очень приличный, вежливый, и девочкам нашим тоже нравиться!- встряла в разговор супруга.
-Ну то что он дочерям приглянулся это понятно – сказал сыщик- герой сцены, собой видный, это ладно. Вам-то лично, он чем стал симпатичен? Актёры народ не богатый.
-Как? Он нам говорил что у него верных 15-ть тыщ в ассигнационном банке, в губернии лежат!- недоверчиво парировал Инокентий Фирсович, растерянно поглядев на супругу.
-Гм, ну говорить-то можно всё что угодно!- хмыкнув заметил Бусов – А вот у обладателя 15-ти тысяч, даже лошади собственной здесь не имеется, вот как.
-Как нет? Он один раз верхом приезжал к нам – возразила Мария Филиповна.
-Хозяйская лошадь была, нету у него ни черта!- хмуро бросил Бусов. Супруги дружно покачали головами.
-Вот он враль-та-а!!
-К которой из ваших дочерей он дымы-то подпускал? – напрямую справился сыщик.
-Кхм… к Аглае, они переписывались даже – чуть смущённо сказал хозяин дома, и на супругу посмотрел уже виновато.
-Сколько было писем, и где они?- быстро спросил Иван.
-Да штук пять за год было, у Аглаи хранятся, где ж им быть?- недоуменно ответил Инокентий Фирсович.
-Я буду вынужден временно изъять их у вас, это в интересах следствия, и после, если вы конечно пожелаете, -иронично заметил следователь – то сможете забрать их обратно.
-Я, поговорю с ней – заявила мать, обращаясь почему-то к мужу.
-Предложения ещё не сделал? –поинтересовался сыщик.
-Нет, но на днях намекал что придёт к нам для решительного объяснения – пролепетал папа, и кашлянув переспросил – а что такого господин Рубинов сотворил-то?
Бусов решил что вернее будет слегка приоткрыть завесу, пусть их напугаются, иногда страх прочищает мозги лучше любой поучительной нотации.
-Он, подозревается в совершении ряда тяжких преступлений, и поэтому мы проверяем все его знакомства и связи. В этом году он бывал у вас?
-Да –побледнев сказал Инокентий Фирсович, а супруга мелко перекрестилась – был уже три раза, а что?
-В каких числах?
-М… третьего дня, шестого, и толи 8-го, толи 9-го, я запамятовал.
-Он тут бывал, в доме?
-Да, и в доме, и в саду.
-А в город они с Аглаей не выходили?
-Один раз, гуляли в парке, но всего час а потом он её проводил, и пил с нами чай.
-Ладно, пойдёмте теперь с барышнями потолкуем! – решил сыщик.
А барышни, уже сами в нетерпении ёрзали на стульях, и надеялись что их тоже позовут к разговору, ибо страшно им хотелось пообщаться с легендарным сыщиком,о котором они уже столько слышали. И тут удача, вот он с батюшкой и матушкой, к ним идёт!
-День добрый барышни!- улыбнулся сыщик, приподняв цилиндр.
-Здравствуйте господин Бусов – чуть сконфуженно произнесли они обе, и принялись глядеть на следователя как на диковинку. Он тоже посмотрел на них. Девушки как девушки, миловидные, сероглазая Аглая и кареглазая Светлана. Наверняка головы всякой водевильной чушью забиты. Возможно из них кому-то и повезёт в жизни, а может и нет, отдадут их «волей родителей» за каких-нибудь увальней, и всё. Но пока, им угрожает очень серьёзная опасность, и он, следователь, может её отвести от них, пока это в его силах.
-Мне нужно поговорить с вами, Аглая Инокентиевна- Бусов прошёл на крыльцо, и сел напротив старшей барышни, а младшая превратилась в напряжённую слушательницу. Родители тоже находились тут.
-Скажите барышня, вам Рубинов, актёр, письма писал?
-Писал –кивнула девушка, и горделиво заметила- целых пять!
-А вы ему?
-Да, ответила три раза!
-И адрес был?
-Нет, в разные города, до востребования.
-Он случаем не Анри там подписывался?- напряжённым тоном поинтересовался сыщик.
-Анри – упавшим голосом пролепетала Аглая, растерянно хлопая глазами – А… вы откуда про то ведаете?
-Служба обязывает знать –пояснил Бусов, и снова спросил не гусаром ли именовался сей господин?
-Да… писал «Ваш гусар, соратник Дениса Давыдова».
-А чего сразу не Суворова-то?- вслух прикинул сыщик, чем удивил обеих сестёр.
-Как это?- оторопела Аглая, и даже как-то забавно заморгала.
-А так, Рубинову вашему, 28-мь лет. Отечественная война окончилась 16–ть лет назад, он что по-вашему, в отроческие годы там воевал? – без злобно улыбнулся он. Сёстры как-то неловко переглянулись. Ну понятно, задавать юным созданиям такие вопросы, всё одно что спросить у него, у сыщика, какие рюшечки или фестончики, носят теперь дамы в Париже или Петербурге?
-Принесите мне эти письма, мне надо на них взглянуть!- попросил сыщик. Аглая несколько замялась.
-Но… вы мне их вернёте?
-Разумеется, сразу после того, как дело будет кончено, но сомневаюсь я сильно что вы будете после того, хранить их у себя!- предупредил Бусов. Аглая торопливо вылезла из-за стола, и спустя три минуты, принесла все пять писем. Так, ясно, почерк тот же, рука та же. Спрятав их во внутренний карман, сыщик спросил у погрусневшей барышни.
-Он гулять вас за город не звал случаем?
-Звал…
-В какой день?
-Седьмого числа, записку прислал, с мальчишкой.
-А вы? –напрягся невольно Бусов.
-Я её не пустил!- встрял Инокентий Фирсович, поправив галстук – Ещё чего, куда-то ехать!
- А откуда вы, узнали о том?- спросил следователь главу дома.
-Я сама папеньке сказала- созналась Аглая – хоть Рубинов и просил всё держать в тайне.
-А как это всё он потом объяснил вам, он же был тут после?
-Да – кивнула барышня –через день, пришёл очень весёлый, извинился, дескать сюрприз хотел сделать, и не волновать никого понапрасну!
-Ясно –тихо проговорил Бусов и подумал, замышлял ли убийство или нет? Вроде не должен был, коли лежбище себе тут наметил, а с другой стороны, чего от такого упыря-то ждать? Бусов ещё чуть помолчал, а потом сказал обращаясь ко всем.
- Значит поступить вам надлежит вот как, вы – он обратился к родителям – запираете садовую калитку, и говорите своему дворнику или кто там у вас есть, что господина Рубинова, вы более пока не принимаете…
-Почему?- капризно воскликнула Аглая.
-Я поясню – пообещал сыщик, и продолжил- скажите просто « Принимать не велено, ступай с богом!» без объяснений. Вам девушки – Бусов обратил взор на сестёр- ни под каким видом, в ближайшие два-три дня, в город одним не выходить, да лучше и территорию усадьбы не покидать, для вашей же безопасности.
-Господи, да скажите ж ради бога что стряслось-та?- взмолилась Мария Филиповна.
-Господин Рубинов, он же Макар Сумов, он же Анри, подозревается нами в совершении трёх страшных убийств тут, в Ладовском уезде, но думаю их у него значительно больше, в иных местах!- открыл карты сыщик. Вся семья побледнела, матушка зашептала молитву, а батюшка несколько раз развёл руками.
-Я… я вам не верю!- чуть не плача воскликнула Аглая – Вы… вы…
-Я злой и грубый полицейский – закончил очевидную девичью мысль сыщик, и ещё добавил что он чёрствый. Подождав пока девушка утрёт слёзы, он задумчиво переспросил у неё.
-Ну вот как вы думаете, Аглая Инокентиевна, откуда я про то что он подписывается «Анри» знаю?
-И… откуда вы… знаете? –печально спросила девушка, ожидая чего-то ужасного, и не ошиблась.
-У двух из трёх убитых за год тут девушек, были обнаружены его письма и записки, где он так и подписывался, и гусаром назывался. С одной год назад якобы венчаться хотел, но в день его знакомства с родителями невесты, девушка была убита, и всё указует на вашего Анри, так-то вот!
-Матушка божья, царица-троеручица! –побледнела Мария Филиповна – да как же это быть-то может, он что, нехристь?!
-Всё возможно – кивнул сыщик, и снова обратился к девушкам – барышни, вы услышали меня? Всего два-три дня дома посидите, и свободны! Если он виновен, я его схвачу, а ежели нет, принесу извинения, тем дело и покончим. Итак, вы меня поняли, не ослушаетесь?
- Они вас поняли Иван Силыч! –подал голос папа, который сам тяжело дышал – Три дни, ни шагу мне за калитку, прибью кто ослушается! – погрозил он пальцем дочерям, и те согласно закивали «Хорошо батюшка!», но вид у обеих стал весьма удручённый.
-Ну-с, мне пора, служба не ждёт! – встал с места Бусов, и добавил – Ничего не бойтесь, просто будьте начеку. За домом будут приглядывать наши люди, так что в случае чего вас выручат. Ну-с, всего хорошего, поймаем убийцу, вызову вас в Управу для дачи свидетельских показаний, честь имею! – Иван Силович коротко козырнул, и быстрым шагом ушёл.
-Сохрани и помилуй дом сей, царица небесная! – взмолилась матушка, погрусневшие барышни нырнули в дом, а хозяин бормоча себе под нос чего-то, спешно пошёл закрыть за гостем калитку. От Зобовых, сыщик поймав извозчика поехал к театру, и найдя там в засаде за кустами сирени верного денщика, спросил как дела.
-Никак Иван Силыч, никуда он не выходил, муторно тут торчать чего-то, может к вечеру, ко второму акту, нет? – закинул удочку Хворостовский.
-Устал что ль?- с сомнением спросил сыщик.
-Да не то чтобы, просто тоскливо тут торчать без дела! – хмуро бросил Хворостовский.
-Без дела Митя, только кол из задницы торчить! –иронично-философски, пояснил Бусов – А мы с тобой, можем и неделю в пустую просидеть в засаде, а на восьмой день злодея взять, забыл как это порой случалось у нас?
-Не забыл, ладно барин, извиняй, блажу чегой-то! – ухмыльнулся денщик, и спросил что там у этих Зобовых?
-Там брат Димитрий, бабий водевиль под названием « Смертельная любовь, или злой сыщик разрушает идиллию» - грустно усмехнулся Бусов, и коротко посвятил Хворостовского в подробности недавнего визита.
-Н-да, - вздохнул денщик – с влюблёнными барышнями сложнее чем с озлобленными янычарами, никогда не знаешь, чего прелестное создание в следующий момент выкинет!
-Да, за их домом я тоже наблюдение установлю, направлю ближе к вечеру кого из наших, да и городовых по близости поставлю, пусть отсвечивают.
-Ну а нам-то с вами тут долго стоять?- спросил денщик.
-Сей момент решим! – Бусов вытащил часы и поглядел на время – четверть четвёртого на моих, так-с. Стой тут ещё час, я тебе пришлю смену, всё Митя, я пошёл, не грусти!
Вздохнул денщик, и снова превратился в саму наблюдательность. В Управе, Бусов нашедши Лебеденко, велел ему сходить домой и переодеться, а оттуда бежать к театру Бриммеля, и там, напротив в сирени, сменить Хворостовского и сидеть до вечера, а если Рубинов куда пойдёт, проследить. Впрочем, Николаю Трофимовичу было обещано что возможно, к нему на подмогу придут раньше. Лебеденко щёлкнул каблуками, и быстро исчез. Затем Бусов направил двоих городовых дежурить близ дома Зобовых, указав не торчать под самой калиткой, а просто быть поблизости. Заварил чаю, выпил, сел и стал думать как бы отыскать тётку Лизы Кошкиной, о которой известно только то, что она есть. Похоже что никак, времени на это, верно уже не хватит.
-А что Ефимов – обратился он с грустной улыбкой ко второму помощнику – много ли у нас в городе, девичьих тётушек, с фамилией Кошкины? Или скорее всего уже не Кошкина, а?
-Быстро мы эту тётушку не найдём, а когда отыщем, думаю всё уже будет кончено! – задумчиво ответил пристав, роясь в бумагах.
-Да, пожалуй ты прав, да и не к чему это уже, всё решиться завтра-после завтра. Не выдержит этот волк, выйдет на охоту, а тут и мы, шкуру с него долой!
Где-то через полчаса пришёл Хворостовский и с удовольствием заварил себе чаю.
-Чёрт, дело вроде верное Иван Силыч – задумчиво начал он вприхлёбку – а чего-то не хватает!
-Чего тебе не хватает?- переспросил начальник, перебирая некоторые казённые бумаги, кои надлежало по просьбе полицмейстера разобрать.
-Связки, брать-то этого Амадей Макарыча на чём? – выказал сомнение денщик.
-На Кошкиной Лизавете, больше не на чем! – вздохнул сыщик, и вытащив из кармана пять писем взятых у Аглаи Зобовой, плюхнул их на стол – Вот господа, наш Анри за год, некой девице Аглае Зобовой, богатой мещанке, пол десятка посланий настрочил, думаю осесть хотел, либо того хуже, жертвы себе про запас намечал.
-И что в них?- спросил Ефимов.
-А вот сейчас и поглядим! – сказал Иван, и раскрыв первые, стал читать. Обычный слащавый вздор, что так любой провинциальной дурочке нравиться. И разумеется ничего существенного о себе, кроме того что он «Бравый гусар, сподвижник Д. Давыдова».
-И ведь многие ж дуры в это верят!- вслух сказал сыщик, и подумал что лишь барышня Брусникина в такой вздор, сроду бы не поверила, начитана да образована достаточно. Во всех прочих любовных посланиях, тоже уже ничего интересного, что наводило бы хоть на какие-нибудь новые мысли.
-Бабий вздор господа!- заключил Бусов, по почтении посланий – Только и пользы что очередная улика на «гусара», мол очень много у вас сударь одновременно барышень образовалось, да вот трое из них убиты злодейски. И похоже вами.
-Ну письмами его особо не прижмёшь! – засомневался Ефимов.
-Да нет Игорь Сергеич, прижмём! Одной записки его, что на теле Ольги Дугановой доктор нашёл, уже хватит доказать что он там был, и убил её. Это ежели вопросы задавать умеючи.
-Ну, тогда надежда только на вас!- проговорил Ефимов, переворачивая очередной лист.
-Ну если честно господа, то надежда у меня на нашу с вами слаженную работу, да госпожу удачу. Но, жизни юных барышень мы с вами сберечь будем обязаны в любом случае! В противном, грош нам цена и нашим оправданиям. – напутственно поправил коллегу Бусов.
-Да я думаю уж что-что, а жизни мы им точно сбережём!- деловито заметил Хворостовский. Так за хлопотами, незаметно подошёл вечер. Бусов глянул на часы, и деловито сказал.
-Так господа, скоро конец второго акта, и наш герой должен пасть смертью храбрых, и по моим прикидкам, свинтить из театра. Так, Ефимов, вы идите домой, на сегодня вам тут дел нет, а мы с Хворостовским до театру подадимся, там Лебеденко в кустах сирени уже наверняка заскучал от налетевшей романтики, барышень-то красивых небось рой целый там! Пошли Дмитрий Данилыч, поглядим чего там у царства Муз делается!
Лебеденко хоть и не заскучал, но подмоге был рад. Уже спускались сумерки, и через полчаса должно было начать темнеть, а исправных фонарей поблизости имелось всего два ( прочие были побиты и не горели)
-Ну Лебеденко, чего тут у тебя интересного? –спросил начальник, когда они нашли его в пахучих зарослях .
-А ничего, из театру он не выходил, играет, другие некоторые уже убежали, а этого пока не было!- ответил околоточный.
-Ты свободен на сегодня Трофимыч, ступай домой! – отпустил его сыщик, и полицейский оживившись козырнул, и тихо пропал среди посадок.
-Ну, а мы с тобой брат Димитрий будем тут дежурить до победы. Так, четверть девятого – глянул на часы пока ещё было видно сыщик – геройская гибель состоялась, и думаю что к девяти наш визави уже вылезет, а то и раньше.
Но Рубинов вышел из театра вместе со всеми, с публикой, восклицающими от восторга девушками, цветы, оханья, и вдруг.. Сердце у Бусова запрыгало как лягушка, из толпы девиц, прямо к Рубинову, весело махнув сумочкой-мешочком, выскочило прелестное создание в хорошеньком выходном платье и замечательной шляпке, барышня Брусникина. Прочие девицы проводили « счастливую соперницу» завистливыми взглядами, а барышня о чём-то оживлённо заговорила с Амадеем, тот ей довольно отвечал, слов было почти не разобрать, но по всему видать, она чем-то живо интересовалась. Вот Рубинов как-то так ей кивнул, и Светлана сделала несколько шагов как бы намереваясь идти за ним. Иван мгновенно превратился в сжатую пружину.
-Этого мне только не хватало для композиции! – зло выдохнул Бусов неотрывно глядя на эту сцену, и тут из толпы с громким возгласом « Светлана, ну что за ребячество?» выскочил Олег с озабоченным лицом, и подойдя к беседующим, взял сестру за руку. Актёр приподняв шляпу произнёс дежурные сладчайшие извинения, и неспешно зашагал по тротуару.
-Я за ним! –шепнул денщик и пропал. Бусов не на долго остался.
-Нет, эта Светочка, меня точно до апоплексического удара когда-нибудь доведёт! – с досадой сказал сыщик, глядя как Олег ловит извозчика, садиться с сестрой в экипаж, и уезжает. Так, сегодня уже невозможно, а вот завтра, от силы после завтра, он обязательно выяснит что этой юной барышне, от того лицедея надобно было. И ведь как опять попала-то «удачно!»
-Н-да, вот те Иван, очередные пирожки с пистолетами! –тяжко выдохнул он выбираясь из засады, и направляясь к квартире подозреваемого. Глаз да глаз за этой Светочкой! Ну просто не на секунду нельзя оставить ребёнка! Кхм, сказать ей что ли при встрече об этом? Обидеться ещё на «ребёнка» ладно, возьмут «гусара», там видно будет как с прелестной барышней говорить. Хворостовский сидел на прежнем месте.
-Свечи зажёг, мечется чегой-то по комнате – тихо сообщил денщик.
-Угу, разволновался видать после героической гибели, бывает – пояснил Бусов вглядываясь в окно где мелькал Рубинов.
-Снова до утра будем?- поинтересовался Хворостовский.
--Конечно, кроме нас с тобой пока некому, Сабельников с Васильцевым уже усадьбу Кошкиных стерегут, так что только нам, по сменно до утра, а там по обстоятельствам.
-Не жрамши опять с обеда!- посетовал денщик.
-Много жрать вообще вредно, господин подпрапорщик, а на посту и в секрете, в частности!- наставительно пояснил Бусов – на пустое брюхо лучше сторожиться, носом не заклюёшь.
--Я им и так не заклюю! –свистящим шёпотом проговорил денщик.
Ночь прошла спокойно, актёр никуда не выходил, но спать лёг уже за полночь. Бусов тихо сбегал убедиться что тот дома, и вернулся назад. Сыщикам удалось даже в общей сложности подремать по паре часов, так что к утру, если не считать небольшого чувства голода терзавшего денщика, оба были бодры и готовы к действию. А дальше события стали развиваться столь стремительно, что сыщики за ними едва успели. В четверть восьмого, актёр Рубинов, вышел из дому облачённый в чёрный фрак, белые брюки, и чёрный цилиндр, в руке он держал тоненькую трость.
-Видать на свидание собрался, вон как приоделся!-
-За ним, ты по левой я по правой стороне улицы, всё!- тихо приказал Бусов, и дав объекту удалиться шагов на 15-ть, осторожно вылезли из укрытия, и пристроились следом. Подозреваемый шёл обычной, торопливой походкой спешащего по делу человека, как и некоторые из тех что попадались по пути, не оглядывался, и разуметься ничего не опасался. Свернув на другую улицу, актёр вышел на широкое место, где у столба дежурил извозчик.
-Эй, борода, подавай!- крикнул он, и махнул тростью. Лихач быстро подъехал, Амадей вскочил на подножку, и что-то заговорил вознице, тот на секунду призадумался, ответил, актёр полез в карман за деньгами, сколько-то отдал, и сел на сидение, экипаж тронулся. Сыщики беспокойно закрутили головами, дело уходило из рук. К частью, на другой стороне улицы показался другой извозчик, высадивший седока, и собиравшийся следовать дальше.
-Подавай!- закричал Бусов бросаясь к нему, денщик следом. Возница придержал лошадь, двое запрыгнули внутрь.
-Полиция! – коротко представился Иван Силович – Следуй быстро за тем экипажем – сыщик указал на удаляющуюся пролётку – не упустим, в двое получишь, упустим, по морде получишь!
-Не упустим ваше благородие!- извозчик весело стегнул лошадку, и та резво полетела следом за указанным сыщиком экипажем, и через две минуты, уже почти догнала, но следователь не разрешил сильно приближаться.
-Держись от них шагов за сто и не более, понял?- предупредил он возницу.
-Как скажите ваше благородие! – согласился извозчик, и негромко спросил, а далеко ли ехать придётся?
-Не очень, думаю порядка вёрст восемь или десять, не дрейфь борода, заплатим как обещали, а за помощь полиции, ещё и благодарность получишь!- намекнул сыщик.
-Это хорошо! – деловито сказал извозчик, и поинтересовался, а кого же ловят-то?
-Шаромыжника одного – негромко ответил Бусов, и предупредил- ты нас на месте подождёшь, возможно задержатся придётся, но помни борода, за помощь наградим, за побег или глупость, строго взыщем!
-Как можно чтоб я сбежал? – клятвенно повторил извозчик- Мы полицию уважаем, ибо порядок должон быть, а то местами народишко то балует, так долго ль до беды?
-Молодец, следи за дорогой, да меня внимательно слушай!- сказал Иван. Далее почти не разговаривали, извозчик затянул себе по нос какую-то песню, а денщик с начальством особо не болтали. Актёр точно ехал далеко за город, по окружной на север дороге, и уже было понятно куда он направляется.
-Ну Хворостовский, вот кажись всё и сходиться, невтерпёж упырюге стало, извозчика нанял, знать уже неможется ему! – тихо проговорил Бусов.
-Да Иван Силыч, вот не уследи мы, и всё, улизнул бы гад!- опасливо заметил денщик.
-Ничего, там унтера наши дежурят, уследили бы!- с надеждой ответил Иван Силович, и потрогал рукой пистолет во внутреннем кармане, пригодиться очевидно. Не доезжая примерно версты до поместья Кошкиных, преследуемый экипаж остановился, актёр вышел ( сыщик чуть придержал возницу) сказал что-то извозчику, и тот поехал, а сам Рубинов бросив мельком взгляд на ползущую по дороге пролётку, быстро направился вниз по тропинке, ведущей к небольшому лесочку.
-Проезжай живее, на повороте я спрыгну, а вы к усадьбе, Хворостовский, там по ситуации, всё!
-Слушаюсь! – разом сказали денщик и возница, а Иван приготовился. Едва миновали поворот, он легко спрыгнул, и быстро побежал наперерез, через лесок, чтоб перехватить возможного преступника. Навыки старого разведчика не изменили Бусову. Едва влетев в лесок, он тенью заскользил меж деревьев и кустов, не хрустнув ни одной веточкой ни одним сучком. Анри засёк минуты через три, тот шёл торопливо, размахивал руками, и что-то говорил сам себе.
-Репетируешь курвец, ну давай – шепнул Иван, стараясь двигаться параллельно преступнику, ни на секунду не упуская того из виду. Минут через пять, Рубинов спустился в небольшой, неудобный овраг, Иван затаился на краю за кустом ирги, и стал ждать. Актёр подошёл к толстой, корявой сосне, с щупальцеобразными корнями, воровато оглянувшись по сторонам выудил из кармана тонкие серые перчатки, надел их, и тростью стал чего-то расковыривать в песке. Дорывшись, он присел, и легко вытащил небольшой полотняный мешок. Снял перчатки, развязал, и взору Бусова предстал красный костюм гусара, кивер, сапоги со шпорами, а саблю, преступник уже из самой ямы достал в тряпицу завёрнутую, быстро перевоплотился, дрожа от волнения или вожделения, чёрт его психопата понял бы. Ненужное сложил в мешок, укрыл в яму и засыпал.
-Вот тебе и дом сообщников! – сам себе усмехнулся сыщик- Всё как всегда просто до прозаичности, тайник в лесу! Вот где ты оборотень шкуру-то прячешь, ну поглядим на что ты далее годен!- проскрежетал Иван, наблюдая как «гусар», отряхнувшись, бодро зашагал вперёд, в верх, на выход из оврага. Бусов тенью за ним, уже в принципе мало чего опасаясь. Иван Силович неторопливо выглянул из оврага чуть в сторонке, ( идти след в след он не рискнул, мало ли?) и увидел что «гусар» уже идёт меж сосен простым, прогулочным шагом. Сыщик выскользнул наверх, и невидимый, стал красться за «гусаром». Минут через пять, Рубинов остановился на неприметной, симпатичной полянке, где и впрямь хорошо барышням свидания назначать, но только нормальным людям. «Гусар» покусывая ногти да теребя саблю, стал в нетерпении похаживать взад-вперёд, сбивая пинками цветочки. Иван подкрался шагов на 15-ть, и затаился. Через пару минут вдалеке послышалось лёгкое лошадиное ржание.
-Едет!- оскалившись какой-то нечеловеческой мимикой, и несколько раз подёргав из ножен саблю, промычал Рубинов. « Всё приятель с тобой ясно» быстро проговорил про себя сыщик, и достал один из пистолетов. Впереди, шагов за 50-т, уже показалась меж сосен хорошенькая девушка в белом платьице, верхом на серой лошадке. Счёт пошёл на секунды.
-Анри!- громко выкрикнул Иван, резко выходя из-за молодой сосны. «Гусар» от неожиданности ахнул, и дёрнувшись всем телом как от прикосновения горячей головни, быстро обернулся, вытаращив на незнакомца безумные глаза, на бледном, искажённом страхом и удивлением лице.
-Акт третий господин Анри, он же Амадей Рубинов, он же Макар Сумов, и он же помешанный убийца. Занавес, падаль! – проговорил сыщик направляя пистолет на застывшего в изумлении преступника.
-Вы… вы кто?!- фальцетом выдавил из себя Анри.
-Те же и полиция –негромко ответил Бусов- ты арестован, упырь!
И тут, почти совсем близко подъехала юная барышня, со страхом взиравшая на дикую для неё сцену, как некий злой и несимпатичный господин в синем, держит под прицелом её мечту в гусарском ментике, только вот «мечта» от чего-то трясётся и бледна как смерть.
-Анри, дорогой!- чуть не плача воскликнула Лиза замирая в изумлении. А злой господин вдруг в пол оборота проговорил в её сторону.
-Барышня стойте на месте, я из полиции!
Анри, улучив эту секунду, невероятным прыжком сиганул в сторону, и заголосив чего-то, припустился петляя меж сосен, а злой господин бабахнув в след и совсем непристойно выражаясь, бросился его догонять. Барышня вздрогнув от выстрела тут же решила что её любимый уже непременно убит, трагически ахнула,схватилась за сердце, и театрально сползая с седла, мягко упала в обморок.
-Стоять ублюдыш маменькин!- добавил соли Иван в сказанное ранее, настигая беглеца.
Он намерено стрелял мимо, пугая убийцу, деваться тому всё равно было некуда. С левой стороны, уже во весь опор как могли, летели верхами Сабельников и Васильцев, а за ними, со скоростью молодого страуса, нёсся перескакивая через пни и ветки Хворостовский сплёткой в руке.
-Отсекайте его слева! – закричал Иван, забегая с другой стороны, окорачивая «гусару» путь в глубокий и густо поросший овраг. Анри, увидав всадников, резко, словно налетев на стену, остановился, и уже ничего не соображая, помчался выхватив саблю влево, прямо на Хворостовского. Денщик, увидев какая на него аказия с саблей бежит, раскрутив над головой плеть, первым хлёстким ударом выбил из рук врага саблю, а вторым, от души вытянул того взахлёст по туловищу. Анри завизжав не своим голосом, рухнул в нервных конвульсиях наземь, но Хворостовский уже с кошачьим проворством вскочил на него, и придавив коленом да захватив плетью за шею, зарычал чуть прижав.
-Не дёргайся ****ва! Придушу с-с-сука!
Подоспели остальные.
-Молодец брат Димитрий, не потерял хватку!- искренне похвалил Бусов подходя в плотную.
-Мы своё дело знаем!- деловито заметил денщик чуть ослабив удавку ( «гусар» уже начинал хрипеть)
-Вяжите ему руки за спиной, верёвка есть у кого-нибудь?- хмуро спросил Иван, досадуя на себя, что забыл её сам.
-А как же, Иван Силыч, есть!- радостно сказал старший унтер Сабельников, доставая из-за пазухи кусок грубой верёвки, в пол сажени длинны- как знал сгодиться, из дому захватил!
-Давай!- Хворостовский убрал удавку, и в одну минуту скрутил «гусару» руки за спиной.
-Поднимайся оборотень, живо!- грубо крикнул он, пиная Анри в рёбра. Тот взвыл, скорчился, но сам не поднялся, помогли оба унтера. Лицо Рубинова –Сумова, было подёрнуто чертами нервического припадка, страха и удивления.
-Ну что «гусар»- сухо начал Иван пристально глядя на него- карьере твоей конец, всё, в убийствах сознаёшься?
-Не… знаю я… никаких… убийств… я актёр… я играл лишь роль… забавы для…
-Ничего, сознаешься в Управе, ведите его к пролётке, я барышню гляну и следом!- Иван подняв саблю отдал её денщику, и пошёл обратной дорогой, поглядеть что там с влюбчивой барышней стряслось. Но он заметил лишь удаляющуюся на лошади фигуру, плаксиво кричащую.
-Помогите! Человека убили-и-и!! А-а-а!!!
-Угу, жива-здорова, и темпераментна!- подытожил Бусов проводя взглядом беглянку, и развернувшись поспешил к своим, что уже мелькали шагов за полтораста впереди. Извозчик ожидавший лишь троих, с изумлением взирал на целую компанию. Ещё когда его пассажир ринулся из пролётки на женский крик,и выстрел, а невесть откуда взявшиеся двое конных бросились следом, он понял что дело «сурьёзное» и решил ждать тут, на дороге между лесочками. Избитого и связанного «гусара» грубо посадили на переднее сидение лицом к себе, после чего Иван Силович вначале велел ехать прямо к Кошкиным, но по пути завернуть в один овраг, забрать мешок с актёрским платьем. Услышав это, Амадей сильно вздрогнул, и затравлено поглядел на Бусова.
-Знаем, да, а ты как думал?- кивнул Иван, и угрюмо обратился к своим – Вот господа, перед вами типичный, натуральный оборотень, не сказочное чудище, не житель нави, нет, истинный светский волкодлак, и не распознаешь такого с замыленого глазу-то! И не по ночам в зверя превращается, а по утрам, такой вот оборотень, жуткий и страшный в своей реальности! (Извозчик истово перекрестился) - Трогай!
В поместье Кошкиных царила гибель Помпеи! Насмерть перепуганная барышня, собрав папеньку, маменьку и дворню, округлив глаза от возбуждения, на одном дыхании выпалила всем жуткую историю про разбойников в их лесу, и про то как её герой, её Анри, героически пал в битве с превосходящими силами противника.
-Какой Анри? Какой твой герой? Какие разбойники-то?- сердито вопрошал седовласый папенька, толком не могущий ничего понять.
-Конные, с пистолетами!- не мигая взором, объяснила дочь.
-Барин, к нам гости!- сказал кто-то из дворни, и все обернулись. К дому подъезжала бричка с пассажирами, ( один из них, гусар, был избит и связан) которую сопровождали два всадника, похожих на небогатых купцов или приказчиков.
-Разбойники - пролепетала барышня, и вдруг снова возбуждённо затараторила папеньке, чтоб он их схватил. Но папенька цыкнув на не в меру разошедшуюся дочку, вышел вперёд, ожидая что будет далее. Бусов, видя что общество бурлит, соскочил с экипажа, и коротко представившись, попросил всех сохранять спокойствие. Лиза, увидав «павшего в неравной битве» живым, с криком кинулась было к нему, но сыщик не пустил девушку, громко и понятно, чтоб слышали все, объяснил присутствующим кто таков Анри, и в чём обвиняется. Услышав эдакое, маменька упала в обморок на руки дворни, а папенька не сходя с места, хотел было своими руками,тут же свершить правосудие, но сыщик предложил ему иной вариант. Бусов, чтоб без толку не тянуть Лизу в город, решил снять все показания с неё здесь, в поместье, для чего попросил чернил, перо и бумаги, и в полчаса всё было проделано, а заплаканная барышня, с трудом осознавала всё произошедшее…
Хозяева, придя в себя, уговорили полицейских откушать, чего те с удовольствием согласились сделать, предоставив арестованного под охрану двум дюжим парням из дворни. Завершив все формальности, полицейские тронулись в обратный путь, захватив по дороге мешок с платьем актёра. По приезде в город, не медля ни минуты, приступили к допросу арестованного. Вначале выслушали нотацию от полицмейстера что так без уведомления исчезать не следует, согласились со всем, и начали таки допрос, попутно отправив курьера за ключевым свидетелем, отставным уланским капитаном, Гнутовым, Александром Данилычем.
Вся основная работа, завершилась за последующие двое суток. Гнутов на очной ставке «гусара» опознал сразу, а ещё раньше того, Бусов на допросе показал Рубинову все его записки, и особенно ту, что нашли на теле Ольги Дугановой.
-Эта записка, гарантия смертельного приговора тебе!- глухо пообещал Бусов, глядя в дёргающееся лицо убийцы. Были опрошены многие артисты театра, пришедшие в ужас от того, с кем им пришлось жить и работать. Родителям убиенных девушек злодея показали тоже, но через клетку, чтоб чего не вышло. Глухо были брошены ему и его родне до девятого колена проклятия от родителей Саши Обручевой, отец Дугановой просто плюнул, а родители Татьяны Мануйловой вообще ничего не сказали, и непонятно было глядя на них, чего они испытывают, какие эмоции? Улик и показаний оказалось достаточно, а под конец, сознался и сам убийца, мотивируя свои деяния тем, что женщины никогда не заслуживали хорошего обращения. Иван сдержал гнев, но пообещал Рубинову, что в тюрьме, куда его поместят до суда, он во всех красках познает «хорошее» обращение от тамошних сидельцев. На вопрос где взял саблю,преступник ответил что два года назад, её забыл в спальне одной актрисы некий офицер, а он и взял себе, вот, пригодилась. Про Зобовых пояснил что думал осесть и жениться, да и деньги кончились. Никто из бывших поклонников не пожелал взять обратно писем «Анри» и они просто были подшиты к делу. Красный мундир в театр обратно тоже не пожелали принять, дескать кто ж его теперь оденет-то после этого выродка? Театр Бриммеля, был вынужден досрочно свернуть гастроли и покинуть город, волоча за собой как шлейф, худую славу Анри-Рубинова. Сдав дело в суд, Иван Бусов почувствовал небывалое облегчение, словно сброшен был с плеч неудобный, тяжёлый, железный сундук.
Город как обычно в таких случаях, забурлил слухами и сплетнями, родители стали напропалую проверять переписку дочерей, и уже более тщательно интересоваться теми, кто оказывает им знаки внимания. И само-собой разумеется, сыщик и его команда, стали самым желанными гостями домов и салонов города. Бусов, со всей этой суетой с поимкой «Страшного гусара» как окрестили в народе преступника, совсем было позабыл о недавней своей любовнице, княгини Надежде Сажиной, как вдруг однажды утром, когда все бумаги по делу отправились в суд, курьер принёс небольшой, приятно пахнущий конверт, от вышеозначенной дамы. Внутри опять было страстное приглашение в гостиничный номер в 22-00.
-Гм, отживела значит?- сам себе сказал Иван, представил на минутку образ княгини, и так сказать пошла приятная волна, побежала по телу-то, поскакала. Бусов решил положится на волю провидения. Для начала, он захотел нанести визит Брусникиным, у которых не был уже верных две недели. Да, надо будет для начала сходить туда, а потом поглядим, по чём пирожки с пистолетами. Дел в Управе не было, и Иван решил что пойдёт теперь же, да и Светлану уж больно увидеть хотелось. В последнее время, сыщик чуть не каждый день о ней думал, и тосковал по этой озорной и чудаковатой барышне. Да, визит к ним, всё решит. Бусов надел цилиндр, взял трость, и бросив Ефимову что будет не скоро, ушёл.
У Брусникиных дома оказались только сама барышня, и Катерина Петровна, причём обе чрезвычайно обрадовались визиту сыщика, и если маменька просто сказала что как давно он у них не был и они уже соскучились, то Светлана настолько расчувствовалась, что даже выронила чашку из рук, когда он вошёл к ним в гостиную. Чашка разгрохалась вдребезги, прозвучала дежурная эпитафия «К счастью», а сама девушка запылав щеками, и широко раскрыв ясные глазки, так часто задышала полной грудью, что сыщик слегка застыв от такой мягко говоря приятной картины, тут же решил для себя что вечерний визит в гостиницу ныне, просто необходим, в противном случае, так и до сердечного приступа не далеко. Дело было ещё в том, что Светлана, была одета хоть и в простое домашнее платье с короткими рукавчиками но волнующе большим вырезом, в котором было что посмотреть. Мало того, платьице так ладно сидело как влитое по фигуре, что буквально подчёркивало все до одной линии, прекрасного девичьего тела, а прибавить к этому одну из тех причёсок, на которые наш драгун не мог смотреть равнодушно, то можно с уверенностью констатировать тот факт, что участь княгини Сажиной на эту ночь была решена окончательно и бесповоротно: их светлости предстояло отдуваться как минимум за двоих. Всё это быстро пронеслось в голове у следователя, и он шагнув вперёд, уселся за стол напротив Светланы, и добавил к размышлениям то, что слава богу что в такой момент, они не встретились с ней где-нибудь наедине, иначе он не поручился бы за то, что не сцапав прекрасную девушку в объятия, не зацеловал бы её до потери сознания.
« Вот это разобрало меня не на шутку!- испуганно подумал Бусов, стараясь отвести взор хоть не надолго – Что это я? Заработался, али весна такая?»
-А вот и чай, Иван Силыч!- радостно воскликнула маменька, когда Таисья принесла небольшой самовар с заварником наверху. Светлана сама взялась угощать. Причём наливая чай гостю, барышня как бы невзначай, ( а скорее всего так и есть) чуть наклонилась подавшись вперёд, и вырез, и без того манивший хмельным мёдом мелькнул так близко, что совсем чуть не оглаушил, но к счастью быстро удалился, хотя и не полностью. Иван слегка разволновался, и обжегши губы, поставил чашку на стол.
-Служба знаете ли нервная!- сконфуженно пояснил он – Психопата этого, ну вы слышали, «гусара» пока вычислили, пока выследили, пока взяли, бумаги, свидетели, протоколы, вот и не спали несколько суток к ряду, так что прошу извинить за неловкость.
-Да ну что вы, какой пустяк!- махнула рукой маменька, и спросила у гостя, а не хочет ли он, чего-нибудь покрепче?
-Охотно! – внезапно согласился сыщик. Маменька призвала горничную, и послала её за настойкой. Да, выпить, это то, что ему сейчас просто необходимо. И вообще, он с удивлением заметил, что Светлана была сегодня какой-то другой. Не просто красивее чем обычно, а вообще глаз не оторвать, и сыщик не отрывал, ну почти. И этим самым он в свою очередь смутил и разволновал девушку до того, что она вторую чашку грохнула, правда пустую, обошлось.
-Светлана, ты сегодня на редкость рассеяна, дитя моё!- добродушно улыбаясь, намекнула маменька.
-Простите маменька, я … задумалась – тихо сказала дочь, отводя взор от лица сыщика. Наконец принесли наливочку, и гость с маменькой выпили по одной, а барышне не предложили ( ей было ещё рано такое пить) Настоечка оказалась хороша, следователь позволил себе ещё пару рюмочек, и почувствовал что начало понемногу отпускать ( а кому-то сегодня в гостинице придётся туго!)
-Иван Силыч! –подала голос барышня, с которой немножечко схлынуло смущение- а вы ещё к нам будете в скором времени?
-Я думаю Светлана Дмитриевна – уже прежним, спокойным тоном начал Иван Силович – что теперь я буду чаще у вас бывать, уж постараюсь выкроить время.
-Это было бы чудесно! – сказала Катерина Петровна, и неожиданно добавила – а то Светочка тут совсем без вас заскучала…
-Мама, ну что вы право!- ахнула барышня, и снова смутилась, даже чуть губки надула но Иван быстро пришёл на помощь.
-Да я сам по всем вам сильно соскучился, по вашему теплу, по вашим Светлана Дмитриевна пирожкам ( Светочка вопросительно подняла брови, ей показалось что в голосе господина сыщика снова засквозил сарказм) да и вообще, ваше общество, мне становиться дороже всех салонов и раутов вместе взятых!
-Ну вы нас с дочкой совсем в краску вгоните!- заулыбалась маменька, махнув ладошкой.
-Ну уж как есть!- ответствовал Иван.
Он посидел ещё с полчаса, а потом сославшись на службу, стал уходить. Светлана как всегда пошла его проводить. Поцеловав ей руку, Иван пообещал что вскорости что-то наладиться, и торопливо ушёл, оставив барышню в лёгком недоумении, относительно того, что и когда должно наладиться, и что Бусов вообще имел в виду? Зайдя в дом, она выслушала от маменьки нотацию насчёт того, что нельзя так явно при мужчине, бить от смущения посуду, на что дочь задумчиво помолчав, коротко сказала.
-Мам, а он нынче необычайно другой был, не такой как раньше, к чему бы это?
-Показалось тебе дитя моё, не был у нас давно, уставшим выглядит, вот и почудилось тебе, но правда глядел он на тебя сегодня, как на царевну какую, во все глаза!- довольно заметила маменька.
-Да ну что вы… показалось вам… пора мне, у меня дела, я… у себя я! –зардевшись, Светлана быстро убежала к себе, чтоб там, уже всё как есть, всё как она чувствует, поведать это, в своих «Записках». Впереди было целое лето…
27.01/2018.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
-
-
-
-
-

-






Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 2
© 09.09.2021г. Мирослав Авсень
Свидетельство о публикации: izba-2021-3153923

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Rossianka *       16.09.2021   07:47:41
Отзыв:   положительный
С удовольствием прочитала очередную главу романа!
Интересно пишите!
С ув.Елена
Мирослав Авсень       16.09.2021   11:08:06

благодарю за интерес и равномерное прочтение! а то вчера два мужика, начали один с 14-й а второй с 16-й главы! а мои отзывы на ваши стихи вы разве не читали?
















1