Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уездный сыщик.


­                                                                    -
-13.01/2018.
                                                                                                       Уездный Сыщик.
                                                                                                              Глава 3.
                                                                                                  Дело о «Божьих людях».

                                                                                                                 Х Х Х



Прошла ровно неделя с того самого званного вечера у Брусникиных, когда сыщик Иван Бусов, ощутил давно уже затухшее было в его огрубелой за время войн и сыскной службы душе чувство, которое некогда помогло жить и надеется на будущее. Он внезапно понял, что эта чудо-девушка, эта озорная, шебутная и забавная барышня Светлана Дмитриевна, да что там, просто Светлана, она ему, уже не безразлична…
Нет, он пока ещё в силу прожитых лет немного сомневался, и не был до конца уверен любовь ли это, или просто допекшее чувство постоянного одиночества, с момента несостоявшейся женитьбы ( как он сейчас был благодарен невесте, что у той хватило дури, сбежать от него!) так доняло его, что он позволил себе что-то пригрезить или придумать, чтобы просто найти предмет любования, и хоть так-то не быть одному, хоть так…
За эту неделю он не бывал у Брусникиных ни разу, но встречая кое-кого из них на улице, неизменно кланялся, и справлялся о всех остальных членах семьи. Светлану он видел всего дважды, один раз в парке, она сидела с книжкой и что-то читала. Рядом сновали дети, он сам был занят по службе, и подходить не стал, ( а чего отрывать без толку, если времени нет?) А другой раз, она прогуливалась с Олегом и подружками Дашей и Верой, и следователь просто кивнул им головой издали ( было видно что барышня Брусникина разволновалась) но при свидетелях подходить не стал, ибо и сам не знал о чём в такой ситуации можно разговаривать?
Апрель уже начинал завершающий недельный круг, когда во всю светило солнце, но было временами ещё прохладно, а посему, Бусов не переменил пока ни шинели, ни волчьей шапки, правда вместо сюртука и трости, снова надел мундир, и нацепил саблю, захотелось чего-то! За эту неделю ничего существенного не случилось, ( мелкие кражи да драки не в счёт) город ещё бурлил разговорами о «Деле отравителей», да боевом прошлом самого сыщика, но вскоре стряслось такое, что напрочь затмило «Дело отравителей». В то утро, Иван сидя у себя в кабинете, изучал под лупой пару фальшивых ассигнаций, попавших ему в руки благодаря бдительности сознательных горожан, как вдруг влетел без стука дежурный околоточный Кургузов Тарас, и одним махом выпалил.
-Осмелюсь доложить ваше высокоблагородие, убийство! В парке! Барышню молодую… закололи!
Лупа сама выпрыгнула из пальцев и грохнулась на стол столь громко, что вздрогнул даже Хворостовский. Не сводя застывшего взора с дежурного, сыщик медленно поднялся, и каким-то внутриутробным голосом, спросил.
-Что?! Какая барышня?! Фамилия?! Ну?!
-Не могу знать Иван Силыч, не выяснили ещё пока, но- Кургузов чуть понизил голос- это не Светлана Дмитриевна, не она это!..
Бусов глубоко выдохнул и опустив голову буквально на пять секунд, замер уперев кулаки в стол.
-Пролётку к подъезду, Ефимов со мной, Хворостовский остаться тут, всё, по коням! –глухо выдавил из себя, поднимая голову. Уже буквально через десять минут прибывши в парк, выяснили следующее. Случилось не просто преступление, не просто убийство, случилось настолько дикое и не поддающиеся здравому осмыслению деяние, примеров которому Иван Силыч не встречал не то что в Н-ской губернии, но даже в Москве! (а повидал он всякое).
В парке на скамье, сидела совсем юная, 17-ти летняя девушка Софья Крючкова, дочка одного из городских чиновников, и читала книжку, как было это обычно принято, то есть как делали и делают многие барышни. И народу рядом ходило достаточно, всё было как всегда, и тут, на дорожке откуда-то появились трое сильно пьяных, модно одетых молодых людей, среди которых выделялся один красномордый здоровяк с рыжими кудрями, в сдвинутом на затылке цилиндре, обутый в сияющие кожаные сапоги. Сквернословя и гогоча, они вразвалочку подошли к скамье где сидела девушка, и стали говорить ей всякие скабрезности, предлагая проехаться с ними в «нумера». Насмерть перепуганная барышня хотела встать и уйти, убежать, но один из подонков стоявший за спиной, схватив её за воротник шубейки, рванул назад с хохотом «Сидеть барышня, мы ласковые!», а рыжий здоровяк, полез рукой к её лицу, барышня уже плача замахнулась книжечкой с криком «Уйдите!». И вот тут случилось невообразимое: рыжий вдруг налился кровью, оскалился, и с рёвом «Ты чё, тварь?!» выхватил из сапога нож, и ударил… Девушка едва успела айкнуть, выронила книжечку, и зажав ладошкой рану на груди слева, стала медленно валиться на бок, ловя ртом воздух словно рыбка, и растерянно-немигающе глядя перед собой, шепча уже что-то неразборчивое. Убийца моментально пришёл в себя, выронил в ужасе нож, поглядел себе на руки, и задал дёру, сообщники за ним. Но уже бежал им наперерез рослый дворник с тяжёлой метлой, уже отсекая пути отхода, окарачивали и загоняли убийц, несколько таких же молодых людей с тростями в руках. Некий офицер оставив свою ошарашенную произошедшим девушку, выхватив саблю бросился с другой стороны, ну и как водиться пронзительно кричали женщины, особенно девушки на соседних лавочках, две даже упали в обморок. Убийц поймали почти сразу, и стали бить, жестоко. Били ногами, били тростями, бил дворник метлой и тяжёлым сапогом своим, бил офицер плашмя саблей, и если бы не наряд полиции, их бы разорвали прямо на месте, стражам правопорядка с трудом удалось взять под охрану три излохмаченных в клочья фигуры с напрочь расквашенными рожами, и выставив вокруг небольшое оцепление, ожидать прибытия начальства и подкреплений, ибо народ ещё не расходился, а наоборот, бурлил и закипал!
Всё это, Иван Силыч услышал от объявившегося тут Лебеденко, который успел снять первые показания ( Ефимов опрашивал уже других, и торопливо записывал). Бусов медленно подошёл к лавочке. Убитая лежала на правом боку, прижимая левую руку к ране, а правая была вытянута вперёд, и словно надломленная молодая веточка, вяло и безжизненно, полусвисала вниз, туда где в луже, пополам со снегом, лежала выпавшая книжка. Глаза у мёртвой девушки были широко открыты, изо рта стекала струйка крови, и на красивом, привлекательном личике, которое верно и не целовал-то ещё толком никто, застыло выражение не страха, нет, не ужаса даже, а некоего непонимания… Лёгенькая шубейка подбитая заячьим мехом, и серая шапочка с опушкой, валявшаяся на лавочке же, пряди волос цвета чистого песка, уже робко колыхал ветерок. Семнадцать лет девочке, почти ребёнок, и защищалась-то по детски, книжечкой замахнулась «Уйдите!»
Иван привык к смертям. Некоторые говорят что это невозможно, он не знал, но он привык. Привык за годы войн, привык к тысячам трупов на поле боя, к горящим городам и разорённым деревням да сёлам, даже с гибелью гражданского населения с трудом, но обвыкся. Уже не бросало его в холод от картин ужасных последствий боёв и сражений. Но. Он так и не смог смириться с одним, когда ни за что ни про что, гибли или были убиваемы, молодые, красивые девушки. .. Почему так? Он и сам не знал, просто заметил это как-то за собой на войне, и всё. Многое он мог простить в бытность свою офицером, и в сыщецкой службе, главное было понять мотив содеянного, и ситуацию в которой оказался преступник. И только одного, никому и никогда почти ( если это только зависело от него) он не смог бы простить: когда некто или нечто, поднимало свою руку, на саму Красоту, так было и с Нефрит его первой любовью, так было ещё несколько раз позже (но тоже на войне) И вот теперь тут, в лице этой несчастной, милой и красивой девушки, которая наверняка для кого-нибудь, по мимо родителей и родственников, была в жизни всем, быть может даже самой жизнью, была убита Красота…
Иван знал это чувство и понимал его, а посему, прощенья тем кто вот так, не мотивированно, подошли и убили, оборвали бесценную девичью жизнь, и с ней убили Целое Будущее, Целый Мир дорогого кому-то человека, нету, и быть не может! Ни по божьим, ни по человеческим законам!
Внезапно, в голову дико резануло. Света! Светлана! Она же часто вот так сидит тут с книжкою как и подруги её! Боже праведный, а если б она тут нынче была… и её вот так, ножом… Иван не просто в один миг похолодел, он на несколько мгновений заледенел, и почувствовал как от ужаса, начала как бы плоть его, отставать от костей. Давно ему не было ТАК страшно, да пожалуй что эдак, было впервые… Впрочем отпустило так же быстро как и накатило. «Книжка, надо поднять!» пронеслась мысль, и он поднял уже намокшую и тяжёлую. Роман конечно, о любви читала бедняжка и не думала даже, а дома наверняка папа с мамой ждут, к обеду… Иван положил книжку на скамью, и поглядев на тело ещё немного, шагнул в сторону, туда, где уже рослый дворник распаляясь давал свидетельские показания. Оказалось, что всё произошло за какие-то две минуты, от момента когда приставать начали, до того когда убили. Да, бывало и раньше когда пьяные повесы барышень задирали, ну шуганёшь их, они и бегали, дело такое! А тут, ужас да и только! Он, дворник, и понять-то сначала толком ничего не успел, уже после, как она «Ай!» крикнула и падать стала, а у варнака этого нож блеснул, но опоздал он такой-сякой, опоздал ваше благородие!
-Лебеденко, помоги Ефимову!- глухо бросил Бусов, и пошёл в толпу.
-Дорогу дайте!- резко крикнул он, его сразу узнали, и пропустили. «Иван Силыч пришёл, сам!» «Бусов тут, господа!» «Ну теперь крышка этим живодёрам!» «Определённо всем троим конец!». Шёл он твёрдой но тяжёлой походкой, подошёл, глянул. Городовые под командой старшего унтер-офицера, держали трёх трясущихся мелкой дрожью негодяев, и ожидали распоряжений.
-В Управу всех, по камерам, позже займусь ими лично!- мрачно приказал он, и арестованных повели. Часть людей двинулась следом, осыпая убийц проклятиями и угрозами. Бусов подошёл к своим.
-Ефимов, вы тут с Лебеденко заканчивайте всё, за Музыкаловым пошлите…
-Так уже послали!
-Добро, я отлучусь на какое-то время, в Управе Хворостовского возьмите, и начинайте пока без меня, я ушёл!
-Слушаюсь!
Иван не успел уйти до того, как примчался обезумевший от известия, пожилой отец убитой, как с воплем «Сонюшка, доченька! Детонька моя милая, да как же это так-то, а-а??!!» рухнул перед телом на колени, и надрывно, в голос зарыдал.
-Помогите старику чем сможете!- добавил Бусов напоследок, и быстро зашагал прочь, он спешил сейчас на Купеческую 44, туда, к Брусникиным, чтоб просто самому убедиться, что с Ней, всё в порядке. Он должен теперь же увидеть Светлану, и всё рассказать родителям, и предостеречь на будущее, на всякий случай, так просто надо!
В суматохе даже извозчика не взял, да и не за чем, идти было сравнительно не далеко. Торопливо, прямо по лужам, почти не отвечая на приветствия, Бусов буквально добежал до заветного адреса. Дворник Пантелей закончил уже уборку, и опрокидывал ведро с мусором в ящик для отходов, стоявший в стороне от дома через дорогу. От чего-то не спросив о хозяевах, Бусов буквально вбежал по ступенькам, пару секунд постоял, и затем несколько раз позвонил. Дверь открыла Таисья.
-Иван Силыч, вы к нам?- задала горничная глупый вопрос.
-Светлана Дмитриевна дома ли?- выдохнув, быстро спросил он, глядя Таисье прямо в лицо.
-Да, барышня только с прогулки вернулись, у себя в комнате они! – кивнула Таисья, непонимающе глядя на растерянное и встревоженное лицо гостя. -
-А родители её?
-Дома все, только Олег Иваныча нету, да вы проходите в дом-то, барин, чего зря в дверях-то торчать?- спохватилась Таисья, жестом предлагая визитёру войти.
-Да, конечно, благодарю!- Иван Силович быстро прошёл в переднюю, миновав даже прихожую, где обычно раздевался, и не придав значения что громко топает коваными сапогами, прошёл чуть далее, и попросил доложить о себе молодой барышне.
-Да вы в гостиную, барин, в гостиную-то проходите!- позвала далее Таисья, Бусов сняв шапку прошёл таки, но остался стоять , не снимая пока шинели. Докладывать не пришлось, гремовень от кавалерийских сапог была очевидно такой сильной, что барышня услыхала её аж из комнаты, и уже появилась в дверях. Увидев гостя, Светлана поначалу радостно улыбнулась, и хотела сказать что-то выразительное, но глянув на лицо сыщика, мгновенно потеряла улыбку, и тревожно заметила подходя ближе.
-Иван Силыч, на вас лица нет, что-то случилось?
Иван едва сдержал себя чтоб не броситься к ней, и не заключить в объятия, он лишь неуверенно шагнул ближе, и устало выдохнул глядя девушке в глаза.
-Господи, как же я испугался за вас, Светлана Дмитриевна, как же я испугался.. Слава богу вы живы!-
-Да что стряслось-то, боже? Вы меня саму уже пугаете!- бледнея переспросила девушка, пытаясь понять отчего Он, стоит перед ней бледный как смерть? Иван не успел ответить, торопливо вошли родители.
-Иван Силыч?- спросил первым глава семьи, подходя ближе- Что-то стряслось? На вас лица нет!
-Да, очевидно выронил где-то – неожиданно даже для себя, сострил горестно сыщик- стряслось Дмитрий Михайлович, я и прилетел-то сюда тройным аллюром как призовая лошадь, чтоб убедиться что дочь ваша дома…
-Прошу за стол!- быстро сообразил папенька что стоя это не разговор, и через минуту, сыщик уже сидел за столиком в гостиной (Таисья побежала за кофе, да и что по крепче велено было прихватить).
-Час тому назад- хмуро начал Бусов глядя на встревоженные лица родителей- в парке, была убита юная барышня, семнадцати лет, девочка ещё совсем, ребёнок почти, некая Соня Крючкова…
-Как?!- со страхом воскликнула вдруг Светлана, невероятно спав с лица, и даже губки задрожали, и ладошку к сердцу прижала- Сонечку убили?! Боже, я же знала её, бывала у них, и она у меня… мы книжками менялись- закончила мысль Светлана, и неожиданно заплакала ( Ох и ответит кто-то за эти слёзы, ох и ответит!)
-Господи, страхи-то какие!- помертвела Катерина Петровна, мелко перекрестившись. Принесли поднос с кофейными приборами и коньячком.
-А подробности известны?- задумчиво переспросил Дмитрий Михайлович, наливая себе кофе.
-Да- Иван чуть отхлебнул кофе- она как раз с книжкой в парке-то и сидела, читала… Подошли три пьяных подонка, из благородных- слово «благородных» сыщик процедил сквозь зубы- стали приставать, мерзости предлагать, руками один… полез, и что-то она им не то там сказала, заплакала, вспыхнула, книжечкой замахнулась- Иван посмурнел ещё больше, и не отрываясь почти, допил кофе ( папенька тут же налил в стопочку коньяку) – ну один выхватил нож, и просто ударил, так вот, как в дерево ни за что… Ни повода, ни мотива ( слезами залилась уже и маменька, и стоявшая рядом Таисья) она им никто, и они ей тоже… Не знакомы даже. Просто подошли, и зарезали, за одно слово!- глаза сыщика блеснули каким-то неясным возбуждением- Их тут же разумеется схватили, и кабы не городовые мои, разорвали б горожане этих мразей прямо там же!
-Ужас-то какой.. боже праведный!- глядя в одну точку, проговорил Дмитрий Михайлович, и выпив добавил- Я же знал и Сонечку, и батюшку её, добрая ж девочка была, жених у неё сейчас с турками воюет, поручик Орлов, Миша… они же в мае вроде венчаться собирались…
-Да- вздохнул сыщик, и выпив свою, продолжил- гляжу я стою на убитую эту девочку, и страх меня такой вдруг взял, какого отродясь не было, даже на войне ( хозяин снова наполнил рюмки) мне простите за прямоту, дикое что-то в голову полезло- Иван перевёл взгляд на глотающую слёзы Светлану- Светлана Дмитриевна же часто как и другие девушки с книжкой в парке сидит, ну и повело меня что-то, вот я и бросился к вам, хотя и понимал что тут всё хорошо, но не прийти и не убедиться, не смог просто, я сам себя боюсь в такие моменты ( Иван машинально выпил) Вы извините, я верно жути тут на вас нагнал, но уж как есть!
-Ну вот ка-ак?! Ка-ак теперь её, куда-то выпускать?! – сквозь слёзы, прижимая руки к груди, проговорила Катерина Петровна, глазами указуя на совершенно расстроенную дочку- у меня ж теперь душа не на месте будет! Света! – решительным тоном вдруг воскликнула маменька- больше никаких парков с книгами! Запрещаю! У нас чудесная аллея возле дома, вот там на скамье, и читай! И гулять в одиночку не смей! Не сметь… Светочка, доченька моя- совсем разрыдалась было маменька, но супруг быстро успокоил жену, во всём с ней согласился, уговорил выпить коньячку для успокоения, и даже сама Светлана, напуганная всей ситуацией, ни в чём маменьке не возразила, и согласилась с её приказаниями.
Чуть погодя, когда все успокоились и вытерли слёзы, сыщик обратился к барышне.
-Вы Светлана Дмитриевна как-то интересовались какая у меня служба… Вот такая вот она, служба моя! Имею дело с грязью человеческой, с гнусью и смертью. И никакой романтики, простите уж…
-Да нет Иван Силыч, ничего- ответила Светлана, уже перестав плакать к тому времени- поняла я всё!
-Ну, мне пора, служба-с!- Бусов встал- С нелюдей этих надлежит теперь ехать допрос снимать, я уж немного взял себя в руки, у вас тут право, душой отдыхаю!
-Вы заходите к нам Иван Силыч как нужда будет!-тихо проговорила хозяйка, кивнув головой.
-Да и без нужды тоже!- чуть улыбнувшись, добавил её супруг.
-Я вас провожу!-встрепенулась барышня.
-Извольте- согласился Бусов, и тут в дом влетел с улицы Олег с таким видом, что снова слегка напугал всех кроме гостя.
-Иван Силыч, вы?! Светлячок, ты дома!- брат бросился к сестрёнке, и крепко обнял. «Олежек, Сонечку убили!» проговорила она, положив голову ему на плечо.
-А я- отдышавшись и чуть отстранив сестру, начал Олег- в лавке сидел, тут голоса, мол девушку в парке зарезали! Ну я ноги в руки и сюда, лечу, а самого мороз по спине подирает! Слава богу не наша. Уф-ф-ф!- он подошёл к столу, и налив коньяку выпил.
-Ну, всего вам наилучшего, загляну как-нибудь!- сказал сыщик, и пошёл к выходу. На ступеньках, Светлана чуть с робостью, неуверенно, но всё же задала очень важный вопрос.
-Иван Силыч, а скажите мне пожалуйста, только искренне… Вы так испугались за меня и к нам визит сделали, это… По долгу службы, или как?- чуть потупив взор, тихо проговорила девушка, с волнением ожидая ответа.
-Или «как» Светлана Дмитриевна, или «как»- честно сказал сыщик, и вздохнув добавил- если бы я после каждого тяжёлого преступления, бегал по домам «по долгу службы», все ноги до крови бы стёр, так-то вот!
Светлана заметно оживилась, и спросила его, когда он снова придёт? Бусов ответил что как только позволят обстоятельства, поцеловал ручку, и тот час отбыл, служба-с!


Х Х Х

Полицейская Управа гудела как растревоженный улей, ( впрочем как и сам город) все сотрудники ходили злые и угрюмые. Ведь у большинства либо дочери, либо сёстры, либо как у полицмейстера-внучка, были ровесницы, или даже подруги убиенной. Более других сокрушался сам Горынин, вызвав Бусова в свой кабинет для беседы. Вначале он всплеснув руками посетовал на сам факт дичайшего, первого в его карьере случая такого рода, затем рассказал Коллежскому советнику что уже был дома, справиться где внучка. Той дома не было, он нервами изошёл пока не вернулась из сквера где сидела с книгой! Затем последовала просьба-приказ сыщику отложить все дела, и заняться этим злодеянием вплотную, и не затягивать, ибо сам факт убийства на лицо, свидетелей и улик хоть отбавляй, так что как говориться- с богом!
-Я буду настаивать на смертной казни для убийцы!- угрюмо заявил следователь.
-Я вас поддержу!- горячо заверил его полицмейстер, и добавил что уже отправил с курьером сообщение губернатору.
-А для сообщников, самое малое по 20 лет каторги!-добавил сыщик, и начальство снова его поддержало. Дело завертелось.
Орудие убийство и тело жертвы были отправлены к доктору Музыкалову на экспертизу, Лебеденко и Ефимов в других кабинетах уже вели подробный опрос свидетелей, а Бусов при помощи Хворостовского севшего вести протокол, уже начинал допрос обвиняемых. Дежурный вначале приволок буквально за шиворот двух оборванных и разукрашенных горожанами сообщников убийцы. К тому времени уже установили личности всех троих, и теперь сыщик, сидя за столом начинал с первого, длинноволосого, и когда-то хорошо одетого франта. Другой сидел тут же, но на стуле у стены, под присмотром дюжего и мрачного городового. Сыщик поглядел на трясущегося мелкой дрожью подследственного, и начал говорить.
-Ну-с, Парамонов Алексей Пантелеич, 22-х лет, из дворян, всё?
-Что… всё?- не понимающе выдавил из себя Парамонов.
-Да с тобой приятель всё- равнодушно пояснил сыщик- с жизнью твоей молодой, с карьерой, с судьбой!
-Почему?- холодея глазами, пролепетал подследственный.
-Да как почему? Потому что мразь ты конченая, и не будет у тя в жизни больше ни хором твоих дворянских, ни платьев заграничных, ни рестораций с трактирами, ни снов до полудня, ни вина ни девок! А будет у тебя в лучшем случае теперь, пешее путешествие в кандалах до Сибири матушки, да вонючий барак, с охочими до противуестевсвтенных утех любовных, грязными да немытыми каторжанами, так-то вот, сам у них заместо барышни там будешь!
-Но я же… не убивал – глотая слёзы, ошарашенно зашептал будущий каторжник.
-Да, ты только девушку за ворот хватал, да уйти не позволил?- с интересом переспросил следователь- Она бы убежала коли б не ты, «Ласковые вы» говорил? Ну-ну… Так, быстро рассказывай всё от первой, до последней секунды!
-Что?- стуча зубами переспросил задержанный, жалобно глядя на следователя.
-Всё рассказывай!- повысил голос Иван, от чего Парамонов вздрогнул всем телом, и даже закрылся руками, ожидая что сейчас его снова станут бить-Как подошли, как приставать стали, как дружок твой, нож достал, как ударил! Всё говори сволочь, а не то всех троих на виселицу отправлю! – пригрозил в конце Бусов, и тут второй подследственный, медленно, мешком свалился со стула в обморок. Сыщик приказал «Выволочь тело в приёмную, привесть в чувство и доставить обратно». Городовой таки выволок «тело» за воротник, и через пять минут с руганью и тычками завёл его обратно, усадив на стул. К тому времени, Парамонов пел аки соловей, всё про всех рассказал, что и как, после чего был препровождён в камеру, и настала очередь другого из сообщников, мещанина Григория Аркадича Угольского, 21-го года, из богатой тоже семьи.
-Ну-с, господин Угольский, - продолжил сыщик- персонально для вас повторяться не буду, ваши перспективы с господином Парамоновым-то, тождественны, а потому давайте ка сразу будем сознаваться, и… не огорчай меня запирательством, не надо!- как-то ласково предупредил сыщик, но от такой «ласки»,арестанту захотелось забиться куда-нибудь в тёмный угол, чтоб не нашли. Разумеется, тот во всём сознался, и запираться даже не хотел. И тут настала очередь самого непосредственного душегуба, Перпетяева, Максима Анисимыча, 27-ми лет, сынка купца 1-й гильдии. На момент появления его в кабинете следователя, на убийце уже не было сияющих кожаных сапог, ( пришлось поделиться с сокамерниками) а вместо них, болтались какие-то драные бахилы. Бусов, вначале долго, минуты три не отрываясь глядел в лицо преступника, в котором уже нее было ни хамства, ни наглости. Перед ним, сейчас сидело нечто, ещё вчера мнившее себя хозяином жизни, королём борделя и трактиров, швырявшим играючи десятки и сотни рублей, ( не им заработанных) тот, кто ногами открывал двери, тот, чьим любимым словом с детства было «Хочу!», тот, кто думал что ему должны все а он никому, тот кто возомнил что может всё и всех купить, сидел теперь перед начальником сыскного отделения в стоптанных бахилах, с разбитой рожей, источающей животный ужас и страх, у кого тряслись руки, и кто томительно ждал вопроса, поёживаясь от предрешающего всё, взгляда следователя.
-Ты – неожиданно, от чего вздрогнул всем телом Перпетяев, прервал молчание Бусов, - девочку, за что убил?..
-Я – хрипло выдавил из себя убийца, теребя остатки воротника- не хотел… само вышло… не помню себя… пьян был… бес попутал…
-Бес значит? Развелось их тут, да- согласился Бусов, и сглотнув ком продолжил- А ты сразу видать, храбрец… с целой барышней справился, с одного удара на тот свет спровадил, умеешь значит ножичком-то баловать, да?
-Не хотел я, ваше благородие… а-а-а…
-Не хотел говоришь? Ну не хотел бы не убил. Да, какая строптивая барышня-то оказалась, а? Самому тебе «Уйдите!» закричала, да ещё… книжечкой замахнулась – шевельнув бровями тихо заметил Иван Силович, поглядывая на убийцу. Хворостовский, внимательно слушающий всё и записывающий, быстро уловил меняющиеся нотки в голосе барина, и подняв взор, приметил нехорошие огоньки, начинавшие уже проблёскивать в глазах полковника, и ничего эти огоньки не сулили приятного. Нет, Иван не хотел скандала, не хотел выходить из себя, но Перпетяев сам всё ускорил. Он как тесто сполз со стула на колени, схватился руками за край стола, запричитал раскаяния да извинения, стал сознаваться-виниться, и сулить любые деньги семье убиенной чтоб загладить вину, а под конец, предложил и следователю «Сколь их милость пожелает, де у папеньки есть». Это и стало последней каплей. Несходя с места, следователь двинул убийцу прямым в челюсть, от чего тот, отлетел задрав пятки к двери, под ноги городовому, а сам следователь, стал тяжело выбираться уже из-за стола, да запутался со стулом. Денщик среагировал моментально. Одним прыжком оказавшись у дверей, он заорал городовому, указуя на воющего убийцу.
-Уводи его отсюда, быстро!- и сам помог в три секунды поднять, и вытолкнуть Максима Анисимыча вон.
-А, чёрт!- рявкнул Бусов, и отбрыкнув наконец стул, вышел из за стола, Хворостовский разведя руки в стороны проговорил.
-Иван Силыч, охолонь! Я понимаю, но не нужно теперь, потом как-нибудь!
-Ладно брат-Хворостовский, спасибо что выкинул эту падаль отсюда, нервы ни к чёрту, чуть не сорвался! – сказал сыщик, и что-то стал шарить в столе, не нашёл, и поднял взор на денщика.
-Чего?- не понимающе уставился тот, глядя на начальника честными глазами.
-Лафит мой где?- уже иронично спросил сыщик, и тут же предположил «Что его опять выжрал денщик». Хворостовский кинулся к столу сыщика, и нашёл таки початую бутыль вина, у ножки стола.
-Вотна она, вечно на меня всё наветы одни!- недовольно выговорил денщик, после чего, они с барином, выпили мировую.
-Я сейчас еду к Музыкалову, а ты, через полчаса попроси кого из наших, берите этого живореза, и чтоб он признательные показания подписал!-предупредил сыщик одеваясь.
-Будет исполнено!- заверил помощник.
Бусов пробыл у доктора немного. Мрачный, как и все участники страшного дела, Аристарх Петрович был краток: погибшая жила после удара ещё пару минут, орудие убийства соответствует нанесённому ранению, ну и всё такое… Всё дело, заняло в общей сложности три дня, а точнее трое суток, в течении которых Иван Бусов дневал и ночевал в Управе, и практически не смыкал глаз, раскручивая и подводя всё к одному, убийца должен быть казнён!
Из губернии тоже пришли строгие резолюции, «Наказать злодеев самым жестоким образом, не взирая на чины и звания!». Бусов работал. Ночные допросы, очные ставки, перекрёстные допросы, вызовы свидетелей (одних показаний которых, набралось аж три тома) и тому подобное. Не обошлось и без неприятных происшествий. В первую же ночь, неизвестными были побиты окна на фасадах домов, где проживали родственники преступников, и к ним была приставлена охрана из солдат внутренней стражи. Впрочем, сами домашние, сообразив что теперь им жить в городе будет очень затруднительно, уже на другой день стали хлопотать о продаже жилья, а кое-кто счёл за лучшее съехать пока всё не уляжется.
На квартире, к ужасу горничной Катерины, барин за трое с лишком суток так и не появлялся, все завтраки-обеды пришлось съедать самим, а бедная девушка с перепугу решила что «Доброго барина, уже верно где-нибудь застрелили или зарезали злодеи». Дошло до того, что дворник Прокоп, выведенный из себя её причитаниями, прямо сходил в участок, и принёс благую весть что «Барин жив-здоров, но по службе дюже занят, а ты девка, не блажи!»
Иван Силович и впрямь о еде заботился в это время мало, и если б Хворостовский не припряг городовых таскать еду из трактира, то барин так и сидел бы на чаях с пряниками. Впрочем и трактирной снеди он ел мало. Завершилось всё необычным, но по природе своей закономерным актом: на заре четвёртых суток круговерти, повесился в камере сам душегуб, господин Перпетяев, на скрученной из собственных лохмотьев удавке. Доктор Музыкалов точно установил что это самоубийство, да и показания сидельцев говорили о том, что он де грозился это с собой сотворить, от невыносимых условий жизни в камере.
Многие оказались разочарованы! Людям хотелось показательной казни негодяя, чтоб дня три не снимать, чтоб прочим не повадно было! Хотя забегая вперёд скажем, что и без того потом в Ладове, на протяжении долгого времени, никто более, так низко, к порядочным барышням не приставал, да и полицейские патрули теперь регулярно ходили, в местах отдыха граждан.
Узнав о самоубийстве, Иван Бусов заглянул в камеру, осмотрел висельника, и сухо изрёк.
-Ну что же, будем считать что приговор всё же приведён в исполнении госпожой справедливостью!- и вышел. Сообщники убийцы, получили по 20-ть лет каторги, и их отправили в губернию. Убиенную барышню хоронили как и положено на 3-й день, Иван Бусов был на похоронах, глянул вблизи на гроб, где девушка лежала словно спящая невеста, и отвернувшись ушёл в толпу, в нём всё клокотало от обиды и горечи, на такую нелепую и страшную прозу жизни. Жених несчастной барышни, поручик пехоты Михаил Орлов, приехал лишь спустя неделю после похорон, он ехал ничего ещё не зная, венчаться с любимой, а пришлось её оплакивать. На несчастного боевого офицера с наградами, было жалко смотреть, Михаил разом постарел на десять лет… На время отпуска, он поселился в семье покойной Сони, где его навестил Бусов, и они о чём-то долго разговаривали. Михаил не стал догуливать отпуска, и вскоре, взяв с могилы возлюбленной горсть земли в платок, уехал в полк. А месяц спустя, в городе стало известно, что гвардии поручик Михаил Орлов, пал смертью храбрых, в одном из жарких боёв с турками, поведя свою роту, в отчаянную контратаку…

Х Х Х


Новое дело в карьере уездного следователя Ивана Бусова, началось буквально спустя двое суток, после завершения всех формальностей, по убийству Сони Крючковой. За это время, Иван успел побывать дома, где увидев его после трёх с лишним бессонных суток, хлопнулась в обморок Катерина, а отхаживать её сразу же взялся верный денщик ( взял на руки, и понёс в комнату, откуда вскоре донёсся звонкий звук пощёчины, и невнятное бормотание) Иван побрился, сходил в баню, и даже отобедал, после чего проспал к ряду аж 12-ть часов. Словом дал знать что он жив-здоров, чего и всем желает.
В то утро, Иван сидя за столом снова изучал фальшивые банкноты. В кабинете он находился один. Хворостовский бегал где-то в городе «по делам казённой надобности», а Ефимов два часа как ушёл к себе на участок, разобрать какую-то склоку среди жильцов. Не успел Бусов толком опять изучить подделки, как вернулся Ефимов, и поздоровавшись, прошёл к себе за стол.
-Ну, что там у тебя, мордобой, Игорь Сергеич?- поинтересовался Бусов.
-Да а чего же, обычное дело!- отмахнулся Ефимов, и как-то странно поглядел на шефа.
-Чего мнёшься-то?- усмехнулся Бусов- говори что есть ещё? По глазам же вижу что-то случилось!
-Да ничего вроде страшного, только неловкость одна с барышней Брусникиной стряслась, пассаж одним словом, мне кума рассказала!
-Что за пассаж?- спокойно спросил сыщик, предполагая что Светочка верно отчебучила чего-нибудь дома, и теперь ей влетело по первое число. Но оказалось всё иначе. Светлана пошла нынче к заутрене, в церковь что близ Северной заставы, но тамошний поп отец Дионисий, могутного чревосложения мужчина, увидав барышню среди прихожан, вдруг громко возгласил указуя прямо на неё, что тем кто бесов тешит да колдует и ведьмачит в храме божьем не место, и громко назвав её имя, потребовал «Изыди отсель ведьма!». Светлана залилась слезами, да опрометью вон, а народ загудел в основном против такой поповской выходки, а поддержали его лишь старухи, да матроны из тех, кто ни в ком кроме себя хорошего не видит. Да, треть прихожан покинули храм в знак протеста, собственно на этом и всё. На лице Бусова проскользнула лишь тень изумления «Ишь ты как!» затем оно стало задумчивым, и через пару минут вышло из за стола и сцепив руки за спиной, стало к окну. Простояв так минут пять, Иван развернулся, и снова о чём-то размышляя, налил себе стакан вина и выпил. Затем вытер усы платком, и как-то вдруг весело спросил у Ефимова.
-Ну так что, выгнал говоришь поп ведьму-та?
-Так это- растерялся пристав, не зная что ответить.
Иван шагнул к вешалке, и стал торопливо надевать шинель и шапку ( хоть и было начало мая, но дни стояли сырые и ветреные).
-Я отлучусь, ежели кто спросит, я на происшествии!- предупредил сыщик идя к двери.
-А… что, у нас уже было происшествие?- удивился Ефимов.
-Будет!- не оборачиваясь уверенно бросил сыщик, и вышел.
Буквально спустя два часа, в дверь Брусникиных позвонили. К тому времени все страсти уже улеглись, барышня наплакавшись в волю в кругу родных, пришла в себя, и теперь они все вместе, пили в столовой чай с земляничным вареньем ( её любимым!). Вначале, когда она прибежала из церкви вся в слезах, и рассказала как было дело, семья мало сказать что возмутилась! Мама гневно потрясая руками пригрозила что напишет жалобу губернатору, папенька выругавшись по-солдатски, помянул всех родичей попа по материнской линии, что в переводе на цензурный язык, означало «Да что он о себе думает?» А брат Олежка побледнев, сказал что прямо теперь же, он пойдёт, и этого попа по стенке размажет! Светлана перепугавшись что братик так и сделает, с трудом уговорила того отменить экзекуцию, и Олег нехотя, но согласился, поверив аргументу сестрёнки, что «Батюшку Дионисия, за неправду бог накажет!». И вот теперь, сидя за чаем они размышляли о том, какие же дурные люди на свете есть?
В дверь кто-то панически позвонил. Таисья побежала открывать, все замерли.
-Что там, пожар что ли, или не дай бог опять кого зарезали?- нервно предположила маменька. Из прихожей донеслись какие-то жалобные оханья, и буквально вбежавшая Таисья, с обалдевшим видом показывая пальцем в сторону двери, пролепетала.
-Там… это… батюшка приполз!
-Что?!- ошалел папа.
-Ка-ак?!- обомлела мама.
-Где?- тоненько пискнула Светлана, разинув рот.
-О как!- ахнул Олег.
И только 11-ти летний Пашка молчал, и ничего не сказал, ибо до него совсем ничего не дошло.
-Там!- выпучив глаза повторила горничная- в прихожей, отец Дионисий, ползёт…
-Маменька- подал таки голос Пашка- а кто куда ползёт та?
Взрослые разом сорвались с места, и гурьбой ринулись в переднюю. Там, уже на самой границе передней и прихожей, на четвереньках стоял отец Дионисий, и плаксиво каялся, прося у «Девицы невинныя, Светланы, прощения за своё окаянство утром учиненное, бесом наущенное» ну и так далее. Когда визитёр поднял от пола голову, то все присутствующие на миг застыли, ибо как говорят в таких случаях сухие строчки протоколов, «Батюшка предстал перед семьёй Брусникиных, со следами насилия на лице», и даже левое ухо, от чего-то было больше правого и краснее. Разумеется «паломник» был тут же прощён, и допрошен. Оказалось что «он грешник окаянный, не собственным хотеньем, а бесовским наущеньем, ныне на заутрене впал в гордыню, и обидел девицу невинную, после чего всё пошло у него не эдак да не так. А уж какое его вскоре раскаяние постигло, что и не сказать словами, вот прямо казните его на месте и всё!» . На вопрос барышни а что у него с лицом и ухом, был дан исчерпывающий ответ, что де ударился о столб, да о косяк дверной приложился, два раза. А в ухо его не били, и не хватали, а восца укусила, и он сам наложил на себя великое послушание , в виде того, что сюда он полз на четвереньках целый квартал, а от сюда, так же поползёт столько же, и не уговаривайте его, ибо он грешен. С этими словами пастырь развернулся, и пополз к выходу. Там, растворив лбом двери, он сполз по ступенькам, и с воплем «Ох грешен я-а-а!» пополз обратно. Брусникины бросились на порог, и в немом изумлении наблюдали как поп, ползёт по тротуару и голосит.
-Боже ты мой, что делается-то?- проговорила маменька крестясь.Пастырь дополз ровно один квартал до угла, огляделся по сторонам, и даже как показалось кивнул кому-то, затем вскочил, подобрал полы рясы, и помчался по улице так стремительно, как только мог, чуть не сбивая редких прохожих. ( Злые языки потом утверждали, что дескать где-то рядом, мелькнула до боли знакомая шапка с хвостом, но это конечно же были только слухи!) Брусникины оставались в состоянии столбняка минут пять, после чего стали по одному заходить в дом. Братец Олег, остановив сестрёнку на мгновение, с долей ехидства заметил.
-Светлячок, кажись я знаю что, а вернее кто, заставил богомола нашего, эдак «покаяться-то!» Ой Светка, ну и защитник-то у тебя, ого-го-го!
-Олежек!- ахнув от возмущения и смущения разом, прошептала Светлана трогая ладошками свои горевшие огнём щёки- Ну тебя! Болтун! Не он это вовсе! Н… наверное.
Семья за исключением Пашки отправленного на улицу, тут же собралась на военный совет, где стали обсуждать необычное происшествие. Олег, почуявший вкус дичи, театрально заявил что «Очевидно де. у нашей Светочки, завёлся некий неизвестный защитник, вон как пастыря-то на покаяние разобрало!» ( Светочка надув губки обратилась за помощью к маменьке. «У-у, мам, скажи ему-у!») На что маменька едва сдерживая улыбку заметила что «Ах дитя моё, что же я скажу? Я тоже теряюсь в догадках кто бы это мог быть-то?» Папенька надежду дочки тоже не оправдал, сказав что «Светлана, я думаю что имя таинственного витязя в вол… э-э, тигровой шкуре, покрыто мраком неизвестности!»
-Да ну вас всех!- прыснула со смеха Светлана, за ней покатились и прочие. Раздался звонок в дверь, и все замерли.
-Кто б там мог быть?- тихо спросила маменька.
-Ого, что это там, богомол на второй круг пошёл?- язвительно заметил Олег, и Светлана снова засмеялась. Вошла обратно Таисья, а вслед за ней к радости присутствующих, Бусов Иван Силович, в мундире и при сабле, и хорошем настроении.
-Не помешал?- скромно спросил он, оглядывая семейство.
Оказалось что конечно же нет, он как раз к чаю и обед скоро будет. Чая гость не отказался отведать, а вот остаться отобедать он никак теперь не сможет, служба-с, и вообще он зашёл лишь для того, чтоб справиться не нужна ли помощь полиции, ибо он уже слышал что у Светланы Дмитриевны неприятности с утра были. Оказалось нет, помощь уже не нужна, ибо произошло то-то и то-то, но семья в недоумении от такой быстрой перемены настроения отца Дионисия. Гость хлебнув чаю с варением, деловито заметил что с духовенством такое дескать случается не редко, главное чтоб озарение вовремя снизошло, да покаяние было б искренним, а то ить всякое может статься-то. Что говорите, на столб налетел? О косяк ударился? Восца в ухо жиганула? Страсти-то какия, ая-яй! Ну бывает, что же! Особливо когда каяться впопыхах летишь, не разбирая дороги, то не мудрено не то что на столб наскочить, а вовсе калган свой на бок своротить можно! Что-что? На четвереньках весь квартал прополз? И это не диво, знатно видать нагрешил раб божий, что так себя уничижил, а вообще то, покаяние для пастырей вещь полезная, и вельми необходимая. Они тогда мол, душой меньше маяться будут, а займутся делом. Например бесов в городе погонять, а то распустились совсем рогатые, житья от них нету!
Всё время пока длился этот диалог, Светлана тоненько хихикала не в силах себя сдержать, и так глядела на сыщика, что казалось готова растопить его взглядом. Но сам Иван Силович, не то что ни разу не улыбнулся во время разговора, бровью не повёл, так и просидел всё время с серьёзным лицом, да удивлялся. Наконец он поднялся, и сказал что ему пора.
-Мы вас проводим!- пропела маменька, и всем гуртом так и пошли в прихожую. Сыщик оделся, и сказав на прощание что покаяние вещь всё-таки очень полезная, щёлкнул каблуками и раскланялся. Надо ли говорить что барышня Брусникина тут же помчалась дополнять свои «Записки?»
В Управе, Бусова уже ждало новое дело, очень мутное и тёмное. На вопрос Хворостовского где он пропадал, сыщик ответил.
-Да так, ходил тут по надобности, отвлекли Митя меня дела духовныя!
-Чего?- не понял денщик.
-Да ничего, что тут стряслось пока меня нее было?- поинтересовался Бусов проходя за стол. Оказалось что в 15-ти верстах от города, дочиста ограбили дом вдовствующей помещицы Балахиной Пелагеи Семёновны, 62-х летней набожной особы, привечающей всяких странников, паломников, да «божьих людей». Опись похищенного привёз её приказчик Парфён Губатов, 49-ти лет. По мимо барахла, в описи значилось: столового серебра ложек и вилок по две дюжины ( 48 штук!) украшений в виде колец и серёжек золотых и серебряных на сумму 10.000 рублей, три иконы в серебряных с каменьями окладах, старинное евангелие в серебряном окладе, 2000 рублей ассигнациями, и 40 золотых червонцев.
-Лихо сработано!- похвалил Бусов, и добавил- После такого куша можно уж и не работать больше!
Затем Иван попросил «старожилов» Ефимова и Лебеденко напрячь память, и припомнить не было ли по их уезду или по соседним, похожих преступлений? Лебеденко подумал и сказал что с месяц назад, у соседей, точно был такой случай, обнесли поместье Ершовых, и тоже богобоязненных, и тоже привечали проходимцев да приживалок всех мастей. -
-Так господа- задумчиво произнёс Бусов- надо теперь ждать где эти вещицы всплывут, вы, тряхните свою агентуру среди ворюг и шаромыжников, наверняка кто-то или что-то слыхал. Вещицы-то у помещицы тиснули приметные, в глаза бросаются сразу. Ну а пока надо будет съездить к этой вдовствующей меценатке Балахиной. Так, Хворостовский, собирай манатки, ты со мной едешь, остальные тут пока по шуруют, чувствую что дельце не простое будет, а золотое!
Помещица Балахина визиту полиции обрадовалась не очень, мол капитан-исправник уже были, да руками развели «Бог мол дал, бог и взял !»
-Да уж, а ещё бес попутал, да?- холодно пошутил Бусов, когда они с Хворостовским вошли в усадьбу. Дом у Пелагеи Семёновны хоть и был деревянным, но большим и добротным, с мансардой, подвалом, и многочисленными пристройками да флигелями. В общем по всему было видно, что жили тут до недавнего времени сытно и вольготно. Чем-то сама хозяйка и её прислуга сыщику не понравились, внешним видом скорее. Закутанные какие-то все, насупленные, крестятся поминутно, вздыхают да ахают, шныряют по дому как мыши, да зыркают исподлобья, не дом, а постно-сушёный монастырь какой-то! В начале беседы, хозяйка было начала разговор с причитаний да закатывания глаз под лоб, потрясая при этом некрасиво головой, на что Бусову пришлось немного совсем повысить голос, и потребовать прекратить ломать комедию, а разговаривать с начальником сыскного отделения нормально, без потрясений головой и пустой бубны.
Помещица очевидно сразу чего-то сообразила, и моментально вдруг превратилась в человека обычного, с обычным взором, и раздражение Ивана Силовича сразу улеглось. Сыщик начал опрос с того, что поинтересовался у хозяйки, до скольких душ всякого рода «божьих людей» да прочих «паломников», она единовременно принимать соизволила?
-Да по разному батюшка- грустно начала помещица- когда до пять душ, а когда и все двенадцать было!
-То есть скучно вам тут не было?- уточнил сыщик.
-Грех это великий!- затянула было хозяйка, но увидев недовольство в лице гостя, поспешно осеклась- Некогда батюшка скучать было, богомольцев-то разместить, одеть-накормить, спать уложить, много дел по хозяйству, много!
-А теперь сколько приживалок у вас этих обретается? – без политесов спросил сыщик, и услышал что «Опосля злодейства-то, все и подались по святым местам, помолиться за души грешников, и за её тоже!»
-Угу!- кивнул сыщик и добавил- Свинтили значит все как уголовщиной-то запахло, ясно… Не иначе подались сердешные до Иерусалиского граду, ты как думаешь, Хворостовский?
-Как пить дать, там они и есть!- с нарочитой уверенностью протянул помощник, продолжая писать. И тут сыщик приступил к главному, он попросил Пелагею Семёновну припомнить тот вечер, в ночь перед ограблением, как доподлинно всё было? К удивлению Бусова, помещица вспомнила много, и даже важное, а именно: в вечер, она и вся прислуга включая приказчика ( он жил в доме в пристройке с другой стороны) и дворника, по просьбе «божьих людей» коих было пятеро, сели пить чай, после чего, на утро всё и обнаружилось.
-А что прислуга?
-Да все дрыхли как коты батюшка, всех разморило!- грустно посетовала помещица.
-Угу, а паломники?
-Так не было никого, видать спозаранку ушли-то, до святых мест путь то не близкий!
-Хм, а кто ж вас обчистил-то по вашему?- улыбнулся сыщик, с сожалением глядя на хозяйку. «Дура ты старая, скажи спасибо что не порезали вас всех!»
-Да известно кто, лихие люди! – уверенно ответила помещица.
-А может «божьи люди" вас гробанули то, а?-
-Христос с тобой батюшка!- истово закрестилась старуха разиня рот да выпучив глаза- Грех и думать так на сирых да убогих-то!
-В самом деле? Ну и ладно, так Пелагея Семённа, давайте-ка прислугу опросим… хотя стоп, вы посуду-то после чаепития помыли конечно?
-А как же? Девки то мои дело знают, как по утру-то очухались, так и вымыли всё!- уверенно заметила помещица. «Скверно» подумал сыщик, и приступил к опросу прислуги. От перепуганных, готовых разреветься девок да пары дворовых дураков, «барин» ничего толком не добился, и уж совсем было отчаялся, но удача блеснула со стороны приказчика Парфёна Губатова, и дворника Еремея. Оба они не доверяли этим «божьим людям», причём всем и изначально, и даже пытались барыню вразумить, но разумеется она с негодованием их отбрила. На вопрос сыщика не помнит ли кто имён или прозвищ «богомольцев», дворник и приказчик встрепенулись, и точно, их старшего, мужика лет 45-ти, один раз кто-то из пятерых, назвал Ржавым.
-Ржавым?- задумчиво переспросил Иван Силович- А он рыжий что ли?
-Да как сказать?- неуверенно заметил дворник почёсывая бороду- Волосы у него и впрямь тёмно-рыжие, как старя ржа, а харя нет, не в оспинах как у иных рыжаков-то, чистая харя-то, борода тёмная, но не чёрная. Так что вот так как-то!
-Как Ржавый на прозвище среагировал?
-Осерчал! Рыкнул на товарища, и всё!
-А имя-то его как было?
-Тимофеем звали, а Ржавым раз только и нарекли!
-Спасибо братец, помог ты нам!
-Рады стараться барин!-
-Ступай, да приказчика зови!
Приказчик тоже кое чем помог, а именно предоставил желанную улику. А конкретно, когда сели пить чай, он сказал что у него болит голова ( болела и впрямь) да ушёл к себе, горничная Акулина, подала ему чай туда, а он попив, поставил чашку на стол у окна, да и забыл о ней. И не помыл, даже заварка там на дне оставалась, да и заварник цел, тоже там же. Не поленился Иван Силович, сходил с Парфёном за посудой, точно! И в чашке, и тем более в заварничке, предостаточно было ещё хорошо пахнущей травы. Поблагодарив приказчика за то что он так вовремя ушёл к себе, Бусов вернулся, а Хворостовский уже с девкою лясы точит, а та аж зарделась от чего-то, но увидев барина, быстро шмыгнула вон. Попросив у хозяйки рушничёк, следователь бережно завернул улики, завязал узелком и передал денщику, который положил их в кожаную сумку на ремне через плечо, в таких курьеры обычно возили почту. Затем на прощание, сыщик с серьёзным видом объявил помещице, что с сего часа он, начальник сыскного отделения ( такой-то) своей властью, запрещает ей принимать дома всяких «божьих людей» да «богомольцев».
-Да как же, батюшка?- оторопела помещица.
-А вот также, и бумагу сей момент выправлю!- посулил сыщик, и «строгим» голосом приказал денщику- господин Хворостовский, выпишите помещице Балахиной соответствующее запрещение, а я подпишу!
-Слушаюсь!- щёлкнул каблуками денщик, и едва сдерживая улыбку, сел составлять страшное для старой дуры «запрещение». Вскоре, исторический меморандум был составлен, торжественно оглашён, подписан, и вручён обалдевшей хозяйке со словами.
-Получите! Ежели я узнаю о нарушении моего запрещения, то дом будет опечатан, а к дверям приставлена стража с ружьями. Честь имею кланяться!
С тем полицейские и покинули «дом приюта». Хворостовский, на обратной дороге, сидя в пролётке рядом с барином, долго хохотал над «запрещением».
-Ну вы отлили пулю Иван Силыч, старуха-то теперь на это «запрещение» как на икону молиться будет, ну умора!
-Ну ежели у самих-то ума нету, должен же со стороны хоть кто-то умным-то быть!- в тон ему улыбнулся шеф. Городовой правивший лошадкой, тоже весело смеялся услышав историю с «запрещением», и даже сама кобыла как-то игриво гыгыкнула, все были довольны. Не заезжая в Управу, завернули к Музыкалову, чтоб отдать улики. Врач гостям был рад, обещал результат уже к вечеру, и сыщик с сотоварищи, отбыли к себе в Участок. Там, не теряя времени, Бусов порывшись в картотеке, довольно быстро нашёл данные на того самого Ржавого, но не Тимофея, а Гавриила.
-Ну-ка глянем милый друг, что там на тебя есть?- сказал Бусов усаживаясь за стол. Было немного, но достаточно. По мимо родился-крестился, 12-ть лет отсидки в общем, два побега с каторги, убийство конвоира, контрабанда, воровство, разбой, насилие над женщинами.
-Ишь ты, прямо герой сказаний!- подвёл итог сыщик. Приметы тоже совпадали. Может возглавлять небольшие шайки до 10-15-ти душ.
-Так приятель, вот я тобой и займусь теперь вплотную!- поразмыслив проговорил себе Бусов , переписывая данные преступника в свою тетрадь, носимую во внутреннем кармане, рядом с пистолетами. Был уже вечер когда в Управу, пришло огорошивающее сообщение: по уезду, в трёх места сразу, произошли подобные деяния, причём в одном доме, у помещиков Рублёвых, с убийством. Зарезана была дворовая девка Глаша 20–ти лет, у двух других, Парамоновых и Оглоблиных, просто ограбления.
-Однако размахнулись «божьи люди»!- подивился Иван Силыч, и приказал тот час найти ему всю команду, которую он отобрал для особых случаев. Через полчаса, все вшестером, они сидели в кабинете, и Иван Силыч коротко посвятив их в суть дела, приказал.
-Значит так ребята, нас шестеро, места -три! Мы с Хворостовским на убийство к Рублёвым, Ефимов и Иванов к Парамоновым, ну Лебеденко с Кургузовым соответственно к Оглоблиным. Полицейских пролётки только две, кому-т о из вас господа придётся на извозчике ехать, раскошелитесь, но думаю на двоих это не разорительно!
-Да эт решим!- лениво бросил кто-то.
Следователь разрешил покушать всем, и напоследок заметил.
-Ефимов, Лебеденко и прочие, я на вас братцы надеюсь, всех там тряхните путём, запишите всё до мелочей, чтоб мне потом не ездить не перепроверять, да, и особо интересуйтесь Ржавым, он же Тимофей, он же Гавриил, и прочая и прочая!
-Слыхали про него, зверь хитрый!- заметил Лебеденко- Не извольте беспокоиться Иван Силыч, не подведём, мы дело знаем!
-Ну добро, тогда пожрать кто желает, и по коням!

Х Х Х

,
Пострадавшие жили от города на расстоянии от 16-ти до 18-ти вёрст, и Хворостовскому с Бусовым пришлось ехать дальше всех, за 18-ть, к Рублёвым. Добрались уже в сумерках, но никто там в покое не был. Хозяин, Александр Ильич 50-ти лет, драгунский капитан в отставке, ходил по дому в халате, и с мокрой повязкой на голове, да гневно распекал свою супругу, грустную и сникшую, красивую женщину 40-ка лет, Ольгу Сергевну.
-Три! Три года господа- поворотив лицо к сыщикам восклицал он- свистопляска эта с «богомольцами» длиться уже! Не дом а притон бродяжий устроила! Дивлюсь как чуму или чахотку какую не занесли сюда! Ну что, что ты теперь рыдаешь стоишь?-повысил он голос на жену- Добилась до смертоубийства?! Как я просил, как я умолял её господа- заходил хозяин по комнате- «Уймись Ольга, знай меру! Добром твои приживалки нас не оставят!» Куда там! Как съездила в Киев к мощам, так ум-то и так бабий не велик был, а тут и вовсе на бок съехал…
-Саша, ну что ты при людях такое?- плаксиво заметила было супруга, но Александр Ильич шагнув к ней, твёрдо заявил.
-Ты это… ты уйди лучше сейчас от греха, мне с господами поговорить надлежит, о последствиях твоих фокусов!
Супруга приложив к лицу платок, с плачем выпорхнула. Помещик показал рукой на небольшой столик, где лежала лишь курительная трубка, да горел подсвечник.
-Прошу садиться господа!- все сели, и хозяин поинтересовался не угодно ли чего, на что сыщик ответил.
-Это успеется Александр Ильич, я ведь пока тут всё не разведаю, не съеду!- и улыбнулся.
-Да уж разведайте бога ради, сделайте одолжение- согласился хозяин, и невольно изменил разговор, переспросив не совсем решительно- Иван Силыч, скажите, а вы не тот ли Бусов, что с 10-го по 13-й годы, в Дунайской армии служил?
-Да- чуть улыбнувшись ответил тихо следователь- тот самый, и денщик мой, а ныне первый помощник Дмитрий Данилыч Хворостовский, тоже тот самый!
-Господа!- засиял помещик- Вот встреча-то, а? А я ж тоже драгун, и тоже в Дунайской армии был, про Бус-шайтана слышал, но не чаял вот так живьём-то встретиться!
-Благодарю, но давайте мы о прошлом после потолкуем, а пока по делу, раз уж я тут!-попросил Бусов. Хозяин извинился, и сказал что весь в их распоряжении. Но следователь не услышал ничего нового. Тот же чай и групповое по прихоти супруги чаепитие.
-Ну драться с ней что ли с дурой?- раздражённо бросил помещик- Махнул рукой да сели, попили чайку… Очнулся я в спальне, поперёк кровати, ну и всё… Слышу хай бабий внизу, вышел, а там Глаша лежит, два удара в живот… Эх суки!
-Скажите, а вы только с женой и слугами тут обретаетесь, дети-то где?- спросил Иван.
-Дочь замужем в Ладове, старший сын служит, в драгунах!- с гордостью добавил помещик- Ну а младший в губернии, в гимназии.
-Ясно, так, мне теперь прислугу опросить потребуется, вы распорядитесь чтоб их подготовили, и чтоб девки в обморок без конца не падали, я человек знаете ли занятой, мне с охами-ахами возиться нет времени!- попросил Бусов.
-Один момент- помещик повернул голову- Прошка!
Вошёл дюжий молодец в рубахе, жилете, да сапогах- Ты там давай девок в кучу собери, да прикажи…
-Так я слыхал всё, барин! Счас зделаю! –прогудел Прошка.
-Ты опять мерзавец под дверью подслушиваешь?-нахмурился хозяин, на что получил аргументированный ответ, что он просто рядом, а как иначе-то зов барина услыхать?
-Ладно, иди уж- остыл помещик- да скажи им чтоб не дурили, а то замуж не разрешу выходить!- шутливо пригрозил Рублёв, и слуга исчез.
-Страшны у вас угрозы Александр Ильич!- хмыкнул сыщик.
-А иначе никак с ними, это ж птичник!- отмахнулся барин. Полуторачасовой опрос девок тоже ничего не дал, как впрочем и мужиков. Прозвища Ржавый никто не слыхал.
-Ну-с, тогда пойдёмте к убитой!- приказал Иван.
-Да господа, я сейчас оденусь, и пойдём, тело в амбар перенесли, там прохладно, так я распорядился!
В амбар вошли втроём, держа в руках по трёх головому канделябру, и стало очень хорошо видно. Убитая лежала в обычной позе, руки вдоль туловища, глаза закрыты, на губах и подбородке запеклась кровь. Две раны на животе.
-Так, судя по ранам, нож был большой, во всё голенище, не меньше! Из четверых «богомольцев" кто-то был в сапогах?- спросил Иван, осматривая пальцы рук убитой.
-Были двое, а двое других в лаптях!- ответил барин, Иван встал.
-Она успела кому-то рожу хорошо расцарапать, под ногтями кусочки кожи и кровь- сообщил следователь, глядя на девушку.
-Ну да, Глаша девка здоровая была, бойкая, мужа и того не боялась!- вздохнул барин.
-Дети?
-Двое мальцов, муж где-то на заработках, плотничает!- тихо сообщил помещик.
-Так Александр Ильич, от вас потребуется подвода, труп я забираю в город в больницу на осмотр.
-Будет, вы же завтра поедете?- с надеждой поинтересовался помещик. Иван подумал, и сказал что пожалуй да, но рано, часов в семь утра надо выехать, и снова обратил внимание на убитую. Нет, эмоций уже не было ( остались все в парке!) было лишь горькое чувство несправедливости жизнью. Двое малых деток теперь без мамы, и он сыщик, если что и может, то только найти и покарать убийцу. Ну уж это он постарается, хотя будет очень не легко. Бусов очнулся от мыслей, когда его чуть толкнул денщик.
-Иван Силыч, пошли, нас ужинать зовут!
Но это был не совсем ужин, а скорее деловая трапеза старых солдат, на которой присутствовали только мужчины. Просидели за воспоминаниями часа три, в течении которых сыщик обменялся с хозяином множеством историй, и узнал что старший сын Андрей, пошёл в драгуны, именно вдохновлённый подвигами знаменитого Бус-шайтана…
Когда сыщики отправлялись на отдых в отведённые им покои, к хозяину в трапезную тихо вошла жена с виноватым видом. Но помещик уже не злился на неё, и тихонько приобняв произнёс.
-Эх ты, дурёха ты моя…
-Саша, а они судейские-то, что, ушли почивать?- робко осведомилась жена, положив голову на плечо мужу.
-«Судейские!»- беззлобно передразнил Александр Ильич- Да ты Оль хоть знаешь кто это был-то?
-Да… сыщик Иван Силыч- подняв взор на супруга, ответила Ольга Сергевна.
-«Сыщик, Иван Силыч!»- опять хмыкнув, повторил помещик, и хитро поглядев в лицо жене, переспросил- Ты помнишь в молодые годы, я тебе про Бус-шайтана много рассказывал?
-Помню, и что?
-Ничего, это ведь он сам и есть, Бусов Иван Силыч-то! Вот!
Ахнув, супруга попеняла мужу почему он этого ей сразу не сказал, она б хоть рассмотрела его хорошенько!
-Завтра разглядишь душа моя, они в семь утра уезжают!- пообещал муж, и повеселевшая супруга пошла вслед за ним в спальню, и вообще в ту ночь, супруги Рублёвы, окончательно помирились…
Утром, позавтракав в компании уже обоих хозяев, причём бросалось в глаза что спали они мало, но были в прекрасном расположении духа, сыщики торопливо стали собираться. Взяв подробную опись украденного, полицейские попрощались и вышли. Городовой сидевший за кучера, тоже был доволен приёмом, его сытно накормили, и спал он хорошо. Тело несчастной Глаши уже лежало на подводе накрытое рогожей, а возница покорно ждал приказа на отъезд.
-Ну, до свидания Александр Ильич, и вы Ольга Сергевна!- проговорил Бусов, и получив от обоих Рублёвых приглашение бывать у них во всякий час, сел в пролётку к Хворостовскому и скомандовал.
-Трогай!
Полицейский экипаж а следом и подвода с убитой, неспехом потряслись по ухабистой дороге. В городе само-собой вначале отвезли тело к доктору Музыкалову, сыщик вручил мужику полтинник, и отпустил с миром. Аристарх Петрович распорядился оттащить труп в покойницкую, а сам принялся рассказывать визитёрам о результате своих исследований чашки и заварника. Оказалось что это целый сбор разных трав, вызывающий долгий и тяжёлый сон, примерно через полчаса после приёма отвара внутрь, но, при повышенной дозе, могут быть галлюцинации, и даже смертельный исход. Сбор пахучий, приятный, лесные-луговые травы, кои распространены во многих центральных губерниях России, так что набрать их достаточное количество, преступникам не составит труда.
-Но их где-то надо же сушить, так ведь?- задумчиво спросил Бусов.
-Разумеется, сушить их надлежит правильно, с умом, в тёмном, хорошо проветриваемом помещении. Да, и такие травы сохраняют силу всего год, потом их можно лишь выбросить, или просто добавлять в чай, они уже безвредны.
-Так значит, эти травки думаю осенние, чтоб наверняка действовали!- предупредил Бусов- Я тоже толк в травах знаю. Вы вот что, доктор, вы мне названия трав в двух видах напишите, как по-научному и как по-народному они называются!
Доктор сделав торжественный вид, подал лист с заключением.
-Уже! Народные помечены скобками!
-М…м.. да, с вами приятно работать!- похвалил сыщик, пряча лист в карман- Ну а теперь очевидно нам придётся…
-Проверять тайно всех торговцев на рынках?- скрытно-шутливым тоном поинтересовался доктор. Сыщик молча кивнул, а потом добавил тоже шутливо.
-А вы не у барышни ли Брусникиной такому волшебству как чтение мыслей обучились?
-Изучаю её феномен дорогой Иван Силыч! Изучаю для себя! Чудесная девочка! Редчайшее явление природы! Божье создание! Только бы не оступилась, да в дурные руки не попала!- покачал головой врач-Люди-то какие есть? Изломают, испоганят душу!
-Не допустим!- решительно сказал Бусов и встал, но доктор не мог ещё успокоиться.
-Вот, буквально вчера, этот мракобес, поп Дионисий-то что отчебучил, а? Вы верно уже слыхали?
-Да, мне доложили, гнусная история!
-И не говорите, да за это на дуэль вызывать надо!
-Он уже в тот же день истово покаялся, я был у Брусникиных с визитом, и мне сказали что прямо перед моим приходом, было как говорят драматурги, «Явление второе, те же и Дионисий». – буднично изрёк Бусов, надевая шапку.
-Я слышал, но признаться думал врут! На четвереньках по улице!- изумился Музыкалов.
-Да совесть его видать замучила!- вздохнув предположил Бусов, и добавил в задумчиво- ироничном тоне- Взалкал пастырь, гордыня обуяла, а потом вдруг осознал свою греховную сущность, и покаялся весь, целиком!- и сказав что будет ждать результатов вскрытия, в сопровождении денщика ушёл. Доктор с минуту помолчал, а потом вздохнув сказал.
-Кажется я даже знаю, как эта совесть выглядит, Иван Силыч!
В Управе Бусова уже ждала вся команда. Ничего правда проливающего свет на дело не привезли, кроме описи похищенного, да примет нескольких «богомольцев», но таких обыкновенных, что половине мужиков на Руси подойдут. Клички Ржавый нигде не появлялось, всё имена, Фрол, Демьян, Аникей и тому подобные. Но Иван искренне всех поблагодарил, особенно за подробную опись украденного, а затем попросив внимания, стал давать новые инструкции.
-Так ребята, я вам напишу сейчас список трав, ( Иван быстро написал, затем подал лист Лебеденко) изучить, и переписать каждый сам себе, но не на чистых листах, а на бумаге похуже, обрывках обёрточной и так далее. Зачем это нужно? А вот зачем. Сейчас вы, кто пером а кто карандашом, перепишите себе эти названия, пойдёте по домам, переоденетесь в гражданское, и внимание! Побежите по рынкам и базарам, лавкам торгующим сухими травами, словом побывать везде где можно, и даже где нельзя. Будете там искать тех, кто продаёт такие, хоть по одной, а хоть весь букет целиком. Да, если найдёте того у кого в продаже весь букет, проследить и выявить знакомства и связи! Поднимайте на уши всю свою агентуру, мальцов уличных, не скупитесь на пятачки-гривенники, после сторицей воздастся, ваших информаторов по трактирам да притонам, словом весь арсенал что у вас тут прикормлен! Да, рыночным торговцам представляйтесь горожанами, мол жёны-тёщи-бабушки-матушки послали, потому и бумагу ребята по проще берите, чтоб от вас казёнщиной не тянуло! Это мелочь, но она важна. Далее, в лавках «Сухие травы», сначала просто спросить список, если есть, самим взять и спросить не брал ли кто тоже всем списком? Начнут юлить, тогда открывайтесь, мол полиция, и действуйте официально. Если какие лавки подозрительны, за хозяевами или продавцами проследить, и данные о них мне на стол как с аптекарем Булыгиным было! Да, ещё одно, выяснить может кто на дому этим занимается? Собирает, сушит травы и продаёт? В городе, в при городских слободках, в Заречных, или по ближним деревням и хуторам. На всё-про всё, даю вам двое суток, больше не могу, сами знаете кого ловим. Ну, вопросы есть?
-А ежели Ржавого встретим?- спросил Кургузов.
-Следить Тарас Петрович, разнюхать где логово его! Да, чуть не забыл. Смотрите на мужиков в сапогах, крепкого телосложения, и со свежими шрамами-бороздками на лице, скорее всего с левой, но может и с правой стороны. Убиенная Глаша перед смертью хорошо убийцу деранула, под ногтями у ней аж плоть его осталась, после такого много крови теряешь, да и шрамы останутся заметные. Всем всё понятно?
-Так точно! -хором загалдели все четверо.
-Тогда переписывайте, и по коням! Через двое суток жду результата, а мы с Хворостовским другими делами займёмся!
После того как сотрудники ушли, Бусов зашёл к полицмейстеру и поинтересовался где взять подробную топографическую карту уезда? Та что в приёмной не годиться. Полицмейстер чуть подумал, затем слазил в свой сейф, и достал сложенную в четверо карту.
-Вот извольте, с Отечественной тут лежит, нам тогда как раздали их по уездам на случай если француз близко подойдёт, да с тех пор и лежит, я и забыл-то о ней, и не вспомнил бы. А надобность в ней какая?
-Попробую логово злодеев вычислить, не факт конечно что выйдет, но попробовать стоит!- ответил Бкусов.
-Держите меня в курсе!- попросил Горынин.
-Разумеется Василий Петрович, будет что доложить, сразу же вас оповещу, а пока у меня извините, одни догадки! – сознался Бусов, и щёлкнув каблуками вышел и вернулся в свой кабинет, где его уже ждал Хворостовский. Следователь бросил карту на стол, и задумчиво попросил денщика сварганить чаю. Тот быстро кинулся к самовару, и зашуровал там, а сыщик развернув карту, сел за неё с карандашом. Найдя названия мест где произошли ограбления, он соединил их одной линией, получилась некая дуга, коромысло или чаша, если сверху пририсовать линию, кому как нравится. «Так, расстояния между всеми четырьмя селениями не более 12-13-ть вёрст друг от друга, и того порядка полусотни… Вокруг леса, болота, посадки. Так, есть две лесные сторожки, и какое-то строение, просто дом, без названия. От них до первой усадьбы не так и много, от сторожек порядка 15-ти вёрст, от дома около 20-ти. Ну до других поместий больше. Что из этого следует? Если логово шайки где-то в лесу в одном из этих трёх мест, то пешком они не ходят, но и не верхами, всадники всегда приметны. На подводах они должны быть, три-четыре телеги, да их по четыре- пять душ на каждой, вот тебе и шайка. Разумеется «божьи люди» на подводах не ездят, оне пешком ходят. Так вот дураков и покупают за так, за худой за пятак! Подвода остаётся например не ближе двух, но и не дальше трёх вёрст в надёжном месте. Например в заброшенном сарае где, во дворе заброшенного же дома, или на хуторе, который даже не нанесён на карту, такое тоже случается в жизни. В общем надо садиться, и проверять всё самим!»
-Готов чай!- сказал Хворостовский, и налил себе и начальнику. Стали пить. Бусов коротко посвятил денщика в свои соображения. Тот согласился что ехать надо, но высказал сомнения, что больно просто всё.
-Ну не так-то и просто если в суть глядеть!- прихлёбывая, возразил Иван Силыч- А потом, чего им особо мудрить-то? Кого опасаться-то? Капитан-исправника нашего, Долынина?- усмехнулся сыщик- Он вон и помещицу-то толком слушать не стал «бог мол дал, бог и взял!» Ага, он будет эдак как мы с тобой мудровать над картами, думать, агентуру пристёгивать, да? Не смеши брат- Димитрий, а то ожгуся!
-Тоже верно, на подобное расследование они не рассчитывают, не знают, или не знали что вы теперь тут. Ну а если облаву на них по уезду устроят, вон, уже два года близ города в лагере казачья полусотня стоит. Прикажут и айда, это они не рассматривают, атаман ихний, Ржавый этот?
-Кто прикажет? И где ловить? Да и в городе думаю у них есть кто-нибудь, где-то они эти травы берут же, сушат? Нет брат Хворостовский, они здесь где-то, в лесах всё до времени прячут, а потом продают что можно тут, или по сёлам. Если я в этом ошибаюсь, тогда не знаю, тогда они призраки..
-Волк близ своего логова овец-то не режет, а они не так далеко если в лесных домах отсиживаются!- заметил Хворостовский.
-Ну не так Митя они и близко, это по карте 10-15 вёрст тьфу! А в жизни это бывает и много! Тем более говорю, что они наверняка думают, что искать их всерьёз так не будут, ну если сами по глупости не попадутся, какая-нибудь из шаек!
-Что вы Иван Силыч измыслили?
-А мы с тобой Хворостовский, в поиск сходим, по этому коромыслу или чаше, внутрь заглянем, по шуруем там, понюхаем, авось чего и углядим.
-Когда едем-то?
-А прямо сейчас, вели там двух лошадей оседлать, я пока соберусь тут. Да, заедем домой, ружья возьмём, котелок и харчей, может статься что дня два пробудем, пока наши травников шуруют, да добро похищенное.
-Слушаюсь! – денщик выскочил из кабинета, а Иван стал неторопливо собираться. Внутреннее чутьё говорило ему что основное направление им выбрано верно, вопросы в мелочах или деталях, вот в них и придётся разбираться. То что «божьи люди" работают мелкими шайками а потом собираются в одну кучу, это ясно. Но где живут постоянно, в лесу? Нет, или да? Можно и в лесу если место подходящее, мельница старая, или опять же посёлок лесной, или деревня. Словом должны они не далеко друг от друга жить, иначе как на грабёж созывать один-другого? Гонцов с записками за сутки-двое? Можно но не всегда надёжно. Словом Иван Силович надо ехать в лес, и всю эту Дугу-Чашу вдоль и поперёк исходить, там они где-то, хотя бы временно, а потом могут и далее перекочевать, уезд большой, леса густые, да и к соседям можно нырнуть всегда. Вот и думай драгун сколь у тя времени, Неделя? Дней 10-ть? Или ты уже опоздал? Хотя нет, вряд ли опоздал. Хоть часть добычи а сбыть надо, а другую припрятать. А со всем добром на телегах бежать не резон, опасно!
Вернулся Хворостовский и доложил что лошади ждут у подъезда.
-Пошли!- махнул рукой сыщик.
Сначала как и хотели решили завернуть домой, но Бусов проехав шагов 300 , завертел головой во все стороны. Дым, горит что-то в той стороне где Брусникины живут.
-Ну-ка за мной Хворостовский, что-то тревожно мне!- они повернули коней, и быстро помчались на пожар. Ещё издали, Иван увидел что не обманули его предчувствия: горел верхний этаж небольшого брусникинского флигеля, который уже тушила пожарная команда. Так, вон Светлана в накидочке, но расхристанная какая-то, растрёпанная, стоит голову виновато опустив перед роднёй. Ну ясно всё, отчебучила чего-нибудь краса ненаглядная, не иначе!
-Мало мне забот!- тоскливо бросил сыщик, пришпоривая коня.
-Господа!- крикнул Бусов подъезжая- Что тут у вас приключилось-то?- спросил сыщик соскакивая на землю, и мельком глядя на вконец расстроенную барышню, ох и вид! ( Волосы все растрёпаны, всклочены, мордашка в саже и копоти, в глазах слёзы и страшная виноватость. Ну ни дать ни взять котёнок, которого мужик за шкирку из печной трубы выволок!)
-Да что приключилось!- всплеснул руками папа «котёнка»- - горим Иван Силыч синим пламенем!
-Ну, о причинах я кажется догадываюсь!- заметил с долей иронии Иван, но улыбнуться себе не позволил, шмыгающей носом причине, уже похоже влетело по первое число.
-Да нет, это вряд ли!-не согласился папа, и огорошил сыщика сообщением, что вчера, ближе к вечеру, Светлане Дмитриевне пришла в голову сногсшибательная идея, заняться алхимией. Ну в доме были какие-то колбы-трубки, сто лет им, сбегала в лавку, накупила разных реактивов, и сегодня ближе к полудню, вот вам, радуйтесь!
-Я по книжке всё делала!- обидчиво изрекла барышня и надула губки.
-И где же ты её взяла?- язвительно спросил папа, с подозрением поглядывая на племянника, однако Олег отрицательно замотал головой. «Эт не я!» Но «алхимик» нечего не ответила, и продолжала обиженно дуться, шмыгать носом, и что-то бормотать.
-Так, всё! Мне это надоело!- решительно заявил папенька, и вынес приговор.
-Позвольте вам сообщить сударыня, что вы арестованы, и будите препровождены в свою комнату, сроком на три дня! Марш в дом, живо!- Дмитрий Михайлович жёстко указал рукой на дом. Страшно оскорбившись, «алхимик» дёрнула руками, топнула ножкой, и буркнув « Ну и пусть, ну и заточите хоть на совсем!» быстро ушла, сопровождаемая сердобольным братом.
-Нет, это не предсказуемый ребёнок!- воскликнул папа, когда ребёнка увели, на что сыщик с улыбкой заметил.
-Да замечательный у вас ребёнок, Дмитрий Михайлович, Катерина Петровна! Очень мудрый даже!
-В каком смысле?- не понял папенька.
-Да в прямом! Лабораторию-то свою, она всё ж во флигеле устроила, а могла бы и в доме!- опасливо пояснил сыщик, поднимая в верх указующий перст.
-Да уж, это так!- обречённо согласился папенька, и спохватившись поинтересовался а куда это Иван Силыч направляется верхом?
-По делам службы едем, вернусь, то загляну к вам, узницу проведать!
-Будем ждать с нетерпением!- просияла маменька, молчавшая до того всё время.
-Вот брат Хворостовский, какие с юными барышнями порой коллизии случаются,! А то мы с тобой живём? Скукотишша! – философски заметил сыщик, когда они двинулись дальше, держа путь к дому.
-Да уж- согласился денщик- мы то с вами и рядом со Светланой Дмитриевной не стоим! Ну что у нас? Ножи-пули-кинжалы-грабители-убийцы? Скукотень одним словом!
-Ещё бы! –поддержал коллегу сыщик- мы вообще проза! А тут философский камень очаровательное чадо, искать удумало, блеск просто!
-За то не скучно!- подвёл итог денщик, когда они уже подъезжал к своей квартире. Катерина всполошилась и обрадовалась одновременно, увидев что барин с денщиком поспели к обеду. У сыщика не хватило духа с ходу отказаться от умоляющей просьбы горничной «Покушать хоть что-нибудь». Иван Силович сказал что перекусит по быстрому, а сам пошёл с денщиком переодеться. Они облачились в охотничьи костюмы, хорошие и удобные, взяли по паре пистолетов за пояса, ружья, ножи, котелок и мешок с харчами. Бусов ещё и саблю захватил, ничего, всё сгодиться может. Сверху сыщики накинули тёплые дорожные плащи, так что теперь мало походили на полицейских, разве что знаменитая волчья шапка, говорила что-то о её владельце.
Отобедав и сказав прислуге что будут не позже чем через двое суток, Иван Силович и Хворостовский выехали со двора, и рысью поскакали в сторону одной из городских застав. Выехав за город, вёрст на пять, Иван Силыч оглядываясь вокруг себя и любуясь лугами да рощицами, бодро заметил денщику.
- Ну что брат Хворостовский, тряхнём пылью, вспомним молодость?
-А чего не вспомнить? Вспомним!- в тон ему ответил денщик.
-Ну тогда догоняй!- азартно крикнул сыщик, и присвистнув по особому, пришпорил коня, денщик за ним. Летел Иван быстрее ветра, и вспоминались ему лихие атаки буйной молодости, и жаркие сшибки с персами да турками. Выхватив саблю, сыщик принялся вертеть ей да рубить воздух вокруг себя, как когда-то учили его, лихо, с гиканьем, чётко! Намахавшись, бросил саблю в ножны, и вспомнил джигитовку, чему у казаков учился да иных учителей. Чёртом вертелся господин Коллежский советник в седле, только руки-ноги мелькали! Нет, не забыта хитрая наука, всё помнит тело, и ум не запамятовал. Размявшись да выпустив пар из себя и коня, сыщик поехал шагом улыбаясь своим мыслям.
Эх, видела б его сейчас Светлана Дмитриевна! Наверняка восторгу юного создания не было бы предела… Бусов невольно заулыбался вспомнив давешнию встречу на пожаре. Стоит, головку опустила, и стыдно ей и обидно, и горько одновременно.
-Чисто котёнок- вслух сказал сыщик, задумчиво глядя в даль- игривый, любопытный, затейливый и такой беззащитный против людской подлости и мерзости! Прав доктор, беречь и защищать её надлежит всеми силами, да! – сыщик оглянулся. Денщик уже догонял его.
-Ну вы барин и даёте себя знать!- восторженно заметил тот подлетая ближе- двадцати лет как не бывало!
-Ну так держим себя, соблюдаем и не дряхлеем брат Димитрий!- бодро бросил сыщик, и добавил что надо бы теперь почаще конные вылазки совершать, для здоровья де полезно. Серьёзность в настроение пришла в тот момент, когда они уже ближе к вечеру, подъехали к границе района предпологаемого поиска.
-Ну что брат-Хворостовский, теперь давай зырь во все гляделки, ничего не упускай и всё примечай, чует моё седалище, что угадал я направление-то, но как ближе к цели будем, вспомню тайную науку казачью…
-Землю опять будете слушать?
-И ветер Митя, и ветер, ну, тронулись!
Не доезжая до первого из ограбленных поместий пяти вёрст, сыщик и денщик остановились, и принялись обследовать местность на манер поиска старых сараев или заброшенных дворов. Пусто. Лишь в одном месте нашли кучу гнилых брёвен и никаких следов. Сузив территорию поиска, Бусов приметил уже в двух верстах от пострадавшей усадьбы, что-то вроде лесочка, или рощи шагов в сто длинны, и 30-ти ширины, имевшей форму подковы, с хорошей полянкой в центре. Так, брёвна, пеньки, кострище старое но не прошлогоднее. Кости чьи-то, видно мясо ели. Гвозди горелые, следы колёс тележных и копыт. Колея тяжёлая, глубокая, видимо гружёная или с людьми подвода была.
-Ну, подпрапорщик, ваше мнение?- задумчиво спросил Бусов.
-Да похоже они, «божьи люди», а может и не только они, место хорошее, всякий может на отдых стать!- ответил Хворостовский.
Бусов немного помолчал, снял шапку, и припав ухом к земле, какое-то время молча что-то слушал, а денщик ждал. Наконец сыщик встал, и так же молча замер лицом против ветра, слегка развёл руки в стороны, и несколько минут постоял так, позволив ветру потрепать седую прядь. Всё, обряд завершился, Иван нахлобучил шапку, и подошёл к денщику.
-Оба мы с тобой правы подпрапорщик, -сообщил он, и добавил- и простые люди тут были, и грабители эти тоже! Так-то вот Хворостовский.
-И что теперь?
-Ничего, сюда они больше не воротятся, незачем им, но место это на карте отметить надо!- Иван достал из-за пазухи карту, и обозначил эту стоянку. Затем сказал что теперь они едут до ближайшего строения, а именно одной из двух лесных сторожек, что в 15-ти верстах отсюда.
-К сумеркам доедем только, по лесу-то не разгонишься!- устало заметил денщик, когда они уже въезжали в знаменитый Ладовский Бор.
-Ничего, что мы с тобой, в ночные рейды не хаживали?
-Хаживали, да то на войне, а тут так! – махнул рукой помощник.
-А мы брат с тобой и так на войне, только на малой!- подытожил начальник. Проехав чуть дальше, по сложившейся привычке сняли ружья с плеч, и взведя курки ехали положив их поперёк седла. В пути говорили шёпотом, но больше слушали лес. Он жил, жил своим миром, миром зверей. Миром трав и деревьев, да миром незримых людям духов. Бусов сказал что логово «божьих людей» если таковое есть в ближайших лесных участках, должно быть близ водоёма: ручья, родника, озера, колодца, чтоб было где брать воду, и не ездить за ней чёрти куда. На карте были обозначены такие места, и именно близ строений. Но никто не гарантировал того, что притон грабителей находиться несколько дальше, чем предполагаемое место поиска, ибо водоёмов в лесу не мало. Лес, каким бы он ни был, ночным или дневным, никогда не являлся помехой нашим драгунам, не был он им и преградой. И в детстве, и за годы службы, они прекрасно научились чувствовать себя своими, и быть там дома. К первой сторожке подъехали совсем тихо, и последние шагов 200-ти, крадучись шли пешком, хотя уже было заметно, что она давно не обитаема. Тихо огляделись. Кругом могучие заросли кустарника, и с фасада они разглядели, что сто лет никто не заходил. Выглянула луна, и среди чистого неба и звёзд, стало довольно светло.
Нет, кругом всё заросло, ни тропинки ни примятой травы. Пусто. Правда Хворостовский нашёл шагах в 15-ти от сторожки старый колодец, вода в котором была вполне себе пригодной. Вернулись к лошадям, и до следующей сторожки порядка версты шли ведя коней в поводу ( Хворостовский нёс котелок с водой ожидая что в ночь они дальше не пойдут) Эта была не так заросшая , ход к двери имелся, и вошли, и свечу взятую в дорогу зажгли, осмотрелись. Старая печь, но исправная, лежанка с драной рогожей, земляные полы с плесенью да грибами, утоптанная земля некопанная, значит тайника тут нету. Не похоже чтоб здесь вообще кто-то недавно был. Разве бродяга какой или охотник? Обшарили все щели, в печь заглянули, нигде ничего, кроме старого, ржавого рогача. Пусто. Бусов приказал ночевать тут, в ближайшем овраге. Спрятав коней, Хворостовский развёл небольшой бездымный костерок, согрел чай, который попили под колбасу с хлебом, сыщик сказал что будет в дозоре первым, а через три часа, денщик его сменит. Хворостовский быстро окуклился в плащ, и скоро мирно спал, а начальник залёг у дерева, откуда хорошо была видна и дорожка и сторожка.
Лёжа в дозоре, полковник Бусов старался думать о деле, и думал долго и много, как там ребята его, не сплоховали бы? Должны, просто обязаны напасть на след травника или травников. Может из драгоценностей что всплывёт, серебро столовое, иконы, и т.д. затем мысли переместились на более приятные вещи, на Светлану Дмитриевну. Как же замечательно что судьба их познакомила-то! Да, на гауптвахте сидит сейчас барышня, заключение отбывает, строг папенька и правильно, а то дай волю, и этот чудо-ребёнок, такую кадриль отчебучит, что «алхимия» шуткой покажется! Надо будет как приедут они с денщиком, ей тортик купить ( стратегический резерв в виде любимых пирожных, бросать в бой рановато) Гм, интересно, а у Брусникиных передачи арестантам разрешены или нет? И напильник ей в пироге не передашь. И побега из «узилища» не организуешь. Иван представил себе картину Светочкиного «побега» с напильником в зубах спускающейся по связанным простыням и пододеяльнике, и невольно затрясся от смеха. Нет, она всё-таки прелесть, не земного происхождения создание. Даже мысли о ней и то настроение повышают…
Размышления прервал завозившийся Хворостовский и его голос.
-Всё Иван Силыч, иди спать, твой черёд!
-Уже?- Иван щёлкнул часами «Точно, надо ж как время-то пролетело?»- Иду, вон у дерева заляг, а хочешь сядь, а то уснёшь невзначай!
-Когда ж это я спал на посту-то?
-Ну всё бывает в первый раз брат Димитрий!- деловито заметил Бусов, заворачиваясь в свой плащ. Уснул сразу, по привычке. Снились ему степь, кони и дождь. А потом появились родители, Сила Андреич, и Вера Сергевна. Они стояли держась за руки, лица их были светлы и приветливы, под конец они ласково улыбнулись сыну, кивнули головами, мол «Всё хорошо сынок» и пропали…
Проснулся Иван когда совсем рассвело. Денщик уже заварил чай, нарезал на тряпицу снеди, и деловито предложил.
-Прошу к столу, господин Коллежский советник!
-Сам-то ел?- спросил сыщик усаживаясь ближе.
-Нет, вас ждал, одному скучно…
-Ну тогда приступим по молясь!
Поев-попив, сыщики замели следы своего тут пребывания, всё убрали, всё заправили, и вскочив на лошадей, поехали дальше. Впереди было неизвестное строение, отмеченное на карте как просто дом…


Х Х Х

Светочку заперли. Предварительно, арестантке было предложено принять ванну, поменять платьице, и привести свою голову в порядок (в смысле причёски) Барышня решила быть волевой, не раскисать, и всем видом показать что она полна решимости стойко перенести все невзгоды своего заключения. А посему, вымывшись и приведя себя в порядок, Светлана, с гордо поднятой головой, прямой как мачта спиной, чеканя шаг, спускалась к обеду. Все были на месте, лишь братик Пашка 11-ти лет, уже смылся, поев первым. Сухо со всеми поздоровавшись, барышня, не меняя архисерьёзного выражения на личике, опустилась на стул, и принялась кушать, внимательно навострив ушки, ожидая нового разноса, но ошиблась. Брат Олежка, едва сдерживал улыбку, глядя на всю «серьёзность» сестричкиной фигуры. Маменька взирала на дочку жалостливо, папа бросал критическо-определённые взгляды, все вели себя соответственно.
-Да, друзья- нарушил молчание Олег- а куда это интересно Иван Силыч со своим денщиком сегодня пополудни рванули-то, никто не знает?
Папенька пожал плечами, маменька неопределённо помотала головой, и даже арестованная дочка почти никак не среагировала, только бросила один взгляд на Олега и всё. Внезапно подала голос подававшая на стол Таисья.
-Ой, я знаю куда они поехали-то!
-Откуда?-недоверчиво покосилась на неё Катерина Петровна, а прочие навострили уши ( даже арестантка приняла прежний вид любопытной барышни)
-Да я давеча с их кухаркой, Татьяной Тихоновной в лавке хлебной встретилась, мы товарки с ней, у ней муж…
-Ты по делу говори!- строго оборвал Дмитрий Михайлович, перестав есть.
-Ой простите барин, ну так вот. Они, Иван Силыч-то, с денщиком своим, переоделись в охотничье, а уж вооружились-то, ну чисто на войну! И пистолеты, и ружья, и сабли, и котелок, и провианту мешок. Вскочили на коней, и говорят суток через двое только будут, да ускакали!
-Хм, интересно, куда ж это они могли рвануть-то?- поинтересовался Олег, снова принявшись уплетать с тарелки. Светлана тревожно засопела. Ей самой страшно хотелось бы узнать, куда это умчался Бусов?
-Кто знает?- пожал плечами папенька- Но думаю что на разведку, там у них опять зарезали кого-то в поместье, в дали от города, вот я думаю он там кого-то и выслеживает!
- А это опасно?- внезапно подала голос заключённая.
-Да нет, не опасно- успокоил брат- это же так, разведка местности, и не более того!
-А оружия тогда столько зачем?- не сдавалась Светлана.
-Ну, Светлячок- Олег слегка замялся- в лесу же и волки, и медведи есть, да и вообще, ему без оружия нельзя!
-Понятно!- тихо проговорила барышня, и доев, стала пить чай. Когда она его допила, папенька сухо спросил.
-Ну-с барышня, вы покушали?
-Да!- гордо ответила барышня, снова напуская на себя незыблемый вид.
-Ну тогда прошу-с на верх, в комнату!-Дмитрий Михайлович вылез из-за стола, и достал из кармана ключ. Дитя театрально вскинуло голову, и сцепив руки за спиной, зашагало на свою гауптвахту. Провернув ключ в скважине, папенька строго предупредил.
-К ужину выпущу!
-И не очень-то и хотелось этот ваш ужин!- обидчиво донеслось из-за двери. Глава семьи невольно улыбнулся, и молча спустился вниз. А наша узница сидела на постели в самых оскорблённых чувствах на свете! Мало того что никто не понял её исторического порыва познать тайну философского камня, так её ещё и заперли на трое суток! На 72 часа! Тирраны! Муччители! Ввот!.. Даже с Иваном Силычем толком не простилась. Да, ну зашипело, ну бабахнуло, ну она же не при чём, все великие учёные проходили через неудачи, и она не исключение! Теперь и книжка Олежкина сгорела, и приборы! Ну и пожалуйста, не хотите золота и не надо! Да, она всё стойко перенесёт, все трое суток этих мучений! Так, стоп. А Иван Силыч-то где сейчас на самом деле? Погадать что ли? Хотя нет, она так расстроена скандалом, что не сможет сосредоточиться, а значит всё смажется. Бегает её Иван Силыч по лесу где-то, ловит там невесть кого, а она сидит тут под замком как преступник какой, и помочь ему не в силах! А она может, она даже уже знает как! Ничего, через два дня он приедет, и наверняка захочет её увидеть. А если у него времени не будет на это, там ведь что-то серьёзное у них? Вот же её угораздило-то, а? Ладно, она всё изложит в своих «Записках» и пусть папеньке потом будет стыдно за это! Девушка поднялась с постели, села за стол, и тяжко вздохнув, начала писать…

Пока ехали те десять вёрст что отделяли вторую сторожку от неизвестного дома, по дороге никого кроме лисы и косули не попалось. Двигались осторожно, часто сверяясь с картой, Иван прямо с седла пару раз послушал ветер, и махал рукой денщику «Туда давай!» Снова, примерно шагов за 200, слезли с лошадей, привязали их, а сами крадучись пошли дальше. Присутствия людей Иван хоть и не почувствовал, но тем не менее пробирались они осторожно. Так, это уже кое-что. Дом, больше чем сторожки, заметно больше. С фасада порог, первое окно с лева ( если глядеть из леса) одна дверь. Дом старый, и видно что сыроват, мха много на брёвнах, да, замок на двери! Значит хозяева есть. Поляна, с трёх сторон лес, а с этой как ворота какие, два куста шиповника. И колея от телег видна и не одна…
-Пошли!- коротко велел Иван, и шагнул первым. Хворостовский следом, обошли дом, пошарили вокруг, так и есть, колодец в кустах, шагов за 20-ть от дома!
-Так, значит вот и вода!- решил сыщик, затем осмотрел подъезд. Да, тут буквально недавно было несколько подвод, не менее двух разом.
-В дом! –махнул рукой сыщик. Подойдя, он достал складной набор отмычек, и покопавшись, отомкнул большой, навесной замок. Дверь открывалась на себя, но Бусов не вошёл сразу. Он стал с боку на пороге ( денщик у окна) и резко рванул скобу на себя. Дверь без скрипа открылась (смазанная?) ничего оттуда не вылетело, самострела не было.
-Лучше перебдеть!- пояснил сыщик, но денщик первым вскочил в дом. Просторно. Ещё два окна у правой стены ( относительно входа с улицы) торцевое окно забито наглухо изнутри, а у левой стены, посредине полу разваленная печь, а за ней лавка. Итого: три окна, одна дверь, печка-лавочка. Или нет? Полы деревянные, но гнилые. Пошарили, подпола нет.
-В окно поглядывай!- велел он денщику, а сам занялся печкой. Осмотрел все дыры, щели и прочее. Сажа старая, и пыль слежалая, так, стоп, а это что? Иван поглядел на битый кирпич у подножья печи, и в глаза бросилась некая странность: с одной стороны, щебень была старой, слежалой и плотной, а с другой хоть и плотно умята, но было видно что рылись, куски кирпича тут светлее сверху, значит из под низа навалены.
-Так, глянем что тут за коллизии!- Иван вытащил из сапога тяжёлый нож-тесак, и стал ковырять и отбрасывать щебень. Денщик не обращая внимания на манипуляции начальника, держал взор в окно, и ждал распоряжений. Иван дорыл до какой-то доски, и не без труда приподнял её. Тайник. Сунул руку и вытащил тяжёлую ( фунтов 10-12-ть не меньше) кожаную «колбасу» набитую судя по всему монетами. Пошарил ещё-пусто!
-Вот брат Хворостовский, гляди какую колбасень нашёл, наверняка тати заныкали на чёрный день.
-И вот этот чёрный день для них и настал!-горько-шутливо заметил денщик, глядя на «колбасу». Развязали, глянули, монеты золотые!
-Держи, я пока всё обратно засыплю! – Бусов подошёл к разграбленному тайнику, и замуровал всё как было. Хворостовский положил добычу себе в кожаную сумку, и они вышли. Иван запер дверь как было, затем подумал, достал из внутреннего кармана небольшой моток ниток с иголкой, оторвал кусок, и присев, незаметно закрепил её так, чтоб потом было видно, открывали дверь или нет?
-Ну всё брат Хворостовский, пора нам дальше ехать, тут всё ясно. На днях приедем сюда всем гуртом да поглядим, были ли хозяева, или нет? Ты золото-то к седлу приторочь, да и пусть его лежит!
-Куда теперь, домой?- спросил денщик.
-Какое домой?- удивился сыщик- Пока всю Чашу-Дугу не объедем, домой ни-ни. Кто его знает чьё это золото? Может «божьих людей», а может и иных татей, мы же не знаем?
-Не знаем!- разочарованно вздохнул Хворостовский, и спросил- А мы это, золото-то всё в казну сдадим?
-А то как же? Сдадим брат Димитрий, а ты что, против?- усмехнулся Бусов.
-Да вообще-то нет, так, просто спросилось!- вяло ответил денщик, сразу немного погруснев. Бусов дружески хлопнул его по плечу.
-Да понимаю я всё брат, велико искушение, но мы же не хотим свои жизни, из-за горсти золота ломать, так-нет?
-Нет Иван Силыч, не хотим, и в самом деле, ну его к бесу это золото, жили же как-то без него, до сего дня, и дальше проживём!- повеселев проговорил денщик. Бусов заметив что так-то лучше, снова достал карту, и стал сверяться…
До ночи, сыщики прошли всю Чашу-Дугу с низу в верх, то отдаляясь от ограбленных поместий на уровне прямой линии всей Дуги, то проглядывая местность близ усадеб на расстоянии до пяти вёрст. Людей, когда вышли из леса на большую дорогу, встречали мало, опрашивали насчёт подвод с народом, или богомольцев. Нет, подвод ни сегодня ни анадысь не видели, а богомольцы- только старухи. Но в другом, в главном, чутьё старого полкового разведчика не обмануло. Близ всех остальных трёх усадеб, (до пяти вёрст) были так или иначе обнаружены следы стоянки подвод. В двух случаях этооказались заброшенные строения и дворы, а в одном-густая роща у дороги. Всё нанесли на карту, всё записали. Ночевать решили в поле, меж зарослей дикой лозы. На сей раз первым сторожил денщик, а потом его сменил сыщик, на заре позавтракали, не спеша попили чаю, а затем Бусов указывая на карту сказал.
-Распоряжение такое, сейчас садимся, и уже весело, открыто, можно даже с песнями, едем в обратную сторону вдоль по Дуге, глядим что да как, и примечаем. Заметим, хорошо, не заметим, значит не наше!
-А потом?
-А потом домой, завтра утром наши должны мне сведения предоставить, по травникам, и нам надо спешить, не позднее чем к вечеру быть в Ладове!
-Надо быть- будем!- оскалился Хворостовский.
Обратно даже не ехали, скакали. Ничего конечно подозрительного не встретили, путников по дорогам попадалось мало, но никто ничего необычного не видал. С тем, к началу вечера, когда было ещё довольно светло, въехали наши герои обратно в Ладов. Бусов увидав по пути кондитерскую остановился, купил небольшой тортик в симпатичной коробочке, и сказал Хворостовскому, что надо не надолго заглянуть к Брусникиным.
-Отдам вот, и сразу в Управу, золото Горынину сдавать!
Хворостовский согласно кивнул, и вскоре они подъехали к уже знакомому адресу, Купеческая 44. Бусов позвонил, открыла Таисья, и всплеснув руками сразу попросила барина пройти в гостиную, все там, чай пьют. Бусов вошёл, но оказалось что на месте не все, отсутствует заключённая, срок которой истекал лишь завтра в обед. Появление сыщика было встречено бурным восторгом, хоть он и принёс вместе с собой запах костра и дыма. Первым вопросом гостя было весёлое.
-А у вас тут передачи арестантам разрешены?- и поднял тортик в верх.
-Конечно, сей момент передадим, проходите к столу!-попросил было папенька, но гость с искренней грустью отказался.
-Увы Дмитрий Михайлович, совсем нет времени, дело до Управы спешное, я и заскочил-то вот тортик передать, да справиться о вас!
-Как жаль, а мы только что вас вспоминали!- заохала Катерина Петровна.
-Я на днях загляну к вам, кланяйтесь от меня Светлане Дмитриевне! Извините, пора!- и козырнув, сыщик удалился. Полицмейстер страшно удивился, когда ему на стол, выложили кожаную «колбасу» набитую золотом. Горынин осторожно слушал рассказ Ивана Силовича о его поисках, а затем спросил что ему теперь с этим золотом делать?..
-Взвесим, опечатаем, составим бумагу, и к вам в сейф!- не моргнув ответил Бусов и добавил, что теперь же напишет уважаемому Василию Петровичу подробнейший рапорт, а потом сам полицмейстер отпишет обо всём в губернию, пусть присылают особого чиновника и жандармов за золотом. А пока, о том что оно тут, у полицмейстера, лучше никому более не знать. Ну во-первых слухи пойдут и это может спугнуть преступников, да и вообще… Идея Горынину хоть и не очень, но всё же понравилась, а вскоре всё так и сделали.
-А денщик ваш не болтлив ли?- задумчиво переспросил полицмейстер, запирая сейф.
-Никак нет Василий Петрович, он уже и забыл про это золото!- честно ответил Бусов.
-Ну, тогда не смею вас задерживать, я спокоен!- облегчённо вздохнул полицмейстер.
-Честь имею!
В своём кабинете Иван Силович нашёл только заварившего чай Хворостовского, и заключение доктора Музыкалова по убийству девки Глаши в поместье Рублёвых. Всё как Бусов и предполагал, нож большой, умерла не сразу, ясно.
-Где эт вы барин так задержались?- спросил денщик отхлёбывая из чашки.
-С полицмейстером объяснялись!- ответил сыщик, делая тоже самое, усаживаясь за стол.
-Ясно!- вздохнул денщик, и сообщил что никто из команды пока не объявлялся.
-У них до завтра срок, завтра и объявятся!- ответил сыщик, и сказал что сейчас они поедут домой, там отдохнут, а если что будет нового, то он даст распоряжение дежурному, чтоб прислали вестового. Ну всё как всегда.
-Это да, домой появиться надо, а то наша Катерина там с ума сойдёт!- довольно заметил Хворостовский.
-Сойдёт- отправим!-устало отметил Иван Силович прихлёбывая чай.
Передачу заключённой, вызвался отнести Олег. Дядя передал племяннику ключ с условием чтоб тот не поддался родственным чувствам, и девицу-сестрицу не освободил бы.
-Не выпущу ни за что!- поклялся Олег, и взяв тортик, стал подниматься. Светлана приятно удивилась, что с ключом к ней пришёл не папенька-«инквизитор», а любимый братец.
-Олежек, ты меня выпустить пришёл, да? – расцвела было узница, но услышав «нет» хотела было обидеться, однако узнав что брат принёс ей тортик, да не от кого-нибудь, а «Сам Иван Силыч был, забегал на минуточку всего, лишь бы поклон передать, и тортик барышне!»
-У-у!- надула было губки Светлана- А я тут была, ну что за несправедливость, Олег!
-Да говорю же, на одну минутку заглянул , тортик передал и ушёл, дело говорит в Управе спешное!
-А… как он сам-то?
-Усталый, весёлый, дымом костра пропах!- бодро ответил брат, и намекнул сестре чтоб та тортик-то открыла!
-Да!- азартно кивнула сестрица, и ловким движением пальчиков, вскрыл коробочку. Тут же в «камере», нашлись и ложечки и блюдечка и чашечки, и лимонад в графинчике ( нелегально, контрабандным путём, через Таисью, переданный маменькой) и наша сладкоежка жмурясь от удовольствия и смакуя вкуснятину, ловко принялась орудовать мельхиоровой ложечкой ( Олег лишь чуть помог сестрёнке)
-Ой как вкусно!- блаженно простонала Светлана, лопая тортик и запивая его лимонадом.
-Ещё бы, это ж Иван Силыч принёс, не кто-нибудь!- деловито заметил брат, прихлёбывая лимонад.
-Олежек!- чуть смутилась Светлана, слегка покраснев- Ну при чём тут это?
-Да как при чём, Светлячок? – оживился тот- Ты смотри как он о тебе заботиться-то? Даже в Управу с дороги не заехал, сразу к тебе, вот! Ты только представь- Олег понизил голос почти до шёпота- оказывается Светлячок, что ты ему… дороже полицмейстера!- расхохотался Олег, всплеснув руками.
-Да ну тебя!- хихикая отмахнулась Светлана- Опять ты со своими шуточками!
-Ничуть, ничуть не шучу – возразил брат- это так и есть! Ну заехал же, заехал же? Вот Светлячок, задумайся!
-О чём ты?- подозрительно сдвинув бровки, осведомилась сестрёнка, отложив ложечку.
-Да так, вообще!- неопределённо ответил Олег, делая совершенно невинный вид, но, заключённая уже была скептически настроена, и решила добиваться истины.
-Нет Олежек, ты на что-то намекаешь!
-Да не на что я не намекаю!
-Нет, намекаешь!
-Ну ладно, ладно!- сдался братец- Ну нравишься ты ему, это ж видно… вот только не делай мне тут вид, что ты не замечала как он на тебя смотрит!- бросил главный козырь Олег, чем смутил-таки сестру окончательно. Светочка покраснела ещё больше, и буркнув что «Замечала, но это же всё так», но как «так», барышня не уточнила, но брат не стал далее накалять атмосферу, и просто сказал что теперь очевидно Иван Силыч будет рад делать барышне приятные сюрпризы.
-Он то может и будет рад, да маменька станет опасаться что толки пойдут, да сплетни! – печально предположила Светлана.
-А ты не бойся Светлячок, - тихо, но как-то уже по серьёзному начал брат- сплетни в городе про всех ходят, и про меня и про других, и все про всех сплетничают! Языков бояться, свою жизнь можно изломать, вот как я например…
-А что у тебя-то?
-Да как что?- вздохнул Олег- десять лет назад, «по воле родителей»- горько съязвил он- я согласился жениться на той, которую совсем не любил! Пять минут Светка, пять минут решили мою судьбу… Стушевался и сдался, согласился. А надо было стоять на своём, «нет мол, по расчёту не женюсь!» ну мне как в таких случаях в уши-то надули, «Стерпится-слюбится». Я и сдался дурак… Стерпелось Света, но не слюбилось! Ну по первости-то , года три жили как любовники, молодость всё же, кровь-то играла, ты девушка взрослая, понимаешь меня. ( Светлана согласно кивнула) А потом и это на нет сошло, склоки, грызня, хорошо детей нету, а то бы полный крах тогда, как в таких условиях им расти? Потом недолгая служба, война, ранение… Так и жили мы с жёнкой моей, пока я окончательно в Ладов не сбежал, оставил её со всеми папенькиными деньгами, взял только своё, и к вам, любимой сестрёнке, и дядюшке с тётушкой. И вот скажу я тебе Светлячок одно: ни в коем случае, без любви, замуж не выходи, ни когда, как бы не завлекали! Ты не простая домашняя барышня, которую принудят обет дать, и она хоть с чёртом пойдёт по жизни. Ты у нас другая… Ты с постылым мужем просто погибнешь, потому что себя защитить не сможешь…
Других спасаешь, а себя не сможешь! А посему, смотри в оба и помни о моём горестном примере, и не упусти свой случай, не горюй, я думаю у тебя всё образуется!- улыбнулся брат, и встав стал досвиданькатся.
-Олег, а ты что, меня теперь не выпустишь?- огорчилась барышня.
-Увы лапуня, дядюшка взял с меня слово что нет, да вам дорогая «преступница» и сидеть-то осталось до завтра, до обеда! – заметил братец направляясь к двери.
-Ну и пожалуйста!- надулись очаровательные губки, и получив воздушный поцелуй, остались одни, размышлять и думать над словами старшего брата.
Ночь Иван Бусов провёл у себя дома спокойно. Вернувшись на квартиру, он сам спросил у обомлевшей Катерины про ужин, и даже сказал что очень голоден. Они с денщиком и впрямь наелись до отвала, затем попив вина да поболтав о перспективах дела, пошли по комнатам. Конечно же Бусов сразу не уснул. Он думал о золоте, о том как верно теперь волнуется полицмейстер, как отреагируют в губернии на этот клад? Наверняка по дороге в казну, часть растащат, но это будет уже их дело. Поразмыслив ещё немного о заботах, он перешёл к думам о Светлане. Арестанточка… Сидит теперь, тортик лопает, сластёна! Снова появился образ с голубыми глазами и густыми, волнистыми, тёмно-русыми волосами. Нет, слишком часто делать визиты не стоит, один-два в неделю пока, а там поглядим. Торопиться не нужно, тут важна суть а не скорость. Да по правде сказать и времени-то на визиты будет не так много, вон дело какое висит, сковырнуть надо, а уж потом… А потом новое образуется, как пить дать! И не до барышень будет… Вот сволочная служба! Хотя не в балетмейстеры же в самом деле идти? Так, за перспективами жизненного роста, сыщик и уснул.
Утром помылся-побрился, облачился в сюртук, прихватил трость, и позавтракав, отправился с Хворостовским на службу, будучи уверенным что его уже ждёт результат, и не ошибся. Войдя в кабинет, он нашёл там всех четверых его верных помощников, и вот что они ему рассказали. Лебеденко и Ефимов, после долгих поисков, на вторые сутки, нашли таки двоих травников, в разных местах правда. Одна, тётка Евдокия Пряхина, 50-ти лет, торгует ими на рынке, у неё там место своё, навес деревянный, словом давно там, всю жизнь торгует, и все её знают, адрес такой-то, и дом под наблюдение поставлен, связи и знакомства выясняются.
Второй травник, мещанин Аникей Егоров, 69 лет, живёт с дочерью и внуком 19-ти лет, на окраине города в доме у леса. Этот, на рынке бывает редко, люди к нему сами ходят за травами, очень известный в своих кругах человек, живёт без нужды, держит лошадь и бричку, словом, не бедный. Дом естественно под наблюдением, знакомства скрытно устанавливаются.
-Следит кто, мальцы?
-Нет, они правда помогли на след выйти, - пояснил Лебеденко - а следят наши, переодетые унтера, я распорядился!
-Молодец, давай далее!
Далее, а далее почти всё, правда травами торгуют многие, но такой полный букет что в списке, только у двоих, всё закуплено, и отправлено Музыкалову на экспертизу. Иванов и Кургузов едва дождались своей очереди, и рассказали, что в первые же сутки, напали на след похищенных ценностей, а именно старинное Евангелие в серебряном окладе с каменьями, из дому помещицы Балахиной, там и надпись дарственная ей есть. Обнаружилась она у одного их общего приятеля, подцепленного на уду ростовщика Пузырёва, Исидора Сидорыча, 53-х лет, вороватого, но тайно сотрудничающего с полицией, и уже не мало ей помогшего. К тому зашёл Иванов, и сразу стал интересоваться вещами из списков, ростовщик забегал глазами, но Евангелие вытащил, оказалось,то! Столовое серебро тоже приносили, но там всё чисто, сам хозяин таскал из дому, пьёт шельма. Приносил некто Кондрат Духаев, лет 45-ти, суховат, держит недорогой постоялый двор на Северной заставе, выходящей сразу на лес, что очень примечательно! Кургузов стоял у комнат в секрете всю минувшую ночь, и записывал посетителей, кто входил и выходил ( кого знал) ребятишек за кем можно было тоже приставил. Сам Духаев на ночь никуда не выходил, ростовщик просил его приносить ещё что есть, Кондрат обещал. Да, список ростовщику Пузырёву оставили, и коли что принесут, он пришлёт курьера с запиской. Всё было оформлено-запротоколировано, и приложено к делу.
-Я весьма рад господа что не ошибся в вас!- искренне поблагодарил всех сыщик, и добавил что они с Хворостовским тоже кое-что нашли, но об этом после, а теперь если кто сильно устали, могут идти поспать несколько часов, но после обеда всем быть тут, надлежит проверить все городские ломбарды, все семь.
-Так уже проверяют!- заулыбался Ефимов- Я младших унтеров пару человек кто по башковитей отобрал, вот они и шуруют!
-Не вспугнули бы, за всеми семью ломбардами глаз не приставишь!- опасливо заметил Буксов, задумчиво глядя на подчинённых.
-Не вспугнут, да и мальцы шустрые у нас, я им вон пряников да леденцов по фунту на брата купил, так они поклялись что всё разведают! А потом, подозрительными из этих семи, на мой взгляд только три являются, а прочие, купцы уважаемые держат, солидные люди!
- Самое среди солидных людей Игорь Сергеич, водиться много не солидных дел! – усмехнувшись пояснил Иван Силович, и сказал что те кто устал, пока свободны, и все кроме Ефимова вышли.
-А вы чего?- спросил его Бусов.
-А я уже спал часа три после, теперь хоть сутки опять могу бегать!- заметил второй помощник.
-Я вот тоже не зря сегодня в сюртук и плащ облачился, очевидно чувствовал что придётся по городу полазить!- прикидывая что-то в уме, сказал Иван Силович. Ему не давал покоя Лесной дом, где они с денщиком нашли золотую «колбасу». На долго, бросать его нельзя, в течении двух-трёх дней надо будет посетить его и проверить, были ли гости? А они должны быть, кто-то же зарыл там кубышку? Как всегда, Иван попросил Хворостовского сделать чаю, а сам стал думать дальше. Два травника, дед Аникей, или тётка Евдокия? Или оба сразу? Может быть и так. А вдруг оба чисты? Да нет, не может того быть, кто-то точно замешан, но кто? Хозяин постоялого двора Духаев или сам член шайки, или связной, но причастен к грабежам это точно… Не успел Бусов додумать, как в дверь постучали.
-Войдите! –велел сыщик.
Вошёл дежурный.
-Осмелюсь доложить ваше высокоблагородие, курьер-с к вам!
-Давай живо!
Робко зашёл малец, и протянув записку сказал, что один дядька, велел срочно передать в полицейскую Управу господину Бусову, а коли его нет, любому из кабинету. Бусов прочитал, и сердце запрыгало, это было от одного из переодетых полицейских, он сообщал что Кондрат Духаев вышел из постоялого двора с котомкой за плечами, и взяв извозчика, поехал на Северную заставу, в дом к травнику Егорову, побыл там с полчаса, а теперь у ростовщика Пузырёва, и котомка не пустая за спиной.
-Хворостовский, Ефимов, за мной! Пролётку к подъезду, по коням! – рявкнул сыщик выскакивая из-за стола, и одновременно бросая мальчугану серебряный двугривенник, чему тот обрадовавшись, тут же исчез. К конторе ростовщика подлетели в тот момент, когда Духаев, сухопарый, чернявый мужичок с клинообразной бородкой, уже выходил с пустой котомкой. Увидев полицейскую пролётку, Кондрат всё понял, вскинулся, но не побежал видимо на что-то рассчитывая.
-Не спеши любезный, заходи обратно, живо!- сурово приказал Бусов, разворачивая Духаева и толкая ко входу- Проводите его внутрь!- бросил он, и Ефимов с Хворостовским завели арестованного обратно. Сыщик поискал глазами, но агент полиции уже подошёл сам.
-Младший унтер, Сабельников Николай- тихо представился полицейский, мужчина лет 30-ти, темноволосый и с аккуратными усами, одетый под рабочего.
-Молодец унтер Николай, вовремя ты с запиской, будешь поощрён!- похвалил сыщик, и тут же спросил, есть ли пригляд за домом деда- травника?
-Так точно-с, там товарищ мой, унтер Васильцев Илья, сменил меня!
-Так, ступай на пост, и следи дальше что будет!
-Слушаюсь!
Иван повернулся, и быстро вошёл в контору. Там уже во всю шла комедия из разряда «Честный ростовщик» заламывает руки от возмущения де, «В моём доме?! Мне, ворованное серебро принёс?! Ах ты ворюга негодный, похититель господского добра и прочая и прочая!». Иван невольно заулыбался глядя как господин Пузырёв актёрствует. Кондрат Духаев понуро сидел на стуле и глядел в пол.
-Ну, что он приволок?- спросил Бусов подходя к столу приёмов.
-Да вот, ложки-вилки серебряные из Балахинской усадьбы две дюжины, и табакерка серебряная с орлом, из Рублёвского поместья!- рассказал Ефимов.
-Говорил мне Александр Ильич про табакерку, жаль было, память о службе!- вспомнил Бусов и добавил- ну, теперь порадую при случае!- сыщик подошёл к Духаеву.
-Ну что ж любезный, вставай поехали!
-Куда?- тихо прогудел Кондрат подняв взор на следователя.
-Как куда?-притворно удивился Бусов – В камеру, в Управу, а там поглядим что тебе выпадет, тюрьма или каторга, пошёл давай!
Арестованный молча вышел. На улице уже собралась небольшая толпа зевак, послышалось удивлённое «О, гляньте, Кондрашку загребли, ды за што жа эт яво?» Его доставили в Управу, оформили, а потом определив в камеру, сыщик взял с собой ещё двух городовых, и быстро поехали с обыском к травнику Егорову. Поспели что называется к месту: всё семейство собиралось полдничать, и уже сидело за столом.
-Всем здрасьте, мы полиция, приятного аппетита, вы арестованы почтенные!- одним махом выпалил Бусов войдя в дверь, за ним и остальные- давай-ка братец двух понятых сюда из соседей!- попросил он городового. Лица хозяев вытянулись, и стали сразу какими-то серыми. Дед Аникей, лысый, с окладистой, лопатообразной бородой, в хорошей рубахе и тёплом жилете, затряс губами, и обалдело переспросил.
-Как энто вы сказали? За что арестованы?
-За соучастие в разбойничьей шайке, за заготовку и продажу лихим людям зелья твоего из трав, что в виде чая хозяевам домов, «божьи люди» подавали, дурманили-усыпляли их, а потом грабили в чистую! Тебе с татьбы той долю, которую ты потом через Кондрата Духаева, ростовщикам сбывал, так, дедуля?- голос у Бусова звучал ровно и чётко, как приговор. Едва он начал говорить как дочь старика, баба лет 45-ти, охнула и схватилась за сердце, тяжко задышала и затряслась. Сам травник ошалело вытаращил глаза, и чего-то шептал губами. Наконец привели понятых, двух испуганных соседей, мужика да бабу, и сыщик велел начинать обыск. Пока сотрудники шарили, а Хворостовский сел за стол готовился записывать, Бусов начал предварительный допрос старика.
-Ну дед, давай, пришла пора о душе подумать, кайся!
-Ды в чём жа?- заюлил было Аникей, но следователь быстро всё пресёк.
-Я тебе уже сказал в чём! Ржавого скоро тоже возьму, а он всех чертей на тебя и повесит! – пригрозил сыщик.
-Ржавый?- похолодел дед- Откуда вы его знаете?
-В Париже вместях были- бросил сыщик, и обратил внимание полицейских на красный угол- иконы осторожно осмотрите, там двойные стенки могут быть, и лампадку тоже!
Аникей сник, когда появились первые результаты, из под пола, из печи, из разных углов-захоронов, везде чего-нибудь находили. Пачки бумажных денег из старых валенок, золотые червонцы в горшке с цветами, из печного тайника золотые украшения, кожаная сумка серебра, утварь, нательные серебряные образки, и тому подобное. Всё тут же сличалось с описью похищенного, и оказалось что треть добра, из ограбленных усадеб. Не выдержав, хотел было сигануть в окно внук, но городовой, сцапав его за шиворот, с бранью усадил на место. Дед взмолился на внука.
-Васька! Не надо! Всё Васятка… ни к чему теперь… сколь верёвочке не виться, а видать кончик уже близко… Не даром чувствовал в последнее время что-то нехорошее.
-Ты признаёшь старый что с лихими людьми водился?- снова спросил сыщик.
-Признаю… чего ж теперь – горестно забормотал Аникей- и травку заветную им собирал-сушил. Было… и долю принимал… Постой!- дед не надолго оживился, и внимательно поглядев на следователя, удивлённо переспросил – А ты как же про чаёк-то мой докопалси? Ведь никто, ни Ржавый, ни Кондрашка про состав-то не ведали… Ведь это только моя тайна… кто ты, Бусов?! Человек али чёрт?! Да похоже что девка твоя, ведьма молодая, тебе наворожила про чаёк, иначе никак ты бы мою тайну не открыл! – вытаращился травник. Иван беззлобно рассмеялся.
-Ой дед! Ну твоё счастье что ты старый, а то бы я тебе эти слова обратно в глотку затолкал! Ну ладно, зубья у тя и так через один, живи не шамкай!
Обыск шёл часа два. По мимо денег и украшений, выволокли много одежды, хорошей, дворянской, зачем она нужна была старому шаромыжнику, тот объяснить не смог.
-Так… знать из жадности!- убитым голосом ответил дед. Сначала упаковали деньги и драгоценности, а за одеждой решено было приехать позже. Дом опечатали, приставили городового, деда с комфортом повезли до Управы в пролётке, а дочь с внуком, связав друг с другом, в сопровождении другого полицейского, отправили пешим порядком. Полицмейстер был не мало удивлён результатом, и по просьбе Бусова, тот час же послал наряд полиции, для обыска у Кондрата Духаева.
-Ну Иван Силыч, у меня нет слов!- засиял Горынин- вы просто чудеса тут творите!
-Да никаких чудес Василий Петрович!- отмахнулся сыщик- Просто опыт, плюс удача. Одним словом стараюсь работать хорошо. Одно пока тайна, где эти «божьи люди» сидят, где их лагерь?
-Ну, я думаю вы теперь и до этого докопаетесь!- уверенно заметил полицмейстер, и пожелав сыщику удачи, ушёл к себе. Не теряя времени, Бусов вызвал на допрос Кондрата Духаева, и деда Аникея. Запираться уже никто не стал, хоть отвечали и с неохотой. Иван никак не мог добиться только одного, где Ржавый и его люди? И где их логово в лесу?
-Да не ведаю я этого!- клялся Аникей ударяя себя в тощую грудь- И не могу знать! Приходили от него ночью, приносили добро и уходили! Не ведаю я, и этот не зная ни пса, хуть ты яво съешь тута вместе с сапогами!- рывком указав на угрюмого Кондрата, пояснил травник. Далее выяснилось, что Кондрат, знал Ржавого ещё с молодых лет, а деда они привлекли к себе ещё лет десять назад, сманив посулами да подарками. «Похоже не врёт»- подумал сыщик, и напоследок решил зайти немного с другого конца.
-А ежели я вас голуби мои, по делу об убийстве дворовой девки Глаши в поместье Рублёвых, привлеку как соучастников, что тогда?
-Эт как эт?- взвился было дед- Эт что эт, а? Да я далей города не был ни иде! Где-то там когой-то зарезали, а Аникей виноватый? Эт барин ты того, напраслину не вали на меня , я что своё, всё признаю, а смертоубийство-нету тут моей вины, нету!
-Ладно, ну а ты Кондрат что мне скажешь про убийство?- спросил сыщик второго подозреваемого.
-Меня в той усадьбе не было, хоть очную ставку с хозяином давай, чист я в энтом деле барин!- дрожащим голосом ответил Духаев, и добавил- Я вообще на промыслы редко выхожу, всё больше в городе, а тот раз взял да и сходил вот!
-Так, а такого, в сапогах, которому Глаша перед смертью рожу ногтями расписала слева, как звать? И не говори мне что не знаешь такого, ну? – повысил голос сыщик, а Кондрат вытаращил глаза.
-Ты… ваше благородие… откуда про энто знаешь-то?- затряслись губы у Кондрата. Иван решил подыграть суеверию.
-Да колдун я, колдун, - равнодушно бросил он, и снова вперил взгляд в подследственного- Ну, имя давай!
-Кирьян Грязной его кличут!- чуть не плача уже заавкал Духаев, тяжело дыша, и перекрестясь.
-Ну вот, а ты запирался!- выдохнул сыщик, и приказал увести этих, и доставить мать и сына. Но от них, не узнали ни чего важного. Да, они всё ведали, помогали сбору трав, сушили, провевали, но поделать ничего не могли, да и не хотели, жили богато, думали каменный дом в городе уже купить, чтоб с фонтаном.
-Будет вам дом каменный, казённый правда, без фонтану, но вода в лохани там есть!- кисло пошутил сыщик, увели и этих. Так, что он, Иван Бусов имеет? Дорогу в город «божьим людям» полиция похоже перекрыла, но сама шайка пока не уловима. И сообщники не врут, не должны они знать где логово, не могут!.. Значит будем искать сами… Легко сказать, а где? Ладно, надо с этими всё отработать, а потом в ближайшее время Лесной дом навестить, глянуть были ли гости? А там уж можно просить воинскую команду да казаков сделать облаву, по району дальше в лес от Чаши-Дуги…
Но в планы Ивана Бусова, как нередко уже бывало до того, неожиданно вмешалась госпожа Судьба, однако обо всём как говориться по порядку. Прошла ночь, и настал день. По городу уже полетели слухи что сыщик Бусов, накрыл в городе целую шайку сообщников грабителей, которые с помощью тайных трав, усыпляли людей, а потом грабили-убивали. Не обошлось и без казусов. Резко упали продажи целебных трав в лавках и на рынках, вспыхнуло несколько ссор. Но, заранее предвидя это, полицейское начальство отдало строгий приказ городовым, не давать честных травников в обиду, а народу всё разъяснить, так что хоть и не сразу, но в дальнейшем, ситуация с этим исправилась. На постоялом дворе у Кондрата Духаева, нашли в его квартире ассигнациями 4000 рублей, 40 золотых червонцев, да 20 колец. «На Сибирь хватит вполне!» заметил на это Бусов, слушая доклад подчинённых. Проверка травницы Евдокии Пряхиной показала, что она к злодействам не причастна ни каким боком, к следствию притянута быть не может, и с тем, перепуганную до полусмерти бабу, отпустили с извинениями.
Во время того, пока Бусов ловил по городу сообщников Ржавого, закончился срок заключения барышни Брусникиной. На третий день к обеду, её выпустил брат Олег со словами.
-Ну, выходи каторжанка, всё, свобода!- Светлана деловито подняв в верх голову, немного фыркнула, и невозмутимо спустилась вниз к столу, кушать и вправду очень хотелось. ( от переживаний во время отсидки, у барышни разыгрался аппетит.) Самого младшего, Пашки, как обычно уже не было, но прочие сидели в полном составе. Папенька уже не злился на дочку. Маменька всячески сочувствуя отсидевшему срок ребёнку, ласково тому улыбалась, и лишь сам ребёнок, для проформы, решил немного подуться и покапризничать. (будут знать другой раз как тормозить научный прогресс!) Впрочем, горделиво дуться, долго не получилось.
-Народ, а вы в курсе последних новостей с ветру?- таинственно поинтересовался Дмитрий Михайлович, обводя всех взором, и даже дочке подмигнул.
-А что, есть что-то интересное?- подал голос уже совсем пришедший в себя ребёнок, решивший что пожалуй хватит хранить гордое молчание.
-Да дядюшка, что там?- вторым номером спросил Олег.
-Да Иван Силыч-то наш, нескольких сообщников тех разбойников, что по поместьям шарили, тут, в городе нашёл. Один из них, некто Духаев, владелец дешёвого постоялого двора, и семья одного старика-травника, который и делал то зелье, коим людей усыпляли! Ну, каково? И как ведь он нашёл-то их?- восхищённо выдохнул папенька.
-Интересно- задумчиво пробормотала Светлана, и совсем уж прежним голосом переспросила- а на след самих грабителей не вышел?
-Увы- вздохнул папенька- пока нет, но я думаю что им недолго осталось свет коптить, Иван Силыч уж если вцепился, то будьте покойны, не выпустит пока не отыщет! Да и у сообщников-то при обыске говорят, одних денег да золота, на десятки тыщь нашли, не говоря о барахле и утвари, прямо чудеса в Ладове, да и только!
-Поразительно!- восхищённо ахнула Светлана- Вот ведь он какой, а?
-Разговоров и вранья, теперь на месяц достанет!- улыбнулся Олег- Иван Силычу только отбрёхиваться останется!
-Олег!- возмутилась Катерина Петровна бросив взгляд на дочь- Ну что за слова за столом, «отбрёхиваться?»
-Пардон тёть Кать, пардон, но ведь так и будет. Появится где в салоне, и уж налетят с пошлыми вопросами, «Где? Что? Как? Ах!» - тоненьким голоском передразнил кого-то племянник. Впрочем, маменька вдруг выдала нечто, что дочке совсем не понравилось.
-Хм, есть ему время когда по салонам шляться! Мне женщины знакомые рассказывали, что они, очень бы желали, чтоб господин Бусов, почаще выходил в свет, им дескать страх как охота с ним поближе пообщаться. Даже у меня, совсем уж не к месту, справлялись как бы им Иван Силыча, к себе заманить! Нет, каково? Как будто я прямо обязана вот знать, чем приманить следователя сыскной полиции! – слегка возмутилась в конце маменька.
-Бабья блажь!- выдал папа хмыкнув.
-Вот вздор-то!- заметил Олег.
А Светочка ничего вслух не сказала, она лишь неодобрительно фыркнула, и погрузилась в раздумья. Так, вот это, уже вообще чёрт знает как называется! Они видите ли хотят! Да мало что вы там хотите? У вас есть мужья и любовники, вот их и хотите, да! И таскайте их всюду по дурацким салонам! Поближе пообщаться! Ах-ах-ах! Знаем мы что это означает, не маленькие! Нет, ну как можно быть такими бесстыжими? Она нагадала, а им «Пообщаться по ближе!» Гусыни! Да ещё заманить захотели? Дуры! Интересно, как бы они это сделали? А и вправду, как? Он человек серьёзный, и всякими глупостями не занимается! Заманить… Ой, а вдруг у какой-нибудь получиться? Он же такой доверчивый, и к женщинам трепетно относиться, да. Не заметит подвоха, и … Ужас! Вот опять душа не на месте будет, узнать бы где он теперь-то есть?
-Света! Ты где там? В каких облаках витаешь, дитя моё?- услышала она голос мамы, и вздрогнула.
-Да мам, ты что-то говорила?
-Я говорю обед закончился, ты можешь если хочешь погулять! – весело сказала мама.
-Угу!- кивнула причёской дочь, и поблагодарив всех, упорхнула одеваться. Девушка нарядилась в выходной плащ приятного синего оттенка, на плечи набросила весеннюю голубую накидочку, с капюшоном, имевшую приятную меховую опушку белого цвета, а на голову водрузила небольшую но симпатичную шляпку, тоже голубого цвета украшенную розовыми, зелёными и синими цветочками, да забавными пёрышками. В зеркале, отражалась и впрямь сущая прелесть а не девушка. Цапнув со столика свою сумочку, Светлана в самом хорошем расположении духа, вышла на улицу. Май уже набирал обороты, всё зеленело, и кое-где уже готовилось зацветать, а местами и цвело. Правда ночами ещё стояли холода, и даже иногда морозило, но днём уже грело, навевало настроение и интимные мечты. И хотя тёплый ветер порой сменялся порывами холодного, общего настроения это уже не портило.
В это же самое время, из Управы вышел на прогулку Коллежский советник, их высокоблагородие Иван Силович Бусов, выкроив себе свободное время. Сообщники ничего нового уже показать о «божьих людях» не могли, а посему оставив Ефимова и Хворостовского в кабинете, сыщик решил пройтись и поразмыслить. Тянуть с Лесным домом уже нельзя, назавтра надо взять человек десять, да навестить его, проверить, и может даже если он чего почувствует, устроить засаду. Так он шёл заложив руки с тростью за спину, и настолько погрузился в свои мысли, что едва расслышал знакомый звонкий голос.
-Иван Силыч, добрый день!
Он повернул голову. На той стороне улицы, стояла цветя как молодая черешенка, Светлана Брусникина, и весело махала ему рукой в тоненькой перчатке. Ну надо же какая приятная во всех смыслах неожиданность. Широко улыбнувшись в ответ, Иван быстрым шагом перешёл улицу, чуть припал губами к нежной ладошке, и на несколько мгновений залюбовался нарядом девушки. Вот ведь красота! Ну и порода! В любом платье, в любом костюме, в какой бы не наряди эту барышню, она всегда будет красивой, милой, и желанной… Так, стоп драгун, это пока отставить, держать строй!
-А меня из заключения вот выпустили!- радостно сообщила девушка, страшно довольная такой встречей, ибо сама выйдя из дому хотела как бы невзначай пройтись мимо Управы, и там, может быть…
-В самом деле? По амнистии, или в чистую? – улыбнулся Бусов, продолжая любоваться прелестью.
-В чистую, отсидела!- сдвинув бровки, деловито закивала Светлана и рассмеявшись, вдруг тихо произнесла не сводя глаз с лица сыщика- Иван… Силыч, как же я рада что Вас, вот так встретила!
-А уж я-то как рад вас видеть, вы себе даже не представляете!- выдохнул Бусов.
-Правда?
-Истинный бог! Вы единственное приятное создание в этом городе, которое я, всегда рад видеть, во всякий час Светлана Дмитриевна! Радуете вы меня…
-Ну вы скажете тоже – засмущалась барышня, и чуть опустив взор, слегка покраснела. Но коварный сыщик на этом не успокоился.
-А как вам Светлана Дмитриевна идёт ваш наряд, я прямо поражаюсь! Вы мне в нём напоминаете пирамидальную пироженку из кондитерской, прям так взял бы, и слопал вас!- не моргнув даже глазом, выдал следователь, чем окончательно вогнал барышню во все краски мира.
-Ну что вы такое говорите-то, Иван Силыч?- понизив голос, стыдливо забормотала Светочка, не зная куда девать взор. Ну вы господин сыщик совсем уж барышню за смущали, ну нельзя же так.
-Да уж как есть так и говорю! – развёл руками следователь, и предложил прогуляться, чтоб не торчать у всех на виду. Очень этому обрадовавшись, Светлана согласно кивнула головой, и сказала «Угу». Пока шли, Иван Силович начал говорить ей о том, какое чудное время теперь идёт, май, а барышня витая в облаках, размышляла совсем о другом. Как это он о ней сказал? «Пироженка-а!» не пирожное, а именно «Пироженка-а!» и слопать хотел… «Хорошо маменька этого не слышала, а то было бы оханий! Нет, а сколько нежности в этом его «пироженка, слопал». Определённо она ему не безразлична, может быть он её даже… ой, а вот это почему-то страшновато произнести, даже по себя, лучше потом додумать, а то он говорит вон чего-то, а чего, она и не разбирает толком, надо переспросить. Но вместо одного, барышня взяла и спросила другое, и именно этот её вопрос, в немалой степени повлиял на дальнейшее развитие событий, коих даже сам сыщик не смог бы себе предугадать.
-Иван Силыч, а вы завтра чего делаете? Чем заняты?
-Завтра?- чуть задумался Бусов, и невольно открылся- Да надо будет с полицейскими с утра съездить далеко в лес, там один дом проверить, не было ли подозрительных гостей, подежурить малость, может словим кого. А вам на что это?
-Так, просто, думала может вас в гости позвать – задумчиво начала отвечать барышня, и тут же переспросила, а не опасно ли это?
-Да нет, вряд ли, обычная проверка, рутинная и скучная!- ответил сыщик повернув к барышне голову.
-А … вы во сколько уезжаете?- прикидывая что-то в уме, опять спросила девушка.
-Да часов в десять думаю выехать, чтоб отделаться по скорее, хотелось бы конечно раньше, но боюсь бумажные дела не позволят!
-А вы пирожки любите?- неожиданно спросила вдруг барышня.
-Пирожки?- слегка удивился Бусов, и остановился- Люблю, а вы хотите меня что ли угостить?
- Да!- кивнула Светлана, и чуть поправила, - Нет, то есть я хотела завтра вам их принести, и дать с собой на дорожку, вот! – чуть смущённо закончила она, то поднимая то опуская глазки. Бусов широчайше улыбнулся.
-За честь почту принять, Светлана Дмитриевна!- уверенно сказал он- Вы же верно сами их печь будете?
-Да, я умею- тихо призналась девушка, хлопая ресничками.
-Подозреваю что это будут самые замечательные пирожки во всём городе!- деловито предположил сыщик, и они снова пошли дальше. От этих его слов, девушка прямо расцвела совсем! Поглядев на её восторг, сыщик облегчённо подумал. «Господи, как же мало надо, чтоб дорогой тебе человек, счастливо улыбался? Просто скажи ему что-нибудь искренне душевное, и всё! Не затасканные и заученные комплименты « ах сударыня как вы очаровательны» .То, что сударыня очаровательна, это и так видно, ты скажи что-нибудь такое, чтоб сразить очаровательное создание, во!» (О том как его самого скоро сразит очаровательное создание, сыщик себе и во сне представить не смог бы!)
-Только вы дождитесь меня пожалуйста!- озабоченно попросила девушка, глядя сыщику в лицо.
-Буду ждать до последней минуты!- твёрдо уверил Бусов. На этом барышня заторопилась домой, сказав что ей надо начать подготовку к завтрому.
-Не смею задерживать, до завтра Светлана Дмитриевна! – улыбнулся Иван Силович, целуя ей руку.
-Да, до завтра!- торопливо попрощалась барышня, и поспешно ускакала в сторону дома.
-Пирожница моя!- расцвёл сыщик, и в самом великолепном расположении духа, зашагал в Управу, к завтрашнему выходу надо было и ему подготовиться заранее. ..
А тем временем, за много вёрст от города, в одном мрачном кабаке, близ большой дороги, за дальним столом, в полутёмном углу, сидело трое угрюмых мужиков с недобрыми лицами. Это был сам Ржавый, и два его ближайших помощника. Своего рода «штаб» «божьих людей». На столе стояли две бутылки водки, а на тарелках разного рода закуска, селёдка, колбаса, порезанный лук и хлеб. Настроение у всех троих было плохим.
-Ума не приложу браты, как этот Бусов докумекал до всего, а?-ошарашенно заметил Ржавый, и налив водки опрокинул себе в пасть, и не закусывая продолжил- ить в один день и Кондрашку, и деда с семейством, всех загрёб дьявол!
-Да- тихо вздохнул другой, черноволосый, но без бороды- в город нам теперь хода нету!
-Это он не сам, это кто-то ему подсказал- деловито заметил третий, плешивый толстяк с неряшливой бородой.
-Кто подсказал-то?- недовольно буркнул Ржавый- Про травки и деда, никто чужой знать не мог! Чёрт ему что ль ворожит? – зло предположил главарь.
-Ведьма!- ахнул вдруг Плешивый выпучив глаза.
-Где?- оглянулся Чернявый.
-Ды нигде! Яму, Бусову, ведьма яво, девка эта, как её, Ежевикина что ль?- наморщив лоб силился вспомнить Плешивый.
-Брусникина!- снисходительно подсказал Чернявый, хмыкнув глядя на товарища.
-Во, точно! Эт она, девка, всё ему и наворожила про нас, болей некому! Она точно ведьма! Сказывают, мёртвых оживляла!
-А может и так!- согласился Ржавый- Как иначе этот пёс легавый, дорылси-то до травника и чаю заветного?
-Да он и сам чёрт!- уверенно заявил Чернявый грызя селёдку- Я давно об нём слыхал. Ишшо когда по губернии колесил. Волкодав натуральный, много нашего брата на каторгу, да на тот свет спровадил. Коли след взял, всё, кабздец, не выпустит, суток по трое паскуда может не спать, пока дичь не загонит!
-Да откель ж он взялси такой?-удивлённо спросил Плешивый.
-Да здешний он, Ладовский, из мелкопоместных!- хмуро пояснил Ржавый.
-А может это- Плешивый понизил голос до шёпота- подстеречь яво где в три-четыре ножа, и всё!
-Угу!- мрачно промычал Чернявый, а потом ещё мрачнее, с ехидством добавил- подстерёг один такой, привезли яво домой, лытками вперёд!
-Да- согласился Ржавый наливая водки- он опасность за версту чуить, хрен ты к нему так со спины подойдёшь, одно слово, пёс охотничий!
-Ну а делать-то нам чаво?- прищурился Плешивый.
-Пятки пора салом смазывать- подытожил Ржавый- причём не токомо с уезда- а с губернии этой, и через две в третьей осесть, а там видно будить, чайку пока запасец есть, погуляем ишшо!
-А когда же бечь-то?- спросил Чернявый.
-Сёдни к ночи общий сбор всех наших, с оружием- начал тихо главарь- а завтра как зенки продерём, поедем всем кагалом кубышки наши из тайников выгребем, а там уж и решим когда бечь и как! Но думаю не дольше двух дней тут быть, а то не ровён час, Бусов-гадюка надоумит казаков лес прочесать, да посякут нас к шутам в свинячию сечку!
-Это ты щас верно сказал Ржавый- согласно кивнул Чернявый жуя колбасу- долей сидеть не хрена, бечь надыть, хватя, погуляли!
-Да-а- вздохнул Ржавый выпивая ещё рюмку- и как же он гадюка легавая на наш след-то вышел, а? Эх-х-ва-а… Знать судьба подвела!..
Пока за городом в кабаке шёл «военный совет» в доме Брусникиных, шло великое приготовление к предстоящей операции «Пирожки». Светлана как буря влетела в дом с прогулки, и чуть не задохнувшись от переполнявшего её восторга, выпалила перепуганной маменьке.
-Мама, пирожки!
-Какие пирожки? Что стряслось-то?!- хотела уж было испугаться Катерина Петровна, но дочка тут же залила тлеющие угли.
-Мамуля, завтра, в десять утра, Иван Силыч с полицейскими, едут в лес, там дом какой-то осматривать, ну это не важно!- махнула рукой барышня- просто я, решила угостить его пирожками, и дать с собой в дорогу, в корзиночке, он сказал что очень любит, и будет ждать до десяти!
-Кого он любит?-подозрительно осведомилась маменька.
-Да пирожки же, мам! Ну я же говорила вам, Иван Силыч их очень любит!- широко раскрыв глаза, воскликнула Светлана.
-Пирожки - многозначительно покачала головой маменька, пряча улыбку в натянутой серьёзности- пирожки это надо, я скажу Таисье, она поможет!
-Да, спасибо, переоденусь только!- и Светлана спешно побежала к себе.
-Хозяюшка!- ласково улыбнулась мама, и подумала «Вот бы и в самом деле сладилось у них, лучшей партии Светочке и желать нельзя!»
Едва успев перевести дух, Светлана быстро переоделась в платье по проще, ( в нём она иногда копалась в саду или цветниках) повязала голову платком узлом назад, глянула в зеркало, понравилась себе, и поспешила на кухню. Мама и Таисья уже находились там ( мужчины отсутствовали) и ждали главного кулинара. Светлана со знанием дела принялась просеивать муку, позволяя горничной лишь чуть помогать себе, сказав что она всё должна сделать сама. Затем залила- замесила, попробовала тесто на вкус, «Нормальненько!» и оставила его подходить. Потом стала готовить начинку. Решила что пирожки будут с творогом, капустой и с яйцами. Правда тут она разрешила Таисье немного себе помочь в приготовлении начинки, но здесь даже маменька не выдержала, нацепила фартук, и лихо принялась орудовать столовыми приборами. За этими действиями их и застали Дмитрий Михайлович и Олег. Войдя на кухню привлечённые особыми запахами, мужчины обнаружили что вся женская половина сбилась в кучу, и что-то стряпает.
-Так, а чего-то у нас тут такого вкусного готовиться?- с интересом поинтересовался папа, подходя к супруге, и целуя её в щёку. Олег же с интересом глянул на сестрёнку, у которой азартно блестели глаза, непослушный локон игриво выбивался из-под платка, и нос был в муке.
-А это- кокетливо начала Катерина Петровна повернувшись к мужу- наша дочка решила по хозяйничать, и угостить Иван Силыча пирожками собственного печения. Он завтра с полицейской командой едет в лес, дом какой-то там проверять, так наша Светочка решила ему сделать сюрприз, и вручить его как говориться на дорожку!
-Пирожки на дорожку?- оценивающе переспросил Дмитрий Михайлович- Думаю что это будет чудесно, и полиция по достоинству оценит кулинарный талант нашей затейницы!- после сих слов, затейница получила поцелуй в щёку, и заулыбавшись, продолжила стряпать.
-Так, а дегустация пирожков надеюсь проводиться будет?- закинул удочку Олег, а Светлана прижмурясь кивнула.
-Будем надеяться что мимо рта не пронесут!- поддержал племянника дядя, и поговорив ещё немного, мужчины вышли, оставив пекарей доделывать дело. А дело собственно говоря было уже наполовину доделано, а точнее, приготовлена начинка, и все стали ожидать подхода теста.
Вечером, Светлана приступила к основному обряду. Помогала ей совсем немного Таисья. Иногда забегала маменька, а мужчины с нетерпением ждали дегустации. Наконец, из первой партии, семье было выделено пока по одному пирожку, и всем искренне понравилось. Маменька сказала что «Восхитительно, и дочка золото а не ребёнок!» Папенька был более краток «Превосходно, давно так не едал!» брат Олег проглотив пирог заметил что «Иван Силыч будет сражён наповал!». Но чуднее всех как всегда оказался 11-ти летний Пашка. Смакуя сестричкину выпечку, он блаженно брякнул.
-Во, съест сыщик таких пирожков, и сразу на Светке жениться!
Мужчины покатились со смеха, а маменька стыдливо ахнув, велела Павлуше немедленно идти в свою комнату.
-Опять не слава богу!- устало бросил отпрыск, и деловитой походкой удалился.
-Нет, вы слышали, а?- обеспокоенно спросила маменька, и добавила что хорошо что Светочка этого не услышала.
-Да, это тогда бы был взрыв эмоций!- бывальщицки вставил Олег, а дядюшка что-то туманно намекнув про уста младенца, ушёл к себе, сказав что как только всё напекут, его и позвать. Олег тоже не став сидеть над душой, отправился в свою комнату, оставив тётушку в небольших переживаниях. В общем справилась наша барышня со всем прекрасно, и пирогов вышло достаточно чтоб и домашних угостить, и полиции целую корзину насыпать, которую Светлана предусмотрительно понесла себе в комнату, оставив родных внизу. Несколько задержавшись там как она выразилась «По техническим надобностям», барышня с довольной улыбкой на лице, вернулась к своим.
Утром, она не торопясь оделась в тёмное платье из простой ткани, взяла обычный плащ с капюшоном, правда шляпка была светлая, с ленточками и парой цветов. Папа уже ушёл на службу, а Олег ещё был дома, но тоже собирался. Помогнув сестре спуститься вниз, он заметил что пирожки в корзине видимо потяжелели за ночь, на что Светлана как-то смущённо заявила что это она новых сверху доложила, и отобрала корзину у брата. Глядя на пирожки которые барышня заботливо укрыла тряпицей, Олег заговорщицки спросил.
-Светлячок, а пирожки-то небось, с сюрпризом, а?
-Что ты имеешь в виду?- навострилась девушка, ожидая что братец, готовиться как всегда что-нибудь съязвить.
-Ну как, с наговором-приговором, нет?- лукаво улыбнулся брат.
-Да ты что?-не сильно возмутилась девушка- Да я таким сроду нее занималась! И потом, он же не один будет их есть, с товарищами поделиться!
-Вот именно! – хохотнул Братец- Гляди Светлячок, а то влюбятся в тебя всей Управой, то-то дома фейерверк будет! Рисую картину… погодь, Света, погодь! Идут десятки городовых с букетами, колонной, ать-два! Ать-два! Стой! Ать-два! Кррруугом! На объяснение в любви, первая шеренга пошла, вторая приготовиться! И пойдут усачи к Светочке нашей, в чувствах признаваться, а Иван Силыч, будет им команды отдавать, во!
-Да ну тебя!- хихикая отмахнулась Светлана, представив себе на миг, сие нелепейшее шествие- ну всё, уже десятый час. Мне пора, пойду!
-Удачи, пирожница!
-Спасибо! Да, Олежек, ты там моим скажи что я… ну задержаться могу!- напустив тумана, сказала девушка.
-И где это ты можешь задержаться?- подозрительно осведомился брат.
-А я к подружкам зайду, или ещё куда, ну не сидеть же дома? Да и то, я же говорю «Может быть»- чуть грустно заметила сестра, и сказав «Пока!» выскочила из дома.
Возле Управы, уже дым шёл коромыслом. Большущая и широкая полицейская пролётка стояла наготове, один городовой сидел на козлах, а другой здоровяк, стоял рядом. Иван Силыч и его денщик в охотничьих костюмах, и простых шинелях, суетились тут же, причём Бусов ещё и при сабле был. Что-то там очевидно у них творилось, Иван Силович заметно был раздражён, но увидав Светланау, сразу подобрел.
-Светлана Дмитриевна, я вас жду уже!- добродушно сказал он, подходя ближе.
-Вот, угощайтесь!- Светлана приоткрыла корзинку, и сыщик запустив руку, выудил сразу два.
-У-у-у какая прелесть, прям как вы!- блаженно бросил он, жуя лакомство.
-Что?- тоненьким голоском, изумлённо спросила барышня, чуть округлив глазки от изумления.
-Я говорю пирожки у вас прелесть!- не до конца повторился Бусов, торопливо проглотил второй, и указуя девушке на пролётку, попросил подождать подле, а он сейчас в Управу и назад.
-Хорошо, я подожду!- кивнула барышня и пошла к экипажу. Со стороны было видно как она подошла к городовому, что-то стала ему объяснять указывая на здание Управы, а затем угостила обоих полицейских пирожками…
Минут через 15-ть из Управы вышли Иван и Хворостовский. Бусов с лёгкой досадой стал говорить денщику.
-Вот что брат Димитрий, все мы пока выехать не сможем, тут чиновник этот с губернии, ну ты видел, он с жандармами пока да с полицмейстером золото сочтут- взвесят, да бумаги свои напишут, не менее часа пройдёт, а у меня времени нет. Я там с ними договорился, ты с Лебеденко, будете ну как свидетели присутствовать при подсчёте, да распишитесь там потом, да у тебя как непосредственного участника нахождения золота тоже небось чего спросят. Так ты и обскажи как было…
-Так, а вы Иван Силыч?- спросил задумчиво Хворостовский.
-Я с двумя городовыми еду теперь же, ты, через час берёшь шесть человек, и сам-сём, следом, понял?
-Да понял, но как-то тревожно мне…
-Да я сам чувствую что будет ныне что-то, или решиться! Так что давай поспешай, может и раньше успеете выехать!
-Слушаюсь!- Хворостовский с недовольным видом ушёл. Иван повернул голову к пролётке. Никого, Петренко за кучера, Лукьянов вон, сапожище торчит, уже в пролётке, а барышни нету.
-Обиделась что ли?- проговорил Иван идя к экипажу- Н-да, могла. Задержался я, эх пирожки! Ладно, после с пирожками, приедем обратно, зайду извинюсь!- решил он. Экипаж был большого размера, шире и длиннее обычного извозчичьего, на заднем сидении свободно размещалось трое здоровых мужчин. Бусов зашёл к пролётке с правого бока, и оглядев могучую фигуру сидевшего Лукьянова с ружьём в руке, просто сел рядом.
-Погоняй!- велел он кучеру, и пролётка понеслась рабочей, или прибавленной рысью.
-Петренко, ты хорошо меня понял как ехать-то?- переспросил Бусов приваливаясь спиной к кожаной спинке.
-Так точно! Да и я ить знаю этот дом, года два назад там проезжали, было дело!- ответил кучер, поправив за спиной ружьё.
-Ну добро, ладно, погоняй
«Ишь ты, видать и этих пирожками угощала, нету, а запах остался»- весело подумал он о барышне, но вскоре мысли его опять ушли в дело. С утра, из губернии приехал особый чиновник с двумя жандармскими офицерами, за золотом, что они намедни нашли с Хворостовским, и пришлось срочно менять всю диспозицию, и ехать к Лесному дому не всем отрядом, а частями, н-да…
-Чиновник особый, за ноги бля его мамашу!- выругался Бусов, а городовой Лукьянов от чего-то смущённо кашлянул, но тогда Иван не обратил на это должного внимания. Добирались то погоняя то давая лошадке отдохнуть, долго, часа три с хвостиком, и Иван вроде бы как даже немного вздремнул. Ага, вот и дом, завернули, поставили пролётку чуть с краю от въезда на поляну. Бусов резво выпрыгнул, обошёл сзади, и не оглядываясь прокричав «Вытряхайтесь!» быстро побежал к дому, сел у двери, глянул. Цела ниточка, гостей пока не было. Встал, вытащил отмычки, отомкнул замок, и повернувшись лицом к пролётке сказал, вернее хотел сказать.
-Не было гос…- окончание «тей», застряло у сыщика поперёк горла, глаза полезли на лоб, а сам он едва не окаменел, и было знаете ли от чего!
Возле экипажа, стояло милое создание, Светлана Дмитриевна Брусникина собственной персоной, держа обеими руками корзину с пирожками, и чуть смущённо хлопала глазами. На несколько секунд, в голову сыщика, влезла прямо с ногами дикая мысль, а не галлюцинация ли это?! Ну вон, городовые же спокойно ходят, её видят, и не удивляются… или не видят?! Или это он спятил прямо тут, и милые барышни в глазах.. Но «галлюцинация» вдруг сделала несколько робких шагов вперёд, и чуть виновато промурлыкала.
-Иван Силыч… здравствуйте ещё раз… вот…
Бусов, с прямой спиной, чеканя шаг спустился с порога, и так же подошёл к девушке. Она. Живая и тёплая, пахнет вкусно ( в смысле пирожки)
-Вы?!- всё ещё надеясь на какое-то чудо, переспросил он, тараща глаза так, словно хотел просветить её насквозь.
-Э… я – неуверенно как-то ответила барышня и покраснела. Ну сейчас похоже ей влетит. Влетело, но не ей. Осознав наконец весь реализм ситуации, сыщик закипев, направился к подчинённым.
-Петренко! Лукьянов, ко мне живо!
Оба городовых моментально подбежали, и встали по стойке «смирно».
-Ка-а-ак?! Ка-а-ак?!- заорал сыщик, указуя перстом на перепугавшуюся девушку – Вот это вот… Вот тут вот… здесь… вот барышня тут ка-ак очутилась, а-а?!
-Так это – забормотал осознавший чего-то Лукьянов – вы же сами приказали-с!
-Что-о-о?! – понизил голос сыщик и в упор глядя на начавшего себя неловко чувствовать подчинённого – Я приказал?! Когда, Лукьянов?! Ты что, пьян скотина?!
-Никак нет-с!- торопливо ответил городовой, и пояснил – так это, барышня подошли-с, и говорят что вы распорядились взять её с собой, дескать домик поглядеть, пирожками нас угостила, ну я и разрешил, а чего, раз вы сами велели? Ну она слева от меня уселась в уголочке, а вы справа были, да… А что, рази ж не приказывали вы?- искренне удивился здоровяк Лукьянов, хлопая беликами. Орать Бусову уже не хотелось.
-Лукьянов- тихо начал он, сверля того глазами – я когда-нибудь, через гражданских, приказы отдавал, а?
-Никак нет!
-Тогда почему ты, мерзавец, решил что я отдал тебе его через юную барышню?
-Виноват, сплоховал, так вы не приказывали что ль?
-Лукьянов, ты это… не доводи до греха… уйди вон отсюда к дому, и стой там пока!- городового как ветром сдуло, а сыщик обратил взор на второго.
-Ты, Петренко, куда смотрел? Почему она, барышня здесь?
-Виноват, поверил что вы приказали-с!- горестно ответил кучер.
-Ладно, ступай в дозор, за дорогой мне смотри! Вернёмся, по трое суток ареста каждому! Я вас научу службу тянуть!
Петренко спешно убежал на пост. Бусов развернулся, и подошёл к девушке. Ну вот что прикажете с ней теперь делать? Назад отправить невозможно да и не к чему! Выдрать крапивой? Хотя… нету пока крапивы, не выросла ещё. Ситуация- ну архиидиотская! Но поглядев в эти огромные голубые глаза, источавшие искреннее раскаяние, сыщик почувствовал что его гнев улетучивается как пар. Господи ты боже, и как она додумалась-то?
-Так сударыня, теперь с вами – начал было он.
-Вы… сердитесь, да?- тихо спросила Светлана шмыгнув носом.
-Да нет, что вы! Я просто в восторге от всего!- воскликнул Иван всплеснув руками- Как не быть мне раду? Дом, лес, барышня, пирожки, идиллия да и только! Вы… вы зачем это устроили ? И как это вам в голову-то вообще пришло?
-Я… с вами хотела, а вы бы меня сами с собой не взяли… ну и решилась… рискнуть – чуть потупив взор пролепетала барышня.
-Ф-ф-у-ух-х!!!- Иван с шумом выпустил из груди воздух, снял шапку, вытер лицо, и снова нахлобучил – Так значит вы… родители конечно не знают что их дитя тут?
«Дитя» отрицательно помотало головой, нет, не знают.
-Просто блеск!- снова всплеснул руками Иван – Ну и что мне теперь тут с вами делать прикажете?
-Я… не знаю! – пожала плечами Светлана. Испустив тяжкий вздох, сыщик взял у девушки корзину с пирожками, и невольно тряхнул.
-Осторожней! – пискнула барышня дёрнув руками – Там… не только пирожки – пролепетала она, опять виновато наморщив лоб.
-Да?- деловито протянул сыщик прикидывая корзину навес в руке – А что там, куриные яйца на дне?
-Пистолеты!- обречённо вздохнула девушка, покачав головой.
-Чего?!- опять обалдел сыщик, и не сводя взора с прелестного создания, переспросил – Какие пистолеты?!
-Папенькины…
-А… зачем вам тут, пистолеты в пирожках, или пирожки с пистолетами… с папенькиными… на кой они вам тут? Вы, воевать с кем собрались? – недоумённо продолжил сыщик.
-На всякий случай взяла… вдруг… пригодятся…
-Угу… и папенька прямо сам вам их вручил… «Бери дщерь моя, пали на здоровье!» да?
-Хватит вам… издеваться! – вдруг твердеющим, но не совсем ещё голоском, попросила барышня, поднимая таки взор. Внезапным порывом ветра, с головы сорвало шляпку, и закинуло на самый верх куста шиповника. Барышня не успела загрустить.
-Да я ещё даже не начинал!- устало выдохнул сыщик, и огляделся ( Даже не сделал попытки спасти её шляпку!) вот ведь влетел ты господин Бусов, так влетел! Это ж надо, а?! Рассказать кому- не поверят!
-Значит смыганули вы Светлана Дмитриевна у папеньки его оружейку, да? – уже в прежней своей, язвительной манере, спросил сыщик.
-Нет… просто взяла… ну это ж папа мой, не сосед!- аргументированно парировала барышня.
- И на том спасибо! – поблагодарил Бусов, и глянул на часы – Н-да, почти час прошёл как сидим тут. Что-то наши замешкались… тихо! – внезапно крикнул Бусов и подняв в верх руку, прислушался. Едут несколько подвод, чёрт!
-Петренко, ко мне! Все в дом! Живее барышня, живее, после все объяснения с пирожками!
Петренко пригнувшись перебежал обратно, и бросился в дом, за ним юркнула Светлана, вошёл Лукьянов, и последним , закрыв за собой дверь, залез Бусов.
-Всем на всякий случай приготовиться!- быстро распорядился он – Вы оба к тем окнам, я буду держать это! Так, Светлана Дмитриевна, вы вот садитесь тут! – Бусов указал ей место между разваленной печкой и углом стены – тут мёртвое пространство, и не кидаться никуда, ясно?
-Да – уже посерьёзнев отвечала девушка, правда глядела испуганно. «Егоза ты моя глупенькая, ну куда ж ты влезла-то, а?» тоскливо подумал он, а в слух сказал – доставайте уж свою артиллерию!
Светлана быстро раскопала пирожки, и достав два обычных армейских пистолета, взвела курки, и аккуратно положила рядом.
-Правильно!- похвалил Бусов, и распахнув шинель, достал из-за пояса два двухствольных пистолета. Защёлкали взводимые курки, городовые по мимо ружей, имели ещё и по одному пистолету. С шумом и гамом к поляне подлетели четыре телеги с вооружёнными людьми. Мимо въезда они пронеслись быстро, но Иван успел примерно посчитать их количество, человек пятнадцать. Но огнестрельное оружие похоже лишь у половины, это уже радовало. Кусты занимаемые лиходеями затрещали во многих местах, а дюжий голос проорал из-за дерева.
-А ну, хто там есть, выходи пока целы! – двое выскочив с другой стороны пролётки, прикрывшись лошадью увели её в лес.
-А кого тебе надобно? Ты сам-то кто? – громко крикнул Иван решив тянуть время, ожидая подмоги, которая уже должна была быть рядом.
-Выходи говорю, а то избу запалим!- пригрозил голос.
-Ага, запалят они! – улыбнулся сыщик Светлане – Дом-то сырой, старый! Да и дождь ночью был, лужи кругом, сырость. Не бойтесь Светлана Дмитриевна!
-И… не боюсь… -тихо ответила девушка, но как раз таки боялась.
-Ну подпали попробуй, ежели вода гореть умеет! – крикнул Бусов. Послышалась грязная ругань, и снова голос.
-Ну кто ты там есть-то? Отвечай! Нас тута 14-ть душ, и на вас хватит!
-Ну полиция, а ты не Ржавый ли будешь?- весело крикнул Иван.
-Бусов штоль? Ты, псина легавая? !- изумлённо донеслось из-за дерева.
-Ну я, а ты чё тут забыл-то, Ржаваый? Уж не за кубышкой ли заехал, а? Кожаная колбаса с золотишком, твоя была, да?
-Бусов-гадюка! Отдай кубышку и я людей увяду, обещаю! – истерично проорал Ржавый.
-Не могу, она мне самому дюже нужна!
-Ты как нашёл-то? Ведьма твоя наворожила? Вона, шляпа-то, её небось висить? С тобой штоль?
-Ты по аккуратней с выражениями Ржавый! – мрачно бросил Бусов- Не огорчай меня лучше, не надо!
- Ишь ты! и что будя?
-Да плохо тебе будя, вот что!
-Отдай кубышку подлюка офицерская, добром прошу!
-А ты возьми! Иль ссышь там за деревом? ( пардон барышня!)
-Сничтожим ить всех вас!- люто проревел голос.
-Ну давай пробуй, что ты там, дрищешь уже? (Пардон барышня!)
-Ну всё лягавые, молитесь!- заревел Ржавый, и приказал своим идти на штурм.
… Бой длился уже добрых десять минут. За это время «божьи люди» провели две безуспешные атаки, потеряв убитыми двоих человек ( одного уложил сам Бусов, другого городовой Лукьянов) и теперь ярились в кустах на все лады.
-Эй, шаромыжники! – язвительно крикнул Иван не высовываясь – давай наступай! Тришкино войско бля! ( Пардон барышня!)
-Иван Силыч – смущённо зашептала Брусникина – вы же их своими грубостями провоцируете!
-Конечно провоцирую! – согласился Иван зарядив пистолеты и взведя курки- Чем больше их на нас полезет, тем меньше их для нас останется!
Барышня не совсем поняла смысл услышанного, но согласно кивнула «Угу!»
-А… Хворостовский ваш… успеет? – дрогнувшим голосом спросила девушка, глядя Ивану в глаза. Тот абсолютно серьёзно ответил.
- Непременно успеет, он у меня шустрый! – а про себя подумал « Боится бедняжка, ничего родная, потерпи, скоро наши подойдут!».
Грабители меж тем, открыв беспорядочную стрельбу, с двух сторон с криками ринулись в атаку, обороняющиеся разом ответили им, но тут городовой Петренко охнув схватился рукой за шею, и обливаясь кровью, уже мёртвым рухнул на пол. Светлана тоненько вскрикнула, но не запаниковала. Лукьянов подхватил пистолет павшего товарища, пальнул и убил ближайшего к окну противника, прочие с бранью залегли. Бусов тоже подстрелил одного у порога, и сказал.
-Десять!
-Что десять? – усталым голосом переспросила девушка. Поправляя совершенно растрепавшиеся волосы, и уверяя себя мысленно что она привыкла уже к виду крови.
-Их, десять осталось! Да и зарядов у них не густо, продержимся Лукьянов? – бодро спросил сыщик, не отрывая глаз от сектора стрельбы.
-Так точно ваше высокоблагородие, сдюжим! – уверенно ответил городовой, не поворачивая головы. Но осаждавшие отступать не думали. Поняв что сжечь дом не возможно, они решили выкурить своих врагов дымом, и навертев вонючих факелов-дымовух, подожгли их, и стали пытаться забросить в окна. Залетела лишь одна, но Лукьянов проворно выбросил её обратно. Снова полетели в обе стороны пули. Бусов меняя положение , палил то в право, то влево под небольшим углом, и ухлопал таки ещё одного, свалившегося ничком в лужу.
-Девять! – деловито заметила Светлана, когда Иван машинально бросил «Готов!» сыщик спросил у подчинённого.
-Лукьянов, у тя зарядов-то много?
-Десять Иван Силыч, да у Петренки покойного почти всё цело, мало повоевал соколик!
-У меня тоже достаточно!- улыбнулся Иван, и азартно подмигнул девушке. Расхристанная, с горящими от возбуждения глазами, она была всё равно прекрасна в этот момент, краска страха лишь слегка исказила милые черты.
-Не бойся, я рядом!- шепнул Иван, и чуть хмыкнув добавил – ой знал бы ваш папенька, чем мы тут с вами занимаемся!
Светлана смущённо-возмущённо повела глазами, и опять залилась краской.
-А чем это мы с вами тут занимаемся? На что это вы намекаете?...
Иван ничего не ответил на эти опасения, а щёлкнув часами, задумчиво произнёс.
-Однако пора бы уж им…
-Эй, легавые! Выходите по-хорошему! А то вас живых порежем на строганину, а девку твою ****овую, по кругу пустим да побалуем! – озлобленно- деловито проорал из-за дуба главарь, заряжая ружьё.
-А вот последних слов, тебе Ржавый, говорить мне не стоило! Всё, считай что ты меня огорчил! – металлическим голосом прогудел Иван, и как-то на глазах преобразился… Перед очами Светланы, вдруг предстал приготовившийся к броску вепрь-секачь, страшное чудище русских лесов, с которым ни волк, ни медведь ни рискуют добровольно иметь дело. Бусов вытащил свою тяжёлую кавалерийскую саблю, воткнул её в пол рядом с собой, потом сунул за пояс пару своих пистолетов, и взял пистолет убитого товарища.
-Заряди пожалуйста!- глухо попросил он, протягивая оружие девушке.
-Иван, что с вами?! Я вас не узнаю… - испуганно прошептала барышня, машинально заряжая пистолет- ваши глаза стали… нездешними!
Бусов ничего не ответил, молча протянул руку за пистолетом, взял его, взвёл курок, и замерев у двери, вперил немигающий взор в чащобу…
И тут, девушка с ужасом поняла что Иван, её наречённый мужчина, готовиться сделать отчаянную, почти самоубийственную вылазку! « Ванечка, миленький мой, не надо, прошу тебя!» мысленно прошептала она, ибо произнести это в слух не могла, из за внезапного шока, сковавшего ей уста.
Меж тем Хворостовский, во главе шести конных полицейских, подлетал к поляне уже слыша отдалённые звуки боя. Сзади, на почтенном полувёрстном расстоянии, подскакивала на ухабах коляска с полицмейстером, доктором Музыкаловым, и двумя жандармскими офицерами.
-Держись Иван Силыч! Уже идём! – благим матом заорал денщик, нахлёстывая коня. Когда грабители понукаемые главарём пошли на очередной штурм, из дома никто уже не стрелял, тут-то с треском и ржанием, с тылу ворвался Хворостовский с сотоварищи.
-Лукьянов, на вылазку!- лютым гласом скомандовал Коллежский советник, хватая саблю, и напрочь вышибая дверь ногой. Лукьянов выстрелив из ружья с колена промазал, а выскочивший первым сыщик, выстрелил почти в упор в тщедушного татя, и не глядя убит тот иль нет, ринулся вперёд, туда, где за дубом стоял и целился в кого-то, сам Ржавый. На поляне завертелось короткое, но жаркое дело. Всадники рубили сверху, грабители парировали ружьями да дубинами. Один из полицейских сражённый пулей, свалился боком с коня, но его товарищ тут же зарубил убийцу. Бусов подскочил к главарю через три секунды, Ржавый вскинул ружьё, щёлк! Осечка. Взревев более от злости чем от страха, главарь бросился на сыщика схватив ружьё за ствол как дубину. Всё заняло несколько мгновений: Иван увернулся от приклада, рукоятью пистолета вышиб ружьё из лап врага, а затем, широко размахнувшись саблей, ударил не просто так, а ровно и чётко, и Ржавый, хрякнув как подавившийся костью пёс, вдруг распался на две половинки, от темени до паха… Одна часть туши завалилась назад, другая упала набок примяв молодой орешник.
- Вот тебе удар Коловрата, я ж говорил, не огорчай меня…
Вспотевший Иван замер переведя дух, а бой был уже кончен, заняв как потом оказалось, каких-то три минуты.
-Четырнадцать должно быть! – бросил оттаявший Бусов, убирая саблю в ножны. С Хворостовским прискакала вся его оперативная команда: Ефимов, Лебеденко, Иванов, Кургузов, из младших фельдфебель Егоров, а погибшего он пока не знал.
-Виноват-с! Чего четырнадцать?- не понял фельдфебель, подходя ближе и удивлённо тараща глаза на распавшееся тело.
-Татей должно быть четырнадцать! Ищите! – приказал сыщик. Нашли 13-ть мёртвых, и одного живого сцапал тот же Егоров в кустах. « Куды ты курвец собралси-то?»
-Все, слава богу!- выдохнул Бусов когда к нему подбежал запыхавшийся денщик.
-Задержались чего так?- коротко бросил Иван, уже понимая что причина есть. Хворостовский зло сплюнул.
-Да как же, полицмейстер мать его, когда уж сесть да ехать, с нами навострился, тьфу! Пока собрался, пока за доктором послали, туда- сюда, и потеряли полчаса! Я уж было хотел своей волей наших увезти сюда, ить чуяло сердце недоброе! О, лёгок на помине! – хмуро заметил денщик, когда на поляну, лихо, с заворота, въехала коляска с начальством и медициной. Василий Петрович Горынин, был зачем-то в парадном при орденах мундире, и в шляпе. Оглядев диким взором место «побоища», он растерянно- изумлённо возопил к сыщику.
-Иван Силыч, голубчик, вы никак смерти моей хотите? Вы чего тут за баталию-то устроили, а?! Мне ж теперь в губернию тучу бумаги исписать придётся!
-Да бросьте вы! – устало отмахнулся Бусов – вам благодарность и орден за истребление опасной шайки душегубов выпишут! А мне нотацию, за неподобающе проведённое дело!
-Издеваетесь?- прошипел в лицо полицмейстер,глядя на чёртиков, плясавших в глазах следователя.
-Никак нет Василий Петрович! Вы – герой! – честно, как всегда бывало в таких случаях, воскликнул Бусов, и повернувшись к остальным, зычно скомандовал – Господину полицмейстеру нашему, урра!!
-Ур-ра-а!!- нестройно и устало проорало войско ( и только жандармские офицеры тихо спрятали улыбки в усы) Полицмейстер не успел и звука издать от нахлынувших на него душевных чувств, как раздался панический глас доктора.
-Господи боже! Да кто ж его так?! – все обернулись. Музыкалов стоял и ошарашенно взирал на бренные останки главаря. Подошли ближе.
-Да, типичное раздвоение личности! – бывальщецки изрёк Хворостовский.
-Я – тихо вздохнул Бусов, ожидая дальнейших вопросов. Полицмейстер только молча хлопал глазами.
-За что ж так изуверски –то?!
-Он меня огорчил – спокойно ответил Иван, приглаживая шапку.
-Ка-ак-с?! – разинул рот доктор.
-Он непочтительно отозвался о Светлане Дмитриевне! – голосом ученика отвечающего урок географии, изрёк сыщик, невинно глядя на врача.
-Она что, здесь?! – совсем ошалел Музыкалов.
Но последовавший за тем финал, начисто отбил в тот день у начальства охоту, задавать сыщику вопросы. За спинами полицейских вдруг раздался воинственно- трагический боевой клич «А-а-а!!!» и выскочившая на порог Светлана с двумя пистолетами в руках, обалдело моргнув, пальнула не целясь из обоих разом.
Первая пуля, взвизгнув сшибла к чертям шикарную шляпу с головы полицмейстера, оставив того застыть с мертвенно –бледным лицом, а другая, пробив его коляску, улетела в лес, и там ударилась в сосну. Все кроме Бусова на мгновение замерли.
-Она-то откуда тут?- вытаращился Хворостовский. Иван ничего не ответив развернулся к домику, и широко раскинув руки, сладчайше улыбнулся подходя ближе.
-А вот и она, наша благодетельница! Не тушуйтесь Светлана Дмитриевна! Именно ваша вылазка и решила исход баталии в нашу пользу! Как же мы без вас-то! – подойдя в плотную, он внимательно посмотрел на девушку. « В шоке бедняжка, ничего, отойдёт, она у меня сильная!»
-Света, вы пистоли то отдайте! – тихо попросил он.
-Да-да! – очнулась тут барышня, уступила оружие, оглядела поле боя, и прошептав что-то про себя, ойкнула, и привычно упала в обморок на руки Бусову. Быстро подбежал денщик.
-Иван Силыч, она тут как очутилась?
-После, ты это, Хворостовский, там в доме корзина с пирожками, возьми и угости ребят, и Петренко убитого вынесете! – проговорил сыщик, и понёс барышню на солнышко, к доктору, уже спешившему навстречу. Полицмейстер пришёл в себя вторым, и сославшись на внезапное ухудшение здоровья, полез в свою коляску бормоча «Убийца… два пальца ниже и всё бы» и вскоре отбыл, но перед тем жандармы осмотрев труп главаря, заметили что это браво, и отменный удар.
-Благодарю вас господа, я старался! – ответил Бусов ( барышню уже привёл в чувство доктор, и теперь она просто стояла кутаясь в накидку)
Она глядела на всё, и немало удивлялась тому, как мужчины эти, ещё каких-то полчаса назад бились и сражались, убивали и погибали сами, теперь стоят, весело гогочут и кушают да похваливают её пирожки. Нет, для неё, это абсолютно не понятно! Пока суть да дело, стали собирать трупы, и оружие. Пригнали четыре разбойничьих подводы, и на три из них, ( прежде найдя там много ценностей в сумках да кубышках) навалили вражьи трупы. Долго судили-рядили как грузить останки главаря. Светлане, «раздвоенную личность» естественно не показали (Не дело это юным барышням на анатомические аномалии глазеть) Наконец додумались чтоб не разваливался, увязать его как хворост верёвкой, и так положить на самый низ. Двух павших товарищей положили на отдельную подводу, пристроив к ним связанного пленного. Хворостовский даже посочувствовал Музыкалову, что тому дескать много трупов в покойницкой придётся вскрывать. На это, врач устало отшутился что мол «Одного уже без меня вскрыли сверх всякой меры, я не потребуюсь!» Пролётку Бусова, угнанную «божьими людьми» в начале боя, нашли сразу же, пригнали, и сыщик заботливо усадил барышню рядышком, с другой стороны пристроился верный Хворостовский, напротив сел доктор, а за кучера теперь был Лукьянов. Наконец собрав всё и вся, необычный обоз тронулся обратно. Вскоре девушка задремала на плече у сыщика. А он не торопливо рассказал коллегам, каким образом сие милейшее создание, очутилось в лесу.
-Невероятно! – восхитился доктор, стараясь не шуметь, чтоб не разбудить виновницу события.
-Да уж, как говориться, и в жизни бы не подумал! – в тон ему, заметил Хворостовский.
-Да что ж теперь, каждый раз в пролётку заглядывать когда по службе уезжаешь?- сомнительно спросил Аристарх Петрович.
-А придётся господа! – обречённо подтвердил сыщик, и добавил- Я уже теперь ничему с ней не удивлюсь!
-Х-ха! Я такого даже в романах не читал , а уж сколько там вздора сочинено! – восхищённо заметил Хворостовский.
-Не додумались ещё до такого в романах-то! – уже деловитее подчеркнул врач. Иван вздохнул.
-Что романы господа? Светлана Дмитриевна сама роман ходячий, никакой сочинитель не опишет. Мне вот нынче с её родителями объясняться придётся, вот там чую будет мне роман с продолжением!
-А хотите я с ними поговорю, и всё объясню?- предложил доктор.
-Нет, благодарю вас Аристарх Петрович, но уж лучше я! – отказался Иван, уже прикидывая в уме то, какую легенду он сочинит Брусникиным, чтоб как-то это всё разгрести? И таки сочинил! В город уже вернулись несколько поздновато, часам к семи вечера, и сыщик велел сразу же гнать к Брусникиным, и ждать его сколько потребуется. Вопреки ожиданиям сыщика, переполоха в доме не было, семья готовилась к ужину, и лишь слегка гадала, где может до сих пор сидеть их самое очаровательное дитя? Когда Таисья вбежав первой, сообщила что «Там господин Бусов Светочку привёз!» слегка заволновались. Светлана с корзиной в руках устало вошла в столовую, а за ней, источая прямо-таки весь спектр хороших манер, последовал сыщик. Катерина Петровна, увидев дочь растрёпанной, хмурой и какой-то побитой, прямо так и ахнула всплеснув руками.
-Светочка, доченька, что за вид? Где шляпка? Ты от подружек в таком виде что ли вышла?
Светлана молча подала маменьке корзину, та лишь взглянув внутрь обомлела, и пролепетала обращаясь к мужу.
-Митенька, твои пистолеты нашлись…
-Что?! – вытянулось лицо у папеньки, и он аж чуть не подпрыгнув подлетел к жене и взял корзину. Пашка сразу же встрял в разговор.
-А я вам твердил что не я их стащил, а вы « В угол иди! В угол иди!»
-После!- отмахнулась от него маменька, а Дмитрий Михайлович ошарашенно влез в корзину чуть не с головой, достал с начало один пистолет, понюхал, затем другой, и тоже понюхал… боже!
-Да – подал наконец голос сыщик – из них стреляли!
-Иван Силыч, вы … где её нашли?- указуя дулом пистолета на сконфуженно молчавшую дочуру, осведомился папенька.
-Да уж нашёл Дмитрий Михайлович, так нашёл что сам чуть не обалдел!- начал говорить было сыщик, однако хозяева спохватившись что зазевались, быстро пригласили снова всех к столу. Когда барышня и полицейский уселись, от последнего была услышана следующая история, рассказанная им с абсолютно честными в таких случаях глазами.
Намедни ( когда именно, уточнено не было) Светлана Дмитриевна похвалилась что де у папеньки, есть пара каких то особенных, расчудесных пистолетов, коих он сыщик, и не видывал! И так уж она хвалила –расхваливала эти пистолеты, что ему, чтоб только барышня не так распалялась, пришлось взять да и сказать между прочим «Ну покажите мне уж как нибудь эти ваши чудо-пистолеты!» Ну сказал да и забыл, мало ли о чём юное создание не расскажет? И думать забыл о сём. И вдруг нынче, собираются они с городовыми в лес, разбойников ловить ( маменька затаила дыхание) Ну сборы сами понимаете дело хлопотливое, ум за разум заходит, долго ли до конфузии? Тут припожаловала барышня с полной корзиной пирожков, проводить как уговаривались. Пирожки у Светланы Дмитриевны вышли прямо-таки расчудесные, славная хозяюшка ( барышня стала по настоящему оттаивать) жра… простите, кушали всей Управой да похваливали. Он, сыщик замотался с хлопотами по одному делу, и немного сплоховал, а именно. Барышня очевидно хотела ему что-то сказать, но он, ( вот ведь невезуха!) указав ей на пролётку буркнул что-то вроде «Подождите меня там», и ушёл в Управу, бумаги глянуть. Пробыл там добрых полчаса, а барышня поняв его слишком буквально, и сказав городовым у экипажа что «Так велено», залезла в пролётку и стала там сидеть. А день-то тёплый, солнышко греет, птички поют, цветочки цветут, всяко разно навевают, пролётку-то пригрело, барышня сомлела, да и задремала. День у ней перед тем был нелёгкий, напеки дескать пирожков настолько рыл, в смысле ртов! Ну он вышел из Управы, а барышни нету! Ну нету, знать ушла, городовые-то, две дубины, не сказали ничего, и он без внимания, тем более что один из них росту громадного, сидел уж рядом, и совершенно собой юное дитя закрывал. Он, сыщик, и в голову себе взять не мог, что барышня сама себя, может в пролётке позабыть. Ну не обыскивать же экипажи собственные каждый раз, когда по службе выезжаешь? Хотя теперь очевидно придётся, мало ли кто там ещё пригреется? Ну вот выехали они, три часа ехали, и ни одна из двух скотин-городовых, и виду не подола что барышня где-то рядом! Ну приехали они к Лесному дому, тут то всё и открылось! Ну он конечно удивился, а Светлана то Дмитриевна как удивилась! «Где я? Как сюда попала? Что скажут дома?» Он как мог барышню-то успокоил, ничего мол, всё образуется! А тут она возьми да выдай, вот мол корзина а в ней под пирожками пистолеты лежат! Да господа, получились тут такие пирожки с пистолетами, что только ахнешь! Ну городовые получили разнос как положено, ан тут хвать, и тати налетели, полтора десятка харь с оружием! ( маменька побледнела прикрыв рот ладошкой) Ну барышня и тут не оплошала, да! Она сейчас же организовала круговую оборону крепости, и взяла на себя командование гарнизоном! ( Олег, не выдерживая уже, крепко сжал зубы, не пуская прущий наружу смех, а Светлана, начав понимать что сыщик язвит и ёрничает, стала немного сердиться, но так и не до кумекала, почему при этом, у него такое серьёзное лицо?) Да, она держала себя просто молодцом, чётко отдавала команды, и вообще заслуживает высочайшего поощрения! А когда подоспела подмога, он с городовым сделал вылазку, а барышня осталась на самом важном участке сражения, прикрывать склад с провиантом, то есть корзину с пирожками, и всё сделала чтоб они, не достались неприятелю! ( при этих словах Светлана так посмотрела на сыщика, что казалось он должен был загреметь сквозь землю! Нет, не загремел) В общем последние залпы исторического сражения, были произведены именно пистолетами уважаемого Дмитрия Михайловича, после чего всё было кончено, и Светлана Дмитриевна потеряв лишь шляпку, устало залезла в пролётку, и вот они с ней уже тут, и виноват во всём только он один! Надо больше внимания юным барышням уделять, вот тогда они и пистолеты в пирожках таскать не будут. Всё, он закончил, и ждёт сурового возмездия за свой промах!
-Да бог с вами, Иван Силыч!- воскликнул папенька вскакивая с места ( Иван тоже встал) – обманутся всякий может, главное все живы!
-Не все – хмуро, и уже серьёзно проговорил сыщик, глядя на присутствующих.
-А… кто? –тихо переспросил папа.
-Погибло двое наших ребят, вы бы о сём из сплетен завтра узнали, но… в бою редко бывает чтоб без потерь…
-Понимаю – тихо ответил папа, и справился, не останется ли уважаемый сыщик на ужин?
-Ой нет, меня ждёт пролётка, у меня боюсь сегодня в Управе дел на всю ночь хватит, прощайте, всех благ, не грустите Светлана Дмитриевна, честь имею!- и следователь поспешно удалился. Про технически распавшегося господина Ржавого, он сообщать не стал, пусть завтра сами всё из сплетен узнают! Едва Бусов исчез, Олега прорвало! Он взорвался от хохота как пороховой склад, согнувшись с начало пополам, а потом роняя слёзы, стал аплодировать.
-Браво-о-о-о!!! Браво Бусо-ов!! Ой не могу-у-!!! Ой Светлячок ты чудо-о-о!!! Ты космо-о-ос!!! Ты вообще не земное явление-е!! О-о-ой помогите-е!! Ой щас тресну со смеху-у-у!!
-И нечего тут ржать! – возмущённо крикнула барышня Светлана, обиженно топнув ножкой. Она хотела продолжить негодование, но пришла Таисья и сказала что готова ванна, и девушка тут же упорхнула, привести себя в порядок просто необходимо. Едва она ушла, как затрясся в смехе уже папенька, а его супруга растерянно глядя на мужчин ( Пашка хихикал за компанию) пролепетала.
-Чего это вас всех разобрало-то так? Они же были в опасности!
-Уф-ф-ф… душа моя! – обратился к ней супруг – Вот именно что «были!» И потом, рассказ Ивана Силыча напрочь выветрил из меня весь гнев, хотя за «чудесные необычайные» пистолеты, я со Светланы спрошу очень строго, дело и впрямь не шуточное, хоть и обошлось всё, однако ж…
-Снова запрёшь её? – грустно спросила супруга. Дмитрий Михайлович отрицательно помотал головой.
-Да нет, надо было бы, но нет! Раз Иван Силыч сочинил такую легенду с бесстрастным лицом, и всю вину нашей «великой воительницы» взял на себя, то ограничусь лишь строгим внушением!
-Ага! – подал недовольный голос Пашка – Светке внушение, а мне попало ни за понюшку табаку, два часа в углу простоял!
-Ну извини брат, так бывает!- развёл руками папенька – Я тебе возмещу потери, и куплю целую сотню хороших солдатиков, договорились?
-Договорились!
- Ну и славно, дождёмся Светлану с омовения, да будем ужинать, ох и денёк… да-с!
Светочку обуревали всякие чувства. Вначале она ожидала грома и молний, но потом, по мере рассказа сыщика, она стала понимать что дело скорее всего ограничиться небольшой трёпкой. Но когда барышня заметила нотки сарказма в голосе Бусова, и что ей явно намеренно присвоили образ «героической девы», Светочка не знала куда деваться от смущения, стеснения и возмущения разом. Нет, ну вот сидит тут, и форменно издевается! Хотя конечно спасибо, всё на себя взял ( даже не ожидала) но однако ж и с сарказмом надо меру знать, а то «Пирожки с пистолетами!» Подумаешь! Да она между прочим его защищать собиралась! Конечно вышло не очень… совсем… не вышло… но, она же хотела! А он, ёрничает сидит тут, сочиняет! А Олежек аж синий весь от прущего наружу смеха, мог бы и поприличней себя вести, посочувствовал хотя бы, она ж всё-таки вон чего пережила! Хотя конечно она и сама чуть-чуть виновата, но это не значит что надо ехидничать и подковыривать её, да! Вот возьмёт, и обидеться на него! А если б он с ходу всё как есть вывалил? Ой чтоб тогда было! Неделю, не меньше пришлось бы тогда под арестом сидеть, а то и похуже чего! Вот ведь как понесло-то сыщика, а! Врёт и не краснеет, и не стыдно видимо ни чуть!
Вообще, всё время пока Бусов излагал историю похождений барышни, та сидела вся как на иголках, и мечтала поскорее сбежать в ванную, но пока её не было, сбегать было неудобно и бестактно. Наконец, наиздевавшись в волю над бедным ребёнком, следователь исчез, и барышня очутилась таки в горячей, с травками приготовленной ванне, словно расшалившейся утёнок, плескалась и резвилась там четверть часа. Затем переодевшись и причесавшись, облачилась в домашнее платье, и уже с приподнятым настроением, спустилась к ужину, там уже подавали. Светлана ожидая что будут расспросы, решила держаться с достоинством и спокойствием.
-Ну-с, милая моя, - вздохнув начал папенька – давай-ка поведай нам, как всё было, на самом деле!
-А разве рассказа господина Бусова не достаточно? Он всё так красочно живоописал! – попробовала было чуть поершится дочка, но не вышло. Папенька не сильно но ощутимо стукнул ладошкой по столу, и повелительно приказал.
-Выкладывай живо!
Пришлось во всём сознаться и покаяться. Папенька лишь руками развёл.
-Ну барышня, у меня нет слов просто! Алхимия прямо меркнет перед этим! Стащить заряженные пистолеты!
-Ну я же умею обращаться с оружием! – парировала дочь.
-Да уж, научил на свою голову! Хоть бы о последствиях подумала, о том что у Бусова из-за тебя неприятности могли быть!
-Разве?
-А ты как думала? Почему думаешь он тут комедию-то ломал? – саркастически уставился папенька.
-Почему?- растерянно пролепетала дочка.
-Да чтоб тебя дурёху прикрыть! Он же понимал, что выложи он всё как есть с ходу, то шею бы тебе я так намылил, что своих бы не узнала!
Светлана смущённо опустила взор в тарелку. Неожиданно, совсем без юмора, а даже напротив, подал голос Олег.
-Я дядь думаю, что Иван Силыч, коли б нужда в том возникла, нашу Светлану и от пули собой бы закрыл, не то от гнева родительского!
Светлана сразу же подняла голову. « А ведь закрыл бы, вон он как на Ржавого разъярился, аж я испугалась!»
-Кстати о пулях – тихо сказал папа, и глянув на дочь, уже без гнева спросил – сильно было страшно?
--Не очень пап, Бусов как началась стрельба, меня сразу в мёртвое пространство усадил…
-Ой мама… это куда?- испугалась маменька.
-Это безопасное место так называется!- подсказал Олег.
-Угу - подтвердила дочь – и как-то быстро всё прошло, и когда городового убило и он упал, я вскрикнула, но не сильно. Иван Силыч всё время шутил и меня подбадривал! – улыбнулась девушка – А вот потом, в самом конце, я очень испугалась! Там один разбойник меня нехорошо обозвал, Бусов крикнул ему что он зря это сделал огорчив его, и он так тут переменился, прям не человек стал, а секач вылитый! – голос барышни задрожал – Глаза загорелись, и голос стал не голос, а как ледяной ветер в каменной пустой башне, и вот тут я испугалась, поняв что он хочет сделать вылазку! Очень я за него перепугалась, но тут и наши подошли. Он конечно бросился с городовым на улицу, но этого я уже не видела, забилась в угол и слушала шум схватки, но всё быстро кончилось, а потом я от чего то схватила пистолеты, выскочила на порог, и они… выстрелили – Светлана смущённо замолчала.
-Н-да – протянул папенька.
-Бедное дитя, такое пережить! – всхлипнула мама, а папа налегая на трапезу, поучительно заметил что « бедное дитя ничего бы такого не пережило, если б думало о последствиях своих поступков».
-Я больше так не буду… простите меня, пожалуйста! – попросила Светлана, и улыбнулась уголками рта.
-Да уж простили, горе ты моё боевитое!- улыбнулся папа, и добавил как то так эдак, между прочим – Эх и намучается Иван Силыч с тобой если что!
-Это вы папенька сейчас про что? – краснея переспросила Светлана, уже примерно догадываясь о сути фразы.
-Да так, к слову пришлось!
Светочка решила дальше не расспрашивать, а сразу после ужина ушла к себе, её одолевали сон и усталость. Лёжа в постели, она вдруг поймала себя на мысли, от которой стало холодно: он, её Иван, мог запросто сегодня сложить голову в этой нелепой стычке! И даже у неё на глазах… Вот ужас-то! Она только теперь осознала как и насколько, всё было серьёзно в Лесном доме! А как он отреагировал когда тот негодяй её грязно оскорбил? Нет, он не просто тепло к ней относиться… Очень похоже что он, её уже любит, только пока не осознаёт, или не признаётся в этом! От этих мыслей холод ушёл, стало совсем тепло, и девушка уснула. Снилось ей большое озеро, терем и много белых лебедей. Ночь…
Вечер и до полуночи, у Ивана Силовича что называется задались. Несколько часов он, Горынин, Хворостовский, жандармы и чиновник, считали и оформляли должным образом ценности изъятые у грабителей. Единственный выживший член шайки был отправлен в камеру. Тела павших полицейских развезли по домам и готовились к похоронам, а трупы преступников в больницу не повезли, за исключением останков Ржавого, которого доктор поместил на лёд в подвал, и собрался демонстрировать коллегам. Всё было ясно и так, а посему их сложили во дворе Управы, под навес, где лежали дрова, чтоб завтра провести опознание. ( Курьеры к хозяевам ограбленных усадеб уже были отправлены)
Закончив с ценностями и всё опечатав, чтоб завтра чиновник с жандармами и усиленным конвоем казаков, отвезли бы их в губернию, с плеч долой, Бусов приступил к допросу пленного. Узнал что промышляли они 12-ть лет, члены шайки иногда менялись, но главари были те же, травника он знал, и всё прочее. Провели очную ставку, друг друга опознали, но более ничего, за исключением того, что сыщик выяснил что отсиживались они в основном по деревням да сёлам, кто у баб вдовых, кто у товарищей, а общий лагерь тоже был, в 20-ти верстах от Лесного дома в чаще, но пользовались им нечасто. В основном зимой, или после дела, делили добычу. Сигналом сбора в оговорённом месте служил высокий дым ( сёла и деревни где они останавливались стояли рядом)
-А про это я и не подумал! – сказал сам себе Бусов, когда арестованного уже увели. Оформление всех бумаг для сдачи дела тоже заняло много времени, но слава богу помогала команда, в полном составе оставленная сегодня здесь. Около двух часов ночи, основная работа была завершена, оставались сущие формальности, которые можно было доделать им после, а теперь всем настала пора идти по домам, и немного поспать.
Утром, а ещё ближе к полудню, город уже загудел подробностями жаркой схватки у Лесного дома. Говорили самое невероятное, и то что разбойников было не то 30-ть не то 50-т человек, и рубились с ними только десять полицейских, но более всех, прогремели двое: сам Бусов и барышня Брусникина. Говорили что она сбежала за ним из дома с корзиной приданого, и ценностями замаскированными под пирожки, а он уже ждал её с чёрной каретой чтоб вести в некий дом, где на них и напали разбойники. Впрочем, такие слухи были быстро развеены после посещения публикой двора Управы, где под навесом лежали мёртвые грабители. Уже буквально через пару часов как со двора Управы ушли первые посетители, стали известны основные события дела у Лесного дома. То, как барышня Брусникина тайком пробралась в полицейскую пролётку, и так очутилась в эпицентре событий, уже передавали как анекдот, одновременно восхищаясь и поругивая барышню за находчивость и опрометчивость.
-Вот это барышня, а? Вот это чисто сарматочка!- восхищались одни.
-Нет, это решительно не возможно, и не прилично, лазить по полицейским пролёткам! Нельзя себя так вести! – бурчали другие, но скорее из зависти. Когда же стало известно, что Бусов лично сам, в схватке разрубил главаря шайки на две половинки как арбуз за то, что тот оскорбил барышню Брусникину, этому по началу не поверил никто, даже выслушав рассказы тех полицейских кто участвовал в деле, и лично видел разрубленное тело. Лишь посетив больницу доктора Музыкалова и упросив его за ради Христа показать удивительный труп, свидетели сего зрелища кто с восхищением, а иные с ужасом ( несколько дам даже лишились чувств) выскакивали из подвала.
-Истинный бог господа! Правда! Разрубил! На две половинки! С одного удара! Ужас просто!-
-Этого быть не может, но это так!
Ближе к полудню, Музыкалов запер подвал, и прекратив приём зевак, поехал к Брусникиным, которые никак ещё не предполагали, что стали такими знаменитыми, в хорошем смысле этого слова. Был выходной, и вся семья находилась дома. Светлана так умаялась всем пережитым, что проспала завтрак, и собственно говоря завтракала уже в полдник, со всеми ( кроме младшего брата) за одним столом. Она, как и прочие члены семьи ещё ничего не знала о разрубленном на двое разбойнике, и была абсолютно уверенна что в том деле нету больше тайн и интриг, и думала теперь лишь о том, как и что она будет рассказывать подружкам, Даше, Верочке и Наташе, коих она собиралась навестить после своего запоздалого завтрака. Но всё изменил визит доктора Музыкалова, которого прямо таки распирало от желания поделиться с Брусникиными, подробностями невероятного поступка Ивана Силовича Бусова.
Появлению доктора все обрадовались, и сразу же позвали того к столу. Аристарх Петрович поблагодарил их, и едва усевшись, сразу же начал с того, что теперь, Светлана Дмитриевна стала ещё более знаменитой в городе, чем была до этой истории с разбойниками в Лесном доме.
-Ну я так и знала что это добром не кончиться!- печально начала было маменька, но доктор сразу же замахал руками.
-Нет- нет уважаемая Катерина Петровна! Напротив, ваша дочь теперь знаменитость в хорошем смысле! Ну конечно – доктор слегка поморщился – некоторые женские языки уже превратили это всё в водевиль с увозом и прочей чушью, но внимания обращать на это не стоит, поверьте мне, друзья мои!
-Да я и не обращаю! – деловито отмахнулась девушка- Что я, совсем глупая чтоб на каждые гусиные сплетни внимание обращать! Чего только о себе не слышала, и ничего, жива-здорова и помирать от горя не собираюсь!
-Светочка, дитя моё, но ведь по мимо обычных сплетен, есть очень дурные языки, и в салонах и в домах! Ведь о тебе могут нести всякие гадости и какие-нибудь повесы! – не сдавалась маменька, жалостливо глядя на дочку.
-Поверьте мне, Катерина Петровна, - загадочно улыбнулся вдруг доктор – после посещения моего ледяного подвала, любителей полоскать имя вашей дочери в грязной воде, думаю найдётся не много, если вообще найдутся такие! Ну разве сумасшедший какой?
-А что такого в вашем подвале?- спросил Дмитрий Михайлович.
-Там труп главаря той шайки, некоего Ржавого…
-Да! – невольно перебила доктора Светлана – Его так звали!
- А что в нём такого, в этом трупе?- задал вопрос уже Олег, предчувствуя нечто необычное.
-О! – поднял палец доктор продолжая улыбаться- Труп во всех смыслах удивительный… Светлана Дмитриевна, голубушка, вы рассказывали что после того как тот негодяй вас оскорбил, Бусов прямо на глазах переменился?
-Да, откуда вы знаете что я говорила?- изумилась барышня.
-Слухи голубушка, слухи! Так вот, саму схватку вы не видели, мы вам даже тело этого бродяги не стали показывать, и вот по какой причине: Бусов, его не просто зарубил – доктор понизил голос – он, с одного удара саблей, разрубил мерзавца строго пополам, от темени, до извиняюсь паховой области.
-Как это?!- ахнула маменька, а дочка так и вовсе слова вымолвить не могла, сидела и глазками хлопала.
-Позвольте – доктор взял из вазы большую грушу, затем нож со стола, и чик! Груша распалась на двое, - вот так друзья мои, тело разбойника разрублено как эта груша!
-Как такое вообще может быть? – вымолвила наконец Светлана, отбирая у доктора одну половинку, и скептически глядя на неё, а маменька и вовсе рот ладошкой прикрыла.
-Может! – решительно ответил доктор, и продолжил – Вы только представьте себе силу удара, а? Хм… каламбур, он Силыч, и сила удара, да-с… Так вот, я во многих кампаниях побывал, и всякие трупы видел, но такой-впервые в моей практике!
-Да-а –протянул Дмитрий Михайлович – наш сыщик не перестаёт нас поражать, а сам он что-то говорил вам об этом?
-Конечно! Там же, после боя, я сражённый наповал видом трупа, спросил у него, за что дескать так изуверски-то? А он, абсолютно спокойно, даже вежливо, ответил что он его огорчил … На мой вопрос «Чем?» был дан ответ что-то вроде «Он нетактично выразился о Светлане Дмитриевне» Ну, каково? Что, какие слова могли привести Бусова в состоянии такой ярости, что разбудила невиданную, потаённую силу человеческого организма, и он смог так точно, и одним ударом, одним подчёркиваю, разрубить противника как грушу!
Домочадцы как то вопросительно посмотрели на Светлану, и та, чуть смутившись проговорила.
-Ну это… не хорошие слова… похабные…
-Только без подробностей! – решительно заявила маменька.
-Н… не буду! – покачала головой дочь, в душе которой начинало твориться что-то невообразимое!
А доктор уже подходил к финалу.
-И вот теперь, когда всё это, стало уже широко известно, можете себе вообразить, чтоб кто-нибудь, из мужской по крайней мере части города, мог бы теперь не то что оскорбить Светлану Дмитриевну, а просто даже косо глянуть на неё? Я себе такого сумасшедшего представить не могу-с! Да… И вот что я подумал друзья мои, точнее к какому выводу я пришёл. Наш Иван Силыч, очень таинственная и загадочная личность, с непростым прошлым!
-Почему?- восхищённо прошептала Светлана, думая о чём-то своём.
-Человек владеющий таким ударом, а я военный врач, и поверьте, я знаю что говорю, это не случайно получившийся удар. Это целое воинское искусство, и человек им владеющий, очень не простой человек! Простите, я разволновался, такая история!
-А Иван Силыч нам ничего про это не рассказал !- удивлённо проговорила Светлана поглядев на своих. Папенька лишь шевельнул бровями.
-Ну очевидно не хотел такого на ночь говорить…
-И правильно! – согласилась маменька – Если б мне на ночь кто такое рассказал, точно кошмары б снились! Фу, я даже представить себе этого не могу, вот так взять, и вжжик! Разрубить… ужас! Брр!
-И правильно сделал, нечего нашего Светлячка оскорблять! – в деловито-шутливом тоне, заявил Олег.
-Спасибо Олежек!- улыбнулась девушка, резво поднялась, и сказала родителям что ей надо срочно уйти к подружкам, и перечислила Дашу, Верочку и Наташу.
-Только не допоздна!- предупредила маменька.
-Хорошо!- донеслось уже с лестницы, когда дочь убегала к себе одеваться.
Когда вышеперечисленные девушки услышали всю историю из уст самой героини, восторгу и завидкам не было предела! Светочка снова оказалась самой счастливой из них, ибо такой мужчина как Бусов, за неё разрубил на двое злого разбойника, а ради них, вот никто даже куриной туши не разрубит, ну разве можно так жить? А то у неё! То похитят, то пролётка, лес, дом, разбойники, сражение, и надвое! Нет, это решительно надо как-то исправлять! Однако на это, Светочка ответила что ей было очень страшно, и ну её в болото такую романтику! Она ни за что не хотела бы более видеть, как он рискует жизнью, пусть даже ради неё!
-Светланка, но это же право как в романе!- не поверив, пролепетала Наташа.
-Да вздор всё в твоих романах!- досадливо отмахнулась Даша ( в тот же день, в доме Светлячковых, четыре французских романа, полетели в камин)
-Вот именно!- поддержала подругу Верочка ( в печь полетели три слезливых книжонки) читаешь и думаешь «Вот ведь у них как» А тут у нас под боком почитай, и всё мимо тебя!
-Да что мимо-то, девочки?- успокаивала разошедшихся в чувствах подруг Светлана- Людей на ваших глазах убивают, это романтика? Нет уж, пускай Иван Силыч живой будет, хоть и не романтичный!
И тут подступили к главному вопросу, не целовались ли они уже? Барышня Брусникина тут же, с возмущением и смущением одновременно, решительно отвергла все подобные предположения.
-А чего ж ты покраснела вся? – лукаво спросила Даша, а две другие захихикали совсем уже бестактно!
-Да как же тут не покраснеешь, коли вы такие глупости спрашиваете?- пыталась отбиться Светочка – Иван Силыч он такой знаете серьёзный, что даже и попыток к этому никогда не делал!- с едва заметной долей сожаления, заметила девушка.
Подружки тут же хором решили что она просто боится им сознаться, но раз не хочет, то пусть не говорит! Светлана смущённо засмеявшись, сказала что ничего она им доказывать не будет, а лучше если они сейчас всеми, пойдут в кондитерскую, накупят там вкусностей, и потом она приглашает всех к себе домой, и там они в волю повеселятся, благо и братец Олежка дома, и будет кому их развлекать! На сём щебетуньи и порешили, и очень скоро уже обвешенные коробками с лакомствами, спешили домой к Брусникиной, чтоб там-то уж насплетничаться во всю! Май месяц, окончательно вступал в свои права, холода ушли, и впереди было целое лето, и море происшествий…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ. 19.01/2018.
-
-
-
-
-
-
-
-

-
-
-
-

-
-
-
-
-
-

-
-
-
-
-

-






Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 09.09.2021г. Мирослав Авсень
Свидетельство о публикации: izba-2021-3153921

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Rossianka *       14.09.2021   07:37:39
Отзыв:   положительный
Роман интересный, читаю дальше..
Еще и век не наш, современные не очень люблю читать..
С ув.Елена
















1