Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Случай в горах


Случай в горах
­­Рыжий кот

Случилось это в августе, высоко в горах, где ночью температура опускается до семи-восьми градусов, а днём не спрятаться от палящих солнечный лучей. Из-за чего, едва стемнеет, вся живность спешит укрыться в тёплые закутки, не желая оставаться под холодным, звёздным небом. Вот и герой нашего повествования – рыжий веснушчатый кот, едва солнце клонило к горизонту, пристраивался поближе к хозяйке, которая души в нём не чаяла и дозволяла многое. В числе прочего – лазать по столу и таскать еду, когда кормила детвору. Само собой разумеется, лишь в отсутствие хозяина, поскольку строгий мужчина не одобрял подобные вольности. Когда он возвращался с работы, кот старался не попадаться ему на глаза. Не то чтобы хозяин не любил животное, просто он целый день трудился и желал отдохнуть, а кошки всегда охочи до игр, вот и развлекают ребятню, позволяя хозяйкам заниматься домашними делами. И за это многие ценят кошек, тайком от мужей балуя и потакая их прихотям.

Хозяин дома ухаживал за фруктовыми деревьями, что росли неподалёку на склоне ближайшей горы. Осенью собирал урожай и продавал на базаре яблоки, груши, хурму и гранаты. Таким нехитрым промыслом кормил престарелых родителей, жену и многочисленную детвору. Но с недавних пор и кот приобщился к числу домочадцев, исправно получая паёк. Каким образом он оказался в высокогорье, никому не известно. Возможно, легкомысленные туристы забыли, а может, нарочно завезли и бросили. В те места не так просто добраться: автобус ходит редко. Оттого и не прогнали голодное животное, когда прибилось ко двору. Места и еды хватит, пускай живёт Божье творение, авось сгодится для какого-либо дела.

Небольшая мазанка, где приютили кота, теснилась промеж глинобитных кибиток на скалистом пятачке. Сразу за ней обрывалась гора, а внизу, сверкая на солнце, струилась река, унося на равнины благодатную прохладу ледников. Сверху над мазанками нависла скала, обдуваемая стылыми ветрами, из-за чего по вечерам здесь было особенно неуютно. Короткими летними ночами ветер выстуживал жильё, сквозняком пробираясь сквозь щели и печные трубы. Но днём солнышко проникало повсюду, и жители улыбались лучам, льющимся с небес, восхваляя их щедрость и доброту.

Небольшой горный посёлок, куда судьба занесла кота, с незапамятных времён таился за скалистой грядой. Издревле здесь жили охотники и скотоводы. Они добывали пушнину и разводили овец. Правда, со временем дичи поубавилось, а немногочисленные отары, сподручнее пасти на равнине. Там вдоволь травы и есть где разгуляться. Вот и разбили на склонах фруктовые сады, дабы было чем прокормиться, не покидая насиженных мест. Садовое ремесло освоили не сразу, но деревья на удивление щедро плодоносили, что позволяло собирать невиданный для тех мест урожай. И всё бы ничего, если б не долгие зимы, когда заняться особенно нечем. Вот и спускались на равнину в поисках заработка, со временем забирая туда домочадцев. В этой связи посёлок уменьшался, и вскоре над обрывом ютилось лишь несколько многодетных семей. Остальные кибитки разрушило время, и они пугали детвору пустыми окнами, прохудившимися крышами и распахнутыми настежь калитками.

С наступлением зимы дома обогревали привычным способом – топили буржуйки, единственная возможность согреться в лютые холода. По счастью, недалеко находилась заброшенная шахта, где мужчины рубили уголь и на ослах перевозили к кибиткам. Помимо угля использовали коровьи лепёшки, которые сушили, а затем бросали в топку. Поедая топливо, печь отдавала тепло, и в свирепую стужу возле неё собиралась семья. У такой печи и грелся кот, жмурясь на пламя, ворча на нелёгкую судьбину, забросившую в Богом забытое место. Благо люди не понимали его языка, а то несдобровать бы домашнему любимцу за нелестное мнение о посёлке, где приютили. Но нынче на дворе август, и кот нежился на солнце, лениво общаясь с хозяйской собакой – матёрым алабаем, кому щенком подрезали уши и купировали хвост. Звали алабая Буран, он был вожаком местной своры и грозою волков, защищая немногочисленных коров и овец. Едва кот появился в посёлке, Буран взял его под опеку, и местные псы недовольно скалились, поскольку отродясь не видели котов, но успели их невзлюбить.

Жил алабай в конуре, но на цепь его не сажали, потому как не агрессивен по природе и не обижал ни хозяев, ни детей. Но для чужаков представлял угрозу, хоть внешне и не проявлял её. Тем не менее те, кто с ним сталкивался, предпочитали не испытывать судьбу. Не случайно сказано: во всём должна быть мера, в этом смысле алабай – идеальное сочетание мощи, преданности и незлобивости.

Его просторная будка, прислонившись к крыльцу, была в двух шагах от водозаборной колонки. И днём, когда бывало особенно жарко, кот подходил к ней, выжидательно глядя на алабая. Под его пристальным взглядом Буран наваливался на рычаг колонки, и вода щедрым потоком обдавала кота. Порой это случалось так неожиданно, что кот едва успевал отпрыгнуть. В такие мгновенья он недовольно фыркал, что-то укоризненно мурча алабаю. Буран делал вид, что сожалеет, а сам скалился. Алабаи – единственные в мире собаки, которые всё время улыбаются несмотря ни на что. Так и жили они душа в душу, своей дружбой удивляя не только хозяина, но и соседей. Благодаря их привязанности случилось нечто, за что коту пришлось дорого заплатить. Но обо всём по порядку.

В один из солнечных дней, ближе к вечеру, хозяина навестили друзья. Стол по обыкновению накрыли во дворе, где жена потчевала гостей отварным мясом, домашними лепёшками и свежими овощами. Утолив голод, мужчины негромко переговаривались, обсуждая прошедший день. Всё это время кот и алабай наблюдали за пиршеством. Собаке изредка перепадали кости, а коту – кусочки мяса, которыми он тут же делился с другом. Правда, для алабая небольшие кусочки всё равно что слону дробина. Он проглатывал их, не мигая, и обращал взор к коту. Тот понял: другу нужно больше мяса и, не задумываясь о последствиях, прыгнул на стол, надеясь урвать жирный кусок на толстой кости. Тот кусок, наряду с другими, лежал на круглом блюде, густо обсыпанный зеленью и мелко нарезанным луком. Блюдо только что принесла хозяйка. Однако ни она, ни тем более хозяин не оценили добрый порыв кота. Женщина от неожиданности охнула, она и предположить не могла, какую беду на себя накликал её любимец!

Не успел кот сообразить, что к чему, хозяин отшвырнул его со стола! Описав дугу, животное приземлилось на лапы, но не устояло и больно ударилось о конуру. Буран попытался прикрыть его телом, но выскочив из-за стола, хозяин отпихнул пса, а коту дал хорошего пинка и прогнал со двора.

Униженный кот, не оглядываясь, побрёл куда глаза глядят. Он шёл и с обидой думал, отчего иногда ему дозволялось прыгать на стол, а теперь, когда там много мяса, с ним поступили несправедливо и неуважительно. Он понуро брёл мимо соседских дворов и вскоре оказался за пределами посёлка, что ютился на скалистом пятачке. Местные псы провожали злобными взглядами. Они понимали, кот теперь бездомный, но страх перед Бураном останавливал. Никто не скалился или, того хуже, не бросался. Каждый опасался за свою шкуру. Буран хоть и не станет увечить, но задаст приличную трёпку, да такую, что клочья полетят. Так и скрылся кот из виду по направлению к горной тропке, связывающий посёлок с районным центром.

Учинив скорый суд, хозяин вернулся за стол и извинился перед гостями. Мужчины сделали вид, будто ничего не заметили, и застолье продолжилось. Они обсуждали разные темы, но мало-помалу разговор свёлся к справедливости, ведь всякий понимает её по-своему и бывают ситуации, когда вполне однозначное событие вызывает совершенно противоположные мнения. Так случилось и на этот раз. Никому из сидящих за столом не понравилась вольность кота, прыгнувшего за куском мяса. Но с другой стороны, он рисковал ради собаки, а такая самоотверженность заслуживает уважение. В свою очередь Буран, когда друга сбросили со стола, прикрыл его телом, за что также поплатился. Тем не менее в будку не спрятался, а покорно разделил участь кота – обрушившийся гнев хозяина.

Само собой разумеется, это не оправдывало проступок животного. Стол, за которым едят люди, – не место для домашней живности, и хозяин совершенно справедливо сбросил провинившегося. Другое дело, стоило ли подвергать изгнанию? Здесь точки зрения разделились, и сомнение повисло в воздухе. Два извечных вопроса вновь оказались на острие иглы. И если определение «кто виноват» не вызывало недоверия, то с тем «что делать», не все присутствующие согласились. В конце концов постановили считать кота виновным, но заслуживающим снисхождение. А потому суровую кару смягчить, дескать, кто из нас не без греха.

Едва прозвучал вердикт, хозяин отправил сыновей вернуть кота. Те бросились вдогонку. Буран тоже был не прочь поучаствовать, но хозяин напомнил ему о службе. Кроме того, он считал, что сыновья справятся и незачем собаке покидать двор. На это алабай склонил голову и вернулся к исполнению своих обязанностей – стеречь покой семьи. К тому времени солнце скрылось за вершиной, и гости с чувством выполненного долга разошлись. Они считали: справедливость восторжествовала и можно с чистой совестью отправиться по домам. Друзья распрощались с гостеприимным хозяином, поблагодарили за вкусный ужин и удалились.

К сожалению, сыновья вернулись с пустыми руками. Кота они не нашли и возвратились несолоно хлебавши. Ввиду того что смеркалось, хозяйка уложила самых младших и хлопотала в кибитке. Управившись с делами, она выходила на крыльцо и вглядывалась в сгустившийся сумрак. Кот не появлялся. От вечерней прохлады женщина куталась в платок, с надеждой взирая на тропу, где видели её любимца. Очередной раз выйдя из дома, смахнула слезу и вернулась в кибитку. Не включая свет, поцеловала детишек, разделась и легла рядом с мужем.

В это время кот был уже далеко. По крайней мере, ранее ему не доводилось забредать в такую даль. Но другого выхода не было. Остаться в посёлке – не получилось, его прогнали за провинность, и как ни жаль расставаться с гостеприимной хозяйкой, предстоит найти другое жильё, и кот исполнился решимости добраться до районного центра. Он свернул с тропинки и пошёл напрямки, желая сократить расстояние. Его вело чутьё, которое подсказывало: по пути обязательно встретит ночлег, правда, придётся продираться сквозь кустарник и колючки. Именно по этой причине его не догнали сыновья хозяина. Они промчались по тропинке, на которой никого не было, и, миновав несколько километров, здраво рассудили – кот наверняка заплутал! Вот и вернулись ни с чем, намереваясь утром продолжить поиски.

А кот тем временем удалялся всё дальше и дальше, однако возникшее чувство голода заставило задуматься о разумности содеянного. Его привычный паёк остался в кибитке, и отныне самому придётся проявлять сноровку. Впрочем, природа одарила когтями, клыками и ловкостью. Авось не останется голодным. Так он рассуждал, и лапы сами несли в направлении пасеки, где местные жители держали ульи с пчёлами.

Спустя четверть часа он достиг пасеки, но от неожиданности замер! Охранявшие пчёл псы оказались чужаками, их лай был враждебным, и ничего хорошего не предвещал. Не рискуя с ними связываться, кот благоразумно юркнул в заросли, здраво рассудив: кошки мёдом не питаются, незачем понапрасну рисковать. Ему пришлось пробираться среди высоких деревьев, и вскоре оказался на небольшой просеке, держась за которую миновал территорию, где действовали чужие правила и порядки. Злобные собаки остались позади, и лишь голодный желудок напоминал о себе недовольным урчанием. В такие минуты отчётливо сознаёшь – одними мыслями сыт не будешь, хорошо бы чего-то посущественнее! А уж в горах да с наступлением сумерек приём пищи, скорее всего, придётся отложить.

Сопровождаемый невесёлыми мыслями, он выбрался на полянку, где обнаружил развалины монастыря. Озираясь, подкрался и взобрался на невысокий клён, стоявший неподалёку. Ловко вскарабкавшись, устроился на ночлег и стал зализывать место, которому досталось от хозяйского башмака. Оно слегка болело, кроме того, сильно хотелось есть. Дома в это время уже бы поужинал, но отправившись в путешествие, он не встретил по пути ничего съестного. Вот и коротал время на пустой желудок.

Внезапно внизу послышался шорох, и кот, выцеливая добычу, не раздумывая прыгнул! Уже в полёте разглядел скорпиона и едва не угодил прямо на него. Извернувшись в воздухе, он приземлился рядом и отпрыгнул, поскольку скорпион, защищаясь, взмахнул смертоносным хвостом. Перепуганный кот со всей мочи бросился бежать. «Что ж за день-то такой?» – едва успел подумать, не разбирая дороги улепётывая впотьмах. В несколько прыжков он пересёк поляну в направлении одинокого дуба, в ветвях которого рассчитывал спрятаться. Невзирая на суматоху, кот пришёл к выводу, что, судя по всему, на сегодня приключений достаточно – снаряд дважды в одну воронку не попадает. Эта мысль успокоила, и он утратил бдительность.

Напрасно предавался беспечности! В горах да в сумерках всякое случается. Тем не менее кот без злоключений достиг ветвистого дуба, надеясь укрыться в листве и переждать до утра.

Охота

В природе, взаимосвязь и взаимозависимость событий не столь очевидны и не бросаются в глаза. Оттого непросто заметить, что всё продумано до мелочей, и не бывает ничего случайного и незапланированного. Именно по этой причине едва завершается один сезон, на смену спешит другой. Он уже заждался и желает занять место, которое вскоре освободится. Так и вслед за августовскими грозами с дубов опадают жёлуди – любимое лакомство диких кабанов. Этих сильных животных, что живут скопами и являются желанным трофеем для тех, кто отважится на них охотиться. Многие слышали об их выносливости: кабан, будучи смертельно ранен, способен преодолеть большое расстояние. Но как и всякая другая живность, неукоснительно следует природе, и в сезон созревания тутовника и орехов не откажет себе в удовольствии ими полакомиться. Вот и мимо дуба, под которым лежат столь вожделенные жёлуди, он не пройдёт. Зная это, охотники поджидают кабанов в засаде. Иногда устраиваются на земле, а порой влезают на деревья. Среди листвы можно спрятаться, главное, чтобы ветер дул в правильном направлении и чуткое обоняние зверя не обнаружило опасность.

Само собой разумеется, коту не были знакомы нюансы, связанные с охотничьим промыслом. Сезонность, выбор лакомства и прочее, благодаря чему охота становится успешной либо наоборот. Он устал, к тому же испытывал голод и желал поскорее взобраться на дуб, дабы оказаться в безопасности. Потому без опаски приблизился к стволу и выпустил когти, чтоб поскорее влезть на дерево. Но не тут-то было! Неожиданно сверху раздался выстрел, за ним – другой! По всей видимости, притаившийся среди листвы охотник принял кота за подсвинка и пальнул, практически не целясь. К счастью, ружьё было заряжено пулями, и стрелок промазал. Если б патроны начинили картечью, возможно, и зацепил бы. Картечь – не дробь, ею можно свалить и лося! Главное, знать, куда целиться. Но пули мягко вошли в землю, и кот избежал участи быть подстреленным. Он бросился прочь и не останавливался, пока не оказался у почти пересохшего болотца.

Небольшое болотце, на которое наткнулся, густо заросло камышом. Когда-то здесь располагалось озеро, но русло реки измельчало, и небольшой ручеёк подпитывал некогда глубокий водоём. Его населяли комары и лягушки, а также прочая живность, коей по нраву влажность и духота. Испуганный кот, стараясь не потревожить местных обитателей, пробрался к воде и утолил жажду. Он затаился в камышах, раздумывая, как чудом избежал смерти. Хорошее настроение улетучилось. Безмятежность оказалась непрактична в незнакомой местности, и кот настороженно втягивал воздух, пытаясь определить, где таится опасность. Но как ни старался, в нос бил лишь едкий запах шерсти, каким отличаются кабаны. Не зная, чего от них ожидать, кот покинул камыши и направился в сторону горной речки, чья прохлада отчётливо доносилась, невзирая на обилие запахов. Теперь им владело единственное желание – выжить, и, выбрав цель, он двинулся в её направлении!

Шуршащие камыши остались позади, до реки было неблизко. Перед котом раскинулась полянка, а за ней – тутовая роща, где лакомилось семейство кабанов. Их довольное похрюкивание свидетельствовало – тутовник поспел и оказался, как нельзя кстати. Вот и наслаждались вкусом ягод, не забывая сохранять бдительность и настороженность.

Ввиду того, что обходной путь был ему неизвестен, кот пошёл напрямик. Он неслышно подобрался к рощице, но ветер был попутным, и кабаны учуяли незваного гостя. Вожак резко повернулся и грозно заворчал! Услышав тревожный сигнал, подсвинки сгрудились позади и настороженно озирались. Кот, понимая, что рискует, тем не менее не свернул. Он приблизился, всем видом выказывая дружелюбие. Вожак упёрся копытцами в землю и выжидательно смотрел. Его устрашающая поза была красноречива, к тому же решительность кабанов не оставляет шансов. В порыве ярости они бросаются, не раздумывая! Вдобавок вооружены длинными, заточенными о стволы клыками. Ими наносят страшные увечья тем, кто стоит на пути. Но к счастью, звери чувствуют агрессию, а миролюбие кота было столь очевидно, что кабан прохрюкал отбой и двинулся навстречу. Они обнюхались, после чего завязалась беседа, вполне подходящая для подобных обстоятельств.

Во время разговора выяснилось, звуки выстрелов, что прозвучали в горах, предназначались кабану. Однако по неопытности охотника достались коту, не причинив ему вреда. Об этом путешественник поведал вожаку. Тот расспросил о местности, где кот едва не стал трофеем, и, обнаружив у дубов стрелка, не собирался вести туда молодняк. Сегодня они полакомятся тутовником, а завтра будет видно. В благодарность за оповещение кабан предложил угоститься плодами, коих на траве валялось в изобилии. Когда же кот отказался, поинтересовался, откуда он и куда держит путь. Кот рассказал свою историю. Кабан внимательно выслушал и, не настаивая, осторожно высказался в пользу того, что ему лучше вернуться. Раз привык к сытой жизни, незачем проявлять строптивость, показывая характер тем, кто кормит. Кот согласился.

Судя по всему, путешествие серьёзно повлияло, и он уже не раз пожалел о том, как прыгнул за куском мяса. К тому же подвёл друга, и неизвестно, чем закончился вечер. Его прогнали, а о судьбе алабая оставалось только догадываться. Попросту же говоря, кот и рад бы вернуться, но, во-первых, не знает примут ли, а во-вторых, как не столкнуться с охотником? Ведь тот наверняка рыщет в поисках добычи. Кабан улыбнулся и попросил младшего брата обходным путём проводить кота. Он неплохо ориентировался на местности и понял, откуда пришёл путешественник. Кот поблагодарил и поплёлся за резвым кабаном. Правда, вскоре пришлось поспевать изо всех сил! Молодой кабан стремительно преодолевал расстояние, и, когда мгла рассеялась, они увидели знакомую тропинку. Не дожидаясь благодарности, проводник развернулся и убежал. Утомлённый кот, едва передвигая лапы, добрёл до кибитки, где его ожидал алабай. Счастливый пёс запихнул друга в будку и туда же затащил кусочек мяса, который припас после ужина. Пока голодный кот восстанавливал силы, алабай рассказал, что произошло, когда его прогнали.

В это время возле сарая послышался шорох, и оба навострили уши. Они выглянули из будки и заметили мышь, которая, не таясь, пробиралась в лаз, ведущий в закрома. Хозяин давно пенял коту, что даром ест хлеб, раз мыши наведываются в сарай, как к себе домой. И неоднократно грозил снять с довольствия, если кот не отучит их захаживать в гости. Всё это промелькнуло перед глазами и усталость как рукой сняло. Кот выскочил из будки и погнался за мышью. Увлечённый погоней, не расслышал, как отворилась дверь, и на крыльце, поёживаясь от утренней свежести, показался хозяин. Мужчина любил это время, когда тьму рассеивает едва уловимое преддверие нового дня. Когда уличённая словно в непристойности, ночь стыдливо кутается в остатки мглы, но их неумолимо совлекает утренняя заря, чьё время настало. Зачинается новый день, и от того, как он сложится, зависит многое. Таков круговорот жизни, где зачатие и смерть разделяет бесконечность…

Ежедневно, едва забрезжит первый свет, глава семьи уходил на рыбалку. Он вставал ни свет ни заря, удил рыбу, а вернувшись, завтракал и отправлялся на работу. Ему нравилась предрассветная пора, и сегодня в планах – поймать несколько форелей. Но увидав, как кот гонится за мышью, прислонил удочку к стене и направился к сараю. Там хищник, пытался схватить грызуна, но, к сожалению, не смог. То ли ослаб с устатку, то ли чего ещё, однако мышь юркнула под забор. Оттуда кот не смог её достать. Разгорячённый, он просунул лапу, но усилия ни к чему не привели. Мышь была далеко и, скорее всего, зареклась впредь сюда наведываться.

В это время подоспел хозяин. Застигнутый врасплох, кот вжался в землю и прижал уши, не зная, чего ожидать. Несмотря на рассказ алабая, приготовился к худшему. Но опасения оказались излишни. Хозяин взял его на руки и отнёс в кибитку. Там велел накормить, а сам пошёл удить рыбу.

Сложно передать словами радость, осветившую лицо женщины, когда увидела мужа с котом на руках! Она взяла животное и осторожно к себе прижала. Кот заурчал, признавая хозяйку. Он всем видом показал, как рад её видеть, искоса поглядывая на холодильник. Едва за мужем закрылась дверь, хозяйка налила в миску молоко. Устав от похождений, кот не верил своему счастью и жадно лакал молочное лакомство. Этому мгновенью был несказанно рад! После трудной ночи молоко казалось невероятно вкусным. Опустошив миску, он поднял голову, дескать, можно ещё? Хозяйка плеснула добавки и погладила. Налакавшись вволю, кот побрёл к скамейке. Он запрыгнул на неё и принялся вылизывать себе шёрстку. Дома нужно содержать себя в чистоте, впрочем, вне дома тоже. Спустя минуту уже спал, негромко посапывая и подрагивая лапами, будто продолжал погоню. Хозяйка умильно взглянула и принялась готовить завтрак. Она мурлыкала какую-то песню, а руки привычно выполняли работу…

Примерно через час мужчина вернулся с рыбалки. Сегодня улов оказался неважным, восемь форелей, из которых две совсем мелкие. Их хозяин отдал коту, к тому времени малость вздремнувшему, но почуявшему свежую рыбу спрыгнувшему на пол. Довольный кот тёрся о рыбацкие сапоги, выказывая благодарность. Хозяин присел на корточки и, поглаживая животное, произнёс:
– Ладно, кто старое помянет, тому глаз вон. Но впредь, чтоб такого не было. И запомни: в жизни всё нужно добывать трудом. Видишь, прогнал мышь и сразу накормили, а иначе сплошные неприятности…

Слушая поучение, кот впился в форель и негромко рычал. Пока разделывался с рыбой, хозяйка накрывала на стол, изредка поглядывая на любимца.
В это время спокойное течение мысли прервал голос учителя:
– Всё! Довольно! Сдаём работы.

Ученик старших классов с озорной фамилией Карасик бросил на педагога взгляд и принялся дописывать сочинение, которое почти закончил. Учитель тем временем поднялся, чтобы собрать тетрадки. Он не торопил, давая ребятам завершить, беспрестанно повторяя:
– Если не успели всё оформить – не страшно. В первую очередь важна мысль, какую вложили в текст. Я буду оценивать оригинальность, а уж затем стиль изложения. Иначе, что проку в красивых, но пустых словах? Ценна мысль…

Тем не менее многие стремились успеть выразить на бумаге то, без чего, по их мнению, сюжет будет незавершённым. И когда большинство тетрадок оказалось у педагога, оставался только Карасик. Он склонился над сочинением и забористым почерком набрасывал последние строки. Наконец сдал тетрадь в то самое время, когда прозвенел звонок. Преподаватель отпустил класс на перемену, а сам погрузился в чтение. Следующим уроком также была литература, и ему предстояло выбрать работу для всеобщего обсуждения. Между тем ученики разбрелись кто куда, но недалеко от класса. Перемена обещала быть короткой, и они не спешили удаляться, разглядывая берёзки, росшие на школьном дворе.

Суматошные второклашки носились по коридору, так и норовя снести цветы в горшках, используя каждую минуту, чтобы выплеснуть энергию. Она скапливалась во время долгого сидения на уроках. Оттого, едва раздавался звонок, школа превращалась в места для игрищ, нежели напоминала строгое учебное заведение. Но кратковременный отдых подошёл к концу, и ученики вернулись в класс, где педагог уже выбрал материал, улыбаясь, поглядывал на Карасика. Тот, предвидя неладное, ссутулился, пытаясь спрятаться за спинами одноклассников. Однако его вызвали к доске, предложив вслух прочитать свою работу. Карасик сбивчиво начал чтение, но постепенно увлёкся, и даже появились интонации, добавляя красок в изложение. Одноклассники внимательно слушали. Их товарища отличала способность красочно излагать мысли, а тут умудрился написать целый рассказ. Правда, концовка получилась невнятной, но сюжетная линия выдержана и обстоятельна. Когда закончил чтение, учитель спросил:
– И какую мысль ты вложил в качестве главной?
Карасик, помедлив, ответил:
– Прежде всего, довольствоваться тем, что имеешь. А иначе можно этого лишиться…
Учитель с интересом посмотрел:
– И как ты её выразил?
Карасик недоумённо взглянул в ответ и, пожав плечами, произнёс:
– Недовольством кота, когда, лёжа возле тёплой печи, он сетовал на судьбу. А на улице в это время холодно и голодно. Вот и пришлось ему испытать, каково это быть бездомным и шарахаться от пуль, яда и прочих напастей. И только после этого оценить кибитку, где приютили…
Преподаватель ничего не сказал, кивнул, и школьник вернулся на место.

Кому-то разговоры, а кому-то – жизнь

В это время солнечный луч проник сквозь оконное стекло и оказался на парте Карасика. Он заглянул в чернильницу, осветив её иссиня-чёрное нутро, и сверкнул на кончике перьевой ручки, какими писали ученики, вырабатывая каллиграфический почерк. Карасик тут же достал из кармана линзу и захотел его поймать. Однако учитель переводил взгляд с одного на другого, в ожидании желающих ответить, и подросток спрятал линзу обратно. Не хватало ещё двойку по поведению схлопотать, ведь с учителем шутки плохи. Он строг, но справедлив, и, если провинился – отвечай! Вот и сгустилось над классом ожидание в преддверии предстоящего обсуждения. А для забав и игр лучше выбрать другое время. Пока Карасик размышлял, педагог обводил учеников глазами:
– Может, кто готов высказаться? В тексте есть любопытные моменты, полагаю, нам будет интересно их обсудить. Ну, кто желает?

Нельзя утверждать, будто услышав учителя, вырос лес рук. Ребята не спешили, за исключением дотошного всезнайки Баранова. Тот был известный зануда! Своей въедливостью и упрямством он мог вывести из себя любого. С другой стороны, всегда давал списывать и подсказывал тем, кто нуждался в помощи. Из-за чего считался странным, но своим и неоднократно проверенным. Немногие решались вступать с ним в спор, из которого Баранов, как правило, выходил победителем, и его занудство было не злобным, а скорее, надоедливым. Предвкушая высказывания дотошного всезнайки, преподаватель дал Баранову слово. Тот поднялся и с места затараторил:
– Мне задумка понравилась, правда, концовка оставляет неоднозначное впечатление. Но, в целом неплохо, и чувствуется стиль. Касаемо же заинтересовавших меня мыслей, хочу отметить две. А именно, – он набрал воздух в грудь и продолжил, – кабан в разговоре с котом правильно заметил: если не заботишься о собственном пропитании, будь добр – веди себя соответственно. А то ишь какой грамотей, на всём готовом, и то ему не так, и это не эдак…

У Баранова закончился воздух, он замолчал, дабы вдохнуть ещё. Его речь изобиловала мудрёными словечками, к которым в классе давно привыкли. Но те, кто слушал его впервые, впечатлялся образностью выражений и внушительным словарным запасом. Это подчёркивало начитанность и эрудицию подростка, которыми Баранов весьма гордился.
– Вторая мысль, которую считаю долгом отметить, при всём уважении к автору, на мой взгляд, основная. А вовсе не та, о которой он упомянул. В тот злополучный вечер, во время обсуждения проступка кота, возобладало коллегиальное решение. Именно оно отменило вердикт, вынесенный как несоразмерный. Согласно тексту, кот прыгнул за куском мяса и поплатился. Но прогонять его со двора не было никакой надобности. Именно к такому выводу пришли сидящие за столом, – Баранов вновь вздохнул и выпалил: следовательно, автор полагает, что мнение коллектива – важнее решения хозяина дома. Но я с этим не согласен. На мой взгляд, налицо ошибка…
Учитель, пряча улыбку, констатировал:
– В твоём несогласии я и не сомневался. Но недаром в народе говорят: одна голова хорошо, а две или даже три – лучше…
Он кивком усадил Баранова на место, сам же встал и подошёл к окну.

Весеннее небо было распахнуто настежь! Его синева предвещала тепло и цветение. Природа пробуждалась, и жизнь бурлила, распаляя юношей огнём желаний. Их глаза горели, сердца разгоняли кровь, а румянец покрывал щёки. Школьникам не сиделось на месте, но до конца урока оставалось минут тридцать, и нужно запастись терпением. Дабы привнести в класс бодрости, учитель открыл форточку, и прохладный воздух наполнил помещение. Живость природы внесла в аудиторию свежесть, каковая отличает рождение от увядания. И пока преподаватель размышлял над услышанным, в очередной раз убеждаясь, насколько разные мнения вызывает один и тот же материал, вверх взметнулась рука. Педагог жестом разрешил ответить. Ученик встал, лёгкий смешок сопровождал его неуклюжие движения.

Тот, кому предстояло высказаться, являл собой весьма любопытный персонаж. В школьном журнале он значился под фамилией Мастеровой, и она как нельзя более точно характеризовала его натуру. Про таких обычно говорят – на них держится мир! Потому как более трудолюбивого ученика сложно было сыскать. Причём процесс доставлял ему гораздо больше удовольствия, нежели результат. По этой причине кое-кто умудрялся приписывать его заслуги себе. Так было в начальных классах на уроках труда, где Мастеровой успевал изготовить изделие не только для себя, но и для тех, кто об этом просил. Чуть позже учителя разобрались что к чему, и одноклассникам уже не удавалось беззастенчиво эксплуатировать его доверчивость. Тем не менее желающих подшутить над незлобивым увальнем находилось немало. Но шутки были добрым подтруниванием, поскольку, когда он нуждался в помощи, одноклассники спешили на выручку. А всё благодаря классному руководителю. Учитель взрастил такую атмосферу, что она превратила класс в дружный и сплочённый коллектив. К слову сказать, именно он преподавал русский язык и литературу, на уроке которой сейчас шло обсуждение.

В отличие от Баранова, Мастеровому не просто давалось чётко излагать свои мысли. Однако он старался, и со временем бессвязная речь сменилась более-менее внятным изложением. Подросток научился объяснять то, что желал донести. Но когда высказывался, говорил неспешно и несколько монотонно. Вот и сейчас пустился в пространные рассуждения об организации труда, безопасности проведения работ, порядка на рабочем месте и прочего, связанного с данным понятием. Когда закончил вступительную часть, перешёл к сути и подчеркнул главную, с его точки зрения, мысль. По его мнению, её наглядно обрисовал эпизод, где кот, добравшись до пасеки, услышал лай собак и не рискнул с ними связываться. Именно это, по мнению Мастерового, являлось главным. Ведь собаки охраняли пчёл, которые добросовестно трудились, собирая пыльцу. Иными словами, он утверждал, что труд нужно оберегать должным образом, дабы трудящихся ничто не отвлекало и не беспокоило. На этом закончил свою речь и сел на место, предоставив ребятам перешёптываться за его спиной.

Преподаватель задумчиво прошёлся вдоль классной доски. Он окинул учеников взглядом, желающих высказаться не наблюдалось. Тогда стал рассуждать вслух и для начала уделил внимание мысли, каковую озвучил автор как заглавную, а именно – следует ценить то, что имеешь. В принципе, продолжал педагог, идея понятна, и претензия на главную мысль вполне обоснована. Затем он коснулся высказывания Баранова о мнении кабана, не показывать характер тем, от кого зависишь. Что звучало взвешенно и благоразумно. Касаемо же упомянутого им приоритета коллегиального решения над индивидуальным учитель предложил обсудить это на следующем уроке. Ввиду того, что здесь имелось множество разных нюансов, и дабы обстоятельно раскрыть весьма непростой, по его мнению, посыл, требуется гораздо больше времени, нежели осталось. Ну а высказывания Мастерового были просты и незамысловаты. В силу этого также имели шансы на успех. Завершив краткое подведение итогов, учитель вернулся к своему столу. В это время прозвенел звонок. Он отпустил класс и направился в учительскую.

Само собой разумеется, преподаватель сразу вычленил заглавную мысль рассказа. А оная неизменно присутствует в более-менее складном изложении. Вне всякого сомнения, ею являлось назидание коту, звучавшее как: «В жизни всё нужно добывать трудом». Однако учитель не стал её озвучивать. Его метод обучения заключался в том, что педагог ничего не предлагал в готовом виде. Он делал намёки и, если ученики не сразу схватывали, позже повторял. Конечно, приходилось менять формулировки, но основная мысль оставалась нетронутой. Такой подход учил самостоятельно размышлять и не бояться совершать ошибки…

Сказочное утро осталось в прошлом, и, проделав трудный путь, солнце достигло зенита. Оно отсалютовало и двинулось по небосводу, озаряя лучами реки, поля, сёла и опушки. Его живительный свет, проникая в сердца, пробуждал радость. Об этом думал кот, созерцая проплывавшее по небу одинокое облако. Ослепительной белизной выделялось оно на светло-голубом небосводе. Причудливо клубясь, то растягивалось, то съёживалось, ни минуты не оставаясь прежним. Коту было неизвестно, куда оно движется и где прольётся дождём. После случившегося он радовался каждому дню и благодарил судьбу за благосклонность. Полная приключений ночь в горах изменила домашнего любимца. Кот усвоил урок и по возвращении неукоснительно выполнял свои обязанности. Он обходил подконтрольную территорию, и вскоре мыши забыли дорогу к амбару. Видя такое дело, хозяин убрал мышеловки, поскольку в них никто не попадался. Он благоволил коту и регулярно приносил ему свежую рыбу. Бывало, брал его с собой.

Они усаживались на берегу, размышляя о жизни, изредка обмениваясь взглядами. Постепенно коту стала ясна незамысловатая мудрость, которой руководствовался хозяин. Его житейская опытность основывалась на привычке всему обучаться и не испытывать страха перед неизведанным. И однажды кот стал свидетелем весьма любопытного события. Благополучно разрешившись, оно пополнило копилку его опыта, выявив незаурядную искушённость хозяина в мирских делах. Правда, кот так до конца и не понял, к чему было затевать столь сложное хитросплетение. Однако на то он и хозяин, ему виднее.

А дело было в том, что к старшей дочери посватались сразу двое. По этой причине девушка оказалась на распутье и не знала, кому отдать предпочтение. Она столкнулась с непростым выбором: кандидаты были хороши, оттого и мучилась, не зная, как поступить.

Один из них проживал на равнине, занимаясь музыкой, дарил людям радость. Несмотря на свою молодость, юноша прославился пением, и молва о его таланте распространилась далеко. Его часто приглашали на всевозможные праздники, где он исполнял народные песни и читал стихи. Также был неизменным гостем на печальных мероприятиях. В горестное время люди нуждаются в поддержке, и его проникновенный голос по-особому звучал, исполняя молитвы и обрядовые песнопения. Достатка артист был внушительного, много зарабатывал и столько же тратил на бесчисленных друзей и знакомых. Правда, назвать это щедростью, язык не поворачивается. Скорее, расточительностью, поскольку, несмотря на огромный, по меркам местных жителей, доход, своего дома не нажил, а по-прежнему жил с родителями.

Другой претендент вырос на скалистом пятачке, недалеко от мазанки, где жила девушка. Он работал садовником и приносил людям пользу, ухаживая за фруктовыми деревьями, как и её отец. Ничем особенным юноша не отличался, за исключением разве что любви к растениям. Каждую минуту посвящал он любимому делу и вскоре прослыл отменным травником, умевшим составлять целебные снадобья и настойки. Его любовь к природе оказалась взаимной! За что бы ни брался, всё спорилось в умелых руках. Самый заброшенный сад превращался в цветущий оазис, и деревья плодоносили так, словно росли не в горах, а на равнине с более благоприятным климатом. По возвращении из армии он съехал от родителей и поселился в кибитке, недалеко от будущей невесты. Когда обустроил жильё, задумал жениться и посватался к соседке. Она часто общалась с его младшими сестрами, кому была ровесницей. Вот девушке и предстояло выбрать того, от кого зависит её дальнейшая судьба.

Наблюдая за дочерью, утратившей покой, отец встретился с женихами и обоим отказал, ничего при этом не разъясняя. Известный певец, кого в округе считали завидной партией, не ожидал такого развития событий. Его тщеславие было уязвлено. Ещё бы, многие девицы счастливы лишь тем, что он обращает на них свой взор. А тут от ворот поворот! Такое не укладывалось в его голову, успевшую примерить лавровый венок. Многочисленные знакомые, на кого спускал львиную долю заработка, в один голос утешали: да забудь ты её. Она и локтя твоего не стоит. Вокруг много невест, и любая пойдёт, стоит ей лишь улыбнуться. Так-то оно так, рассуждал польщённый певец, но эмоциональная натура, не вынесла испытания отказом. Ввиду того, что поделать ничего не мог, он бросился в объятия Бахуса! Юноше было невдомёк, такая увлечённость кладёт конец любым начинаниям. К тому же среда, в которой вращался, постоянные праздники и прочее, самая что ни на есть подходящая. Всегда найдутся те, кто наполнит стакан…

Что касалось травника, его отказ не потревожил. Он здраво рассудил: на нет и суда нет! Это не мешало ему по-прежнему уважительно кланяться отцу девушки, а с ней здороваться, будто ничего не случилось. Его жизнь не изменилась. Как и прежде, он работал от зари до зари, и расстраиваться было некогда. Суровая жизнь в горах не позволяла предаваться унынию. В конце концов, на следующий год посватается к другой соседке, она как раз достигнет детородного возраста.

Правда, когда красавица узнала о решении отца, не сдержала слёз. Её печаль вполне объяснима: самое время замуж, да и женихи лучшие, из тех, кто искал себе жён. Тем не менее отец решил по-своему, и дочь смирилась. Гостеприимная хозяйка, та самая, в которой кот души не чаял, утешала её как могла. Она не понимала, что к чему, но возразить не смела.

Отец тем временем наблюдал за женихами. Его интересовало, кто и как справляется с постигшей неудачей. Для этого он частенько спускался на равнину, где праздные зеваки обменивались сплетнями о дружбе певца с алкоголем. О том, как многочисленные знакомые наперебой сватают ему то одну, то другую свою родственницу. Однако талантливый певец так и не оправился от горя, сердечный недуг вынудил покинуть родные места. По прошествии времени отец махнул на него рукой, поскольку, как выяснилось в дальнейшем, нарочно всё затеял, дабы воочию узреть, как поведут себя женихи. Вот всё и выяснилось. Спокойствие травника не шло ни в какое сравнение с горем певца и сыграло решающую роль, потому как отец с ним встретился и всё объяснил. Так наглядно продемонстрировал, что отдаёт дочь в надёжные руки.

Когда сыграли свадьбу, девушка переехала к мужу, и новоявленный союз отправился в путешествие по дороге жизни. Травник взвалил свой крест и понёс в будущее. Там ожидали дети, внуки, правнуки. Жизнь, словно горная река, потекла своим чередом, не отвлекаясь на пустяки. Правда, коту прибавилось работы. Отныне ему приходилось наведываться и во двор нового родственника. Там стерёг амбар, не позволяя мышкам злодействовать. Молодой муж оценил старания пушистого помощника и специально для него собрал травяной сбор. Спустя неделю после приёма глаза кота заблестели, шёрстка стала шелковистой, а вокруг шеи отросла густая грива. Впрочем, кошки – родственники львов и имеют право носить гриву. Кроме того, он ещё раз убедился в справедливости полученного урока – в жизни всё нужно добывать трудом, и пример травника – тому явное доказательство. Не сломался юноша, не опустил руки, а спокойно делал своё дело, принося людям пользу, и в итоге – получил в награду верную и любящую жену…






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 08.09.2021г. Владимир Опёнок
Свидетельство о публикации: izba-2021-3153385

Метки: горы, кот, алабай,
Рубрика произведения: Проза -> Сказка


















1