Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Уездный сыщик.


                                                                                                                        ­Мирослав Авсень
                                                                                                                         Уездный сыщик.
7.01./2018
                                                                                                                              Глава 2.
                                                                                                                       Дело Отравителей.

Дело «Жениха» прогремело на весь Ладов, и покатилось далее, по волостям и весям. Иван Бусов повёл его жёстко и беспринципно, как говориться, карал не взирая на чины и звания. Очутившись вначале в арестантском лазарете, а затем и в камере, Альберт прибывал в состоянии шока, злобы, гнева и страха одновременно. До него ещё не доходило что влип он что называется по самое «не балуйся», и даже выше. Он, которого так боялись и любили, которому «не сметь было отказывать», вдруг оказывается там, где он не мог себя представить даже в кошмарном сне!
Он злился, вопил, требовал послать за папенькой, он де всё разрешит, но когда хмурый надзиратель сообщил заключённому, что их папенька обретается в соседнем помещении, и ведёт себя тише, Альберт сник совершенно, и только тут понял, что это похоже всё…
Однако не будем забегать вперёд, а вернёмся к тому моменту, когда чудно спасшаяся Светлана Брусникина, очутилась дома в объятиях родных и близких. Все правда ожидали увидеть «измождённого и замученного пленом ребёнка», ( так витиевато выражались маменька и горничная)но вместо этого, вкупе с папой, в дом влетела возбуждённая и раскрасневшаяся сарматочка-Светочка с горящими глазами и растрёпанными патлами. Коротко чмокнув метнувшуюся к ней маменьку, и азартно подмигнув брату, Светлана бросив на ходу «Ванну мне, я у себя!», вихрем умчалась на верх, а остальные ошалело замерли. Первой оттаяла Катерина Петровна, нервно спросившая у мужа.
-Митенька, может ты чего-нибудь объяснишь?
-Выпить у нас есть?-переводя дух спросил глава семьи, когда сняв верхнюю одежду, устало опустился в кресло. Жена тот час кинулась за выпивкой, а горничная Таисья готовила барышне ванну. Пока они отлучились, Олег нетерпеливо попытался расспросить дядюшку как всё прошло, на что тот предусмотрительно заметил что если он начнёт рассказывать всё не дождавшись его тётушки, то добродетельная Катерина Петровна не простит ему этого до конца жизни.
-Да, пожалуй!- усмехнулся племянник, но тут подоспела и хозяйка дома с графинчиком и рюмочкой, опасаясь как бы и впрямь не начали упаси бог, без неё рассказывать!
Выкушав пару стопочек, да закусив огурчиком (дело происходило в гостиной), Дмитрий Михайлович начал повествование с того момента, как их впустили к начальнику сыскной части, в кабинет…
А наша барышня опрометью влетев в свою комнату, заперлась, и почти прыжком достигнув стола, ринулась к своим знаменитым «Запискам барышни Брусникиной» подождала пока уймётся дрожь в руках, смерч и завихрения в голове превратятся в лёгкий ветерок, макнула пёрышко в чернильницу, и начала творить себе историю… «Боже! Он! Это он! Мой суженый, которого я так ждала с самого Рождества! Он столько времени тут, а я не заметила, не почувствовала… И где ж спрашивается мой знаменитый Дар? Воду в земле чую, жив-мёртв по персонам отгадываю, раны врачую…Да, надо непременно узнать не ранен ли он?! Да нет, это ничтожество не могло его ранить, мразь, лягва раздавленная… А Иван Силыч он прям герой, и его глаза… Боже, как они пронзительны!»
Светочка прямо таки замерла от нахлынувших чувств, и далее принялась уже строчить с такой скоростью, что чуть бумагу не порвала, и поставила на полях жирную, противную кляксу. Впрочем это не смутило нашу летописицу, и она продолжала расписывать все свои чувства и предположения. Ну конечно это Судьба, причём именно её! И даже похабный Альберт пришёлся к делу, ведь не похить он её, Иван Силович не примчался бы с целым отрядом её вызволять, и кто знает когда и где свела бы судьба главного сыщика, и юную барышню? ( Ну не в кондитерской же!) А как он ей отсалютовал, как представился-то, а?! Роман да и только. Вот правда он немного оторопел когда она воскликнула «Вы?!» упала в обморок, да ещё дважды. Надо себя сдерживать Светлана Дмитриевна, нельзя так распускаться, кавалер-девица Дурова-то небось вон в обморок не падала, а вы всю жизнь пример с неё берёте!
Далее последовала целая череда предположений, как теперь будут развиваться события. Ну во-первых, надо ни в коем случае не сознаваться что он ей небезразличен (Ой какие вы Светлана Дмитриевна туманности напускаете, сознавайтесь уж сами-любите, влюбились, причём сразу, ещё с зеркала!) Ой... а вот про это вообще никто не узнает, ни-ког-да! И виду не покажем, да! Гм… а как же он тогда, узнает? Ситуация… Ой, а вдруг у него уже кто-то есть?! Да нет, быть того не может, раз он ей в зеркале привиделся, значит ей и предназначен, а все прочие барышни и дамы, того-с, в сторонке постоят, нечего на чужих суженых… Далее Светлана развернула целый стратегический план, по окружению и взятию драгуна в плен, но так, чтоб он об этом не догадался! Но для начала, надлежит провести рекогнос… тьфу ты эти воинские термины и как их мужчины только выговаривают? Разведку произвести, и выяснить для начала всю подноготную будущего мужа, её мужа! (дважды подчеркнула!) Кстати, вот и случай завтра представиться, им с папенькой к десяти часам утра в Управе быть надлежит, показания давать, да! Там она и начнёт свои «партизанские» действия, свою скрытую разведку боем, свой маневр! Едва Светлана успела всё это записать, в дверь постучала Таисья и сообщила что ванна уже давно готова.
-Уже бегу!-крикнула девушка захлопывая тетрадь, и стала приготовлять себя к омовению.
Через 40 минут, она, выкупанная, с уложенной причёской, в хорошем домашнем платьице, спускалась вниз на ужин, в столовую. Оказалось что в гостях, уже с пол часа как обретается взволнованный происшествием двоюродный дядюшка, Матвей Петрович Горчицын, 56-ти летний вдовец, что гостил у них в последний раз на Рождество. Услышав всю историю, добряк Матвей Петрович даже расплакался сперва, поругал грубо как мог негодяев-Крысяевых, по ужасался «Как они могли?» а затем заключив в объятия любимую племянницу, растрогался окончательно.
Теперь уже все кинулись спрашивать Светлану, каково ей было «в плену?» Но ничего душераздирающего не услышали. Да, подъехали, схватили, коробочку с любимыми пирожными выронила, наступила какая-то из этих скотин! Засунули в карету и рванули. Там она отбиваться начала, одного даже за палец тяпнула, рот платком завязали, руки спереди связали и всё. Дальше дорога, всякие гадости говорили, мол сегодня к вечеру венчаться будем ( Бррр! Противно вспомнить!) а там уж и свадьбу справим, потом домик этот, там рот развязали, ну она и высказала им всё!
-Что высказала?- обеспокоенно спросила маменька.
-Что я о них в тот момент думала, то и высказала!- пожав плечами, равнодушно ответствовала дочь, налегая на тортик с чаем.
-Светочка, ты ругалась нехорошими словами?-волнуясь, предположила Катерина Петровна, удивлённо глядя на своё детище.
-Угу!- кивнуло детище, доело тортик, допило чай, и аккуратно вытерло пальчики и губки салфеткой, - Ругалась мам, как же без этого-то?- деловито подытожило дитя, и стало ждать дальнейших расспросов.
- Боже!- похолодела маменька- Да где ты их нахваталась-то? Слов эдаких?
-Ну а дальше-то что было?- вовремя встрял дядюшка Матвей Петрович, сняв, и опять надев очки, что делал когда волновался. А дальше как рассказала бывшая узница, приехала полиция, и её освободили. Да, сам Иван Силович Бусов ворвались с саблей внутрь, и в два замаха сразил этого слизняка с его жалкой шпажонкой ( верно у папаши слямзил) а потом… А потом он ей отсалютовал, шапку снял свою страшную, хотя нет, это она зря, очень не дурная шапка, а потом.. Потом она лишилась чувств, и очнулась уже на улице, на руках у папеньки, а потом опять лишилась чувств, перед Иван Силычем аж неудобно, ведь он такой… Он знаете кем оказался? Он… хорошим человеком оказался, а все думали что чинуша обычный. Ну вот собственно говоря и вся её иллиада с одиссеей!
-Н-да- только и сказал папенька, а маменька продолжала ещё долго сокрушатся тому, откуда её ребёнок, нахватался нехороших выражений?

Х Х Х


А на следующее утро, ребёнок этот, вскочил с постели ни свет ни заря, аж шести ещё не было, и принялся метаться по комнате, стараясь разрешить в голове жутко важный, ну просто таки космическо-галактических масштабов вопрос: а какое же платье ей надеть, чтоб нынче к десяти утра, ( осталось всего каких-то четыре часа, она же может не успеть!) идти с папой в Управу Благочиния, к господину Бусову на приём? Да, и нечего ухмыляться, это очень важно в каком виде предстать перед Ним… Она должна произвести разведку боем, ошеломить и сразить прям наповал Иван Силыча, чтоб потом, всё тихонечко выведать, или Увидеть, как она умеет….
Светлана стала таскать из шкафа да примерять все платья подряд, навалила на постель их гору, но тяжкий выбор, домокловым мечом продолжал висеть над её головой, и грозить катастрофой безисходности. Летая по комнате, она нечаянно зацепила и уронила стул, который падая толкнул ширму, и всё вместе это как нарочно, грохнуло-таки порядочно громко! В дверь постучали, и встревоженный голос мамы спросил «Светлана, у тебя всё хорошо?»
-Да мам, входи!- ответила дочь, которая в тот момент уже стояла перед зеркалом в ярко-голубом, атласном платье, в котором планировалось всякий раз ездить на бал. Зайдя в спальню дочери со свечкой в руке, Катерина Петровна обомлела увидев Светлану в этаком наряде.
-Светочка- подозрительно начала маменька, осматривая разряженное чудо-а ты для чего так вырядилась-то?- и подойдя к дочери стала рядом, и тоже поглядела в зеркало. Да, Светлане было в кого уродиться красавицей! В свои 39-ть лет, Катерина Петровна выглядела лишь на тридцать с хвостиком, сохранила осанку, хорошую фигуру, и пышные шатеновые волосы. Правда теперь это основательно было укрыто длинной ночной сорочкой и халатом, а голову венчал кружевной чепец ( которые Светлана люто ненавидела, и не носила ни под каким видом, как и длинные до пят панталоны, предпочитая короткие, до колен). Маменька повторила вопрос, по ходу оглядывая учинённый в комнате погром. Краснея и сбиваясь, дочка поведала маме о своём тяжелейшем положении, и в конце добавила виновато «Вот».
-Дурёха ты моя!- ласково улыбнулась мама, поставила подсвечник у зеркала, и обняв дочурку, прижала её к себе- Светочка, это бальное платье, оно не предназначено для присутственных мест, тем более не в полицейской Управе им полы там мести! Одень вон то, жёлтенькое, в нём ты тоже будешь неотразима, и произведёшь таки впечатление на Ивана Силовича!- усмехнулась мама. На это, вырвавшиеся дочка смущённо запротестовала «Что всё вовсе не так, и она просто хотела… хотела вот…одеть».
-Дитя моё- лукаво произнесла Катерина Петровна- я ведь тоже женщина, и всё понимаю. Если бы меня в твои годы так спасли- мечтательно продолжила маменька- я тоже вряд ли устояла бы перед таким офицером!
Катерина Петровна слукавила, она, если б её вдруг взяли и спасли так теперь же, тоже не дала бы никаких гарантий на то, что у неё не закружилась таки голова, да и вообще… Но, этих мыслей она разумеется никому не скажет, упаси бог!
-Ну, Светулёк, оденем жёлтенькое, да?
-Угу- шмыгнув носом согласилась дочка, и мировое соглашение было подписано. Ровно к десяти утра, дочь и папа Брусникины, уже сидели в кабинете следователя и давали показания, рассказывая каждый своё, от и до. Хворостовский бегал где-то с поручениями, а протоколировал всё, второй помощник, становой пристав Ефимов, Игорь Сергеевич. Бусов вначале выслушал Светлану, и одновременно, ненароком как бы, чтоб это не бросалось в глаза, любовался красивой девушкой, которая сидя в хорошем плаще на меху, скоро его слегка распахнула (было несколько жарковато) и теперь ярко демонстрировала своё красивое жёлтое платьице с вырезом на груди. Ох уж эти вырезы! Иван Силович то вставал, и отходил к окну задавая по ходу вопросы, но уже видел как девушка волнуется, робеет от чего-то, и сбивается.
А сбиться было от чего! Едва Светлана вслед за папой вошла в кабинет, и сев на стул глянула через стол на господина следователя, как все её планы «по разведке боем, окружению и пленению», да тому подобное, короче вся сложно выстроенная стратегия, рухнула как старый сарай! Предательски запылали щёки, руки сами затеребили сумочку-мешочек, где традиционно лежали девичьи сокровища ( конфеты, платочки и тд) а глаза она просто вообще не знала куда девать. В общем поняла бедная сарматочка наша Светочка, что пропала похоже окончательно, даже жарко стало, распахнулась и попросила водички. Бусов торопливо извинился, и налив полный стакан из графина, галантно подал ей.
-Пожалуйста, не волнуйтесь так!
Дрожа выпила, закончила показания, и попросилась обождать папу в приёмной, «А то тут очень жарко».
-Да, разумеется идите Светлана Дмитриевна, батюшка ваш долее четверти часа не задержится! - пообещал Бусов, и Светлана выпорхнула в приёмную, где и впрямь было прохладнее. Ну? И где твои барышня Брусникина прорывы-окружения? И чтобы сказала на это кавалер-девица Дурова? «Вот хороша б я была, коли в бальном платье сюда бы припёрлась? Сидела б дура-дурой!» самокритически подумала Светлана, ожидая батюшку. Эх и жизнь тут! Вон дежурный за столиком то ли допрашивает, то ли успокаивает женщину средних лет, из мещан видимо. Вон городовой с руганью кого-то в клетку затолкал-запер, вон…
-Светлана, едем домой!- раздался голос папы, от чего она слегка вздрогнула- Иван Силыч положительно меня уверил что негодяи получат по заслугам!
Брусникины не обманулись в своих ожиданиях. Дело было ясное, полицмейстер на радостях даже посулился отписать в губернию благодарность, на что сыщик искренне его поблагодарил за такое расположение. Всё завершилось в несколько дней. Преступники валили всё друг на друга, а Крысяев-старший на очной ставке с отпрыском, злобно обозвал того «Щенком поганым, родителя погубившим», и проклянув, плюнул в физиономию. Похитители пробовали было жаловаться, что «в камерах сидельцы их обижают-гнобят, и даже всячески гнусно унижают». На это, следователь каменным голосом ответил, что тут собственно не отель, и не общество натуралистов, бабочек никто не коллекционирует, и посоветовал обживатся, и «друзей завесть», мол пригодятся. Короче говоря, отец и сын Крысяевы, получили по восемь лет Арестантских рот Гражданского ведомства, учреждённых как раз в 1827 году, и теперь им предстояло во славу Отечества, потрудится на его многочисленных стройках. Двое сообщников-дружек «жениха», заработали этих рот по пять лет, а поп, согласившийся за 25-ть рублей совершить принудительный обряд венчания, сел на три года в монастырскую тюрьму, куда сажали за преступления церковного характера. Но разговоры на эту тему, не утихали ещё недели две, и во многих салонах, в кругах прекрасных дам, можно было услышать следующее.
-Они схватились, у неё на глазах!!! Господин Бусов, со сверкающей шпагой в руке – начала было одна дама, восторженно-срывающимся голосом, но её тут же, скептически перебила другая.
-Кто со шпагой?! Это Альберт дёргался как непристойно сказать что со своей шпажонкой! А Иван Силыч, он саблей своей ка-ак вжикнет, так пол плеча Крысяеву отхватил! А потом бросился к Светлане, сбросил с неё цепи, и та с криком «Я ваша навсегда!» упала ему прямо в объятия!
-Ну какие цепи? Какие объятия? – возмутилась третья- Чего вы право весь вздор собираете?
-Не вздор!
-Нет вздор! Вас ведь там не было, чего же зря говорить? А сама Светочка Брусникина, иначе всё рассказывала!
В общем стараниями прекрасного пола, плёвое дело «Жениха», приобрело масштабы крепостного сражения с пистолетной пальбой и даже жертвами. За это время пока шумела общественная буря, Бусов дважды был с визитом в доме Брусникиных, где теперь считался желанным гостем. В первый раз прибыл сам, справиться как дела, и Светланы не застал, ( горе в комнате на верху было страшным!) а в другой раз уже по приглашению, пробыл часа два, хорошо откушал, побеседовал с папенькой и маменькой, с Олегом тоже хорошо сошёлся, а с сидевшей как на иголках Светланой, перекинулся едва ли дюжиной фраз, да с тем и уехал. «Служба-с!» Светочка обиделась на всех: на родных что почти целиком перетянули Бусова на свои персоны, и на самого сыщика, на то что мало, или даже совсем не уделил ей достаточного внимания! Для кого она собственно наряжалась-то? Правда дулась она недолго, всего часа два, а потом просто решила немножко обождать, и что-нибудь к этому времени придумать!
Новое дело, гораздо сложнее и серьёзнее «жениховского», нашло Ивана Бусова в середине апреля, но обо всём по порядку.


Х Х Х

Бусов сидел у себя в кабинете, и изучал статистику происшествий за прошедший год, предоставленную ему по его просьбе, полицмейстером Горыниным. Как и предполагал Иван Силович, в тихом омуте водилось много чертей!
По уезду и по самому городу, за 12 календарных месяцев, случилось смертей неестественных-61 (умерших стариков и младенцев не считали) из которых утопленников мужеского полу-12, ( из них дворян -трое, крестьян помещичьих -5 душ, мещан-4 человека). Утопленниц-9-ть душ, ( из них дворянки-две, три купеческие дочери, и 4 крестьянки, все молодые, от 15 до 22х лет) прочие 40 человек( 19 дворян разных возрастов и от разных причин: 6-упали с лошадей и разбились, 4- застрелились, 3-просто умерли, вскрытие ничего не показало. Двое отравились сами, двое-застрелились, причём один в ночь его, Бусова приезда, и двое- повесились. Криминальными было признанно лишь 16 случаев.
-Н-да, весело Игорь Сергеевич вы тут живёте!- заметил он Ефимову, работавшему с протоколами по своей части.
-Да, вы правы Иван Силыч, в целом по уезду и немного вроде, а неприятно, поди там узнай, сами они давятся-топятся, или им помогают? Кому там особо надо, копаться в этом?- разочарованно посетовал Ефимов отрываясь от работы.
-Да хотя бы мне!- ответил Бусов глядя на помощника. Ефимов слегка оторопел.
-Вы, вы все эти дела намерены что ли поднять?!
-Нет, зачем? Это так, для ознакомления попросил для общего, чтоб в ситуацию вникнуть. Своего рода в поиск сходил, вам не приходилось на военной службе?
-Отчего же нет?- усмехнулся Ефимов- Приходилось, я в уланах служил!
-В уланах? Коллеги, я в драгунах шесть лет.. Ладно, воспоминания по боку, сами-то как думаете, сколько из этих 61-й смерти, убийства были?
-Думаю не меньше половины, но от моих дум что измениться-то? В своей части, я хозяин, веду следствие как мне надо, а дальше, пусть другие работают!
-Да, вы правы Игорь Сергеевич, но с сего же дня, все подозрительные смерти, мне на стол! Приказ ясен?
-Так точно-с!
-Вот и ладненько, да, а где Хворостовский-то есть?- спохватился Бусов- Где-то в глазах исчез как дым, и нету.
-Да вроде тут был, хотя погодите, он вроде собирался в какую-то лавку заглянуть, книжную что ли?- силясь вспомнить, предположил Ефимов.
-Ладно, придёт, спросим!- отмахнулся Бусов, и встав с места, подошёл к окну. В сердце что-то играло, какое-то предчувствие нарастало там, и просыпалось. В дверь торопливо постучали.
-Войдите!-разрешил следователь, и обернулся. На пороге стоял околоточный Лебеденко, Николай Трофимович, один из четверых отобранных в группу полицейских, имеющий в копилке одно раскрытое убийство.
-Проходи Николай, чего у тебя там, серьёзное что?
-Осмелюсь доложить Иван Силыч- начал по стойке «смирно» околоточный, но начальник махнув рукой «вольно», остановился напротив- так вот, у меня в околотке, происшествие утром случилось, аптекаря нашего, Булыгина Ерофея ограбили.
-Что, квартиру обчистили?- спросил Иван Силович
-Да нет, саму аптеку, что и странно!- пояснил Лебеденко.
-А в чём странность-то?
-Да он, аптекарь наш, аккуратен как немец, выручку дневную всегда с собой берёт, за день вроде немного, ежели и ограбят по дороге, не велика беда. Другие вон кто по глупее, те дней по пять держат, а потом де с барышом домой идут, ну и попадают на наше знаменитое «Дядь, дай табачку»- усмехнулся Николай- а этот нет, не такой. И казалось бы, чего красть там? Спирт? Цел!
-И что взяли-то? Пилюли от беременности?-улыбнулся Бусов, снова садясь за стол.
-Да нет-с, не пилюли!- хмуро заметил околоточный, и достал из кармана лист бумаги- Вот я тут карандашом список препаратов набросал-он положил лист на стол начальству- я немного понимаю в этом, в юности фармацевтом хотел быть, потом не срослось, но знания остались, и вот что я думаю Иван Силыч…
-Ты садись Николай Трофимыч, не стой!- не отрывая глаз от списка разрешил Бусов. И Лебеденко с удовольствием сел на стул возле стола.
-Яды -тихо сказал Иван поднимая взор на подчинённого- яды господин Лебеденко, из этих препаратов изготовлять можно, и причём яды опасные, от мгновенного действия, до замедленных. Через неделю-две помрёт человек, и практически не определить будет что не сам помер, так? (околоточный кивнул "да")
- Я ведь тоже, в некотором роде, фармацевт!- слегка улыбнулся сыщик, и сказал околоточному- а вы Николай Трофимыч молодец, сообразили, не ошибся я в вас похоже!
-Стараемся, службу знаем!-довольно улыбнулся околоточный.
-Едем!-Иван быстро встал. Ефимов и Лебеденко тоже вскочили, но Бусов сказал помощнику чтоб оставался тут, а придёт Хворостовский, и он пусть ждёт, они же с Лебеденко к аптекарю.
-Слушаюсь!- кивнул Ефимов.
Бусов оделся, и вдвоём с Лебеденко вышел.
-Пролётку к подъезду, по коням!
Аптека Булыгина с соответствующей вывеской находилась по улице Глинной №61, ютясь посреди одноэтажных домов, и трёх- четырёх этажных «гигантов», из жёлтого и красного кирпича. У входа стояли двое городовых, и никого не пускали. Увидав высокое начальство, оба вытянулись, и козырнули приветствуя.
-Здорово братцы!-ответил Бусов, и спросил дома ли хозяин.
-Так точно-с!-ответил старший унтер- дома-с! В смысле на месте, в аптеке-с!
-Благодарю, идёмте Лебеденко!
Аптека, имела две парадные двери, внешнюю, ведущую в небольшую приёмную, где иногда заказчики ждали приготовленных лекарств, и внутреннюю, основную, ведущую непосредственно в саму аптеку. Внешний замок был обычный, открыли легко те кто влез, а вот внутренний… Хозяин, 51-летний, лысоватый худощавый господин, с небольшими очками на носу, и маленькой бородкой, суетился тут же. Иван снял шапку, присел у двери, и стал внимательно изучать замок, который был весьма странно открыт.
-Замок хороший, немецкий, два месяца как врезал, и на тебе!-сокрушённо заметил Булыгин.
-Свечу подайте!-приказал Бусов, аптекарь тут же подскочил с подсвечником, Иван поднеся свечу вплотную, несколько минут вглядывался в неумело вскрытый внутренний замок.
-Как интересно-то!-изрёк он когда встал и передал свечу хозяину, а затем спросил у околоточного- Вы показания у…
-Ерофей Палыч!- деловито представился хозяин.
-Ерофей Палыча записали?
-Так точно-с, сразу!
-Ефимову по прибытию передадите, пусть запротоколирует, ну а мы с вами- Бусов вновь оборотился к хозяину- давайте ещё раз побеседуем. Вы в котором часу открываетесь?
-В восемь-с!
-Так, а чёрный ход имеется?
-Точно так-с, но там всё чисто!
-А пройдёмте глянем всё же!
Прошли, глянули, нет, и впрямь замок цел. Всё хорошо, вернулись, и Бусов продолжил опрос.
-У вас от основной двери запасной ключ есть?
-Имеется, как не быть-с! Дома-с!
-А от этой, при вас?
-Да, вот- аптекарь извлёк из карманов средних размеров зубчатый, бронзовый ключ.
-Никому его не давали?
-Нет-с, никому-с!
-Придётся мне дать, заберу на экспертизу!
Хозяин с грустью отдал ключ, но этим его потери на сегодня не ограничились. Бусов спросил нет ли у него второго такого же замка?
-Нет-с. Один вот был, теперь не знаю как и быть!
-А быть вам вот как уважаемый Ерофей Палыч, вскрытый замок я у вас тоже изыму на экспертизу, а вам надлежит послать за слесарем, да повесить покуда амбарный!
-Как это изымите?- не понял хозяин.
-А просто очень!- ответил сыщик, вытащил-вытянул из внутреннего кармана что-то вроде складного ножа, только вместо лезвий там были всякие пилочки-напильники, шильца да отвёртки.
-Лебеденко, посвети!-попросил Иван Силович, и в пять минут, аккуратно, вывинтил замок, и осторожно извлёк из двери- Тряпицу какую-нибудь дайте, хоть рогожи кусок!- приказал он. Аптекарь тут же исполнил, и принёс. Иван бережно завернул улику, и снова спросил у потерпевшего, что дескать, пропали лишь те препараты что были на витрине, в склад не залезли?
-Нет, в кладовой всё в порядке!
-Пройдёмте всё же глянем!
Глянули, и правда, там тоже всё пристойно. Значит воры шуровали только внутри самой аптеки? Ясно.
-Ну-с господин Булыгин, на сегодня пока всё, будете нужны, вызову. Из города до конца следствия не выезжать, всё ясно?
-Так точно-с!- вздохнул аптекарь, и пошёл проводить гостей к выходу.
-Напрасно вы Иван Силыч опять у него всё спрашивали и смотрели!-заметил Лебеденко, когда они ехали обратно в Управу- Я уж тоже самое у него с утра спросил, и чёрный ход, и кладовую проверил. Всё там чисто! Я записал!
-Да вы молодец, Николай Трофимыч- искренне похвалил Бусов подчинённого- только всегда и всюду, сыщик всё и вся, должен проверить сам, тогда и пенять не на кого будет в случае ошибки!
-Ясно!- сказал Лебеденко.
В кабинете, Ивана ждал уже Хворостовский, бегавший как выяснилось за карандашами для письма в дороге, и вообще, свои-то уже заканчиваются.
-Молодец!-похвалил Иван Силыч, и напомнил Лебеденко чтоб тот передал показания аптекаря Ефимову. «Ах да!» спохватился околоточный. И достав из внутреннего кармана сложенный в четверо лист, положил перед вторым помощником.
-Вот, извольте-с!
Ефимов взял лист, и развернув стал изучать.
-Вы свободны Лебеденко!- сказал Бусов, и околоточный ушёл. Иван выложил рогожный свёрток на стол, и положил рядом аптекарский ключ.
-Улики?- коротко спросил Хворостовский.
-Они самые!- кивнул сыщик садясь за стол. Затем он извлёк из ящика сводку о годовых присшествиях со смертями, и передал денщику чтоб тот ознакомился ради интереса. Пока Хворостовский читал, Бусов стал размышлять о странной во всех отношениях краже в аптеке. «Яды изготовлять кто-то собрался, значит либо тут ждать внезапных смертей, либо на продажу могут изготовить. Хотя это мало вероятно, но не исключено. От человеческой породы можно всякое ожидать. А господин аптекарь расстроен, боится. Ладно, толкач муку покажет!»
-Игорь Сергеич!- позвал Бусов- Ефимов поднял голову от протоколов- Вы мне к завтрашнему утру, все данные на этого аптекаря, где родился, крестился, учился. Нет ли за ним чего, словом всё что полагается, ну вам объяснять не нужно как это делается?
-Будет сделано Иван Силыч, вот запротоколирую, и прямо сейчас займусь!- пообещал становой пристав.
- Да- спохватился Бусов- найдите Лебеденко, и скажите ему, пусть летит по городу и проверит все аптеки, не было ли покушений на взлом, или чего странного, их ведь у нас в городе восемь если я правильно узнал?
-Точно так-с, восемь!- кивнул Ефимов.
-И пусть тоже поторопится, завтра с утра ваши с ним данные мне на стол господа! Хоть ночь не спите, а исполните, чует моё сердце, дело худо будет!- хмуро заметил сыщик разглядывая ключ взяв его за ушко.
-Вы полагаете будет убийство?-неуверенно спросил помощник номер два.
-И боюсь не одно Игорь Сергеевич, не одно!- предположил сыщик.
-Гм… изрядно однако!- подал голос Хворостовский прочитав статистику.
-А я тебе говорил что поработать придётся, и дела тут будут те ещё!- напомнил следователь, и положил ключ на стол. Затем поразмыслив ещё о чём-то, вдруг встал, и принялся одеваться.
-Собирайся, домой едем!- кивнул он Хворостовскому, и сказав Ефимову что сегодня его ни для кого нету, и подхватив улики со стола, вышел вместе с денщиком.
Полицейскую пролётку гонять без толку не стали, поймали извозчика, и домчались на нём. Кухарка и горничная увидев барина обрадовались, ибо так рано господин Бусов дома редко оказывались, а сегодня поспели почти к обеду, и двух часов не прошло как сварили-то! Иван Силович хотел было по обыкновению отделаться чаем, но Катерина с таким сердобольным видом спросила «Не изволите ли откушать, Иван Силыч?» что сыщик махнул рукой и сдался.
-Изволю, подавайте, сейчас будем!
Переодевшись в домашний сюртук и брюки, он отложил свёрток с уликами на рабочий стол, и спросил у Хворостовского, какие о нём, следователе, по городу слухи да сплетни ходят?
-Ну давай-давай, выкладывай, я уже по физиономии твоей вижу, что принёс куль овса с улиц, ну?
-Да это, как вам сказать-то? – неопределённо начал Хворостовский- вздора всякого много, особенно мамзели с дамами стараются, однако и кое-что истинное раскопали-с!
-Ну и что они там раскопали-с?-ухмыльнулся Бусов откидываясь в кресло.
-Да историю вашу, с Зоей Александровной- чуть смутясь проговорил денщик.
-В самом деле?- равнодушно переспросил сыщик, и поинтересовался, уж не от своей ли любовницы, «господин» Хворостовский это слышал? Оказалось что да, от любовницы.
-Ну и бес с ними!- отмахнулся сыщик- Всё одно бы всплыло, шила в мешке не утаишь!
История и впрямь была громкая, и случилась на последнем году его службы в Н-ской губернии, когда он успешно вёл дело о крупном хищении из губернской казны, и многие важные персоны были в подозрении, а иные даже арестованы. Параллельно с этим, Бусов собирался венчаться с вышеупомянутой особой, Зоей Александровной Клемёновой, 23-х летней дворянке, с которой он уже год имел самые тесные отношения. И вдруг, как в пошлом водевиле, за неделю до венчания, девица Клемёнова, сбегает с артиллерийским офицером, прихватив своё приданое, 10 тысяч рублей. Бусов слегка сорвался. На неделю ушёл в запой на собственной квартире, под присмотром верного денщика, дело тут же передали другому следователю, и пошло-поехало. Правда деньги, волшебным образом всё же нашлись, а Иван придя в себя, предстал перед очи своего самого высокого начальства, и после непродолжительной беседы, попросил себе перевода на родину, то бишь сюда, в Ладовский уезд. Начальство учитывая былые заслуги офицера и пикантность ситуации, пошло навстречу, и наделив сыщика на всякий случай особыми полномочиями, дало добро, и вот он теперь тут, сидит и слушает всё это от Хворостовского.
-Бес с ними!- повторил Иван, и добавил что это даже хорошо что всё тогда сорвалось, а то был бы он теперь дураком набитым, да ещё и рогатым. А так повод дал здешним дурочкам салонным языки почесать, а то скучно им тут поди без сердечных драм. В дверь робко постучали.
-Да Катя, входи!- улыбнулся сыщик.
Горничная вошла, глянула на барина, покраснела, и тихо сообщила что обед готов, и можно идти.
-Ступай голубушка, мы следом будем!- снисходительно ответил сыщик, и девушка торопливо ушла.
-Это она тебя Хворостовский так испугалась!-хмыкнув заметил Иван поднимаясь с кресла.
-Не барин, это она в вас втрескалась!-съязвил денщик, пропуская по обыкновению начальника вперёд.
-Вздор!- отрезал Бусов выходя из комнаты- Блажь у девицы, засиделась в невестах, вот и дурит. Ладно, ты у меня тут не балуй, а то на Тихоновне женю!
-Лучше расстрел!
-Подумаем!-кивнул барин, закрывая за собой дверь.
Обед был простым, но сытным. Ещё почти сразу господин следователь распорядились чтоб женщины не обременяли себя излишними хлопотами по поводу изысканности блюд. Простая русская еда, щи-борщи, каши, картошка, рыба-мясо, и пожалуй довольно с него, а с «господина» Хворостовского, и подавно сойдёт, не велика мол птица. Пока квартиранты трапезничали, на кухне произошёл небольшой диалог.
-Ну вот- довольно начала Катерина- в кои-то веки дома нормально обедает, а то чем жив человек, и непонятно!
-А что это Катюша, ты так беспокоисси о барине-то?-с намёком в голосе, переспросила Татьяна Тихоновна.
-Ну как, он же доложен нормально кушать, а то так ведь и заболеть можно…-выдавила из себя Катерина, хлопая глазами.
-Да ты девка уж не влюбилась ли в барина-то, а?- язвительно поддела кухарка.
-Что?! Да вы что, тёть Тань?! Да не так всё! – страшно испуганно заговорила Катерина-Глупости вы говорите какие-то!!! Вот.. я... я к себе пойду, а, а наливочку сами им подадите!- и торопливо ушла.
-Иди-иди, подам уж сама, а то ты чего доброго, графин от чувств об пол грохнешь, то-то будет грому!
Отобедав, Иван приказал денщику оставить его, и не мешать, а сам сев за стол, принялся за тщательное изучение улик: аптекарского ключа, и замка. Снял сюртук, оставшись в рубашке и жилете, закатал у этой самой рубашке рукава, расстегнул ворот, зажёг для удобства масляную зелёную лампу. Затем расстелив на столе кусок серой от времени, и в масляных пятнах холстины размером с женскую косынку, и положив рогожный свёрток, принялся священнодействовать. Вначале внимательнейшим образом разглядел со всех сторон ключ, изучая его через большую лупу, осторожно поскрёбывая тоненьким лезвием зубчики и даже понюхал.
- Так-с, значит, слепок с тебя не делали – сыщик отложил ключ в сторону, и, распеленав замок, осторожно положил его на холстину, рогожу сбросил на пол. За свою четырнадцатилетнюю карьеру сыщика, он изучал и исследовал десятки, если не всю сотню самых различных замков и замочков, знакома ему была и эта система. Хороший немецкий замок, добротный, не из самых, конечно, лучших, но и не из той дешёвой дряни, что ногтем большого пальца открыть можно.
- Ну, приступим помолясь! – проговорил сыщик, и достал из ящика стола большой металлический пенал с различными хитроумными инструментами. Иван колдовал над замком с полчаса. Крутил-поворачивал, пытался вставить ключ, затем неторопливо разобрал его по винтику, рассматривая через лупу нужные детальки,а после в том же порядке и собрал. Иван даже вспотел слегка. Позвонил в колокольчик, и попросил явившегося Митьку принести чаю, да покрепче. Денщик исчез, а через пять или более минут, робко постучавшись, вошла Катя с небольшим подносом с чайной церемонией. Бусов жестом указал на угол стола «Сюда, мол, поставь и ступай, вишь, делом занят!». Девушка аккуратно поставила, но по её лицу было видно, что ей страшно любопытно, чем это таким жутко интересным, тут барин занят!
- Катя, ступай уже! – повторил просьбу барин и, смущённо извинившись, девушка вышла. Бусов навёл чаю и, прихлёбывая, стал думать. «Н-да, хитёр татарин казанский, да хитрее его астраханский» усмехнулся про себя сыщик. То, что он заподозрил утром, подтвердилось теперь, по изучении замка! Бусов допил чай, и быстро всё записал на большой лист как положено, чтобы потом подшить к делу. Ну, с этим всё ясно, а завтра, когда Ефимов с Лебеденко свои опусы предоставят, будет еще яснее…
Так, надо еще чайку жахнуть. Бусов навёл покрепче, бросил два кусочка сахара, размешал и, выйдя из-за стола, просто сел в кресло и стал думать, так, ни о чём. О деле, конечно думалось, но пока вскользь, до завтра всё одно ничего не надумается, а теперь… Сходить что ли, прогуляться? Или визит к кому-нибудь сделать? И к кому? В салоны, дурочек байками веселить? Нет, увольте. И так этого не избежать по службе, а не сходить ли, к Брусникиным? А что, Дмитрий Михайлович и Катерина Петровна всегда рады, да и не только они… Незаметно для себя, сыщик вдруг понял, что мысли его ехали-ехали, да и съехали на юную барышню Брусникину.
Чудесная девушка! Красивая, добрая (это сразу чувствуется!), неглупа, и до забавного застенчива и необычна! Из таких получаются самые верные подруги жизни любого мужчины – жёны! Вопрос только в том, будет ли мужчина достоин такой жены, или нет? А то, «родительской волей» выдадут такой цветочек за какого-нибудь Альберта, и пропала девушка во всех смыслах. И тут, при мысли об Альберте, у Ивана вдруг проснулось, давно уже впавшее в зимнюю спячку, желание рубануть… Да, одним махом, от плеча до задницы! Посмел падаль, руки свои поганые к девушке протянуть. Так, стоп! А чего это вы, господин Коллежский советник, развоевались-то так? Ну-ка, стоять смирно драгун, что это ещё за фокус? У Вас дело очень серьезное намечается, а вы о барышнях размечтались! Гм, она ж вам почти в дочери годится, хотя, по нашим временам, это еще и не такая уж большая разница в возрасте. Бывают такие пары – статуя в обморок рухнет. Тридцать, сорок, пятьдесят лет разницы, ужас! Он не раз видел такие «пары» и в Москве, и в Н-ской губернии. Как говорится, глянешь, да и завянешь! Так, а под каким предлогом ты теперь к Брусникиным- то придёшь? Хоть и звали в любое время, но ведь это только так говорится, предлог нужен, а у тебя дело… Стоп! Да по делу и зайду, аптекарь-то, он любому может быть известен, отчего же Дмитрий Михайлович с супругой и племянником могут чего-то не знать? Пусть хоть чуть,но наверняка знают. Хоть час какой с людьми посидеть, побеседовать. Да, решено! Иван встал с кресла, подошёл к платяному шкафу, и не торопясь, переоделся в добротный тёмно-синий сюртук, и такие же брюки.
- И на службу завтра, пожалуй, так пойду, пусть мундир отдохнёт! – усмехнулся Бусов, и по привычке уже, рассовал по внутренним карманам то, что не раз уж спасало ему жизнь в карьере полицейского. И вообще, карманы старого драгуна, где бы он ни был, никогда не пустовали. Это было правило, даже закон. И ещё трость, хорошая, увесистая, медного цвета с бронзовым яблоком на конце и витой кольцами рукоятью. Ну а внутри, как водится, клинок, да не коротенький, а во всю длину, прочный, обоюдоострый, руку при случае враз отхватит, да и голову, если ударить умеючи, а он умеет.
Одевшись, вышел, и предупредил попавшегося навстречу Хворостовского, что уходит по делу, «свидетелей опросить, открылись новые обстоятельства».
- А, это надо, согласился денщик – когда вас ожидать-то?
- Это уж как выйдет, ты-то дома, иль нет?
- Да хотел тут отлучиться, на часок-другой…
-Ну, отлучись – разрешил сыщик и вышел. Крикнув дежурному извозчику «Подавай!», Иван запрыгнул в бричку, и, коротко бросив «Купеческая, 44!», велел поспешать.

Х Х Х



Визит сыщика явился приятной неожиданность для хозяев. Правда внизу, в гостиной были только родители, а племянник и дочь отсиживались за делами в своих комнатах.
- Вечер добрый, Иван Силыч – улыбнулась хозяйка, протягивая руку для поцелуя, который тут же и получила.
- Я, собственно говоря, к вам по делу – начал Иван Силович, проходя к столику, где уже дымились чайные приборы.
- Не угодно ли с нами чайку? – участливо спросил папенька и получив согласие, усадил гостя прямо напротив себя.
Между тем, в комнате Светланы творилось магическое действо, она гадал на картах. Гадала на него, на Ивана Силовича, чтобы узнать, где он сейчас может быть и как ей начать искать к нему подходы. Надежда на то, что он сам начнёт эти подходы выискивать, практически не было, у него только одна война небось на уме! Но с картами в этот вечер творилось что-то неладное, они или помешались, или изолгались вконец, несли какой-то бред, который и она сама понять не могла, а под конец совсем обалдели, выдали такое! Будто бы Иван Силович, сейчас где-то тут, где-то здесь.
- Где здесь? – гневно спросила она разложенную колоду - Под кроватью моей сидит, или в шкафу, за платьями?! Вот вам! – обиделась девушка и смешала колоду. Внезапно в дверь тихо постучали. Братец Олег, это его стук.
- Заходи – хмуро бросила барышня, поворачиваясь к двери. Зашел с книгой, взгляд хитрый, глаза озорные. Сейчас опять ёрничать начнёт, ну и пусть, с ним все же веселее, чем с картами, вруны!
- Светлячок, а чего я тебе принёс-то! – показывая книгу, таинственно произнёс братец, подходя и садясь рядом – Во, редкое весьма издание «Древние предания русских людей», с трудом достал!
– Ух ты! – расцвела сразу девушка и, как-то по-кошачьи цапнув книжку, принялась листать – Прелесть, Олежек! На ночь читать самое то, чтобы потом приснились – пояснила сестрица и, навострив ушко, мимоходом поинтересовалась, что там за гул внизу?
- Да, там к твоим родителям гости пришли – отмахнулся Олег – по делу…
- Угу – кивнула Светлана, переворачивая страницу с картинками – кто там пришёл? Дядюшка, или соседка к маменьке припёрлась?
- Да нет, этот следователь, который тебя от Альберта спас… Све… Света, ты чего это? – ошарашенно переспросил брат, увидев, что сестренка при последних словах замерла как каменная, рот разинула, и только ресничками своими чёрными хлоп! Хлоп! Хлоп!
-Света, ау!-позвал Олег.
-Что?- тоненько пискнув, ответила вдруг Светлана- Что ты сейчас сказал?
-Я говорю следователь тот, Иван Силыч, внизу уже полчаса с лишком сидит, родителей твоих всё про какого-то аптекаря пытает, заболел может?-участливо закончил брат. Светлана просто не знала что говорить, и что делать! Нет, это уже ни в какие ворота не лезет! Вот тебе и карты, вот тебе и «здесь где-то!» вот она дура-то прости господи! А эти? Тоже хороши, не позвать её, когда Он здесь!
-А почему меня никто не позвал, а?- обиженно и гневно одновременно, воскликнула барышня вскакивая со стула- Ты вот почему не сказал сразу как он пришёл? Олег!!
-А надо было разве?-искренне удивился брат, и тоже встал, и на всякий случай посторонился, гнев очаровательного ребёнка мог быть страшен- Он же не к тебе, а к родителям твоим пришёл!
Светлане, захотелось в этот момент этой книжкой, как дать братцу прямо по башке, чтоб страницы по всей комнате разлетелись. Но книжки было жаль.
-Ну Олежек, этого, я тебе никогда не прощу!-бросая книгу на постель страдальщецки воскликнула Светочка, и опрометью выскочила из комнаты.
-Во! А я-то при чём?- ошалел брат, но тут же чего-то сообразив, недвусмысленно протянул.
-А-а-а, вон оно что! Ну тогда всё понятно, так бы и говорила!
Иван Силович выяснил не много. Да, аптекаря знают, бывали у него как и у других, но особых дел не имели, и весьма удивлены кражей. Чтоб затянуть разговор, Бусов ставил фразы так, чтоб выходило хоть и длинно, но понятно. В общем протянул до предела. И поняв что больше растягивать нечего ( про Светлану Дмитриевну нарочно не спросил, мало ли как воспримут?)и сказав что ему уже пора уходить, приподнялся, и тут с верху, торопливо но стараясь этого не показывать, спустилась Светлана с лицом таким растерянным, что дальше некуда.
-Здравствуйте Иван Силыч… а вы… что… уже уходите от нас…да?- пролепетала девушка, с трудом сдерживаясь чтоб не расплакаться.
-Да Светлана Дмитриевна, мне пора, к сожалению служба-с! И сейчас, и завтра!- слегка разочарованно ответил Бусов, глядя на барышню простым взглядом. «Красивая всё же девушка, загляденье, эх где вы мои годы молодые?»- подумалось ему.
-Как жалко.. а я вот зачиталась там... и вот... всё пропустила- не зная что ещё сказать пролепетала барышня, уже грустно глядя на гостя.
-Да не было ничего интересного, я по службе заходил!- чтоб сгладить разочарование, пояснил сыщик, и направился к выходу.
-Я провожу!-воскликнула барышня бросаясь следом.
-Извольте, буду рад!- улыбнулся Бусов, чуть приостановившись- проводите.
В прихожей он надел шинель, шапку, взял трость, поцеловал барышне ручку ( от чего у той сердце застучало как молоточек) и ответив на вопрос «А вы ещё у нас будете?» утвердительно, вежливо раскланялся. Светлана проходя мимо родителей в свою комнату, наградила их таким взглядом, что оба смутившись поняли, что сделали что–то не так как следовало бы…
Утром в Управе, когда Бусов появился не в мундире и при сабле, а в сюртуке и при трости, некоторые слегка удивились, но вопросов задавать не стали. Доклады Лебеденко и Ефимова уже лежали на столе. В первом ничего интересного не было, никакие аптеки более не грабили, а вот во втором, что составил становой пристав, было что почитать и над чем поразмыслить. Аптекарь жил в Ладове уже 15 лет, то бишь осел тут с семьёй сразу после Отечественной войны, а до того, жил в Виленской губернии, но спасаясь от нашествия «двунадесяти языков» бежал с семейством сюда, да и осел. Православный, но в храме бывает редко, дел в аптеке много. Знаком как и большинство медицинских служащих, со многими именитыми людьми города, так. Часто выезжает за товаром сам, за него остаются либо жена либо сын. Поведения обычного, не скандального, хотя по его профессии были случаи спора и даже ругани с парой клиентов (а у кого их не было?) Вредных привычек нет, не игрок, пьёт мало, на сторону от жены не бегает ( ну прямо пример да и только!) Так, вроде и немного, но есть с чем поработать. Но, начнём с другого бока.
- Хворостовский!- негромко позвал он, и достав из стола аптекарский замок, показал подошедшему денщику- помнишь такие замки, знакомы?
-Разумеется, - деловито кивнул Димитрий- немецкий. Неплохой довольно, а что?
-А вот что братец, лети-ка ты теперь по городу, да по шуруй по купеческим лавкам, где всякое такое продаётся, и просто узнай, где и сколько, а попадётся, так и купи, денег я дам, задача ясна?
-Так точно, разрешите исполнять?- вытянулся Хворостовский.
-Шуруй!- ответил Бусов протягивая деньги- И чтоб к вечеру был результат!
-Будет!- заверил денщик, одеваясь на ходу, а Иван меж тем позвал дежурного, и приказал доставить к себе аптекаря Булыгина, делая упор на то, что рук господину аптекарю не крутить, а именно проводить с надлежащим почтением.
-Будет исполнено!-вытянулся унтер, и пока он не ушёл, Бусов добавил чтоб нашли ему Лебеденко. Когда они ушли, следователь убрал замок обратно в стол, и обратился к Ефимову, который параллельно работал с одним незначительным делом по своей части.
-Игорь Сергеич, а много у нас в городе, состоятельных людей?
-Да много таких, город-то торговый, купцы, промышленники, лесом торгуют, песком, прочим всем. Из дворян тоже много кто богат, миллионщиков правда нет, - улыбнулся пристав- но таких чтоб по нескольку сот тысяч капиталу держали в заначках, имеется. Да и среди мещан есть два- три десятка не бедных, городок богатый!
-А среди помещиков?
-С этими по хуже. После событий на Сенатской, многих уличили в причастности к тайным обществам, и похватали. Имения разумеется в казну, ну а среди непричастных, большинство уж не по одному разу имения закладывали. Да проигрывают в карты, да и просто разоряются от бесхозяйственности, а мужики бегут, кто в город, а кто и в разбойники. А нам потом лови!
-Ну хоть пять-то человек состоятельных бар в уезде имеется?- переспросил Бусов, перебирая в ладони игральные кости, чем привлёк любопытство Ефимова.
-Да с дюжину наберётся ещё, тех у кого до сотни душ имеется.. а, извините, Иван Силыч, вы что это, в кости играете?- не утерпел-таки второй помощник.
-Да нет- улыбнулся следователь, и легонько бросил,- «нечет» гм! Нет Игорь Сергеич. Это так, память о службе, что-то вроде талисмана. Хотя раньше поигрывал, особенно в полку. Так вы мне список этой дюжины «ротшильдов» напишите, да как отделаетесь, и представьте!
- Да через два часа и сделаю- уверенно пообещал Ефимов, наблюдая как начальник прячет кости в мешочек.
-Вот и славно!-кивнул Бусов, и в дверь постучали.
-Войдите!
Это наконец нашёлся Лебеденко.
-Вызывали, Иван Силыч?
-Да Николай Трофимыч, спасибо за сведения, пригодятся…
-Рады стараться!-вытянулся околоточный.
-Превосходно братец, я тебя тогда ещё раз на сегодня обрадую, ты многих клиентов аптекаря на память знаешь?
-Из постоянных которые?
-Именно.
-Да почитай всех, я сам пару раз обращался когда дочурка болела!
-Бесплатно небось лекарства-то брал?- усмехнулся следователь.
-Что вы, Иван Силыч, как можно-с? – искренне удивился околоточный- Мы со всем уважением, закон блюдём-с!
-Ну и добро, ты вот что братец, ступай сейчас к себе, и подробный реестрик этих постоянных составь мне с именами и адресами, да не торопись, не горит. Но не позже восьми вечера, сюда в Управу, приказ ясен?
-Так точно-с!
- Исполняй!
-Слушаюсь!
Едва Лебеденко исчез, привезли самого аптекаря. Господин Булыгин был слегка взволнован, что и понятно, визиты в полицию, не самое приятное, в жизни честного горожанина. Следователь спросил, уважительно ли с ним обращались по дороге, и получив утвердительный ответ, поинтересовался, хорошая ли память у пострадавшего, и не соизволит ли он, Ерофей Палыч, нынче к восьми вечера, предоставить список всех его постоянных клиентов, да и вообще кого вспомнит?
-Вы полагаете кто-то из них мог?- таинственным голосом спросил аптекарь, чуть подавшись вперёд.
-Следствие покажет- ответил Бусов, и получив от господина Булыгина заверение что не позже чем даже через три часа, список будет им предоставлен в Управу, отпустил того с миром. Попив с Ерофеевым чаю, Бусов собрался, и сказав что будет у доктора Музыкалова, быстрым шагом покинул кабинет.
-Да-а!- вздохнул Ефимов глядя на дверь- Этот похоже дело раскрутит, эвон как взялся-то!
Доктор Музыкалов, Аристарх Петрович, к которому спешил теперь Бусов, был дородным господином 52-х лет, с крепкими нервами и цепкими руками военного хирурга. Побывавши при армии во множестве кампаний, он после Отечественной войны, вернулся в родной город, где и трудился теперь главным врачом в одной из двух больниц города, причём ставшей его стараниями лучшей.
Аристарх Петрович был не просто врачом и лекарем, он являлся штатным сотрудником созданного ещё в 1803 году Медсовета при Меддепартаменте в органах МВД, и напрямую был обязан оказывать услуги по криминалистике, и других подозрительных случаях. Он проводил разного рода экспертизы, в том числе и вскрытия, что стало с недавнего времени вменяться в обязанности всем врачам, хотя и делалось это многими из них и раньше по собственному почину. С Иваном Силовичем они сошлись хоть и не сразу (сыщик навестил доктора спустя лишь две недели по прибытию) но довольно тесно, познания полковника Бусова в некоторых аспектах медицины, заинтриговали Музыкалова, и он всегда был рад сыщику, если сам не оказывался занят.
Следователь появился у доктора в тот момент, когда он сидя у себя в кабинете, отдыхал после недавно проведённой операции. Надобно сказать, что апартаменты Музыкалова примыкали напрямую к покойницкой, с выходом на улицу, что было очень удобно, и позволяло в случае необходимости попадать в кабинет и саму больницу напрямую, минуя парадное.
-Не помешал?- спросил Бусов проходя в помещение, на что Аристарх Петрович радостно заявил вставая с места.
-Ба! Иван Силыч! Проходите, рад душевно, у меня уже вон и самоварчик готов (доктор указал в угол, где на круглом столике, пыхтел небольшой, полуведерный самовар, точно такой же какой завёл себе в кабинете и сыщик). Я чай пить собрался, с пышками, проходите прямо к столу!
-Благодарю, за стол к вам всегда рад, лишь бы не на-стол!- улыбнулся следователь, пожимая руку доктору, который на это покачал головой.
-Ну и шуточки у вас!
-Да я вообще каверзный человек!- деловито заметил сыщик, вешая шинель и шапку на стену. Доктор Музыкалов быстренько всё организовал, и даже плетёную корзиночку с пышками, указуя на то что они хоть и остыли, но утренние, и стало быть свежие. На это Бусов махнув рукой, бывальщецки заметил, что не им старым солдатам, сетовать на остывшие пышки, и не такое де жрать на войне приходилось.
-У, а они вкусные, и чаёк не дурён!- отхлебнув, похвалил сыщик.
-Да, моя Авдотья-кухарка их хорошо печёт!- похвалил доктор, и попросил теперь переходить к делу, чтоб так сказать, совместить. Бусов коротко посвятил доктора в суть вопроса, и подав список украденного, поинтересовался мнением Музыкалова.
-Гм, интересно кому и зачем понадобились эти препараты?- спросил сам себя врач, кладя листок на стол.
-Яды Аристарх Петрович, яды изготовлять- грустно заметил следователь.
-Ну чтоб изготовить хороший яд, следует знать пропорции при смешивании, а коли всё в одну склянку слить да перемешать, то пардон за выражение, ничем кроме поноса это не кончится!- констатировал Музыкалов, наливая себе и гостю по второй чашке чая.
-Разумеется я это тоже знаю, меня интересует ваше мнение об этом аптекаре, Булыгине, вы же знакомы с ним?
Аристарх Петрович рассказал немногое, да, он знает Ерофей Палыча, но не близко, а так. Пересекались несколько раз по делу да на светских вечерах, вот собственно и всё. А как человека он его особо не изучал, аптекарь и аптекарь.. Семья? Нет. с семьёй совсем не знаком, хотя в лицо их знает.
-Аристарх Петрович, я тут изучал статистику разного рода смертей за год по уезду, и мне показалось много подозрительных случаев, вы сами, ничего такого не замечали?- спросил следователь. Доктор тяжко вздохнул, снял очки, протёр и надел снова.
-Отчего ж нет? Замечал, были случаи отравлений, но примитивно, крысиным ядом, или тому подобной дрянью, что даже при обычном осмотре трупа, не прибегая ко вскрытию, я, могу распознать. Но ведь если я не ошибаюсь, там всё же были уголовные дела?
-Да, 16-ть дел, но почему по другим-то признавалось так много самоубийств? Прямо эпидемия!—посетовал сыщик.
Доктор Музыкалов лишь развёл руками.
-Да кому оно там надо-то в уезде? Тут вот по городу, и то старались, да и стараются, всё на несчастные случаи списать, то от «чувств-с» то чёрт знает от чего-с! А я тоже знаете не колокол, лишний раз без толку звонить!
-Да это понятно!- вздохнул Бусов, и грустно произнёс- Полагаю уважаемый Аристарх Петрович, что скоро в городе или окрестностях, будет как минимум одна внезапная смерть.
-Можете располагать мной в любое время суток!- решительно заявил врач, не расточаясь на бесполезные возражения и успокоительные возгласы.
-Рад от вас это слышать!-встал Бусов, доктор тоже поднялся, они пожали друг-другу руки, и раскланялись, поспешив каждый к себе.

Х Х Х


Бусов не сразу пошёл в Управу, а вначале заглянул в трактир отобедать. Его тот час узнали, ( знаменитая шапка уже стала притчей во языцах) оказались страшно рады, и предоставили по требованию гостя, дальний от входа столик, с которого хорошо просматривалось всё помещение, и вход-выход. Следователь заказал себе немного: порцию жаркого с луком, кусок сыра и красное вино. Половые в трактире немало удивились, но искомое подали. Поев, Иван Силыч не спеша вытянул полбутылки вина, а остальное оставил. Расплатившись и поблагодарив, сыщик неторопливо оделся и вышел.
Извозчика ловить не хотелось, а посему он медленно пошёл пешком, наслаждаясь весенним воздухом и солнечными бликами. Внезапно он почувствовал жар в груди, и приятное удивление. Через дорогу, из углового здания с надписью «Кондитерская Ремнёва» вышла барышня Брусникина, с круглой коробкой в руках, перевязанной красной ленточкой. Обойдя лужицу, девушка повернула за угол, и заспешила дальше, так и не заметив сыщика. Подождав пока она скроется, Иван перешёл дорогу, и заглянув в заведение, быстро узнал у обомлевшего от его визита хозяина, что Светлана Дмитриевна завсегда тут отовариваются, и по мимо тортиков, берут свои любимые пирожные, всегда одни и те же, ибо иных, как правило и не покупают-с. Иван уточнил название, купил одно, съел его тут же, и действительно согласился что лакомство отменное. Дав хозяину серебряный рубль с условием чтоб тот забыл о том что сыщик этим интересовался, а если слухи де поползут, то спрос с кондитера будет очень строгий, Иван Бусов быстро ушёл.
Когда он вернулся в Управу, оказалось что господин аптекарь уже был, и список свой принёс, а Лебеденко с Хворостовским ещё не объявлялись. Ефимов тоже сразу по прибытию начальства, подал тому свой список богатых помещиков, и дело на том покуда стало.
-Меня никто не спрашивал?-спросил он Ефимова.
-Нет, никто, все же знают куда вы пошли.
-Ах да, я забыл, упреждал же что у доктора буду!- проходя за стол, проговорил сыщик, думая о своём. На вопрос помощника удалось ли чего выяснить, ответил что ничего, и опять погрузился в размышления. Пока нету его людей с известиями, он может немного подумать о приятном, о барышне Брусникиной например. Как удачно что он не поехал на извозчике, а решил пройтись! Теперь у него есть козырь в рукаве, но это он прибережёт на самый крайний случай, так сказать , бросить резервы в сражение в нужный момент, и тем выиграть всю компанию! Разумеется он сделает это не теперь и даже не завтра, ибо нечто подсказывало ему, что это надлежит применить в особенный момент, ну например…
Размышления прервал стук в дверь.
-Да, войдите!
Вошёл Лебеденко, и козырнув, положил на стол Бусову мелко но чётко исписанный листок.
-Вот ваше высокоблагородие, всех внёс, со всеми адресами и прочее!
-Молодец Лебеденко, можешь быть свободен!- подняв на околоточного глаза, сказал сыщик, и сотрудник, козырнув покинул кабинет.
-Угу- Иван стал читать его список, и попутно сравнивать с аптекарским. Так-с, разница в две фамилии, господина Булыгина подводит память? Интересно, в одном списке (Лебеденковском) 13 душ, а в аптекарском 11-ть. Ну пока обежишь всех, уйма времени уйдёт, попробуем сыграть на забывчивости, авось да выйдет что, ну а нет, накрутим почтенных помощников, и по распрошаем всю чёртову дюжину.
-Игорь Сергеич, а вот эти двое, Герасимов Амос Севостьянович, и Похошева Галина Борисовна, сами по себе что за люди?
-А, так Герасимов купец второй гильдии, ну что сказать, по нашему ведомству не проходил, но и в благотворительности не замечен. А Похошева, Галина Борисовна, жена помещика Степана Кирилловича, он уже лет пять как имение продал, да в город перебрался, богат, говорят что драгоценности большие имеет.
-Ну это почти всё в записке Лебеденко есть, я думал что-то о характерах узнать, привычках!
-А, это не знаем-с, мы в их кругах по собственному почину не вращаемся!- развёл руками Ефимов.
-Ладно брат, будем сами копать, авось выкопаем- Иван встал, и медленно заходил по кабинету. Думать хотелось о деле, но параллельно в голову лезла коробочка с пирожными любимой.. тьфу чёрт, с любимыми пирожными барышни Брусникиной, совсем всё перемешалось в голове, весна идёт. Так, кое-что уже складывается, но пока очень туманно. Начать надлежит с этих двоих, что забыл внести в список аптекарь. Адреса есть, значит идти, а вернее ехать, надо теперь же. Иван Силович хотел уже было сказать чтобы Ефимов ехал с ним, как в кабинет прямо-таки влетел запыхавшийся Хворостовский, со свёртком в руке.
-Уф-ф… есть!-выдохнул он, бросаясь к своему столику, и глотая большими глотками тёплую воду из стакана, поморщился, вытер губы рукавом, и показал барину свёрток-Во! Замок, точно такой же, в лавке купца Петяева Егора Захарыча купил, там ещё один остался, последний! Аккурат два месяца назад привёз из губернии дюжину штук, половину в неделю расхватали, а остальные вот..
-Аптекарь у него брал?- быстро спросил сыщик разворачивая бумагу, да, точно, один в один, молодец подпрапорщик, успел!
-Точно так-с!-Митька сел на стул чтоб отдышаться.
-Вот что брат Хворостовский, отдохнуть тебе я теперь не дам, сейчас по двум адресам прокатимся, свидетелей опрашивать будем, Ефимов, вы за старшего!- распорядился Бусов одеваясь.
…Барышня Брусникина, обидевшись на родню с вечера, утром проснулась слегка не в духе, но умывшись и приведя себя в порядок, решила что братца Олежку конечно простит, но не сразу, а после завтрака, а вот родители, те пусть понесут самое суровое наказание, она будет непоколебима до обеда, вот! В начале, вчера, она вообще решила что это заговор, типичный семейный, мол нечего юной барышне, зрелому мужчине, всякие глупые вопросы задавать. Ну во первых, он не зрелый, а молодой, 36-ть это ещё ничего, а выглядит вообще на 33-и, и не более, а во вторых… А дальше ничего в очаровательную головку не пришло, но девушка всё же решила что это не заговор, а злой рок. Ну говорили же карты ей дуре «здесь он, близко», надо было не психовать, а просто выйти из комнаты на лестницу, и всё, дело в шляпке, её шляпке! Нет, к завтраку надо спуститься всё же чуточку суровой, пусть видят до чего довели её своим равнодушием «Он по делу приходил!» . А она значит уже не дело? Можно забыть о ней как о старой галоше плод диваном? Ну нет, дважды она пропустила удар, а третий раз, уж извините, теперь она будет на стороже, да и Дар поможет, она уверена!
Спустившись к завтраку в простом домашнем платьице, она лишь коротко произнеся «Доброе утро» уселась на своё место, и когда Таисья всё подала, стала демонстративно равнодушно, уплетать творожную запеканку с изюмом. Родители улыбчиво переглянулись, и здесь папенька нанёс коварный удар, от которого Светлана слегка остолбенела.
-Да, а мне тут с утра пораньше с ветру новость принесли, про нашего следователя ( Светлана невольно дёрнулась и на секунду замерла) заходил ко мне наш учитель истории, Демьянов, я ему обещал кое-что, но суть не в этом. Что он мне про Бусова-то поведал!-папа загадочно покачал головой (Светлана еле проглотила кусок, и поспешила запить чаем)
-И что же он вам дядюшка поведал?-улыбнувшись, подсыпал углей племянник.
«Ну не тяните же, я умру сейчас!» панически подумалось барышне, и она даже слегка побледнела.
-Оказалось что наш Иван Силыч, тот самый герой персидской войны, о котором ходили легенды ещё тогда, когда наша Светочка, в колыбели пузыри пускала. Я ж и сам ведь что-то помню, точнее помнил, но потом как всё улеглось, забыл. Какие он там чудеса творил, просто уму не постижимо!
-И какие?-не выдержала дочь, умоляюще глядя на батюшку.
-Доподлинно Демьянов не сказал, сам знает лишь по слухам, но то, что персы давали за его голову теми ещё деньгами 10 тысяч золотом и прозвали Бус-шайтан, это точно!-широким жестом руки закончил папа, но дочь уже закусив удила, не собиралась обрывать разговор так быстро.
-А..а потом?-зачарованно переспросила она, и даже забыла о завтраке.
-А потом Светочка, его из Кавказской, перевели в Дунайскую армию, где он и провоевал до самой отставки, и кстати прогремел там не меньшей славой, говорят что наград до макушки, и все боевые! Да о нём помню когда-то, даже столичные газеты писали, но сам я не читал. Вот каков наш скромный Иван Силыч-то, сам бы верно в жизни ничего не рассказал!
- А Демьянов-то этот ваш, он откуда знает?- спросил уже Олег, ибо Светлана сидела вся в каком-то непонятном состоянии, хлопала глазами, и пыталась выстроить сумбур из восхищения и обожания, который вырос как снежный ком в её голове, в некое подобие порядка, но ничего не выходило, и смешалось окончательно, хотя внешне она почти не показала этого, лишь глубоко дышала, да трогала пальчиками небольшой румянец, проступающий на щеках.
- Так он по салонам-то ходок, вот верно оттуда и принёс!- деловито ответил дядюшка.
-Я..я всё, я у себя.. мне надо!- пролепетала Светлана, вылезла из-за стола, демонстративно спокойно дошла до лестницы, поднялась до половины пока её не стало видно, а затем молнией бросилась в свою комнату, и заперлась там. Оказавшись в своей стихии, наша красавица дала волю чувствам. Нет, она не заплакала, не забилась в судорожно-восторженных рыданиях, нет. Она просто выпустила из души такой заряд энергии, что казалось засияли все предметы в комнате. Немного попрыгала по полу, покружилась, пока в бессилии не упала на постель лицом в верх, и едва отдышавшись, немножко запела, совсем чуть-чуть, про себя.
-Невероятно!- прошептала она глядя в потолок- Ну надо же! Ой что будет когда девочки узнают! Когда я им это расскажу!!! Да они же перелопаются все до одной от зависти! «А вдруг они уже знают? Вдруг им вперёд тебя уже всё рассказали?»- ледяной волной пришла страшная мысль.
-Да нет, не может такого быть!- Светлана быстро вскочила и села- Это же было бы просто чудовищно! Я! Я должна это первой узнать, и всем рассказать! А если всё не так, то я просто умру от такой несправедливости!
Решение пришло стремительно как атака летучего рейда. Одеться, лететь в кондитерскую, взять пирожные, и к Даше Светлячковой, нельзя терять ни минуты, иначе может произойти непоправимое! Заметавшись по комнате как птичка в клетке, Светлана собралась за пять минут (первыйй раз в жизни!) схватила сумочку, и собравшись с духом вышла из комнаты. Сжав волю в кулачок спустилась по лестнице, и сказав своим «Я к Даше!» быстро шмыгнула на выход. Не помня себя добежала до кондитерской, но там у входа взяла себя в руки, зашла, поздоровалась, купила, но на выходе сердце снова так заиграло, что не видя ничего и никого, чуть не наступила в лужу, и торопливо но не бегом, ( приличия хоть какие-то но надо всё ж соблюдать!) поспешила к лучшей подруге.
Непоправимого не случилось! Даша оказалась дома, и под восклицание подружки «Ой Дашенька, что я тебе сейчас расскажу, ты прям умрёшь!» разинув рот поспешила прямо за ней, в свою же собственную комнату, словно в гости. Через полчаса, когда на двоих было скушано всего по пол пирожному (редчайший случай в их практике!) Даша уже с вылезшими из орбит глазами ахала «Боже, какой роман»! Она то прижимала к груди руки, то отнимала их. Светлана выпалила разом всё что услышала от папеньки, и наворотила сверху ещё в трое по более того, так что мозги у Даши чуть совсем на бок не съехали. Когда рассказчица замолчала, хозяйка комнаты обиженно шмыгнула носом, а потом горестно произнесла.
-Какая же ты Светочка всё же счастливая! Ну почему меня вот такой мужчина не спас?
-Ну тебя же всякие негодяи не похищали, это судьба Даша, что ж поделаешь!- бывальщицки заметила Светочка, и чтоб хоть немного успокоить подругу, сказала ей что та первая кому сама она, это рассказала, что называется из печи да прямо на стол! Это помогло, Даша сразу собралась с духом, и решила что это надо непременно рассказать другим девочкам.
-Конечно расскажи, только сильно не фантазируй! – смеясь предупредила Светлана, когда они уже прощались (боже, кто б это говорил-то?) Даша клятвенно заверила что не будет, и они на время расстались. Погуляв немного по воздуху, Светлана подумала что теперь самое время пойти домой, и посидеть со своими «Записками».
Хворостовский с Бусовым решили вначале наведаться к купцу второй гильдии, Герасимову, Амосу Севостьяновичу, 66-ти летнему господину, отцу троих детей, (незамужняя дочь 20-ти лет, и два сына, 30-ти и 21-го года) .Открывшей дверь горничной, Бусов коротко сказал кто они и откуда, и велел доложить хозяину.
-Недужны они, хворают!- пробовала было возразить служанка, но сыщик сказал что дело спешное, и они не надолго.
-Я доложу!-согласилась горничная, и минут через пять, попросила входить. Амос Севостьяныч показался им на вид крепким стариком, но худые, впалые щёки, и желтоватый цвет лица, наводил на мысль что купец и впрямь серьёзно болен.
-Следователь Бусов, Иван Силович, а это мой помощник, Дмитрий Данилович Хворостовский! – представился сыщик, когда они стояли уже в кабинете купца.
-Прошу садиться господа!- устало предложил Герасимов, кутаясь в тёплый, стёганный халат- Извините за мой вид, болесть проклятая свалилась как куль с углём на голову, и вот, каржавлю! Может чаю?
-Благодарствую, не стоит, мы не надолго, лишь несколько вопросов!- предупредил сразу Бусов. А Хворостовский достав из внутреннего кармана небольшую толстую тетрадь и графитовый карандаш, приготовился записывать. Сыщик спросил вначале как давно купец знает аптекаря Булыгина, и кто рекомендовал его ему?
-С год знакомы, порекомендовал сын младший, Афанасий, а что стряслось-то?
-Аптеку обокрали, вот мы и проверяем. Да вы не волнуйтесь, вас никто ни в чём не обвиняет, просто порядок такой, обязывает! –постарался успокоить старика сыщик, но тот и не волновался особо.
-Порядок это я понимаю, сам люблю, - отметил старик- потому спрашивайте не стесняясь всё, в обморок не хлопнусь, не барышня!
-Итак, рекомендовал его вам Афанасий, а как объяснил это?
-А никак, говорит «Вот папа аптекарь хороший, с репутацией, у него уважаемые люди отовариваются, и так далее». Ну а мне что, дел по торговой части по горло, есть ли время самому по лекарям-то ходить? Ну с тех пор и пользуюсь, вроде помогали его снадобья, а в последнее время что-то хуже стало, весна, погода, возраст да и нервы!- махнул рукой старик.
-А другие дети что?
-Другие?- нахмурился Амос Севостьяныч- А что другие, Сергей при мне, у него тоже своя уж семья, скоро ему всё передам, и капитал и дело… А доченьку-гадючку, я уж лишил наследства, дулю с маком в завещании получит!
-А что с ней не так?- спросил Иван Силович-Замуж по вашей воле не пошла?
-Нет, я на это никого не неволил из детей, хотя меня в своё время родитель и спрашивать не стал, оженил и вся недолга!- горько вздохнул купец, и продолжил- Исшалавилась она, испаскудилась вся, фамилию по всему городу треплет поганка! Вы тут новый человек, вот я лучше сам вам всё обскажу чем от кого-то услышите!
-Она не живёт с вами?
-Нет, упаси бог!- отмахнулся купец- С год уж как выгнал подлюку! Собрала манатки, и вон свинтила, не знаю где и обретается! Кто говорит в гостинице, кто в меблированных комнатах. Иль у полюбовника очередного!
-Имени конечно не знаете?
-Полюбовника-то? Больно надо, кабы он один у ей был, а то ить как у… тьфу прости господи!-зло сморщился старик, и потёр себе грудь.
-Последний вопрос, сыновья с вами живут?
-Афонька со мной, в мастерской вон своей всё по дереву резьбой занят, я не против, дело доброе. А Сергей через дом обретается, уже восемь лет как своим домом живёт, отделился, слава богу!
-Ну, Амос Севостьяныч, не смеем вас больше задерживать, выздоравливайте!- Иван Бусов с денщиком поднялись, и старик горько усмехнувшись «Выздоровишь тут, как же!» проводил их до выхода.
-Да, чуть не забыл, простите ради бога, а кто вам лекарства наводит и подаёт?
-Анисья, горничная, аптекарь пишет как и что делать, она и даёт, да и сам иногда это делаю, грамотный чай!- ухмыльнулся купец.
-Извините ещё раз, и до скорого!- кивнул головой Бусов, и покинул дом. На улице он спросил помощника что тот обо всём этом думает?
-Да дело не чисто, коню понятно!- ответил Хворостовский, когда они шли по улице.
- Так, теперь к Похошевой, Галине Борисовне, пошли живее!- приказал сыщик. Однако помещицы дома не оказалось, и где она есть, никто из слуг не ведал. И даже муж сказал что она часто по своим товаркам так ходит, и вообще они уже давно вопросов на тему кто-где из них есть, друг-другу не задают.
-Придёт супруга, передайте от моего имени, что я к ней завтра с утра приду, и пусть дождётся, а не то, повесткой в Управу вызову!- пригрозил Бусов, и пожелав всего хорошего, они с Хворостовским вернулись в Участок. Там, Иван Силович созвал всех кого отобрал себе в команду, и устроил что-то вроде военного совета. Выложив всё что услышал от старика, он спросил у подчинённых, кто что может добавить по этому делу? Оказалось что понемногу, но могут все, что не удивительно в уездном городе. Ефимов сказал что знает обоих сыновей купца, люди нормальные, трудолюбивые. Околоточный Матвей Иванов, слыхал про сестрицу их, Елизавету Амосовну, что дама огонь и страх в одном лице, и по рукам пошла уже давно, не стыдиться и живёт с кем сама знает, а вот где теперь и с кем, ему не ведомо.
-Я знаю где она сейчас, вернее с кем кружит!- заявил Лебеденко- есть тут такой барчук, Василий Царёв, 22-х лет, богат но глуп, вот она его и охмурила, мотается с ним по трактирам да кафе, в гостиницах часто бывают, но где постоянно живёт, тоже загадка. Перекати-поле!
И наконец четвёртый из группы, тоже околоточный, Тарас Кургузов, сказал что видел этого самого барчука Василия Царёва, не далее как нынче в полдень, выходящего из цветочного магазина с корзиной роз.
-Живёт этот барчук где?- спросил Бусов присев на край стола- В городе?
-Нет, у него дом верстах в пяти от города. Там и родители его живут!- сказал Кургузов.
-Значит так братцы, сейчас у нас шесть часов, все по коням, искать по всем местам эту самую Елизавету с кем бы она ни была, и господина Царёва тоже, но!- поднял в верх палец сыщик- Только обнаружить и по возможности проследить. Никого не задерживать, просто выяснить где она сейчас и с кем живёт, встречаемся в Управе в десять часов, может статься что и в ночь придётся поработать!
-Поработаем, нам не в первой!- загалдели подчинённые, на что Иван Силович довольно усмехнулся и заметил.
-Ну и славно, тогда по коням!
Долго впрочем искать не пришлось, уже через два часа, стало известно что искомая мадмуазель Елизавета, с недавних пор обретается в гостинице «Парадиз» в дорогом нумере 11-ом, но теперь её там нету, а барчук Василий Царёв был дома, но уехал на извозчике, куда, установить пока не удалось. Поставив по городовому скрытно следить за гостиницей и поместьем Царёвых, Бусов приказал по возможности найти по городу и отозвать остальных, кто ещё рыщет по заведениям да трактирам, а сам с Хворостовским и нашедшимся Ефимовым, вернулся в Управу.
-Завари-ка брат Хворостовский, нам чайку!- попросил следователь, усаживаясь за стол.
-Сей момент сделаем!- ответил денщик бросаясь к дежурному самоварчику, и уже через полчаса, все трое тянули ароматный напиток из трав, припасённых Хворостовским из собрания барина. Примерно в начале десятого, пришли остальные ( их нашли гонцы) начальник всех поблагодарил за усердие, велел Хворостовскому шуровать, и тот опять растопив самоварчик, снова угостил товарищей барским чаем. Ребята чаёк оценили, заметили что "Бодрит и сугревает, и прямо даже усталость сымает»
-Казачий чаёк, походный!- пояснил Бусов прихлёбывая из чашки. Попив, Бусов глянул на часы, и здраво рассудив что теперь тут пока ничего уже не высидишь, отпустил всех по домам, и сам собрался, пояснив дежурным в приёмной, что если придут городовые, «из секрета» с донесением, немедленно к нему на квартиру, он там.
На вопрос горничной «Не угодно ли барину чего?» был получен ответ что «Барину угодно пойти подремать, а то неровен час опять вызовут», а самой Катерине тоже было приказано идти на боковую.
-Вы хоть ели чего, Иван Силыч?- жалобно глядя на постояльца, спросила девушка.
-Да Катя, я чаю попил в Управе, иди спать!- успокаивающе ответил следователь, и следом за денщиком ушёл к себе.
-Чаю попил!- тяжко вздохнула горничная идя в свою светёлку- Да рази ж это еда для такого мужчины?! А этот его, Хвостовский, совсем небось о барине не заботиться, сыт тот али нет, по боку всё! Сам то небось трескал!
Нет, Катерина решительно была недовольна сложившимся ходом вещей в распорядке дня хозяина. Недовольство это усилилось, когда её разбудил торопливый стук в дверь, и басовитый голос громко орал «Откройте, полиция!» Глянула на часы, батюшки! Три часа ночи! Торопливо накинула халат, и со свечой заспешила к выходу.
-Отворите, дело срочное!-орал кто-то.
-Чего ты идолище разоралси-то?!- возмущённо заметила Катерина, глядя с низу в верх, на огромную усатую фигуру городового- Какое дело в эту пору?!
-Зови господина Бусова быстро! Донесение у меня, он сам так приказал! –снова забасил усатый, и Катерина торопливо отстранясь, нехотя пошла будить хозяина, мысленно посулив городовому чтоб того «Гроза б разбила с его донесениями, не дают поспать человеку!» Впрочем, будить и не пришлось, барин в жилете и брюках, уже спешил к выходу.
-Осмелюсь доложить!- начал было гонец, на что было повторено давнее не орать а говорить нормально, а сам городовой впущен в прихожую.
-Ну, говори что есть!- велел Бусов.
-Так Иван Силыч, подкатили с полчаса назад к «Парадизу» на извозчике эта Лизавета с барчуком, тот весь в букетах-коробках, она тоже само-собой на воздусьях вся, ну и прошли в гостиницу-то. Я у портье ихнего сразу справился, что мол да как, он и говорит что теперь мол он и заночует у ней, не раз так де уже бывало-с!
-Угу, а за напарником в поместье послали?
-А как же? Всё честь по чести, сразу бричку отправили, что мы, не понимаем?
-Молодец братец, ступай домой, отдыхай, а любовников я этих завтра сам навещу!
Козырнув, городовой ушёл, а следователь к радости горничной вернулся к себе и лёг досыпать. Бабахнуло что называется утром. Наскоро позавтракав, Бусов в сюртуке и при трости ( мундир и сабля были в отпуску) отправился сначала в Управу, собираясь уже оттуда навестить госпожу Герасимову в гостинице, но был встречен ошарашивающей новостью, что нынче под утро, часу в седьмом, внезапно скончался купец 2-й гильдии, Герасимов, Амос Севостьяныч.
-Ефимов с городовыми уже там!- доложил дежурный.
-Ах ты ж дьявол!- разочарованно сказал сам себе Бусов, и матнув головой Хворостовскому «За мной!» не заходя в кабинет вылетел на улицу, не заметив впопыхах господина полицмейстера, который возмущённо спросил
-А что это происходит в Управе?
На извозчике доехали за три минуты, но тело уже увезли к Музыкалову в больницу. Ефимов который к тому времени уже опросивший прислугу и младшего Герасимова Афанасия, написав подробный рапорт, докладывал.
- Нашла его горничная Анисья, 30-ти лет, нраву вроде примерного, на полу, возле постели лежал. В левой руке рюмочка, он из ей лекарства пил, по её словам. Ну нашла, заохала-заголосила, дворник сразу за городовыми кинулся, ну а там уж и я был на месте, пока всё.
-Комнату осматривали?-осторожно спросил Бусов.
-Никак нет, я распорядился чтоб без вас ничего не трогали, там Скворцов у дверей стоит!
-Лети Игорь Сергеич в Управу, и давай оформляй свой рапорт, жди меня там, я отсюда сразу туда, да Лебеденко мне найди!
-Слушаюсь!- Ефимов быстро ушёл, а Иван Силович с Хворостовским, решительно проследовали в дом. Войдя, сразу ощутили атмосферу траура, и горя. Завешанные зеркала, тенями снующая прислуга, оба сына с тоскливым видом сидящие в гостиной. Представившись, Бусов снял шапку, и предупредив чтоб они не уходили никуда, проследовал с денщиком в комнату покойного. Поздоровавшись с городовым, они вошли. Спальня как спальня, на столике у изголовья склянки с лекарствами, порошки, и тому подобное. Поискав глазами, следователь нашёл несколько старых газет, скрутил из них кулёк, и аккуратно сложил туда все медикаменты, затем пошарив в ящике стола, вытащил две сложенные инструкции по применению лекарств, написанных по русски и карандашом, положил их туда же. Дальнейший осмотр ничего не дал, и полицейские вернулись в гостиную к братьям, которые о чём-то негромко беседовали.
-Прошу прощенья господа, понимаю ваше горе, но по долгу службы обязан задать вам ряд вопросов!- проговорил Бусов проходя и садясь на стоявший рядом стул, Хворостовский с тетрадью и карандашом остался стоять и записывать ( ему так было удобнее)
-Разумеется, спрашивайте!- согласился старший, Сергей, 30-ти летний черноволосый здоровяк, с хорошо подстриженной бородой, натурально купец!
-Вы Сергей Амосович вчера были у отца?
-Да, был, навещал в вечер, как всегда. Обычно если время позволяло, и до двух раз за день заходил.
- В каком он был состоянии?
-Тревожился чего-то всё. Говорил что вы заходили, и это его насторожило, мол не сестрица ли наша чего отчебучила? С тем и расстались, а чувствовал себя обычно, ни хуже не лучше –вздохнув ответил Сергей глядя на следователя.
-Поверенный у него кто?- спросил Бусов, мимоходом взглянув на младшего: среднего роста, белёсый парень с грустными беспокойными глазами, и дрожащими пальцами.
-Куренцов Евграф Семёныч, 52-х лет, давно с ним уже дело имеем, башковитый чиновник.
-Послали за ним?
-Да нет пока, не до того, привезут батюшку, тогда уж и пошлём -вздохнул сын.
-Хорошо, теперь с вами Афанасий- следователь обратился к младшему.
-Да, я готов – грустно ответил тот, стараясь не смотреть следователю в лицо.
-Кто вам рекомендовал аптекаря Булыгина?
-Сестрица присоветовала…
-Гм, интересно, а она его откуда знает? –слегка удивился Бусов, на что Афанасий неуверенно сказал что не знает, и не спрашивал никогда.
-Я знаю - угрюмо сказал Сергей, - она у него какие-то там химические препараты доставала, всё смешивала чего-то, мази делала, воду какую-то, красоту наводила, да волосы чтоб пышные были! Ну и по бабьей части чего-то, чтоб не забрюхатеть ненароком!
-А это она сама вам такое сказала?- с сомнением переспросил Иван Силович.
-Дождёшься с неё слов, как бы не так!- хмыкнул невольно Сергей и пояснил- подружки у ней болтливые, с супругой моей языками чешут, ну та мне как-то и сказала, я только рукой махнул, больно надо!
-Афанаасий Амосович, а вы, отношения с сестрой поддерживаете?- снова спросил следователь младшего.
-Не часто мы… видимся- тихо заговорил Афанасий- тут она с год не живёт уже… так если где на улице или у общих знакомых… а нарочно чтоб, нет, не встречаемся…
-А в гостинице вы у неё бывали?- в упор вдруг спросил Бусов, не отводя взора. Афанасий удивлённо промычал.
-Не-ет, с чего вы взяли?
-Да не взял я, спрашиваю – улыбнувшись уголками рта, пояснил Бусов- должность у меня такая, справляться обо всём на свете!
-Я, пару раз с ней сталкивался на улице, но разговора не получилось!- вспомнил старший.
-Ну-с господа, на сегодня пожалуй довольно, будет нужно, навещу либо сам лично, либо вызову в Управу, всего вам, и держитесь!- попрощался Иван Силовичь, и покинул угнетённый дом. Отозвав также дежурного городового, и велев тому идти на пост, Бусов с Хворостовским решили пройтись пешком.
-Ну, брат Димитрий, чего думаешь?
-Думаю барин, мутное это дело…
-Это я без тебя вижу, про наследников что думаешь?
-Старший трудяга, сразу видать, а младший… непонятный какой-то, оглоушенный!
-Словно боится чего-то?- подсказал начальник.
-Во-во, или скрывает! Вот вроде бы хочет чего-то сказать, и не может!- пояснил Хворостовский.
-Может наедине с ним побеседовать?- спросил сам себя Бусов, и сам же ответил- побеседуем и с ним, и с сестрицей ихней. Кстати о сестрице, сейчас заглянем в Управу, полицмейстеру покажемся, а оттуда к доктору Музыкалову, я полагаю что к тому времени уже будет результат, а потом мы с тобой мамзель Герасимову попробуем в гостинице навестить, ты внизу в буфете посидишь, а я к ней в номер загляну!
-А может наоборот, вы в буфете, а я в номер загляну?- оскалился Хворостовский.
-Если я не справлюсь или затруднения какое выйдет, я вас Дмитрий Данилыч, обязательно кликну! –улыбнувшись пообещал Бусов, когда они уже подходили к зданию Управы.

Х Х Х



Вчера, барышня Брусникина засиделась со своими записками так, что даже обед пропустила и кушала потом одна, даже верный Олежек не смог составить компанию, убежал в свою книжную лавку. Едва закончив трапезу, Светлана хотела было посидеть-помечтать, но тут пришла соседка с семи летним сынишкой, и попросила помочь, у ребёнка третий день болело в ухе, и он плохо спал по ночам.
-Разумеется помогу. Пройдёмте в гостиную, я сейчас!-она сходила за своей заветной корзинкой с лекарствами собственного изготовления, сделанных её заботливыми руками на основе трав, масел, смол, и спиртовых настоек. Светлана сразу увидела что у мальчугана воспаление, и для начала пошептав над ухом, вызвала отток всякой гадости, что тут же аккуратно собрала на лоскутик, чтоб потом сжечь его, протёрла всё маленьким кусочком бинта на спичке, затем заложив в ушко немного мази, заткнула всё небольшим кусочком бинтика, и сказала что теперь всё будет хорошо, боль больше не придёт, бинтик из уха сжечь завтра утром.
-Не болит?- участливо спросила мама.
-Нет!- растерянно и удивлённо спросил сын- Не болит а греет! Спасибо вам тёть Свет! Я теперь вас всегда защищать буду!- добавил паренёк. Все засмеялись, а ведунья даже поцеловала пациента в щёку, и сказала что теперь она уж точно ничего бояться не будет!
Соседка неуверенно намекнула не должна ли она чего, на что барышня ласково сказала что всё это глупости, и ей ничего не надо. Тогда соседка просто поблагодарила добрую девушку, и смахнув слезу умиления, ушла ведя сына за руку. Да, иногда наша барышня принимала больных, причём всяких, даже тех, от кого отказывались врачи, и всех ставила на ноги, что породило зависть у ряда докторов, и лишь Аристарх Петрович Музыкалов, деловито говаривал на эту тему в кругу собеседников.
-Вы господа поймите, мир настолько огромен и не изведан вокруг нас, что отрицать или хуже того осуждать то, что не может объяснить академическая наука, просто я считаю глупо! Да, эта девочка может то, что мы, именитые врачи, увы не можем! Она поцелована богом, и не видеть этого, может извините только дурак! Я, лично, уже списал в покойники двоих своих пациентов, а она через три- четыре дня, уже их на ноги поставила. Видел сам, вон бегают здоровые! Так что прошу вас хотя бы при мне не поминать её имя всуе!
Но все эти разговоры и раньше нашу барышню особо не волновали, а теперь, когда в её жизни появился Он, тот кого ей предсказало Зеркало, и вовсе эти разговоры были до масляного фонаря, того что уже с полгода как был разбит и не горел, портя своим существованием молодую ёлочку, тянувшуюся к солнышку подле.
В общем совершенствовала Светлана Дмитриевна свой Дар на славу, да оттачивала на совесть. Хотела было в живую изучить анатомию, и побывать на вскрытии у доктора Музыкалова, но, после трёх обмороков подряд, она поняла что пока погорячилась, на что доктор утешая расстроенную девушку, подарил ей цветной «Атлас человека» ( их у него было целых три!) и барышня вполне себе изучила строение сей твари божьей, подробнейшим образом.
Итак, после медицинской практики, она немного порезвилась ( пока никто не видел) и сцапав из вазы грушу, бухнулась с ней в кресло, решив немного помечтать.
Так, Иван Силыч тут, она тоже. У него славное боевое прошлое, у неё… просто славное будущее! Уже есть с чего начинать! Но, под каким соусом, теперь подать ему себя? В смысле завести более тесное знакомство, не подумайте чего! В Управу просто так идти незачем, да и неприлично, а повода законного нету… Вот если бы её опять похитили? Нет, теперь после истории с Альбертом, франтики даже дерзить ей боятся, такого страха Бусов на их брата нагнал! А вот если б кого подговорить, чтоб похитили понарошку? Ой нет, не то! Похитят-то её положим понарошку, а сажать похитителей Иван Силыч то будет взаправду, и слушать никаких объяснений не станет! Нет, это решительно не годиться… Надо что то думать, да вот что-то не думается совсем! Может украсть чего дома, у самой себя, а потом вызвать полицию и …Придёт их околоточный, Данила Ефимов! Нет, это всё вздор какой-то в голову лезет! Тут надо взяться чуточку иначе, и …как?! Вот здесь то вы барышня и застряли совсем, как тяжёлое орудие в распутицу. И посоветоваться не с кем! Олежек конечно друг, но ему это пока рано рассказывать, скажет что блажь юной барышни да и всё тут! Вот если б званный вечер какой устроить, да сделать так чтоб Он там появился… А ведь это идея! Только надо с родителями на эту тему потолковать осторожненько, невзначай как бы. Да, прежде Олежку заманить на свою сторону, ну да это не трудно будет. Так, теперь надо придумать предлог для этого вечера. Впрочем можно и без всякого предлога, пообщаться людям, потолковать о том о сём, в картишки перекинуться, даже потанцевать можно, под пианино! Да, решительно надо затевать званный вечер, наделать пригласительных билетиков, и один из них, непременно вручить Ему, лучше лично, если конечно получиться, но можно и с оказией передать. Лишь бы Он пришёл! И что-то ей подсказывало, что Он таки придёт, ну она же не слепая, она заметила что Он на неё смотрел! Впрочем, как и все. Ладно, цель есть, теперь будем изыскивать средства, её достижения. С этим решением барышня доела грушу, вытерлась полотенчиком, и направилась прямиком в свой штаб, чтоб там, за рабочим столом, окончательно доутвердить свой стратегический план.
Увидав у Бусова в руках газетный кулёк, полицмейстер поинтересовался что там, уж не пряников ли господин начальник сыскного отдела накупил?
-Это улики из дома покойного купца Герасимова, я теперь собираюсь их отправить доктору Музыкалову на экспертизу- ответил Бусов, и добавил что и в Управу-то зашёл только за тем, чтоб уважаемого, Василия Петровича, в курс дела ввести.
-И на том спасибо!- чуть насупился Горынин, и переспросил- А что, в смерти старика есть что-то подозрительное? Болен он был я слышал.
- Точно так, но дело всё одно тёмное, я полагаю что это убийство- поделился следователь.
-Н-да?-призадумался полицмейстер- Вам виднее, работайте!
-Слушаюсь!- кивнул едва сдерживая улыбку Бусов, и сделав знак денщику, направился к выходу. К доктору поспели как раз вовремя. Аристарх Петрович уже всё закончил, и помыв руки собирался пить чай. Увидав дорогих гостей, искренне обрадовался.
-Господа, вы вовремя, окажите честь и откушайте со мной чайку!
-Откушаем!- довольно сказал Иван Силович, выкладывая свой кулёк на стол.
-Это вы что, пряников к чаю принесли что ли?- изумился Музыкалов почесав бороду.
-Вроде того- хмыкнул Бусов, разворачивая «пряники» - лекарства из комнаты покойного купца Герасимова, вам на экспертизу, и две записки как смешивать и принимать снадобья, аптекарь наш писал, гляньте!
Доктор мигом схватил записки, пробежал глазами, и вернул со словами.
-Ничего необычного, всё правильно!
-Что вскрытие?- чуть напрягся Бусов.
-Вскрытие?- устало переспросил доктор- Увы, дело худо, купец был отравлен, причём медленно действующим ядом!- потряс пальцем врач.
-Так я и думал!- хлопнул по столу Бусов- А сколько по вашему времени, действовал яд?
-Определённо сказать трудно, но не менее недели это точно, убивали его как бы это сказать аккуратно, со знанием дела. И в питие и в пищу можно подсыпать-подмешивать, да как угодно!
-Яд ему один раз давали, или постоянно подкармливали?- уточнил Иван Силович прихлёбывая чай.
-Я думаю что один раз. Ну дело то сами понимаете, рисковое, каждый раз подсыпать, удастся или нет? Да, думаю что один, да я уж и заключение вон составил подробное, на столе лежит.
-Хворостовский, возьми-ка!- попросил Бусов, и снова обратился к доктору- Вы пока родне ничего не говорите, а будут спрашивать, отвечайте мол от неизвестной болезни!
-Да уж само собой, болтать не буду, и заметьте!- доктор лукаво улыбнулся приподняв палец в верх- Я вас не спрашиваю кого вы подозреваете!
-И правильно делаете дорогой доктор, не спрашивайте!- устало улыбнулся Иван Силович, а Музыкалов философски добавил.
-Ибо что знают двое, то знает и свинья!
-Именно!- согласился Бусов и встал- мне и нам уже пора, служба!
-Не смею задерживать, а склянки аптекарские я тот час же изучу, и в течении дня пришлю вам записку с результатами!
-Буду ждать, честь имею!- попрощался сыщик.
К гостинице «Парадиз» добротному, трёх этажному зданию из жёлтого кирпича, подъехали на извозчике.
-Не проглядеть бы ласточку нашу, время-то уже позднее!- осторожно предположил Бусов, когда они поднимались по ступенькам.
-Не должны, такие до обеда только спят-с!- возразил Хворостовский, пропуская барина вперёд, в приоткрытую швейцаром дверь.
-Будем надеется!- сказал Бусов, когда они вошли. Налево был буфет, где за столами уже сидело с дюжину посетителей, а в право уходила лестница наверх, ведущая непосредственно в номера, за конторкой сидел пожилой портье.
-Так, Хворостовский, ты в буфет, пей чай и выход под наблюдение, что далее делать, скажу по ходу!- приказал Бусов и подошёл к портье- полиция, отвечай как на духу и не томи, госпожа Елизавета Герасимова у себя ещё?
-Точно так-с!- удивлённо кивнул портье- Они когда ночь-то прокуролесят, уж извините раз вы полиция- добавил служащий понизив голос- то и спят до обеда или дольше-с!
-Кавалер её что?
-Господин Царёв-то?
-А что, там их с ней двое что ли было?- съязвил сыщик.
-Кхм… нет-с,один.. Они-с то уже с час как ушли-с, а госпожа Герасимова пока не выходили-с. Да оно и не мудрено, вчера в третьем часу ночи только в номер-то вернулись, весёлые!
-Угу, отмечали значит чего-то!- угрюмо заметил сыщик, и развернувшись, стал торопливо подниматься на второй этаж. У двери №11, чуть постояв, громко постучал. Что-то внутри заворочалось-зашуршало, и молодой, недовольный женский голос, протянул зевнув.
-Ну кто там ещё? Я сплю… боже…
-Полиция, откройте!- громко сказал Бусов, и снова постучал. Из соседних номеров высунулись несколько любопытных голов, и тот час же скрылись, едва сыщик на них глянул.
-Что? Полиция? Ко мне? Какого чёрта? – ещё более недовольным голосом отозвался номер.
-Открывайте сударыня, и я вам объясню и какого чёрта, и какого дьявола с вельзевулом!- мрачно пообещал Бусов.
-Иду!- буркнул номер, и хрустнув замком отворился. На входе стояла действительно красивая женщина лет 20-ти, с хорошей фигурой, и яркими чертами лица, впрочем заспанного, но всё равно привлекательного. Густые светлые волосы были кое-как убраны, видимо только с подушки вскочили. На даме, поверх шёлковой ночной сорочки, был накинут лёгкий, но дорогой халат розового цвета с широкими рукавами, туго стянутый у талии.
-Вы охотник?- глядя на шапку Бусова, с интересом спросила постоялица, играя глазами.
-Практически угадали сударыня!- хмыкнув ответил Иван, и не дожидаясь разрешения, шагнул в номер, чем слегка обескуражил хозяйку. Сыщик оглядел помещение. Да, номер неплохой, три комнаты, дорогой, видно сразу. Всюду следы оргии, стол завален остатками трапезы и батареей винных бутылок, из коих лишь одна была не початой.
-Чем обязана, как вас?-устало осведомилась Елизавета Амосовна, копаясь обеими руками у себя в причёске.
-Следователь Бусов!- представился Иван.
-Гм… я про вас что-то слышала- сонно проговорила дива, и подойдя к столу, налила себе квасу и жадно выпила.
-Вы знаете аптекаря Булыгина?- задал первый вопрос Бусов, не торопясь садиться на стул, заметив красивый золотой кулон в виде сердца, на длинной цепочке, спускавшейся прямо на грудь.
-Ерофей Палыча? Знаю, а что с ним? – ставя пустой бокал на стол, переспросила Елизавета, и стала копаться пальчиками в остатках винограда.
-Вы его рекомендовали своему брату Афанасию?- снова спросил Бусов подходя к ней чуть ближе. Дама недоуменно похлопала глазами, и переспросила.
-Я? Зачем?
-Чтоб он батюшку вашего лечил, де хороший аптекарь, всё может достать!- иронично ответил Бусов, пристально глядя на даму. Та даже смутилась от такого взгляда, натужно проглотила виноградинку, запила уже вином, как то призадумалась, и опять спросила.
-Это… братец вам поведал?
-Именно, сегодня утром... ну, так было или нет? – надавил Бусов не отрывая взора. Елизавета не выдержала и отвернулась, ища куда сесть, и опустилась на стул.
-Ну, я плохо помню, было наверно- неуверенно ответила дама, стараясь не глядеть сыщику в глаза.
-А вы напрягите память-то, молодая ведь, не должно слабоумие-то развиться!- сердобольно попросил Бусов, заходя с другой стороны. Елизавета обидевшись выпалила.
-Да! да! рекомендовала, и что? Он хороший аптекарь, и все это знают!
-Очень хорошо, а вы в курсе что у вас дома-то приключилось нынче?- обычным уже голосом спросил Иван Силович.
-У меня нет больше никакого «своего» дома!- чеканно произнесла дива, и резво встала снова заиграв глазами, очевидно вино помогло ей взять себя в руки, а затем добавила- И мне абсолютно всё равно что там происходит у них!
-Ваш отец умер нынче на заре!- сказал наконец Иван главную фразу, и вгляделся в собеседницу. Та на секунду замерла, отпила ещё пол бокала вина, и выдала держа его в руке.
-Отмучился значит папаша!
-А он мучился?- уточнил Бусов.
-Даже очень, болел всё время, отсюда и зло его ко всем на свете!
-А вас он за что наследства лишил?- внезапно бухнул сыщик, отчего дама поперхнулась вином, и сменившись с лица пролепетала.-
-Кто вам такое сказал?
-Он сам, вчера вечером, был жив, помирать не собирался, мы мило побеседовали!-разъяснил сыщик. Елизавета поставила бокал на стол, и нервно заходила по комнате.
-Так за что?
-Старый дурак всегда хотел чтоб я плясала под его дудку!- зло выпалила Елизавета заламывая руки в театральных жестах- А я молода, и хотела своей жизни!
-Можете не продолжать, дальше я и сам знаю!- оборвал сыщик слезливый монолог, и не дав диве собрать силы для отбрёхивания, внезапно сменил тему- А у вас очень красивый медальон, на груди!- уточнил он, рассматривая вещицу. Дама тут же уцепилась за крючок.
-Только медальон?- тихо прошептала она, решив очевидно, что чары подвыпившей девицы, начали своё неотвратимое действие –А грудь? Вам нравиться моя грудь?
-Очень!- в тон начал было сыщик.
-М-м- простонала Елизавета, опять поправляя причёску обеими руками, - если бы вы не были полицейским…
-То я бы был балетмейстером!- внезапно глухим тоном, съязвил сыщик, чем окончательно превратил в развалины все воздушные замки мадмуазель Герасимовой. Вспыхнув, она резко отскочила, и гневно потребовала убираться отсюда, ей переодеваться пора.
-До окончания следствия, города не покидать, всё, честь имею!- отчеканил сыщик, и вышел из номера. Уже в коридоре он обнаружил что порядочно таки пропах женскими духами.
-Нет, всё ж иногда, холостому проще!- решил он, спускаясь по лестнице. В буфете, страдающий Хворостовский приканчивал уже третью пару чая, когда начальник подойдя к нему, подробно описал внешность Елизаветы, и приказал как выйдет, проследить куда и к кому пойдёт. Будет надо, бегать хоть до ночи за ней.
-Будет сделано!- поморщился денщик, отставляя чашку с недопитым чаем.
-Чего это ты смордился?
-Да не лезет же уж!
-А зачем пил? Сидел бы да вид делал!-
-Да вы же… а ладно!- отмахнулся Хворостовский, и сказал что это он сам с чаем оплошал. -
-Я сейчас с половым договорюсь, он для верности тебе знак подаст что это она вышла, мало ли? Вдруг ты обманешься тут, с чаю-то? – хмыкнул следователь, и отошедши в сторону, позвал первого же полового. Тот сразу подошёл, получил полтину серебром, и приказ, указать даму из 11-го «нумера» вон тому господину, но указать так, чтоб никто не заметил, в противном случае, был обещан недельный отпуск в камере. Половой сразу же заверил их благородие что всё будет в лучшем виде, сыщик торопливо покинул буфет, и быстро подошёл к портье за конторкой.
-Слушай, любезный, напряги ка память, ты ведь Лизавету из 11-го хорошо знаешь?
-Точно так-с!
-А братьев её?
-Купцов-та? Знаю, да их все почитай знают..
-Кто-нибудь из них у неё бывает? Вспоминай, это очень важно!- строго предупредил Бусов. Портье наморщил лоб, и указав пальцем в верх, прошептал.
-Точно-с! Был один, меньшой, Афонька, он почему запомнился-то, приметный очень, белёсый, и какой-то особенный, словно опасается чего!
-Когда был и сколько раз?- быстро переспросил Бусов- ну?
-Один, один раз он при мне был, дней 10 назад, не позже. Я почему заметил, у нас тут скандал был, у проезжего офицера, часы упёрли, вот Афоня то от крику на лестнице и споткнулся, чуть не загремел-с!
-Молодец братец, о разговоре нашем молчок, уяснил?- вперил взгляд Иван Силыч.
-Не извольте беспокоиться, я могила-с!- шёпотом заверил портье, и полицейский кивнув ушёл.
-О-ох грехи наши тяжкие!- перекрестился портье.
В Управе, Иван Силович вызвал к себе Лебеденко, и приказал ему опросить жену аптекаря, на предмет как они живут с мужем, и сильно ли тот нуждается в деньгах. На это околоточный ответил что нужды в опросе нет, он и так всё сам знает: живут как все, бывает ругаются, нужды в средствах не имеет, аптека даёт неплохой доход. Тогда следователь поинтересовался не заходила ли к аптекарю Елизавета Герасимовна, и околоточный вспомнил что да, видел её там, и в прошлом году, и в этом, с недели две-три назад заходила к Булыгину.
-Ладно, ступай пока- сказал Бусов, и обратился к Ефимову, который с интересом слушал их разговор.
-А скажи-ка мне Игорь Сергеевич, не припомнишь ли ты, когда в гостинице «Парадиз», был скандал с кражей часов у некоего офицера?
-Помню ваше высокоблагородие, отчего же нет? Ровно девять дней назад, я почему запомнил, офицер тот, орал дюже сильно, грозился, ну и всё такое прочие, анекдотец одним словом!
-То есть седьмого числа? – уточнил следователь. Ефимов на пару секунд задумался, пошевелил что-то губами, и уверенно сказал что да, седьмого!
-Молодец братец, ты вот что, лети сейчас к Герасимовым, и опроси прислугу, только прислугу!-строго предупредил начальник- пусть вспомнят, когда стало бросаться в глаза, что хозяин их занедужил, ты всё понял?
-Так точно-с!- вскочил Ефимов, и стал одеваться.
-Городового с собой прихвати, на всякий случай!
-Слушаюсь!
-Так, ну я тогда к Похошевым, а то боюсь что Галина Борисовна заждалась меня там!- сказал следователь, и быстро выбежав на улицу, вскочил в полицейскую пролётку стоявшую как раз у подъезда, и вскоре уже был у дома помещицы. Галина Борисовна, дородная дама лет за 40, сидела дома, отсутствовал лишь муж. Вначале она попеняла сыщику что как и было велено ждала его с утра, а теперь обед, а у неё тоже дела, и она страшно занятой человек, на что следователь сказал что виноват-с, с утра был на происшествии, но теперь он весь внимание, и готов её выслушать.
-О чём?- удивилась помещица, невольно глядя на волчью шапку, что гость без церемоний положил на стол. Бусов в начале справился о её здоровье: не хворает ли она упаси бог чем худым, или трудноизлечимым, на что получил ответ что де бог миловал, и здоровье у неё хорошее, а на тот же вопрос про мужа, сказала что того вообще никакая пропасть не возьмёт, если винища не обожрётся.
-А что, часто прикладывается Степан Кирилыч ваш?
-Бывает. Но это я так сказала, для разговору!- пояснила помещица.
-Угу, значит все в доме отменного здоровья, и прислуга не хворает? – ещё раз уточнил Бусов.
-А чего ей хворать-то? – удивилась Галина Борисовна- народ от земли, здоровый народ-то!
-Превосходно!- заулыбался следователь, и поинтересовался а для чего дескать к аптекарю Булыгину обращались? Помещица как-то сконфузилась, даже зарделась для начала, но потом, после повторного, заданного вежливо но настойчиво вопроса, нехотя и грустно стала разъяснять.
-Понимаете ли… как вас?
-Иван Силыч- напомнил сыщик.
-Иван Силыч, поймите, мне уже сорокпять, а жизнь толком не сложилась, дочь с сыном в столице, и глаз не кажут, а муж, так, одно название!- помещица обречённо махнула рукой, - Вот и приходиться пока совсем старухой не стала, самой себя в достойном состоянии поддерживать! Вот Ерофей Палыч и помогает в этом..
-У вас есть сердечный друг?-тихо спросил Бусов, помещица кивнула.
-Есть… ох господи!..
-И конечно моложе вас?
-Хм.. да.. ему тридцать один год..
-И конечно вы помогаете ему материально?
-Да знаю я всё!- страдальщецки заметила Галина Борисовна- Знаю! Что не столь я, сколь деньги ему мои нужны! Но пусть хоть так, хоть корысти ради, а испытать напоследок то, о чём в молодости то грезилось, а наяву почти и не было толком!
-Я вас отлично понимаю и не осуждаю- искренне сказал полицейский- но вынужден просить адрес вашего друга, поверьте, это сугубо по службе!- уверил сыщик.
-Прогонная №9, Кузьминский, Анатолий Серафимыч- глухо ответила Похошева.
-Вы не могли бы дать мне те рецепты, по коим вы снадобья принимали?- попросил Бусов. Помещица принесла пару листочков, написано по русски,- Ну и как, помогает?
-Помогает!- кивнула женщина, и опять погрустнела.
-Ну-с, не смею вас более утомлять своим присутствием- начал сыщик вставая со стула и надевая шапку- вы из города покуда не уезжайте, ваши показания могут понадобиться!- предупредил Бусов.
-Это что же, из за кражи в аптеке такой переполох?- удивилась помещица.
-А то как же!- уверенно заметил следователь, и попрощавшись ушёл.
Разговор с молодым любовником тоже ничего не дал. Господин Кузьминский, обитавший в небольшом собственном домишке в гордом одиночестве, по началу стал разыгрывать оскорблённую невинность, из разряда «Как вы смеете, это дело касаемо чести женщины!» но уже через пять минут после короткого монолога сыщика о перспективах «загреметь», Анатолий Серафимыч попросивши не предавать всё широкой огласке, подтвердил факт тайной интимной связи с помещицей, но клятвенно заверил что у них самая страстная любовь, которая только бывает.
-Угу- согласно кивнул следователь оглядывая неплохую мебель, и прочую хорошую обстановку в доме- страстнее только у Шекспира!
Об аптекаре Кузьминский ничего сказать не мог, так как лично не знаком, и вообще не нуждается пока в услугах докторов. Получив от следователя предупреждение не покидать города, Кузьминский остался наедине с собой, размышляя что такого могло произойти, что к нему заходил следователь? Да-с.. приятного мало.
Сев в пролётку, Бусов приказал гнать в Управу, а сам коротко прикинул «Так, тут похоже мимо, самая банальная история содержанки в портках… Тогда почему Похошевой не было в списке? Забыл просто от волнения? Возможно, ладно, дождёмся известий от Ефимова, и Хворостовского, и уж тогда будем решать!» Ефимов впрочем уже ждал шефа в кабинете, и как только Бусов вошёл, сразу рассказал, что прислугу хоть и с трудом, (там уже тело привезли) но опросил. Старик и раньше хворал, но скорее от утомления и нервов, а занедужил так что стали замечать, дней за шесть до кончины, но естественно значения не предали.
-Чёрт побери, совпадает всё по срокам-та!- заметил Бусов сидя за столом. Достал мешочек с костями, бросил-«чёт!»- А сообрази-ка братец нам чайку с тобой!-попросил он помощника, тот всё быстро организовал, и вскоре они уже блаженно тянули горячий напиток.
-Это что же получается- задумчиво проговорил Ефимов прожовывая кусок пряника- убийство?
-Оно самое Игорь Сергеич, оно самое, как я и предполагал в начале этого дела, и чтоб не совершилось ещё одно, нам с вами надлежит действовать на опережение.
-Это как же?
-Дождёмся записки от Музыкалова да вестей от Хворостовского, и тогда всё определиться!
Здесь вошёл дежурный, и принёс первое.
-Гм…. лекарства чистые, тут пока мимо!- сказал Бусов, кладя записку в папку. Где-то через полчаса, в кабинет влетело и второе, запыхавшийся Хворостовский хватил с дороги простой воды ( от предложенного чаю сморщившись отказался) разделся, и присев за свой стол, стал рассказывать. Во-первых, ждать пришлось недолго, минут 15-ть, половой громко поздоровался с госпожой Лизаветой, и он, Хворостовский, уже как приклеился, так и следовал всюду, и даже умудрился пару раз по малой нужде сходить, но предмет слежки не потерял, и вот что выяснилось. Поскакала наша дама не домой к остывшему телу папеньки, ни даже в поместье к Василию Царёву, а к некоему Венедиктову Алексею Иванычу, 33-х летнему улану в отставке, побыла там где-то с час,, потом они вместе вышли, поймали извозчика, и рванули прямиком к господину Булыгину нашему аптекарю. Но, заходила дама одна, пробыла с четверть часа, и вышла в сопровождении хозяина, который был чем-то весьма расстроен, затем она вернулась в гостиницу, а господин Венидиктов очевидно поехал к себе.
-Молодец Хворостовский, на чай заработал!- резко заметил сыщик вскакивая со стула, и бегом одеваться- так, Ефимов, Хворостовский, берите городового, и за Венедиктовым, да, обыск у него на квартире произведите, что подозрительное, сразу изымайте! Дежурный!- зычно позвал следователь. Быстро вошёл унтер, но не успел даже козырнуть, как получил приказ найти Лебеденко.
-Так они тут, Николай Трофимыч-то в Управе!
-Зови сюда, живо!
-Слушаюсь!- исчез унтер.
Сыщик успел облачиться, когда быстро вошёл околоточный.
-Вызывали-с, Иван Силыч?
-Вызывал-с! Вот что, давай-ка бери кого из городовых, и тащи сюда аптекаря, без меня ничего ему не объяснять, а держать в дежурной части. А затем доставить Афанасия Герасимова, но этого вежливо, исполнять!
-Слушаюсь!- исчез и этот.
В приёмной, взяв с собой околоточного Иванова и одного городового, Бусов быстрее ветра помчался в гостиницу «Парадиз». Успели как раз вовремя, госпожа Герасимова металась по номеру и собирала вещи. Бусов оставив городового внизу, поднялись вместе с Ивановым, и вошли в беспечно незапертый номер.
-Ба, Елизавета Амосовна, вы далеко собрались-то?- весело спросил Бусов когда столкнулся с нагруженной коробками дивой. Увидав полицейских, постоялица сменилась в лице, и разом выронила все коробки.
-Вы.. как вошли?- пролепетала она, затравленно глядя по сторонам.
-В дверь- коротко ответил Бусов, и обратился к коллеге- Матвей Савелич, давайте за понятыми, обыск чинить будем!- Иванов вышел, и через минуту вернулся ведя за собой перепуганную горничную и коридорного. Бусов коротко обрисовал понятым что от них требуется, и методично стал шарить по номеру, параллельно беседуя с ошарашенной всем происходящем Елизаветой.
-Что вы тут планируете найти?- неуверенным голосом лепетала Герасимова, пытаясь что-то сообразить. Иванов быстро нашёл в одной из коробок пачку ассигнаций в 5000 рублей, и коробочку с кольцами да серьгами.
-Ну, вот что-то уже нашли!- заметил сыщик подходя к даме почти вплотную, от чего та попятилась, и плюхнулась в кресло глядя с низу в верх.
-Это… это моё- залепетала дама.
-Да ясное дело ваше, госпожа Герасимова, не моё же!- согласился следователь, и переспросил откуда такое богатство?
-Мне… мне подарили- тяжко дыша ответила дива, умоляюще глядя на следователя.
-Да ну? Кто же? Господин Венедиктов или господин Царёв? – снова надавил сыщик.
-Откуда вы… впрочем, это не ваше дело.. я их не украла! – пытаясь собраться с силами, выдавила из себя Елизавета.
-Разумеется заработали- согласился сыщик, и добавил- очевидно тяжким, всенощным трудом?
-Вы хам?- то ли спросила, то ли предположила дама, уже совсем непонимающе глядя на Бусова.
-Ну что вы мадемуазель, я сама галантность, учитывая особенности моей службы!- деловито заметил Иван Силович, не двигаясь с места.
-Иван Силыч, ничего кроме тряпья и склянок с духами да румянами!- доложил околоточный подходя ближе.
-Не торопитесь Матвей Савелич, не торопитесь!- успокоил его сыщик, и снова пристально поглядел на даму, точнее на её украшение на груди, золотое сердечко. Н-да..
-Я уже говорил вам нынче, что мне очень нравиться ваш кулон, он меня очень волнует!- и не дав хозяйке опомниться, быстро сорвал его с шеи.
-Не смейте!- хотела вскочить Елизавета, но рука следователя легонько толкнула её обратно, и она тяжело дыша вцепилась руками в боковинки кресла, не мигая глядя на Бусова. Тот отойдя шага на три в сторону, взял «сердечко» тремя пальцами, щёлк! Оно как жемчужная раковина открылась, но вместо благородного жемчуга, там таилась страшная, чёрная горошина.
-Етить твою мать!- выдохнул Иванов глядя на это.
-Ну, Елизавета Амосовна, - с горькой усмешкой произнёс Бусов- яд-то, для кого припасли, для себя или для брата Сергея? Ну?!- при этих словах горничная в ужасе прикрыла рот рукой, а коридорный мелко перекрестился. Герасимова несколько раз глубоко вздохнула, брызнула слезами из глаз, и лишилась чувств по настоящему.
Иван закрыл «сердечко» и завернув кулон в бумагу, сунул в карман. Затем взял коробку с вещественными доказательствами (деньги и украшения) приказав Иванову остаться и оформить всё как надлежит с понятыми, подошёл к бесчувственному телу, и парой лёгких пощёчин, привёл тело в сознание.
-Собирайтесь сударыня, нам пора!- сухо сказал он.
-Куда?!- нервозно воскликнула дива- Я вовсе не хочу…
-Ну для начала в Управу, а там очевидно и на каторгу, по Большому тракту!- спокойно разъяснил Бусов, и взяв даму за локоть, повёл её на выход. Елизавета так была шокирована произошедшим, что вначале кроме стенания и отрицания, ничего из себя не исторгала. Сыщик даже галантно бросил ей на плечи плащ на меху. Но на лестнице, дива внезапно закатила истерику, и следователю пришлось бросить в бой свой стратегический резерв, городового, оставленного на этот случай внизу. Под изумлённые взгляды публики, Елизавету Амосовну невежливо скрутили, и что называется повели на выход с вещами.
В Управе, Бусов велел покуда упрятать рыдающую даму в соседний кабинет, а сам прошёл в свой, где его уже ждал небольшой сюрприз. За ефимовским столом сидел Николай Трофимыч, и записывал показания хныкающего да икающего Афанасия Герасимова, трясущегося как осиновый лист. Позади стоял дюжий городовой.
-Сознался душегуб в чистую!- радостно доложил Лебеденко, когда следователь вошедши в кабинет, стал раздеваться у вешалки.
-Да неужели?- не поверил Бусов подходя ближе- Чем же ты его так прижал, братец?
-Да особо ничем, его ж видно, шальной какой-то, как оглаушеный.. Ну, я сразу ему как завели, в лоб и бахнул, что мол знаем что это он, и всё такое. Ну он и потёк как воск на свече, запел так, что я еле записать успел!
-Подписал?
-А как же? Всё чин-чинарём!- довольно ответил Лебеденко. Бусов прочитал показания отцеубийцы. Да, что-то подобное он тоже подозревал. Сестрица накрутила слабовольное ничтожество что «мол Серёжке-лиходею всё достанется, а им шиш», надавила на временами просыпающееся самолюбие, и готово дело!
-В гостиницу к сестре, за ядом приходил?- устало спросил сыщик, равнодушно глядя на кусок слизи сидящий на стуле ( привык за годы службы ко всему)
-Да- тихо пролепетал Афанасий- бес попутал…
-Это да, бесы они такие поганцы, всех путают- согласился сыщик, и велел отправить Афоню в камеру. Городовой брезгливо бросил «Пошли» и уволок преступника.
-Так, аптекарь где?- спросил Бусов проходя за стол.
-В арестантской, прикажете позвать?- вскочил Лебеденко. -
-Нет погодите, его рано, сестрицу Елизавету давайте, а то чую она заскучала там в кабинете-то!
-Слушаюсь!- метнулся околоточный, и через две минуты, привёл раскрасневшуюся и заплаканную даму, да городового, ставшего у ней за спиной. Бусов жестом указал ей садиться на стул, Лебеденко приготовился протоколировать.
-Ну-с сударыня, рассказывайте!
-Что рассказывать?- обречённо спросила дива.
-Как отца отравили с младшим братцем, как старшего к праотцам хотели спровадить, да наследство поделить, ну?
-Не было этого! Он сам!- нервозно но неуверенно возразила Елизавета, и снова тяжко задышала.
-Показания Афанасия Герасимова!- объявил Иван Силович, и неторопливо, выделяя каждое слово, прочитал признания младшенького. Затем отложив лист в сторону, неторопливо спросил.
-Итак, будете говорить сами или очную ставку вам с Афоней устроить?
-Не нужно, я признаюсь… -убитым голосом залепетала Елизавета, и добавила что её «бес попутал». Сыщик аж немного руками всплеснул.
-Ну надо ж сколь у нас тут в Ладове бесов-то завелось, прямо легион целый! Афоню-бес, вас- тоже бес! Прямо шабаш сплошной! Ладно, переходим непосредственно к делу. Убийство вы спланировали?
-Нет, не я.. я.. лишь согласилась… потом…
-Гм, а кто, аптекарь?
-Нет, не он..
-Значит любовник ваш, Венедиктов, отставной уланский поручик? – уточнил Бусов.
-Он… его идея была.. год назад ещё предложил… но я не могла… сразу не могла…
-Угу, а потом значит смогли?
-Да, потом решилась..
-Что повлияло, помимо беса?
-Жить в нищете не хотелось, вот и решилась…
-Аптекаря, вы подбили на изготовление яда?
-Да.. я… господи, ну сколько ещё спрашивать?!
-Тихо! Сколь надо будет, так, как же вы его уговорили-то?
-Ну как может уговорить стареющего мужчину, молодая девушка? – уже равнодушнее произнесла Елизавета, и криво усмехнулась.
-Интрижка значит у вас с ним была?
-Да, да и денег потом пообещала..
-Много?
-Десятую часть от наследства…
-Приличный куш! Аптеку кто якобы грабил? Кто замок ломал и чья это идея была?
-Придумал это сам Булыгин, мол так легче препараты реализовать для дела, чтоб открыто их не продавать. Там же почти всё по рецептам выдаётся, а значит себя обнаружить можно, ну вот и придумал ограбление! А замок Алексей ломал, Венедиктов… а я в пролётке на улице ждала.
-На что же рассчитывали?
-Да как на что?- с сожалением заметила дама- Стали б что ль наши такую мелочь как аптека эдак вот рыть то? Кто ж знал что вас к нам занесёт? – горько усмехнулась Елизавета жмурясь от слёз.
-Да и я бы не стал, коли б вы замок-то по-дурацки не раскурочили!- заметил неожиданно Иван, и хитро глянул на даму.
-Как это?- не поняла та.
-А это я вам сейчас покажу наглядно. Вы вон на тот стульчик пересядьте пока, да, вот так, а ты братец- сыщик обратился к городовому-волоки сюда господина аптекаря, его выход!- городовой вышел, а сыщик извлёк из стола два замка, новый и старый- Сей момент покажу, на чём я вас всех зацепил-то, душегубы!- посулил следователь.
Когда аптекаря привели, тот сначала за возмущался «Как вы смеете, да по какому праву, да у него репутация, да знакомства!», но когда Бусов коротко и чётко пояснил Ерофей Палычу в чём того обвиняют и уличают показания пока ещё только двух соучастников, моментально сказал что это всё наветы и наговоры, а верить чокнутому купчику и гулящей девке де нельзя! Но следователь попросив аптекаря замолкнуть, обратил его внимание на замки.
-Вот, извольте взглянуть сюда Ерофей Палыч, перед вами два идентичных замка, один ваш, якобы вскрытый ворами, а второй-наш, купленный намедни в лавке купца Петяева Егора Захарыча. Ну, на первый взгляд, замки и замки, что в них? Но, вот какая интересная штука тут есть, которую я сразу по осмотре вашей двери приметил. Вот глядите- Бусов указал на старый замок- он открыт вроде бы грубо, по дилетантски, однако есть одно «но» господин аптекарь. Я хорошо знаю многие замки, и этот тоже. Так вот любезный, ежели ваш замок открывать эдак по-дикому как он якобы «открыт», механизм внутри сработает так, что его уже не открыть, а только вырезать с куском двери. ( аптекарь начал заметно бледнеть) А из этого следует, что замок сначала открыли своим ключом, родным, с которого слепков не делали, я проверял, а уж потом так изуродовали, что теперь лишь на запчасти. Демонстрирую наглядно!- произнёс сыщик беря новый замок, и доставая из стола небольшую отмычку- Вот мой замок, новый, внимание! (все замерли) Бусов аккуратно вставил отмычку, чуть пошевелил ей, и замок издав щелчок открылся. Вытащив отмычку, Иван вставил ключ, и несколько раз открыл-закрыл- То есть, я вскрыл замок отмычкой как положено, а потом ключом, он исправен, отложим его!- следователь положил его на стол, и взял в руки другой- теперь ваш господин Булыгин, извольте глядеть, беру только ваш ключ, ибо отмычка уже не нужна!- Иван Силович вставил ключ с трудом, но как ни старался, ни как не смог провернуть.
-Всё господа, и вся премудрость!- устало заметил следователь, кладя замок на место- Вот на чём вы и погорели в самом начале, убийцы!- подвёл итог Бусов, глядя на осунувшегося аптекаря. Елизавета Герасимовна неожиданно затряслась в истеричном смехе пополам со слезами.
-Старый идио-о-от!- взвыла она, указуя пальцем на Булыгина, и тот лишь кисло сморщившись, произнёс «Шлюха, ****ь».. и обхватив голову руками, временно затих.
-В общем-то почтенный гиппократ- для вашей незавидной участи хватит и показаний сообщников, а замки это так, завершающий акт трагедии. Вон, даме обещал продемонстрировать, ну что, сознаваться-то будем, или как?
Издав тяжкий вздох, аптекарь принялся каяться. Надо ли говорить, что и этого тоже попутал бес? ( Прав был Иван Силович, развели в Ладове чёрти-чего, и чем только духовенство занято?) Когда с этими было закончено и обоих проводили по камерам, объявились наконец Хворостовский, Ефимов, и иже с ними господин Венедиктов, со связанными за спиной руками, в растрёпанном поношенном мундире и с разбитым лицом. Как тут же разъяснил Хворостовский, они прихватили почтенного поручика у дома, когда он выносил ведро с золой. Увидав полицейских, он метнул в них ведро ( не попал к счастью для себя) и пустился в бега.
-Три квартала за ним гнались, всех перепугали на улице!- пояснил Хворостовский- а как догнали, он городовому Зубатову губу разбил, ну мы осерчали Иван Силыч, и того-с, помяли его чуток!
-Вижу!- бросил следователь и спросил для начала у задержанного, зачем тот бежал, на что получил ответ «Бес попутал» от чего Бусов и Ефимов к удивлению присутствующих, громко расхохотались, после чего следователь утерев слёзы приказал арестанта развязать, затем начался допрос. Венедиктов сознался лишь в том что науськивал «Елизавету доить этого барчука Ваську Царёва на деньги да украшения» а соучастие в убийстве категорически отрицал несмотря на все показания и улики, и даже аптеку он не ломал и там не был.
-Да везде вы почтенный были!- уверенно заметил Бусов, и пояснив тому что улик и показаний против него достаточно для путешествия по Сибири, велел препроводить господина Венедиктова в камеру, что и было сделано.
-Да господа, а поработали мы с вами недурственно!- подвёл итог Иван Силыч, когда уже вечером, все они (кроме разумеется Хворостовского,) пили чай в кабинете.
Дело получилось громким. Более всех, был ошарашен им Сергей Герасимов, старший из братьев. Буквально на другой день после ареста Афанасия, он прибыл в Управление, и попросил разъяснений, ибо многочисленные родственники и друзья, были мягко говоря в недоумении от произошедшего. Полицмейстер сплавил купца Бусову, и тот всё ему рассказал, и даже дал почитать показания сестры и брата.
-Я… не могу в это поверить!-тяжело дыша шептал Сергей, утирая платком сочившееся потом лицо.
-Увы Сегей Амосович, это не сон к сожалению, а явь, причём страшная! Вы кстати должны были умереть вторым, у Лизаветы вашей, две горошины смертельных были. Так что считайте вам повезло! – заметил Бусов.
-Я... видеть их желаю… обоих- тяжко проговорил купец прикрыв глаза.
-Хорошо, я распоряжусь, но через решётку, мне тут драмы не нужны!
Преступников вывели из камер, и поместили в арестантскую. Сцена «свидания» родственников была не из лёгких. Купец в сопровождении Бусова подошёл к клетке, и немигающим взором стал буквально сверлить сестру и брата. Афоня тут же зарыдал, и упав на колени, стал каяться и просить прощения, а Елизавета тяжко дыша просто опустила голову, и устало села на лавку. Сергей что-то проскрежетал сквозь зубы, смачно плюнул на пол в клетке, и молча покинул полицейский участок. Всё было кончено.
Зато в Ладове, поднялась новая волна разговоров о сыщике, отравителях, и глупом барчуке Василии Царёве, который по слухам имел самый неприятный изо всех приватных разговоров со своим папенькой. Кстати сказать помещица Похошева и её любовник, к делу оказались действительно не причастны, и не были привлечены даже в свидетели, но слушок о них всё одно покатился. Полицмейстер радовался более всех что дело так быстро и ловко было раскрыто, на что Иван Силыч заметил что да, они с ребятами поработали неплохо. И снова имя следователя Бусова стало носиться в салонах да обычных беседах, и опять обрастать былями да небылицами…
А меж тем, в эти же самые дни когда догорали последние сполохи «Дела Отравителей», барышня Брусникина во всю готовила званный вечер.
Вначале, она завербовала в помощники брата Олега, пояснив тому что стало как-то скучновато, и хотелось бы разнообразить жизнь, а для этого она желает устроить званный вечер. Так, человек на десять-двенадцать, ну может двадцать!
-А что сразу не на тридцать?- делая серьёзное лицо поинтересовался братец, наблюдая как азартно горят у любимой сестры, её васильковые глаза.
-Нет, на тридцать это затратно и не нужно, да и кого мы позовём из тех кто в таком количестве нужен?- озабоченно парировала Светлана, призадумываясь на ходу, закусив по обыкновению пальчик.
-А кто тебе вообще тут нужен-то?-издалека, чтоб не спугнуть начал Олег- Подруги твои, Даша да иные? Ну организуй девичник да резвитесь там во всю, нет?
Оказалось что конечно нет. Девичник, это само собой, это потом, теперь надо позвать разных гостей, чтоб поговорить с ними о чём-либо. В фанты поиграть, да и погадать!
-Ну ты уже составила список тех кого собралась звать-то?- как бы невзначай спросил Олег. Сестрёнка чуть потупила взор, и как то застенчиво произнесла.
-Н… нет… я с тобой это хотела обсудить.
-Даже не знаю чем и помочь тебе!- разочарованно протянул брат- Я же не ведаю кто тебе интересен как гость? Хотя стой, есть у меня один человек на примете- наморщив лоб, стал изображать задумчивость Олег- но вот не знаю пойдёт ли он, говорят занят очень!
-Это ты про кого?- навострилась Светлана.
-Да про Ивана Силыча нашего, про Бусова, ты же вроде хотела поближе с ним пообщаться, или это не так?
Прямо здесь же выяснилось, что «идея Олега» пригласить Бусова недурна, он и в самом деле разбавит светский вечер чем-нибудь эдаким, ну эдаким! Ну неужели непонятно?
-Не понятно!- вздохнул братец, едва сдерживая улыбку- Ты лично вот, о чём с ним поговорить-то хочешь?
-Я? Ну о чём… там видно будет- пожав плечами ответила сестра, и глубоко вздохнув добавила- Лишь бы пришёл!- поняв тут же что проговорилась, барышня прикрыла рот ладошкой ожидая от Олега разных колкостей, и не обманулась.
-Ах вот в чём дело-то оказывается!- протянул он, делая саркастическое лицо- Ну так бы сразу и говорила…
-Олег!
-Ну теперь-то дело ясное. Теперь же всё всплыло на поверхность, наша Светочка готовит вечер чтоб заманить на него господина следователя!
-Олежек!- возмущённо но не сильно, вспыхнула Светлана- Ты не язви тут, вот! И вообще всё не так как ты там себе напридумал!
-Да ну? А чего у тебя щёки горят? - улыбнулся брат.
-А это от того, что ты ставишь меня всё время в неудобное положение своими шуточками! Я совета пришла спросить, а ты… Ну чего ты лыбишся в самом деле? Вечер давай помогай организовывать! - уже сама усмехаясь, повторила Светлана.
-Да помогу конечно чем смогу, но вначале надо заручиться поддержкой твоих родителей!
-Это само-собой!- заговорщицки зашептала Светлана- а давай Олежек, вначале ты с ними поговоришь, ну как бы от себя, а уж я после того, ага?-
-Ну ага- согласился таки Олег- я попробую, но и ты давай подходи к этому со всей серьёзностью. Дело непростое!
-Конечно-конечно, я тоже подойду, ты только первый начни!-заверила его сестрёнка, и дело потихоньку закрутилось.
К радости Светланы, родителей особо и уговаривать не пришлось, едва услышав от Олега «его» идею, папа и мама сразу же ухватились за неё, и собрав в гостиной семейный совет, стали судить-рядить как всё устроить. С начало решали скольких и кого позвать, и глава семьи согласился что человек десять-двеннадцть, будет в самый раз. Ну во первых, три - четыре дочкиных подруги, дядю Матвея обязательно, он всегда рад разбавить своё одиночество. Пару коллег из училища с жёнами, полицмейстера с супругой, и конечно же уважаемого Ивана Силыча надо непременно позвать ( сама барышня начала уж было волноваться что его не внесут в список ) Олег прямо тут же составил реестр будущих счастливцев, и поинтересовался насчёт пригласительных билетов, надо ли покупать уже готовые, или стоит изготовить их самим, это ведь и не трудно, и почти не затратно. Папенька сказал что лучше самим, у него есть пачка бумаг для записей украшенной вензелёчками, небольшого формата, как раз чтоб записочки писать. А дальше уж сама барышня Светлана должна будет всё каллиграфически написать, разложить по конвертикам, и надписав их, отправить адресатам. Да, за продуктами для предстоящего пира, по мимо Таисьи, должна будет идти сама Светлана ( чтоб всё проконтролировать) а в качестве грубой мужской силы, был мобилизован брат Олежка ( на всякий случай) на том и порешили, назначив основную операцию на послезавтра.
Перво-наперво, барышня Брусникина, занялась билетами, красиво и со вкусом надписывая ярко-зелёные листочки, предварительно их пронумеровав. Ну если с основным количеством гостей она справилась играючи, то вот с билетом для господина Бусова, пришлось ей бедной помучиться! Ага, вы думаете так легко определиться под каким номером его ставить? Вначале, с ходу хотела поставить №1, но потом здраво рассудив,, решила что это будет слишком явно, и поразмыслив, поставила Бусову знак бесконечности, то бишь №8. Затем повисла неловкая пауза как написать обращение. Дорогой… нет, ну что вы, ни за что! Сразу все всё поймут ( нет, он конечно дорогой, но… это потом). Уважаемый… э-э.. Почтенный… нет, почтенный, это дядюшка Горчицын, он пожилой, ему аж 56-ть бахнуло, а господину Бусову всего 36-ть… Нет, он не почтенный… М-м… может просто господин? Ну как-то суховато, словно прошение подаёшь… Вот ведь задача для молодой, умной, красивой и образованной барышни! Приглашение люби… э-э.. нужному человеку, составить не получается! Глубокоуважаемый… нет, опять не то, снова какой-то рапорт получается! Позлившись на себя ещё минут десять, Светлана всё же решила что самое подходящее, это Уважаемый… да, ничего другого не остаётся! Ну он же и в самом деле уважаемый? Да и для маскировки подойдёт, да, будем писать Уважаемый!
Вскоре после того как депеши скоростным аллюром были разосланы приглашённым, возникла самая основная, самая жутко трудно разрешимая задача, ( да что там, практически невыполнимая!) из разряда «Что надеть, и как я выгляжу?» Мужчины сразу же, причём решительно самоустранились от участия в этом предприятии. Папенька под предлогом что «У него нервы», а братец «Что ни черта в этом не смыслит». Таким образом, всё бремя тяжёлого выбора, легло на хрупкие плечи маменьки и Таисьи. Однако, к удивлению сильной половины, справились довольно быстро, часов за пять, и выбрали таки премилое и симпатичное платьице, лимонного цвета, в котором принято было выходить вечерами к гостям. ( приём был назначен на пять часов вечера, в выходной, да ещё и под праздник). В общем всё было готово для предстоящего вечера, и барышня Брусникина с замиранием сердца стала ожидать заветного часа, гоняя в голове одну лишь мысль, «Только бы Он пришёл»
Приятная неожиданность в виде приглашения на званный вечер, настигла Бусова утром означенного дня, когда он вернулся домой из Управы, где надо было закончить последние формальности по делу отравителей, и прямо в передней, уже когда он снял верхнюю одежду, и шапку, к нему тихо подошла огорчённая чем-то горничная с подносом в руке, на котором белел небольшой конверт.
-Вам тут письмо барин прислали, от женщины!- добавила обиженно Катерина.
-Что, прямо так и сказали «Передай барину от женщины?»- хмыкнув переспросил Бусов, беря конверт.
-А разве по почерку не видно? И пахнет духами- надув губы пояснила горничная. Иван приложил к носу, да, есть немножко. Поблагодарив Катерину, Иван Силович поднялся к себе, и устроившись по удобней в кресле, вскрыл пакет. -
-Ба-а! вот неожиданно но интересно!- протянул Бусов- пожалуй и правда поеду отдохну, да и её лишний раз увидеть приятно будет!
И тут Бусов неожиданно поймал себя на мысли, что он не просто рад, он сам, где-то глубоко в душе, желал чтоб что-то подобное случилось, чтоб был повод сделать Брусникиным визит. Что-то часто он стал ловить себя на том, что ему не просто приятно лицезреть барышню Брусникину, ему хочется видеть её по чаще ( разумеется не в ущерб службе) нужно же наконец и о чём-то хорошем думать, а не только об убийцах да грабителях. Подтрунивать по доброму над влюбчивой Катериной это одно, а тут… Тут для души нужен человек которого ты готов видеть в любое время суток, да что там видеть, общаться просто, в театр пригласить наконец, на прогулку, или куда там ещё юных барышень приглашают? Эх давно вы господин Коллежский советник, с приличными барышнями-то не общались, поди уж и забыли как оно полагается-то? Да нет, прорвёмся драгуны, выйдем из кольца, непременно! Этот званный вечер подходит как нельзя лучше, своего рода разведка боем. Да, осмотримся, поглядим на мир Брусникиных изнутри, и сразу будет ясно как вести дальнейшую кампанию. Пора в конце-концов и о себе немного подумать! У Ивана не возникло ни малейшей проблемы что одеть, на этот случай у него был отличный чёрный сюртук с такими же брюками, белоснежная с синеватым отливом сорочка, и хорошие туфли. Шёлковый галстук тоже был чёрный. Ему шёл этот цвет, и вообще одежда тёмных тонов, ярких контрастов в облачении он не любил, за исключением каких-то особенных случаев.
Светлые тона, он иногда носил летом, но лишь на отдыхе, или дома в свободное время. Помылся- побрился наш драгун на славу, в меру побрызгал себя одеколоном, сказал себе в зеркало «красавец!» и к назначенному времени, уже дёргал ручку звонка в доме Брусникиных.


Х Х Х

Иван Силович заявился восьмым по счёту ( вот судьбоносный билет!) по мимо него там уже был дядюшка Горчицын, три подружки, ( среди них Даша Светлячкова) неизвестный господин с супругой, и ещё какой-то мужчина лет 30-ти. Не успел Иван толком поздороваться да ручки поцеловать ( получилось только маменьку осчастливить) как появились полицмейстер с женой, да молодая женщина лет 25-ти, сразу бросившаяся с короткими извинениями к одинокому мужчине. Всех представили: подружек тех что сыщик не знал, звали Вера и Наташа, в первой чете были учитель истории Демьянов Борис Ильич с супругой Алескандрой Павловной, вторая пара оказались учитель словесности Антон Герасимович Собольский и жена его, Валентина Сергевна. Других гостей уже не ожидалось, и когда все перезнакомились, перелобызались ( барышне Брусникиной в этой суматохе ручку так и не поцеловали, налетели прямо все на Ивана Силыча как на диво какое, а она между прочем старалась для них! Ну… и для себя тоже) родители торжественно пригласили всех для начала к столу. И тут Светлана всё же бывшая на стороже, ухитрилась таки сесть напротив Бусова, рядом с ней примостилась Даша Светлячкова, далее шли Вера и Наташа возле коих пристроился Олежек, тут же ставший развлекать девушек забавными шутками. Родители сели где-то там, для Светланы сейчас существовал только один обзор, лицо напротив, которое тоже с нескрываемым интересом, нет-нет, да поглядывало на неё ( какой она всё-таки тонкий стратег, и знаток психики… ой нет, этой, как её, психологии! Умудрилась так ловко сесть! Ну теперь дело в шляпке!)
И вдруг, «тонкий знаток психологии» заметила, что Даша (лучшая подруга!) очень уж как-то по особому, даже вызывающе-откровенно, послала Бусову целых три играющих взора, и, о ужас, на один из них он даже ответил! Так, это надлежит немедленно прекращать на корню, она бы даже сказала пресечь эти переглядки ( так ведь бог знает до чего можно допереглядыватся!) и Светлана незаметно, но весьма чувствительно, пнула под столом подружку в лодыжку.
-Что?- вздрогнув от неожиданности, зашептала Даша в ухо товарке.
-Ничего! Глазками своими не зыркай куда не следует!- зашипела на её Светлана, так же чуть склонившись.
-Подумаешь!- деловито прошептала Даша, и чуть обидевшись, перевела внимание на Веру с Наташей, кои навострив уши внимали Олежкиным сказкам. Так, эта атака отбита, она потом ещё поговорит с этой… Светлячковой, ишь ты! Теперь надлежит самой переходить в наступление.
-Как вам у нас нравиться?- негромко спросила Светлана, когда Бусов слегка закусив, отпил из бокала красного вина.
-Очень нравиться Светлана Дмитриевна!- искренне ответил тот, с улыбкой глядя на девушку.
-Правда?-оживилась та.
-Истинный бог! У вас так уютно, и по семейному хорошо, что прямо взял бы, и поселился здесь!- негромко заметил сыщик, работая ножом и вилкой. От этих слов, девушка даже слегка зарделась. «Ой, он что, намекает, или просто у него манера говорить такая?» озадаченно подумала она, но додумать не успела, сыщик снова добавил мёду.
-У вас вообще здесь мило, народу не много, но это даже радует, не будет пустых разговоров, и всяких светских политесов. У вас Светлана Дмитриевна золотые ручки, это же вы верно всё организовали, да?- лукаво переспросил сыщик, отчего барышню бросило в жар смущения ( опят щёки-предатели запылали!) Но Светлана всё же взяла себя в руки, и глотнув холодного лимонада, выдохнув ответила.
-Ну… это не совсем так… это мы все придумали… скучно как то живём..
-Ага, ну что же, вы все просто молодцы, похвалил сыщик отложив пока приборы аккуратно промокнувшись салфеткой- я прямо отдыхаю тут у вас душой, и особенно приятно-Бусов понизил голос- это то, что вы сидите напротив меня, а не сбоку!-
-А… почему вам это приятно?- улыбнувшись уголками губ, переспросила Светлана, но про себя уже начиная радоваться.
-Потому что могу вот так с вами сидеть и разговаривать, а не тянуть –выгибать шею вбок-набок!- откровенно сознался Бусов, и он не лгал. Светлана тоненько хихикнула, и поделилась ( но совсем шёпотом) что ей тоже это приятно. Не успел сыщик ничего ответить на это, как прорезался голос полицмейстера.
-Иван Силыч, голубчик, а что же вы нам всем не похвалитесь-то?
-Похвалиться, чем, Василий Петрович?- искренне не понял Бусов, подозревая худшее и не ошибся.
-Господа!-интригующе начал захмелевший Горынин- наш Иван Силыч, намедни, буквально за считанные дни, раскрыл очень опасное дело, разоблачил и обезвредил шайку опасных преступников-отравителей!..
-Ну полноте вам, Василий Петрович!- недовольно перебил его сыщик- дело не самое сложное, преступники дилетанты, хоть и опасные, но вряд ли юным барышням будет интересно слушать про деяния отцеубийц?
-А вот мне так очень интересно было бы послушать!- кокетливо сказала вдруг Даша, одаривая сыщика сладчайшей улыбкой. Светлану аж передёрнуло от возмущения. Она опять?! Ну пусть только…
-И нам! И нам интересно! –защебетали вдруг Вера с Наташей, сверля Бусова своими глазищами. Ну знаете! Это уже просто названия не имеет! Кругом одни предатели! Подружки называются! Зови их после этого на званные вечера! Ничего, весь разговор ещё впереди, она им всё выскажет, пусть только всё это кончиться и тогда…
Светлана не успела додумать способов кары для «вероломных» подружек, как обречённо вздохнувший сыщик, коротко и сухо, посвятил слушателей в суть дела, нарочно выбрав самые казённые и серые краски, чтоб не подогревало интерес, и всё бы хорошо, если б опять не Горынин.
-Иван Силыч, а расскажите нам, где эта Елизавета, вторую порцию яда хранила?- хмыкнув спросил полицмейстер, и добавил таки соли- И как вы его обнаружили?
«Чтоб ты сгорел старый перец!»- кисло подумал Иван в адрес почтенного начальника, и в голову пришли вдруг строки из давнего, на него самого, доноса «Низко выражался о высоком штабном начальстве» (этот донос ему потом подарил один чиновник секретной службы, и сей документ теперь хранился в личном архиве сыщика. « Ну ладно господа драгуны, помирать так весело!»- подумал Бусов, и отхлебнув вина бросил.
-В золотом кулоне с секретом, на груди у ей висел, я сорвал и уличил преступницу, всё!
-Боже, какой роман! – томно ахнула какая то из подружек. А Светлана даже растерялась слегка. «Кулон. На груди. Сорвал и уличил. То есть он туда… о боже… он руками туда лазил что ли? Да этого же не может быть… Ну, ну как это?!
-Господа!- возгласил неожиданно Олег и встал – право довольно уже этих служебных историй, ими и так весь город гудит! Вот все убийцы, отравители, вот всех туда, за стены дома! А тут мы веселимся, общаемся, и я предлагаю всем немножко танцев, я, готов сесть за пианино!- все зааплодировали, а Светлана даже повеселела. Ну вот, только и остался один верный друг, братец Олежка, не предатель как некоторые. Все стали резво вылезать из-за стола, заиграла музыка, и Светлана опасавшаяся что может произойти «нечто», вдруг к радости своей оказалась приглашена… Им! Иван Силович как то быстро оказался рядом, и просто пригласил. Наша барышня давно не испытывала такого восторга и радости! И ведь танцы то так, домашние, не светские даже, но… самые лучшие! Прошлись в одном танце, потом сели отдохнуть поодаль от стола на разных стульях, и пока другие меняя партнёров ( подружки хоть и предательницы, но Олежек, сдавши пост дядюшке, всё же потанцевал с каждой по очереди) разговорились.
-Я несказанно рад что очутился у вас!- снова повторил свой комплимент сыщик, но девушка как-то чуть смутившись, неуверенно заговорила совершенно о другом.
-Иван Силыч, а скажите мне… только не подумайте чего… я о той истории… с кулоном…
-Вот дался вам этот кулон!- улыбнулся Бусов, наблюдая как барышня то поднимает то опускает глазки- ну спрашивайте уж что хотели, ладно, расскажу!
-Нет… я просто… он же на груди у неё был?
-Ну разумеется, а где ж ещё?
-И… вы- Светлана еле сдержалась чтоб не превратиться в бурак- прямо его рукой… туда залазили… да?
-Ох господи, нет конечно! (В душе у барышни запели птички!) я его просто одним махом сорвал. Она и почувствовать ничего не успела!-
-Правда? Совсем-совсем ничего?
-Ничуть! Я умею это делать, и как- нибудь вам покажу!- пообещал сыщик.
-Как? Прямо на мне что ли? – растерялась Светлана, но сыщик спохватившись заметил что нет конечно, на барышне он ничего такого показывать себе не позволит. На крайний случай он попросит вон Дашу ему ассистировать!
Что?! Как вы сказали господин следователь?! Дашу?! Ассистировать?! Ну нет, этому решительно не бывать никогда, просто ни под каким предлогом и видом! Ещё чего выдумал, Дашу! Да этой только волю дай, до такого может «доассистироватся», что чертям тошно станет! Нет-нет, решительно, категорически нет! Просто табу, вот!
Всё это молнией пронеслось в голове у барышни Брусникиной, но вслух она произнесла лишь.
-Нет… не надо показывать… я вам… верю!- с нарочито серьёзным видом закивала Светлана, и сыщик согласился с ней.
-Господа!- вскочила вдруг с места сама устроительница вечера- минуту внимания! Я предлагаю поиграть в фанты! Два круга, а там как пойдёт!
-А давайте!- согласился кто-то из середины, со смехом подали чей-то цилиндр, и посыпалось туда что ни попадя, платки, кольца, часы, брошки, бантики, гребешки, словом у кого что было. Бусов положил свой огненно-красный платок ( для начала) Ну игра пошла. Само собой задания были вроде того как спеть, сплясать, кукарекать( это дядюшке Горчицыну выпало) изобразить что-то и т.д. Олежке выпало показать пьяного архирея, и это он с такими ужимками проделал, что укатал со смеху всех, даже следователь искренне хохотал как мальчишка. Полицмейстеру выпало проскакать на стуле, ( родители играть отказались) подружкам барышни и вовсе ничего интересного не выскочило, одна прошлась под руку три круга с историком и раскланялась, ну и тому подобная чепуха. Светлане выпало изобразить корабль в шторм, и девушка очень весело и азартно это показала: она вышла на середину, расправила платье, подняла в верх обе руки, надула щёки, выпучила глаза, и стала дуть, раскачиваясь из стороны в сторону. Наградой был гром аплодисментов, и особенно сильно хлопал Бусов, она это заметила, да! Самому следователю выпало петь. Он сразу сказал что от его пения куры дохнут, но вот сыграть на пианино он может, хоть и не очень. На том и сошлись. Иван сыграл какой-то военный марш ( вышло и впрямь не ахти) но кое-кто похлопал, особенно звонко стучали Светочкины ладошки, после чего сыщик глубоко поклонился, прижав правую руку к груди.
-Боюсь даже думать что будет во втором круге!- смеясь заметил он, усаживаясь на своё место. И не ошибся. Начался второй круг. Ничего особо оригинального пока не было ни с кем, Светлане досталось выпить бокал шампанского, а так как девушка ничего кроме лимонаду до сего не пила, то это никого и не взволновало, пусть ребёнок потешиться! Но когда ведущий выудив из шляпы мешочек с игральными костями азартно потряс ими спрашивая что делать этому фанту? Кто-то из подружек (подозревается Верочка!) звонко крикнул.
-Целоваться 12-ть раз с Дашенькой!
Повисла немая пауза. Светлана как стояла со своим пустым бокалом, так и села на стул в ожидании худшего, и не ошиблась! Даша тут же азартно выскочила на середину комнаты, и с горящими глазами заявила что она готова.
-Господа!- с напускной серьёзностью подал голос Бусов вставая со стула (Светочка прямо обмерла) Это я! Иду! – и шагнул к Даше. «Драгуны умирают но не сдаются!» не громко но слышно проговорил, подошёл к сияющей как золотой червонец девушке, и действо началось!
-Раз! два! Три! – хором начали отсчёт играющие, но от этого отсчёта, у бедной Светочки случилась икота, аккурат в такт отсчёту поцелуев.
Ик! Да что ж это делается-то, а? Ик! Да нет, вы поглядите только на это, а? Ик! Дойти до такого бесстыдства? Ик! Да это ж всё подстроено! Ик! Это ж против неё заговор! Ик! Да гляньте ж все наконец правде в глаза! Ик! И он, он-то с чего такой довольный? Ик! Петь вы значит господин Бусов не желали, а целоваться значит да? Ик! И Даша эта, лучшая подруга называется… Ик! Могла бы хоть для приличия не сиять и не показывать как ей всё это нравиться… Ик! Месть её всем им будет просто ужасной! Ик!
-Двенадцать, всё!-хором, под гром оваций, закончилась наконец эта пытка. Нет, они все что, сговорились что ли, как же можно аплодировать такому безобразию? Да ещё бы полминуты, и эта предательница Светлячкова просто повисла бы на нём как на вешалке, и всё! Боже… как всё ужасно в жизни-то, а?!
Впрочем справедливости ради надо сказать, что поцелуи сыщик отпускал скорее дружеские, так сказать лобызал Дашу, но хотя определённо от неё веяло сладковатой волной, девушка всё же очень красивая! Ну так, в уголки рта, немножко в губки, без страсти, с легонца в общем… Правда барыня Брусникина об этом не задумывалась, её сейчас иное волновало. Так, всё! Никаких фантов более на сегодня, довольно! и вообще всяких таких игр, а то так чёрти до чего доиграться можно будет! Целовать Дашу 12-ть раз! тьфу! Это ж явно спланировано всё заранее было! А ещё 12-ть раз ничего не надо с ней сделать, нет? А то она вон как сияет, с радостью поди… боже ты мой?! О чём это она сейчас?! Кошмар то какой! И это всё лишь с одного бокала шампанского? Так, надо взять себя в руки, а все расстрелы и казни-завтра! Да, барышня Брусникина по мимо прочих талантов, обладала ещё одним, она могла быстро приходить в себя, и не опускаться до склок и истерик. Да, она такая, не то что большинство из её пустоголовых ровесниц, чуть что, то в обморок то в визг!
Светлана мысленно собралась, и уже вполне себе довольная поднялась со стула на зов папеньки, пригласившего всех снова выпить-закусить. Правда теперь сидеть напротив сыщика и глядеть в его разноцветные глаза было не так уж удобно… Да ведь ему же совсем не стыдно, да! целовался при всех с другой, и хоть бы хны! Хоть бы искорка раскаяния в глазах, нет, сидит и уплетает как нигде не был, и улыбается! Ну вот что ей бедной делать? Ну Дашеньку она завтра уничтожит, пусть пока сидит рядом, щебечет… Что? Что она сейчас у него спросила? А-а!.. «А вы Иван Силыч, не проводите меня до дому?» Что-о?! Да как она… боже, что ж он ей ответит? Ой… она сейчас… сейчас она… прямо тут…
-Нет Даша, простите, но я вас не смогу проводить, вон попросите Олега Иваныча, он я думаю вам не откажет!-вежливо но твёрдо, заметил сыщик. Каменная гора упала с нежных плеч Светочки! Ой, ну какой же он всё-таки милый и тактичный человек! Иван Силыч… душа человек да и только! Да, целовал, но ведь не взаправду же и понарошку, и дал это понять этой… (Лучшая подруга! Кто бы мог подумать, а?) проводить её видите ли! Сама дойдёшь, не графиня чай! Что? Он ей что-то говорит а она и не слышит ни бельмеса, всё в своих размышлениях.
-Светлана Дмитриевна!- снова обратился к ней сыщик.
-Да!- встрепенулась девушка- простите я задумалась- вы что-то говорили мне?
- Да, я хотел с вами кое-что обсудить, вы не откажете мне снова вернуться на вон те наши стулья? – сыщик указал вилкой туда, где они недавно общались.
-Да конечно!- девушка торопливо встала.
-Господа, простите, мне нужно Светлане Дмитриевне несколько вопросов задать, украду её буквально на четверть часа! –предупредил всех Бусов, и получив согласный кивок маменьки, они с барышней вышли из за стола, и сели в сторонку. Впрочем, другие постепенно делали тоже самое, несколько мужчин придвинули поближе небольшой круглый стол, и организовали карточную игру. Олег сел за пианино, и подружки барышни плотно обступив его, чего то весело щебетали, дамы повзрослее тесным кружком обсуждали что-то своё. Всюду горели свечи, и мир вокруг снова был полон таинственного и загадочного. Вечер…
-Что ж вы хотели со мной обсудить?- негромко спросила Светлана, глядя собеседнику в лицо, снова показавшееся ей милым и родным не смотря на всё.
-Ничего Светлана Дмитриевна, мне просто с вами интересно поговорить- неожиданно сказал Бусов, и чуть подался вперёд – а за столом это не совсем удобно!
-Правда?- улыбнулась Светлана уже по доброму, и даже как-то просияла глазами.
-Истинная правда, мне с вами интересно!- выделил сыщик слово «с вами» и действительно с интересом поглядел на девушку. «Какая же она красивая всё же, а? При блеске свечей особенно. Глаза… большие, выразительные, утонешь в таких прямо! Губы, губки точнее… так прямо и целовал бы их до одури… ( гм, и пил вроде не сильно, а куда понесло уже?) Щёчки как два персика, наливные, шея и… далее в общем. Да, стать и фигура отменная, осанка ровная, прямо русская богиня да и только, всё симметрично, всё привлекает, и всё хочется лелеять и защищать до последнего…
-Иван Силыч, вы куда смотрите?- услышал он, чуть с хитринкой заданный вопрос девушки.
-Кулон у вас Светлана… Дмитриевна чудесный, в виде яблочка!- ответил Иван переводя взгляд на несколько секунд именно туда, где меж двух упругих, прелестных холмов в вырезе платья, сияло золотое яблочко на цепочке. Светлана мигом глянула себе на грудь, сразу всё поняла, но виду не подала, не вспыхнула и не зарделась ( ну не кисейная же она барышня, чтобы краснеть поминутно?) и лукаво чуть улыбнувшись, да поведя изгибом бровей ответила.
-Да, это мне на 18-ти летие братец Олежка подарил!
-Балует он вас! –улыбнулся Иван, перемещая взор просто в лицо Светланы, но глаза в глаза не глядел, мало ли что…
-Я одна у него сестрёнка, вот и любит!- пояснила девушка, и спросила есть ли кулон у самого Ивана Силыча?
-Нет, просто ладанка от матушки, в медный медальон с крышечкой вставлена, сделано была одним мастером. Мама её мне дала когда я на войну уходил- негромко ответил Иван. И тут Светлана решила немного показать свои способности. Она чуть сосредоточилась, прикрыла глаза, и стала Глядеть, глядела секунд 15-ть. Иван молча ждал.
-У вас левая рука трижды ранена была?- тихо сказала она. И взгляд был уже задумчивый, чуть даже серьёзный.
-Да, именно так, иногда ноет к непогоде, вы это сейчас сами увидели?- спокойно спросил Бусов.
-Да- ответила Светлана и переспросила- вы верите моим словам, ну тому что я сказала и что могу Видеть?
-Верю, я сталкивался с таким на войне, да и сам кое-что могу!- улыбнулся Иван Силович, продолжая с интересом изучать прелестную собеседницу.
-А что?- навострилась девушка.
-Это военная тайна!- чуть улыбнувшись то ли отшутился, то ли в правду так ответил следователь, но этим только разжёг интерес.
-У-у!-надула губки барышня- так не честно Иван Силыч, вы вон небось всё про меня знаете, а я про вас, ничегошеньки почти!
-Да нет во мне Светлана ничего особенного!- сознался сыщик- родился, крестился, с 16-ти лет в полку, шесть лет сплошной войны, потом вот эта служба, рутина. Так что не с чего мне таинственность на себя напускать, обыкновенный я!
-Нет!- решительно помотала головой Светлана- вы лукавите, я хоть и не могу пока почему-то Видеть вас насквозь, но я чувствую что вы не говорите мне всей правды. Ну почему вы не хотите сказать? Ну мне же интересно…
-Я хочу растянуть удовольствие от нашей беседы на долгое время!- улыбнулся сыщик и добавил- чтоб был предлог видеть вас почаще!
И вот тут наша барышня одновременно и порадовалась и смутилась. «А ведь он не шутит, ему правда интересно со мной, но вот только он какой-то осторожный, может это он так тактичность проявляет?» - пронеслось в голове у барышни, но суть она как ей показалось, уловила верно.
-Вы меня немного смущаете- созналась она.
-Это правда, есть у меня такое, обожаю смущать красивых девушек!- сознался в ответ уже сам Бусов.
-Да?- слегка удивилась барышня- а это интересно, буду теперь знать чего от вас ожидать!- предупредила Светлана очень мило улыбаясь, на что получила совсем неожиданный коленс.
-Эх Светлана Дмитриевна! Да если б я сам знал чего от себя ожидать-то, по иному бы всё было!- саркастически вздохнул следователь, правда глядел серьёзно. Светлана опять не поняла, он искренне теперь сказал, или снова отшучивается? Додумать она не успела, с боку раздался любопытствующий голос маменьки.
-Ну, и о чём вы тут секретничаете?
-Да нет никаких секретов Катерина Петровна- искренне начал Иван вставая с места- просто я попросил Светлану Дмитриевну продемонстрировать свои удивительные способности, о коих я столько наслышан был…
-И как вам?- шевельнув бровями, улыбчиво глядя в лицо сыщику, поинтересовалась маменька.
-Превосходно!- выдохнул Иван Силович, выпустив на лицо небольшой восторг- я поражён! Реальность превзошла все мои ожидания, ваша дочь действительно кудесница ( барышня смущённо заулыбалась) рассказала мне про все мои раны, и даже как их теперь подлечить чтоб на погоду не ныли!
-Да- довольно согласилась маменька подходя к дочке, и целуя её в щёку- она у нас такая затейница, и думаю что кому-то в будущем, очень повезёт с такой женой как Светочка!
- Мама!- ахнула Светочка, и залилась краской уже откровенно, и сердечко застучало часто-часто…
-Да! –не моргнув подтвердил сыщик- Катерина Петровна, я пожалуй с вами соглашусь, кому-то очень повезёт стать вашим зятем, ведь в наше время редко можно встретить в юных созданиях ,сочетание ума и красоты. Как правило есть что-то одно, а то и вовсе попадаются экземпляры где нет ни того ни другого, одни манеры… Но ваша дочь, просто как тополь на цветочном лугу, так приятно из всех выделяется! – закончил мысль Бусов, искренне глядя в лицо Брусникиной-старшей. Маменька довольно хохотнув заметила сыщику что он очень милый и любезный мужчина, и она понимает почему Светочке интересно его общество.
-Извините- тихо пролепетала Светлана, и скорее отошла к столу, хлебнуть сока или лимонада, а то бы окончательно запылала стеснительностью, что совсем бы уж по детски выглядело.
Бусов с маменькой тоже подошли к столу через минуту, где вечер и продолжился. Завершилось всё довольно поздно, часу в 11-том, гости стали разъезжаться, оделся и наш сыщик, а Светлана немедленно вызвалась его проводить.
На пороге у колонны, они стояли близко друг к другу, и Светлана волнуясь глядела в лицо Бусову пытаясь собраться с мыслями, но Иван сам вдруг взял и собрался.
-У вас Светлана, такие удивительно-выразительные глаза, как два озера, в них утонуть можно, опасные, завораживающие, колдовские!- тихим зачарованным голосом проговорил он, осторожно беря её маленькую ладошку, в свою здоровенную, грубую пятерню.
-Правда?- дрогнувшим от нахлынувшей нежности голоском, прошептала она, уронив с ресничек пару слезинок, и не имея сил отвести взор свой от лица того, кто стал ей теперь дороже всех иных мужчин в мире!
-Правда- коротко ответил Иван, и очень нежно но чувствительно, нет, даже не приложился, а именно поцеловал ей руку… (Ой господа драгуны, дело то похоже серьёзное!) От всего этого, Светочка едва не лишилась чувств, но некая сила, просто таки поддержала её.
Нет девочки, нет… За такое, она готова всех простить, и даже Дашу-предательницу ( Немудрено теперь почему подружка позволила себе такие вольности с поцелуями, она, Светлана, и то не устояла под таким взглядом этих разноцветных глаз, а уж что про Дашу-то толковать, она и вовсе романами зачитывается!) Нет, надо немедленно всех простить, да. Но поговорить с подружками всё ж придётся, совсем чуть-чуть, ведь они…
-До новых встреч Светлана Дмитриевна- прервал её мысленный поток, голос Бусова, выпустившего уже руку, ибо люди выходили из дому.
-Да, до встречи, вы… вы заходите к нам… всегда- ответила Светлана, чувствуя как от ладошки по всему телу, разносятся приятные потоки некоего ощущения…
-Как только позволят обстоятельства, честь имею!- щёлкнул каблуками Иван Силович, напялил шапку, и не оглядываясь ушёл в темноту.
В эту ночь, «Записки барышни Брусникиной» пополнились таким описанием чувств и эмоций, что им позавидовал бы любой заграничный роман! А сны? Ей снились такие чудесные и прекрасные картины, что утром даже жалко было пробуждаться, так хорошо им было в Том Мире, что обратно в этот, не очень-то уже хотелось!
А дальше, дальше у Светланы потекла обычная жизнь городской барышни, со всеми её реалиями, невзгодами, да хлопотами, но ощущение того что плотина уже открыта, и некое необычное изменение в её жизни должно непременно теперь произойти, не покидало нашу героиню уже никогда…

13.01/2018.
ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

-
-
-
-
-
-
-

-
-
-

-
-

-

-
-

-







Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 6
© 08.09.2021г. Мирослав Авсень
Свидетельство о публикации: izba-2021-3153315

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Rossianka *       12.09.2021   22:04:54
Отзыв:   положительный
Продолжаю читать, роман нравится..
С ув.Елена
Мирослав Авсень       12.09.2021   22:39:53

Благодарю вас!!! пока вы единственный живой читатель!
















1