Не делай зла...


Молва, как правило , бежит впереди человека, особенно, если молва дурная, а человек– стройная, миловидная женщина тридцати пяти лет от роду, с огромными глубокими омутами вместо глаз. Деревня же Хитровка была совсем небольшой, уютно расположившейся между сопок сиреневых весной от цветущего багульника, на берегу прозрачной быстрой речушки.
Алена Рудакова вернулась в родной дом после почти двадцатилетнего отсутствия. Нет, конечно, она бывала здесь время от времени, пока были живы родители, но жила постоянно в городе, преподавая в сельскохозяйственном техникуме. Вернулась опустошенная с разбитым сердцем. Возможно, поэтому лицо ее с легкой грустинкой, казалось, таинственным и тем более привлекательным.
Застукав мужа с очередной пассией, она вспомнила вдруг, что имеет очень нужную и вполне деревенскую профессию зоотехника и решила ехать в деревню, а поскольку детей не было, то и жалеть особенно ни о чем не стоило. А здесь был дом, родной дом. Правда, теперь ее в нем никто уже не ждал…
Алена открыла знакомую до каждого гвоздика калитку, радостно скрипнувшую ей навстречу. Сердце заколотилось, когда она осторожно ступая, прошла по дорожке, выложенной когда-то заботливыми руками отца ,и остановилась. Две слезинки скатились по щеке, оставляя влажные тропинки.
-Ну, здравствуй,– еле слышно шепнула,– я пришла.
–Эй, девушка! Ты что там делаешь?– резкий окрик заставил ее вздрогнуть.
Алена оглянулась , не сразу признав в этой полной в застиранном розовом халате и с засаленным пучком на голове женщине , свою подружку и соседку Лидку.
–Ой, Аленка! Ты ли?!- ахнула вдруг та и отступила, разглядывая,– какая стала…,– завистливо вздохнула она,– жить здесь будешь или так?
– Жить. Конечно, жить. Сейчас вот доски от окон оторву…
–Ви-и-итя!– истошно завопила вдруг Лидка. Это было так неожиданно, что Татьяна испуганно уставилась на нее.
-Ты че, Лидуха,– отчетливо донеслось от соседнего дома. Из-за кустов вынырнул совсем еще не старый, обросший мужчина в вытянутой майке и с пузырями на коленях,- че орешь?– И тут глаза его округлились ,- Аленка! Ну и ну!– он закрутил давно нестриженой головой,–совсем не изменилась. Все такая же красавица!–восхищенно цокнув, добавил он.
-Ну-ну, слюни –то вытри,– Лидка толкнула мужа в спину,– иди, оторви доски с окон.
–Это мы быстренько! Это мы сейчас!– пропел он радостно и засеменил к дому.
–Да, что ты , Лида, я бы сама. Неудобно как-то…
– Сама еще успеешь…Придумала, неудобно! Или забыла, как мы все детство вместе провели?!
-Все помню… Все…,– улыбнулась Алена.
–Вот и все. Может, еще чем подсобить?– прервал Виктор беседу двух бывших подруг. Он выглядел чрезвычайно довольным и потирал руки.
–Иди уж!– сердито полыхнула взглядом Лидка.
-Так ведь я…
–Иди. Кому сказала.
И Виктор как-то сразу сник, сгорбился и неуклюже потопал к дому.
–Лида, зачем ты так?
–Ничего, переживет!- махнула та рукой,– не велик барин! Расскажи лучше о себе. Почему вернуться решила?
Не успела Лидка обо всем хорошенько расспросить, как Виктор опять появился. На этот раз он был чисто выбрит, новый костюм делал похожим его на жениха , и было заметно, что наряд этот непривычен для него и ему очень неуютно. В руке он держал розу.
-Аленка, это… Это тебе,– он, смущенно переминаясь, сунул цветок ей в руку : Может, это… к нам. Перекусить с дороги надо,– восторженно глядя на подругу детства проговорил Виктор. Казалось, в эту минуту он забыл обо всем на свете, включая собственную жену. И зря… Лидка, закипая от злости, уже поменяла цвет лица. Оно алело так ярко, что казалось, если поднести к нему спичку , та сразу же вспыхнет. Теперь она была больше похожа на разъяренного боем быка, чем на женщину.
-Ты, что же это вырядился , как индюк какой! А розу? Мою загубил!– догадавшись, что цветок этот сорван с того самого куста , который она всю зиму лелеяла , холила. Слезы злости едва не брызнули из ее глаз. Ведь ей, своей жене, он никогда не подарил ни цветочка, а этой кукле городской… Это было несправедливо,– марш домой! – не сдержалась она.
Алена мягко улыбнулась: Спасибо, Витя. Как-нибудь в другой раз. У меня дел полно сейчас.
–В другой раз…в другой раз…Ишь чего захотела!– заворчала Лидка, подталкивая мужа в спину,- иди уж, иди! Хвост распустил почище петуха соседского… Приехала чужих мужиков отбивать! Видать в городе-то никто на кости не бросился…
К вечеру вся деревня уже говорила об Аленке Рудаковой, приехавшей в родную деревню жениха искать, а поскольку из неженатых оставались только дед Кузьма, да школьники, надо было срочно принимать меры по спасению своих мужей.
–Бесстыжая! Моего уже попробовала увести,– хвасталась Лидка , -да не на ту напала! Он у меня дрессированный.
–А, что ты сделаешь, если…,- послышались голоса.
–Если понадобится, убью,– Лидка выразительно выпятила нижнюю губу, как всегда делала , выражая недовольство, и сжала кулаки.
–Может, ты зря так, Лида,– осторожно заметила , устроившаяся в уголке, известная тихоня Зоя.
–Вот, когда твоего уведет, узнаешь,– Лидка уперла руки в бока.
–Ну, что ж,– прошептала Зоя,- и пусть тогда… Если его можно увести, пусть идет…
Лидка от возмущения открыла рот, но так и не нашла , что ответить.
–Смотри, ворона залетит,–захохотал, крутившийся неподалеку и слышавший весь разговор, скотник Митька,– а она ничего, красивая… Только тощевата будет, а я толстеньких люблю! Вот таких, как ты!- и он, дурачась, облапил Лидку, смачно чмокнув в щеку.
–Отстань, шалопай!– притворно сердясь, Лидка оттолкнула его,- вот жена узнает, будет тебе на орехи!
Все знали, что ревнивая Евдокия держит мужа на коротком поводке.
–Так ведь тогда и ты получишь!– веселился Митька,– я же не виноват, что у меня душа большая, и я всех вас люблю!

Алена, поставив у порога сумки, подошла к столу и провела пальцем , оставляя неровную тропинку.
В доме царило полное запустение. Всюду толстым слоем лежала пыль, в углах образовались ажурные ковры из паутины. Немытые стекла сдерживали яркий солнечный свет. Ей стало грустно. Она огляделась. На диване сиротливо лежало мамино вязание.
–Так и не успела довязать мне свитер,– слезы навернулись на глаза.
–Ну, здравствуй, доченька!- послышался тихий ласковый голос . Так говорила только мама… И сразу же из любимого папиного кресла донеслось покашливание и шелест газеты.
Алена вздрогнула и подошла к креслу. Там действительно лежала газета.
–Все , почти так , как было раньше, только я теперь одна,– она провела рукой по спинке кресла,- и надо приниматься за работу, а то еще бог знает , что может померещиться.
Переодевшись , Алена приступила к уборке. И скоро солнечные лучи ворвались через, сверкающие чистотой, окна и заскользили по светлым половицам. Пыли и паутины , как не бывало… И, поставив чайник, она присела к столу. Тихий шорох за дверью заставил Алену встать и распахнуть ее. Мягкий, пушистый клубок бросился к ногам.
–Тишка!- ахнула она,– Откуда ты?! Жив чертенок! - и, подхватив черного без единой крапинки кота, Алена принялась тискать и гладить его. Тишка пропал сразу после смерти родителей, ушедших друг за другом за короткий промежуток времени. Алене захотелось угостить любимца и она начала разгребать городские припасы, вынимая лакомые кусочки то колбасы, то рыбки… Теперь она твердо знала, что не одна, ведь рядом живое, такое уютное существо. Но не знала она другого, не знала, какую роль суждено сыграть Тишке в ее жизни.
На работу Алену взяли сразу и с радостью. Рук в хозяйстве не хватало. Особенно плохо было со специалистами. Молодые не желали возвращаться в деревню, всеми правдами и неправдами пытаясь закрепиться в городе. И понять их тоже можно было, времена настали такие… А работы было много…
Женская часть населения после Лидкиной обработки с настороженностью отнеслась к вроде бы своей, но уже и чужой Аленке Рудаковой. Их смутили Лидкины рассказы, а та каждый день подливала масла в огонь, рассказывая что-нибудь новенькое. И невдомек им было, что все это рождается в Лидкиной голове. Обладая неуемной фантазией , она придумывала все новые и новые подробности о жизни Алены и, что удивительно, сама начинала верить тому, о чем говорила. Приревновав один раз, она не могла успокоиться…
-Вы заметили,– говорила она,– что мужички наши прихорашиваться стали? Вижу я, мимо Аленкиного двора всё норовят пройти. Ведь рядом с ней живу.
И женщины стали с подозрением приглядываться к своим мужьям и миловидной, всегда аккуратной односельчанке.
А Лидка неистовала. Особенно возненавидела она бывшую подружку, когда увидела своего мужа , шествовавшего рядом с этой разлучницей и несшего ее сумки от магазина. Это же надо! Она, его родная жена, не может допроситься сходить в магазин, а тут такое! Виктор был весел, доволен и казался вполне счастливым. Круглое, теперь всегда чисто выбритое лицо его сияло. Таким она не видела его уже давно.
-Гуляете,– съехидничала Лидка.
–Да , вот помог Аленке,– Виктор как-то сразу потускнел , сжался…
У Алены защемило сердце: Спасибо, Витя,– она улыбнулась, забирая продукты,– мне бы одной не донести.
-Вот и надо было ехать сюда со своим мужиком!– раздраженно выкрикнула Лидка: И нечего чужими пользоваться.
–Лидуха,– Виктор попытался успокоить жену, но только еще больше раззадорил ее.
–Что , Лидуха?!– уже не сдерживаясь , заверещала та,–иди домой! Иди, кому говорю!
-Лида, что с тобой?– растерявшаяся Алена, не сразу смогла вымолвить слово.
–Смотри…,–зло сверкнув глазами на нее, Лидка отправилась домой, по пути продолжая вести воспитательную работу.
С неприятным чувством гадливости Алена вошла в свой дом. Враждебность подруги, пусть и бывшей, озадачила ее.
–Вот и пожила в тишине и покое, -поглаживая Тишку , подумала она. Кот уставился на нее желтыми немигающими глазами. Казалось, он понимал состояние хозяйки и сочувствовал ей.
Однажды ночью проснулась со странным чувством беспокойства. Она полежала , прислушиваясь к себе, не понимая, чем вызвана эта тревога, но она нарастала , и Алена открыла глаза. Серебристый лунный свет заливал комнату. Неясный темный силуэт двигался к ней. Вскоре Алене удалось разглядеть вытянутые руки подходившего.
Было странно, но пошевелиться она не могла.
–Кто здесь?-наконец посипела Алена. Голос вдруг пропал. Ответа не последовало. Что-то темное метнулось к человеку и тут же раздался дикий визг, затем стук, звон разбитого стекла и острый запах ударил в нос.
– Убери! Убери ты это чудовище!
По этому визгу она и узнала Лидку. Дрожащими руками Алена включила свет. На полу действительно барахталась растрепанная Лидка, в нее мертвой хваткой вцепился Тишка, осколки склянки и растекшаяся лужица дополняли картину.
–Лида? Ты зачем здесь?
–Зачем ?! Она еще спрашивает! Рожу твою испортить хотела, уксусом облить. Чтобы неповадно было красоваться! Да, убери же этого зверя, наконец!– на одном дыхании выпалила Лидка.
Алена осторожно взяла Тишку на руки,–спасибо, мой хороший. Спаситель мой.
-Это уж точно! Зверь какой-то, а не кот! Шею разодрал всю!– опять разозлилась Лидка.
–Чем ты недовольна? Тебя сюда кто-то звал?–Алена говорила тихо,- ты получила то, что заслужила. Твое зло вернулось к тебе же…
С тех самых пор Тишка стал постоянным спутником Алены. Он сопровождал ее всюду и везде. Если надо, терпеливо сидел, поджидая хозяйку. Казалось, он даже спал в полглаза и сердито шипел, выгибая спину, завидев Лидку. Та же старалась подальше обойти неразлучную парочку…






© Copyright: Галина Михалева, 2009
Свидетельство о публикации №2904210532





Рейтинг работы: 35
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 356
© 26.03.2011 Галина Михалева
Свидетельство о публикации: izba-2011-315316

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Алла Нашивочникова       31.03.2011   02:34:25
Отзыв:   положительный
ШЕДЕВРАЛЬНО!!!

Галина Михалева       31.03.2011   05:14:53

О, Алла, ты меня совсем захвалила:) Рада очень, что тебе нравится:)

Алан Лига Легко и Просто       28.03.2011   14:50:57
Отзыв:   положительный
Тишке привет!
Галина Михалева       29.03.2011   01:14:10

Непременно:) Спасибо.











1