Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Попал


Попал
­ - Куда я попал? – Толик поднял глаза и посмотрел вокруг.
Странный лес с непривычными растениями. Толик хоть и горожанин, но в лесу бывал неоднократно, только откуда здесь лес, если он сейчас в Москве со своим новым проектом. Но лес самый настоящий, да ещё такой, какого и быть не может в этих широтах.
Он шёл через парк и по пути просматривал документы, которые приготовил к встрече. Толстая папка закрывала обзор, но в сквере не могло быть опасности, и Толик увлёкся просмотром, очень важно ничего не забыть, иначе инвесторы откажутся участвовать в этом проекте, который сулил солидный куш всем участникам. Толик увлёкся, пока не споткнулся о корень дерева.
- Куда я попал? – вопрос интересный, а положение до крайности глупое.
Такого просто не бывает, не может быть и всё тут, но это факт, никакой Москвы и близко не было, да и вспомнить такую растительность Толик не мог.
- Ладно, исходим из реальности, - решил Толик, - надо найти людей, а там видно будет.
Решив действовать, он выбрал направление и пошёл туда, где, по его мнению, могли быть люди. Но далеко пройти не удалось, поскольку в лесу послышалось сопение и кто-то ломился сквозь кустарник. Толик не растерялся, осмотревшись он полез на дерево, которое, по его мнению, могло спасти его от нападения хищника.
Из-за деревьев выползло странное существо, похожее…, впрочем, не похоже оно было ни на что. Морда большой морской свинки, хвост длинный, толстый и мясистый, таким и ноги перебить можно. При этом лапы такие короткие, что невольно вспомнился крокодил. Всё это покрыто густой щетиной, а по позвоночнику шли костяные отростки. Такие же отростки имелись и на хвосте. Толик ещё подумал, что под такой хвост лучше не попадаться, ноги переломает, да и раны может нанести серьёзные.
Вскоре Толик убедился в боеспособности этого животного, когда зверь, похожий на гиену, кинулся на этого «крокодила». Пытаясь вцепиться в его холку, зверь неосторожно подставил спину. Выгнув хвост, как скорпион, «крокодил» вонзил острые отростки в тело хищника. Скорее всего, он перебил позвоночник, поскольку тот дёрнулся и обмяк с протяжным стоном.
- Ни хрена себе, тут жизнь, - сказал тихо сам себе Толик, - тут съедят и не поморщатся.
Насчёт съесть, он оказался прав. Вокруг зашелестело, и мелкие хищные зверьки проворно кинулись поедать ещё не остывшее тело. «Крокодил» же отошёл и принялся раскапывать землю когтистыми лапами, помогая себе ещё и резцами. Что-то он нашёл съедобное, поскольку застрял на этом месте надолго, а Толик так и сидел на дереве, справедливо опасаясь спускаться вниз.
Перспектива между тем рисовалась безрадостная, если звери не уйдут, то сидеть ему на дереве до темноты, а что произойдёт ночью, страшно было даже представить. А темнота не заставила себя ждать. Тело хищника уже основательно объели мелкие зверьки. Травоядный монстр раскопал довольно приличную яму и решил удалиться, но тут с диким визгом на него выскочила рыжая бестия.
Дамочка вонзила острую палку в шею животного и отпрыгнула, чтобы не попасть под удар хвоста. За первой, последовала и вторая палка. Зверь заволновался и попытался убежать, только на его коротких лапах это совсем не просто. Девушка явно быстрее бегает, а сколько у неё этих палок, подсчитать не удалось. Скрыться зверю не смог, палки в кустарнике только глубже впивались в тело, и он визжал и крутился, пытаясь ударить противника хвостом. Рыжая дикарка ловко уворачивалась от этих ударов, а животное истекало кровью. Но вот зверь затих и Толик решил привлечь внимание девушки.
- Простите пожалуйста, можно мне поговорить с вами? – всё ещё сидя на дереве, спросил Толик.
*****
- У? - удивлённо произнесла девушка, уставившись на Толика, - ата.
Она показала на землю рядом с собой и снова произнесла своё «ата». Словарный запас у дикарки явно небольшой. Толик спустился вниз и подошёл к ней, соображая на ходу, как же ему поговорить с такой дикой девушкой. А та стала трогать его руками, то одобрительно восклицая по поводу одежды, то презрительно морщась, пощупав бицепсы Толика.
- Фи, - сморщила она носик, явно недовольная физическим развитием Толика.
Чёрт побери, это у женщин из древности идёт, оказывается, на подсознательном уровне.
- Ата, - поманила она Толика, знаками предлагая помочь тащить добычу.
Толик попробовал подхватить животное, но вышло не очень. Девушка прыснула коротким смешком и показала, что надо нести за лапы. Вдвоём получалось неплохо и они пошли совсем в другую сторону от того направления, куда шёл Толик. Хвост волочился по траве и не особо мешал движению. Почти стемнело и тут на небо выкатило второе светило. Глаза резал неприятный свет, а синее маленькое солнце заливало окрестности резким голубым свечением.
Толик достал из кармана солнцезащитные очки, и девушка сильно удивилась. Её «у» прозвучало так, как будто она увидела что-то совершенно невероятное. И тут Толик заметил, что глаза девушки закрыты прозрачной плёнкой. «Третье веко», - догадался он, вспомнив, что раньше у той были вполне человеческие глаза. У людей давно третье веко стало рудиментом, а эти дикари используют его для защиты глаз. А так вроде самые настоящие люди с руками и ногами пятью пальцами и очень даже ничего, если присмотреться.
С перерывами, больше по вине Толика, они донесли добычу до поселения дикарей. Надо отдать должное, не такие они и дикие, раз сумели построить из веток и листьев свои дома, перевязав ветви корой и развесив на низ большие листья, похожие на папоротник.
- Ая! – радостно воскликнула девушка и из хижин высунулись другие женщины.
- У, - дружно загудели они, одобряя богатую добычу.
Женщины принесли с собой подобия ножей из дерева. Толик вспомнил, что в Китае бамбуком могли резать даже мясо, если его правильно расколоть. Разделка животного заняла довольно много времени, но зрелище малоприятное. Толик собирался помочь, но его дружно отправили сидеть у костра. Уже в древности женщины не любили, когда мужчины мешаются на кухне.
Вот мужчин Толик не увидел вовсе, что привело его к мысли, что в этом обществе мужчины и женщины живут раздельно. Странно только, почему тогда его спокойно приняли в этом сообществе. Но пока Толика больше волновал вопрос, что же произошло и как ему вернуться обратно. Только до этого пока далеко, хорошо уже то, что он среди людей, а не один в лесу среди хищников.
Мясо нанизывали на тонкие палки и втыкали вокруг костра. Получилось что-то вроде вертикального шашлыка или шаурмы. Ещё до рассвета мясо прожарилось и женщины забирали палки с мясом, отдавая кусочки детям, да и сами с удовольствием поглощали пищу. Толику достался кусок хвоста, довольно вкусно, хотя и непривычно. Но он проголодался, а потому ел и не привередничал.
А потом наступил рассвет, и все жители отправились … спать. Рыжая девушка пригласила Толика в свою хижину, но там они просто улеглись на шкуры и заснули. Толик устал, да и приключения сказались, поэтому заснул, как убитый. Проснулся он уже под вечер, когда яркое солнце клонилось к закату. Рыжая девушка протянула палочку с мясом, сегодня не нужно охотиться, можно поесть и отдохнуть.
- Ата, - позвала рыжая после завтрака.
Пришлось идти, он же гость, надо делать, что говорят хозяева. Босые ноги дикарки ступали мягко и бесшумно, а девушка вела Толика к зарослям чего-то, похожего на бамбук. Там она ухватилась за стебель и принялась сгибать его, пока тот не сломался. Тогда она отнесла стебель к камням, расположившимся рядом и начала бить по стеблю камнем. Когда тот раскололся на несколько частей вдоль, девушка выбрала самые удачные, на её взгляд и вручила Толику.
- Я же так все ладони изрежу, - пожаловался Толик на острые грани.
- Ы – сморщила носик девушка и показала, как нужно стереть о камень острые края в тех местах, где держать руками.
Вот так Толик и обзавёлся своим оружием, которое ему сделала, вообще-то рыжая дикарка. Но охотиться пока не пришлось, и Толик задумался, что оружие неплохо бы иметь и получше. Его взгляд упал на череп того животного, которое добыла рыжая дикарка. Челюсти, как челюсти, кроме резцов. Внушительные зубы привлекли внимание, и Толик решил добыть их. Найдя подходящий камень, он долго бил по нему другим камнем, пока не разбил челюсть и не извлёк два великолепных резца.
А дальше в дело вступили воспоминания, что он видел в музее, или на картинках в журналах и интернете. Нож из резца никакой, слишком мала режущая кромка, а вот долото вполне приличное. С его помощью Толик срубил ветку и изготовил подобие кирки, предварительно вырубив углубление, а потом и закрепив в нём большой и острый резец. Этим уже можно попробовать и череп проломить даже зверю, что он успешно и проделал с черепом добытого рыжей дикаркой животного.
- Ауа! – по-другому удивлённый возглас и не перевести.
Рыжая дикарка с восхищением смотрела на невиданное оружие.
- Попробуй, - Толик протянул своё оружие девушке.
Та взяла его в руки и долго рассматривала, удивляясь, почему они раньше не додумались до такого.
- Вот, бей! – Толик указал на другой череп от какого-то животного, валявшийся неподалёку.
Эффект превзошёл все ожидания, визг восторга произвёл впечатление на Толика. В ушах так сильно зазвенело от пронзительного визга, что Толик невольно зажал уши. Оказывается, это оружие появилось у женщин ещё в древности. Такой визг мог лишить любого мужчину способности защищаться, или сделать из него управляемую игрушку. Вот так и раскрылись постепенно изначальные смыслы некоторых женских странностей.
В итоге Толик потом надолго превратился в местного оружейника, хотя и охотиться с рыжей девушкой он научился. Фауна в этом мире весьма необычная, но постепенно Толик познакомился со всеми животными. Хищники и травоядные приобрели в этом мире странные формы, но в целом вполне заполняли все ниши. Особенно удивили травоядные змеи, которые лазили по деревьям и поедали плоды, висевшие на ветвях. Только встречаться с ними тоже не стоило, поскольку задушить они могли вполне, ввиду своего размера.
Охотиться доводилось и на «крокодилов», и на странных двуногих животных, ловко бегавших на двух ногах, балансируя мясистым хвостом. Толик даже подумывал приручить такого «скакуна», но случай никак не представлялся.
- Как же мне поймать парочку таких скакунов? – сетовал он, в очередной раз встретив этих животных.
- Уы? – удивлённо произнесла рыжая дикарка.
К простым словам Толика она уже привыкла, а вот сложные фразы ещё вызывали смятение в простом и бесхитростном разуме девушки. Сами аборигены обходились минимумом звуков, среди которых первое место занимал «У», произносимый с разной интонацией, он означал и удивление, и вопрос, и много чего ещё. «Ата» уже означал приглашение, без разницы куда, если «ата», значит надо идти, или ответить «фи». А вот резкие эмоции порождали самые неожиданные звуки.
Стоит отдельно упомянуть звук «Ы», это и досада, и сожаление, и печаль. Вообще эмоциональный мир у дикарей достаточно сложный, чтобы уважать их за духовную сложность и чистоту. Рассказывать о своём намерении поймать и приручить скакунов, пришлось жестами. Язык жестов дикарки понимали поразительно легко. Только зачем Толику понадобилось верховое животное, этого рыжая дикарка понять не могла.
Проходили недели, Толик жил в хижине дикарки, но более тесных отношений они так и не создали. Толик боялся форсировать, а дикарка не проявляла инициативы. Одобрительные замечания по поводу её фигуры дикарка воспринимала спокойно. Ну да, и ноги у неё стройные, и грудь высоко стоит на развитых грудных мышцах, и животик у неё ровненький и бёдра красивые. Она со всем соглашалась, но либидо отсутствовало напрочь.
- Попробую устроить ловушку, - решил Толик и задумался над конструкцией.
К этому времени он наделал всем по ударному орудию с резцом забавного «крокодила», даже копья из рогов двуногих скакунов, которых били, подлавливая у водопоя. Но вот поймать их живьём не выходило. Как всегда, помог случай, которые немало значат в жизни любого человека.
У водопоя рыжая дикарка убила скакуна, который оказался матерью двоих маленьких детишек. Рыжая дикарка уже собиралась убить и их, но Толик остановил её.
- Погоди, давай заберём с собой, из них и получатся наши «лошадки. – Толик на руках объяснил, что малыши нужны ему.
Большую тушу нести тяжело, но дикарка быстро сбегала за подмогой и тушу приволокли в поселение. Для малышей Толик сделал хороший загон, заплёл периметр лианой и кормил малышей вкусными плодами и сеном, которое заготавливал сам. Бамбуковая коса выдерживала полчаса косьбы, так что заготовив несколько таких «лезвий», удавалось заготовить довольно много сена.
Между тем поведение дикарки изменилось, она стала убегать куда-то на рассвете, а потом просто раздела Толика и всё получилось, само собой. Вот так они и зажили, как муж и жена, пока рыжая дикарка не почувствовала, что она беременна. Сексуальные игры на этом прекратились, но нежность дикарка воспринимала с радостью.
- Рыжик ты мой милый, - Толик любовался женщиной, порой нежно гладил её, массировал ступни, или кормил вкусными плодами.
- Ижи? – сначала не понимала дикарка.
- Ты Рыжик, а я Толик, - показывал он руками и постепенно Рыжик привыкла, что у неё есть имя.
Между тем, Толик не страдал без женщин слишком долго. Иногда и другие дамочки проявляли к нему интерес, особенно, когда приходила пора заводить потомство. Они звали наружу Рыжика, о чём-то говорили на языке жестов, а потом Рыжик брала Толика за руку и уводила хижину той женщины, которой приходила пора.
Живот у Рыжика рос, росли и скакуны в вольере. Толик даже придумал им упряжь и сёдла и постепенно приучал к этим необычным предметам. Постепенно на сёдлах появлялись и мешки, вес которых рос постепенно. Мышцы толика налились силой, и он даже охотился иногда сам. Если добыча оказывалась тяжёлой, то он запрягал своих «коней», и они бодро тащили тушу к поселению.
Неприятность случилась неожиданно. Рыжик родила славного мальчишку, но это вызвало такую печаль, что Толик всерьёз разволновался. Всё оказалось проще, мальчиков они отдавали отцам на воспитание, или выгоняли из поселения, когда те хоть немного подрастали. Вот в чём секрет того, что в поселении жили одни женщины.
- Рыжик, успокойся, любимая, - уговаривал подругу Толик. – Малыш подрастёт, и я уйду с ним, пусть все успокоятся. А пока ты нужна ему, я же не могу кормить его грудью.
- Тои, - Рыжику понравилось, что рядом есть мужчина, заботливый и умелый, который придумывает много такого, чего никогда у них не было.
- Если захочешь, мы уйдём вместе, у нас теперь есть наши «лошадки», мы выживем и вдвоём, вот посуду научусь делать, и мы будем самыми счастливыми. – Толик и сам не хочет расставаться с Рыжиком.
- Тои, - Рыжик прижалась к Толику, - ы-ы, - с тоской в голосе заныла она, не хочется е расставаться с таким заботливым мужчиной.
- Ты хочешь пойти со мной? – Толик сопровождал свои слова жестами.
- Та, - выдавила Рыжик, кивнув головой.
Кое-что она пытается произносить из того, что говорит Толик. Обычаи племени одно, а подсознательно хочется семейного уюта и простого женского счастья, тем более, что Толик просто находка с его знаниями. Он даже посуду научился делать из пепла, остающегося от костра, вспомнил ролик в интернете. Посуда позволила разнообразить стол, что вызвало восторг у Рыжика.
А между тем и другие женщины начали рожать детей. В основном, получались девочки, но ещё одна родила мальчика, и выразила крайне неудовлетворение. Странно, но ментальность не переделать так быстро, а между тем других мужчин вовсе не наблюдалось в округе. Толик же старался, как мог, но почему-то его уже не радовала эта полигамия. Одно хорошо, это крайне редкие дни для зачатия, в отличие от женщин из его мира.
Верхом Толик начал ездить, как только скакуны достаточно окрепли. Привыкнув к весу в седле, они и седока восприняли без возмущения. К тому же, Толик регулярно поощрял своих питомцев лакомствами в виде вкусных плодов. Чесал их за ушками, купал и всячески способствовал развитию привязанности и взаимопонимания. Теперь он уезжал достаточно далеко, высматривая место для будущего дома, и однажды нашёл то, что вполне подходило для жилья.
Несколько плодовых деревьев росли плотной группой, создавая небольшую рощицу. Вот тут Толик и решил обосноваться, но мешали травоядные удавы, облюбовавшие вкусное место. Надо вывести эту живность отсюда, и Толик занялся сооружением подходящих ловушек. Не так это и просто, поймать змею, из петли она выползает, в яму лезть не хочет, а на острые колья совсем не собирается натыкаться, и тут Толик вспомнил о вентере.
Сплести большую корзину несложно, а острые палочки из бамбука имелись в большом количестве. Набросав внутрь вкусных плодов, Толик развесил корзины на деревьях. Змеи не заставили себя ждать, и в следующий раз Толик привёз пару корзин с вкусными змеями внутри. Женщины оценили новую еду, вкусную и питательную, а ловушки провели их в шоковое состояние, такого они никогда не видели.
Между тем, сыновья подросли немного и Толик собрался в дорогу. Вещи он перевёз заранее, а потом взял на руки сына, второго везла Рыжик, и оба покинули поселение. Никакой радости не было, Рыжик покидала дом, в котором родилась и выросла, а Толик тоже привык к этим женщинам, в принципе хорошим, только со странными привычками. Никто и не думал, что они едут создавать новое племя.
- Не бойся, я там кое-что устроил уже, тебе понравится, - успокаивал Рыжика Толик.
Ехать недалеко, это пешком идти всю ночи и даже немного дня, а скакуны домчали за пару часов.
- Ауа! - Удивлённо воскликнула Рыжик, - Тои, цаца.
Она кинулась обнимать Толика, восторженно глядя ему в глаза. Да и было, чему радоваться. Толик огородил рощицу плетнём, да ещё и воткнул снаружи множество острых палок, чтобы животные не надоедали им. Хижина получилась просторная и удобная, напоминавшая очень большую круглую корзину, которую снаружи укрыли листьями.
- Работы ещё много, - пояснил Толик, - надо сена заготовить и ручей сюда повернуть, но я всё сделаю. А пока вон ещё змея попалась, сейчас будем готовить ужин.
-У, - радостно согласилась Рыжик, говорить она не научится, но вот понимать Толика, который дублировал руками, вполне.
Змей они научились убивать осторожно и без всяких проблем, приоткрывая ловушку и лихо пробивая голову. Скакунов отпустили гулять во дворе, когда Толик закрыл ворота, Рыжик занялась разделкой змеи, а дети обследовали территорию. Пора их учить говорить, но сейчас Толик нарвал плодов и угостил всех. Скакуны с радостью съели вкусные плоды, да и мальчишки тоже занялись плодами, а вот Рыжика Толик кормил с рук, поскольку та разделывала змею.
- Пойду копать, пока готовится змея, - объявил он и взял в руки свою «кирку».
Теперь у них много такого инструмента, все резцы идут в дело. А копать довольно много, нужно проложить новое русло для ручья, чтобы не выходить каждый раз за ограду. Добывать огонь он давно научил не только Рыжика, но и всех женщин, теперь не надо постоянно поддерживать огонь в костре.
А через месяц, когда ручей уже тёк по территории их нового двора, Рыжик стала беспокойной. Что это означает, Толик понял прекрасно, значит, через две недели, ему придётся трудиться, как мужчине, а там семья станет больше.
- Ты не жалеешь, что попал сюда? – Услышал однажды Толик.
- Кто ты? – удивлённо посмотрел он по сторонам.
- Не туда смотришь, подними глаза, - на ветке дерева висела вниз головой большая летучая мышь. - Удивлён? А ведь я тебя сразу заметил, ты не из нашего мира.
- Просто никогда не говорил с летучей мышью, - честно признался Толик.
- Скорее с рукокрылым приматом, - поправил гость. – Я давно слежу за тобой, даже твоя язык выучил, непростой, но мне на нём говорить проще. Местные не видят нас, а точнее не замечают. Они так беспокоились о своей самостоятельности, что мужчины ушли от них, ушли совсем, кто погиб, кто решил найти других женщин. Ты спас их племя и создал своё.
- Я не уйду, я люблю Рыжика, да и ничуть не жалею, тут интересно жить, создавая цивилизацию с самого начала.
- Тогда остальное неважно, твои дети будут говорить и уметь делать инструменты и вообще, это будет счастливое племя, если вы не начнёте воевать. Попробуй объяснить это детям, это самое важное в жизни. – Гость взмахнул крыльями, сорвался с ветки и улетел.
- Заходи в гости! – крикнул вслед Толик.
*****
Через много лет Толик построил ещё дом, а потом ещё и ещё, сыновья выросли и часто ездили в племя к женщинам, чтобы оставить свой след в потомстве. Двуногие скакуны уже с трудом помещались в загоне, хотя периодически Толик отдавал их потомство в племя женщин. Пришлось строить ещё загон для своего стада, самки давали молоко, из которого получался вкусный сыр. Рыжик так и не научилась говорить, но оставить Толика её не могло заставить ничто на свете. Зато дети болтали свободно, даже песни пели. Дочки Рыжика вышли замуж и жили счастливо, правда мужей пришлось выбирать с особой тщательностью, но в этом мире не привыкли вредничать по этому поводу.
Жизнь в новом мире продолжалась, шагнув на новый этап, а Толик трудился, создавая новые удобства. Однажды он нашёл железную руду, но подумал и не стал никому говорить. После того, как он научился делать каменную посуду, металл перестал быть необходимостью, а вот опасность представлял вполне конкретную. Ничего, подождёт цивилизация, гораздо важнее научить этих людей жить в мире и согласии.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 06.09.2021г. виктор малютин
Свидетельство о публикации: izba-2021-3152294

Рубрика произведения: Проза -> Приключения


















1