Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Случайный урок


­­­   –  Боже, как надоели эти алкаши, - продавщица в красном фартуке с досадой захлопнула дверь овощного магазинчика.

   – Да ладно тебе ныть-то, сейчас уйдём, –  ответил неопрятный старик с растрёпанными седыми волосами и красным опухшим носом.

   Вся компания нехотя и стыдливо переместилась со ступенек магазинчика за угол, где в зарослях рябины на маленькой вытоптанной полянке валялись несколько пустых деревянных ящиков.

   Кроме старика в компании были ещё двое. Мужчина средних лет в мятом и прожжённом в нескольких местах сигаретой чёрном спортивном костюме и дырявых кроссовках. В одной руке он держал полиэтиленовый пакет без ручек завязанный наверху узлом, другой рукой вёл за локоть женщину.

   Она, скорее всего, была молода. Лицо её выражало безразличие и скуку, мутные голубые глаза смотрели сквозь заросли рябины куда-то вдаль. Светлые волосы были собраны в жидкий хвостик, перетянутый куском грязной бельевой верёвки. Коричневый мужской пиджак с оторванной подкладкой грубо топорщился на её худых плечах. Тёмно-синяя юбка сохранила  чёрный треугольный след от забытого на ней горячего утюга и поблёскивала в некоторых местах прилипшей  чешуёй от сушёной воблы. На грязных босых ногах болтались не по размеру большие мужские сандалии.

   Кавалер в спортивном костюме усадил даму на ящик и развязал полиэтиленовый пакет.

   - Ну что, Захарыч, банкуй! – Обратился он к старику, протягивая бутылку портвейна.

   Старик лихо сдёрнул зубами пробку с бутылки и хотел было приложиться к её горлу, но замер в раздумье.

   – Погоди Серый, даме бокал нужен, негоже ей со ствола садить, – изрёк Захарыч.

   Опустив портвейн на землю, он подобрал в кустах пустую пластиковую бутылку из-под колы, закрытую синей крышечкой. Достав из кармана нож, Захарыч отрезал от пластиковой бутылки верхнюю треть и, перевернув её синей крышкой вниз, протянул даме.

   – Вот тебе, Светка, бокал, – улыбнулся Захарыч и подмигнул красным опухшим глазом.

   – Ну ты мля Захарыч эстет! – Усмехнулся Серый, открывая вторую бутылку портвейна.

   – На ка вот Светуля, намажь сырок на горбушку, – продолжал добродушно улыбаться Захарыч, явно довольный предвкушением хорошей опохмелки.

   – Давай-давай шевели клешнями, недаром портвейн хлебаешь, подсуетись, – грубовато добавил Серый. Обращаясь к Светке.

   Трясущимися непослушными руками Светка с трудом размазала плавленый сыр по трём кускам подёрнутого плесенью хлеба и разложила нехитрую снедь на деревянном ящике. Серый наполнил Светкин бокал вином. Мужики приложились из горла. Светка, зажмурив глаза, большими глотками осушила свою пластиковую посудину. Закусили.

    – Эх, хорошо с вами ребята, – начал Захарыч, – вот помню, работал я на заводе имени Ильича. Какие там инженеры были! Вот это были люди!

    – Светка, а ты стриптиз танцевать умеешь? – вмешался Серый.

    – Ой, ребята, посмотрите какое сегодня небо! Синее при-синее! Оно как будто выше сегодня стало, чем обычно, правда?  – Светка запрокинула голову вверх.

    – Ты, Серый, даже не представляешь, какие были в моё время инженеры! – продолжал Захарыч, – ведь без всяких ваших компьютеров на листе бумаги карандашом такие расчёты выдавали.

     – А, правда, Светка, станцуешь нам на столике? Уж больно охота посмотреть, как ты попкой вертишь, – не унимался Серый.

     – Ребятушки, какое небо! Улететь бы отсюда, куда-нибудь. Чтобы высоко-высоко лететь, и не видеть города нашего с высоты, – мечтательно рассуждала Светка.

    – Вся космонавтика наша на таких инженерах держалась, а теперь что? Компьютеры? – Продолжал о своём Захарыч.

    – Ну-ка, Светка, накати-ка ещё,  – Серый наполнил импровизированный Светкин бокал.

   Мужики выпили из горла. Светка опрокинула свою посудину, и взгляд её задержался на алеющих гроздьях рябины над головой.

    – Посмотрите! Какая всё-таки красота эти алые ягоды на фоне синего неба! – Светка протянула руки к повисшим над ней гроздьям рябины.

    –  Вот умели же тогда без всяких компьютеров Гагарина в космос запустить! Умели же? И я этими парнями горжусь! –  наливай Серый ещё. За Советскую космонавтику!

    – Ох, Светка-конфетка, будешь ты у меня сегодня стонать так, что все соседи проснутся, – уверенно заявил Серый, закусывая сырком.

    – Вы посмотрите, какая чудная рябина! Это же такой красивый цвет. И как её много посмотрите ребята! Это чудо!

    – Какую страну развалили! – с горечью  произнёс захмелевший Захарыч.

    – Давай-ка Светка ещё по стакану, и пойдём к Захарычу домой. Там никто не помешает нам вволю порезвиться. А Захарыча ты не бойся, он импотент старый. Правда, Захарыч?

    – Да если бы только я был импотент? – Простонал Захарыч в отчаянии, –  вся страна наша – импотенты проклятые, ни чего сами сделать  не могут.  Всё ведь китайское кругом. Великая держава, мать вашу!

    – А кто придумал такую красивую рябину? Я хочу подержать в руках эти чудные ягоды. Можно я сорву одну веточку?

    – Пойдём к Захарычу, там кое-что лучше в руках подержишь!

    – А оборонный комплекс? –  Захарыч уже клевал носом.

    – Посмотрите! Они чуть мокрые от росы! – удивлённо произнесла Светка, перекладывая из ладони в ладонь рябиновую гроздь.

    – Пошли, дура, хватит кривляться, – заявил Серый, вставая с ящика.

    – Я не хочу, – робко ответила Светка.

    – Что значит, не хочу?  Тебя на кой хрен поили? Вставай давай! Там дома у Захарыча ещё водочки немного осталось, пошли.

    Запьяневший Захарычь слез с ящика и улёгся на траву.

    – Ну, этого мне ещё не хватало, – возмутился Серый, поднимая Захарыча, – и ты потаскуха, давай вставай. Пошли.

    – Я не пойду, – тихо и уверенно отрезала Светка.

    – Да что не так-то? – Завопил Серый.

    – Мне хочется на рябинку посмотреть и на небо.

   В этот момент только что поднятый на ноги Захарыч снова завалился в кусты.

    –  Я сказал, пошли со мной, падаль! –  Заорал Серый.

    – Я не пойду, – уверенно ответила Светка.

    – Там у Захарыча водка стынет, – включил последний аргумент Серый, поднимая старика на ноги.

    – Я ничего не хочу, тихо произнесла Светка, и прижала к губам ярко-красные ягоды.

    – Какую страну просрали! – Изрёк Захарыч.

    – Ну и пошла ты стерва! – Серый с размаху ударил Светку по губам.

    Поддерживая на себе еле живого Захарыча, он удалился туда, где ещё оставалось немного водочки.

   Капля алой крови с разбитой Светкиной губы упала на спелые ягоды рябины.

    – Какие же они красивые! – Произнесла Светка, поднимая к небу ладони с горстью красных ягод, – наверное, они очень нужны птицам, которые скоро вернутся с юга. Как хорошо жить птицам. Почему они никогда не берут меня с собой? 

   В этот момент из-за угла овощного магазинчика показались две круглых взлохмаченных рожицы в забавных мелких веснушках.

    – Смотри, Колька, это точно она.

   – Да не может быть.

   – Говорю тебе, это Светлана Сергеевна, та, что в четвёртом классе у нас французский язык вела.

   – А что это она такая?

   – А я почём знаю?

   – Да нет, Светлана Сергеевна опрятная была.

   – Точно говорю тебе Колька, – это француженка наша бывшая.

   – Ну и дела!

   Светка провернулась на голоса и увидела ребят. Несколько секунд она смотрела на них молча. Смотрела взглядом смертельно больной собаки, которую хозяин привез к ветеринару чтобы усыпить. Казалось, что она прощается с хозяином, на которого не держит зла, прощается с этим бесконечным синим небом, с алой рябиной и смешными рожицами в веснушках.

   – La vie est une lutte contre les principes destructeurs. Quiconque ne se défend pas correctement doit périr.* (Жизнь — это борьба против разрушающих начал. Всякий, кто не защищается как следует, должен погибнуть.)– произнесла она задумчиво.

   Взлохмаченные рожицы удивлённо вытянулись.

   – Пожалуйста, не подходите ко мне близко. Но ещё пуще, сторонитесь в жизни этого яда, – Светка пнула ногой валявшуюся на пыльной земле пустую бутылку, – он завладеет вами раньше, чем вы успеете это заметить.

   Ошеломлённые личики ребят ещё минуту раскрыв рты смотрели на свою бывшую учительницу, а затем исчезли за углом.

   Светка, бормоча себе под нос что-то невнятное, поплелась в сторону квартала, куда ушёл Серый. И только потерянные француженкой ярко-алые ягоды бессмысленно раскатились по грязной земле.



   *Жозеф-Эрнест Ренан, (1823—1892 гг.) философ, историк, писатель








Рейтинг работы: 15
Количество отзывов: 3
Количество сообщений: 4
Количество просмотров: 61
© 06.09.2021г. Евгений Мирмович
Свидетельство о публикации: izba-2021-3152127

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Надежда Аншукова       10.09.2021   11:58:18
Отзыв:   положительный
Какой грустный рассказ., оставивший тягостное впечатление и боль за героев - Серого, Захарыча
и Светку... Больно оттого, что так можно "разбазарить" свою жизнь, словно ещё одна будет впереди...
К сожалению, такие картинки встречаются довольно часто, и эта действительность очень тяготит
сердце. Спасибо, Евгений. Тема рассказа Вашего такая же животрепещущая, как и в предыдущих
рассказах. С уважением, Н.
Евгений Мирмович       10.09.2021   12:27:33

Благодарю Вас Надежда. Да, жизнь у нас одна, и как больно, что мы не всегда это чувствуем. Вы правы, такие картины происходят повсеместно каждый день. Но ведь каждый из героев этой миниатюры -- человек. Существо способное чувствовать, любить, дарить тепло. Так и хочется прокричать -- Люди! Проснитесь! Опомнитесь! Ведь поезд уходит! Больно, грустно, жалко. Разве об этом мечтала мать каждого из них, отдавая всё лучшее своему чаду?
Спасибо Вам за поддержку и постоянное внимание к моему творчеству.
С низким поклоном, Евгений
Надежда Аншукова       16.09.2021   13:20:26

Всегда с удовольствием читаю Ваши рассказы,
находя в каждом что-то полезное для себя.
С теплом, Н.
Людмила Корнева       06.09.2021   22:03:12
Отзыв:   положительный
Жизненный рассказ. Спасибо, Евгений.
Евгений Мирмович       07.09.2021   16:23:26

Благодарю Вас Людмила. Заходите иногда. Я буду рад если вам будет интересно.
С поклоном, Евгений
Альберт Восканян       06.09.2021   20:21:26
Отзыв:   положительный
Прочитал... грустно. Сколько людей хотели бы улететь с птицами далеко-далеко от тяжёлой жизни, от проблем, навалившихся на них...
Спасибо, Евгений, за рассказ.
Евгений Мирмович       07.09.2021   16:22:04

Благодарю Вас Альберт! Иногда хочется и о грустном рассказать -- это жизнь.
С поклоном, Евгений
















1