Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Мгла - 1


­Колющая, пронзительная боль равномерно раскатывалась по телу парня, не давая ему ничем пошевелить и даже нормально думать. Яркий свет неприятно колол в глаза, только что покинувшие иной мир. В голове разливался грохочущий и оглушительный звон. Парень обнаружил себя лежащим на кровати в чужой спальне. Он приложил силы и стал ощупывать себя на предмет травм, к своему ужасу нащупав мокрые и липкие бинты намотанные на грудь и живот. В голове кольнуло, на ум стали приходить самые странные и жуткие мысли.

Похищение, несчастный случай, эксперименты, пьянка?
Вдруг парня с головой накрыло от ужаса. Он не помнил что с ним было раньше, не помнил никого из всех с кем он общался, ни даже своего имени. Вообщем говоря забыл свою жизнь. К счастью русский язык и фундаментальные знания мира всё таки удержались в его голове.

Он решил применить одно из своих фундаментальных знаний и нащупал свои карманы в поисках смартфона. Парень облегчённо вздохнул, когда достал оттуда целый и невредимый гаджет.
Присев на кровати, он обвёл взглядом комнату потенциального похитителя и залез в свой смартфон.
Все приложения и данные были в порядке. Он тут-же открыл переписки.

Августа Гуйбер 15:24
"Ты куда пропал? Почему домой не пришёл? "
VasGun 15:48
"Даров
Тебя маман ищет. Что стряслось? Из дома убежал? "
Урико Сурутано 18:12
"Привет... как дела? "

Парень призадумался. Объяснить другим что-то и не задеть никого, не зная совершенно ничего и никого из вышеперечисленных пользователей было для него трудной задачей.
Мозг напрягся и стал спешно выкапывать все последние воспоминания, но в голову приходили лишь фантазии и домыслы. Вдруг он ввязался в пьяную потасовку или был замешан в бандитских разборках?

Он плохо помнил какой личностью он являлся в прошлом. Но сейчас его мнительность не знала границ и была способна сотворить даже Армагеддон в пределах одной головы.

Память ничем не могла помочь парню, поэтому амнезист стал включать дедукцию.
У первого пользователя женское имя и судя по сообщению живёт с ним в одном доме. Наверное это была его мать, сестра или бабушка.
Но чаще всего в качестве ников в мессенджерах ставят своё настоящее имя, именно люди старшего поколения. Так что вариант с сестрой отпадает.

Ник второго пользователя говорит о его юном возрасте. А его сообщение намекает на то что у амнезиста есть мать. К тому-же непринуждённая манера речи скорее всего показывает что у него с ним есть дружеские или хотя бы приятельские отношения. Ну и наводит на теорию что предыдущий человек может быть его матерью.
А последний человек вызвал у парня ступор. Единственное что он мог понять из ника и сообщения этого пользователя, так это то что это анимешник или японец. Но японцев в России живёт ничтожное малое количество, поэтому он остановился на анимешнике. Чтобы накопать больше он решил открыть соцсеть чтобы найти этого человека в списке друзей, но ничего не загрузилось из-за отсутствия денег на интернете.

Поняв что он не сможет им ответить, парень грустно вздохнул и положив телефон в карман, меланхолично распластался в постели, с каждой минутой всё больше стараясь забить на свои переживания и на ноющую боль под бинтами. Он хотел забыть обо всём и снова провалиться в сон.

Громкий стук молотка отскочивший от стола и разлетевшися по огромному залу. Сухой старик поёрзал, поправляя мантию и закричал
— Тишина в зале!
В одно мгновенье люди заполонившие зал судебных заседаний стихли и казалось даже задержали дыхание. Повисла настолько безмолвная тишина что в воздухе до сих пор звучало эхо от этого громкого удара.
Парень прислонился к железным прутьям своей решётки и окинул взглядом зал и людей в нём. Хоть они и не имели глаз, они безмолвно пронзали парня пустыми несуществующими взглядами. Он запаниковал и стал нервно измерять шагами уделённую ему свободную территорию.

—  Заседание суда объявляется открытым... — Старик достал бумаги — Гражданин Хёльн Гуйбер Алоизович... ученик 67 школы, 9 Б класса... обвиняется в убийстве одноклассницы... Урии Султангалиевы Фализовны... сторона обвинения...
Парень с удивлённым лицом взглянул на судью, а затем на присутствующих в зале что кажется глубоко поверили каждому слову произнесённому судьёй и вновь уже осуждающе стали сверлить Хёльна.
Темноволосая женщина средних лет, одетая в синий строгий костюм, поправила очки и достав бумаги стала механически озвучивать их содержимое

—  24 октября... после окончания школьных занятий... скрыто преследовал Султангалиеву и в четвёртом часу дня... догнал в переулке и сделав несколько ударов ножом в грудь и шею... а после стащил все личные вещи и скрылся с места преступления.
Сказать что Хёльн был в замешательстве, означало ничего не сказать. Он был поражён жестокостью обвинений которые якобы произошли по его вине и невозмутимостью лиц заявлявшим об этом. Но почему-то несмотря на всё он отчасти верил в это и был готов отрицать свои преступления не с позиции невиновного, а как преступник отчаянно пытающийся скрыть себя.
—  Сторона защиты...

В зале повисло гробовое молчание. По каким-то причинам адвоката здесь не было. Впрочем на суде не было много кого, были только зрители, судья и ещё парочка незнакомых Хёльну людей.
Подсудимый опасливо озирался по сторонам, до тех пор пока не понял что судья смотрел именно на него. Хёльн замер, а его спёротое дыхание тревожило вновь установившуюся тишину.

Глупое односекундное хихикание пулей вылетело из горла и эхом разлетелось по залу. Судья вопрошающе склонил голову, продолжая ожидать от парня хоть каких нибудь слов. Но тот лишь молчал и судя по его взволнованному выражению лица, был несовсем готов давать какие либо показания. Хоть Хёльн и собирался защищать себя, в силу полной потери памяти и отсутствия представления о своём же преступлении, он не знал как это делать чтобы не стало ещё хуже.

—  Гражданин Гуйбер? — Спросил судья.
—  Эм-м-м... ваша честь? — Неловко выдавил из себя Хёльн.
Старик промолчал. Голова загудела и заставила Хёльна кружиться и неловко переступать с ноги на ногу. Он старался удержаться на ногах, но голова загудела ещё сильнее.

Вновь неприятное и болезненное пробуждение. Парень раскрыл глаза, окинув во второй раз ничем не изменившуюся спальню. Боль под бинтами малость стихла, из-за чего Хёльн чувствовал себя немного лучше. Он приподнялся на кровати и даже стал раздумывать о том чтобы слезть с неё. Но шаги доносившиеся где-то с более высокого этажа остановили его. Хёльн остался сидеть на кровати и задумался о том кто бы это мог быть. Хоть в голову и приходили самые разные мысли от спасителя до похитителя, он и не строил никаких планов и думал пассивно отсидеться, так сказать плыть по течению.

Шаги остановились перед дверью и та плавно отворилась. В комнату вошёл высокий, грузный парень лет семнадцати, в белой футболке и синих шортах до колен. Он держал руки в карманах и щурил свои без того узкие глаза, тонувшие в круглом и довольно просторном казахском лице.

Забинтованный флегматично окинул взглядом паренька, собираясь встать с кровати.
—  Ну как... — Довольно взволнованно начал он — Болит?
Он подошёл к Хёльну и снисходительно оглянул его бинты, а затем перевёл взгляд на лицо собеседника.
—  Не особо... — Безэмоционально отозвался Хёльн.
—  Ну ты приляг лучше. На дворе темно, идти всё равно опасно будет... — Дружелюбно начал говорить толстяк и улыбнулся, только сильнее сузив свои глаза и скрестил руки на груди — Ох... где-же моя вежливость. С добрым вечером. Меня зовут Жорат.
Парень представивший себя таким именем доброжелательно помахал Хёльну, тот повторил за ним, но улыбка всё никак не наползала на его лицо.

—  А я-я... — Хёльн заикнулся и стал вспоминать свой сон.
Жорат издал лёгкий смешок — Я тебя знаю... Хёльн Алоизович. Ты из девятого бэ класса или восьмого?
—  Угу... из девятого — Чуть приободрённее ответил парень.
—  Вот с каким хлипким парнишей дружит моя сестра...
—  Угу...
—  Я видел твои картины которые полтора года висят в коридоре... ну все их конечно видели... но мне было довольно интересно подолгу смотреть на них... — Восхищённо промолвил Жорат.
—  Спасибо...

Хёльн одномоментно улыбнулся, а затем сделал ещё более серьёзное выражение лица и посмотрел на Жората.
—  Это конечно мило... но как я здесь оказался?
Жорат тоже посерьёзнел, а с его лица сползла улыбка.
—  Я тебя нашёл на улице в полутора километрах от дома, всего в крови и с пулями. Ты потерял столько крови, да и пульса почти не было, и я решил к себе закинуть и подлатать, ещё и связь здесь отрубили как ни к кстати. Поэтому других вариантов не было... уж прости...

Жорат присел на табуретку, потирая свои колени.
—  Тебя как будто ножами исполосали... уже боюсь спросить о том в какие авантюры тебя втянули... хе-хе...
—  Вот как... — Грустно произнёс Хёльн, поправив чёлку — Опять наверно бандиты уличные напали... ну с кем ни бывает — Проговорил он, стараясь поверить в свои-же слова.
—  Запомнил их хоть?
—  Честно говоря не очень...
—  Жалко...

Жорат вновь собрал свои руки на груди и стал задумчиво вертеть взглядом над головой Хёльна, пытаясь поймать мысль
—  Есть хочешь?
—  Нет... — Немного неуверенно ответил Хёльн.
—  Точно? — Переспросил Жорат растянув улыбку — У меня суп с клёцками есть...

Хёльн молчал, думая что ответить
—  Боишься что тебе станет хуже? Хе... домашний мед-сканер не говорил что у тебя что-то с желудком или пищеводом. Больше скажу, тебе вообще повезло что пули ничего важного не задели... так что можешь ничего не бояться...

Хёльн согласительно кивнул и малость приободрился.
—  Ну... тогда одну тарелку... пожалуйста...
—  Вот и отлично... подожди пять минут...

Жорат встал и быстрыми шагами удалился из комнаты, призакрыв за собой дверь. Хёльн проводил его взглядом и когда тот исчез в дверях, он вздохнул и упал на кровать, раскинув руки в разные стороны.
—  Вот оно как... ножами значит... и пистолетами...

Дальше Хёльн продолжил свои размышления. Произошедшее с ним и правда могло быть обычное нападение уголовников. Причин этому было много. Относительная зажиточность его семьи на фоне глобального обнищания населения. Нестандартная внешность Хёльна, включавшая в себя: Длинные до шеи и покрашенные в светло-розовый волосы с светло-русым оттенком, янтарные линзы на глазах и одежду напоминающую какого нибудь школьника из аниме.

В голову пришла ещё одна причина связанная с тем что в его квартале местных было от силы четверть, но Хёльн быстро отбросил её, стараясь не думать об этом.

К слову о неместных. Жорат объявивший себя спасителем, несмотря на своё внешнее дружелюбие, вполне себе мог иметь отношение к состоянию в котором находился Хёльн.
Его имя и внешность напрягали парня неискушенного в географии и знании народов. Он начинал малость подозревать его в похищении и обмане. Но быть полностью уверенным в этом он не мог, потому-что как уже известно он ничего не помнил.
В голове всплыла ещё одна деталь из слов Жората. Картины и его сестра являвшаяся по совместительству и подругой Хёльна. В сознании парня начало что-то проясняться.

Прохладное, затуманенное утро. Прошлая ночь оставила терпкий запах дождя и бесчисленное количество луж, по которым радостно прыгала дворовая детвора. Розововолосый девятиклассник наблюдавший за этим с дверей школы тоже был бы рад поиграть с ними, но возраст, а главное скорые школьные занятия не позволяли ему этих шалостей.

Он безрадостно вздохнул и поправив рюкзак, зашёл в школу, направляясь по обшарпанным коридорам в сторону кабинета математики, где должен пройти первый урок. Людская масса гутарившая на всех языках и наречиях пост-советского пространства, заполнившая собой все коридоры, плавно растекалась по входам и выходам, толкая парня туда-сюда. Хёльн привыкший к такому порядку вещей, старался не обращать на это внимания, продолжая идти к своей цели.

По пути он мимоходом бросил взгляд на свои картины висевшие в коридоре. Директор называл их гордостью школы. Хотя сам Хёльн считал свои работы изображавшие обычных людей, пейзажи и героев в аниме-стилистике, довольно посредственными. Он получал большое удовольствие когда слышал похвалу от людей знакомых с его творчеством.

На одной из этих картин, изображавшая кошко-девочку в боевой стойке, даже была прикреплена золотая надпись "1 место". Удивительно что она понравилась директору, хотя без его личных странностей тоже дело не обходится.
Несмотря на это, большая часть учащихся и учителей школы относилась к его работам не очень благожелательно. Если преподаватели выражали равнодушие или в лучшем случае вежливое восхищение, то ученики в большинстве своём позволяли себе открыто критиковать картины и знакомить их автора с самыми интересными словами. Таких людей Хёльн старался игнорировать. Но простую и конструктивную критику он воспринимал и в совершенствовании своего искусства никогда не обходился без неё.

—  Чё встал... дуй отсюда анимешник — Проворчал чумазый бугай из одиннадцатого сидевший на подоконнике и любовавшийся видом школы которую сильно портил застоявшийся здесь светофор на ногах.
Хёльн оставил свои мысли и вернувшись сюда и сейчас, вновь поправил рюкзак спешно направился к кабинету 46.
Исхудавшие, оголившиеся ветви покачивались перед окном, занося размытые тени над обшарпанными партами и советским линолеумом. Великие математики прошлого с некоторой скорбью в глазах лицезрели реалии гнилого двадцать первого века, будучи заключёнными в рамы висевшие на стене.

Раздался робкий скрип, это отворилась дверь. Из неё аккуратно выглянул Хёльн и увидев что кабинет был полностью пуст, он улыбнулся. Зайдя в кабинет, он закрыл за собой дверь и бодрыми шагами прошёл до своей парты, и закинув на стул рюкзак, разложив на парте свои вещи.

Не каждый день выпадает шанс посидеть хотя бы пару минут в классе свободном от других учеников и наслаждаться творческим одиночеством. Конечно такой возможности сполна можно воспользоваться и дома, на тихом сквере, на крыше. Но иногда особое вдохновение приходит от нахождения в общественных но безлюдных местах. В этом была особая романтика, нравившаяся некоторым людям, таким как Хёльн Гуйбер.

Он окинул взглядом пустующий класс и недолго думая, встал и отворил окно, затем вернувшись на своё место он вдохнул прилив свежего воздуха. Готовый к небольшому творчеству, он достал из рюкзака свой альбом с детскими фото, смартфон с наушниками, скетчбук и принялся переносить фотографии людей на свой скетчбук, перерисовывая их в аниме.
На первый взгляд кажется что ничего трудного в незамысловатых с виду мультяшных рисунках нет, да и они сами не несут в себе особого смысла.

Но это лишь на первый взгляд. На самом деле как и в любых других портретах, здесь важно передать эмоции и жизнь. То есть создать правильное построение линий, цветов и клякс. В конечном счёте сделать воистину живое существо способное выражать свои мысли. Сделать это даже сложнее, чем если бы работать пришлось с изображением реальных людей. Ведь опираться на правила анатомии уже не приходится. Всё целиком отдано художнику, но от этого требуемый уровень ответственности за создание шедевра поднимается почти до небес. Для кого-то это лишь свобода самовыражения, для кого-то непроходимые дебри которых стоит изучить. В любом случае творческих и профессиональных усилий требуется раз в несколько больше.
Так думалось Хёльну, хотя возможно он просто любил рисовать так, но признаться в этом стеснялся, и придумывал оправдания своему выбору в искусстве.

Дверь вновь скрипнула, в кабинете вновь раздались бодрые шаги, которых увлечённый своей работой и музыкой Хёльн не услышал. Поэтому для него оказалось неожиданным сюрпризом, когда он почувствовал слабое дыхание щекотившее его ухо. Он снял наушники и обернулся. За его партой сидела черноволосая девочка с белым, круглым лицом и раскосыми глазами. Она внимательно наблюдала за ходом работы Хёльна, и была капельку напугана когда поняла что всё таки отвлекла его.

—  Ох... привет... я тебя отвлекла? — Немного сожалеюще спросила девочка.
—  Привет... всё в порядке... я всё равно бы сам отвлёкся... — Спокойно ответил парень, закрыв и отодвинув альбом с фотографиями.
—  Правда? — Уже приободрённее переспросила она.
—  Угу... — Всё так-же ответил Хёльн и потянулся к рюкзаку, вытянув оттуда планшет.
—  Той ночью такой ливень шёл... думала что до школы на каноэ плыть буду... хе-хе... даже не знаю чему расстраиваться...
—  Угу... знаешь что... я тебе кое что хочу показать...
—  М-м?

Хёльн положил планшет на стол и открыл вкладку с картинками.
— Вау... это что... комиксы?! — Изумлённо спросила она.
Хёльн кивнул.
— Они самые... по той самой идее о которой я говорил два месяца назад...
— Сага об Урде?
Парень вновь кивнул.

Девушка стала с блеском в глазах читать комикс. Но спустя всего четыре минуты она оторвала погрустневшие глаза от планшета и перевела на Хёльна.
—  Так мало? — Скучно спросила она.
—  Ну да... а что ты хотела... творчество творчеством... но всё таки нельзя забывать и про идеальную успеваемость...
—  Хе-хе... ну за то интересно... и персонажи хорошо продуманные... интересуешься фэнтэзи?
—  Ну в некотором роде... мне в принципе любой жанр интересен... смотря как к нему подойти...
—  Круто... а продолжение будет?
—  Конечно будет... я же не просто придумал эту историю и героев... так что не переживай...
—  Тебе какой герой больше всего нравится?
—  Ну... сложно сказать...
—  Ты наверное хотел сказать Ангхольм? — Поддразнивающе воскликнула одноклассница, указав на Хёльна пальцем.
—  Почему сразу он? — Чуть сбивчиво спросил он, слабо покраснев.
—  Наверное потому-что самый харизматичный и хорошо нарисованный герой... не так ли...
—  Ну он и ведёт себя не очень прилично...
—  Хе-хе... сам бы не указал... и не вспомнила бы... озабоченый... — Сказала она, широко улыбнувшись
—  Что?
—  Ангхольм в пальто... ты этого персонажа рисовал лучше всех... и я знаю что он тебе нравится... — Продолжала она, откровенно дразнить Хёльна.
—  Это не так... — Чуть обиженно буркнул школьник.
—  Так-так...
—  Да я всех одинаково рисовал... и чего ты пристала с этим...
—  Тебе нравятся харизматичные пошляки?
—  Прекрати! — Воскликнул Хёльн, отвернувшись от неё и зарылся с головой в собственные руки сложенные на парте.
—  Ну чего ты... я же не пытаюсь обидеть те...
—  Ха... чего разорались... школота?!

Громким и толстым голосом разлетелось по кабинету. Друзья подняли головы и увидели стоявшего в дверях рыжего, усеянного шрамами парня всего в потрёпанном свитере и джинсах.
—  Дарова... Урия и Хуёльн...
—  Вот и он... опять — Пробормотал про себя Хёльн. — Даров... — Приглушённо ответил он.
—  Доброе утро... Алохсей... — Холодно поприветсвовала его Урия.
—  Опять хентай обсуждаете... — Презрительно спросил хулиган, наклонившись над их партой.
—  Не твоё дело... — Пренебрежительно ответила девочка.
—  А чьё тогда? — Спросил он
—  Слушай... садись за свою парту... не порть жизнь... — Уже раздражённее сказала Урия
—  Понятно... светофор опять хентай нарисовал... и пытается соблазнить с помощью него хоть кого-то...
—  Бла-бла-бла...

Алексей усмехнулся и вскинув рюкзак, направился к своей парте.
Дождавшись пока Алексей займётся своим втыканием в смартфон, Хёльн поднял голову и увидел что в класс зашла учительница по математике.

—  Здравствуйте! — Бойко воскликнула Урия, помахав ей рукой.
И когда все в классе повторили это слово, она встала из-за парты и взяла рюкзак, последний раз взглянув на своего одноклассника
—  Ну я пожалуй пойду... мне ещё домашнее дописывать...

Хёльн не глядя на неё кивнул и достал свои учебники.
Постепенно в класс набирался народ. Но несмотря на это даже когда раздался звонок, в кабинете находилась одна четверть от классного коллектива. Хоть формально урок уже начался, учительница решила не начинать занятия и подождать пока придёт хотя бы половина.

Художник вздохнул и в ожидании этой самой половины, вновь достал творческие принадлежности и начал рисовать.
К середине урока, половины так и не набралось и преподовательница порядком раздраженная отправилась к директору, пропав где-то вне кабинета до конца урока.

Многие ученики заполнили этот урок разговорами и времяпровождением в интернете, а Хёльну где-то под конец урока надоело рисовать и он обнаружил что место его соседа было абсолютно пусто.
Поскольку даже в этом осознанном, но неконтролируемом сне, вроде как отображающим его прошлое, он был лишён как минимум половины своих воспоминаний.

Поэтому ему пришла в голову идея, просто осматривать это место и изучать его, может быть найдётся чего нибудь интересного. Ведь ему почему-то казалось что на этом месте обязательно кто-то должен был быть.
Попытки были тщетны. До конца урока он не нашёл ничего интересного и после звонка, неторопливо отправился в следующий кабинет.
Ключевое слово здесь было неторопливо. Ведь стоило ему выйти из кабинета и пройти половины пути, как некоторые из его одноклассников уже успели ввязаться в интересные передряги.

По пути Хёльн услышал визги Урии и поторопившись к очередному повороту, он увидел как Урию окружила толпа смугленьких парней и ещё Алексей стоял сзади и куда-то тянул её.

Для Хёльна было не настолько редким, но и нечастым делом вступать в конфликты с неравными для него силами и постоянно отгребать от всех кого только можно.

Но здесь он решил оставить все предубеждения и сжав кулаки, он направился к этой сцене.
Как ни странно к тому времени толпа рассосалась в коридоре и оставила Урию и Алексея один на один. Это прибавило смелости Хёльну уже находившемся в готовности встать поперёк целой своре хулиганов.
—  Отвали мудак!
—  Шлюха тупая!

Анимешник подошёл к Алексею и дёрнул того за плечо. Тот увидев своего потенциального противника-отгребальщика, небрежно измерил его взглядом и спросил.
—  Ну чё на этот раз пристал?
—  Просто получи... морда противная...
Он занёс кулак и со всех своих дрыщавых сил зарядил Алексею в щеку. Тот слабо простонал и отошёл назад.
Рыжик потёр свою щеку и разъярёнными глазами просверлил Хёльна
—  Тебе пиздец...
Парни засучили рукава и накинулись друг на друга. Принявшись получать друг от друга удары. Алексей традиционно был более подкован в боях и в перспективе у Хёльна не оставалось шансов. К счастью прибежала школьная охрана и разняла сцепившихся девятиклассников.
Такой скомканный сон выдался Хёльну

­






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 06.09.2021г. Джон Доу
Свидетельство о публикации: izba-2021-3152037

Метки: Амнезия, школьники,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1