Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ВИРТУАЛЬНОЕ ДИТЯ


­

                                                                                                                                  Виртуальное дитя

(Редукция)
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Киноповесть


Вторая половина дня. По улице города шел хорошо одетый пожилой мужчина. Он вёл за руку мальчика лет пяти. По-видимому, это его внук. Они шли медленно, разговаривая о чём-то.
И в это время со второго этажа дома кто-то навел оптический прицел снайперской винтовки на этого мужчину. Крестик оптического прицела остановился прямо напротив сердца мужчины, однако спустя несколько секунд он переместился на его лоб. Когда должен был прозвучать смертельный выстрел, крестик вдруг пополз вниз и остановился на голове мальчугана. Через секунду-другую крестик медленно пополз вверх и снова остановился на лбу мужчины. Неожиданно снайпер оставил мужчину и остановил крестик оптического прицела на груди одного из двух мальчишек лет девяти-десяти, которые, оживленно разговаривая, догоняли сзади дедушку с внуком. В руках у мальчишек были скейтбоды. Это Рудольф и Пьер.
Снайпер положил указательный палец на курок и мягко надавил его.
- Чгу!
И в ту же секунду крестик прицела быстро переместился на голову второго парнишки. И снова имитация голосом звука выстрела:
- Чгу!
Теперь крестик вернулся на лоб мужчины.
- Чгу!
Крестик тут же сполз вниз и остановился на груди мальчика.
- Чгу!
- Эй! Вы все мертвы! Эй, Рудольф и Пьер, придурки, вы тоже трупы! - сказал негромко симпатичный мальчик лет девяти, который стоял у окна на втором этаже частного дома.
Мальчик смотрел вниз, на улицу. В руках у него была игрушечная снайперская винтовка с оптическим прицелом. Это он «укладывал» наповал одного за другим прохожих, которые ни сном ни духом не ведали, что их кто-то хладнокровно «расстреливает» из окна дома, расположенного на противоположной стороне улицы.
Этого симпатичного мальчика звали Оскаром. Он таким образом забавлялся, когда делал паузы во время выполнения школьных домашних заданий. «Расстреляв» четырёх людей, он стал целиться в новых прохожих, но в это время внизу, на первом этаже, хлопнула входная дверь. Оскар отложил винтовку в сторону, сел за свой письменный стол и продолжил решать задачи по математике.
В комнату Оскара заглянул мужчина лет сорока. Он был одет в серый костюм, белую рубашку и серо-голубой галстук. Это Вальдемар Маскультис, отец Оскара. Он вернулся с работы.
- Хэлло, сынок! - весело и громко окликнул он сына, войдя в комнату.
- Хэлло, папочка! - воскликнул Оскар и, вскочив со стула, подбежал к отцу и повис у него на шее. Вальдемар поднял сына на руки, поцеловал в щеку и с удовольствием обнюхал его шею и волосы. Оскар весело засмеялся. Он был счастлив.
- У тебя всё о’ кэй, сынок? - привычно поинтересовался отец.
- Да, папа! - машинально ответил мальчик и тоже спросил, - А как у тебя?
- Пойдёт! Ты обедал?
- Да! - сказал Оскар и тут же добавил. - Папа, ты не поможешь мне решить задачи по математике? Какие-то непонятные задачи.
Вальдемар откинул голову назад и посмотрел в лицо сына с притворным удивлением.
- И это я слышу от человека, который хочет учиться в лучшем в Европе Техническом университете и мечтает стать создателем новых поколений компьютеров!? Кошмар! - наигранно задыхаясь от невообразимого удивления, воскликнул Валдемар и покрутил головой, ища глазами что-то вокруг себя. - Где нож острый, отрежьте мне оба уха, чтобы мне больше не слышать такой кошмарный лепет!
Оскар залился громким счастливым смехом.
- Вот! Вот острый нож! Давай сюда твои дурацкие уши! - закричал он и, захлебываясь от смеха, начал ребром ладони "отпиливать" отцу ухо.
- Ой, ой! Больно мне! - негромко закричал Вальдемар, скорчив гримасу боли. - Но всё равно режте их! Пусть лучше я буду глухим, чем слышать всякие глупости!
Оскар, хохоча, "отрезал" отцу оба уха и закинул их в разные стороны. Насмеявшись вдоволь вместе с сыном, Вальдемар опустил сына на пол и почесал затылок.
- Сынок, я тебе с удовольствием помог бы решить твои задачки, но у меня сейчас нет времени. Извини, пожалуйста, мне сейчас надо кое-куда съездить по делам фирмы, - сказал он уже серьезно. - Может быть, отложишь их до приезда мамы. Тем более, она лучше меня разбирается в математике.
- Ладно, папа, езжай, - отпустил его Оскар и, вернувшись на свое место, снова занялся математикой.
Вальдемар вышел из комнаты. В спальной он переоделся в повседневную одежду – джинсы
и свитер, потом позвонил по мобильнику и сказал кому-то коротко «Алло! Ты как ? Хорошо, я уже иду!». Уходя, он снова заглянул к сыну и сказал:
- Сынок, передай маме, что я пошел по делам фирмы, вернусь к семи вечера. О кэй?
- Хорошо, папа, - ответил Оскар, не поднимая головы от тетради.

Оскар, решив некоторые, более легкие задачи, отложил математику в сторону, встал из-за стола, сел к своему компьютеру, включил его и начал игру, которая называлась «Снайпер».
Это была кровавая игра. Смысл её заключался в том, что некий снайпер должен убить трёх мужчин, которых «заказал» ему босс за 100.000 долларов. Трудность выполнения "заказа" состояла в том, что все трое мужчин окружены многочисленными и вооруженными до зубов телохранителями и, после выстрела снайпера в мужчин, те открывали ураганный огонь по всем местам, где мог укрыться киллер. Потом эти телохранители устраивали настоящую охоту за ним. Снайпер был как минёр: любая его ошибка или оплошность стоили ему жизни. Каждый раз он должен был сделать только один выстрел и попасть жертве точно в лоб или в сердце, а если промахивался и делал второй выстрел, то его тут же настигала пуля телохранителей, то есть снайпера ранили или убивали. Потом, убегая от преследователей, снайпер должен был проявлять фантастическую изворотливость, мастерство каратиста, стрелять на опережение и многое другое, чтобы выжить и получить орден «Золотой Глаз».
Игра сильно возбуждала Оскара, доводила его порой до исступления. После каждого убийства он хихикал, подпрыгивал на стуле и подняв руки вверх, тряс ими, мол, знай наших! Было видно, что
мальчику эта игра доставляет огромное наслаждение. Выстрелы из автоматов и пистолетов он постоянно
сопровождал голосовой имитацией звука.Ближе к вечеру с работы вернулась Маргарет, мать Оскара, симпатичная женщина лет тридцати пяти. Она поднялась на второй этаж и вошла в комнату сына. Оскар всё ещё забавлялся компьютерной игрой. Он, продолжая игру, быстро оглянулся к двери.
- Здравствуй, мамочка!
- Здравствуй, сыночек, - Маргарет нежно обняла Оскара и поцеловала его в щёку. - Ты обедал?
- Да, мамочка! - ответил Оскар, не отрывая глаз от экрана монитора. Вспомнил просьбу отца. - Папа ушел по делам фирмы. Сказал, что вернётся к семи.
- Ладно. А домашние задания ты выполнил? - снова спросила Маргарет и посмотрела на экран монитора, где снайпер отточенными ударами каратэ и точными выстрелами из пистолета одного за другим выводил из игры телохранителей.
- Да, но не всё. Мама, ты поможешь мне решить несколько трудных задач по математике? - спросил Оскар, оставаясь в стихии игры. - Я только их ещё не сделал.
- Конечно, сынок. Сейчас выпью чашку кофе и приду, - Маргарет встала, чтобы уйти.
- Мама!
- Что сынок?
- Я сегодня в школе подрался с Рудольфом и Пьером, - сообщил вдруг Оскар, не прерывая игры.
- Подрался!? - с тревогой в голосе спросила Маргарет. - Из-за чего подрались?
- Во время перемены мы стояли и разговаривали. Я по какому-то поводу вспомнил про Александра Македонского и Юлия Цезаря. А Рудольф и Пьер совершенно не знали, кто такие Македонский и Цезарь. И я за это назвал их недоразвитыми идиотами. А они набросились на меня с кулаками. Знаешь, мама, они оторвали мне пуговицу на рубашке и немного порвали её в том месте, где была пришита пуговица, - с этими словами Оскар вытащил из шкафа рубашку и показал матери порванное место.
- Ладно, я сейчас починю и пришью новую пуговицу, - Маргарет взяла из рук сына рубашку. - А ты, сынок, больше не дерись, хорошо. Ты же у меня умница. И не надо связываться с дураками и драчунами.
Оскар снова сел за компьютер и продолжил игру.
- Мама, а почему в классе никто меня не любит и никто не хочет со мной дружить? Разве я плохой мальчик? - спросил Оскар, не отрывая глаз от монитора.
Маргарет порывисто обняла сына и нежно прижала к своей груди.
- Нет, мой сладкий, ты самый умный, самый красивый и самый хороший мальчик на всем
белом свете! - ответила Маргарет. - Мы с папой очень-очень любим тебя и всегда гордимся
тобой. А если в классе не любят тебя и не хотят дружить с тобой, то ты просто плюнь на всё это.
Всё это ерунда! Ты не переживай за это. Они все дураки и поэтому завидуют тебе.
- Я тоже так думаю, - убежденно сказал Оскар и добавил, - Хорошо, мамочка, я больше не
буду драться и не буду переживать.
- Вот и хорошо! - Маргарет поцеловала Оскара в щёку. - Ладно, сынок, поиграй. Я скоро вернусь. - Она вышла из комнаты и затворила дверь.
Оскар продолжал с вдохновением манипулировать действиями персонажей
компьютерной игры.

Оскар – единственный сын Вальдемара и Маргарет. Смышленый, нежный с родителями, но самолюбивый мальчик. Ему присущ тот же эгоизм, которым страдают все дети, которые не имеют братьев и сестёр и избалованы повышенным вниманием родителей. В его комнате имеется вся современная техника: прекрасный музыкальный центр, суперсовременный компьютер с большими скоростью и памятью, принтер со сканером и копировкой, дигитальные фотоаппарат и видеокамера, видеомагнитофон, телевизор и многое другое. Полки рядом с телевизором ломятся от видеокассет.

Около семи часов вечера вернулся Вальдемар.
- Что-нибудь случилось? - спросила Маргарет из кухни, где она готовила ужин.
- Пока нет, - невесело ответил ей Вальдемар из коридора.
Ответ и тон голоса мужа, видимо,встревожили Маргарет. Она подошла к двери кухни и взглянула в лицо мужа.
- А что может случиться?
- Скоро произойдёт сокращение персонала фирмы, - мрачно произнёс Вальдемар. - Боюсь, что я один из кандидатов на сокращение.
Сообщение расстроило Маргарет, потому что и у неё на фирме намечалось сокращение некоторой части персонала, и у неё не было твердой гарантии, что неприятная процедура экономии не коснётся её. Она молча повернулась и ушла в глубину кухни.
Вечером пошел дождь. Вся семья сидела в гостиной и смотрела по телевизору очередной американский боевик.
При каждом жестоком убийстве или взрыве гранаты Маргарет вздрагивала, зажимала рот ладонями, как будто боялась вскрикнуть, порой даже закрывала глаза, чтобы не видеть ужаса агонии умирающего человека. Вальдемар, расслабившись на диване, замечал это краем глаз и, попивая пиво, тихо посмеивался над её страхами. Оскар, уютно развалившись в мягком кресле и хрустя сладкими палочками, внимательно следил за общим действием и за каждым шагом персонажей фильма. Очень внимательно следил, словно боялся упустить что-то важное.
Концентрированность его внимания на особо криминальных моментах фильма сильно контрастировала с вниманием родителей: Вальдемар, попивая пиво, смотрел фильм без особого интереса, отвлекаясь иногда на какие-то уличные шумы, Маргарет эмоционально переживала за преследуемых и убиваемых на экране, выражая страх вздрагиваниями или вскрикиванием, вслух возмущалась жестокостью убийства и убийцы, а Оскар кайфовал, слыша вопли или стоны жертв насилия. Состояние кайфа было написано на его лице. Родители не обращали на него внимания. Их внимание было сосредоточено на экране или на чем-то другом.
Когда кончился фильм и пошли титры, Вальдемар переключил телевизор на канал новостей. По нему показывали всякие рекламные клипы. Оскар поёрзал немного в кресле и пошел к себе. На прощание отец нежно хлопнул его по попке. Оскар оглянулся и состроил ему смешную рожицу.
- Какой ужас! Что творится с людьми! - воскликнула Маргарет, все ещё находившаяся под впечатлением увиденного
- Ну, с людьми, в общем-то, ничего особенного не происходит, - заговорил Вальдемар тоном нравоучителя. - Страшилки стары как мир. В древности и раннем средневековье страшилки были природного характера: молнии, небесные громы, солнечные затмения, наводнения, оползни, смерчи. Сущность и происхождение этих природных явлений наука в те времена ещё не в состоянии была объяснить. И ими ловко пользовались для своих корыстных целей жрецы и шаманы, смертельно пугая темную народную массу. Сейчас же на смену жрецов и шаманов пришли немножко чокнутые и падкие на славу и до тех же денег киношники и литераторы. Не все, разумеется, но какая-то часть. Теперь они пугают людей искусственно созданными страшилками типа полтергейста, кровожадных челюстей, видеокассет и звуков с мистическими свойствами, могущими также преследовать или убивать людей. Тот же принцип устрашения людей. Темных, малообразованных.
- У тебя на всё есть объяснение, - засмеялась Маргарет. - Тебе бы быть философом, а не инженером–конструктором.
- Ах, я просто реалист и атеист, - сказал Вальдемар. - Нет тут никакой философии.
В это время вернулся Оскар. Он снова уселся в своём кресле. Маргарет подвинулась к нему, обняла его, поцеловала.
- Зайчик, ты хочешь посидеть с нами? - ласково спросила она.
- Да, мама. Мне сейчас не хочется играть в компьютерные игры или читать книги.
- Ну посиди с нами. Хочешь что-нибудь поесть или попить?
- Нет, мама, я сейчас ничего не хочу.
По телевизору начали показывать новости дня. Сначала был сюжет о боях на улицах города Басра на юге Ирака, которую вели английские войска, а потом показали бой американских войск за овладение аэропортом Багдада.
- Боже мой, на кой черт сдался Саддам Хусейн американцам, - произнесла Маргарет через некоторое время, глядя на экран телевизора, где американские танки прямой наводкой расстреливали гостиницу, в которой проживали иностранные журналисты. - Он же не собирался баллотироваться в президенты США, чтобы так бояться его. Теперь из-за него погибнут тысячи невинных людей.
- Но он же диктатор, - сказал Вальдемар, не отрывая глаз от экрана. - А американцы хотят убрать всех диктаторов по всему миру и устроить на нашей планете всеобщий демократический рай.
- Папа, скажи, если американские солдаты нечаянно убьют арабских детей и их мам, будут этих солдат судить за это? - спросил Оскар, глядя на отца.
- Нет, сынок, не будут судить. Есть такой неписаный закон: «Победителей не судят». Сегодня Соединённые Штаты Америки - самая сильная страна в мире, поэтому никто в мире не отважится требовать суда над американскими солдатами, убившими детей, женщин или стариков. Как говорится, сильный всегда прав.
- А если меня и маму убьют, то ты тоже не отважишься требовать суда?
- Боже мой, Оскар! - всполошилась Маргарет. - О чём ты говоришь!? Что на тебя нашло?
- Мама, мы же могли там оказаться как туристы и нас могли тоже нечаянно убить, - аргументировал Оскар свой вопрос и снова посмотрел на отца, ожидая ответа.
Вальдемар засмеялся.
- Сын, ты задал мне весьма трудный вопрос. Не дай бог, конечно, такому случиться. Но если случится, то я непременно потребовал бы расследования всех обстоятельств трагического случая и потом, разумеется, потребовал бы суда над виновными. Но видишь ли, сынок, война - дело такое... В конечном итоге я бы ничего ровным счетом не добился.
- Значит, надо быть сильным и всегда побеждать! - вдруг задумчиво произнёс Оскар.
- Да, - кивнул головой Вальдемар. - Ты, пожалуй, прав, сынок.
Маргарет посмотрела на сына с нескрываемой гордостью, улыбнулась и нежно потрепала волосы на его голове.
- Мой умница! - сказала она потом.
Семья продолжала смотреть телевизионные новости. Вскоре Оскар заскучал опять и, сказав «пойду к себе, немного поиграю и лягу спать», встал с кресла. Маргарет привлекла его к себе за руку и поцеловала в щеку.
- Иди, сынок. Спокойной ночи!
- Спокойной ночи, мама-папа!
Вальдемар на прощание высоко поднял правую руку.
- Спокойной ночи, мой дорогой!
- У нас замечательный сын, правда? - сказала Маргарет мужу, когда Оскар поднялся по лестнице вверх.
- Да, - подтвердил Вальдемар. - Сегодня им задали много домашнего задания и он после школы до самого твоего приезда, не поднимая головы, выполнял эти задания. Наверняка, устал.
Тут он вспомнил, что по пути домой купил в магазине последний голливудский кинохит.
- Ах, да! Я же сегодня купил нашумевший фильм «Маньяк не выбирает средства», - сказал он, поднимаясь с кресла. - Я его, кажется, оставил в спальной. Посмотрим его и расслабимся, да?!
- Давай посмотрим! - с воодушевлением ответила Маргарет.
- Кстати, маньяки – также один из видов современных страшилок, - весело засмеялся Вальдемар, поднимаясь по лестнице на второй этаж.
- Боже мой, что за манера портить людям удовольствие подрожать от страха, - сказала Маргарет вполголоса. Валдемар это не услышал.
Он принёс (фильм был в формате DVD), запустил фильм, потом сходил на кухню. Жене он принёс бокал красного вина, себе взял из холодильника холодное пиво и, сев поудобнее, стал смотреть новый и уже раскрученный дистрибьютерами фильм о серийном убийце.

Оскар сидел за столом в своей комнате на втором этаже и рисовал. Рисовал он весьма неплохо. На рисунке, выполненном обычным и цветными карандашами, один мужчина держал левой рукой за длинные волосы другого мужчину, лежащего на земле, а в правой руке у него был большой нож. Мальчик взял из пенала карандаш с красным стержнем и нарисовал кровь, текущую из перерезанного горла поверженного мужчины, затем покрасил густым красным цветом лезвие ножа и капли крови, стекающие с ножа на землю. Получилась реальная и жуткая по изображенной жестокости картинка. Закончив её, Оскар некоторое время полюбовался ею, затем спрятал за книгами на полке. Посидел немного, о чем-то раздумывая, потом встал, постелил себе постель и уже начал было раздеваться, когда до его слуха донесся жуткий женский вопль, исходящий из экрана телевизора внизу. Ему стало любопытно и он вышел в коридор.
Спускаясь по лестнице вниз, он снова услышал жуткие крики убиваемой кем-то женщины. Он замер и прислушался к воплям киноперсонажа. Постояв до тех пор, пока вопли женщины не угасли, Оскар продолжал спуск по лестнице вниз. На его лице блуждала радость человека, предвкушающего что-то интересное, что-то приятное для души...
На экране телевизора маньяк-головорез топором расчленял тело уже убитой женщины.
- Боже, какой ужас! - воскликнула Маргарет с отвращением. - Разделывает словно свинью.
- Его российский коллега господин Чикатило, кажется, трупы не расчленял, - усмехнулся Вальдемар.
- Голливуд не будет Голливудом, если не доведет ужас до логического завершения, - сказала Маргарет и отпила вино из бокала.
- Когда-то Голливуд называли фабрикой грёз. Теперь же в самый раз называть его фабрикой садизма и смерти, - засмеялся Вальдемар. - Ты знаешь, иногда мне кажется, что там, за океаном, задались целью научить людей жестокости, садизму, убийствам и всяким другим антигуманным действам. И в этом они проявляют какое-то сатанинское упорство.
- Папа, ведь всё это происходит и в жизни, - неожиданно подал голос Оскар, стоявший позади своих родителей и до этого молча наблюдавший за действиями киношного маньяка. - Ведь есть даже и людоеды!
Неожиданный голос сзади в тот момент, когда маньяк приготовился задушить верёвкой свою очередную жертву, подругу уже расчленённой девушки, пришедшей в заброшенное строение искать уже
убитую подругу, так напугал Маргарет, что она вскрикнула и уронила бокал с недопитым вином, обрызгав
им свой белоснежный халат.
- Мама, что с тобой!? - испуганно спросил Оскар и тут же весело рассмеялся. - Ты у нас, оказывается, трусишка. - Он сбегал на кухню, принёс полотенце и стал промокать вино с халата матери.
- Как не испугаешься, если за спиной неожиданно раздается голос в тот момент, когда впереди тебя кровавый маньяк убивает невинную женщину, - обиженно произнесла Маргарет. - Ох, душа прямо в пятки ушла от страха. Я ведь думала, что ты уже спишь.
Оскар весело рассмеялся.
- Ты, Оскар, рассуждаешь как взрослый человек. Откуда это у тебя?! - удивился Вальдемар, глядя на сына, и спросил. - Кстати, давно ты тут стоишь?
- Нет. Он, - Оскар кивнул головой на телевизор, - только начал расчленять женщину, когда я подошел к вам. Что это за интересный фильм вы смотрите? Можно, я тоже посмотрю его вместе с вами?
- Нет, сын, нельзя! - категорическим отказом ответил Вальдемар сыну. - Тебе ещё рано смотреть такие фильмы.
- Папа, я хочу посмотреть этот фильм! - обиженно произнёс Оскар. - Позволь мне досмотреть его.
- Оскар, исполнится тебе восемнадцать, вот тогда смотри такие фильмы сколько душе будет угодно, - произнёс Вальдемар несколько раздраженно. - Но сейчас я тебе не разрешаю смотреть такие фильмы. У тебя же целая полка хороших детских фильмов. Если уж так захотелось тебе посмотреть кровавый фильм, то иди к себе и посмотри до сна какой-нибудь вестерн. В твоих вестернах крови не меньше, чем в этой кинокартине. А этот фильм никуда не денется. Через восемь лет я тебе его подарю. Договорились?
- Мне хочется посмотреть именно этот фильм и именно сейчас, - неожиданно для родителей жестко сказал Оскар.
Глупое упорство и упрямство сына разозлило Вальдемара.
- В таком случае мы тоже не будем смотреть его, - произнёс он гневно и выключил фильм, затем переключил телевизор на обычную программу. По телевизору показывали новости. - А теперь иди к себе и ложись спать!
Оскар помрачнел лицом, молча повернулся и пошел. Но он пошел не наверх, а в сторону кухни.
- Сынок, куда это ты пошел? - с тревогой в голосе спросила Маргарет.
- Мама, я пить хочу, - ответил ей Оскар, не оборачиваясь.
Супруги некоторое время молча смотрели новости. Вальдемар был зол на сына за то, что не дал посмотреть им фильм до конца.
- Ладно, досмотрим как-нибудь в другой раз, - примирительно произнесла Маргарет, чтобы успокоить мужа. - Пойду умоюсь и лягу спать. Ты посидишь ещё?
- Да, пожалуй. Но недолго, - ответил Вальдемар, попивая пиво.
Маргарет встала, обняла мужа сзади за шею, поцеловала его в щёку и направилась наверх. В этот момент что-то грохнуло на кухне. Маргарет, ступившая ногой уже на первую ступеньку лестницы, вздрогнула всем телом, обернулась к мужу. Вальдемар не повел даже ухом.
- Что это было? - спросила Маргарет.
- Оскар, по-видимому, что-то уронил на кухне, - предположил Вальдемар.
Маргарет повернулась и пошла на кухню. Вальдемар продолжал смотреть новости. Маргарет открыла дверь кухни, замерла на секунду, прижав ладони к щекам, и вдруг произвела леденящий душу вопль. Вальдемар от испуга вздрогнул, вскочил на ноги и со словами «Что такое!? Что там случилось!?», быстро пошел на кухню.
На кухне глазам его открылась страшная картина. На полу у кухонных шкафов Оскар лежал в луже крови! Вся шея его также была в крови. В откинутой в сторону правой руке у него был большой мясной нож. От шока у Вальдемара похолодело всё внутри.
- Оскар, сынок! Оскар! - завопила Маргарети, вытянув руки вперёд, пошла в глубину кухни, где на полу лежало бездыханное тело сына. Расстояние от двери кухни до сына ей показалось бесконечным и тяжким, а этот миг и охватившие её в этот момент чувства запали ей в душу на всю жизнь.
К этому времени Вальдемар пришел в себя и тоже направился в глубину кухни. Маргарет, рыдая, упала на колени возле сына, обхватила его хрупкое тело обеими руками и прижала к груди.
- Оскар, сыночек мой! - пуще прежнего зарыдала Маргарет. - Господи, спаси, сохрани моего единственного сына!
Тут в её ноздри ударил кислый запах томатного сока. Она успела только подумать о том, почему тут сильно пахнет томатом, как Оскар вдруг ожил и весело рассмеялся.
- Мама, что это ты среди ночи так вопишь и пугаешь добропорядочных соседей?! - заговорил Оскар весело, глядя в лицо ошарашенной матери. - Я ведь всего лишь сымитировал самоубийство незаслуженно обиженного мальчика. Это не кровь, а всего лишь томатный сок.
Мать засмеялась сквозь рыдания, а отец с остолбенелым видом смотрел на живого и весело болтающего сына. Из глаз Маргарет продолжал по инерции извергаться водопад слёз.
- Тоже мне артист! - хрипло выдавил из себя Вальдемар и, круто повернувшись, пошел прочь. - Псих!
Маргарет кухонным полотенцем вытерла шею сына, затем снова судорожно обняла его, прижала к груди и тихо заплакала.
- Ладно тебе, мама, успокойся, - сказал Оскар, нежно приобняв мать за плечи.
- Сынок, ты больше так не шути, я тебя очень прошу, - попросила сына Маргарет. - Ты не представляешь, как я испугалась и что я пережила, когда увидела тебя... Это ужас! Кошмар. Не дай бог пережить ещё раз такое, у меня разорвется сердце.- Она горячо обняла сына и покрыла его лицо поцелуями. - Ты ведь у меня единственный! Ты самый лучший мальчик на свете. Ты самый красивый и самый лучший! Мы тебя с папой очень любим, сыночек. Ты не забывай об этом, ладно?
- Ладно, мамочка моя, - ответил Оскар и добавил, - Я сейчас уберу здесь.
Они встали на ноги.
- Сынок, пойди вымой шею хорошенько и иди спать. Здесь я уберу сама, - сказала Маргарет
- Мама, а как называется фильм, который вы сейчас смотрели? - спросил Оскар как бы между прочим.
- Он называется "Маньяк не выбирает средства". Я не думаю, что он интересен для тебя, - сказала Маргарет. - Там сплошные убийства. На психику действует негативно. Ты не обижайся на папу, ладно? Он ведь прав.
- Ладно, мама. Спокойной ночи, - Оскар поцеловал мать в щёку и пошел к выходу.
- Спокойной ночи, сынок!
Проходя мимо отца, Оскар низко опустил голову вниз. Ему стало очень стыдно за свою нелепую выходку. Вальдемар, не обращая на него внимания, продолжал смотреть на экран телевизора. Лицо его было злое. Он о чём-то сосредоточенно думал.

На следующий день после уроков Оскар шел домой. За спиной у него висел большой школьный рюкзак. В одном из переулков он неожиданно увидел отца.
Вальдемар шел вместе с какой-то молодой женщиной. Это была его сослуживица. Звали её Клаудия. Они оживленно беседовали на ходу. Оскар обрадовался и побежал к отцу. Но тут, увидев, как отец обнял женщину за талию и поцеловал её в губы, остановился как вкопанный. Ему стало и стыдно, как-будто он увидел что-то непристойное, и противно. Когда отец и женщина скрылись за углом, Оскар вышел из оцепенения и двинулся за ними. Ему было любопытно посмотреть, куда отец идёт с незнакомой женщиной, которую он целует в губы.
Отец и женщина скрылись в подъезде трёхэтажного жилого дома. Оскар подошел к двери дома и стал ждать отца, думая, что он скоро выйдет. Но он не выходил. Вскоре из подъезда вышла пожилая женщина, ведя на поводке маленькую собачку.
- Мальчик, ты кого ждешь? - спросила она Оскара скрипучим голосом.
- Никого не жду, - ответил Оскар недовольным голосом и пошел назад, к той улице, по которой шел домой.
- А чего же тогда стоишь, миленький мой, у чужого подъезда? - проворчала старая женщина и направилась следом за Оскаром. Рядом с ней на поводке трусила собачка.

Оскар сидел за компьютером у себя в комнате и листал страницы Интернета. Он случайно открыл страницу „Sex – Schop“ и некоторое время с любопытством смотрел на порнографические картинки, потом закрыл эту страницу и стал листать другие страницы. Вдруг он наткнулся на красиво оформленный сайт с интригующим названием «Хорошие советы для хороших мальчиков». Сайт состоял из нескольких разделов. Они назывались так:
Как перестать бояться родителей и быть независимым от них, живя с ними
Как строить отношения с учителями, чтобы они уважали и боялись тебя
Каким ты должен быть, чтобы тебя никто не смел обидеть
Как стать суперменом и наводить ужас на окружающих.
Как мстить недругам и врагам
Как заметать следы, если натворил что-то и боишься судебного наказания

Оскар открыл первый раздел. На экране появился симпатичный котёнок. Он сладко потянулся, ласково мяукнул и сказал на английском языке:
- Привет! На каком языке будем общаться, дружок?
- Извините, - смущенно произнёс Оскар. - Я не понимаю Вас. Я говорю только по немецки. Я немец.
- Мяу-у. Ты не хочешь разговаривать со мной или у тебя не включен микрофон? Я не слышу твоего ответа, - с притворной обидой в голосе сказал котёнок.
- Извините, пожалуйста..., - начал Оскар, но в ту же секунду на экране монитора появилась мерцающая надпись на нескольких языках: "Включите микрофон!"
- Ах! - воскликнул Оскар, шлёпнув себе по лбу, и включил микрофон. - Извините, меня, пожалуйста! - сказал он с улыбкой. - Я немец и говорю только на немецком языке.
- Ах, вот оно что! - весело воскликнул котёнок тоже на немецком языке, причём, абсолютно без акцента. Было похоже, что он полиглот. Он тут же спросил, - Ты живёшь в Германии?
- Да, - ответил Оскар.
- Прекрасно! - сказал забавный котёнок и продекламировал четверостишие о Германии, сочинённое Гёте. – Германия – прекрасная страна. М-да, извини, дружок, тебе придется несколько секунд подождать моего хозяина. А пока давай познакомимся! Меня зовут Пинг-Понг. Я – секретарь-референт фирмы "Рога и копыта".
- Такое смешное название! - весело засмеялся Оскар.
- И, между прочим, очень умное. Рога нужны для того, чтобы бодаться, сопротивляться, а копыта – чтобы убегать при серьёзной опасности.
Оскар весело засмеялся, предвкушая что-то интересное, забавное.
- А как тебя зовут? - спросил котёнок нежным голоском.
- Меня зовут Оскар.
- Оскар!? - изумлённо вскрикнул котенок. - Это что, в честь приза Американской киноакадемии тебя так назвали?
Оскар немного подумал и сказал:
- Не знаю. Но я спрошу об этом моих родителей и потом скажу тебе, Пинг-Понг. Ладно?
- О кэй! Слушай, а как ты произносишь моё имя? Оба раза с большой буквы? - вдруг задал котенок совершенно невообразимый вопрос.
Оскар вытаращил глаза, глядя на смешного и пытливого котёнка и со смехом выпалил:
- Естественно!
- Молодец! - похвалил котенок Оскара. - А то есть умники, которые умудряются произносить моё второе имя с маленькой буквы.
Оскар откинулся на спинку кресла и захохотал. Ему стало очень смешно от того, что котенок воображает, будто имена можно произносить с маленькой или с большой буквы.
- Мяу, ну перестань хохотать почем зря, - по-свойски сказал котенок. – Слушай, а сколько тебе лет?
- Девять, скоро будет десять, - ответил Оскар.
- Ха, ты тоже ещё котёнок! Или – пёсик! - воскликнул Пинг-Понг и спросил, - Скажи, кто тебе больше нравится: котёнок или пёсик?
Оскар подумал немного и сказал, что ему больше нравится пёсик.
- Я так и знал, - с досадой произнёс котенок и тут же весело добавил, - Ладно, ты тогда будешь пёсиком.
- Пинг-Понг, а сколько лет тебе? - спросил Оскар.
- Мне всего девять месяцев, скоро будет десять, - ответил котёнок.
Совпадение цифр опять рассмешило Оскара.
- Пёсик, у тебя родители богатые? - задал вдруг котёнок неожиданный вопрос.
- Думаю, что не очень, - после некоторых раздумий ответил Оскар. - А почему ты об этом спрашиваешь?
- Потому что я очень любопытный! Ты к этому привыкай, если надумал дружить со мной и с нашей славной фирмой, - предупредил котенок Оскара и опять спросил, - Скажи, твои родители не будут тебя ругать, если им придется платить за вход в Интернет и за твои беседы со мной и с моим хозяином большую сумму?
Оскар посмотрел в потолок, подумал и ответил:
- Думаю, что не будут ругать.
- Мяу-у! Отлично! А-а, вот пришел мой хозяин. Пока, пёсик! Ми-яу-у! - произнёс котёнок и, шаловливо вильнув хвостиком, исчез в правом нижнем углу дисплея. Спустя секунды 2-3 на экране монитора возникло лицо человека. Но оно было странное, нечёткое, размытое, мозаичное, из-за чего невозможно было определить ни его возраст, ни черты лица и какие-то его особенности.
- Привет, Оскар! - бодрым электронным голосом заговорил мужчина. - Для начала познакомимся. Меня зовут Джеком. Детишки зовут меня просто "дядя Джек".
Судя даже по искаженному звуковым эффектом голосом можно было предположить, что этому Джеку за сорок, если не больше.
- А меня зовут Оскаром, - представился мальчик.
- Я уже знаю. Мне успел шепнуть на ухо мой Пинг-Понг. Кстати, ты не обиделся на моего шаловливого помощника – котёнка за то, что назвал тебя пёсиком?
- Нет, - ответил Оскар.
- Прекрасно! - Джек коротко и весело засмеялся. - Оскар, допустим, что ты пёсик. И кем ты хотел бы стать, когда станешь большим: обыкновенной дворняжкой, гончим псом или грозным волкодавом?
Оскар посмотрел на потолок, подумал и выпалил:
- Я хотел бы стать волкодавом!
- О кэй! Это хороший выбор, мой умный дружок! - весело одобрил Джек выбор мальчика. - Ну что ж, будешь ты у нас волкодавом! Я сделаю из тебя клыкастого, грозного волкодава. Ырр! Ырр-р! Ыр-р-р! - зарычал он вдруг как настоящий и свирепый волкодав.
Оскар весело засмеялся.
- Значит тебя заинтересовало что-то из наших предложений? - продолжая разговор, поинтересовался Джек.
- Да. Меня заитересовало всё... Например, как быть независимым от родителей, как строить отношения с учителями, как стать суперменом, как мстить врагам... - стал Оскар подряд перечислять все разделы деятельности фирмы «Рога и копыта».
Виртуальный Джек весело засмеялся.
- Стоп, стоп, мой дружок! Ты хочешь узнать всё сразу. Но это невозможно.
- Почему невозможно? - спросил Оскар.
- Ты можешь завтра зайти в учительскую комнату и заявить, что ты хочешь теперь учиться в десятом классе гимназии или на первом курсе университета?
Оскар, поняв, что сморозил глупость, тоже засмеялся.
- Нет, не могу, - ответил он.
- Правильно. И у нас так. Наши советы – это не урок литературы, а целая система
воспитания. Система разделена на ..., - Джек запнулся, подбирая слова, более понятные для девятилетнего мальчишки, - скажем так, на отдельные уроки. Ты усвоил один урок, скажем, как писать букву А, потом переходим к другому, допустим, как писать букву Б, и так далее. Понятно?
- Да, теперь мне понятно, - энергично кивнул головой Оскар.
- Прекрасно, дружище! Ты сейчас расскажешь мне обо всех своих проблемах и мы вместе определим, какая проблема более острая и требует немедленного решения, о кэй?
- О кэй!
- Но прежде чем начать разговор о твоих проблемах, мне нужно кое-что выяснить, то есть задать тебе несколько простых вопросов, - сказал Джек и очень ласковым голосом спросил, - Ты не возражаешь, мой хороший пёсик?
- Нет, - ответил мальчик.
- Прекрасно! Скажи, сколько лет твоему отцу?
- Сорок, - сказал Оскар.
- А твоей маме?
- Тридцать пять.
- Скажи-ка мне дружок, как часто ты общаешься с родителями? Твои родители любят посидеть с тобой и поболтать о всякой всячине?
- Не часто, - ответил Оскар. - Они работают на частных фирмах, у них нет времени поболтать со мной. Мама весь день на работе, потому что она работает в другом городе и на дорогу у неё уходит два часа. А папа работает до четырёх дня, потом у него тоже какие-то дела до вечера. И я всё время сижу дома один.
- Понятно. А компьютер чей? Общий? - спросил Джек.
- Нет, не общий. Это мой компьютер. Его подарили мне родители на мой день рождения, когда мне исполнилось восемь лет, - ответил Оскар. - У папы и мамы есть другой компьютер.
- Это замечательно! Скажи, а они не ругают тебя, если ты долго сидишь за компьютером?
- Нет, не ругают. Им даже нравится, что я всё время сижу за компьютером, когда мне больше делать нечего. Мама говорит, что лучше сидеть дома, чем болтаться на улице, где может что-то случиться со мной.
- Правильно она говорит! Скажи, она или отец часто заходят к тебе в комнату?
- Нет, не часто. Только когда возвращаются с работы и ещё перед сном.
- Они стучатся в дверь, перед тем как войти в твою комнату?
- Нет.
- Тогда я тебя прошу всегда закрывать свою дверь на ключ, когда беседуешь со мной, - сказал Джек. - Договорились?
- А почему?
- Потому что наша дружба должна быть нашей с тобой тайной. Никто, даже твои папа и мама, никто не должен знать о нашем знакомстве и о наших разговорах. Понимаешь, о чём я говорю?
- Да, - ответил Оскар.
- А если тебе такое условие не нравится, если ты не можешь хранить тайну, как это умеют
настоящие мужчины, то я и мой Пинг-Понг не станем навязывать тебе дружбу. Кайн проблем.
- Хорошо! Хорошо, я буду всегда закрываться, когда разговариваю с вами! - воскликнул Оскар, боясь потерять только что приобретенных друзей.
- Отлично, мой пёсик! - сказал Джек с веселым оттенком в голосе. - Ну что, тогда будем мы с тобой дружить. Я буду твоим другом и советником. Если у тебя появится желание с кем-нибудь пообщаться, поделиться своими мыслями или сомнениями, если возникнут у тебя какие-нибудь проблемы, то находи меня и я с радостью помогу тебе, мой друг. О кэй?
- О кэй! - с живостью ответил Оскар. Его лицо засветилось радостью. - Я очень счастлив, что теперь у меня есть друг и советник!
- Я тоже счастлив, друг мой! - Джек сделал короткую паузу, задумчиво почесал лоб и заговорил снова. - Оскар, я надеюсь, мы с тобой договорились как мужчина с мужчиной?
- О чём? - спросил мальчик.
- Что ты никогда и никому не будешь рассказывать обо мне и о Пинг-Понге, - сказал Джек медленно, каждое слово раздельно, чтобы эти слова хорошо отложились в памяти мальчика. - Так нужно. Понимаешь? Наша дружба должна быть нашей тайной, нашим секретом.
- Хорошо, - с готовностью выпалил Оскар.
- Ты умеешь держать язык за зубами?
- Да!
- Прекрасно! Запомни такие поговорки: «Язык мой – враг мой» и «Болтун – находка для врага».
- «Язык мой – враг мой», «Болтун – находка для врага», - вслух повторил Оскар.
- Тебе понятен их смысл?
- Да!
- Отлично! Теперь перейдём к твоим проблемам. Ты сначала просто расскажи мне обо всех твоих проблемах, а потом решим, какую из них нужно решить сегодня, не откладывая на завтра, о кэй?

Оскар молча кивнул головой, но потом спохватился и сказал громко в микрофон:
- О кэй!

Большой вечерний город, расцвеченный разноцветьем неоновых реклам и больших уличных фонарей.
В полусумрачном баре было шумно и сильно накурено. У стойки бара среди других посетителей стоял высокий мужчина. Лицо его было затенено широкими полями техасской шляпы черного цвета. Ясно был виден только подбородок. На нём были белый свитер и летняя куртка черного цвета и голубые джинсы. Он залпом выпил рюмку виски и снова заказал двойную порцию виски с содовой. Бармен налил ему. Он некоторое время смотрел на полки со спиртными напитками за спиной моложавого бармена, затем оглянулся к хлопнувшей двери бара, потом посмотрел на свою рюмку и тут же лихо опорожнил её. Бармен, занимаясь своими привычными делами, обратил на это внимание. А тот, в шляпе, ни на кого не обращал внимания. Было похоже, что он зашел сюда лишь с одной целью: накачаться виски и пойти спать. Глянув на бармена мельком, он поставил свою рюмку перед ним для очередной порции виски.
Бармен молча посмотрел на него и снова налил двойную порцию. В это время к мужчине в шляпе подошел другой. Он был тоже высокий, но без шляпы. Русые волосы были аккуратно зачесаны. На его лице с ясными голубыми глазами блуждала улыбка.
- Эй, Джон, как поживаешь? - спросил он, приобняв мужчину в шляпе за плечи.
Тот, которого звали Джоном, медленно повернул голову в сторону подошедшего.
- Замечательно, Фрэнк, - ответил Джон, глядя на того из-под полов шляпы. - У меня сегодня был хороший улов. Хочешь выпить?
- Ты хочешь угостить меня? - спросил Фрэнк.
- Хочу, - сказал Джон и велел бармену налить двойную порцию виски для Фрэнка.
Фрэнк отпил немного виски и снова посмотрел на Джона.
- Я, кажется, не видел тебя целую вечность, - сказал он. - Где ты пропадал?
- В психушке, - ответил Джон. - Полтора года лечили.
- Ну и как? - со смехом спросил Фрэнк. - Вылечили?
- Иначе я не стоял бы здесь и не разговаривал с тобой, Фрэнк.
- Ну и как там? Наверное, не самое лучшее место для времяпровождения?
- Над этим там никто не задумывается. Там все счастливые, - ответил Джон.
Фрэнк хохотнул. Джон опять залпом выпил налитую порцию виски, расплатился с барменом и хлопнул Фрэнка по плечу.
- Ну, бывай, Фрэнк. Будь тоже счастлив! - и Джон нетвердой походкой пошел к выходу из бара.
- Пока, Джон! - коротко хохотнув, сказал Фрэнк.
Бармен, слышавший их странный разговор, вытирал полотенцем рюмку и смотрел вслед Джону.
Фрэнк ещё немного отпил виски из рюмки.
- Он что, действительно в психушке сидел? - спросил бармен Фрэнка.
- Вполне возможно. Он психолог по профессии. Ему, видно, легко было прикинуться сумасшедшим, - со смехом ответил Фрэнк. - Он года два тому назад изнасиловал малолетку. Она, кажется, была его пациенткой.
- Значит, таким образом, избежал тюрьмы, - заключил бармен.
- Выходит так.

Вальдемар и Маргарет лежали в постели, укрыв простыней только нижнюю часть тела. Оба были потные. По всей видимости, Вальдемар хорошо потрудился: Маргарет была усталая, но очень довольная.
- Марго, давай заведём ещё одного ребёнка, - сказал Вальдемар. - Сама понимаешь, как мне хочется, чтобы у Оскара был братишка, или хотя бы сестрёнка.
Маргарет обняла Вальдемара и прильнула к нему всем телом. Вальдемар тоже обнял её.
- Милый, сейчас не время, - сказала она ласково. - Как только шеф узнает, что я беременна, найдет способ быстренько избавиться от меня. У нас сейчас все трясутся от страха перед предстоящим сокращением штата. Давай подождем немного. Он, может быть, сдержит свое слово и назначит меня заведующей отделом на одно из освобождающихся мест. Помнишь, я говорила тебе, что два заведующих отделами в конце этого года уходят на пенсию Тогда он точно простит мне беременность и, может быть, даже согласится оплатить декретный отпуск.
Вальдемар шумно вздохнул. Было видно, что он расстроен.
- Ну пожалуйста, не обижайся, - сказала Маргарет и поцеловала мужа. - Я тебе обещаю: обязательно рожу тебе мальчонка. Только пусть пройдет на фирме сокращение и назначат меня на должность.
- Как только я завожу разговор о ребёнке, так ты сразу находишь какую-нибудь отговорку, - с обидой в голосе произнёс Вальдемар и, осторожно вытащив руку из-под головы жены, перевернулся на другой бок, спиной к ней.
Маргарет тут же приподнялась и легла на него сверху.
- Дорогой мой, я тебе торжественно обещаю: осенью будущего года ты будешь здесь качать люльку и петь колыбельную, - с улыбкой сказала она, заглядывая ему в лицо.
- А почему осенью?
- Потому что у детей, рожденных осенью, говорят, бывает крепкое здоровье, - ответила она.-
Разве ты не хочешь иметь крепкого и здорового наследника?

Оскар вероятно был впечатлительным ребёнком. Виртуальный Джек крепко засел у него в голове. О нём он думал весь вечер и на следующий день, находясь в гимназии. После уроков Оскар наспех съел свой обед и сел за компьютер. Ему не терпелось убедиться в том, что Джек, хоть он и виртуальный, но существует и за прошедшее время никуда не делся.
Пинг-Понг успел только поздороваться и перекинуться с Оскаром всего парой фраз, как подошел сам Джек. Портрет его на мониторе был такой же, как и вчера.
- Привет, дорогой мой Оскар! - весело приветствовал он мальчика.
- Привет, мой друг и советник! - ответил Оскар с радостью.
- Как твои делишки? - спросил Джек.
- Хорошо, - ответил Оскар.
- В гимназии у тебя всё в порядке?
- Да. Только вот... вчера с Рудольфом и Пьером подрался, - сказал Оскар.
- Кто такие Рудольф и Пьер? - спросил Джек.
- Да, мальчишки, со мной в одном классе учатся.
- Из-за чего произошла драка?
- Поспорили мы.
- Понятно. Ты запомни вот что. Когда возникает у тебя спор с кем-то из одноклассников, ты не старайся переубеждать их. Это пустое дело. Тем более, если это придурки. Ты с ними долго не спорь. Если кто-то не согласился с твоим мнением, то ты говори ему так: "Ты несёшь какую-то чушь!", Ты тупой, как осёл!" или "У тебя вместо мозгов кусок дерьма!".
Оскар засмеялся, потому что вчера он примерно так и поступил. "Выходит, я поступил правильно, если Джек предлагает мне то же самое", подумал он и снова сосредоточил внимание на экран монитора.
- Да, да, так и говори. Даже если они сто раз правы, ты так им и скажи. Тогда они засмущаются и сразу перестанут спорить с тобой. И остальные подумают, что ты был прав в споре, раз те отступились и перестали спорить с тобой. Понял?
- Понял, - ответил Оскар.
- Ну, а если с девчонками споришь, то надо быть немного повежливее. Им ты говори так: "Ты несёшь какую-то ерунду!" или "Что за вздор ты болтаешь, дурочка?". - Джек сделал короткую паузу и прибавил, - Надо, милый мой пёсик, всегда поступать так, как не могут поступать другие люди. Тогда тебя окружающие будут воспринимать как необыкновенного человека.
- А как надо поступать? - спросил Оскар, не поняв последней мысли Джека.
- Я тебе объясню на примере. Ты, допустим, перед всем своим классом раздеваешься догола и говоришь: "Посмотрите, какое у меня классное тело! Если кто-то считает, что у него тело лучше моего, то пусть тоже разденется и покажет его всем!" Никто не разденется перед всем классом, в этом ты можешь быть уверенным. Потому что так делать не принято, это считается среди людей бессовестным и наглым поступком. Но каждый твой одноклассник в душе будут думать, что ты очень смелый и никого и ничего не боишься. Понимаешь теперь, что значит поступать так, как не могут поступать другие?
Оскар весело засмеялся и сказал:
- Да, теперь я понял.
- И ещё запомни, мой друг любезный: люди – жестокие, они хуже диких зверей, они никогда не будут жалеть и любить тебя, они будут только делать вид, что жалеют или любят. И ты тоже должен научиться делать только вид, что уважаешь, жалеешь или любишь кого-то. Но по-настоящему ты не должен никого жалеть и любить. Запомни эти слова! Когда-нибудь сам поймешь и сам убедишься в этом и скажешь: «Да, дядя Джек был прав!".
Оскар кивнул головой.
- Я запомню, дядя Джек!
- А эти придурки, Рудольф и Пьер, тебя сильно побили? - спросил Джек, напустив на свой голос отеческую озабоченность.
- Нет, не побили они меня!. Они просто ударили меня по разу, и я ударил их по разу. Вот и всё, - ответил Оскар.
- Ну молодец, что ты дал им ответ. Кстати, а ты знаешь, куда надо бить, чтобы им было больно и чтобы они в другой раз боялись тебя тронуть? - спросил Джек.
- Нет, не знаю, - признался Оскар.
- Бей по глазам или бей по солнечному сплетению. А ты знаешь, где солнечное сплетение?
- Нет, не знаю.
- Это то место живота, где кончаются рёбра, немного выше пупка. Понял?
- Да понял, - весело ответил Оскар, нащупывая пальцами у себя это самое сплетение.
- А если на тебя нападают насколько пацанов, то бей сразу ногой между ног, по яйцам, понял? Это самое больное место. Ты сразу уложишь их на пол. И ещё бей ногой по их коленам. Это тоже больное место. Бей ногой всегда резко и сильно, понял?
- Понял, - без особого вдохновения отозвался Оскар. - Но только они потом тоже будут бить меня по этим же местам.
- А ты всегда бей первым. Не жди, пока они начнут бить тебя. Бей всегда первым. И не жалей их, не думай, что им больно, понял? И они начнут тебя бояться. Понял?
- Да.
- А ты занимаешься спортом? - спросил вдруг Джек.
- Да. По утрам гимнастику делаю.
- Нет, это не то. Ты, мой дорогой Оскарик, должен заниматься каратэ и джиу-джитсу. Слышал про такие виды рукопашного боя? Их японцы изобрели.
- Да, слышал.
- Вот ты и должен заниматься этими видами рукопашного боя. Попроси папу или маму, чтобы они отвели тебя в школу или секцию каратэ. Скажи родителям, что ты хочешь быть сильным и поэтому хочешь заниматься каратэ.
- Хорошо, я обязательно попрошу их, - заверил его Оскар.
- Да, обязательно попроси их. И постарайся стать классным каратистом. Ты должен хорошо усвоить все болевые удары и приёмы, понял?
Оскар с вдохновением кивнул головой.
- Понял!
- А про меня ни слова, о кэй? Скажи родителям, что ты сам решил заниматься каратэ, потому что хочешь быть настоящим мужчиной..
- О кэй! - ответил Оскар.

Вечером Оскар, Вальдемар и Маргарет сидели в гостиной. Телевизор был включен, однако звук был приглушен. Никто его не смотрел. Маргарет с Оскаром листали большой, толстый телефонбух, Вальдемар с кем-то разговаривал по мобильнику.
- Дай-ка мне ручку и бумагу, - сказал он Маргарет, не отнимая мобильник от уха.
Маргарет подала ему. Вальдемар что-то записал на бумаге.
- Большое спасибо, Дитрих. Завтра в шесть вечера пойдём к нему. Пока! - сказал он собеседнику и отключил мобильник.
Маргарет и Оскар, отложив телефонную книгу, смотрели на Вальдемара.
- Дитрих дал мне адрес самой лучшей школы каратэ, - сказал он. - Тренер – бывший чемпион мира в среднем весе. Дитрих, оказывается, знаком с ним. Он сегодня переговорит с ним и попросит, чтобы Оскара он зачислил в свою школу с завтрашнего дня.
Оскар очень обрадовался и на радостях кинулся на шею отца. Он поцеловал отца в обе щёки. Вальдемар обнял сына и засмеялся.
- Ты, может быть, станешь чемпионом Европы и мира по каратэ, - сказал он, - а потом, как Ван Дамм, костоломом в голливудских боевиках. А мы с мамой будем гордиться тобой.
Маргарет смотрела на сына с умилением.

В небольшом спортивном зале группа детей в возрасте от семи до десяти-двенадцати лет под руководством молодого коренастого мужчины лет тридцати изучали приемы каратэ. Среди детей был и Оскар. Он очень старался.
Вальдемар стоял в коридоре и через стеклянную дверь наблюдал за упражнениями юных каратистов.

Около девяти часов вечера машин на улицах города было уже меньше и Вальдемар сидел за рулём расслабившись. Он краем глаз посмотрел на сидящего рядом сына. Оскар смотрел на вечерний город за ветровым стеклом, расцвеченный неоновыми огнями реклам и вывесок, и о чём-то сосредоточенно думал. На его лице озарялось вдохновение.
- Может быть не стоит тебе сюда ходить? - задал ему Вальдемар провокационный вопрос. - Мне кажется, такая нагрузка для тебя слишком велика.
- Да ты что папа! Для меня это нормальная нагрузка! Мне там очень понравилось! - заговорил Оскар с вдохновением. - Я постараюсь до окончания гимназии получить черный пояс мастера!
- Ого! - удивился Вальдемар тщеславным планам сына и засмеялся. - Как ты далеко заглядываешь!
- Да, я постараюсь получить черный пояс! - заявил Оскар с тем же вдохновением, не обращая внимания на сомнение отца.
- А по мне лучше, если бы ты сидел дома, сын, - сказал Вальдемар, смеясь. - А то теперь мне придется три раза в неделю бросать все свои дела и везти тебя в спортзал, потом надо забирать тебя оттуда.
- Если не хочешь, не отвози. Я могу ездить туда на автобусе. И домой могу возвращаться на автобусе, - абсолютно без обиды произнёс Оскар.
- Да я шучу, сынок, - сказал Вальдемар с улыбкой. - Буду тебя и отвозить и забирать. Никаких проблем.
На самом деле это действительно создавало Вальдемару некоторые проблемы. Но он не мог об этом заикнуться Маргарет, не вызвав её гнева. И в душе он решил молча согласиться со сложившимся обстоятельством. "Может быть, позже договоримся с Маргарет так, подумал он, что отвозить Оскара в спортзал буду я, а забирать его домой будет она»
Оскар же подумал, что отцу, наверное, действительно неприятно тратить время на его занятие спортом. И если он согласился отвозить и привозить его, то только потому, что он любит его и не хочет отказом обидеть его. И он подумал, что неплохо бы сейчас тоже дать понять отцу, что он его тоже очень любит. Вдруг ему вспомнилась позавчерашняя встреча с отцом, когда он поцеловал чужую женщину.
- Папа, я позавчера видел тебя на улице, когда возвращался из гимназии, - сказал Оскар, глянув на отца с хитрой улыбкой.
- Да? А где это было? - заинтересовался Вальдемар.
- Возле гостиницы "Резиденция" и ресторана "Лотос".
Вальдемар вспомнил и подумал, что если Оскар видел, как он её обнимал и целовал, и если когда-нибудь расскажет Маргарет, то будет большой скандал. Это было, конечно, не желательно.
- А почему ты не окликнул меня? Я, например, не видел тебя, - закинул Вальдемар наживку, чтобы понять, видел ли сын то, чего не следовало ему видеть, и что он думает по поводу увиденного им.
- Папа, не беспокойся. Я ведь уже не маленький. Я умею держать язык за зубами. Я ведь люблю тебя. Не бойся, я маме не стану рассказывать.
Вальдемар с удивлением и уважением посмотрел на сына.
- Сын, я вижу, ты растешь настоящим мужчиной. Это очень хорошо. А с той женщиной мы вместе работаем и иногда просто балуемся как детишки. Как взрослые дети, понимаешь?
- Я понимаю, папа, - спокойно, как взрослый, произнёс Оскар.
Валдемар улыбнулся и, сняв правую руку с баранки, молча обнял сына за плечо.




Надпись : Спустя пять лет




Весна. Солнечное утро. Обычное утро буднего дня в обычной семье. Всё протекает по заведенному графику. Маргарет вскочила с постели тотчас же, как только прозвенел будильник. Будильник
показывал пять часов утра. Вальдемар только зевнул в полусне, перевернулся на другой бок и продолжил свой сладкий утренний сон.

Оскар, теперь уже рослый парень, с атлетическим телосложением, спал в своей комнате, лицом к окну, за которым было светло. Он зевнул во сне и сладко потянулся всем телом.
Стены его комнаты теперь были увешаны большими цветными плакатами с изображениями Брюса Ли, Ван Дамма и чемпионов мира по каратэ разных лет. Все они были сфотографированы в момент показа эффективных ударов кулаком или ногой. С потолка свисал тяжелый кожаный мешок с песком для отрабатывания таких ударов.
Маргарет, как и прежде, работает в другом городе. Поэтому ей приходится вставать так рано. В шесть часов она садится в свою машину и уезжает. Возвращается домой к пяти или к шести часам вечера. Часто это зависит от состояния погоды. Вальдемар работает на местной фирме по производству электротоваров. Встает он ежедневно в половине шестого утра, в шесть провожает жену. В семь он будит Оскара и в половине восьмого на своей машине уезжает на работу. Оскар идёт в гимназию пешком, так как она находится недалеко от дома. У него уроки заканчиваются в час дня. Вальдемар возвращается с работы обычно после четырёх, где-то в половине пятого.
За прошедшие пять лет Оскар из худенького мальчишки превратился в высокого, стройного и мускулистого юношу. Ростом он уже сравнялся с отцом. Над верхней губой уже пробился нежный пушок усов. Он обладал уже зеленым и желтым поясами каратиста.

В гимназии во время большой перемены у Оскара совершенно неожиданно произошел конфликт с директрисой гимназии. А случилось это так. В конце перемены в классе один из одноклассников Оскара из игрушечного пистолета, очень похожего на настоящий, стал стрелять в другого, а другой театрально падал на стол учителя. Наблюдавший за ними Оскар подошел и сказал тому, «убитому»:
- Идиот, так изображают смерть только шуты. Смотри, как это происходит на самом деле. -
И он, встав спиной к учительскому столу, упал назад так, как будто его кто-то с огромной силой отшвырнул назад. При этом он повалил стол и сам перевернулся через него. Все одноклассники ахнули: у Оскара получилось так мастерски, как у лучших голливудских артистов. Многие девчонки захлопали в ладоши, выражая Оскару свой восторг.
- Почему ты решил, что именно так падает застреленный человек? - с сарказмом спросил обиженный Оскаром юноша.
- Потому что ударная сила пули с близкого расстояния равна примерно силе удара копытом задней ноги хорошего жеребца, - образно пояснил Оскар, поднимаясь на ноги, - а если выразиться математически, то равна силе удара массы весом в 300 килограммов.
- Откуда ты всё это знаешь? - спросил тот.
- В Интернете прочитал, - ответил Оскар. - Там обо всём на свете можно узнать.
- А-а, мне не интересно лазить по Интернету, - сказал тот же юноша.
- И поэтому ты дурак! - весело засмеялся Оскар.
В этот момент в класс вошла директриса гимназии фрау Шнайдер. Сейчас был её урок. Это была дородная дама, красиво одетая и вся прилизанная как топ-модель на страницах журналов мод.
- Что здесь произошло? Кто свалил учительский стол? - строгим директорским голосом спросила она и обвела присутствующих змеино-холодным взглядом мэм-надзирательницы из фильма Миклоша Формана «Полет над гнездом кукушки».
- Я свалил, фрау Шнайдер, - спокойно, с достоинством ответил Оскар, глядя директрисе прямо в глаза. - Вы уж будьте великодушны и простите меня.
- Почему свалил? - спросила директриса, наполняясь злостью оттого, что Оскар все время смотрел ей прямо в глаза. – А если тебя так же свалить на пол, тебе это понравится?
- Нет, не понравится. Я ведь не стол, не неодушевлённый предмет, чтобы меня ронял кто попало, - с ухмылкой ответил Оскар.
Весь класс засмеялся.
- И я никому не позволю сваливать меня на пол, фрау Шнайдер, - с угрожающим оттенком в голосе добавил Оскар, снова сверля глазами директрису. Потом он подошел к столу, поднял его, поставил на прежнее место и снова посмотрел на директрису с ухмылкой.
- Вы удовлетворены, фрау Шнайдер? - спросил он.
Одноклассники прыснули. Это окончательно вывело из себя строгую директрису.
- Ты что, издеваться решил надо мной!? - сорвалась директриса в крик и, неожиданно для Оскара, злобно, с силой толкнула его в спину. - А ну-ка марш на место!
От неожиданного и сильного толчка в спину Оскар едва не упал. Лицо его залила краска и оно на мгновение перекосилось от злости. Он медленно обернулся к директрисе, посмотрел ей в глаза с презрением, но, не проронив больше ни слова, пошел к своему месту.
Он сидел за одним столом с Джулией. Это была красивая девушка. Они дружили, ходили вместе в кино и в кафе-мороженое. Когда Оскар сел на свое место, Джулия положила свою ладонь на его руку и сжала её, дав ему этим понять, что она солидарна с ним и поддерживает его.
Во время урока Оскар почти не сводил злых глаз с лица фрау Шнайдер. Они смотрели на неё как дула двух винчестеров , направленных прямо ей в лицо. Директриса, столкнувшись с ними, быстро отводила взгляд в сторону. Судя по всему, в глубине души она начала бояться этого прежде неприметного юноши: объясняя грамматические правила немецкого языка, она часто сбивалась и заметно нервничала.
Больше ничего интересного в тот день в школе не произошло.
После уроков Оскар провожал Джулию домой. По дороге они посидели в кафе и съели по стаканчику шоколадного мороженого.
- Как ты думаешь, у тебя в дальнейшем не возникнут проблемы с директрисой? - спросила Джулия, сидя за столиком в кафе.
- Пошла она к чёрту! - сказал Оскар и спросил, - А какие могут быть проблемы?
- Ну, скажем, по её рекомендации тебе дадут плохую характеристику или она устроит тебе какую-нибудь другую гадость. Ведь некоторые одинокие женщины бывают мстительными.
- Пусть только попробует!

Придя домой, Оскар вытащил из холодильника пакет сока, налил в стакан, выпил, поел что-то всухомятку и запил тем же соком, потом поднялся к себе на второй этаж. Там он бросил рюкзак на пол у своего стола, подошел к мешку с песком, раскрутился вокруг своей оси на левой ноге и правой, с характерным для каратистов криком, нанёс по мешку сильный удар. Было видно, что этот приём боевого каратэ Оскаром отработан великолепно. После этого он сделал по мешку ещё несколько вполне профессиональных ударов ногами и руками и свалился на кровать. Лёжа, он стал думать о том, как бы отомстить директрисе за нанесённую обиду. Но, не придумав ничего существенного, он сел за свой компьютер и открыл сайт Джека.
- Халло, Пинг-Понг, - сказал Оскар, когда на мониторе возник котёнок.
Котенок за прошедшие годы не поменял свой облик, остался таким же как раньше. Он ласково мяукнул, потянулся сладко и посмотрел на Оскара..
- Халло, Оскар! Как дела?
- Спасибо, пойдёт, - ответил Оскар. - Я хочу говорить с советником.
- Я слушаю тебя, Оскар. Привет! - раздался голос Джека, затем появился и его обычный портрет.
- Здравствуй, советник! Мне надо посоветоваться с тобой, - сказал Оскар.
- Я по твоему голосу чувствую, у тебя неважные дела.
- Да, советник. Сегодня мне публично нанесла оскорбление директриса гимназии. Я хочу отомстить ей, но не знаю как. Посоветуй, - сказал Оскар.
- За дело оскорбила, или от дурости?
- Во время перемены я нечаянно опрокинул учительский стол. Она увидела это и ударила меня по спине, затем наорала на меня при всем классе.
- Вот паскуда! - выругался Джек и спросил. - Она имеет семью или одинокая? Сколько ей лет?
- Одинокая. Приблизительно 45 лет.
- Значит, мегера, - заключил Джек и, немного подумав, продолжил. - Надо её довести до сумашествия, чтобы она не могла больше работать директрисой гимназии и безнаказанно обижать хороших мальчиков. Позвони ей домой из телефона-автомата в восемь вечера, когда она садится ужинать. Ничего не говори. Когда онаподнимет трубку, немного подыши в неё и положи на рычаг. Через пять минут повтори звонок. Ты испортишь ей аппетит. Потом позвони в десять вечера, когда она будет ложиться спать. Опять только подыши в трубку. Следующий звонок сделай через десять минут. В её душе поселится тревога.
Оскар слушал своего советчика и улыбался.
- Последние звонки сделай в одиннадцать или в двенадцать часов ночи и через пять минут снова позвони. Ты выведешь её из равновесия, заставишь её нервничать. Она потеряет покой и сон. Через три дня повтори "процедуру", - продолжал советчик наставлять своего подопечного. - Попроси также своих верных друзей, а лучше - своего близкого родственника, который живет в другом городе, чтобы тоже названивали этой мегере в те же часы, но в другие дни. Через некоторое время она полностью потеряет покой и сон, станет истеричкой. Возможно, однажды она окажется на больничной койке и даже в психиатрической больнице, и ты избавишься от ненавистной тебе директрисы навсегда. Ещё один совет: при встречах с директрисой будь вежлив как обычно, не давай ей повода заподозрить в тебе телефонного террориста. Я надеюсь, ты всё понял. Есть вопросы?
- Спасибо, Джек, за совет. Однако у меня, как ты знаешь, нет близких друзей, которым я мог бы довериться, и нет такого родственника, к которому могу обратиться с подобной просьбой. Все мои родственники - старички. Они не станут заниматься такими делами - сказал Оскар. - Мне придется звонить самому. А теперь вопрос: как мне звонить ей ночью? Если буду выходить из дома в полночь, родители поднимут тревогу.
- О кэй, ковбой! Дай-ка мне номер телефона этой мегеры.
Оскар засмеялся, нашел в телефонной книге номер домашнего телефона директрисы и назвал его.
- Подожди меня минут пятнадцать, - сказал советчик и его размытое изображение тут же сменилось аквариумом, где плавали всякие рыбёшки..
Оскар откинулся на спинку крутящегося кресла, закрыл глаза и расслабился. И неожиданно, не меняя позы, он серьёзно и злобно произнёс: "Но это только цветочки, злючка, а ягодки будут впереди! Ты ещё пожалеешь за то, что посмела толкнуть меня".
Джек появился на экране на пять минут раньше - через десять минут.
- У этой мегеры старый телефон, без определителя номера звонившего, - бодрым голосом заговорил Джек, - поэтому сегодня ты можешь смело звонить ей со своего мобильника. Но имей в виду, завтра или послезавтра она может обзавестись суперсовременным аппаратом, который засечёт твой мобильник или тот телефон-автомат, откуда ты звонишь, и мгновенно даст сигнал полицейским пеленгаторам. - Советник замолчал, раздумывая что-то, потом добавил, - Выйди на связь со мной послезавтра в это же время. Я скажу тебе, обзавелась она новым аппаратом или поставила свой старый телефон под контроль полиции. О′ кэй?
- О′ кэй, советник. Я всё понял. Буду неукоснительно следовать твоим советам. Сердечное спасибо тебе, - сказал Оскар.
- О′ кэй, ковбой! Я всегда к твоим услугам,- сказал Джек. - У тебя нет других проблем?
- Пока нет.
- Тогда я прощаюсь с тобой, дорогой Оскар. Меня ждёт один пацан из России. У него более серьезные проблемы.
- Чао! - попрощался Оскар.
- Какао! - ответил ему Джек и его портрет сменился аквариумом с живыми рыбками.
Оскар засмеялся. Потом он закрыл этот сайт и открыл другой под названием "Стрелковое оружие и советы по его применению". На этой странице можно было найти фотографии всех существующих в мире пистолетов и винтовок, их подробное описание и информацию о преимуществах каждого из них, а также советы по их применению. Оскар сел поудобнее и стал внимательно изучать страницу.
Через некоторое время хлопнула входная дверь. С работы вернулся отец. Оскар посмотрел на свои часы. Было половина пятого вечера. Он быстро выключил компьютер, вытащил из рюкзака тетради и книжки, сел за письменный стол и превратился в прилежного ученика, с усердием выполняющего домашнее задание.
Вальдемар приоткрыл дверь в комнату Оскара и молча посмотрел на сына, сидевшего спиной к двери. У Вальдемара было мрачное лицо.
- Халло, папа! - сказал Оскар, не поднимая голову от тетради. Он что-то писал в тетрадь.
- Привет! Оскар, твои путешествия по Интернету обходится нам в копеечку. Вот, - сказал Вальдемар, пошелестев квитанцией от Телекома, которую держал в руке, - пришел счёт из Телекома на пятьсот пятьдесят евро. Это - четверть заработной платы за месяц!
Оскар, не проявляя никакой реакции на сообщение отца, продолжал писать.
Вальдемар вздохнул и добавил:
- Я прошу тебя прекратить входить в Интернет без особой нужды и сидеть там часами.
- А как мне тогда готовиться к урокам? - вдруг раздраженно спросил Оскар, полуобернувшись к отцу. - По многим предметам нужные материалы мы должны находить в Интернете. Такое задание нам дают учителя. Не веришь - позвони в школу.
- Но пойми меня правильно, платить ежемесячно по четыреста, по пятьсот евро за твои компютерные уроки – для нас недопустимая роскошь. Получается, что за год мы платим за компьютер более пяти тысяч евро. Это ведь стоимость автомобиля!
Оскар отвернулся и продолжил своё занятие.
- Если моя учёба в гимназии вам обходится столь дорого, то мне, может быть, бросить учёбу? - вдруг пробубнил он под нос.
- Ладно уж, не делай столь далеко идущие выводы, - досадливо произнёс отец. - Но в то же время я прошу тебя: не сиди часами в Интернете. Скопируй нужные тебе материалы на бумагу и изучай с неё. - И он закрыл дверь с другой стороны.

Вечерело. К дому подъехал машина. Это вернулась с работы Маргарет. Она вышла из машины и подняла глаза на окно на втором этаже, где горел свет. К окну подошел Оскар. Он приветливо помахал матери рукой. Маргарет дружелюбно улыбнулась и тоже помахала рукой.
Оскар вернулся к компьютеру. В нём был открыт секс-шоп-сайт, на котором мужчины и женщины
занимались любовью. Эта страница Интернета была своеобразной академией для тех подростков, которые только мечтали о женских прелестях и половых отношениях с ними. Оскар закрыл этот и открыл учебный сайт.

В восемь часов вечера фрау Шнайдер садилась ужинать, когда неожиданно прозвенел телефонный звонок. Она подошла к изящному белоснежному аппарату, сделанному в стиле телефонов 20-х годов ХХ века из слоновой кости, подняла трубку и приветливо сказала трижды "Алло!". Трубка молчала. Было слышно только дыхание. Она недоуменно пожала плечами, положила трубку на место и вернулась к столу.
Через пять минут Оскар снова позвонил директрисе домой. Он сидел в кресле в своей комнате. Предвкушая удовольствие, Оскар весело улыбался.
Директриса ужинала в одиночестве. Когда прозвенел звонок телефона, она вздрогнула и быстро подошла к аппарату.
- "Алло! - сказала она в трубку тем же приветливым голосом, думая, по-видимому, что звонит кто-то из коллег. Из трубки доносилось только прерывистое дыхание. Она снова сказала "Алло!" Никакого ответа. Только чье-то дыхание.
- Кто это звонит? - спросила она. Ей снова никто не ответил. Она положила трубку.
- Что за чертовщина! - сердито произнесла она, садясь за стол. - Ведь таких звонков никогда раньше не было?!

После ужина родители Оскара как всегда подсели к телевизору. Оскар поднялся наверх. В своей комнате он позвонил Джулии.
- Привет! Что ты делаешь? - спросил он.
- Музицирую, - со смехом ответила Джулия из трубки и спросила, - Хочешь послушать?
- С удовольствием, - ответил Оскар и после небольшой паузы он услышал прекрасную мелодию. Это был фрагмент замечательной Рапсодии Шопена.
- А что ты играла? - спросил он.
- Шопена. Ты разве не знаешь его Рапсодию?
- А я вообще не знаю Шопена. Я люблю иногда слушать классическую музыку по радио, но никогда не интересуюсь, чьё произведение исполняется.
Они поболтали по телефону ещё некоторое время.

В квартире директрисы гимназии было тихо и темно. Фрау Шнайдер уже спала. Прозвенел звонок телефона, стоявшего на тумбочке у изголовья кровати. Это был дешевый аппарат самой простой конструкции. Директриса проснулась, включила настольную лампу на тумбочке, взяла трубку и сонным голосом сказала "Алло!". Никто ей не ответил, было слышно только дыхание. Она чертыхнулась, швырнула трубку на рычаги аппарата и посмотрела на будильник. Часы показывали ровно полночь. Директриса снова чертыхнулась, выключила лампу и уронила голову на подушку.
Она уже засыпала, когда звонок повторился.
- Боже ты мой! Что это такое!? - воскликнула она в гневе, однако, приложив телефонную трубку к уху, вежливо сказала, - "Алло, я вас слушаю... Алло!...Алло!". - Она бросила взгляд на будильник. Он показывал пятнадцать минут первого.
Из телефонной трубки доносилось опять только дыхание. Причём теперь оно было похоже на дыхание во время секса. Лицо фрау Шнайдер перекосилось от страшной злости.
- Вы что, издеваетесь надо мной! - вскричала она в ярости.

Оскар лежал в постели и, держа мобильник у уха, умирал от беззвучного смеха..
- Что вам от меня нужно? Если не прекратите звонить, я позвоню в полицию, чтобы они вычислили вас и арестовали, - уже не владея собой, истерично прокричала директриса из микрофона мобильника. Оскар, едва сдерживая смех, опять подышал несколько раз в микрофон и выключил мобильник, потом положил его на стол и расхохотался.
Утром Оскар стоял среди своих одноклассников перед гимназией и посматривал в сторону автобусной остановки. Он ждал Джулию. А её всё не было. Ребята вели разговор о том, кто куда будет поступать по окончании гимназии. Один заявил, что поедет учиться в Принстонский университет, другой мечтал стать модератором, третий собирался поступать на факультет естествознания в университет имени Гумбольдта. Оскар сказал, что будет поступать в Технический университет, а потом постарается устроиться на работу в компанию Майкрософт. Вскоре прозвенел звонок на урок. Продолжая разговор, ребята гурьбой пошли к входу в гимназию. Оскар остался на месте.
Джулия появилась на дорожке к школе лишь тогда, когда уже все гимназисты сидели в классах. Оскар смотрел на неё и улыбался. Джулия улыбнулась ему в ответ.
- У тебя всё в порядке? - спросил Оскар.
Джулия, продолжая улыбаться, подошла к нему и подставила губы для поцелуя. Оскар поцеловал её.
- Я уже собирался позвонить тебе, - сказал Оскар, перенимая из её рук тяжелый рюкзак. - Думал, может, ты заболела.
- Переживал? - спросила она со смехом.
- Естественно, - серьезно ответил Оскар.
- Я просто-напросто опоздала на свой автобус, пришлось топать пешком, - сказала она.
Они направились к входу в гимназию.

Они шли по коридору, когда им повстречалась директриса. Она была как всегда со вкусом одета и причесана, однако под глазами вырисовывались темные круги и выглядела очень утомленной.
- Доброе утро, фрау Шнайдер! - хором приветливо поздоровались с ней Джулия и Оскар.
- Morgen, - неприветливо ответила фрау Шнайдер и, просверлив Оскара злым взглядом, строго сказала, - Уже давно был звонок на урок. Почему вы все ещё не в классе?
- Извините, фрау Шнайдер, я опоздала на автобус, - чистосердечно призналась Джулия. - А Оскар просто ждал меня у входа.
- Ну хорошо, быстро идите в класс! - сказала она им уже спиной.
- Да-да, бежим, спотыкаемся, - негромко произнёс Оскар с улыбкой.
Джулия засмеялась. Фрау Шнайдер обернулась к ним и с нескрываемой злостью посмотрела на их спины.
- Она сегодня очень злая, - шепнула Джулия, - поэтому не раздражай её и держись подальше от неё.
- Да, - согласился с ней Оскар. - Видимо, не с той ноги сегодня встала.- Он весело рассмеялся.
Они вошли в класс. В коридоре стало тихо и пустынно.

Во время первой перемены в коридоре к Оскару подошла классная руководительница фрау Майер и сообщила, что третьего урока не будет по причине болезни учительницы литературы, а потом добавила: «Ты, пожалуйста, никуда не уходи, оставайся в классе. Мне необходимо поговорить с тобой».
Оскар сразу понял, о чём будет беседа, и криво усмехнулся.
На время несостоявшегося урока ребята разбрелись кто-куда: одни пошли на летнюю спортплощадку, другие – пошататься по городу и полакомиться мороженым, а те, которые жили поблизости, направились домой. Джулия предложила Оскару пойти в кафе-мороженое.
- Я не могу, - ответил Оскар. - Сейчас у меня состоится беседа с фрау Майер. Она велела мне остаться в классе и дождаться её.
- А что она хочет от тебя? - поинтересовалась Джулия.
- Понятия не имею. Может быть, директриса натравила её на меня.
- Ах, вполне возможно! - Джулия была немножко расстроена из-за того, что Оскар не может пойти с ней в кафе-мороженое и что у него произошел конфликт с учителями. - Ты только не конфликтуй с ней, а то настроишь против себя всех, - посоветовала она Оскару и вышла из класса.
Оскар сидел в классе в одиночестве и дожидался фрау Майер. Она пришла сразу же после звонка на урок. Вошла с приветливой улыбкой, как будто предстоящий разговор должен был касаться самых приятных тем. Она являла собой саму доброжелательность.
- Так, Оскар, поговорим, значит? - сказала она, не меняя выражения лица.
Оскар усмехнулся и пожал плечами, мол, воля ваша, валяйте.
- Оскар, у тебя замечательные родители. Я знаю: они любят тебя и денно и нощно заботятся о тебе. Это ведь так? - неясно, издалека и в то же время интригующе начала учительница.
- Так, - однозначно ответил Оскар.- Ну и что из этого?
Оскар сказал это без вызывающего тона, однако учительнице, видно, сказанное им не понравилось: у неё изменилось настроение, от благожелательности не осталось и следа.
- Так вот, нам не хотелось бы лишний раз беспокоить их, чтобы обратить их внимание на твое провокативное поведение, - заговорила она с плохо скрытым раздражением. - Ты вчера очень некорректно вёл себя по отношению к фрау Шнайдер, директрисе нашей школы. Если бы это была я, то куда ни шло. Я для вашего класса, как говорится, свой человек, разобрались бы по-свойски. Теперь ответь мне, пожалуйста, что стало причиной того, что ты по отношению к директрисе вёл себя вызывающе и даже угрожающе? Ведь прямой и явной причины для ненависти к госпоже директрисе у тебя не было?
- По отношению к ней я вёл себя абсолютно корректно, - невозмутимо ответил Оскар.- Она велела мне поставить на место нечаянно сваленный мной во время перемены стол, я это сделал. Вот и всё, что произошло. Я ведь не отказался поставить стол на место и не ругался с ней.
- Нет, ты не всё рассказал, - мягко возразила учительница и продолжила. - Ты в течение всего урока с ненавистью смотрел на директрису и мешал ей сосредоточиться на теме урока. Она говорит, что в твоём взгляде было что-то нехорошее, ты как-будто что-то плохое задумал против неё. Я не присутствовала в классе и не видела твоего взгляда, направленного на нашу директрису, поэтому не знаю, что там случилось и что можно было прочитать в твоем взгляде. Однако я хочу знать, почему ты вдруг вознена-видел директрису. Ведь должна быть для этого какая-то серьезная причина?
- У неё, видимо, больное воображение, потому что я как раз наоборот - не хотел смотреть на неё. У меня никакого желания не было смотреть на неё. - Оскар сказал это так искренне, что фрау Майер, кажется, поверила ему.
- Ну, допустим, ты не смотрел на неё. Значит, ты за что-то всё-таки рассердился на неё, поэтому не хотел смотреть на неё.
- Да, - сразу подтвердил Оскар предположение учительницы. - Она меня сильно толкнула в спину и тем самым жестоко оскорбила мою честь, унизила моё достоинство перед моими одноклассниками. Она сделала это, понимая, что я не могу дать ей отпор.
Фрау Майер обеими руками схватилась за голову, словно неожиданная боль сковала голову.
- Боже мой, я не знаю кому из вас верить, - простонала она. - Она говорит одно, ты – совершенно другое. Скажи честно, ты сейчас придумал насчет того, что директриса сильно толкнула тебя в спину, или
заранее заготовил такую легенду?
- Она скрыла то, что грубо толкнула меня на глазах всего класса!? - негодующе воскликнул Оскар, затем добавил, - Значит, она нечестный человек. Если не верите мне, то можете спросить всех моих одноклассников. Это видел весь класс.
- Хорошо, - сказала учительница, затем встала и, не проронив ни слова, вышла из класса.
Оскар посидел некоторое время, подумывая о том, что однажды обязательно воздаст нечестной директрисе по заслугам, потом взял рюкзак и пошел к выходу.

Вернувшись после занятий домой, Оскар как всегда выпил стакан сока и поставил на электроплиту маленькую кастрюлю с обедом, который приготовила и оставила для него мать в холодильнике. Ожидая, пока обед подогреется, он включил телевизор и стал переключать каналы. По одному из каналов показывали документальный фильм об одном маньяке, который изнасиловал и убил маленькую девочкуи. Оскар сел в кресло и стал смотреть фильм. Вдруг он по ассоциации вспомнил о фильме "Маньяк не выбирает средства", из-за которого несколько лет назад произошел инцидент с родителями. Он обрадовался, что может посмотреть этот фильм сейчас один, без посторонних. Он поискал фильм на полке, но не нашел его. Поднялся на второй этаж. Там он вошел в спальню родителей и в тумбочке отца нашел компакт диск с этим фильмом. Оскар взял его, быстро спустился вниз, вставил компакт-диск в DVD-проигрыватель, запустил фильм и уселся в кресло поудобнее. Начало фильма и завязка событий были не интересны. Оскар перенёс свой обед на журнальный столик, стоявший перед телевизором, и стал есть, изредка поглядывая на экран телевизора. Когда, наконец, появился маньяк, он с сосредоточенным вниманием стал смотреть на то, как совершал он, на первый взгляд вполне нормальный человек, свои жуткие преступления.
Оскар с таким обострённым вниманием следил за событиями на экране, что порой забывал о своём обеде. Было видно, что он получал большое удовольствие от сцен насилия и преступления, совершаемых в кинофильме с определённым интервалом. Но он не просто смотрел, он запоминал, как приманивал маньяк своих жертв к заранее выбранному месту насилия и убийства, как он убивал их и каким орудием при этом пользовался, мысленно анализировал поведение маньяка и его жертв, а также действия оперативной группы полиции и следователя по убийствам, которых маньяк долгое время водит за нос.
Когда фильм закончился, Оскар вытащил из проигрывателя компакт-диск, выключил телевизор и устало откинулся на спинку кресла, как мужчина, уставший от многих дел, и, вперив немигающий взгляд в потолок, задумался. В это время до его слуха донеслась приближающаяся сирена полицейской машины. Он закрыл глаза и представил себе тот несчастный случай или преступление, которые где-то произошли и куда сейчас мчится по улице эта машина.
Ему представляется следующая картина: какой-то человек, похожий на главного персонажа только что увиденного им фильма, душит директрису гимназии жгутом, а бедная женщина, высунв язык, хрипит и из последних сил пытается освободить шею от жгута. Событие происходит в городском парке. Потом убийца, бросив бездыханное тело женщины и жгут на землю, быстро убегает. На место трагедии прибывают полицейские машины.
Представляя эту картину, Оскар улыбался, словно видел какие-то забавные картинки. Потом он представил самого себя, стоящего на мосту, под которым пролегал автобан с мчащимися по нему в разные стороны автомашинами. В руках у него снайперская винтовка с оптическим прицелом. Он целится то в одного водителя, то в другого, едущего в направлении к нему. Через оптический прицел ему хорошо, крупным планом, видны лица сидящих за рулём людей. Водители, в кого он конкретно целится, тоже видят его, их глаза и лица выражают дикий страх. Сначала они крутят головой туда-сюда и назад, как бы ища защиты или сочувствия, но они не могут остановить машину и что-то предпринять, чтобы спастись от пули, а когда палец Оскара ложится на курок, они, подобно ваньке-встаньке, резко раскачиваются то в одну, то в другую сторону, желая обмануть пулю, а один из них, старичок, вообще сползает с сиденья вниз, оставив баранку на произвол судьбы. Это забавное видение так рассмешило Оскара, что он откинул голову назад и громко захохотал. Потом он вдруг перестал смеяться, закрыл глаза ... и снова прицелился в очередного водителя. За рулём теперь сидела фрау Шнейдер. Она увидела снайпера на мосту, целившегося ей прямо в лицо. Она испугалась, от страха её глаза едва не выскочили из орбит. Она резко крутнула руль в сторону и в этот же миг Оскар нажал на курок. Машина, потерявшая управление, выехала на встречную полосу и столкнулась с другой машиной. На них наскочили другие машины и на автобане произошла жуткая свалка.
Тем временем полицейская машина, поравнявшись с домом Оскара, хлестнула его по ушам очень громким воем сирены. Оскар закрыл ладонями уши. Сирена, стремительно удаляясь, вскоре затихла. Оскар открыл глаза, посидел ещё немного, затем встал, отнёс столовые приборы на кухню, вытащил DVD из проигрывателя и поднялся наверх. Фильм он положил на прежнее место.
В своей комнате он вытащил из рюкзака книги, тетради и стал готовить уроки.

В половине шестого вечера с работы вернулась Маргарет. По дороге в спальню она заглянула в комнату сына и поинтересовалась его делами. Оскар ответил, что у него всё нормально, домашние задания выполнил, сейчас уходит на встречу с друзьями, погуляет пару часов и вернётся. Маргарет, удовлетворённая ответом, кивнула головой и ушла к себе.

В шесть вечера возле кинотеатра Оскар встретился с Джулией. Он взял Джулию за руку и они вошли в кинотеатр. В начале кинофильма Оскар нашел руку Джулии и до конца сеанса держал её в своих ладонях. Джулия к нежности друга отнеслась спокойно. Временами Оскар незаметно, лишь краем глаз, посматривал на Джулию. На его лице ясно отражалось душевное блаженство. Джулия сосредоточенно смотрела на экран.
После кино, в сумерках, они, взявшись за руки, медленно шли по улице. Ему не хотелось расставаться с ней. Было видно, что ему очень нравится гулять с ней. В нём зарождалась страстная юношеская любовь.
- Давай погуляем ещё, - нежным голосом предложил Оскар, когда они приблизились к дому Джулии.
- Мне уже надо идти домой, а то мама будет нервничать, - с сожалением сказала Джулия. - После того, как была изнасилована и убита у нас в городе та девушка...,- Джулия нахмурила брови, пытаясь вспомнить имя той девушки.
- Бригита Глазман, - подсказал Оскар.
Джулия кивнула головой и продолжила:
- После того случая мама очень боится за меня. Она просила меня вернуться не позднее восьми часов, а сейчас уже десять минут девятого. - Она осторожно высвободила руку из руки Оскара. - Не обижайся, ладно. До завтра!
Они остановились под деревом. Джулия ласково улыбнулась и приблизила губы к его губам, чтобы как всегда расстаться с ним с символическим поцелуем. Оскар подался всем телом вперёд и неожиданно для неё обнял её, притянул к себе, крепко прижал к своей груди и поцеловал её в губы по-настоящему. Она попыталась освободиться из его объятий, но ничего из этого не вышло. Он продолжал целовать её, причиняя боль её губам. Он целовал её долго. Он никогда ещё так, по-настоящему, как взрослый мужчина, не целовал. Он чувствовал, как влажные, пухлые и сладкие губы Джулии податливо вытянулись во рту у него и коснулись его языка. Она дышала шумно и прерывисто. Её дыхание, согретое в её груди, текло в его лёгкие. Они дышали одним и тем же воздухом. Он чувствовал себя таким счастливым, каким не чувствовал никогда. Он хотел целовать её бесконечно долго, чтобы продлить это необыкновенное чувство до бесконечности. После он хотел сказать ей, что любит её безумно, что она самая хорошая на всем белом свете девушка и он всю жизнь будет с ней рядом и что-то ещё, но вдруг Джулия просунула обе руки между ними, уперлась ими о его грудь и с силой оттолкнулась от него. Вышло это немного грубовато, но Оскар не обиделся. Он разжал свои объятия. Джулия тут же, без единого слова, бросилась бежать от него. Он подумал, что ей стало стыдно. Он остался на месте, со счастливой улыбкой глядя вслед своей любимой девушке. "Милая моя! Дорогая моя! Какая ты прелестная, моя Джулия! Я люблю тебя! Люблю тебя, моя сладкая Джулия!" - кричало его сердце вслед ей не высказанные вслух слова. От огромного, доселе не испытанного счастья его сердце едва умещалось в его груди. Когда Джулия скрылась за дверью своего дома, он широко взмахнул руками в воздухе, как птица крыльями, желая взлететь ввысь, крутнулся на каблуках вокруг своей оси и пошел лёгкой, вальсирующей походкой к себе домой.

Когда он вернулся домой, родители смотрели по телевизору фильм. Оскар был в прекрасном расположении духа. Он одарил родителей лучезарной улыбкой. Увидела это только мать. Отец лишь мельком посмотрел на сына, не уловив его душевного состояния.
- Сынок, будешь ужинать сейчас?, - спросила она, глядя на сына с удивлением.
- Мам, сейчас я не хочу, - остановил Оскар мать, собравшуюся было пойти с ним на кухню. - Попозже. Сейчас я выпью только сок. - И он прошел на кухню.
- Хорошо, - сказала Маргарет и снова обратила свой взор на экран телевизора.
- Ты заметил? - шепотом спросила Маргарет мужа. - Он прямо сияет от радости!
- Да? Значит встречался с девушкой, в которую влюбился, - вполголоса промолвил Вальдемар. - Я ведь тоже сиял от радости, когда ты первый раз сказала мне: «Я люблю тебя».
Маргарет тихо засмеялась, потом подвинулась к мужу ближе и уронила голову на его плечо.

Был праздничный день. Улицы города были увешаны разноцветными флажками. Повсюду работали увеселительные аттракционы и лотки по продаже прохладительных напитков и пива, отовсюду слышалась музыка. Толпы праздношатающегося народа заполнили все центральные улицы, многие люди сидели за чашкой кофе или стаканчиком мороженого в летних кафе, расположенные на улице. В этот день семья Маскультис тоже решила отдохнуть вне дома: погулять по городу, а потом пообедать в ресторане.
Оскар этот день хотел провести с Джулией. Он несколько раз позвонил на её мобильник до завтрака, потом ещё несколько раз после, но её мобильник был отключен. Настроение его было испорчено, но он, не желая обидеть мать, пошел с ними.

Вальдемар, Маргарет и Оскар прогуливались по центральной улице. Временами им приходилось протискиваться сквозь плотную толпу гуляющих или пьющих у лотков пиво. По лицу Оскара было видно, что ему скучно и вся эта праздничная толчея уже порядком надоела. Вскоре семья свернула в более тихий переулок, в конце которого был любимый супругами небольшой ресторан. В этом переулке располагался также тир.
- Я не хочу идти в ресторан, - заявил вдруг Оскар, когда они поравнялись с тиром. - Пока вы будете обедать, я тут постреляю, ладно?
Маргарет немного расстроилась. Молча посмотрела на мужа.
- О-о, это хорошая идея! - легкомысленно и ребячливо-весело поддержал сына Вальдемар. - Мамочка, разреши нам немного пострелять и разогреть аппетит. И мне тоже пока не очень-то хочется
есть.
Он, улыбаясь, вопросительно посмотрел на Маргарет. Тут её осенила мысль: Вальдемар хочет наладить контакт с сыном, а соревнование в стрельбе дает для этого неплохой шанс.
- Ладно-уж, пойдите постреляйте, в ресторан пойдём потом, - улыбнулась Маргарет и кивнула головой в сторону кафе-мороженого, расположенного прямо на тротуаре. - . А я пока посижу там, в кафе перед рестораном, и поем мороженое.

Оскар и Вальдемар спустились в полуподвальное и довольно просторное помещение, где располагался тир. В нём было немного людей. Хозяин тира господин Пельцер встретил их радушно: сначала поздравил с праздником, потом предложил им на выбор огнестрельное оружие разного вида и калибра. Оскар, не раздумывая долго, выбрал винтовку с оптическим прицелом. Пельцер поинтересо-вался у него, стрелял ли он раньше из такого ружья, и, услышав отрицательный ответ, показал ему, как надо держать винтовку, как нужно целиться через оптический прицел и когда нажимать на курок. Вальдемар выбрал пистолет. Он заплатил за десять патронов: по пять на каждого.
Выстрел по цели первым произвел Оскар. Отдача винтовки в момент выстрела была довольно сильная и ствол его каждый раз подпрыгивал вверх. Когда они отстрелялись и хозяин тира принёс им бумажные мишени, то выяснилось, что Оскар только два раза попадал в цель: один раз в тройку, другой раз - в двойку, остальные пули угодили в "молоко".
- Ну, для первого раза сойдёт, - успокоил хозяин тира расстроенного Оскара. - Если будешь часто стрелять, то станешь со временем настоящим снайпером.
Оскар криво усмехнулся и обратил свой взор на мишень отца. Вальдемар дважды попадал в девятку, один раз в семёрку и дважды - в пятерку.
- Очень хороший показатель! - высказал своё мнение словоохотливый хозяин тира.
- Ах, ерунда это! - махнул рукой Вальдемар. - Раньше я три-четыре раза из пяти попадал в десятку. В армии научился хорошо стрелять.
- Давай теперь поменяемся оружием, - предложил Оскар отцу, подумав, что из пистолета проще стрелять и попадать в цель.
- Хорошо, - согласился Вальдемар, - однако постреляем и сразу пойдём, а то мать там одна сидит и скучает. Ладно?
Оскар ему не ответил.
Из снайперской винтовки Вальдемар отстрелялся быстро. Оскар держал пистолет обеими руками и каждый раз целился долго, на курок нажимал только тогда, когда руки от усталости уже опускались вниз. При каждом выстреле его руки вместе с пистолетом взлетали вверх: отдача была довольно сильная.
Возвращаясь к ним с бумажными мишенями, хозяин тира смеялся.
- Да, из пистолета не так легко попадать в цель. Но ничего, со временем рука привыкнет к пистолету, к его тяжести и ты тоже будешь попадать в цель, - смеясь, снова успокаивал он Оскара, который с округлившимися от удивления глазами смотрел на свою мишень. На ней не было ни одной дырки от пули. Потом он посмотрел на мишень отца. Вальдемар трижды попадал в десятку, один раз в девятку и один раз в семёрку.
- Я хочу стрелять ещё по одному разу, - сказал Оскар, беря в руки снайперскую винтовку.
- Оскар, нас мать ждёт, пойдём! Постреляешь в другой раз, - предложил Вальдемар.
- Я же сказал: я не хочу обедать, - раздраженно произнёс Оскар
- Ладно. Но постреляй и приходи в ресторан, а то мать будет волноваться, - сказал Вальдемар и спросил, - У тебя есть при себе деньги?
Оскар сунул руку в карман джинсов и нащупал там свои карманные деньги.
- Да, есть!
Отстрелявшись, вместе с Вальдемаром ушли двое молодых мужчин, которые уже упражнялись в меткой стрельбе, когда сюда пришел Оскар с отцом. Двое или трое мужчин ушли ещё раньше. Теперь в тире остались Оскар и хозяин тира. Оскар повертел в руках снайперскую винтовку и вдруг отложил её в сторону.
- Я не хочу стрелять из винтовки, - сказал он. - Дайте мне пистолет самого большого калибра.
- Сорок пятого калибра. Самый большой! - сообщил Пельцер с веселой улыбкой, кладя перед Оскаром пистолет с барабаном. - Пользовался большим успехом у ковбоев с большой дороги в период строительства демократии в Соединенных Штатах Америки.
- А нету у Вас случайно ковбойской шляпы и сапог с медными шпорами? - спросил Оскар.
Пельцер весело рассмеялся.
- Вот чего нет, того нет! - Он дал Оскару семь штук патронов, показал, как их вставлять в
барабан и пошел вывешивать мишень.
Оскар быстро зарядил пистолет и, глядя в спину хозяина тира, на секунду задумался. Вдруг он медленно поднял пистолет и прицелился прямо в затылок хозяина тира. Пельцер, ни о чём не подозревая, продолжал прикреплять бумажные мишени к стенду...

В ресторане было много народу и, как водится в дни праздников, в зале стоял шум и гам. Маргарет и Вальдемар сидели за столом одни. Ожидая основное блюдо, они пили легкое десертное вино.
- Ты заметила, в последнее время Оскар стал замкнутым и вспыльчивым? - сказал Вальдемар, пригубив красное вино из большого бокала. - У меня создается такое впечатление, что мы для него как посторонние люди, с которыми ему приходится жить в одном доме по каким-то вынуждающим его к этому обстоятельствам.
- Вальдемар, ты черезчур остро реагируешь на его неординарное поведение, - заметила Маргарет. - В этом ворасте, мне кажется, все мальчишки такие. Разве ты не был таким? Вспомни!
- Нам следовало завести второго ребёнка, - задумчиво произнёс Вальдемар, продолжая разговор об Оскаре. - Тогда он, может быть, не был бы таким эгоистом.
- Ах, перестань говорить глупости, милый, - с улыбкой возразила Маргарет, пытаясь рассеять сомнение мужа относительно правильности метода их воспитания сына. - У нас замечательный мальчик. Просто у него сейчас такой возраст. Переходной возраст. - Она допила свое вино и подвинула пустой бокал к бутылке с вином. - Налей мне ещё.
- Тебе не кажется, что компьютер плохо влияет на его психику? - заговорил Вальдемар снова, наливая вино в бокал жены. - И мы, между прочим, вообще не знаем, что он часами изучает в Интернете. Там ведь много не только интересного и полезного, но и всяких мерзостей полно. Секс-шоп сайтов или профашистских, и всяких других, вредных для мальчиков, страниц.
- Ну и что ты предлагаешь? Сидеть рядом с ним и контролировать каждый его вход в Интернет?
- У меня, к сожалению, нет для этого времени, - ответил Вальдемар.
- У меня тоже нет. И вообще, контролировать каждый шаг ребёнка - не лучший способ
правильного воспитания. И ты знаешь это не хуже меня, - сказала Маргарет и, помедлив, добавила, - Давай не будем портить себе настроение в праздничный день.
- Хорошо, - согласился Вальдемар. - Но ты всё-таки поговори с ним. И насчет расходов тоже поговори. Объясни ему, что деньги нам не сыплются с неба, что пятьсот - шестьсот евро за месяц - непосильная для нас роскошь. Может быть, из соображения экономии он будет меньше сидеть в Интернете.
- Хорошо, хорошо, я поговорю, - ответила Маргарет, с трудом сдерживая раздражение. Она
всегда раздражалась, когда он заговаривал о расходах, которые делал Оскар.

В тире теперь опять было несколько человек. Потом подошли еще трое подростков. Старик Пельцер едва успевал обслуживать посетителей. Но в то же время он находил время для того, чтобы поощрять Оскара за более лучшую стрельбу. Ему важно было как можно больше выжать из своих посетителей денег и поэтому он не скупился на похвалы.
- Ты, дорогой мой, делаешь определенные успехи! - сказал он, возвращаясь с мишенью к Оскару. - Я вижу, ты можешь стать настоящим снайпером, если будешь приходить сюда регулярно.
Когда Пельцер положил перед ним мишень, Оскар заулыбался от удовольствия и удовлетворения. Он дважды попадал в десятку, один раз в восьмёрку, два раза в пятерку и один раз в двойку. Только одна пуля улетела в молоко.
- Сорок! - подсчитал он свои очки.
- Это – очень хороший показатель! - похвалил его Пельцер и тут же высыпал перед ним ещё семь патронов. - Теперь попробуй выбить пятьдесят очков.
- Нет, хватит, дядя Михаэль, - сказал Оскар с улыбкой. - Родители, наверное, уже заждались меня.
- Ну ладно, - с досадой произнёс хозяин тира и собрал патроны. - Проверь, не остался ли патрон в стволе.
- А как это делается? - спросил Оскар.
- Очень просто! Передёрни затвор. Если там есть патрон, то он вылетит, - объяснил ему Пельцер. - Это надо делать обязательно.
Оскар передернул затвор. Патрона в стволе не было. Пельцер забрал у него пистолет, положил его в деревянный ящичек, ящичек поставил в железный шкаф, потом провернул ключ в замке. Ключ он не вытащил, а оставил в замочной скважине. Оскар это увидел и запомнил. Потом он снова обратил взор на свою продырявленную мишень. Он любовался ею. Было видно, что он чувствует себя настоящим стрелком. Это заметил хозяин тира.
- Если хочешь, мишень можешь забрать с собой на память, - сказал Пельцер, смеясь.
Оскар очень обрадовался.
- Спасибо, дядя Михаэль! - сказал он и свернул мишень в трубочку.
- Заглядывай сюда почаще, - посоветовал ему хозяин тира, когда Оскар собрался уходить. -
Снайперское искусство никогда не помешает мужчине.
- Обязательно приду ещё! - пообещал Оскар и направился к выходу из тира.

Вальдемар и Маргарет уже пили кофе с пирожными, когда пришел в ресторан Оскар. Он был в приподнятом настроении.
- Ну как? Есть успехи? - спросил отец, когда Оскар сел за стол.
- Да! Последний раз я набрал сорок очков, - ответил Оскар с воодушевлением и показал родителям мишень. - Теперь я буду ходить в тир до тех пор, пока не буду попадать с первых выстерлов в десятку.
Валдемар взял мишень из рук сына и самолично подсчитал выбитые им очки.
- Верно, сорок! - воскликнул он. - Молодец, сын!
Маргарет улыбнулась, положила руку на руку сына и нежно погладила её.
- Я одобряю твою настойчивость в достижении своей цели, сын, - сказал Валдемар.
- Сынок, что заказать для тебя? - спросила Маргарет.
- Мама, я есть не хочу, выпью только какой-нибудь сок и поем такое же прирожное, - сказал Оскар, кивнув на тарелку перед матерью.
Вальдемар окликнул официанта.

На улицах города продолжался праздник. На ратушной площади народу было столько, сколько бывает муравьев возле муравейника в пору заготовки пищи на зиму. На высоком парадном крыльце городского совета – ратхауса – гремела электронными инструментами какая-то заезжая поп-группа.
Семья Маскультис протолкнулась сквозь плотную толпу к середине площади и остановилась возле павильона по продаже напитков и пива.
- Я бы сейчас с удовольствием выпил кружку холодного пива, - сообщил Вальдемар о своём желании Маргарет.
- Ну возьми и выпей, - сказала Маргарет мужу и обратилась к сыну. - Оскар, ты выпьешь что-нибудь?
Оскар посмотрел на табличку с ассортиментом напитков, вывешенном на козырьке павильона.
- Да, стакан апельсинового сока.
- А тебе? - спросил Вальдемар жену.
- Мне виноградного сока.
Вальдемар отошел, а Оскар, вытянув шею, стал высматривать в толпе своих знакомых.
- Оскар, подойди сюда, возьми свой сок! - услышал он вскоре за спиной оклик отца и направился к стойке павильона. Вальдемар с кружкой пива и стаканом сока подошел к Маргарет.
Попивая сок мелкими глотками, Оскар со скучающим видом продолжал оглядывать толпу. Неожиданно его взгляд наткнулся на Джулию. Их отделяли какие-нибудь двадцать шагов. Она стояла одна под деревом и пританцовывала в такт музыке. У неё было хорошее настроение. Оскар очень обрадовался. Он быстро выпил свой сок и, поставив стакан на стойку, немедленно стал проталкиваться к ней. От волнения он забыл предупредить родителей о своём уходе.
Протискиваясь сквозь плотную толпу зрителей, Оскар не отрывал взгляда от лица Джулии, как будто боялся, что она вдруг исчезнет как мираж. Когда до Джулии оставалось семь-восемь шагов, Оскар вдруг остановился и замер, словно неожиданно натолкнулся на незримую стену. С его лица мгновенно сошло сияние радости, оно помрачнело и заострилось от злости.
Он увидел, как к Джулии сзади подошел упитанный, среднего роста парень в очках и обнял её. В руках у парня были стаканчики с шоколадным мороженым. Один из стаканчиков он поднёс к губам Джулии и она, смеясь счастливо, откусила верхушку мороженого. Потом Джулия, взяв из его руки мороженое, ласково, как кошечка, прижалась спиной к груди парня, запрокинула голову и подставила губы для поцелуя. Очкарик, не стесняясь окружающих, поцеловал её. При этом свободной рукой он обнял её, положив ладонь прямо на её грудь.
Оскар смотрел на них, не веря собственным глазам. Ему казалось, что это какое-то наваждение. Не могла Джулия так просто предать его, не сказав ему ни слова, не имея ни малейшего повода к тому, чтобы вот так грубо перечеркнуть многолетнюю дружбу, которая, как он думал, перерождалась в настоящую любовь.
Да, Оскар любил её. Любил глубоко и нежно. Это была его первая в жизни любовь и она, как яркий луч в темном царстве, освещала и смягчала его сердце, облагораживала его душу, истерзанную человеко-ненавистнической философией виртуального друга Джека. Она, любовь, могла бы спасти его душу. Оскар сейчас физически почувствовал, что значит «плюнуть в душу». Она облилась вскипевшей в жилах кровью. Оскар в порыве гнева захотел избить очкарика, втоптать его между булыжниками, которыми была устлана площадь еще в средневековье. Он, ничего не соображая от гнева, рванулся вперед и едва не свалил пожилую женщину, случайно оказавшуюся на его пути. Тут же его за рукав куртки крепко схватил супруг женщины.
- Парень, в чем дело? - спросил он с обидой в голосе. - Нельзя ли проходить как-то иначе, не переступая через людей?
Стыд как бы окатил Оскара ледяной водой, заставив его на мгновенье забыть о намерении, которое толкало его вперёд. Видя перед собой пожилых, интеллигентных на вид людей, Оскар стушевался и пробормотал извинение.
- Ну ладно, если это случайно. Иди, - примирительно произнёс старик и отпустил рукав.
Короткого перерыва оказалось достаточно, чтобы кровь в жилах немного остыла и мозг обрел холодный рассудок.
- Зачем мне драться с ним на людях, - подумал Оскар, отворачиваясь от Джулии, которая стояла в объятиях очкарика. - Я с ним разделаюсь без свидетелей.
Но слёзы обиды душили его. Он испугался, что заплачет у людей на глазах, и стал быстро проталкиваться к ближнему переулку, чтобы уйти с площади. Вырвавшись из людской массы, он направился в сторону городского стадиона, который в эти часы всегда был открыт для горожан, занимающихся спортом для здоровья.

Исчезновение сына первой заметила и спохватилась Маргарет.
- Куда он ушел? Ты не заметил, когда он отошел от нас? - с тревогой спросила она мужа и, вытянув шею, пробежала глазами по толпе.
- Ах, куда он денется, - сказал Вальдемар успокоительным тоном. - Наверное, где-нибудь поблизости. Может быть, увидел своих друзей и пошел к ним.

Оскар бегом преодолел длинную лестницу наверх и плюхнулся на скамейку в самом верхнем ряду. Несколько секунд он сидел в полном оцепенении и прострации, тупо глядя на людей на беговой дорожке. Глаза его наполнились слезами. Он уронил голову на локоть, лежащий на спинке скамейки, и заплакал. Плакал он долго, навзрыд и не мог остановиться. Но всему бывает конец. Выплакав слезы обиды и горя, он успокоился, вытер глаза и лицо бумажным носовым платком. Потом он долго сидел в глубокой задумчивости.

В десять вечера, когда Маргарет забила тревогу и собралась уже пойти в центр, чтобы искать пропавшего сына, он вернулся сам. Осунувшийся, почерневший от горя, Оскар молча, ни на кого не глядя, не отвечая на вопрос матери, взбежал по лестнице наверх, закрылся в своей комнате изнутри и притих там. Подошедшая к двери Маргарет, подняла руку, чтобы постучать, но так и не посмела. Она молча постояла у двери минуты три и тихо отошла.
- Господи, что же с ним случилось? - прошептала она, спускаясь по лестнице вниз.
- Что с ним? - спросил Вальдемар, сидевший перед телевизором.
- Не знаю, закрылся изнутри. Не захотел разговаривать со мной, - ответила Маргарет.
- Я сейчас сам с ним поговорю, - сказал Валдемар и встал с кресла.
- Вальдемар, не надо! Оставим его в покое, - остановила его жена. - Он сейчас в таком состоянии, что своими расспросами мы можем сделать только хуже. Не будем его тревожить. Пусть сначала успокоится.

Полежав на кровати, окончательно успокоившись, Оскар встал и по своему мобильнику позвонил Джулии. Её мобильник не отвечал. Тогда он позвонил к ней домой. Трубку взяла девушка и её голос был очень похож на голос Джулии.
- Джулия, это ты? - спросил мрачным голосом Оскар.
- Нет, это её сестрёнка, - ответила девушка и тут же спросила, - А кто её спрашивает?
Оскар на вопрос не ответил и попросил пригласить к аппарату Джулию. Сестрёнка ответила, что Джулия ушла гулять ещё днём и до сих пор не вернулась домой.
- А когда обещала вернуться? - спросил Оскар.
- Не знаю. А вы кто?
- Один её знакомый, - ответил Оскар.
- А-а. А что ей передать? - снова спросила девушка.
- Спасибо, ничего не надо передавать. До свидания! - сказал Оскар и отключил мобильник.
Он снова лёг на кровать и посмотрел на свои ручные часы. Было половина одиннадцатого. В дверь постучали. Он не ответил.
- Сынок, иди ужинать, - ласковым голосом позвала его мать из-за двери.
- Нет, не хочу! Оставь меня в покое! - закричал Оскар.
Повалявшись на кровати, он снова посмотрел на часы. Они показывали одиннадцать. Оскар снова набрал номер мобильника Джулии. Мобильник у неё все ещё был отключен. Оскар позвонил к ней домой и трубку опять подняла сестренка Джулии.
- Извините, если звоню поздно, - сказал Оскар. - Я хотел бы поговорить с Джулией.
Сестренка узнала его по голосу.
- А, это опять вы! К сожалению, она ещё не вернулась, - сообщила она. Потом добавила, - Подождите минутку, я у мамы спрошу.
Оскар задумчиво смотрел перед собой, прикусив нижнюю губу. У него был печальный вид.
- Алло! Вы слушаете? - раздался из трубки голос сестренки Джулии.
- Да, - ответил Оскар.
- Она сегодня, оказывается, будет ночевать у бабушки. Я об этом не знала, извините, - сказала она.
- Всё понятно. И вы извините меня за беспокойство, - произнёс Оскар и тут же швырнул мобильник на кровать.
Он подошел к книжной полке, взял с неё фотокарточку в тонкой деревянной рамке. На фотографии были он и она, Джулия. Они сидели на скамейке в парке, склонив головы друг к другу, и счастливо улыбались. Оскар некоторое время смотрел на фотографию, затем вытащил её из рамки и порвал на мелкие кусочки. После этого он вытащил из тумбочки небольшой фотоальбом, сел на кровать и стал листать его. В нём были разные фотографии: портреты на крупном плане, групповые, снятые на природе или в интерьере. На некоторых были изображены они вдвоём. На одной Оскар поднимал смеющуюся Джулию на руки, оба были в купальных костюмах и находились на берегу живописного озера; на другой они стояли, взявшись за руки, возле какого-то памятника. Он долго рассматривал эти фотографии, вглядываясь в лицо Джулии. Из глаз его текли слёзы. Он смахивал их ладонями.
Он сначала хотел уничтожить все фотографии, на которых была запечатлена Джулия, но потом передумал. Альбом положил на место и лег на живот, уткнув лицо в подушку. Вскоре он заснул тяжелым сном.
Оскар проснулся среди ночи от негромкого женского плача, доносившегося с улицы. Окно его комнаты выходило на улицу и было приоткрыто. Родители, возможно, ничего не слышали, так как окно их спальни выходило во двор. В квартире было темно и тихо. Оскар лежал в постели и слышал плач. Женщина плакала то тихо, то громко, но не кричала, не звала на помощь людей.
Оскар встал с кровати, открыл окно и посмотрел на улицу. Улица была пустынна. Плач доносился из легковой машины молочного цвета, которая стояла на обочине мостовой напротив его окна. Машину прикрывали густые листья деревьев, поэтому её практически не было видно, её очертания только едва угадывались сквозь прорехи в зелени листьев. Когда женщина плакала тихо, то плач звучал жалостливо, как будто женщина просила у кого-то пощады, а когда она плакала громко, то в этом случае она выражала физическую боль и страдание, которые она, видимо, испытывала. Сначала Оскар подумал, что женщину насилуют в машине. Однако, прислушавшись, он понял, что в машине бедную женщину избивают и истязают, а она либо зависима от своего истязателя (муж ?) либо подчинена ему (сутенёр ?) и поэтому не может ни драться, ни спасаться бегством, если у неё есть такая возможность, ни звать на помощь посторонних.
Когда женщина снова начала громко плакать и стонать от боли, он вспомнил сцены насилия из кинофильма «Маньяк не выбирает средства». Но в фильме женщины орали, звали на помощь, хотя события происходили в безлюдных местах и никто не мог прийти к ним на помощь, а тут дело происходило в густонаселенном жилом квартале, а женщина никого не звала на помощь – в этом была вся разница. Оскару пришла мысль позвонить в полицию, но что-то удержало его от этого. Что-то завораживало в звуках, доносившихся из машины. Потом он подумал, что этот плач в ночной тишине не мог не разбудить его соседей и жильцов других близлежащих домов. Скорее всего, они уже позвонили в полицию. Вскоре его догадка подтвердилась. Без воющей сирены, тихо подъехал к той машине полицейский булик. Судя по доносившимся снизу звукам, из полицейской машины вышли двое, подошли к легковой машине, о чём-то поговорили с теми, которые находились в той машине. Теперь женщина не плакала, а только всхлипывала и что-то тихо говорила, даже не говорила, а только коротко отвечала на вопросы полицейских. Потом громко хлопнули дверцы легковой машины. Полицейские вернулись к своему булику (одни или с задержанными – понять было трудно), сели и уехали. Легковая машина молочного цвета так и осталась стоять на обочине мостовой, и время от времени было слышно, как всхлипывала и сморкалась женщина. Больше ничего не происходило. Тихо захлопали окна соседей. Все пошли в свои постели, чтобы продолжить прерванный сон.
Оскар разделся, надел пижаму и лёг в постель. Он долго лежал с открытыми глазами и размышлял о том, что прав его друг и советник Джек, который из года в год твердит: "Люди – те же звери, но часто – хуже зверей, потому что звери не истязают долго свои жертвы, не обманывают своих близких, не предают друзей. Жестокость звери совершают инстинктивно, рефлекторно, в состоянии страха или голода, а люди её совершают сознательно, исходя из корыстных целей". Когда Оскар заснул, ему приснился сон...

Ночь. Оскар идет с Джулией, взявшись за руки. Кругом какие-то громадные мрачные силуэты то ли корпусов завода, то ли высотных и нежилых домов. Неожиданно перед ними возникает тот очкарик. Он отталкивает Оскара в сторону, хватает Джулию за руку и тащит её в одно из темных зданий. Он стоит как вкопанный. Не может двигаться. Вскоре он слышит жалобный плач, потом крики и стоны Джулии. Но он ничего не может сделать, чтобы защитить её. Тут подходит к нему высокий мужчина. Он седой, хотя и не старый. «Я Джек, твой учитель и воспитатель. Там твою девушку насилуют, а ты стоишь тут, - говорит Джек. - Иди и убей насильника. Убей и её, чтобы потом не страдать от её ненависти». «Как же я её убью? – спрашивает он. - Я ведь люблю её». «Любовь – это глупость, - отвечает Джек. - Тот, который сейчас насилует твою девушку, это знает. Он – настоящий мужчина. Но ты должен убить его, потому что он твой враг. Ты должен убить и свою девушку, потому что она теперь стала его женщиной». Он стоит на месте, не решаясь на убийство. В это время появляется очкарик. Он проходит мимо него, Оскара, не обращая на него никакого внимания. Потом появляется Джулия в рваной в клочья одежде. Она также проходит мимо него, не обращая на него внимания. Она идёт за очкариком, как собака за хозяином. А он продолжает стоять на месте. «Ладно, - говорит Джек, - пусть идут. Ты убьёшь их потом».

Утром после празничных дней Оскар как всегда ждал Джулию перед гимназией. Вспоминал сон и удивлялся, почему такой сон ему приснился. "Во сне я не убил её и очкарика, хотя Джек требовал убить их обоих, потому что я не могу убивать человека, - думал он. - Если Джулия на самом деле отвергнет мою любовь и навсегда уйдёт к очкарику, то ничего тут не поделаешь. Но убивать её за это я не стану". Вскоре на дорожке появилась и сама Джулия. Оскар посмотрел на неё и подумал: "Какакя она хорошенькая! Разве поднимется у меня рука на неё?"
- Привет! - сказала она ему издалека, ласково улыбаясь.
- Привет, - ответил он без улыбки.
Она подошла к нему и, не обращая внимания на его невеселое настроение, сняла с плеч ремешки своего рюкзака и привычно протянула его Оскару. Он её рюкзак не взял. Она опять сделала вид, что в его поведении не видит ничего странного.
- Пошли, - просто сказала она, и, закинув рюкзак за спину, пошла вперёд..
Оскар молча пошел с ней рядом.
- Как провёл праздник? - спросила она,
- Думаю, что потрясающе, - мрачным голосом ответил Оскар, потом спросил: - А ты как?
- Пойдёт!
- А я думал, что ты тоже потрясающе провела и праздник и ночь потом.
Джулия посмотрела на него и улыбнулась.
- Какая муха тебя укусила с раннего утра?
- Муха в очках. Она укусила меня на площади в тот день, когда был праздник, - сказал Оскар, глядя в глаза Джулии злыми глазами.
- О чём это ты? - спросила Джулия, не понимая, куда Оскар клонит.
- О том парне, который целовал и лапал тебя на площади.
- Ах, вот ты о чём! - Джулия засмеялась. - Но ведь ты тоже целовал меня!
- Я – другое дело!
- То же самое может сказать и Михаэль, - парировала Джулия обвинение.
Оскар растерялся. Он не знал, что теперь можно сказать. Ведь тот парень, которого она назвала Михаэлем, действительно, тоже имеет право любить её, а она имеет право делать выбор между ними. К такому повороту дела он не был готов. Единственное решение, которое промелькнуло в этот момент в его слегка отуманенном сознании, было поймать этого Михаэля без свидетелей и избить так, чтобы он боялся подходить к Джулии. Тогда, может быть, Джулия безраздельно будет его девушкой.
Они молча вошли в гимназию и также молча сели на свои места. В класс вошла учительница. Начался урок. Во время урока Оскар сидел и думал о Джулии, о себе и Михаэле. Вдруг он увидел разницу в её отношении к нему и к этому Михаэлю. Он поцеловал её без её желания или даже вопреки её желанию, а с Михаэлем она целовалась добровольно, да ещё на людях. Значит, ей больше нравится Михаэль! Она предпочитает ему его! Но при этом он вспомнил, что во всех вестернах и во многих других кинофильмах женщины в конце-концов отдают предпочтение тем мужчинам, которые сильнее. И он решил как-нибудь избить Михаэля на её глазах и завоевать право быть её любимым. Эта мысль его немного успокоила.
Когда прозвенел звонок на перемену, большинство гимназистов вышли на улицу. Джулия не торопилась выходить, как будто ждала от него вопросов. И Оскар задал их.
- А где учится этот Михаэль?
- Во второй гимназии. Он уже заканчивает её, - ответила Джулия. - Мы с ним вместе занимаемся у одного музыканта, который даёт частные уроки.
- А как его фамилия? - снова спросил Оскар.
- Чья? - не поняла Джулия.
- Михаэля.
- Сандлер, - ответила Джулия.
- Сандлер, - повторил вслух Оскар, чтобы запомнить. - Понятно.
Они посидели некоторое время молча.
- Я тебе звонил утром в день праздника, - заговорил Оскар снова, - хотел предложить тебе погулять вместе, но у тебя мобильник был отключен.
- Ах, у меня в тот день карта кончилась, - объяснила Джулия причину молчания мобильника. - В то утро я с мамой была у бабушки. А когда возвращалась домой, встретила Михаэля и мы пошли вместе гулять.
Некоторое время опять посидели молча.
- Если я ещё раз увижу этого Михаэля с тобой, изобью его, - вдруг ясно и коротко подытожил Оскар разговор о своём сопернике. Вообще-то он не думал говорить это Джулии, угроза сорвалась с языка помимо его воли и он тут же пожалел об этом.
Джулия быстро посмотрела на Оскара. Её лицо потемнело от гнева, а глаза засверкали злобой.
- Если ты его хоть пальцем тронешь, то я с тобой больше не буду вообще разговаривать. И сидеть с тобой за одним столом не буду, - пригрозила она и выбежала из класса.
Оскар остался сидеть. Он так и не вышел из класса до конца перемены. Опустив голову на грудь, сидел в глубоком раздумьи.
После уроков Оскар как обычно хотел погулять с Джулией и заодно выяснить насчет того парня, Михаэля. Он хотел понять, насколько серьезные у неё отношения с этим очкариком. В глубине души Оскар надеялся, что Джулия случайно увлеклась этим очкариком. Может, тот сказал ей, что полюбил её с первого взгляда и будет любить её до гроба, что будет носить её на руках и всякую другую дребедень, а на самом деле только крутит ей мозги, чтобы только переспать с ней. Ведь она такая красивая! А с красивыми девушками, наверное, все хотят побаловаться. Побалуются и бросят. Мне надо было давно сказать ей, что люблю её, подумал Оскар, тогда, возможно, она не стала бы с этим очкариком встречаться и целоваться. Видно, этот Михаэль, ублюдок, опередил его, сказав ей первым. Теперь уже, может быть, поздно что-то говорить ей. Видишь, как она среагировала на его угрозу избить этого очкарика. Но он всё же решил сказать ей. Может быть, она ещё ждёт этих слов от него. Разве поймёшь, что на уме у девушек. А может она ждала и не дождалась, а тут этот очкарик подвернулся со своей любовью с первого взгляда... После этих размышлений Оскар решил договориться с ней встретиться вечером. Вечером он решил, наконец, признаться ей в любви. Днём он не хотел этого делать, потому что днём много шума, суеты, отвлекающих внимание вещей. А вечером где-нибудь в тихом уголке, может быть, в парке он скажет ей, что он безумно любит её и не представляет свою жизнь без неё. Это была правда. Он действительно безумно любил её и действительно не представлял себе свою жизнь без неё. Потом он сказал бы ей, что многие парни и мужчины часто обманывают красивых девушек и она не должна верить каждому, кто рисует ей райскую жизнь с ним.
Но Джулия, выйдя после уроков из гимназии, сказала, что она торопится домой, так как они с матерью поедут по магазинам купить подарок к семидесятилетнему юбилею бабушки, и быстро ушла. Оскар с тяжелым сердцем бродил по городу. Ему было очень плохо, хотелось плакать или биться головой об стену. Потеря Джулии представилась ему такой катастрофой, которую он не сможет пережить. Оскару не хотелось идти домой. Он долго шатался по городу. Вдруг ему пришла в голову идея пойти в тир. И он направился туда. По дороге в тир ему почему-то пришла в голову мысль разыграть хозяина тира: сказать ему, что у него нет с собой денег и попросить дать пострелять в долг. Потом Оскар понял, почему ему пришла вдруг в голову такая мысль. Может быть, ему когда-нибудь понадобится оружие и он должен где-то раздобыть его. Оружие есть у этого старика. Целый арсенал. Ему надо было узнать, даст ему старик возможность пострелять в долг. Если даст, то он хороший человек, и возможно при необходимости можно с ним как-то договориться насчет пистолета. А если не даст, то его не стоит жалеть. Тогда можно убить его, взять из его шкафа пистолеты и уйти. Когда он уже подходил к тиру, то подумал, что хорошая мысль пришла ему в голову насчет испытания старика. Сейчас выяснится, чего стоит этот Пельцер.

В тире были только двое подростков. Они стреляли из снайперских винтовок. Больше в тире людей не было. Старик Пельцер встретил его радушно, как старого знакомого.
- Здравствуй, Оскар! Я рад тебя видеть. Как дела?
- Здравствуйте, - сказал Оскар и подумал, что ему противно произносить его имя. И он ограничился словом "здравствуйте". Теперь имя Михаэль в его сознании ассоциировалось с врагом. - У меня всё хорошо.
- Ну прекрасно! Тебе тоже дать снайперскую винтовку?
- Нет, дайте мне пистолет.
- Какой?
- Такой, который имеют полицейские. Я сегодня хочу из такого пистолета пострелять.
Подростки с любопытством посмотрели на Оскара.
- А ты случайно не хочешь стать полицейским? - с улыбкой спросил Пельцер, кладя перед ним пистолет и патроны.
- Да, вы угадали, - ответил Оскар, заряжая пистолет.
- Это тоже хорошая работа. Нужная работа, - сказал Пельцер. Потом он выбил в кассовом аппарате стоимость услуги и сказал Оскару
- Два евро пятьдесят центов!
- Вы знаете, я сегодня забыл деньги дома. Завтра принесу, ладно, - сказал Оскар.
Подростки снова посмотрели на Оскара, потом на хозяина тира.
- Ну тогда приходи завтра, дорогой, - произнёс Пельцер с холодной улыбкой и забрал у Оскара пистолет. - Тир и завтра будет стоять на месте. Приходи завтра, хорошо?
Оскар посмотрел в лицо Пельцера и подумал, что этого человека не стоит жалеть. Потом он весело улыбнулся и вытащил из кармана купюру в десять евро.
- Ах ты какой шутник! - Пельцер неестественно весело и громко засмеялся и положил пистолет обратно перед Оскаром, затем протянул руку за деньгами.
Оскар не дал деньги ему в руки, а бросил на стойку. Тот не обиделся. Продолжая смеяться, он принёс Оскару сдачу и по-дружески похлопал его по спине.
- Шутка – хорошее дело! Я люблю шутку и шутников, - сказал он, потом добавил, - Подожди минутку, ладно? Сейчас молодые люди закончут стрельбу и тогда я повешу мишень для тебя.
Оскар молча кивнул головой. Постреляв и посмотрев на свои мишени, подростки ушли. Теперь Оскар и старик остались вдвоём. Пельцер повесил для Оскара мишень и сел на свой стул у стойки.
Оскар, держа пистолет двумя руками, прицелился. Он представил себе на месте мишени голову Михаэля, своего соперника, прицелился прямо в его лоб и плавно спустил курок.
- Кажется попал в девятку! - воскликнул Пельцер.
Оскар вместо мишени опять видел парня в очках.
- Целься чуть ниже красного кружочка! - посоветовал Пельцер.
Оскар так и сделал. Выстрелил.
- Молодец! Кажется попал в десятку! - похвалил его старик. - Из тебя выйдет хороший полицейский!
Оскар продолжал стрелять, держа мушку пистолета чуть ниже красного кружочка в центре мишени. Когда патроны кончились, Пельцер пошел за мишенью. Оскар поднял пистолет и прицелился в затылок Пельцеру и сымитировал выстрел. Он это повторил ещё два раза. Когда старик снял мишень со стенда и должен был повернуться лицом к нему, Оскар положил пистолет на стойку.
- Замечательная стрельба! Три раза попал в десятку, три раза в девятку и один раз в шестерку. Сколько же это будет? - говорил старик, идя к стойке.
"Отлично! Всё время попадал в его голову!", - подумал Оскар и добавил вслух, - Шестьдесят три очка! - Он сам не ожидал такого результата и обрадовался.
- А в тот раз какой был у тебя самый лучший результат? - спросил Пельцер.
- Сорок очков.
- На двадцать три очка улучшил свой результат! Хороший успех. Молодец! Будешь еще стрелять?
- Да, - сказал Оскар.
Пельцер дал ему еще семь патронов, взял с него ещё два с половиной евро и пошел вешать мишень. Оскар быстро набил обойму патронами и прицелился Пельцеру в голову. Палец осторожно положил на курок. Тот по-стариковски медленно и аккуратно вешал на стенд очередную бумажную мишень.
- Вам не нужен помощник? - спросил Оскар, держа голову старика на мушке.
Хозяин тира весело засмеялся.
- Пока вроде бы не нужен. Но неплохо бы его иметь, когда наступают праздники и случается, что тут люди стоят в очереди. Хотя бы для того, чтобы мишени вешать и приносить их клиентам. Ноги у меня сильно устают, когда побегаю туда-сюда.
Оскар положил пистолет на стойку.
- Договорились, - сказал он. - По праздникам я буду приходить вам помогать.
- Какой ты чудесный мальчик, дорогой мой Оскар! - радостно произнес Пельцер, возвращаясь к стойке, и тут же грустно вздохнул. - Я мечтал о таком внуке как ты. Но бог мне не дал внука.
- А кого дал? Внучку? - спросил Оскар.
- Дал двух внучек. Но они со своей матерью живут в Америке. Здесь я остался совершенно один, как божий перст.
- А разве нет у вас других детей и жены?
- Нету больше детей, только одна дочь и та уехала в Америку. А жена умерла два года назад, царство ей небесное.
- Да, тяжело вам, наверно, - посочувствовал ему Оскар.
- Конечно, тяжело. На душе тяжело. Если однажды станет мне тут плохо и упаду, некому
даже меня искать, - пожаловался старик на свою судьбу.
"Это очень хорошо!", - подумал Оскар и спросил: - Можно стрелять?
- Конечно!
Оскар решил поупражняться в стрельбе в экстремальных условиях, когда нет времени долго целиться. Он медленно поднимал ствол пистолета и, подведя мушку к красной точке мишени, плавно нажимал на курок. Потом опускал пистолет вниз и повторял всё снова. Пельцер смотрел то на руку Оскара, то на мишень, и улыбался. Не мешал ему разговорами. Когда Оскар закончил стрельбу, он, смеясь, сказал ему:
- Сбегай сам за мишенью, ковбой! Посмотрим, что получается, когда стреляешь по-ковбойски.
Оскар обошел стойку и побежал к мишени.
- У-у-ух! - воскликнул он, высоко подняв руки. Он стоял возле стенда и смотрел на свою работу. - Три раза в десятку попал! Один раз в девятку и три раза в восьмерку! Выбил 64 очка!
Пельцер весело засмеялся и спросил:
- Ещё будешь стрелять?
Оскар, возвращаясь с мишенью в руке, вытащил из карман джинсов оставшиеся деньги.
- Да! Теперь попробую стрелять, не целясь вообще, как Сабато!
- А кто такой Сабато?
- Герой американского вестерна.
- А-а! В вестернах все снайпера, - сказал старик и подал Оскару новую мишень. - Сходи, повесь сам.

Теперь Оскар делал так, как ему советовал отец. Он находил в Интернете нужные для выполнения домашних заданий материалы и отпечатывал их на бумаге. Вытащив из принтера стопку бумаги с учебным текстом, он завалился на кровать и стал изучать их лёжа. Вскоре на него навалился сон. Он уронил листы на грудь, руки раскинул в стороны и заснул. Он редко спал днём. Сегодня у него был тяжелый день. Он много думал о Джулии, о себе, о двух Михаэлях и о том, что прав был Джек, который когда-то сказал, что люди только прикидываются, что уважают или любят друг друга. Люди готовы больше предавать друг друга, чем дорожить друг другом. Вот Джулия предала его, а прикидывалась, что тоже любит его. Молодой Михаэль воспользовался предательством и отобрал у него любимую девушку, а старый Михаэль прикидывается, что рад его видеть, а на самом деле он рад только его деньгам. Без денег он бы позволял ему только помогать: бегать с мишенями туда-сюда.
Через некоторое время с работы вернулся Вальдемар. Он как обычно переоделся и, уходя, заглянул к сыну. Оскар спал. Компьютер был включен в Интернет. Вальдемар осуждающе покачал головой, выключил компьютер и тихо вышел из комнаты.
Оскар проснулся, когда с работы вернулась мать и заглянула в его комнату.
- Спи, спи, сынок, если тебе хочется спать, - сказала она ласково. - Я тебя разбужу к ужину.
Маргарет тихо прикрыла дверь и пошла в спальню, чтобы переодеться. Оскар поднялся и сел, спустив ноги на пол. Ладонями энергично потер лицо, чтобы отогнать остатки сна. Он посмотрел на свои часы. Было уже двадцать минут шестого. „Сегодня в шесть часов мы с Джулией могли встретиться и погулять, - подумал он.- А она не захотела. Магазины, бабушкин юбилей скорее всего отговорка. Вечером она, наверное, встречается с очкариком“.
Он решил в шесть часов подойти к её дому и тайком проследить, пойдет ли она куда-нибудь. Если пойдет одна, то можно её остановить и поговорить. А если к ней придет этот Михаэль и они пойдут вместе, то она действительно бросила его, тогда ему придется принимать какое-то решение. С этой мыслью Оскар оделся и спустился вниз.
Маргарет увидела уходящего сына и как всегда спросила:
- Сынок, ты куда уходишь?
- Мама, я немного погуляю, а то голова начинает болеть, - ответил Оскар, выходя из дома.
- Приходи к ужину! - крикнула Маргарет ему вслед.

Оскар встал под деревом недалеко от дома Джулии и смотрел на дверь. Посмотрел на часы. Было пять минут седьмого. Он походил туда-сюда, не оставляя дверь без внимания. Потом он подошел к дому и посмотрел на окна, надеясь увидеть за ними Джулию. Через гардины он видел комнаты, там никого не было видно. В половине седьмого Оскар решил проверить, дома ли Джулия. Если дверь откроет она сама, то предложу ей погулять немного, подумал Оскар. Если откажется, то прямо перед дверью скажу ей, что люблю её и всё остальное, и сразу уйду, а она пусть думает и решает, как быть. По крайней мере она будет вынуждена раскрыть свои карты: либо отвергнет его чувства и скажет, что любит Михаэля, либо к нему будет относиться уже по-другому. А если дверь откроет её сестренка или мать, то он попросит их
позвать Джулию. Если скажут, что она ушла гулять или ушла к бабушке, то извинится и уйдёт.
Оскар, волнуясь, поднялся по нескольким невысоким ступенькам на крыльцо и надавил кнопку звонка. Никто не открыл дверь. Через несколько секунд он повторил звонок. Никто не подходил к двери, не было за ней никакого движения и звука. Неожиданно он услышал за спиной легкие шаги и обернулся. К двери подходил Михаэль. Он был немного ниже, но плотнее Оскара, и выглядел чуть старше.
- Ты к кому? - спросил он, глядя на Оскара.
- А тебе какое дело? - вопросом на вопрос ответил Оскар, сойдя со ступенек.. - Я, кажется, не к тебе домой пришел.
Тот, видимо, не ожидал такого ответа и немного стушевался. Потом смерил Оскара взглядом с ног до головы. Оскар смотрел ему в лицо спокойным взглядом человека, знающего себе цену.
- Сейчас в доме никого нет, все уехали в магазин, - сообщил Михаэль, то ли желая показать свою информированность относительно семьи Джулии, то ли решив просто вступить в контакт с незнакомым парнем и разузнать о цели его визита. - Но с минуты на минуту должны вернуться..
Видно, он уже вхож в этот дом и, быть может, считается уже своим, невесело подумал Оскар. Но ничего не сказал.
- Ты, наверное, с Сабиной учишься? - опять спросил Михаэль, желая, видимо, разговорить Оскара.
"Значит, сестрёнку Джулии зовут Сабина", - подумал Оскар и спросил: - А ты учишься с Джулией, верно?
- Нет, мы с ней дружим.
- Ах, вот как! - удивленно произнёс Оскар и посмотрел по сторонам. На улице никого не было видно. Он подошел к Михаэлю вплотную и тихо сказал, - Слушай, приятель, мне нужно поговорить с Джулией.
А ты нам помешаешь. Не мог бы ты сейчас потихоньку уйти к себе домой? С ней встретишься завтра.
Она никуда не денется.
Михаэль разозлился. На лице у него заиграли желваки. Неожиданно он схватил Оскара за ворот рубашки.
- Знаешь что, парень, топай-ка быстренько к себе домой сам, а то я могу разозлиться, - процедил он сквозь зубы, глядя в глаза Оскара злыми глазами через стекла очков.
Оскар тут же притянул его к себе за брючный ремень и слега коснулся согнутыми коленями его мужского достоинства между ног.
- Если же разозлюсь я, то разобью тебе не только очки, придурок, - сказал Оскар.
В этот самый миг к дому подъехала машина и остановилась. Парни отступились друг от друга. Из машины выскочила Джулия. Она подбежала к парням, разъединила их руками и встала между ними.
- Вы что, сумасшедшие или неотесанные мужики? - спросила она. - Как вам не стыдно!?
Оба парня стояли, опустив головы.
Из машины вышли мать Джулии и Сабина, сестрёнка Джулии, тоже довольно красивая девушка лет четырнадцати. Она, помогая матери вытаскивать из багажника покупки, с восторгом в глазах смотрела на парней. Видимо, картина представилась ей очень романтичной: два рыцаря готовы драться за её сестру. Возможно, такое она видела в первый раз в жизни.
- Немедленно уходите оба, мне сегодня некогда! - гневно, но тихо сказала Джулия, взглянув поочередно на парней. - И не делайте глупостей, вы же цивилизованные люди!
- Хорошо, Джуль. Твое слово для меня закон. Прости, - сказал Михаэль и ушел первым. Возле
машины он остановился, поздоровался с матерью и сестренкой Джулии, затем попросил у них прощения за недоразумение. Мать Джулии что-то сказала ему негромко. Тот кивнул головой и пошел по улице.
- Извини меня, Джулия, - говорил между тем Оскар, - хотя я не виноват. Он первым полез ко мне. Я пришел к тебе для того, чтобы поговорить с тобой о важном. Но теперь в другой раз. – Оскар повернулся и тоже пошел. Проходя мимо машины, он тоже поздоровался с матерью и сестренкой Джулии.
Джулия подошла к машине и взяла из рук матери корзину с продуктами.
- Джуль,а кто второй парень!? - набросилась на неё сестренка с вопросом.
- Отстань от меня, - огрызнулась Джулия и с тревогой посмотрела в сторону парней, которые ушли в одну сторону.

Отойдя на приличное расстояние от дома Джулии, Оскар стал догонять Михаэля. В нем все кипело. Он хотел догнать Михаэля и спровоцировать на драку, а потом разделаться с ним. Однако Михаэль, кажется, понял намерение своего соперника. Он один раз оглянулся назад, увидел преследователя и прибавил шагу. Дойдя до перекрестка, он круто повернул на другую улицу и исчез из виду. Когда Оскар дошел до перекрестка, тот был очень далеко. Видимо, как только повернул за угол, сразу включил четвертую скорость и прибавил газ. Иначе он никак не мог уйти так далеко. Оскар улыбнулся, глядя вслед «джентль-мену» с заячьим сердцем, и, перейдя улицу, продолжил путь по той же улице дальше.

Утром Оскар ждал Джулию как всегда перед гимназией. Прозвенел звонок на урок, а её всё не было. Прождав ещё контрольных пять минут, Оскар побежал в класс.
Войдя в класс, он попросил у учительницы извинения за опоздание и сел на своё место. Доставая из рюкзака учебник и тетрадь, он услышал за спиной шепот и смешки. Оглянулся и увидел Джулию. Она сидела с каменным лицом за последним столом рядом с Петером Битнером, рослым, вечно угрюмым и молчаливым парнем, который всегда сидел один. Это был ответ Джулии на все его вопросы. Она решила окончательно порвать с ним всякие отношения, притом публично. Весь урок Оскар был погружен в свои печальные мысли.
Во время перемены он пошел в туалет. Там было много детей. Были и одноклассники, среди которых находились его вечные недруги Пьер и Рудольф.
- О-о, Оскару тоже писать захотелось? - пошутил Пьер, стоя перед писсуаром.
- Если тебя девчонка кинет, не то что писать, какать захочешь, - засмеялся Рудольф, отходя от другого писсуара и застёгивая ширинку.
Пьер и Рудольф часто подтрунивали над Оскаром, Оскар не оставался в долгу. Порой дело доходило до ссоры, но никогда – до серьезной драки. Сегодня на душе у Оскара было паршиво и им не следовало приставать к нему с дурацкой шуткой. Рудольф, произнося последнее слово, не успел закрыть рот, как получил сильный прямой удар железным кулаком в лоб и тут же - мощный удар ногой в грудь, и как перышко отлетел в глубину туалета. На Оскара сгоряча с кулаками кинулся Пьер, но Оскар раскрутился вокруг своей оси и ударил ногой Пьеру в лицо. Бедный Пьер, описав в воздухе дугу и едва не проломив дверь кабинки, свалился на унитаз. Рудольф встал на ноги без посторонней помощи, но его шатало из стороны в сторону. Шатаясь, он подошел к раковине, выплюнул какую-то слизь и стал мыть лицо холодной водой.
Все гимназисты, которые в эту минуту были в туалете, невольно прижались к стене. Они в Оскаре увидели не просто хорошего драчуна, но мастера каратэ. И этот мастер был во гневе и мог поколотить всех без разбору. Не дожидаясь первой крови или смерти, гимназисты потихоньку, по одному начали покидать туалет.
Оскар вошел в одну из кабинок и захлопнул дверь изнутри. Через минуту дверь туалета распахнулась настежь. В коридоре напротив двери стояла директриса, а рядом с ней ещё несколько учителей гимназии. Учителя из-за спины директрисы с любопытством заглядывали во внутрь туалета.
- Что здесь произошло? - спросила директриса гимназии строгим голосом..
Рудольф посмотрел на неё, но ничего не сказал. Он вытащил из коробки на стене бумажное полотенце и стал вытирать лицо. Из кабины вышел Пьер. Он плакал.
- Пьер, что тут произошло? - спросила директриса.
- Мы с Рудольфом пошутили, а Оскар Маскультис не понял шутку и устроил тут драку, - всхлипывая, пояснил он.
- Где Маскультис? - спросила директриса.
Из кабинки вышел Оскар. Лицо директрисы стало очень злым.
- Почему ты избил ребят? - спросила директриса Оскара.
- Они оскорбили моё достоинство, - спокойно ответил Оскар.
Директриса некоторое время смотрела на Оскара уничтожающим взглядом. Но в этом взгляде был и страх.
- Немедленно зайдите все трое ко мне в кабинет! - изрекла она надменным голосом и тут же ушла. Вместе с ней ушли и сопровождающие её учителя.
Рудольф бросил использованную бумагу в корзину для мусора и, не произнося ни слова, вышел из туалета. Оскар подошел к зеркалу над раковинами, посмотрел на себя, поправил волосы. Опасливо косясь на Оскара, Пьер вытащил из коробки бумажную салфетку, наскоро вытер лицо, бросил бумагу в корзину и выскочил из туалета. За ним спокойным шагом последовал и Оскар.
По окончании занятий чуть ли не вся гимназия толпилась перед стендом объявлений и приказов, который висел в фойе гимназии. Там был вывешен приказ директрисы. В нём значилось, что такого-то числа и года гимназист 12 класса Оскар Маскультис устроил во время перемены драку и избил двух гимназистов. За хулиганский поступок он строго предупрежден о том, что при повторном подобном инциденте он будет немедленно исключен из гимназии.

Вернувшись после уроков домой Оскар сразу сел за компьютер и рассказал Джеку о случившемся в гимназии и о поступках его любимой девушки Джулии, а также о появившемся сопернике Михаэле. Потом он добавил, что не хочет больше жить.
- Да, песик, неважные у тебя дела, - сокрушенно произнёс Джек, молча выслушав сухой и короткий рассказ своего воспитанника и, помедлив немного, добавил, - Я вижу, пора тебе Оскар превращаться в волкодава. Иначе эти зверюшки и зверюги перегрызут тебя, затопчут.
- Я готов превратиться в волкодава, - с готовностью заявил Оскар. - Но что для этого мне надо делать?
- Во-первых, выкинь из сердца эту Джулию. Она предала тебя. Это и дураку стало бы ясным. Запомни, малыш: человек, предав однажды друга, потом будет предавать до конца своей жизни; всех будет предавать. А твоя девчонка сегодня предала тебя, позже предаст и мужа. Так что, потеря Джулии – не смертельный случай. Таких, как она -большинство на Земле. Поэтому не расстраивайся сильно. Ты не первый и не последний, преданный женщиной. Если доведётся, предашь и ты. Ничего страшного. Предательство и верность - два конца одной палки. И от этих концов палку не избавишь, разве что выбросишь её. Но разумный человек не станет лишать себя жизни только из-за того, что не может оградить свою жизнь от предателей. Я вот что скажу тебе, друг мой: женщины не стоят того, чтобы из-за них терять голову. Это сегодня они распрекрасные цветочки, заставляющие сердце мужчины колотиться, а завтра они завянут и превратятся в заурядных баб, на которых порой и член не будет стоять. Твоя распрекрасная Джулия – не исключение. Тут не бывает исключений. Ты понимаешь меня?
- Но я люблю её, не могу без неё, - тускло произнёс Оскар.
- Тогда возьми в руки топор и заруби её к чертовой матери! - неожиданно заорал Джек, но дальше заговорил опять спокойным тоном, - Ты рассуждаешь, мой дорогой, не как мужчина. Не мужчина должен любить женщину, а женщина должна любить мужчину. Мужчина должен завоевать женщину, но не трепетной любовью, как рассуждают поэты-придурки, а силой. Она должна потом бегать за ним как собачка. Если не можешь завоевать её, то убей. Иначе станешь её рабом. Убей заодно и того ублюдка, который отобрал у тебя твою девушку. И душа твоя успокоится.
Оскар задумался.
- Чего молчишь? - спросил Джек.
- Меня же потом посадят в тюрьму, - сказал Оскар.
- А как ты хотел, милый мой мальчик!? Хочешь избавиться от боли, не заплатив за лечение? Так не бывает. У нас не коммунизм. Платить надо за всё. Но зато потом у тебя будет иммунитет на подобные заразы, как любовь к женщинам. Ты будешь их трахать и тут же забывать, как их звали. Отсидишь несколько лет в тюрьме и выйдешь, ничего с тобой не случится.
- Джек, ты предлагаешь мне убивать, но ведь это жестоко, - сказал Оскар.
- Ну тогда сиди и плачь, как баба, пока те не сотрут тебя в порошок. Они тебя затопчут, оботрут об тебя ноги и пойдут дальше. Тогда чем ты лучше половой тряпки?
Эти слова сильно задели самолюбие Оскара. Он помрачнел лицом, но промолчал. Он был уже обучен слушаться и не перечить советнику, какие бы обидные слова он ни говорил, потому что он всегда был прав. Против его логических рассуждений Оскар никогда не находил средство противопоставления. Джек подождал немного и заговорил снова.
- Хорошо, вот что я тебе скажу, мой дорогой мальчик. Любовь существует только до тех пор, пока мужчина не поимеет свою любимую и не насытится её так называемыми прелестями. Потом любовь исчезает навсегда. Это аксиома, проверенная жизнью. И нечего из-за коротенького периода трепыхания сердечка страдать и убиваться. Оставь эту мерзость поэтам и шизикам, - Джек сделал короткую паузу и продолжил. - Если не хочешь марать руки кровью, то найди возможность и изнасилуй Джулию, помни её сиски, потопчи её как петух. Она, я думаю, большего и не стоит, раз много лет дружила с тобой, потом, как верно выразился Рудольф, кинула тебя без никакого объяснения. Поймай где-нибудь в укромном месте и изнасилуй её, как насилуют кобели сучку. После этого у тебя успокоится душа и ты с лёгким сердцем расстанешься с ней. Потом найдется другая, может быть, в сто раз лучше её.
Оскар молча слушал своего виртуального наставника, даже не шевелился.
- Ты слушаешь меня? - спросил Джек.
- Да, - ответил ему Оскар. - Я внимательно слушаю тебя, советник.

В половине пятого с работы вернулся Вальдемар. Он вытащил из почтового ящика корреспонденцию. Среди газет и рекламных проспектов он обнаружил письмо из гимназии. Войдя в гостиную, Вальдемар раскрыл конверт и прочитал письмо. Он сел на диван и полчаса просидел в раздумьи, потом поднялся на второй этаж и заглянул в комнату Оскара. Оскар сидел за письменным столом и что-то писал в тетрадь. Он не оглянулся на отца и не поздоровался. Валдемар, также не проронив ни единого слова, затворил дверь и спустился вниз. Сел на диван и задумался. Потом встал, пошел на кухню, сварил кофе и медленно пил его из чашки, стоя у окна и глядя на улицу. Сегодня он изменил своей привычке и никуда не ушел.
В половине шестого приехала Маргарет.
- Ты сегодня дома? - удивилась она, увидев мужа на диване.
Вальдемар вздохнул и молча подал ей письмо.
- Откуда оно? - спросила Маргарет.
- Из гимназии. Сначала прочти, а потом обсудим его, - предложил Вальдемар.
Маргарет села в кресло и внимательно прочла письмо. Прочитав, она вся как-то побледнела, устало уронила руки вместе с письмом на колени.
- Господи, что теперь делать? - выдохнула она, глядя перед собой потерянным взглядом.
Вальдемар ничего не сказал. Она посмотрела на него.
- Ты с ним говорил по поводу этого письма?
Вальдемар отрицательно помотал головой
- Его сначала надо бы хорошенько выпороть, а потом послушать его. Но я, сама понимаешь, не могу пороть его.
- Он дома? - спросила Маргарет, вставая с кресла.
- Сидит у себя в комнате.
В этот момент наверху, возле лестницы появился сам Оскар. Увидев пригорюнившихся родителей в гостиной, он остановился. Потом увидел в руках матери письмо и всё понял.
- Пойдём, послушаем теперь его самого, - предложила Маргарет мужу. Она была злая.
Оскар немедленно отступил назад и, схоронившись за углом, прислушался к разговору родителей.
- Подожди, не торопись, - сказал Вальдемар жене. - Надо сначала обмозговать всё, выстроить нашу позицию в отношении случившегося. Судя по письму, Оскар избил своих одноклассников за какую-то их провинность, так как в письме сказано "из-за неудачной шутки". Стало быть, он и виноват и не виноват одновременно. Если избитые им гимназисты сами спровоцировали драку, то в этом случае Оскара можно и оправдать. Тогда нам надо встретиться с директрисой и потребовать у неё объяснения того, почему наказан он один, а провокаторы помилованы. Однако по стилю и тональности письма я чувствую, что у Оскара уже был или были конфликты и с учителями. Об этом в письме прямо не сказано, но это читается между строк.
- Ты предлагаешь выяснить не только причину сегодняшней драки, но и его отношение с учителями?
- И не только с учителями, но и с одноклассниками, - уточнил Вальдемар. - Нам нужно докопаться до первоисточника его конфликта с ребятами. Если, конечно, он пойдёт на откровенный разговор. Мне не кажется, что сегодняшний конфликт – первый случай, и Оскар сразу же сорвался и употребил кулаки.
Оскар стоял, плотно прислонившись к стене. "Мой папа – умный человек, мне повезло с ним; жаль только, что мы не были с ним душевно близкими, не были друзьями", - подумал Оскар с горечью в душе. Когда, наконец, родители собрались идти к нему, Оскар вернулся в свою комнату, быстро разделся и лёг в постель. У него никакого желания не было откровенничать с родителями, тем более говорить о своей отвергнутой любви. После беседы с Джеком он понял, что как бы он сильно ни любил Джулию, с ней всё покончено.Она действительно предала его. Но в то же время он не мог изнасиловать её. Он мог только убить её. И, может быть, потом покончить собой, чтобы не томиться в тюрьме многие годы. И унести свою любовь в могилу.

Когда к нему пришли родители, он укрылся одеялом с головой и не отвечал на вопрос матери о его состоянии здоровья и её просьбу внятно объяснить причину драки и причину конфликта с учителями.
Маргарет села на край кровати, а Вальдемар встал возле двери, прислонясь спиной к стене. Когда же мать начала уже донимать Оскара теми же вопросами и просьбами, он высунул голову наружу, повернулся лицом к стене и сказал:
- У меня был однажды конфликт с директрисой из-за нечаянно поваленного стола в классе во время перемены. После этого она ненавидит меня. А сегодня Рудольф и Пьер оскорбили меня при всех и я избил их. Больше мне нечего сказать. Оставьте меня в покое хоть сегодня. У меня трещит голова от всего.
Маргарет молча оглянулась на мужа. Вальдемар мимикой и жестами дал ей понять, мол, ничего не поделаешь, и кивнул головой к выходу. Маргарет устало вздохнула и встала.
- Ну хорошо, сын, отдохни сегодня, - сказала она. - Но завтра ты обо всем расскажешь нам и мы втроём постараемся найти какой-то выход из этой ситуации.
Они вышли из его комнаты.

На следующий день одноклассники объявили Оскару самый настоящий бойкот. Как только он приближался к кому-нибудь, тот сразу же отходил от него, как от больного проказой. Никто не хотел с ним разговаривать. Даже учителя делали вид, что его в упор не видят, как-будто его нет в классе. Такого отношения к себе он ещё ни разу не испытывал и это потрясло его душу до основания. В одно мгновение ему даже показалось, что в классе не хватает воздуха, как-будто его выкачали вокруг него невидимым аппаратом. Джулия взглянула на него за весь день только один раз. Она посмотрела на него с таким презрением и ненавистью, как будто он совершил уже над ней жестокое надругательство. Всё это отуманило его сознание, и к концу учебного дня он готов был убить любого, кто каким-то образом заденет его самолюбие. И он стал думать только о том, как бы скорее закончились уроки.
Когда уроки, наконец, закончились, он схватил свой рюкзак и немедленно покинул класс. Он вышел на улицу, встал возле ворот и жадно, всей грудью, вдыхал воздух, как ребёнок, взахлеб пьющий после долгой жажды сладкий сок. Надышавшись свежим воздухом, но не успокоившись душой, он зашагал по улице. Он не знал, куда идти. Домой ему не хотелось.
Выходя из двора гимназии, Оскар не обратил внимания на новенький темносиний "Форд", стоявший напротив ворот. На улице, прижавшись к тротуару, стояло много автомобилей, ведь было время обеденного перерыва.
В этом "Форде" за рулём сидел Михаэль. Переднее сиденье рядом с ним было свободно. На заднем сидении развалились двое парней. Это были друзья Михаэля.
- Вот он, придурок! - вполголоса представил Михаэль своим друзьям Оскара, когда тот ещё стоял возле ворот.
- Так давай мы его сейчас отдубасим! - предложил один из его друзей.
- Нет, не сегодня, - сказал Михаэль. - И тем более не перед гимназией. Поймаем его в другой раз, куда он денется.
- Как скажешь, - произнёс тот.
Через минуту на улицу высыпало множество детей. Вскоре вышла из гимназии и Джулия. Михаэль опустил боковое стекло, счастливо улыбнулся, глядя на Джулию, и несколько раз коротко нажал на клаксон. Джулия посмотрела в сторону сигнала. Михаэль высунул руку из машины и помахал девушке. Джулия увидела Михаэля, изобразила на лице невообразимую радость и, посмотрев по сторонам, чтобы не попасть под колеса машин, бегом пересекла улицу. Подбежав к машине, она пригнула голову и чмокнула Михаэля в губы, потом бросила на его друзей быстрый взгляд и поздоровалась с ними. Те хором сказали «привет!».
- Эту машину тебе подарили!? - сияя радостью, спросила Джулия.
- Да, - ответил Михаэль с улыбкой. - Тебе нравится?
- Естественно!
- А ты глянь, какая она навороченная! - сказал тот, который сидел за спиной Михаэля.
- Ладно, садись, - предложил Михаэль Джулии. - Поедем покатаемся.
Джулия обогнула машину спереди. Парень, который сидел с другого края заднего сиденья, услужливо распахнул перед Джулией переднюю дверцу. Джулия села рядом с Михаэлем, откинулась на спинку новенького сиденья, шумно вдохнула запах, витавшего в салоне новенького авто, и стала с интересом рассматривать приборы на панели. Михаэль краем глаза посмотрел на неё и опять улыбнулся. На его лице было написано великое удовлетворение.
- Джулия, познакомься с моими друзьями, - сказал он, с важным видом кладя руки на баранку, и кивнул головой на того, кто сидел позади неё. - Это Роберт, а рядом с ним - Леонард.
Джулия живо повернулась назад, просунула руку между передними сиденьями и сказала с улыбкой:
- Очень рада познакомиться с вами!
Парни по очереди пожали ей руку. Михаэль включил мотор и машина плавно тронулась с места.

На центральной, пешеходной улице города Оскар зашел в книжный магазин и в отделе науки и техники долго перебирал книги по новейшим технологиям. Это был один из проверенных им способов успокоения нервов. Книги, особенно те, которые были посвящены компьютерной технологии, незаметно захватывали его в плен. Он мог часами листать их и проглатывать интересные страницы. Побыв в книжной стихии около часа, Оскар вышел из магазина и пошел дальше. Пройдя квартал, он свернул в тихий переулок, по которому он вышел на широкую магистраль с интенсивным автомобильным движением. На этой улице располагался стадион. Он хотел посидеть там и спокойно поразмышлять над сложившейся ситуацией.
Он шел с опущенной головой, думая о том, что теперь оставшийся год учебы в этой гимназии будет для него жестоким испытанием. Он мог бы, конечно, с нового учебного года перейти в другую гимназию, родители не стали бы возражать, но и там будет ему не сладко: ведь туда наверняка сообщат из его гимназии о его поведении в самых мрачных красках и ему придется в новой среде жить под пристальным вниманием, как в настоящей тюрьме. И ещё вопрос: примут ли его вообще в новую гимназию с плохой характеристикой...
В этот момент он боковым зрением заметил легковую машину, притормозившую рядом. Оглянулся и увидел парня, смотревшего на него с ехидной улыбкой. Это был Роберт. Он сидел на заднем сидении со стороны тротуара. Стекло дверцы было опущено.
- Эй, придурок, не хочешь с нами покататься? - спросил Роберт с ухмылькой, обращаясь к Оскару. - Заодно потолкуем кое о чём.
Оскар никогда раньше не видел этого парня и чрезвычайно удивился его словам. При этом он также заметил девушку, которая сидела на переднем сидении, отвернув лицо от него и ещё закрыв его дополнительно рукой, которой она держалась за поручень над дверцей. Она что-то недовольно буркнула парням в салоне машины. Потом он узнал её по одежде. Это была Джулия. Оскар прошел немного вперед и посмотрел на водителя. За рулём сидел Михаэль. Он смотрел на Оскара и презрительно улыбался. И Оскар всё понял. У него вскипела кровь в жилах и горячей волной ударила в голову. От охватившего его страшного гнева на секунду помутнело даже сознание, пересохло в горле. Эти подонки решили унизить его честь перед Джулией! Решили морально растоптать его на глазах Джулии! Чтобы выйти из состояния сильнейшего транса и вернуть самообладание, Оскар приподнял немного руки и быстро сделал несколько глубоких вдохов и выдохов через нос и рот, как учили его в секции каратэ.
- Ну, чего ты задышал так часто, как загнанный матадором бык. Красную тряпку что ли увидел? - сказал громко тот же парень, наполовину высунув голову наружу.
В салоне захохотали на всю улицу. Даже Джулия расхохоталась, безвольно уронив голову на колени.
Оскар, не обращая внимания на издевательство, подышал еще некоторое время. Ему сейчас важно было вернуть самообладание и сконцентрироваться, вспомнить и мысленно повторить некоторые приёмы каратэ, которые сейчас ему потребуются. Он уже несколько месяцев не ходил на тренировки и не был уверен, что справится с тремя здоровыми парнями, которые, судя по всему, решили поиздеваться над ним и, может быть, избить его на глазах Джулии, чтобы он потом не смел от стыда поднять глаза на неё. Когда Оскар почувствовал, что успокоился и к нему вернулся холодный рассудок, снова услышал гнусавый голос.
- Ну, успокойся, бычок! Нет тут никакой красной тряпки, а я не матадор тебе! Иди лучше, сядь с нами! - продолжал острить Роберт, забавляя своих дружков.
В салоне машины утихавший было хохот разразился с новой силой. Особенно громко смеялся Михаэль.
Оскар, глядя остряку прямо в глаза, стал медленно приближаться к задней дверце.
- Боже меня сохрани! Гляньте, как бычок смотрит на меня! Черт побери, он не забодает меня насмерть? - прогнусавил Роберт, с притворной опаской глядя на приближающегося Оскара. Михаэль и Леонард покатывались со смеху.
Остряк открыл дверцу и, весело смеясь, стал выходить из машины, чтобы пропустить Оскара в середину. В тот же момент Оскар сделал легкий прыжок, схватил дверцу обеими руками, приоткрыл её шире и резко и очень сильно ударил ёю по голове остряка. Тот как пробка шампанского влетел назад в машину и упал на дно кузова, между задним и передними сиденьями.
- У-у-у, как больно! У-у-у! - завыл Роберт, обхватив голову обеими руками. Он всё ещё лежал на дне кузова. Леонард пытался поднять его и посадить на сиденье.
Хохота как не бывало.
- Кретин, ты покалечил его! - не своим голосом от страха запищал Михаэль.
- Эй, ублюдок, выйди-ка сюда, - спокойно потребовал Оскар, глядя на Михаэля исподлобья. - В твоей поганой машине слишком тесно, поговорим на воздухе.
Михаэль оглянулся назад и негромко сказал Роберту:
- Давай отколошматим его так, чтобы до конца жизни помнил.
- Идём, - сказал Леонард.
Оба парня вышли из машины и, обойдя её с двух сторон, приблизились к Оскару. Роберт продолжал стонать, сидя в машине. Джулия припала лицом к боковому стеклу.
Первым напал на Оскара Леонард. Он попытался нанести Оскару удар кулаком в лицо, но Оскар заблокировал удар и тут же сам нанёс ему мощный прямой удар в подбородок. Леонард попятился и ударился об машину. Михаэль успел только размахнуться для удара; как тут же получил сильный удар ногой в живот и свалился на асфальт. Тут из машины выскочил озверевший от боли и ненависти Роберт и с диким криком «сукин сын, я убью тебя!», как тигр бросился на Оскара. Оскар не успел отразить его атаку, так как с другой стороны на него бросился Леонард. Роберт захватил руку Оскара и с силой потянул его в сторону, чтобы свалить его. Оскар, использовав Роберта как упор, опёрся об него свободной рукой, подпрыгнул высоко и в воздухе ударил ногой в лицо Леонарду и одновременно перелетел через Роберта, раскрутив его силой своей тяжести на 180 градусов. Тот потерял равновесие и упал, оторвав при этом рукав куртки Оскара. Тут на него снова набросился Леонард. Оскар раскрутился вокруг своей оси на левой ноге, а правой нанёс Леонарду в лицо сильный удар. Леонард отлетел в сторону и некоторое время лежал без сознания. Оскар тут же ударил ногой встающего на ноги Роберта в лицо, потом в солнечное сплетение. Роберт вскрикнул от боли и распластался на асфальте без движения. В этот момент на Оскара низко нагнув тело, как торпеда налетел Михаэль. Оба упали. Оскар первым вскочил на ноги и ударил Михаэля в лицо, потом в живот. Михаэль в животном страхе пополз к своей машине и открыл заднюю дверцу, чтобы укрыться от Оскара в салоне. Но Оскар, уже потеряв контроль над собой, с бешеной силой ударил ногой по дверцу и захлопнул её, оставив на ней глубокую вмятину, и продолжил избивать Михаэля. В его беде, в этой драке роль этого парня была слишком большая и Оскар не чувствовал к нему никакой жалости. Оскар бил лежачего Михаэля с ожесточением.
Вдруг из машины выскочила Джулия и бросилась под ноги Оскара, закрыв собой Михаэля. В руке у неё был мобильник.
- Кретин! Чокнутый! Бей! Убей меня! - завопила она на всю улицу. - А его не трожь!
Оскар пришел в себя и отступился.
- С тобой ни одна нормальная девушка не станет дружить, потому что ты чокнутый! - продолжала орать Джулия. - Убирайся вон, скотина! Я сейчас вызову полицию! - И она по мобильнику тут же набрала номер полиции.
Оскар, не помня себя от злости, ударил ногой по её руке. Джулия вскрикнула. Мобильник, описав в воздухе высокую дугу, упал на мостовую, под колеса машин.
Невдалеке стояли и молча следили за жестокой дракой одна молодая женщина и две старушки – случайные прохожие.
- Молодой человек, возьми с собой оторванный рукав своей куртки и иди быстрей домой. Ты не виноват. Ведь они первыми напали на тебя, а ты был вынужден защищаться, - сказала Оскару одна из старушек.
- Ну зачем Вы даете ему неправильный совет, - возмутилась молодая женщина. - Если он ни в чём не виноват, то тем более он должен дождаться полицейских. А то ведь его обвинят за то, что удрал с места драки. Удрал – значит виноват в чём-то.
Между тем Джулия, плача жалостливо, положила окровавленную голову Михаэля на свои колени, и нежно, как мать сына, успокаивала Михаэля и вытирала бумажной салфеткой кровь с
его лица.
- Дорогая моя, ты посмотри сама, их четверо, а он один, - сказала та же старуха, обращаясь к молодой женщине. - Они ведь могут оболгать его, представить драку в совершенно ином свете. И кому, думаете, в суде поверят: ему одному или четверым?
Однако их спор оказался бессмысленным. Подьехала полицейская машина. Видимо, кто-то из проезжавших мимо машин сообщил в полицию о происходящей драке. Через несколько секунд подъехала ещё одна полицейская машина - булик. Четверо полицейских окружили всех участников драки, собрали их возле машины Михаэля и начали предварительное дознание на месте происшествия.
Молодая женщина сразу же поспешила уйти, заявив, что дома у неё остался без присмотра ребёнок грудного возраста. Напротив, старушки добровольно напросились в свидетели драки. Закончив дознание, полицейские записали адреса и телефоны старушек и отпустили их домой, Оскара посадили в легковой полицейский автомобиль "Volkswagen“. Вскоре подъехала машина скорой помощи. Врачи осмотрели избитых. Леонарду и Роберту оказали помощь на месте и оставили их в распоряжении полицейских, а Михаэля забрали в больницу. Джулия хотела поехать с ним, но полицейские воспротивились и врачи оставили и её. Её, Леонарда и Роберта полицейские посадили в булик. За руль "Форда" Михаэля сел один из полицейских. Вскоре все три машины уехали с места драки.

Поздно вечером за Оскаром в полицейский участок приехали родители. Вальдемар и Маргарет молча выслушали инспектора полиции, подписали расписку о невыезде их сына до окончания следствия и забрали Оскара домой.
По возвращении домой Оскар сразу поднялся в свою комнату и заперся изнутри. Маргарет и Вальдемар остались внизу, в гостиной. Маргарет устало опустилась на диван и заплакала. Вальдемар подсел к ней и молча обнял её за плечи.
Оскар сидел на кровати и думал. Ему невыносимо было осознавать, что он окончательно потерял любимую девушку. Он ещё сегодня, до самой драки надеялся на то, что Джулия в конце-концов вернётся к нему. Его надежда не имела никаких серьезных оснований, он просто думал, что пять лет дружбы, пять лет взаимной симпатии не могут вот так легко разрушиться, как песочный замок, так легко оборваться, как гнилая веревка. Не было никакой логики в разрыве их отношений. И перед дракой у него промелькнула в голове мысль, что если он выйдет из неё победителем, то она зауважает его за силу, за умение драться и, быть может, выйдет из машины и уйдёт с ним. Но вместе этого она проявила в его отношении такую ненависть и презрение и в то же время такую любовь и верность в отношении хлюпика Михаэля, что он уже не мог строить себе иллюзий. Он был поражен выбором Джулии. Он был уверен, что девушки, как в вестернах и боевиках, выбирают себе в друзья или мужья сильных и мужественных мужчин, а не подонков типа Михаеля, однако она предпочла ему именно слабого и подлого парня. Однако понять причину этого он не мог, и это больше всего угнетало и мучило его. Вдруг он, поймав себя на мысли, что его обманули эти фильмы, что он стал их жертвой, вскочил на ноги и с остервенением смахнул рукой с полки все видеокассеты и CDDVD на пол, потом стал яростно топтать и ломать их; он истреблял своих идолов. Покончив с ними, он упал на кровать ничком и заплакал. Он заплакал от бессилия.

В семь часов утра Маргарет позвонила шефу своей фирмы, рассказала ему очень коротко ситуацию в своей семье и попросила дать ей на сегодня отгул. Шеф выразил ей сочувствие и разрешил отгул, попросив принести утром следующего дня заявление на отгул. После этого она попросила Вальдемара разбудить Оскара, а сама занялась приготовлением завтрака. Когда Вальдемар вернулся , она попросила его не заводить разговор по поводу случившегося.
- Оскар не ел ничего с вчерашнего утра, пусть спокойно поест, - добавила она. - Вернётся из гимназии, тогда и поговорим с ним.
Вальдемар молча кивнул головой. Вскоре вниз спустился Оскар.
- Мама, ты разве не должна была ехать на работу? - тихо спросил Оскар, садясь за стол.
- Я позвонила на фирму и отпросилась на один день, - ответила Маргарет. - Мы с отцом сейчас должны встретиться с нашим адвокатом.
Оскар больше ни о чём не интересовался. Завтракали они в полном молчании. Когда Оскар собрался идти в гимназию, Маргарет подошла к нему, нежно погладила его по лицу и сказала:
- Сынок, не переживай. У тебя есть свидетели, которые подтвердят, что они напали на тебя, а ты лишь защищался. Только ради бога, я тебя очень прошу, сегодня и в последующие дни не вступай ни в какие конфликты ни с одноклассниками, ни с учителями. Будь предельно корректен.
Оскар выслушал мать с угрюмым видом.
- Сын, ты мне обещаешь? - спросила она, глядя сыну в глаза. Её глаза излучали мольбу и сострадание.
Оскар молча кивнул головой и ушел в гимназию.

В восемь часов Вальдемар позвонил семейному адвокату, рассказал ему коротко суть происшедшего
и попросил принять его с женой срочно ввиду безотлагательности ситуации. Адвокат назначил ему термин на одиннадцать утра, пообещав до этого времени выяснить положение дела, разузнать, если удастся, о результатах и выводах предварительного следствия и собрать другую всевозможную информацию, относящуюся к делу. Вальдемар поблагодарил его.

В гимназии всё осталось как вчера. Одноклассники молча смотрели на Оскара, молча отодвигались подальше, когда он проходил мимо них, как-будто он был опасным преступником или заразным больным, а потом перешептывались между собой. Надо было иметь большое самообладание, чтобы в такой тяжелой, враждебной атмосфере оставаться самим собой. До конца учебного года оставалось около месяца и этот срок надо было выдержать. Оскар приказал себе выдержать, ничем и ни перед кем не унижая своё достоинство. Он делал вид, что у него всё о кэй и он не имеет ни малейшего желания общаться с кем-либо из одноклассников. Он сидел за своим столом так, как будто ему было в этом классе и без Джулии рядом весьма комфортно. Вести такую "игру" было для него нелегко, но он твердо решил не пасовать.
Джулия и сегодня сидела с Петером. Как Оскар заметил по лицу Петера, такое соседство этому угрюмому молчуну не доставляло никакого удовольствия. Вполне возможно, что он даже сочувствует мне, подумал Оскар о Петере, с которым он практически никогда не общался. Теперь он пожалел, что не водил с ним дружбу.
После второго урока учительница попросила всех на минутку оставаться на местах, а потом объявила, что в двенадцать ноль-ноль часов состоится в актовом зале общее собрание гимназии, на котором должны присутствовать все до единого. Все головы молча повернулись в сторону Оскара и он понял, что одноклассники уже осведомлены о его драке на улице. Оскар обернулся назад и встретился взглядом с глазами Джулии. Она посмотрела на него с вызовом и презрением, потом демонстративно отвернула лицо в сторону. Да, это она растрезвонила с утра пораньше, подумал он, и неожиданно для себя впервые почувствовал к ней отвращение и ненависть.
Учительница ушла. Одноклассники, разговаривая между собой о том, состоятся ли после собрания оставшиеся уроки или их отпустят домой, покидали один за другим класс. Оскар устало вздохнул, встал, подошел к окну и посмотрел на часы. Было без четверти десять. До собрания ещё два часа пятнадцать минут. Теперь это время будет тянуться как резина, как целая вечность, подумал Оскар, глядя за окно, уж скорее бы началось собрание и услышал он свой приговор. Он не сомневался, что над ним будет устроена публичная духовная экзекуция и, вполне вероятно, даже поставят вопрос об его исключении из гимназии, если суд вдруг признает его виновным в драке. Однако он недооценил ситуацию и неверно представлял себе степень ненависти к нему со стороны директрисы гимназии.

В одиннадцать часов Вальдемар и Маргарет сидели в адвокатском бюро Клауса Дюкка. Адвокат сразу предупредил их о том, что дело весьма скверное и их сын скорее всего предстанет перед судом в качестве обвиняемого, так как он явно превысил пределы допустимой степени защиты.
- В чём выражается превышение? - спросил его Вальдемар.
- Одному из участников драки, - Клаус посмотрел на свои записи на листке машинописной бумаги, - по фамилии Сандлер Михаэль, причинены телесные повреждения средней тяжести: поперечный перелом двух рёбер по паравертебральной линии без смещения костных фрагментов, незначительный перелом лицевой кости с правой стороны и сотрясение головного мозга. Этот парень и его дружки, которые также получили телесные повреждения различной степени, утверждают, что ваш сын избивал пострадавшего ногой в то время, когда тот уже лежал на земле и не мог оказать сопротивление и защищаться.
- Но ведь их было трое! - гневно воскликнула Маргарет, едва удерживая слёзы.. - Трое нападали на одного.
- Да, верно, - согласился с ней адвокат, - и это будет рассматриваться судом как смягчающее вину Оскара обстоятельством и учтёно при вынесении приговора. Кроме того, смягчающим его вину обстоятельством является также то, что эти парни ехали на машине и остановились около вашего сына, а затем вышли из машины с целью драки с Оскаром, пешеходом, следовательно, они совершили преднамеренный поступок, то есть в их действиях также есть состав преступления.
Маргарет облегченно вздохнула.
- Но беда в том, - продолжил своё обстоятельное разъяснение адвокат, - что ваш сын во время драки применил приёмы контактного каратэ, в то время как остальные участники драки не обладали этими приёмами. Следствием уже установлено, что Оскар в течение пяти лет регулярно занимался каратэ в школе одного из самых известных тренеров города и считается почти профессионалом в этом виде восточных единоборств. Он не имел права применять приёмы каратэ против тех, кто не обладал этими же приёмами и контрприёмами. По закону получается, что он обладал сильным оружием рукопашного боя и применил это оружие не по назначению. Это обстоятельство достаточно сильно усугубляет положение Оскара.
Вальдемар с удивлением покачал головой.
- Интересно, каким образом следователь так быстро установил, что наш сын занимался в школе каратэ?
- Узнал от девушки по имени Джулия, которая вместе с теми парнями ехала в машине, - ответил адвокат. - Она, оказывается, учится в одном классе с вашим сыном, причём с первого класса.
Маргарет охнула и прикрыла рот ладонью. Она знала Джулию заочно, из слов сына, знала, что Оскар уже несколько лет сидит с ней за одной партой. Она только не знала, какие были отношения между ними
и что теперь произошло с ними. Вальдемар вопросительно посмотрел на неё.
- Боже мой, из-за неё, наверное, и произошла драка, - с горечью в голосе произнесла она.
- Они любили друг друга? - живо поинтересовался адвокат.
Маргарет отрицательно помотала головой.
- Понятия не имею. Я только знала, что они сидят за одной партой. Он никогда не говорил мне о своих чувствах к ней и я не интересовалась этим. - Маргарет сделала паузу и потом добавила, - Скорее всего, также из-за неё у него были неприятности в гимназии.
Адвокат с удивлением уставился на Маргарет, поскольку про неприятности её сына в гимназии он ещё не слышал.

В двенадцать часов актовый зал был битком набит гимназистами. В зале стоял гвалт. Дети есть дети. За длинным столом на сцене никого не было. Учителя и директриса гимназии ещё не пришли. Оскар вошел в зал и, ни на кого не глядя, сел в первом ряду. Он это сделал обдуманно: во-первых, для того, чтобы не глазели ему в лицо, во-вторых, самому не видеть чужие лица, в-третьих, по окончании собрания быстро уйти отсюда, чтобы не становиться предметом всеобщего интереса.
Пять минут первого в зал энергичным шагом и с расстроенным видом вошла директриса гимназии фрау Шнайдер, держа в руке кожаную папку для деловых бумаг, за ней цепочкой шли фрау Майер и остальные учителя. Они поднялись на сцену и заняли места за столом. Когда все учителя расселись и в зале установилась тишина, фрау Шнайдер встала и начала свою речь. Она говорила, что в течение многих лет гимназия находилась в числе лучших учебных заведений города, что было результатом больших усилий дирекции и педагогического коллектива. Но, как говорят в народе, одна паршивая овца портит всё стадо или ложка дёгтя портит бочку мёда. Один плохой гимназист произвел аналогичный эффект и свёл на нет весь многолетний неустанный труд педагогического коллектива. Это была вступительная часть речи.
Директриса сделала паузу и стала глазами искать по залу эту "паршивую овцу". Актовый зал загудел как пчелиный улей. Кроме гимназистов 12-го класса и учителей практически никто не знал о случившемся, поэтому с разных мест зала гимназисты других старших классов стали задавать вопросы типа "кто же эта паршивая овца?", "нельзя ли сказать сразу, из какого класса эта "овца" и как её фамилия?" и требовать: "пусть этот гимназист встанет и покажется нам!".
Учителя тоже искали Оскара, шныряя глазами туда-сюда. Они думали, что он спрятался где-нибудь в самых последних рядах, как поступили бы большинство детей, и искали его там, но не находили. Поиск виновного в порче репутации гимназии несколько затянулся.
- Он сидит в первом ряду! - неожиданно прозвучал звонкий голос Джулии.
Оскар не стал оглядываться к ней, решив, что она не стоит того, чтобы удостаивать её вниманием.
"Человек, предав однажды друга, будет предавать до конца своей жизни...", - вспомнил он слова Джека и усмехнулся. Джек как в воду глядел, подумал он.
Директриса, глядя колючим взглядом на Оскара, который сидел с равнодушным видом, скрестив руки на груди, продолжила прерванную речь.
- Фамилия этого плохого гимназиста Маскультис Оскар, - назвала она и потребовала, - Встаньте Маскультис! Встаньте, пусть все видят, кому они обязаны подмоченной репутации нашей гимназии.
В ответ на её требование Оскар только ухмыльнулся. Не встал. Директриса повторила своё требование. Оскар оставался сидеть в прежней позе. В зале воцарилась гнетущая тишина. Гимназистам никогда раньше не приходилось быть свидетелями поединка между своим однокашником и грозной директрисой, и теперь они, затаив дыхание, ждали развязку. Лицо у директрисы стало злобным. Она села на стул и посмотрела по сторонам. Её взгляд остановился на лице преподавателя физкультуры господина Борга, высокого и мускулистого мужчины лет сорока..
В зале гимназисты начали шептаться. Господин Борг понял, почему директриса посмотрела на него, и властным голосом приказал Оскару встать. Оскар даже не посмотрел на него. Тот разозлился , быстро спустился вниз, подошел к Оскару и взяв его за подмышки, грубо вздернул с места. Оскар мгновенно поднял обе руки вверх, затем резко ударил ими по рукам Борга, и, не дав ему прийти в себя, прямым сильным ударом правого кулака в грудь отбросил его от себя на шаг назад. И тут же Оскар встал в положение боевой стойки каратэ, чтобы немедленно отразить нападение. Весь зал громко ахнул. Учителя с растерянным видом смотрели то на Борга, то на директрису. Вдруг кто-то в зале громко захлопал в ладоши. Зарукоплескали ещё несколько гимназистов из последних рядов. Видно, у них были свои счеты с господином Боргом.
Лицо господина Борга стало багровым от гнева.
- Ах ты, мерзавец! - зло зашипел он и встал в стойку боксёра.
Событие приняло весьма драматический характер. Последствия могли стать непредсказуемыми. Директриса сильно испугалась.
- Господин Борг, остановитесь! - дрожащим голосом выкрикнула она. - Оставьте его в покое! С ним всё ясно! - Потом более спокойным голосом она добавила, - Вернитесь, господин Борг, и сядьте.
Учитель физкультуры, шумно дыша от волнения и гнева, посмотрел на Оскара испепеляющим взглядом и поднялся на сцену. Сел на своё место. Одна из учительниц, сидевшая с ним по соседству, наклонила в его сторону голову и что-то прошептала, тот кивнул головой и снова посмотрел на Оскара испепеляющим взглядом. Оскар сидел как ни в чем не бывало, опять скрестив руки на груди. В зале стояла мертвая тишина.
- Кто из гимназистов сейчас захлопал в ладоши? - наклонив голову, тихо спросила директриса у сидящей рядом учительницы. Но вопрос был услышан всем залом.
Учительница смущенно вздохнула и шепотом ответила:
- Петер Битнер из двенадцатого класса.
Вечно угрюмый Петер, сидевший в предпоследнем ряду, вдруг улыбнулся.
Директриса раскрыла свою кожаную папку, лежавшую перед ней на столе, вытащила лист бумаги с текстом приказа. Приказ ещё не был подписан. Она достала из грудного кармана жакета авторучку и подписала приказ, затем встала и посмотрела на аудиторию.
- Хорошо, не будем затягивать эту неприятную процедуру, - заговорила она. - Я только скажу, что мы сожалеем, что не разглядели этого человека как следует. Нам следовало раньше выявить этого человека с повадками отпетого уголовника и вышвырнуть из гимназии. А теперь позвольте мне огласить приказ, согласованный с педагогическим коллективом и попечительским советом гимназии. - И она хорошо поставленным голосом докладчика начала читать приказ.
В нём значилось, что Маскультис Оскар такого-то числа устроил в гимназии драку и жестоко избил в туалете двух своих одноклассников, вина которых состояла только в неудачной шутке. Однако этой дракой не ограничилось хулиганство Маскультиса. На следующий день он устроил дикую и жестокую драку на улице города, избив троих учеников из другой гимназии города. В результате этой драки двое учеников получили телесные повреждения различной степени, а третий был доставлен в больницу в тяжелом состоянии, с множеством внутренних переломов. В настоящее время против хулигана Маскультиса возбуждено уголовное дело. В связи с вышеперечисленным преступным деянием Маскультиса педагогический коллектив принял решение исключить его из гимназии с выдачей ему только справки об окончании им одиннадцатого класса гимназии.
Закончив чтение, директриса предложила всем гимназистам пройти в свои классы. Уроки будут продолжены, добавила она. Оскар одним из первых покинул актовый зал. В классе он взял свой рюкзак и ушел из гимназии.

Родители Оскара вернулись домой к часу дня. За рулём машины сидел Вальдемар. Маргарет, выйдя из машины, сразу направилась домой. У неё были заплаканные глаза. Вальдемар поставил машину перед гаражом. По пути в дом он заглянул в почтовый ящик. В нём лежали газеты и письмо из Телекома. Он сунул газеты подмышку, на ходу раскрыл конверт, посмотрел на счёт и остановился как вкопанный. Он, не веря своим глазам, уставился на бумагу. На это раз счёт пришел на 930 евро!
Войдя в гостиную, Вальдемар в сердцах швырнул газеты вместе с письмом Телекома на стол. Он был сильно расстроен. Маргарет в это время на кухне подогревала обед. Она заглянула в гостиную, увидела расстроенного мужа.
- Что ещё случилось, Вальдемар? - спросила она с тревогой.
- Нам и так предстоят большие расходы, а тут вот новый подарок от нашего сыночка, - ответил Вальдемар, скрипя зубами. - Пришел счет от Телекома на 930 евро!
- Боже мой, стоит ли из-за этого так расстраиваться! - с раздражением бросила Маргарет и снова ушла на кухню.
- Будь прокляты эти деньги! Из-за них я не имела времени нормально общаться с ребёнком, не имела времени на его воспитание! - плача, проговорила она громко.
- Но ведь это половина нашей месячной зарплаты! - тоже с раздражением и громко заговорил Валдемар. - Мы зарабатываем эти деньги в поте лица, а он берёт тысячу евро и дарит какому-то дяде или какой-то тёте.
- Хватит!!! Хватит говорить о деньгах! - сердито закричала вдруг Маргарет на мужа, выйдя из кухни. - У меня беда с сыном, а ты про деньги!
- Беда случилась от того, что ты всё время выгораживала его, - тут же подхватил Вальдемар. Однако он теперь говорил без раздражения. - Всё это - плоды твоего воспитания...

Оскар, лежавший в это время у себя в комнате на кровати, услышал громкие голоса родителей. Кажется, они ругаются, подумал он. Он встал с кровати и вышел из комнаты. Подойдя к лестнице, он остановился и прислушался.
- Если тебя так сильно расстраивают расходы на Интернет, то в дальнейшем свои деньги можешь оставить при себе! Мы с сыном проживём на мою зарплату! - закричала мать. Она плакала.
- За такие расходы любой нормальный человек расстроится! - ответил отец.
- Нет, не расстроится, если он любит своего ребёнка! Ты его не любишь, поэтому тебя и раздражают эти расходы! Если бы он был твоим родным ребёнком, ты бы не стал затевать этот разговор! - сквозь слёзы заорала мать.
- Кричи ещё громче, чтобы все соседи и все прохожие услышали и узнали об этом, - сказал Вальдемар с досадой. - Скажи ещё и самому Оскару, когда он вернётся из гимназии.
- И скажу! - закричала Маргарет. - Обязательно скажу! Пусть знает, что ты чужой ему, не родной отец!
- Ох и дура ты, Марго!
- Ты больше не лезь к нему со своими замечаниями! – войдя в раж, продолжала кричать Маргарет, - Ты совсем затюкал моего ребёнка этими счетами! Теперь я сама буду оплачивать все
счета. Ты можешь вообще уйти! Найди другую женщину и живи с ней! Пусть она рожает тебе!
- Вот докуда мы договорились! - в сердцах вымолвил Вальдемар. - Я всегда боялся, что ты когда-нибудь сама, первой откроешь ему эту тайну и всё расстроишь. Недаром говорят, что бабы – это ведьмы. Ты хоть подумала о последствиях?
- Пусть тебя последствия не волнуют! - со злостью вскричала Маргарет, не подозревая, что их ссору слышит сын.
Оскар вышел из-за угла и стал спускаться вниз. Вальдемар и Маргарет от неожиданного появления Оскара сильно растерялись и смотрели на него как на марсианина, которого не ждали. Маргарет машинально зажала рот ладонями. Вальдемар посмотрел на неё, усмехнулся. Идиотка, надо было немного раньше прикусить свой бестолковый язык, подумал он.
Оскар спустился вниз, остановился и посмотрел на родителей. У него было бледное лицо.
- Сынок, ты был дома? - растерянно пробормотала мать. - У тебя разве уроки уже закончились?.
Вопросы матери Оскар пропустил мимо ушей.
- Значит, ты мне не родной отец? - спросил Оскар., глядя Вальдемару в глаза.
Вальдемар ничего не ответил, повернулся и вышел из дома. Оскар посмотрел ему вслед, он
едва сдерживал слёзы. Вальдемар ушел в сторону центра города. Оскар перевёл взгляд на мать.
- Мама, кто же он мне тогда? - спросил Оскар сдавленным от горя и злости голосом.
- Ой, сынок, я ... я не знаю, что тебе ответить, - захныкала Маргарет слезливо. - Ну мы с ним поссорились... Зачем же подслушивать?
- Ты ответь мне конкретно: кто он мне и как теперь мне его называть! - закричал Оскар. Голос его сорвался и он заплакал.
Маргарет во все глаза смотрела на плачущего и злого сына, губы у неё часто-часто подрагивали. Она теперь поняла со всей очевидностью, что натворила в слепом гневе.
- Я не знаю что сказать, - с трудом выдавила она из себя и, закрыв лицо обеими руками, горько заплакала.
- Ты мне, мамочка, очень хороший подарок преподнесла! Мне как раз только такого подарка не хватало! - закричал Оскар сквозь слёзы. Он круто повернулся и побежал наверх.
Маргарет чего-то испугалась и кинулась за ним, сломя голову. Она догнала сына в дверях его комнаты и попыталась остановить и обнять его, но Оскар грубо оттолкнул её от себя.
- Уйди! - злобно закричал он и запер дверь изнутри на замок.
Он упал ничком на кровать и, наглухо обмотав голову несколькими слоями сдёрнутого одеяла, горько заплакал.
Маргарет стояла у двери, прислонившись о косяк. Она тоже плакала, плотно зажав рот руками. Она слышала, как плакал её сын, и у неё разрывалось сердце от этого горького плача своего любимого сына. Материнским сердцем она почувствовала, что натворила непоправимое.
Но она ещё не знала, к какой страшной, леденящей кровь и душу, трагедии толкнула она своего единственного сына. Она влила последнюю каплю в чашу терпения сына, которая уже и так была переполнена.
"Джек! Джек, ты меня слышишь!? - глухо рыдал Оскар под одеялом. - Я теперь волкодав и завтра перегрызу всем горло! Послезавтра ты услышишь обо мне!"
Оскар прекрасно знал, что после того, как он расправится в школе со всеми своими врагами, весь мир узнает об этом из телевизионных новостей, как это было после убийства двумя подростками своих десятерых одноклассников в одной из школ США. Падкие на сенсацию газеты и телевидение обязательно раздуют этот случай, подумал он еще накануне, когда только думал над мщением.
Постояв ещё некоторое время у двери, Маргарет ушла вниз. Ей показалось, что Оскар заснул. Однако Оскар не заснул. Он просто лежал без движения, тщательно обдумывая свои дальнейшие действия. Спустя пять минут Оскар встал, сел за свой компьютер, включил его и открыл сайт Джека, виртуального архитектора челевеческих душ.

В конторе одного пожилого адвоката шла подготовка к судебному процессу по делу Оскара Маскультиса. Перед ним в кресле сидела Джулия. Поодаль от неё в других креслах сидели Роберт и Леонард. У обоих парней на лицах были синяки и пластыри на ранах.
- В суде ты скажешь, что случайно увидела шедшего по улице Оскара и попросила Михаэля остановиться возле него, - сказал адвокат, глядя Джулии в глаза. - Михаэль спросил: "Зачем?" Ты ответила: "Мне надо сказать ему пару слов. Пожалуйста, останови машину". Михаэлю не хотелось, чтобы ты разговаривала с Оскаром, но ты настаивала и он остановил машину. Ты решила просто извиниться перед Оскаром, потому что тебе по-человечески было жалко его. Ведь вы всё-таки много лет дружили, понимаешь?
Джулия молча кивнула головой. Адвокат продолжил свою инструкцию.
- Ты вышла из машины. Оскар увидел тебя и тоже остановился. Ты подошла к нему и сказала: "Оскар, если можешь, прости меня. Так получилось". Оскар был злой. А тут ещё увидел Михаэля, сидевшего за рулём новенькой машины, и он от злости потерял контроль над собой и дал тебе пощечину. В данном случае это вполне логичный поступок с его стороны. Так поступили бы большинство парней. Видя, что Оскар тебя ударил, из машины выскакивает Михаэль, а за ним Роберт и Леонард, - адвокат кивнул головой в сторону парней. - Они хотели только защитить тебя. Ты заплакала и села в машину. А Оскар в бешенстве начинает избивать Михаэля и его друзей. - Адвокат, продолжая смотреть Джулии в глаза, наклонился вперед и спросил, - Ты запоминаешь хронологию события?
Джулия снова кивнула головой.
- Запоминаешь, кто что говорил?
- Да, - ответила Джулия.
- Ну, прекрасно! - произнёс адвокат и с удовлетворённым видом откинулся на высокую спинку
кресла. - А дальше - на месте драки - всё происходит так, как было в реальности. Это ты помнишь прекрасно и расскажешь на суде так, как рассказывала мне.
Роберт и Леонард смотрели на адвоката с нескрываемым восхищением.

Оскар всё ещё сидел за компьютером. Говорил Джек. Оскар с мрачным видом молча слушал.
- Тебя посадят, - сказал Джек. - Ты можешь не сомневаться в этом. Поверь мне, мой дорогой Оскар,
у меня большой жизненный опыт. А что такое тюрьма с уголовниками, рецидивистами – это ты сам представляшь. Поэтому наберись мужества и убей всех, кто встал на твоём пути и кто безжалостно предал тебя. И тогда ты в случае поимки пойдёшь в тюрьму с чувством исполненного долга. Но постарайся, чтобы тебя не поймали. Я не хочу, чтобы тебя поймали. Убей и сразу смойся. Постарайся в тот же день пересечь границу. Прикинь, как тебе удобно и какая страна для тебя ближе. Оттуда ты выйдешь со мной на связь. - Джек замолчал. Оскар тоже молчал.
- Оскар, ты не должен знать жалости к тем, кто собирается растоптать твою жизнь, понял?. - Джек грустно вздохнул, сделал небольшую паузу и продолжил, - Видишь, какие люди!? Я ведь всегда говорил тебе: люди хуже зверей. Звери благороднее.
- Я всё понял, - сказал, наконец, Оскар, глядя на размытое изображение Джека.
- Хорошо, - ответил Джек и замолчал. Потом сказал, - Оскар, я тебя очень люблю Ты для меня как родной сын. Ты был мне хорошим сыном. Ничего не бойся, сынок, я незримо всё время буду находиться рядом с тобой. Да благословит тебя Бог! Твой путь – это божье провидение! - Джек вдруг замолчал и высморкался. Было похоже, что он плачет.
У Оскара на глаза навернулись слёзы.
- Джек, - негромко произнёс Оскар дрожащим от волнения голосом. - Я тебя тоже люблю. Я теперь знаю, что у меня есть настоящий отец.

Около пяти часов вечера Маргарет сидела на стуле у окна на кухне и с печалью в глазах смотрела на улицу. На электроплите в кастрюле что-то варилось, на большой сковороде что-то жарилось. Видимо, она готовила ужин.
Вниз спустился Оскар. У него был бодрый вид. Маргарет встрепенулась, вскочила на ноги и подошла к двери.
- Мама, я хочу есть, - сказал Оскар.
- Садись за стол, родной. Я сейчас тебе подам покушать. У меня всё уже готово, - ласково сказала мать и засуетилась на кухне. Она налила из кастрюли в тарелку суп и поставила его перед Оскаром, потом принесла ложку и вилку. – Поешь суп, потом подам гуляш.
Оскар начал молча есть. Маргарет села за стол. Тоже молчала. Оскар закончил с супом. Она отнесла тарелку с ложкой и принесла в другой тарелке аппетитно пахнущий гуляш. Потом принесла стакан молока и опять села рядом с сыном. Оскар ел молча.
- Сын, мы сегодня консультировались у адвоката, - заговорила мать печальным голосом, когда сын съел и гуляш. - Он говорит, что один из участников драки получил тяжелые травмы и из-за этого, - она тихо заплакала, - тебя могут посадить в тюрьму.
Оскар вспомнил слова Джека и снова удивился его прозорливости.
- Теперь мне всё равно, - сказал Оскар равнодушно и как-то даже устало.
Выпив молоко, он встал, надел куртку и направился к выходу.
- Сын, ты куда? - встревожилась мать.
- Мне здесь нехорошо, я утомился. Прогуляюсь по городу немного и вернусь, - ответил он на ходу и вышел из дома.
Маргарет не хотела, чтобы он шел гулять, но сказать ему об этом не посмела. Она подошла к окну и посмотрела вслед сыну. Оскар, высокий и стройный, шел с гордо поднятой головой. Маргарет только сегодня увидела, какая красивая стать у её сына и какая красивая у него походка. Приятно было смотреть на него. Вдруг она представила, что её сына, такого красивого и умного парня, посадят в тюрьму, где находятся всякие отбросы общества, и там его могут избивать, могут изорудовать, и не только лицо, но и душу... В бессилии она упала на колени и горько заплакала.
- О, Господи! Если ты есть на свете, защити моего сыночка от беды! - рыдая, произнесла она, воздев очи и руки к небу. - Посмотри на него, посмотри, какой он красивый, какой он ладный, какой он гордый. Разве можно допустить, чтобы такого парня сломали... поломали ему всю жизнь? Боже, помоги. Боже, заступись за моего сыночка...

К тиру Оскар подошел с противоположной стороны улицы. Он остановился напротив входа в тир и посмотрел на часы. Было без семи минут шесть. Тир закрывался ровно в шесть. Из тира, весело болтая, вышли четверо молодых людей. Оскар быстро повернулся к ним спиной и подождал, пока те удалятся подальше, потом быстро пересёк улицу и вошел в тир.
В тире посетителей уже не было. Старик Пельцер, стоя к двери спиной, не спеша проверял пистолеты, из которых, по всей видимости, стреляли недавно ушедшие молодые люди. Брал пистолет, передёргивал затвор, чтобы убедиться, что ребята не оставили в стволе патрон, клал его на стойку и брал следующий пистолет. Железный оружейный шкаф был открыт настежь.
- Привет, дядя Михаэль! - как ни в чём ни бывало весело приветствовал его Оскар. - Как дела?
Пельцер оглянулся на него и улыбнулся.
- Оскар! Привет дорогой! Дела идут как по маслу! Заходи! - как всегда весело ответил хозяин тира. - Что нового у тебя и в сфере воспитания подрастающего поколения страны?
- У меня всё о кэй! А вот в сфере воспитания ничего хорошего! Много наркоманов, много хулиганов и всё такое, - в тон ему ответил Оскар и спросил,. - Дядя Михаэль, не поздно ли я пришел?
- А что ты хотел? - спросил старик.
- Хотел пострелять! Бежал всю дорогу, чтобы успеть.
- Немного раньше надо было прийти, я уже закрываю тир.
- Я хотел к пяти часам придти, но мама меня задержала, - расстроенным тоном правдоподобно соврал Оскар и тут же весело прибавил, - Я бы быстро: бах-бах-бах по десяткам и готово!
Пельцер засмеялся.
- Ну ладно, если быстро, - сказал он. - Из пистолета?
- Да, из пистолета. Одной обоймы на сегодня достаточно!
Один пистолет старик оставил на стойке перед Оскаром, остальные три понёс к шкафу. Это был сорокапятикалиберный кольт. Оскар нежно погладил пистолет, потом, вытянув шею стал следить за каждым действием старика.
- Говоришь, много наркоманов, много хулиганов? В твоей школе они тоже есть? - смеясь, спросил старик, стоя у шкафа. Ему, видно, хотелось поболтать. Пистолеты он положил в футляры, потом из небольшого деревянного ящика взял семь патронов и вернулся к Оскару. Оскар запомнил, из какого ящика Пельцер брал патроны.
- Конечно есть! - ответил Оскар. - Не так много, но есть. Да они в каждой школе есть.
- Это плохо! С жиру дети бесятся. - Старик положил перед Оскаром семь патронов. - На, заряжай, снайпер. Обойма в магазинной коробке пистолета, - и он пошел к кассе выбивать чек.
- Я знаю, - сказал Оскар и стал быстро вставлять патроны в обойму. Закончив, обойму вставил в коробку, пистолет положил на стойку, вытащил из кармана бумажную купюру в пять евро и протянул старику.
- Возьми, дядя Михаэль! Сдачи не надо!
Пельцер посмотрел на купюру, улыбнулся, бросил деньги в ящик кассы, запер кассу на ключ.
- Зарядил? - спросил он.
- Да. Но вы ещё не повесили мишень, - сказал Оскар.
- Ах-да, мишень! Поставь пистолет на предохранитель, - попросил хозяин тира.
- Поставил, - сказал Оскар.
Пельцер взял со шкафа одну мишень и вразвалочку направился к стенду. Оскар оглянулся к двери, потом медленно поднял пистолет, держа его на вытянутых руках. Мушка остановилась на затылке старика. Тот аккуратно прикреплял мишень к стенду. Оскар приподнял мушку чуть вверх, остановил на
основании черепа и плавно спустил курок. Раздался выстрел.
От удара тяжелой пули дернулась голова Пельцера и он, словно споткнулся, резко пригнулся вперёд, ударился лбом об стенд, на секунду припал к нему всем телом, потом мешком сполз по нему на пол. Выстрел был снайперский. Уроки несчастного хозяина тира не пропали даром.
Дальше Оскар всё делал быстро и бегом: закрыл дверь изнутри, чтобы кто-нибудь сдуру не заглянул в тир и не увидел совершенное им злодеяние, прицелился в висок старика, отвернул лицо в сторону и сделал контрольный выстрел, затем пистолет сунул под брючный ремень и прикрыл его курткой. Подбежав к оружейному шкафу, Оскар взял из деревянного ящика несколько патронов для запаса, сунул их в карман джинсов, закрыл шкаф, снял с гвоздя за шкафом ключ от входной двери.
Его колотила дрожь. Он оглянулся на мертвого Пельцера и направился к выходу. Выключатель находился возле двери. Оскар выключил свет, тихонько приоткрыл дверь и, просунув голову наружу, посмотрел по сторонам. К его счастью, в эту минуту на улице поблизости никого не было. Оскар вышел из тира, дрожащей рукой с трудом вставил замок в скважину, провернул два раза, вытащил ключ и быстрым шагом пошел прочь. Отойдя подальше от тира, он забросил ключ в решетку канализационного люка.

Вальдемар домой так и не вернулся. Маргарет тщетно ждала его с приготовленным ужином. Задерживался и сын. Её душу охватила тревога. Она ходила по гостиной то туда, то сюда, пытаясь успокоить себя. Услышав шаги за окном, подбегала к окну, но это был какой-нибудь прохожий. Когда она уже готова была бежать искать сына, он вернулся сам. Оскар был бледен и чрезвычайно взволнован. Его до сих пор колотила дрожь.
- Что с тобой? - спросила мать, глядя на сына со страхом.
- Ничего. Просто замёрз немного, - ответил он, быстрым шагом пересекая гостиную. - Прохладно на улице.
- Сын, у тебя все в порядке? Ничего не случилось? - спросила Маргарет с тревогой.
- Мама, у меня всё в порядке. Перестань зря волноваться. Я немного согреюсь и спущусь на ужин, - сказал Оскар, поднимаясь по лестнице наверх.
Маргарет немного успокоилась, однако в глубине сердца у неё продолжал тлеть очаг сильного беспокойства. Она сердцем чувствовала, что с сыном что-то случилось, но что именно – это ей не дано было узнать.
Войдя в свою комнату, Оскар запер дверь изнутри на ключ, вытащил из-под брючного ремня за спиной пистолет и посмотрел на него при ярком свете настольной лампы. Нежно погладил пальцами гладкую холодную сталь ствола и шершавую рукоятку.

В это время Вальдемар сидел в пивном баре и, беседуя с двумя своими приятелями, потягивал холодное пиво. Было видно, что домой он не спешит.

После ужина Оскар сказал матери, что ляжет спать, и направился к себе.
- Я посижу подожду Вальдемара, - сказала она, убирая со стола грязную посуду.
- Не жди его, он не придёт, - сказал Оскар, поднимаясь по лестнице. - Ложись спать, мама.
Маргарет, насупив брови, хмуро посмотрела вслед сыну.

Оскар вытащил пистолет из-под матраца, поглядел на него некоторое время, потом из кармана джинсов достал патроны. Их оказалось пять штук. Он положил их на кровать, вынул обойму из магазинной коробки пистолета, дозарядил обойму и вставил её на место, оставшиеся три патрона снова спрятал в карман джинсов. Он взял пистолет, крепко сжал его рукоятку двумя руками, чтобы свести к минимуму отдачу при выстреле и поражение цели было более точным и, круто повернувшись на девяносто градусов, прицелился в лицо одного из своих кумиров на стене и сымитировал выстрел: "Чгу! Чгу!"
На стенах висело много портретов голливудских актёров, неотразимых героев вестернов и боевиков. Это были красочные рекламные плакаты. Оскар, уподобляясь вчерашним своим кумирам, стрелял в них, быстро поворачиваясь то в одну, то в другую сторону, как будто попал в плотное окружение врагов. Тренировка, приближенная к боевой обстановке, подумал он, мысленно всаживая пули кумирам в лоб или в сердце. Расстрел Оскар сопровождал словами: "Ты меня оскорбила и унизила, гадина. Получай!", "Ты меня предала", "Ты всегда раздражал меня", "А ты, ублюдок, посмел встать на моём пути. Получай пулю в лоб!"...Закончив расправу над своими врагами, Оскар разобрал постель, сунул пистолет под подушку, переоделся в пижаму и, потушив свет, лёг спать. Он теперь точно знал, что завтра для него будет тяжелый день.

Вальдемар допоздна сидел в пивном баре со своими приятелями. Все были уже слегка пьяные. Потом приятели ушли. Вальдемар вытащил из кармана мобильник и позвонил.
- Аллё! - раздался из трубки мягкий певучий женский голос.
- Клаудия, что делаешь? - спросил Вальдемар.
- Только что приняла ванну. А теперь жду тебя, мой ласковый зверь, - ответила женщина.
- Правда!? Ты ждёшь меня? - улыбаясь, спросил Валдемар.
- Тебя, мой милый, тебя жду. Я всё время жду тебя, - сказала женщина и поинтересовалась.- Милый, а где ты сейчас находишься?
- В пивном баре, недалеко от тебя.
- Милый, иди домой, к своей ласковой кошечке, - сказала Клаудия ласкающим слух мужчины голосом.
- Иду, - ответил Вальдемар, - а то тут сопьюсь совсем. - Он встал, попрощался с барменом и, слегка пошатываясь, направился к выходу.
«Милый, иди домой», - передразнил он Клаудию, выходя из бара, и пробормотал. - Твой дом... мой дом... А почему бы и нет? Какие хитрые эти женщины. Или злые как Марго.

Перед сном, около полуночи, Маргарет подошла к двери комнаты сына и, приложив к ней ухо, прислушалась. Она была в ночной сорочке. За дверью было тихо. Она приоткрыла дверь и заглянула внутрь. При тусклом зеленоватом свете уличных фонарей она разглядела сына на кровати. Он лежал на спине и спал мирным сном, едва слышно посапывая. Ступая тихо и осторожно, она подошла к кровати, наклонилась над сыном и долго смотрела на его лицо. Затем наклонилась ещё ниже и лицом коснулась его волос, вдохнула их запах. Оскар шумно вдохнул воздух носом и повернулся на бок, лицом к стене. Маргарет поцеловала его, едва коснувшись губами его щеки, затем поправила на нём одеяло и, ступая неслышно, вышла из комнаты.

Оскар проснулся рано. Посмотрел на часы. Было без двадцати минут шесть. Мать на работу выезжала в шесть. Он ещё успевал проводить её и попрощаться. Он встал, быстро оделся и спустился вниз.
Маргарет, уже одетая, причесанная и накрашенная, допивала кофе. Сыну она чрезвычайно обрадовалась.
- Сыночек, ты уже встал? - сказала она приветливо.
- Я же вчера рано лёг, поэтому рано проснулся, - сказал он и, подойдя к матери, нежно обнял её и поцеловал в щёку. Сел на стул. Маргарет, глядя на него, улыбалась. Оскар заметил это и тоже улыбнулся. Маргарет протянула руку и ласково потрепала сыну волосы.
- Мой милый сын, ты стал совсем взрослым.
- Ты думаешь? - меланхолично улыбнулся Оскар.
- Да! Ты как-то незаметно повзрослел.
Маргарет допила кофе, отнесла посуду на кухню.
- Сыночек, позавтракаешь сам, а я поехала. На обед съешь суп, салат и жаркое, все в холодильнике, - сказала она, уходя. - У тебя есть деньги?
- Есть, не беспокойся.
Она остановилась перед сыном и посмотрела ему в глаза.
- Оскар, я прошу тебя, больше ни с кем не конфликтуй, ладно? И с той девкой больше не связывайся. Не роняй своё достоинство.
- Хорошо, мама, - пообещал Оскар.
Он вышел на улицу вслед за матерью. Она поцеловала его в щёку и пошла к своей машине. Оскар смотрел ей вслед печальными глазами. Выруливая на дорогу, мать улыбнулась сыну и помахала ему рукой. Оскар улыбнулся и тоже помахал ей рукой. Когда машина скрылась за поворотом, он повернулся и вошел в дом.

Оскар сидел за компьютером и беседовал с Джеком.
- В вестибюле или в коридоре больницы будет висеть список стационарных больных и номера палат, в которых они лежат. Ты знаешь фамилию и имя этого ублюдка, значит, не будет никакой проблемы. Найдёшь его, - сказал Джек. В его голосе угадывались волнение и радостное возбуждение.
- Отец, я сильно волнуюсь, меня всего трясет, - мрачно произнёс Оскар. - Что делать?
- Я понял, сын. Сейчас иди в ванную и прими холодный душ, а я подожду, - велел ему Джек.
Оскар пошел в ванную и принял холодный душ. Он раньше никогда не принимал такой холодный душ. Кожа сразу покрылась пупырышками. Но когда он вытерся насухо и оделся, то почувствовал, что успокоился и перестал дрожать. Вернулся к компьютеру.
- Я принял душ. Теперь уже не дрожу, - сообщил Оскар своему виртуальному отцу.
- Отлично, сын! А теперь сядь поудобнее, расслабься и внимательно слушай меня. Я буду говорить,
а ты закрой глаза и мысленно делай всё то, что я говорю. Понял меня?
- Понял.
- Закрой глаза и расслабься! - велел Джек Оскару.
Оскар сделал.
- Готов? - спросил Джек.
- Да!
- Ты входишь в больничную палату...

Оскар шел по длинному больничному коридору. На нём был белый медицинский халат. Мимо него, в другую сторону, прошла медсестра, катя перед собой тележку с бутылками с минеральной водой и соками. В дальнем конце коридора стояли еще две медсестры. Они разговаривали между собой. Перед одной из них стояла нагруженная бутылками тележка. Видно, там была кухня или находился холодильник.
Оскар подошел к нужной ему палате и тихонько приоткрыл дверь. Михаэль лежал на койке и дремал. Вторая койка была пустая, заправленная. Видимо, Михаэль в палате лежал один. Ступая неслышно, Оскар подошел к нему, взял полотенце, которое висело на спинке кровати, туго обмотал им пистолет вместе с рукой, как это он много раз видел в кинофильмах, откинул одеяло и приставил дуло пистолета к сердцу. Неожиданно Михаэль открыл глаза и, увидев своего обидчика, сильно испугался и вытаращил глаза. Больше он ничего не успел сделать. Оскар два раза выстрелил и тело Михаэля два раза подпрыгнуло на койке. Он умер с вытаращенными глазами и открытым ртом. Оскар размотал полотенце, свернул его четыре раза и положил на рану, чтобы кровь не просочилась на простыню, прикрыл грудь одеялом, потом провел ладонью по его лицу и закрыл ему глаза. Потом надавил руками одновременно по подбородку и по темени и закрыл ему рот. Теперь Михаэль казался спящим.
Оскар сунул пистолет под ремень, поправил куртку и халат и вышел из палаты. Он шел по коридору со спокойным видом. Со стороны его могли принять за практиканта.

Недалеко от больницы была автобусная остановка. Там стоял автобус. Оскар, увидев, что автобус уже отходит, быстро побежал, отчаянно махая водителю рукой. Водитель, видимо,заметил его: автобус остановился и открылась средняя дверь. Оскар запрыгнул в салон,поблагодарил пожилого водителя и показал ему свой проездной билет. Тот кивнул головой и тронул автобус. В автобусе сидели только три старушки. Они сидели на передних сиденьях. Оскар сел на самое заднее сиденье, достал пистолет, потом вытащил из кармана два патрона, дозарядил обойму и пистолет сунул опять под ремень. Теперь у него в кармане оставался только один запасной патрон.

В гимназию Оскар прибыл в то время, когда до звонка на перерыв оставалось минут пятнадцать. Он шел по коридору и слышал за дверьми классов голоса учительниц или детей. В коридоре никого не было. Он вошел в приемную директрисы. Секретарша сидела за компьютером и что-то печатала. Она быстро подняла голову и посмотрела на Оскара.
- Здравствуйте! Фрау Шнайдер здесь или на уроке? - спросил Оскар.
- У себя в кабинете, - ответила секретарша. - А что вы хотели?
- Она велела мне прийти к этому часу, - соврал Оскар и без стука вошел в кабинет.
Секретарша вскочила с места и побежала за ним.
Директриса сидела за столом с авторучкой в руках и просматривала какую-то деловую бумагу. Она подняла глаза к вошедшему и опешила.
В кабинет вбежала секретарша и схватила Оскара за правую руку.
- Вы почему без разрешения входите!? - возмутилась она.
- Маскультис, по какому делу? - оправившись от небольшого шока, спросила фрау Шнайдер.
- Мне надо сообщить вам конфиденциальную информацию, - спокойно сказал Оскар. - Это займет всего пару минут.
- Это интересно, - отозвалась директриса и попросила секретаршу оставить их наедине.
Секретарша вышла из кабинета и, наклонив голову к двери, прислушалась. Она услышала спокойный голос Оскара, но не расслышала, что он сказал. Она вернулась к компьютеру и продолжила печатание. Вдруг до её слуха донёсся вскрик директрисы и двойной выстрел. Она вздрогнула всем телом и, парализованная от страха, продолжала сидеть, с ужасом глядя на дверь кабинета.

Через несколько секунд из кабинета вышел Оскар. В руках у него ничего не было. Секретарша вышла из оцепенения, вскочила с места и, пробежав мимо Оскара, влетела в кабинет директрисы. Оскар проводил её взглядом, потом схватил телефонный провод, вырвал с корнем штепсель и, топча ногой, привел его в полную негодность. Оглянулся вокруг, другого телефона не увидел. В этот момент из кабинета со стоном и диким ужасом в глазах выскочила секретарша. Увидев Оскара, она издала странный звук, похожий на смех или плач умалишенной, и бросилась к входной двери. Оскар быстро вытащил пистолет и выстрелил ей в спину. Она по инерции сделала ещё два шага, ударилась лицом о дверь и повалилась на пол. Оскар, не выпуская из руки пистолет, быстро оттащил её в сторону от двери и вышел в коридор. Захлопнулась дверь одного из классов. Видимо, из класса в коридор выходила учительница посмотреть, что за звуки раздаются, и, не увидев ничего, снова вошла в класс.
Оскар быстрым шагом направился в свой класс. Он на ходу вытащил из магазинной коробки пистолета обойму, вставил в неё один оставшийся патрон и вставил её на место. Всё это он проделал чётко и быстро. Возможно, он потренировался дома под руководством Джека.
Неожиданно из бокового коридора, где как раз находился его класс, выскочил учитель физкультуры Борг и пожилой дворник. Увидев Оскара, Борг набычился и, сжав огромные кулаки, побежал прямо на него. Он, видимо, решил проучить строптивого парня.
В планы Оскара Борг не входил, но теперь ему ничего не оставалось, как застрелить его. Пуля попала Боргу в грудь. Учитель физкультуры подпрыгнул, замер на мгновенье, вытянулся и, как подпиленное дерево, грохнулся на пол лицом вниз. Дворник, не издав ни звука, неуклюже повернулся и побежал назад. Оскар не стал стрелять в него. Тут же с шумом отворились двери всех классов. Но Оскар не стал на них обращать внимание. Он тем же быстрым шагом подошел к двери своего класса, грубо оттолкнул с дороги растерявшуюся учительницу и вошел в класс.

Часть гимназистов уже толпилась у двери, другая часть оставалась возле своих парт. Увидев Оскара с оружием в руках, одноклассники в страхе расступились и разбежались, а некоторые упали на пол, спрятались за столы и стулья. Джулия стояла возле стола, Петер сидел. Оба смотрели на него. Оскар вскинул руку вперед и прицелился в грудь Джулии. Она побледнела как полотно. Но вдруг Оскар быстро отвел руку в сторону и застрелил Рудольфа, который, прижавшись спиной к стене, медленно продвигался к выходу. Пуля попала Рудольфу в живот. Он охнул и грузно повалился на пол. Все девушки дико завизжали. Пьера в классе не было. Возможно он в этот день заболел или по другой причине не явился. "Повезло ему", подумал Оскар. Он снова навел ствол пистолета на грудь Джулии и выстрелил. Девушки снова завизжали. Кто-то из них истерично заплакал. Петер машинально поднял руки к лицу ладонями вперед, как бы защищаясь от пули. Он, кажется, подумал, что Оскар застрелит и его, хотя никакой причины для этого не было. Оскар выстрелил в уже падающую Джулию второй раз и попал ей в шею. Потом он круто повернулся и пошел к выходу.
В коридоре было настоящее столпотворение. Сотни гимназистов со всех классов в страшной панике бежали к выходу. У входа образовалась пробка и страшная давка. Оскар растерялся. Он понял, что ему не удастся быстро покинуть гимназию. Тут до его слуха дошел вой сирен полицейских машин и он подбежал к окну.

На улице перед гимназией одна за другой останавливались полицейские машины –
легковые и булики - и из них с оружием в руках выскакивали полицейские. Они, держа вход гимназии и её окна под прицелом, засели вдоль решётчатой металлической ограды. Несколько полицейских встали у ворот. Они пропускали выбегающих малолетних гимназистов и девушек без задержки, задерживали только парней, но лишь на несколько секунд и тут же отпускали и их. Потом Оскар увидел дворника и учительницу биологии. Они стояли за одним из полицейских "Фольксвагенов" и что-то кричали тем, кто был у ворот. Рядом с ними стояли двое мужчин. Один был в полицейской форме, другой в штатском. Оскар понял, что дворник и учительница, знающие Оскара в лицо, кричали, что среди задерживаемых нет его, Оскара.
Тут к гимназии подъехали ещё два булика и из них выскочили два десятка бойцов спецподразделения в касках и бронежилетах. Бойцы спецподразделения побежали по периметру здания. Они окружали гимназию. Оскар тут же пожалел, что потерял время, глазея в окно. Надо было разбить в своём классе окно, выпрыгнуть и уйти через стадион. Если бы он это сделал сразу же после расправы над Джулией, то, может быть, успел бы скрыться. Теперь уже было поздно. Но тем не менее он бросился в ближайший класс.
Посмотрев в окно, он убедился, что уже поздно. Вся спортплощадка, находящаяся за зданием гимназии, и остальная прилегающая территория были полностью окружены полицейскими и отрядом спецподразделения.
Оскар снова выбежал в коридор. Пробка у входа уже немного рассосалась, но ему уже было бессмысленно идти туда. Тут он увидел девочку лет восьми. Она с тяжелым рюкзаком за спиной семенила к выходу. Она, кажется, ничего не понимала, что тут происходит. Оскар поймал её и, не дав ей испугаться, быстро шепнул ей на ухо:
- Девочка, не бойся, я тебе ничего плохого не сделаю. Только слушайся меня и не пытайся убежать, а то мне придется застрелить тебя. - Оскар показал ей пистолет. - Знаешь, что это такое?
- Пистолет, - ответила она уныло.
- Да, пистолет, - подтвердил Оскар.
- Поэтому веди себя хорошо, договорились?
- Да, - ответила девочка.
Несколько девушек-старшеклассниц, последними покидавшие гимназию, увидели Оскара с девочкой.

Проскочив пулей двор гимназии и ворота, девушки закричали, что парень - убийца захватил в заложницы маленькую девочку.
- Чёрт побери! - зло выругался комиссар полиции, который стоял за машиной вместе с человеком в штатском, учительницей биологии и дворником.
- Насмотрелся гангстерских фильмов и боевиков, а теперь применяет свои знания на практике, - сказала учительница.
Комиссар открыл дверь машины и вытащил мегафон. Он включил его и, направив рупор в сторону гимназии, произнёс:
- Оскар, я комиссар полиции. Слушай, парень, ты ведь ещё молод. Тебе надо жить, а не умирать. Мы тебя не тронем, твою судьбу решит суд и только суд. Я тебе предлагаю отпустить девочку, оставить пистолет на полу и выйти на улицу с поднятыми руками. Я тебе обещаю: никто не будет стрелять в тебя.
Его голос, многократно усиленный мегафоном, зазвучал на всю окрестность.

Вальдемар сидел у себя за рабочим столом и разбирал какой-то технический чертеж. Зазвонил телефон. Он поднял трубку. Звонил комиссар полиции. Он сказал: "Ваш сын Оскар из пистолета застрелил в больнице и в гимназии несколько человек. Сейчас он захватил в качестве заложницы девочку-первоклассницу. Вы можете немедленно приехать к гимназии и помочь нам убедить вашего сына сдаться, не убивая маленькую девочку?
- Сейчас приеду! - сказал Вальдемар и, бросив трубку на стол, бегом выскочил из помещения. Присутствовавшие в помещении сотрудники фирмы с удивлением проводили его глазами.

Вальдемар ехал по улицам города на предельной скорости, сигналя и объезжая одну за другой все едущие впереди него машины, лавируя между встречными.
- Боже мой, что же с ним? Как он мог? Бедная Марго, она не вынесет его смерть, - шептал вслух Вальдемар, отчаянно нажимая на клаксон и бешено крутя баранку в разные стороны.


Оскар сидел на корточках рядом с выходом, прислонясь спиной к стене. Он смотрел перед собой и
думал. В его глазах страха не было. Была только неизбывная тоска. Одной рукой он обнимал и прижимал к себе девочку, в другой держал пистолет. Девочка смотрела ему в лицо. Её рюкзак лежал рядом на полу.
Неожиданно из бокового коридора появились несколько бойцов спецподразделения. Оскар быстро прикрылся девочкой и открыл по ним прицельный огонь. Он произвёл три выстрела, но попал только в одного, в его незащищенное лицо. Боец упал, остальные быстро отступили за угол. Уцелевшие бойцы спецподразделения больше не показывались. Видимо, боялись за жизнь девочки. "Всё, мне крышка, - с горечью в душе подумал Оскар. - Но я сделал своё дело. Джек будет доволен моей работой". Он уронил голову на грудь и просидел так несколько мгновений. Вдруг он крепко обнял девочку, уткнулся лицом в её грудь и горько заплакал. Девочка с состраданием смотрела на него. Но плакал он недолго. Посмотрел в сторону бокового коридора. Бойцы спецподразделения не показывались. Оскар повернул девочку спиной к себе, затем сунул пистолет себе в рот и нажал на спусковой крючок. Звонко щелкнул курок, однако выстрела не было. Он ещё раз нажал на курок. И опять холостой щелчок. Он вытащил обойму. Она была пустая. Он пошарил рукой по карманам. Больше патронов у него не было. Некоторое время он посидел в раздумьи, потом встал, поднял девочку на руки и вышел из гимназии.

Вальдемару пришлось остановить машину, не доехав до гимназии метров сто. Дальше невозможно было проехать из-за скопления машин и толпы ротозеев. Он выскочил из машины и побежал, расталкивая людей руками.
Недалеко от угла ограды гимназии его остановил один из полицейских, закрывавших путь толпе. Полицейский схватил его за руку и строго произнёс:
- Дальше нельзя. Куда так разбежались?
- Меня ждёт комиссар полиции. Я отец того парня.
- Да? Тогда идите! - Полицейский отпустил его руку. Вальдемар побежал дальше.
Он увидел Оскара на крыльце гимназии через решетку ограды.

Оскар стоял на крыльце, прикрываясь телом девочки. В правой руке был пистолет. Неожиданно для всех он поцеловал девочку в щёку и опустил её на землю.
- Беги домой, к маме и папе, - сказал Оскар, нагнувшись, ей на ухо.
- А ты разве не пойдёшь домой? - спросила девочка, глядя ему в глаза.
Оскар улыбнулся.
- Я? Нет, не хочу. А ты иди, иди быстрее, а то сейчас будут стрелять.

Все полицейские и бойцы спецподразделения взяли Оскара на мушку. Оскар выпрямился. Девочка побежала к воротам.
- Оскар, а теперь брось в сторону пистолет и подними руки, - сказал комиссар по мегафону.
- Оскар, брось пистолет! Я умоляю тебя, брось! - закричал Вальдемар, подбегая к воротам гимназии. Он, невзирая на опасность, был намерен добежать до Оскара, но к нему тут же бросились несколько полицейских и остановили его.

Оскар сделал движение рукой, как-будто выбрасывает пистолет в сторону, но тут же вскинул её вперёд и прицелился в комиссара. В тот же миг спецназовцы и полицейские открыли ураганный огонь и изрешетили грудь Оскара до того, как безжизненное тело рухнуло на крыльцо. Потом тело мертвого Оскара медленно скатилось по ступенькам на землю. Вальдемар громко заплакал и рванулся вперёд, к сыну, но полицейские не отпустили его, крепко держа за руки.
- Нельзя пока, - сказал ему один из них.

К телу Оскара подошли комиссар полиции и человек в штатском. Они несколько секунд молча смотрели на лицо Оскара, потом комиссар вытащил из кармана носовой платок, нагнулся, обмотал ствол пистолета платком и потянул его к себе. Но выдернуть пистолет из рук парня не удалось. Тогда он присел на корточки, руками разжал пальцы Оскара и освободил пистолет. Надавил на кнопку на рукоятке. Из магазинной коробки выдвинулась обойма. Комиссар вытащил её и посмотрел. Посмотрел и человек в штатском. Обойма была пустая. Комиссар снизу вверх посмотрел на своего спутника. Тот молча покивал головой. К ним подошли эксперты. Комиссар отдал одному из них пистолет Оскара, держа его в платке. Тот в перчатках взял пистолет за рукоятку и опустил в полиэтиленовый мешочек.

Было раннее утро. Теплое весеннее утро На кладбищенских деревьях весело щебетали птицы. Возле свежей могилы сидела женщина, одетая в траур. Это была Маргарет. Она заехала сюда, на могилу Оскара по пути на работу. Она тихо и жалобно плакала. Смотрела на могилу любимого сына и плакала. Долго сидела и долго плакала. Потом аккуратно и насухо вытерла глаза платком и положила его под крест. Вскоре она встала и пошла к воротам кладбища..

Маргарет ехала по трассе и всё время горько плакала. На одном из прямых отрезков пути она разогнала машину до 250 км/час и, приближаясь к повороту, вдруг опустила голову на руль. Оставшаяся без управления машина на огромной скорости врезалась в придорожную ограду, перекувыркнулась через неё и некоторое время парила в воздухе, быстро вертясь вокруг своей оси, потом с оглушительным грохотом упала на землю и ещё некоторое время с грохотом кувыркалась по земле. Потом раздался мощный взрыв. Через секунду ещё один взрыв. Видно, она заправила оба бака под завязку. В воздух взлетели части разорванной машины.

На трассе остановились буквально все машины. А их было в этот час немало. Люди ехали на работу. Многие водители выскочили из своих машин и с ужасом смотрели на трагедию. Некоторые из них побежали к объятой пламенем машине, надеясь спасти кого-нибудь. Они не знали, что в машине была только одна молодая женщина и она не желала спасения.

Эпилог

Вечером того же дня в другой стране Джек принимал душ, мурлыкая себе под нос какую-то песенку. Когда он, надев на голое тело халат, вышел из ванной, его ассистентка, молодая женщина, вела с кем-то беседу, сидя перед компьютером. Она говорила голосом травести и время от времени забавно мяукала, весьма искусно подражая мяуканью настоящего котёнка. К ней подошел Джек.
- Мяу-у! Вот подошел мой хозяин. Пока, котик! Мяу-у! - сказала она в микрофон и встала, освобождая место Джеку.
Джек ласково хлопнул женщину по заднице и сел перед компьютером.
- Привет, мой дорогой Иванушка! - весело произнёс он на русском языке. - Ну, как твои делишки? Продолжим наши беседы?

Карл Исабек,
журналист, кинорежиссер, 
кинодраматург

­






Рейтинг работы: 2
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 05.09.2021г. Карл Бек
Свидетельство о публикации: izba-2021-3151445

Метки: ребенок, киберпреступник, гимназия, трагедия,
Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


Алла Веретина       05.09.2021   16:48:39
Отзыв:   положительный
Источником света, являются знания, а не психологи.
https://www.chitalnya.ru/work/3034281/


















1