Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Нам за всё придётся отвечать Глава 18.


­                =Тимашёв=

…Хорошо - работает СПУ, кричать не приходится. Так, правильно, борттехник включил кран кольцевания, сейчас топливо из правого крыла потечёт в расходный бак работающего двигателя, иначе всё труднее будет удерживать самолёт от правого крена, потому, что слева вырабатывается, а в правом полно. Хорошо, только как в известной песне «а что же тут хорошего». По сути, ничего не изменилось в их положении. Сколько им ещё болтаться между небом и землёй.
Напоминая о бедственном положении, горит одна зелёная лампочка, сигнализируя, что правая стойка шасси выпущена, а две красные — левая и передняя, убраны. Где выход? Вот так! Легко попасть в ситуацию, по сути созданную им самим , и как же трудно из неё выбираться. По его вине сейчас делят с ним эту, неизвестно чем, она может закончится, беду, его товарищи по экипажу.
И ещё, по сути, подставлен под ответственность, вплоть до уголовной, уважаемый им человек, Копылов, до последнего старавшийся не допустить явного нарушения. Его, Копылова, подпись в контрольном листе, будет единственным основанием для претензий при разборе этого лётного происшествия, еще неизвестно с каким исходом.

Никакие просьбы и требования , никакой нажим или угрозы начальников не будут взяты во внимание. Подпись — вот она. Он подумал, было, передать на землю, что именно он настоял на подписи, и Копылов не виноват, но раздумал; экипаж поймёт это как осознание им, командиром, безвыходность их положения.  Как жаль, что на этом самолёте, стоит ещё старая реактивно-генераторная установка РГУ, задача которой , раскрутить своей реактивной турбиной мощный генератор для запуска основных двигателей и быть резервным источником, и после взлёта её выключают. На более новых машинах установлена вспомогательная силовая установка, которая помогает при наборе высоты и её положено отключать далеко не сразу. Если бы сейчас на бортовом питании был бы этот вспомогательный генератор, то никаких проблем — включай аварийную насосную станцию, выпускай шасси…и дома. Но как? Чем запустить движок РГУ? Аварийные аккумуляторы не смогут раскрутить её турбину и сразу «сядут». Похоже, куда не кинь…Земля молчит…Что? Дают понять, что ход за ним? Пока есть время. Но пауза явно затягивается…

Итак, по всему выходит, что при любом исходе, для него, Тимашёва, это уже не крайний, как положено говорить в авиации, полёт в его лётной биографии.  Это - последний. Лётное происшествие, отсутствием которых так гордился их завод и ЛИС, в момент, когда идёт соревнование заводов, уже точно решит их судьбу. После случившегося, на время разборок, экипаж отстранят от полётов, и облётывать ещё находящиеся в ремонте самолёты, их же не бросят полусобранными, будет другой экипаж.
Скорее всего того же Субботина, обычно подменявших их на время отпусков. А там, даже если разбор этого происшествия не станет для него фатальным, подойдёт срок выхода на пенсию. Он не раз мысленно представлял тот момент, когда сидя за штурвалом, попрощается с высотой, и уже на земле, по заведённой давно традиции, скажет спасибо техникам и, встав на колени, поцелует передний «дутик» и скажет спасибо самолёту. Пусть для кого-то это покажется смешным, именно для кого-то, а он, отлетавший много лет, сделал бы это с неподдельным волнением, в котором и горечь от расставания с любимым делом, и радость, что дело своё закончил хорошо. А потом собрал бы весь свой ЛИС за хорошим столом … Но правильно говорится – человек предполагает, а Бог располагает...

Земля молчит. Ну что ж!  

- Внимание экипаж! Всем быть готовыми, по принятию решения, по согласованию с РП , покинуть самолёт по моёй команде. Проверить, поправить парашюты. Борттехник: - по команде открыть правый боковой аварийный люк. Будет задан левый крен, что бы уменьшить опасность удара о стабилизатор. Порядок покидания машины: штурман, бортрадист, борттехник, правый лётчик. Последний—левый лётчик. Как поняли?

Молчание. Почему молчаниё? Понятно, им трудно такое принять, сознавая, что ему, их командиру, выбираться к люку крайне трудно, практически невозможно. Крайне мала высота и мало времени на это в неуправляемом самолёте .
Но где он, другой выход? Даже высоту набрать нельзя, нельзя задирать нос самолёта , а с ним и работающий двигатель, потому, что топливо течёт просто самотёком, и такая эволюция приведёт к уменьшению высотной разницы между двигателем и баками.

--Что? Не ясно? Имейте в виду—магнитофон работает. За невыполнение приказа…

- Восемьсот четырнадцать. Ответьте Заполью.
- Заполье, отвечаю.

Продолжение. Гл.19 
­






Рейтинг работы: 1
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 10
© 20.08.2021г. Валерий Слюньков
Свидетельство о публикации: izba-2021-3142331

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Людмила Зубарева       04.09.2021   13:59:18
Отзыв:   положительный
Неужели?!! Впрочем, еще есть надежда...









1