Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ЗАПОЗДАЛОЕ РАСКАЯНИЕ




– Давай “обженимся”, – уговаривала она после очередного “залета”.

Она уже делала аборты от него. Он молчал, не зная, что ответить, чувствуя свою вину, хотя ответственность за безопасность их любви она брала на себя, для чего в качестве средств защиты использовала растворяющиеся шарики с какой-то кислотой, но этот способ, увы, иногда подводил.

Он ее калечил! Это уже слишком!..

Его вполне устраивала их связь, легкая, ни к чему не обязывающая, и по душе была ее мягкость, доброта, простота, естественность. Но дальше так продолжаться не могло. Женатым на ней он себя не видел. Она теряла время на него. Да и калечить более не желал. Слава богу, на этот раз обошлось...

Кроме того, в этом он даже себе не смел признаться, что, как мотылек, напившись вдоволь сладкого медового нектара, был готов вспорхнуть и лететь к другому цветку, где нектар еще слаще…

Принял решение. Все!..

…Девушка не скрывала огорчения. Сидела, поникшая, не желая его терять, и вдруг унижено попросила не бросать, простить ее.

Бог ты ж мой!!! За что?!! Хотелось тут же бухнуться на колени перед ней. Завыть, вымаливая у нее прощение. За свою сволочную суть, за то, что калечит, что не достоин ее, что не умеет любить.

Но не сделал этого, лишь сказал, что не стоит ее унижения. Ему действительно было мучительно видеть ее такой. Он полагал, что их безоблачная совместная жизнь завершится столь же легким расставанием. Не получилось. Задумался, вспоминая…

…Они встречались второй год. Сколько же она ему дала, скольким ей обязан! Мучимый комплексами, неуверенный в себе, он нашел в ней все, что может дать любящая женщина! Нежность, любовь, понимание, доброту и самое главное – веру в себя. Немного старше его, она уже успела побывать замужем. В результате у нее осталась двухкомнатная квартира, лишенная мебели, зато имелось двуспальное ложе, на котором отсутствие телевизора, магнитофона и других развлечений они компенсировали нескончаемыми любовными утехами.

Развод и раздел имущества заметно отразились на ней. Она, как спустивший шар, превратилась из роскошной, цветущей женщины (по ее словам) в худенькую стройную девушку, с тонкой талией, не слишком широкими бедрами и еще достаточно полной слегка поникшей грудью.

…Вспомнил их первый день любви, когда вместе с общими друзьями они ходили в ботанический сад смотреть цветущую сирень. Как после этого проводил ее домой, да так и остался.
Они немного выпили. Затем танцевали под старый проигрыватель, он робко ее целовал, еще не уверенный, что между ними что-то случится. До нее у него, разумеется, были девушки, с которыми он подолгу встречался, и лишь с одной он делал “это” (впрочем, поспешно и неумело).
А сейчас, неуверенный и напуганный, он находился в преддверии совсем иного…

…Как они оказались в постели, он не помнил. Видимо, его тогдашний страх столь разрушительно повлиял на память, что в ней остались лишь обрывки воспоминаний.
Как она освобождала его от одежд… Как ласкал ее… Как, опрокинутый на спину, впитывал откровенные ее ласки…

Ее шепот: “Успокойся, расслабься”…

То, что он почувствовал затем, показалось ему невероятным, разорвавшим все мыслимые (известные ему до этого) границы дозволенного.

Неумолимо смещающиеся к низу его живота ищущие дразнящие губы…

Поцелуй! В пах вонзились мириады жгучих стрел, всхлипнул – в глазах вспышки, россыпи искр!..

Нежное кольцо губ… Тело затрепетало, упиваясь невозможными ощущениями, сострадая набухающей плоти, наполняемой мучительной сладостной болью, доверчиво потянувшейся навстречу ласкающим губам. Казалось, вся чувственность вселенной сливалась в нее, накапливаясь, распирая, разрывая, и уже не сдерживаемая непрочной ее оболочкой, рванулась из него, заполнила комнату, выросла до небес, раздвигая пространство и время.

Его не стало, не осталось ничего, лишь ощущение неотвратимости стремительно растущего наслаждения, огромного, непостижимого!..

Мир покачнулся и рухнул в исступлении, в судорогах конвульсий, в смертельном крике!..

Время остановилось… Медленно потекло далее…

На волнах бесконечного наслаждения он плыл по реке блаженства, втекающей в нирвану…

…Пришел в себя. Слезы восторга застилали глаза. Шепот:

– Все хорошо, замечательно! Не плачь!..

…Затем было первое погружение – неумелое и скорое. Девушка не корила его, и неспешно вводила в удивительный, таинственный мир…

Он, наконец, узнал:

– что любовь, любовные ласки – это восхитительное действо, взаимные старания двух избранников любви, их совместный вклад в сотворении радости и красоты постижения, не требующий количественного и временного подсчета;
– что чувственность, эмоциональность, нежность – это не чисто женские свойства, а в той же степени и мужские;
– что не существует запретов и ограничений в демонстрировании, доказывании любви, а губы и язык являют собой универсальный ее инструмент;
– что нет ничего более утверждающего для мужчины, чем женщина, достигшая зенита наслаждения…

Он легко впитывал любовные знания и оказался способным учеником.

Постигал ее муки и восторги, взрывы и блаженство, стоны и плач.
Чувственная и страстная она нуждалась в длительных любовных воздействиях, чтобы во всей полноте удовлетворить многократные свои потребности, что позволяло им нескончаемо упиваться друг другом…

…Непреходящие праздники любви! Новый неизведанный им мир ощущений! Где тело, где душа?

Готов был бесконечно любоваться (глаза в глаза!), как меняются, лучатся, темнеют, туманятся ее изумительные глаза…

…Они удивительно подходили друг другу, никогда не ссорились, им было легко и комфортно друг с другом – светлая безоблачная жизнь.

Поехали в Карпаты (кататься на лыжах) – заснеженные горы, яркое солнце, синее небо, искрящийся снег, упоение скоростью.

Здесь их ждало серьезное испытание – она неудачно упала и серьезно повредила ногу. Как они добрались до гостиницы – отдельный рассказ. Пришлось задержаться. Ей наложили жгут – предписали постельный режим. Стал ее сиделкой. И именно тогда он впервые осознал, что для полного счастья ему не столь важны и необходимы восторги утоленной страсти, что стало невозможным, ему вполне доставало просто находиться рядом, оберегать ее, заботиться о ней, засыпать и просыпаться вместе, оплетя ее руками, прижавшись, счастливым лишь от этого.

Это неожиданное прозрение души он выразил тогда в песне, что пел ей засыпающей под гитару:

– Не для того ли о тебе так долго сердце мое пело,
Чтобы разлучнице-судьбе разлука наша надоела,
Чтоб, оттолкнувшись ото сна, в твое плечо душа уткнулась,
Чтобы небесная она земному раю улыбнулась…

…Как это ни странно, домой они вернулись как никогда счастливые…

…Не имея телевизора, они много читали, обмениваясь прочитанным… Бесконечные походы в театры, на концерты, в кино – им все было интересно, их мнения почти во всем совпадали, а нет – спорили: до хрипоты, до петухов, до вспышки страсти, до неистовства любви.

Вместе уходили на работу, с утра предвкушая вечер вдвоем, вместе возвращались, вместе готовили ужин. И затем упадали в любовь – “сплетенье рук, сплетенье ног, судьбы сплетенье”…

…И любили, любили, молясь единому богу, имя которому – счастье…

Как же не хочется уходить! Еще минута и он останется!

Собрал в кулак всю свою волю, поднялся и ушел…

Больше он никогда ее не видел!..

…Как мотылек вспорхнул и полетел к другим цветкам в надежде бесконечно долго собирать с них чудесный нектар…

…Если бы он только знал тогда, что цветы бывают разные, что их нектар может быть терпким, горьким, а то и вовсе ядовитым! Более того, цветок мог вообще закрыться, захлопнуться, поглотив мотылька в себе, закрыв от него солнце и небо, лишив воли…

…Шли годы. Он все чаще вспоминал ее, сталкиваясь со злобой и жесткостью, напористостью и обманом…

Как же покорежило его, поломало, опалило крылья!..
Он и не заметил, как утратил способность летать… И теперь, когда ему встречался на пути цветок, он по привычке взмахивал крыльями, пытаясь взлететь, и тут же шмякался оземь. Тогда он с трудом заползал на цветок, но и здесь его ожидало разочарование – в нем вовсе отсутствовал нектар...

…И однажды не удержался, зашел в знакомый дом. Долго не решался, наконец, позвонил. Но никто не отозвался на запоздалый его звонок. Ее нет! Может быть, она и не живет уже здесь? Слишком поздно! Да и что он мог ей сказать! Повиниться, поплакаться, что ему плохо без нее, что просто хочет ее видеть, только захотела ли бы это она?..

…Время шло, а он помнил и все не мог забыть ее. Часто вспоминал то счастливое время. И если спросить у него, какое самое яркое воспоминание его жизни?

Это то, как они, взявшись за руки, бежали к трамваю под дождем мокрые и счастливые!

Почему же он не смог, не сумел тогда распознать свое счастье!? Не понял, что любовь дается лишь раз, что такой женщины ему уже никогда не встретить!..

…Она умерла. Умерла от той болезни, к чему и он приложил руку (впрочем, не руку).
Узнал об этом совершенно случайно. Был раздавлен, убит. Пошел в церковь. Поставил зажженную свечку, стал на колени, проливая слезы, и просил, вымаливал прощения! Нет, не у Бога! У нее! За все – за свою вину, за принесенную боль, за болезни! А ему впору было бы просить прощения не у нее! Она его и так простила. У себя! За свою несостоявшуюся, загубленную жизнь, прошедшую мимо без любви, так и не принесшую ему счастья…

…Прогуливаясь в центральном парке, вы вполне можете приметить старика, одиноко сидящего на отдаленной скамейке. Он сидит сгорбленный, грустный, невеселый. И лишь изредка его лицо озаряет улыбка, светлая, блаженная, лицо становится моложе, светится. А по щекам текут слезы! Слезы счастья, боли, муки! Он вспоминает свою молодость, свою любовь, свое давнее нераспознанное счастье, безвозвратно утерянное. У него еще теплится надежда (последняя надежда). Он живет ею!
Что скоро встретит ее там – там, где они будут навсегда вместе!..

…А пока… пока он донашивал свою жизнь старый, несчастный, одинокий…






Рейтинг работы: 1
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 431
© 24.03.2011г. Ивушка
Свидетельство о публикации: izba-2011-314110

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Svetlana Eisberg       27.03.2011   19:54:51
Отзыв:   положительный
Жизненный рассказ. Успехов вам.
Ивушка       28.03.2011   17:23:01

Спасибо, Lana.
Заходите на огонек...









1